Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Узоры слов и цепочки кодов


Узоры слов и цепочки кодов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Сакраменто, январь-февраль 2017

Hannes Schreiber & Sebastian Underwood
Программист, ничего не понимающий в редакторской работе, и главный редактор, ничего не смыслящий в кодах - многообещающее сотрудничество, правда? Правда.

+1

2

Время перевалило за вторую половину дня - точнее, как сообщили "говорящие" часы на запястье мужчины, дневной рубеж плавно сменился вечером. Ханнес шёл по улице, бесстрашно подставляя лицо прохладным струям ветра, невесть откуда взявшегося в южном штате и не стихавшего уже неделю. Воздушные потоки перебирали его тёмные волосы; особенно сильные порывы будто бы дёргали сзади полы лёгкого чёрного пальто. Должно быть, ближе к ночи снова будет дождь. Лишь бы не гроза - Рейчел боится грома.
К слову о Рейчел - сегодня собака держалась молодцом, чутко слушала команды хозяина и крайне внимательно вела его по незнакомому маршруту. Честно признаться, Ханнес куда охотнее встретился бы с мистером Главным Редактором на более привычной территории, но вряд ли у него был выбор. Редакторы - люди занятые, не склонные гонять по городу без особой надобности, ведь приходится лично контролировать очередной аврал в редакции; во всяком случае, так считал программист, далёкий от издательского мира. Идти в чужой офис пришлось ему, и сейчас Шрайбер мысленно благодарил того, кто придумал голосовые карты - пожалуй, единственный способ сориентироваться на местности, не прибегая к помощи случайных прохожих.
Наконец, добрались.
Незнакомые здания были ещё хуже открытых пространств, тем более офисные гиганты. Ханнес уловил тонкий запах табачного дыма - слева от входа, в паре метров от него, курила девушка, судя по характерному цокоту каблуков, который гулко отражался от каменной плитки, когда она переступала с ноги на ногу.
- Вы что, к нам нельзя с собаками! У нас тут деловые офисы! - воскликнула девица, очевидно, заприметив лабрадора.
Шрайбер повернулся на звук, встречая тёмными стёклами очков подозрительный взгляд сотрудницы. Он почувствовал, как Рейчел напряглась, будто поняла, что речь идёт о ней.
- Она служебная. Вы не могли бы...
Мужчине так и не удалось договорить, а девушке - узнать суть его вопроса. У неё зазвонил телефон, на который она моментально отозвалась, вмиг забыв про странного посетителя.
- Алло, да, я как раз на перекур вышла. Ну, так что, ты говоришь, он тебе сказал?.. Да ладно?..
- Пожалуйста, мисс, - Ханнес слегка повысил голос, - мне нужна редакция журнала "Миллениум", где я могу её найти?
- А, вам на шестой этаж, - девица неохотно оторвалась от увлекательной беседы, - там ещё такая большая табличка, ну увидите. Алло, да...
Программист тихо кашлянул.
- Вы шутите? - "Или издеваетесь, чёрт возьми?"
Ответа он дожидаться не стал. Толку от этой безмозглой курицы... На Рейчел, конечно, не написано, что она поводырь, а на лбу у её хозяина - что он незрячий, но как же медленно надо соображать, чтобы не сопоставить факты?
Что ж, шестой этаж - уже неплохо, какая-никакая информация. Может, по пути попадётся кто-нибудь более сообразительный.
Ханнес ловко нащупал дверную ручку, толкнул дверь и вошёл. В спину ему летел заговорщицкий голос недавней собеседницы - тонкий слух мужчины без труда уловил трескотню, не менее пустую и бессмысленную, чем её участница:
- Прикинь, тут такой чудик сейчас прошёл, весь чёрный, как вампир, с какой-то служебной собакой, редакцию журнала ищет. Думаешь, какой-нибудь тайный шпион?
Какая реакция была бы адекватнее - смех или фейспалм? Хотя фантазия у девчонки, стоит отдать ей должное, на уровне - такие предположения выдать. Пожалуй, вариант с вампиром почти соответствует истине - кровь Ханнес, конечно, не пьёт, но от яркого света прячется и в зеркала не смотрится. Забавное сходство.
