Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » you lose... me too ‡and good morning, honey


you lose... me too ‡and good morning, honey

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Код:
<!--HTML--><center><div style='font-size: 42px; font-family: georgia; letter-spacing:-4px; text-transform: lowercase; color: #000000; font-style: italic'>
YOU LOSE... ME TOO</div><BR>
<div style='width: 400; height: 10px; text-size: 13.5 px; background-color: #7F617F; font-family: arial; letter-spacing: 1px; text-transform: uppercase; color: #FFFFFF;'>
[►] DIE KRUPPS – KALTES HERZ</div>

<img src="https://pp.vk.me/c636628/v636628426/4a3a4/ENbkUzQaWjg.jpg">

<br><br><div style='font-size: 28px; font-family: georgia; letter-spacing:-3px; text-transform: lowercase; color: #d3d3d3; font-style: italic; margin-top:-45px'>Christopher Hodges & Raoka Salazar</div>
<div style='width: 400; height: 10px; text-size: 13.5 px; background-color: #7F617F; font-family: arial; letter-spacing: 1px; text-transform: uppercase; color: #FFFFFF;'>11:00 AM; 2 ДЕКАБРЯ 2016; КВАРТИРА КРИСТОФЕРА</div><BR>

<div style="width: 400; text-align: center;">
Я знаю что ты делаешь,<br>
Я знаю, почему ты это делаешь.<br>
Всё подавляет тебя, заставляет тебя действовать.<br>
Ты сам себя больше не узнаешь.<br>
</div>

<br><center>

Отредактировано Raoka Salazar (2017-02-01 20:29:01)

+1

2

Битый час стоял под дверью своей квартиры, опершись лбом о дверной косяк, - пытался ключи достать из внутреннего кармана куртки, но, черт их дери, никак не выходило, пока рывком не дёрнул. По подъезду раздался звон, а Кристоф опустил взгляд ниже, на свою обувь, куда свалились херовы ключи. Устало вздохнул и, взявшись за ручку двери, нагнулся, но мир от того тут же перевернулся, и Ходжес быстро зацепил пальцем за кольцо, выпрямляясь и опираясь спиной на дверь, чтобы не упасть. Давно в таком состоянии не добирался куда-либо.
Перед глазами всё плыло, а в голове тупая мысль крутилась до дома дойти, не полёг пока под каким забором. Не помнил, сколько выпил, ибо уже после первой рюмки решил: нажираться – так нажираться. А ведь вчерашний вечер начинался не иначе, как предыдущие несколько с того дня, как свалил из дома, - в компании знакомых людей без цели прибухнуть конкретно. Однако гульнуть потом решили, и как обычно то было в угар скорее, чем по поводу – поехать в ближайший бар и повеселиться, ибо бутылки пива явно маловато оказалось на каждого.
Повезло не возвращаться в квартиру, где его ожидала встреча с Раокой, три ночи, две из которых провёл у девушки, с которой списывался ещё в день конфликта, а сегодняшнюю с друзьями в баре, из которого его пьяного и не стоячего на ногах привезли под утро к подъезду, не забыв впихнуть недобитую бутылку вискаря, которая была допита ещё на улице и брошена где-то у парадной двери, чтобы окончательно добраться и отрубиться.
Ходжес не питал никакого желания видеть свою жену, пока был трезв. Из-за ебучей расписки он не мог от неё отделаться, как от любой другой девушки, хотя считал избегать блондинку херовым планом тоже, но иного не оставалось. Вышло непроизвольно, с того, что если она продолжит капать на нервы, то он опять сорвётся; доводить до греха ситуацию было абсурдным, считая, что причина тому тупая бабская прихоть, но сам себя не узнавал нынче, редко кто в принципе доводил его до мало контролируемого состояния, когда решался на поступки, граничащие с законом. Кристоф подчинялся тому, что если решил, значит действуй, обычно, правда, оно в любом случае идёт в шаг с расчётами и думами, но когда он решил трахнуть Раоку, явно вышло исключение из правил, и теперь его напрягало то, что не знал, каких последствий своих действий можно ждать. Ему похеру было на мнение Салазар по всему случившемуся, да и не только. Проснувшись на следующий день, его вообще мало волновало, что произошло накануне, выебал да выебал, она давно напрашивалась на это. Негатив и неопределённость чувствовал лишь, как и ярое желание выкинуть Раоку из своей жизни, но больше его ничего не трогало. По последнему – по выкинуть чтобы – он думал, что вернувшись, скажет девчонке одно – «свали нахуй», если она не кинула обиду и сама не ушла от него. И это пока оставалось неизвестным, но вполне легко проверяемым, как только попадёт ключом в замочную скважину и дойдёт мозгами, в какую сторону открывается дверь, чтобы узнать, один он теперь живёт или нет.
В квартире стояла темнота, и Критофер по привычке на автомате включил небольшой настенный светильник, чтобы сориентироваться и дойти до дивана. Стягивая с себя куртку, он прошёлся вглубь комнаты, замечая, что не один, и она не убежала – Раока спала как обычно со своей стороны, повернувшись спиной к середине дивана.
- Сука…а. Какого хуя ты-ы е…щё здесь?.. – еле внятно кинул, пытаясь связать слово за слово, вешая тем временем куртку на вешалку, да та свалилась, ибо мимо крючка попал. – Свали, блядь… отсюда у-уже.
Скинул обувь и дальше прошёл, теперь пытаясь добрести до места назначения. Давно такой пьяни не было в голове, что ушёл, как бы не старался прямо идти, не туда, цепанувнусь за что-то ногой и чуть не свалившись по пути, если бы не опора в виде стола. То оказалась колонка от стереосистемы, высокая, теперь которая лежала чуть дальше от прохода на кухню в сторону центра основной комнаты, хотя должна была стоять вплотную к компьютерному столу и служить импровизированной полкой для книг по программированию, которые тоже рядом разбросаны оказались.
Понимая, что если не упадёт на диван, то упадёт на эту самую колонку, потому, перешагнув её, дошёл до своего места и сел на край, пытаясь стащить с себя хотя бы футболку, чтобы не ложиться полностью одетым, ибо духота та ещё стояла, да попытка оказалась так себе. Ходжес продолжал до последнего под нос себе материться, цепляя то Салазар, то какую взбредшую хуйню в мысли, но не просидев и минуты, завалился и отрубился почти мгновенно, забываясь.