- Рейчел, вперёд, тихо, - скомандовал мужчина, напряжённо прислушиваясь. Собака медленно двинулась вперёд, по прямой, осторожно высматривая возможные препятствия.
Чёрт знает сколько людей сновали по коридору, создавая дикую какофонию звуков - шаги, голоса, хлопающие двери - всё смешалось в отвратительный звуковой хаос, сбивая Шрайбера с толку, но и из этого шума он сумел выделить важное - сигнал, издаваемый кабиной лифта, когда та распахивала двери, выпуская на свободу пассажиров и набирая новых.
- Рейчел, право, лифт, - находчивая Рейчел довела хозяина до кабины, минуя людской поток, привстала на задние лапы и нажала кнопку. Двери распахнулись. Что бы Ханнес делал без своей умной животины?..
Кнопки с номерами этажей были оснащены шрифтом Брайля - ужасно неудобной системой, если быть откровенным, но всё равно облегающей жизнь. Дело за малым - найти, наконец, эту проклятую редакцию.
На шестом этаже было потише - либо рабочий день местных сотрудников близился к концу, либо бедняги настолько углубились в работу, что не могли себе позволить выбежать покурить. К счастью, очередной цокот каблуков раздался совсем близко.
- Мисс, - Ханнес ухватился за этот звук, как за спасательный круг, даже постарался улыбнуться, - где находится редакция журнала "Миллениум"?
- Так, вам прямо по коридору, налево, и там будет третья дверь, - шустро проинструктировала девушка, а мужчина уже мысленно рисовал себе карту.
- Благодарю, - хозяин и собака двинулись по указанному маршруту.
Чертовски увлекательный квест, мать его, завершился - во всяком случае, Ханнес надеялся, что правильно отсчитал двери.
У входа обнаружилась ещё одна девушка - судя по аромату женских духов, которыми она щедро облилась с ног до головы. Рейчел, обладательница чувствительных обонятельных рецепторов, недовольно заворчала.
- Добрый вечер, - обратился вошедший к богине парфюмерных ванн, заставляя ту оторваться от своих дел, - мне нужен мистер Андервуд - мы договаривались о встрече.
- Э-э-э... мистер Андервуд в дальнем конце зала. То есть, слева... в верхнем левом углу... - девица запуталась в объяснениях, ей явно было неловко за паузу в начале реплики. Ханнес привык не обращать внимания на эти мелочи. Для многих людей он был первым встреченным незрячим, и удивление вперемешку с любопытством стало привычной реакцией окружающих. Это можно вытерпеть, до тех пор пока они не лезут с бестолковыми вопросами.
- Спасибо. Рейчел, лево.
Так они и подошли к столу главного редактора: впереди - собака, которая тут же принялась с интересом обнюхивать всё вокруг, как только остановилась, и её владелец - на полшага позади, чутко уловивший движения Андервуда, точно определив его положение.
- Добрый вечер, мистер Андервуд. Я - мистер Шрайбер, мы договаривались о встрече. По поводу программы.
Он неспешно, наугад протянул ладонь для рукопожатия. Одновременно с этим жестом вперёд свой нос протянула Рейчел, у которой имелись свои цели в отношении главного редактора - например, как следует его обнюхать вслед за рабочим местом. Ханнес быстро пресёк этот порыв:
- Рейчел, сидеть. Жди. Не волнуйтесь, она дрессирована.
Через пень-колоду, правда, из-за чего периодически ставила своего хозяина в идиотское положение - чего стоил инцидент в магазине, когда она умудрилась снести с полки часть товаров... Ну, оставалось надеяться, что ей не придёт в голову снести со стола канцелярию или важные бумаги. Или же полезть в объятия кого-нибудь из сотрудников - дружелюбная псина, она легко могла это устроить.
[NIC]Hannes Schreiber[/NIC] [AVA]http://s3.uploads.ru/SKHZO.jpg[/AVA]
[STA]black world[/STA]
[SGN]Внимание: персонаж слепой, в обществе всегда ходит в тёмных очках и в компании собаки-поводыря!
http://s3.uploads.ru/thvC8.gif
Women... come and go, talk about me like they know.
Men... bought and sold. And the world keeps turning.
People cold - and people burning.
[/SGN]
[LZ1]ХАННЕС ШРАЙБЕР, 29y.o.
profession: программист
[/LZ1]

+5

3

Когда новые разочарования сыплются, так сказать, на старые дрожжи, этого довольно, чтобы приуныть. Этой зимой отношения, стоило им завязаться, рушились, как карточный домик, люди исчезали с горизонта из-за странных (или казавшихся мне странными) предлогов, а еще мне начали сниться странные кошмары о том, что я жил в Сакраменто всегда. Только одно не менялось ни капельки – работа. Я, конечно, ухватился за этот спасительный якорь. Когда я занимался привычной – а раньше-то казалось, рутинной – деятельностью, экзистенциальные раздумья уходили на задний план.

От интенсивных раздумий над очередной колонкой редактора меня отвлекло что-то необычное. Я медленно оторвался от наполовину заполненного экрана и осознал, что в офис вошла собака. Средних собачьих размеров, черная, на вид не особо грозная. Но Мэри Клэр не начала тискать собаку за уши, целовать ее в нос, ворковать «Ах ты собаченька моя!», как это обычно случалось, когда к нам в редакцию заходили люди с питомцами.Поэтому я догадываюсь о ее, собаки, особом статусе, и обращаю внимание на ее хозяина. Вообще-то у нас в редакции совершенно разные люди появляются, из тех, что дают бесплатные объявления на последних страницах. Этот человек в длинном пальто и черных очках. Он двигается сосредоточенно и бесшумно.
Он слепой, - понял я и вскочил, с грохотом отодвинув стул. Еще один звуковой ориентир не помешает. Наверное.
Я с облегчением вздохнул, когда гость добрался до стола без приключений. Его лицо было бесстрастным, только огоньки ламп отражались в черных очках. Собака проявила куда больше эмоциональности, бросившись со мной знакомиться.
Собаки не любят запах табака. Помнится, одну чихуа-хуа прямо как ветром отнесло. Сейчас передо мной была собака более основательная – она, понюхав мою руку, только неодобрительно фыркнула и попятилась.
Глухой голос хозяина прозвучал мрачно. Его можно было понять. Я, например, получаю через зрение процентов восемьдесят информации. А информация – это то, что развлекает, дает отдохнуть душе и вообще делает жизнь сносной. Что бы я делал, если бы оказался наедине с собой во тьме? Наверное, стал бы искать исцеления любой ценой и любыми средствами. Ну что же, грех не дать человеку подработать. Ведь, как я понял, именно об этом шла речь.
После того, как мы обменялись рукопожатием с ее хозяином, псина дисциплинированно повиновалась команде «сидеть».
- Садитесь, пожалуйста. Стул сбоку от письменного стола. То есть у торца стола, вплотную к нему.
Как все сложно-то. Я, конечно, как руководящий работник привык давать подробные поэтапные инструкции, но не по таким поводам, о которых даже не задумывался.
А тут меня и кашель разобрал.
- Простите, я недавно болел гриппом, но я уже не заразный. Только хриплю.
И все у меня в голове встало на свои места – ну конечно, я недавно неделю провалялся дома, ребята без меня накосячили, да так, что Кларк обратил на это внимание и вот, как деловой человек, хочет оперативно принять меры, чтобы такое не повторилось. Если раньше случались накладки, то мистер Кларк просто угрожал меня выгнать, а теперь, значит, позаботился о том, чтобы поискать бесплатную замену. Компьютер все стерпит. То есть, любое количество информации. О компьютерах у меня туманное представление на уровне уверенного пользователя ворда. Если в службе поддержки мне начинают задавать вопросы про номер версии, я на несколько секунд впадаю в ступор, а затем правдиво отвечаю: не знаю, а где это написано?