+1

3

Она была уже достаточно пьяна чтобы начать смеяться над сложившейся ситуацией, до которой в результате докатилось. Девчонка стояла, облокотившись пятой точкой на подобие комода, расположенного напротив разобранного дивана. Сложив перед собой руки, в одной из которых держала бокал с недопитым виски, Раока смотрела на Криса и на то, в каком положении благодаря ей, и ее нездоровым идеям он сейчас оказался: привязанный по рукам и ногам к резьбе по краям софы usb-кабелями от его же компьютера, которые она нашла в ящиках его рабочего стола. А один из них, кажется, был от той самой колонки, которая все так же мирно покоилась на полу неподалеку с того злосчастного вечера. Достичь такого результата девчонке оказалось легко, учитывая то, в каком состоянии ее муж заявился домой ранним утром. Раоке казалось, что даже если бы Крис проснулся от того, что она намеренно пыталась лишить его возможности двинуться, вряд ли бы смог оказать ей достойное сопротивление.
Последние дни она плохо спала, если ее периодические выпады из реальности от физической усталости вообще можно было назвать сном. После случившегося три дня назад, девушка пребывала в состоянии прострации, которое больше напоминало всю ту же забытую депрессию, при которой мозг отказывается принимать реальные факты такими, какие они есть. Но при этом и забыть ничего из того что было не получалось, как бы она не старалась отвлечься за банальным просмотром сериалов, или просто тупых передач по TV. Все сводилось к тому, что сознание противилось получать новую информацию, и все мысли все равно в итоге возвращались к воспоминаниям о том, как она была опрокинута на стол и что с ней в тот момент происходило. Моментами даже казалось, что и ее тело отчетливо помнило все испытанные тогда ощущения и воспроизводило их, вызывая у нее не самые приятные чувства.
Почти весь вечер, после того как Ходжес покинул квартиру, блондинка проплакала, будучи не в состоянии справиться с накатившими смешанными эмоциями, которые трепали ее, кидая то в злость, то в истерику, переходящую в жалость к себе. Раока уже испытывала нечто подобное ранее, и даже зная, к чему такие срывы могут довести, все равно не могла ничего контролировать. Эмоции брали верх, и чем сильнее она, казалось бы, старалась их подавить, тем хуже было. Она ничего не делала, почти ничего не ела, перебиваясь крепким кофе, и проводила сутки, лежа на расстеленной постели. И не стремилась сбежать куда-то из дома, что было странным даже для нее.
Переломный момент был неприятен.
Но была еще одна причина, ставшая добавкой, по которой блондинка так и не смогла успокоиться и отпустить случившееся. Раока уже сотню раз успела пожалеть о том, что вообще схватила телефон Криса в тот вечер, и что начала изучать зачем-то список его диалогов в сети, которые открылись сразу после разблокировки гаджета. Нужно было просто ебнуть мобильник об стену, заставив его разбиться на части, как и желала изначально. Однако, после того, как девчонка прочитала историю сообщений с какой-то его подружкой, с которой они в тот самый вечер договаривались о встрече, цель которой была ясна и без особого подтверждения, сразу отпустила эту идею, решив повременить пока с ней.
Их сожительство, которое и началось то с ее инициативы, с самого начала держалось на договоре, при котором обе стороны выставили по условию, и обязались выполнять их. Со своей стороны Раока старалась делать все, что требовалось, и мотивацией ей было то, что проигрывать она не любила. И не хотела, тем более человеку, который до самого последнего момента отказывался воспринимать ее всерьез, что неимоверно бесило самоуверенную натуру. А девчонке было важно доказать ему, что с ролью жены, на которую она подписалась, она справится. Со своей же стороны выставила условие о том, что изменять с другими женщинами, даже не смотря на все ее отговорки и отказы, Крису было запрещено.  И блондинка прекрасно помнила, как он согласился, даже не пытаясь спорить с ней и разводить на какие-то гарантии выполнения супружеского долга.
Но в результате оказалось, что тут все не клеилось, и условия выполнялись видимо, только с ее стороны.
Она была не из тех девушек, кто намерено лезет в личное пространство своего мужика, пытаясь все держать под контролем, по большей части блондинке было даже пофиг на то, как он общается и с кем... именно так она считала, до того самого вечера. В итоге же вышло, что Крис, получив от нее то, что пожелал, еще и рванул к другой бабе, причем за тем же самым. Ей было странно осознавать даже, что именно этот факт и задел ее в итоге.
Учитывая все вспыхнувшие в тот блядский вечер эмоции, у блондинки было дикое желание рвануть за ним, найти, догнать, и тыкнуть в лицо доказательствами того, что он проиграл. Но поскольку такой возможности не было, да и единственное средство связи с мужем находилось у нее в руках, ей оставалось только ждать, когда он завиться домой, что бы закатить скандал, поднимая эту тему. Больше даже от обиды, нежели от желания завершить начатую несколько месяцев назад игру.
Она ждала, что Крис вернется чуть раньше, чем через несколько дней. Но чем дольше длилось ее уединение со своими переживаниями, тем больше девчонку охватывала злоба на него, и все то же старое желание сделать какую-то падлу. Хотя на самом деле, Раока не знала даже, что именно захочет сказать ему при встрече. И даже, когда парень, заявившись сегодня на рассвете в жопу пьяный, пытался сказать ей по традиции что-то обидное, Раока даже не повернулась в его сторону, продолжив лежать к нему спиной, мониторя одну точку в покрытом сумерками интерьере комнаты. Но осознав за этим, что они снова находятся вместе с одной комнате, девушка поймала себя на мысли, что у нее возникло слабое чувство страха, смешанного с неприязнью. Вдруг опять приставать полезет? Но при этом, разъяснить с ним все ей хотелось больше, чем сыграть в трусиху и убежать.
Так, после пары бокалов виски у нее и возникло ненормальное желание, лишить его возможности на себя, если что, наброситься. Будить Криса, она так же не пыталась. Потому, просто ждала, когда он проснется, и начнет приходить в себя, а дальше уже думать над сложившейся ситуацией в целом. И над своими возможными словами тоже.
Произошло это только тогда, когда время начало переваливать за одиннадцать утра.
― Голова не болит? ― склонив голову на бок, ехидно ухмыльнувшись, бросила блондинка, как только заметила, что муж начал подавать признаки жизни, ― доброе утро, милый.