- Да, конечно. Это была идея мистера Кларка. Директора издательского дома, - пояснил я, когда не встретил понимания на лице, в принципе не слишком выразительном из-за очков. – Я так понимаю, программа нужна для того, чтобы рационализировать работу редактора?.. Вот я здесь набросал кое-какие идеи.
И я начал с шорохом рыться на столе, среди бумажек, на которые я записывал идеи, слишком загромоздившие бы основной ежедневник. А потом зачитывать их одна за другой с комментариями. Это бы я сделал независимо от зоркости программиста, мой почерк мало кто может разобрать. Просто в данном случае я не стеснялся жестикулировать, устремлять взгляд в потолок и качаться на стуле.
- Вот задачи, которые я хотел бы кому-нибудь перепоручить. Первое. Просматривать номер перед выпуском в печать, чтобы обнаружить опечатки, либо ошибки в фактах, или же такие обороты в статьях, за которые на нас могут в суд подать, или косяки с фотографиями… в общем, такие погрешности, которые все раньше пропустили. Вы удивитесь, как это часто бывает. Второе. Подавать Кларку докладные записки с обоснованием, почему превысили резерв финансирования. Третье. Напоминать сотрудникам… - Я замер, пытаясь точнее сформулировать свою мысль, но смекнул, что она слишком сложна. Стул с грохотом встал обратно на четыре ножки, встряхнув меня и отвлекая от мечтаний о возможностях современной технологии. - Но это, наверно, технически трудно. Потому что я не имею в виду такую напоминалку, которую каждый человек себе может поставить на телефон. А скорее, замотивировать кого-нибудь статью писать, чтобы не в последнюю минуту. Или найти человека, который проебался, а материал не прислал, с внештатниками такое особенно бывает. Но ладно, этот случай не будем пока брать… Можно пока сосредоточиться на проверке номера перед выпуском и общении с Кларком. Ах да! Еще хорошо бы создать аварийный генератор колонки редактора! Можно на основе базы данных из классической журналистики. А то бывает, что ничего в голову не приходит. Каждую неделю выдавать свежие оригинальные мысли, сами понимаете, задачка нелегкая.
И я откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди, потому что, опять же, не было никакой нужды демонстрировать дружелюбную открытую позу, а в возможности технологий мне верилось плохо.
- Вот, чайку выпейте, - жалостно сказала Мари-Клер, подкравшись с чашкой.
И поставила ее с достаточно громким звоном ложки и блюдца на край стола поближе к визитеру.
- Спасибо! И к чаю чего-нибудь принеси.
Я приложился к своей кружке с остывшим кофе.

Отредактировано Sebastian Underwood (2017-02-01 13:33:01)