+1

4

Кристоф попытался повернуться на бок, но почувствовал, как плечо тут же свело: снова рывком вернулся на спину. Не мог никак догнать, что происходит, до конца не проснулся и путался, но уже реальный мир, черт его дери, дал о себе знать какой-то херотенью явно. Странно было осознавать, что руки не слушаются, но понять не мог, то ли сон, то ли они действительно зафиксированы над головой. Ноги, оказалось, тоже были обездвижены, и именно то, что не в силах был двигаться нормально и подняться, заставило Ходжеса постараться отойти ото сна и, забив на треск в голове, прояснить ситуацию.
С хера ли не мог двинуть ни одной конечностью - вообще не доходило.
Услышал голос Раоки, далёкий какой-то, даже не понял сначала, что там базарила она. И не смотрел в её сторону. Сейчас больше интерес узнать, какого хуя и как он привязан, судя по ощущениям. Задрав голову, увидел, что руки обездвижены проводами, поди и ноги точно так же были. В мыслях крутилось пресловутое «что, блять?», ибо такого не ожидал в принципе, не смотря на самые разные причины и всякие последствия, которые могли из них вытекать.
О последствиях стоило задуматься, и задумывался не раз за прошедшие дни, но такого от своей сумасшедшей не ожидал. Ебанутая дура. Кристофер со шнуров на своих руках перевёл взгляд на блондинку, которая стояла напротив него около комода и веселилась со всего происходящего. А вот Ходжесу веселиться пока не хотелось. Он уставился на неё взглядом, каким её часто одаривал, видя, насколько она была конченной – непонимание вперемешку со слабо выраженными эмоциями удивления, мол, ну охуеть, приехали.
Даже не знал, как реагировать на происходящее дерьмо. Что она этим сказать хочет? Единственно разумное объяснение могло быть – боится. Хотя Кристофу уже в принципе срать на Раоку было, и если она думала, что он вновь выебет её, то ошибалась. Решил для себя, что нахер, в общем-то, уже сделал то, что хотел, надо ли ещё стараться выбить силой выполнение супружеского, мать его, долга с неё? Тем более у него никогда не было проблем с женщинами в плане развести на секс, только в ебучих отношениях иная ситуация, но в целом вообще не жаловался и имел баб, когда хотел того. И то, что Салазар ему так и не дала – мало огорчало; нервировало, что рядом всегда разве что и жена якобы, но между ними ничего нет, но перестало трогать совсем с того вечера, и нынче с этим было легко на душе.
Но у неё в голове что-то замкнуло, раз решилась на такие крайние меры. Те самые «последствия» догонять видно начали. Он не знал, что она думала по всему случившемуся, но надеялся, что головой не поехала окончательно. Не сразу заметил, что она была пьяна, но как только увидел у неё в руках бокал, даже отлегло. Серьёзно воспринимать её выходки никак не удавалось, и каждый раз где-нибудь девчонка проебывалась в своих прямых намерениях. Пусть ахуй никуда не делся, а Ходжес всё так же ожидал неадекватных действий со стороны жены под стать тем, из-за которых он теперь обездвижен, но начало бросать всё равно в угар с ситуации.
Кристоф оскалился в ухмылке, вперив взгляд в Раоку, и пробасил издевательски:
- Ты боишься меня, ебанутая моя? – пусть и сказан был вопрос не с вопросительной интонацией, а скорее как факт, который на лицо. – Да расслабься, не буду я тебя трахать.

+3

5

Она ухмылялась, допивая оставшееся в бокале виски. Девчонке на самом деле было смешно наблюдать за тем, как Крис, недоумевая, обратил внимание на то, что связан. Плюс ко всему алкоголь уже достаточно ударил по мозгам для того, что бы Раока смогла взглянуть на обстановку совершенно иным взглядом, с совершенно иными от привычных эмоциями. Пила она редко, потому даже небольшое количество высокоградусного напитка могло вызвать у нее весьма сильный эффект.
Как, например, сейчас: две стопки хватило для того, что бы у нее в голове возникла сея неадекватная идея о том, что бы привязать мужа к постели, и, как проснется, начать выяснять отношения, действуя в этот раз с доминирующей стороны. Она решила, что тут, как ни посмотри, но факт о том, что она будет рулить ситуацией, остается для нее реальным. Ведь, что бы он ей не сказал в дальнейшем, сделать-то в таком положении ничего не сможет. Ни облапать запугивая, ни из дома выгнать, как желал изначально. А у нее будет возможность говорить до тех пор, пока самой не надоест... или пока не решит что-нибудь.
Она ожидала от него немного другой реакции и немного других вопросов, но получив в свой адрес издевательский, как ей показалось, оскал, сразу же решила про себя, что реагировать на все его возможные выпады будет примерно в таком же духе.
― Нееет, ― с все той же ухмылкой, потянула она в ответ на первый услышанный вопрос. Не сводя самодовольного взгляда с Кристофера, сдвинулась с места и подошла к журнальному столику, на котором стояла уже наполовину пустая бутылка виски. В очередной раз, наполнив свой бокал практически до краев, добавила, ― а что, уже не сможешь? ― с наигранной издевательской интонацией бросила она, вновь сверкнув глазами в сторону обездвиженного собеседника, ― бедный ты мой... трое суток, почти... устал, наверное... и все, больше не хочется? ― в голос усмехнувшись на последнем слове, Раока, сделав пару шагов вперед, оказалась возле постели. На подушке со стороны ее половины лежал телефон мужа, оставленный ею с ночи. Обойдя разобранный диван вокруг, она потянулась за мобильником.
― Как ее там звали? Не помню, может... ты мне скажешь? ― схватив в руки предмет связи, Раока разблокировала его, затем быстро найдя ту самую переписку, которая и помешала ей прошлый раз устроить мобильному свидание со стеной, поднесла телефон экраном к лицу мужа. Ткнула доказательствами, как и желала. Попутно с этим действием, она уселась на своей половине постели рядом с ним, поджав под себя ноги.
― Ты проиграл, ― с неподдельной серьезностью в голосе, немного помолчав, добавила она, а после, выдержав некую паузу, вновь принялась самодовольно ухмыляться, швырнув телефон на постель рядом с собой.
Она сама не знала, чего именно хотела добиться всеми своими действиями, да и вообще к чему вести этот начатый разговор. Девушку трепали смешанные эмоции, и последствия от выпитого алкоголя их только усиливали. Она не могла точно понять, что чувствовала в данный момент, да хотела тоже. Весь этот спутанный комок переживаний из злости, ненависти, отвращения и прочего тому подобного негатива был внешне больше похож на детскую обиду. Сама того не замечая, Раока порой вела себя просто-напросто как обиженный подросток: много громких и самоуверенных слов, но на деле ничего серьезного.
Сделав глоток виски, она снова задумчиво склонила голову на бок, не сводя при этом взгляда с парня.
― Ты же понимаешь, что это значит? Ты проиграл, ― повторив последнюю фразу, девушка довольно прикрыла глаза, на минуту задумавшись. Где то в глубине сознания, она понимала, что в некоторых моментах уже начинает переигрывать, но поскольку была под алкоголем, за собой не замечала, в чем и где именно. Твердо была уверена, как обычно, в одном, что она права и все тут.
― Что там... я могу делать теперь, все что захочу, да? Имею же право, ― задумчиво вздохнув, проговорила она, ― да и всегда имела. Знаешь... я могла бы просто сбежать, когда ты ушел. У меня была возможность... да и повод был. Могла бы отомстить... ― с пьяной интонацией она тянула фразы, периодически делая паузы между словами. Блондинка не особо задумывалась над тем, что говорила. Просто озвучивала все, что приходило ей в голову в этот момент, не парилась. Однако, был один вопрос, который волновал ее еще с того самого вечера, и к нему она в конечном итоге свела свою фразу.
― Но вместо этого я просто ждала, пока ты вернешься. У меня... было время подумать, ― сделав небольшую паузу, перебирая в голове мысли, добавила, резко сменив тему, ― а скажи мне, Крис, дорогой... зачем ты, блять, побежал ебаться с какой-то бабой, если получил от меня все? Вот чего... я хочу знать! 