+5

4

Без труда отыскав стул, Ханнес устроился, как его и приглашали, закинув ногу на ногу. Рейчел, прекрасно понимающая, что команда "жди" означает томительную кучу времени на одном месте, проследила обречённым взглядом за движениями хозяина и улеглась рядом со стулом. Вообще-то ей полагалось сидеть, но Ханнес не возражал - раз уж они вместе застряли тут на добрых несколько десятков минут, пусть устроится поудобнее и немного отдохнёт. Рейчел здорово поработала на незнакомом маршруте, а теперь и самому мужчине пора приниматься за дело.
Голос мистера Андервуда остро контрастировал с пищанием девушки у входа. Не совсем американский акцент - во всяком случае, не калифорнийский - намекал на переезд из другого места. Почему именно Сакраменто, товарищ главный редактор? Разве не за неоновыми огнями Лос-Анджелеса и вечерними пейзажами Сан-Франциско охотятся те, кто оставляет родные города ради прославленного Голливудом штата? Неужели в крупных мегаполисах не нашлось какого-нибудь пафосного журнала, куда непременно взяли бы кем угодно обладателя столь необычного голоса? Столько оттенков смешалось в звучании слов, и даже кашель не мог его испортить - уж Шрайбер хорошо разбирался в подобных вещах. Многие люди звучат похоже, почти одинаково, что сбивает с толку и заставляет уточнять имя собеседника; у некоторых из них совсем неинтересные, банальные голоса. Большинство мужчин звучат в схожей тональности, звучат как наполовину выкуренная сигарета или как усталое смирение, и чем старше они становятся, тем сильнее прогрессируют эти звуки. В голосе Андервуда сплелось несколько оттенков, как в мелодии - несколько музыкальных инструментов; он походил на стук иглы проигрывателя о старую виниловую пластинку, на тёмные кожаные перчатки, на прошлое, которое никак не остаётся позади, на стакан крепкого ирландского виски и чёрт знает что ещё - Ханнес не считал себя достаточно творческим человеком, чтобы составлять красочные образы, всё-таки он с кодами работал, что гораздо прозаичнее, нежели образное мышление. Да мужчине надо было идти не в редакторское дело, а в озвучку фильмов или аудиокниг - Шрайбер бы точно не отказался от романа, начитанного таким голосом. Любопытно, как этот человек выглядит? Подходит ли внешняя оболочка своему звучанию?
Но тут искусный оратор перешёл к набросанным идеям, и мысли программиста закрутились в другом направлении. Компьютерные технологии, конечно, способны на многое, в том числе выполнять механические действия намного быстрее и эффективнее живых людей, но креативить с докладными и колонками может разве что искусственный интеллект. Предложить главному редактору послать запрос в Японию и выкупить человекоподобного андроида?..
- К сожалению или к счастью, мистер Андервуд, машины пока не научились думать за нас, - лицо Ханнеса было направлено в точности к лицу собеседника. Казалось, он каким-то парадоксальным образом наблюдал за ним; словно снимешь с него тёмные очки - и установишь полноценный зрительный контакт. Жутковатое чувство, как признавались Шрайберу школьные приятели, - и настоящего, соображающего редактора из плоти и крови вам не заменит ни одна программа. Наверное, всё же к счастью, - иначе остались бы вы без работы, мистер Главный Редактор. Как и сотни тонн офисного планктона. Ничто запраграммированное, холодное, неживое не заменит человека - Ханнес, по жизни окружённый всевозможным технологическим обеспечением, это очень хорошо знал.
Ещё до появления той самой девушки у входа рядом с их столом Шрайбер понял, куда она идёт - по направлению шагов и усиливающемуся запаху духов, от которого даже Рейчел проснулась. Этот дикий запах почти полностью заглушил уютный аромат горячего чая. Честно говоря, Ханнес с большим наслаждением выкурил бы пару сигарет, но офис есть офис, да и чай - приятная штука, согревает. Он был готов поблагодарить девицу за щедрое угощение, но интонация жалости, скользнувшая в её голосе... хм, наверное, она вывела бы мужчину из себя, если бы его темперамент был более вспыльчивым. К этой реакции со стороны окружающих незрячий тоже привык - или почти привык за несколько лет, когда безудержный юношеский максимализм остался позади. Нет, он не нуждался в жалости или сострадании, не считал, что в его жизни произошла ужасная трагедия - он всего лишь ослеп, чёрт возьми, не умер же! Что толку пытаться объяснить это людям, хотя бы этой милосердной девице? Сколько их таких, жалостливых, во всей Калифорнии? И потом - всё равно не поймёт. Ни она, ни кто-либо ещё. Вот этим компьютеры отличаются от людей - никаких эмоций, никаких вопросов, всего лишь слушают прописанные команды. С ними легче... пусть и одиноко порой.
- Спасибо, мисс, - Ханнес слабо улыбнулся, повернувшись к девушке. Рейчел заинтересованно задрала морду и потянулась в её сторону, желая проверить, не найдётся ли и для неё что-нибудь вкусненькое.
- Сидеть, - мужчина тут же перехватил шлейку, не позволив любимице отвлечься. Собака обиженно засопела и вернулась на место, вперившись укоризненным взглядом в редактора - обычно в это время она уже гуляла в парке с хозяином, и ей не нравилось, что какой-то чужой человек держит её хозяина здесь, а не в чудесном просторном месте, где можно дышать свежим воздухом и гонять белок.
Ханнес мысленно вернулся к работе. Исправление ошибок в выпуске - вполне реальная задача, пожалуй, это легко устроить.
- Мистер Андервуд, мне хотелось бы понять, как вообще проходит работа с материалом в редакции. Мне нужно в деталях знать процесс, а ещё хотелось бы взглянуть на ПО, которым вы пользуетесь.
[NIC]Hannes Schreiber[/NIC] [AVA]http://s3.uploads.ru/SKHZO.jpg[/AVA]
[STA]black world[/STA]
[SGN]Внимание: персонаж слепой, в обществе всегда ходит в тёмных очках и в компании собаки-поводыря!
http://s3.uploads.ru/thvC8.gif
Women... come and go, talk about me like they know.
Men... bought and sold. And the world keeps turning.
People cold - and people burning.
[/SGN]
[LZ1]ХАННЕС ШРАЙБЕР, 29y.o.
profession: программист
[/LZ1]

+2

5

- …хотелось бы взглянуть на ПО
Но как?
Как вообще мистер Шрайбер работает? Этот вопрос меня исподволь мучил. Я все буквы вижу, что на экране, что на клавиатуре - и то сейчас попытка объяснить, как и для чего конкретно я пользуюсь компьютером, доставит мне несколько тяжелых минут. Я в технике, как собака – все понимаю, в узких рамках своей специальности, а сказать не могу. Интересно, каково быть собакой? Я с любопытством поглядел на Рейчел. У нее был такой вид, словно она смирилась судьбой. В ответ на мой взгляд она подняла бровь и вздохнула. Интересно, в честь кого ее назвали? Никто из персонажей по имени Рейчел что-то не шел мне на ум. А может, просто от балды? Наверно, нет смысла спрашивать мистера Шрайбера, вряд ли он сам ее растил, таких собак должны обучать специалисты. А каково быть собакой-поводырем? А просто поводырем?
Вспомнился увлекательный роман Причарда. Есть у меня непочтенная страсть к любовным историям 1920х годов. Впрочем, такая профессия как поводырь уже тогда ушла в прошлое, и в романе шла речь о секретарше. Главный герой был юристом, и работа требовала общения с людьми и хорошей памяти.
А программист? Как он разбирается? Или он сейчас заставит мой рабочий компьютер рассказать о себе голосом Стивена Хокинга?

- Как происходит работа с материалом в редакции... - бодро повторил я. – Хороший вопрос.
И я начал излагать.
Миллениум - газета еженедельная. Журналом ее в принципе тоже можно назвать, потому что листы скреплены двумя металлическими скобками, не разлетаются от одного прикосновения. Основная часть газеты – заказные материалы о крупных мероприятиях, магазинах, ресторанах, плюс частные рекламные объявления на последних страницах. Плюс обратная связь с читателями – многое берем с нашей страницы в интернете. Я слежу за тем, чтобы в подаче материала прослеживался единый стиль, чтобы газета была привлекательной и отвечала общей политике издательского дома, который платит мне зарплату. В общем, обеспечиваю конечный результат. На совещании в среду Кларк спускает мне более или менее подробные указания насчет следующего выпуска. В соответствии с этим, я раздаю задания репортерам и фотографам. Надо сказать, что выпуск мы делаем не с нуля – у нас есть запас готовых материалов, из которых можно состряпать газету, если вдруг случится форс-мажор, и никто в редакции, кроме верстальщика, пальцем не сможет пошевелить всю неделю. Ах да, и еще колонка редактора должна быть свежей, она как бы собирает информацию воедино и задает основную мысль. Самая ответственная работа – делать материалы о событиях в культурной и деловой жизни Сакраменто. Просто потому что это нужно делать быстро. Но в «Миллениуме» новостям как таковым отводится один-два разворота, вполне можно жить. А задачи типа «Как сделать, чтобы рейтинг магазинов, торгующих товарами для животных, интересно было читать?» - это наш хлеб насущный. Сотрудники посылают мне готовые материалы, я их просматриваю внимательно и передаю верстальщику. Обычно значительных исправлений вносить не приходится. Это потому что я очень серьезно подхожу к подбору персонала!
(И отчасти потому что я халявщик, но об этом я на всякий случай решил умолчать.)
Да, кадровыми вопросами – кого выгнать, кого оставить, тоже занимаюсь я. Коллектив за эти три года подобрался слаженный, работаем, как часы.
- До свидания, Себастьян.
- Счастливо, Дороти, - вскинул я голову. Рабочий день подходил к концу, и сотрудники начали разбредаться. - Хороших выходных.
...Дороти литературный редактор и способна писать о чем угодно. Часто работает из дома.  Отделом объявлений и мелкой рекламы у нас занимается специальный человек, миссис Нейл, так что от меня требуется только поверхностный просмотр свежим взглядом – нет ли чего-нибудь рискованного, вроде «Венков на похороны и свадьбы» в рекламе цветочного салона. Обычно такие формулировки предлагают сами рекламодатели. В среду номер почти готов, вся редакция собирается, вносит последние исправления, и газета сдается в печать. В идеале до конца рабочего дня. Правда, так получается редко.
Но вас, конечно, интересует мой компьютер… Думаю, ничем особенным похвастаться не могу. Почта, текстовый редактор. Adobe PageMaker, но не то что я в нем много работаю, больше даю указания верстальщику.
Что касается административной деятельности - планы и заметки у меня в ежедневнике. А ежедневник бумажный, по старинке.

(Хорошо все-таки, что мистер Шрайбер не видит мой ежедневник. Наверное, для специалиста по компьютерам он – все равно что глиняные таблички фараонов Древнего Египта. Правда, заполняю я его весьма читаемо, карандашом с ластиком. Я улучшил свой почерк в ту пору, когда (в свободное от работы время) сильно пил и иногда боялся, что сдохну. Было бы безответственно подвести людей, оставив их наедине с грудой каракулей. Впрочем, те мрачные дни для меня давно уже миновали. Наступили другие, тоже мрачные, но хотя бы более осознанные).
- Сегодня у нас относительное затишье, потому что пятница. Определили основные темы, репортеры получили задание на выходные. А работа закипит с понедельника. Так что вы очень удачно зашли, мистер Шрайбер. Я рад бы вам помочь эффективнее, но слишком уж мало смыслю в компьютерах. Работа-то с людьми... Э, может быть, вам еще чаю? Или еще чего-нибудь?

+1

6

Как и можно было ожидать (и как Ханнес, собственно, предполагал), главный редактор вывалил такую кучу информации, что у человека, неподготовленного к подробным монологам на малопонятные темы, мозг мог начать плавиться, как компьютерное железо при поломке кулера. Да ещё примерно треть этой информации была абсолютно бесполезной - ну, разве что для общего развития. С другой стороны, справедливо - ведь если бы мистер Андервуд и хоть кто-нибудь в редакции разбирались в программном обеспечении, им бы не потребовалась сторонняя помощь. Что ж, оставалось надеяться на свои силы и заодно на адекватность клиентов - всем известно, как трудно угодить людям, которые тебе платят. Обязательно в конечном результате им что-то будет "сложно", "непонятно", "неудобно", а самое главное - они совершенно не в состоянии объяснить, как надо и что они всё-таки считают удобным! Вот и переписывай коды по двести раз на свой страх и риск...
Бумажный ежедневник, однако, замечательная вещь. Ханнес понимающе кивнул собеседнику при этих словах. Будь у него возможность, он бы и сам пользоваться бумагой "по старинке". Когда-то давно с помощью кое-каких жалких остатков зрения он довольно ловко писал здоровенными чёрными маркерами. Мужчина и сейчас мог черкнуть пару фраз - сложно прожить в бюрократическом мире, не заполнив за пять лет хотя бы десять разномастных анкет и заявлений; но его почерк стал не слишком разборчивым, потому что писал он сплошной линией - единственный способ не позволить буквам случайно наложиться друг на друга - и линия эта так и норовила медленно заползти вверх на соседнюю строчку (или, наоборот, вниз, как печальная, неожиданно сильно приунывшая змея). А вот читать с бумаги (особенно удивительные человеческие почерки) компьютеры пока не научились. Больше упущение, кстати говоря.
- Ничего страшного. Вам и не нужно смыслить в компьютерах, это как раз моя работа, - зато с людьми получается не очень... похоже, ради одного навыка приходится жертвовать другим, - нет, спасибо. Рейчел, сумка.
Собака оживилась, радуясь возможности хоть немного подвигаться, и с готовностью подтолкнула к хозяину нужную вещь, откуда тот уже достал небольшой чехол, в котором лежал маленький ультрабук. Разумеется, не основной инструмент - слишком крошечный и маломощный, а вот для полезный заметок и прочей ерунды вполне сгодится. Ханнес устроил его на коленях.
Мышки у ультрабука не имелось, но программист и к тачпаду не прикоснулся. Нажатием всего одной кнопки он быстро переключался между ярлыками, название который объявляла искусственная электронная речь, а затем спокойно принялся печатать полученную информацию - полагаться на свою память глупо, а вот машина не подведёт. Шрайбер быстро печатал, как все люди, которым приходится часто этим заниматься, и ему вовсе не нужно было видеть клавиши - как и зрячие люди порой так хорошо запоминают расположение букв, что не опускают на них глаз. Та же голосовая программа озвучивала написанный текст одновременно с его появлением, и скорость чтения у неё была столь высока, что для непривычного человека синтетические звуки сливались в единую неразборчивую какофонию. Ханнес же привык к высокой скорости - все незрячие, пользующиеся подобным ПО, учатся слушать быстро и внимательно, а программисты и подавно.
Рейчел вновь загрустила, уловив знакомые электронные звуки, и принялась украдкой озираться, раздумывая, чем себя занять. Она уже обнюхала стол со всех сторон и взглядом искала новые не менее интересные объекты.
Ханнес тем временем через свой же ультрабук по сетевому каналу ловко проник в компьютер редактора и невозмутимо пробежался по его начинке. Не слишком мощная система, но редакции, наверное, мощнее и не нужна. Казалось, мужчина подчинил себе оба компьютера, как заклинатель змей околдовывает животных звуками флейты; словно зачарованные, программы открывались и закрывались по велению клавиш, неестественно монотонный электронный голос не умолкал ни на секунду.
Он затих лишь на мгновение, будто невидимый диктор хотел сделать передышку. На самом деле это Ханнес замер, а вместе с ним и его руки.
- Рейчел, - хмуро приказал программист, поймав любимицу за очередной проделкой, - брось.
От скуки псина пыталась стянуть что-то со стола - судя по звякающему звуку, что-то из канцелярских принадлежностей. По первой же команде она обиженно прекратила свои попытки и покорно вернулась на пост у стула хозяина.
- Извините. Вообще-то она умное животное. Просто сегодня у неё, видимо, плохой день, - Шрайбер попытался оправдать свою причудливую, но преданную помощницу. Удивительно, его губы даже на краткий миг тронула улыбка, не широкая, но действительно искренняя - на столь краткий миг и столь странно смотрящаяся на обычно мрачноватом лице, что тот, кто увидел этот самый миг, мог решить, что ему привиделось.
- Думаю, я получил более-менее целостную картину, спасибо. Я набросаю черновой вариант и отправлю вам, посмотрите, какие функции ещё могли бы быть полезны. Рейчел, сидеть. Спасибо за чай, мистер Андервуд, - сжалившись над несчастным животным, Ханнес поинтересовался, - вы не знаете, есть ли поблизости что-то вроде парка, хотя бы аллея какая-нибудь? - погода, конечно, не предвещала умиротворённой прогулки, особенно если начнётся дождь, но Рейчел надо выгулять, пока ей не вздумалось пожевать ботинки мистера Главного Редактора прямо пока он в них обут. 
[NIC]Hannes Schreiber[/NIC] [AVA]http://s3.uploads.ru/SKHZO.jpg[/AVA]
[STA]black world[/STA]
[SGN]Внимание: персонаж слепой, в обществе всегда ходит в тёмных очках и в компании собаки-поводыря!
http://s3.uploads.ru/thvC8.gif
Women... come and go, talk about me like they know.
Men... bought and sold. And the world keeps turning.
People cold - and people burning.
[/SGN]
[LZ1]ХАННЕС ШРАЙБЕР, 29y.o.
profession: программист
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Узоры слов и цепочки кодов