+2

6

Заслышав ответ, Ходжес ухмыльнулся, оставив своё мнение при себе - не поверил, иначе бы он сейчас не лежал привязанный к дивану.
Дёрнул рукой, пытаясь испробовать на прочность провода херовы, но те действительно на совесть держали, что не радовало. Думал, будет шанс вывернуть руку, расхлебав кабель, или узел при рывке развязать, но Раока, этакая сука, явно сообразила, как правильно привязать.
Она как раз отвлеклась от него, и Кристоф решил не терять время зря. Хотя всё равно вернул внимание к девчонке после неудачи освободиться, ожидая, что дальше выкинет эта полоумная. Её вид начинал реально веселить, и Ходжесу хотелось поднять на смех нажравшуюся в хуи блондинку, да только ясен пень, что смысла никакого нет. Сейчас можно, как и в любое другое время их сожительства, действовать – пропускать мимо ушей все, что не относится к сути, ибо слушать этот бред было пыткой, и в скором временем начнёт он подбешивать. А пьяная баба способна заговорить чуть ли не до смерти, оставалось узнать, Раока была из таких трещалок, или же все скромнее обойдётся.
Но издёвку пустила, не поскромничала, от чего Кристоф заржал снова, решив, а может и стоит послушать, поднять себе настроение, пока она будет строить из себя обиженную. Ведь стоило ей сказать про некую «её» - а речь шла о любовнице Криса – так ситуация прояснилась, теперь даже недоумевать, какого хера привязанный, какого хера Раока нажратая, какого хера вообще происходит, не было смысла. Причина ясна.
Ему даже телефон к самой роже преподнесли, и Ходжес вновь почувствовал то чувство, когда застукали с поличным, пусть слабое, но приятного в нём мало, как и всегда. Вообще ждал, что этот день настанет, учитывая, что и не скрывал особо похождений своих, но рассчитывал, что всё ж не проебется на том, что запалит она его, однако сам допустил ошибку, на которую позже ещё и наплевал с психа. Ведь в его мыслях не было намеренного изнасилования, ухода из дома до самого утра, тем более на несколько дней. Зато с беса оно реально, ну и вылилось всё в то, что наблюдал перед собой: Раока с телефоном, которая узнала, что налево ходил. Странно, что у неё раньше не возникло подозрений; а приходил и с явными следами, и уходил, не предупреждая, куда, и так же на ночь к девушкам, но видимо блондинке было срать, пока не случился такой фатальный проёб, где реально сразу доказать. Не мог отрицать, что она удачную попытку взять свой выигрыш выбрала. Да только что махаться кулаками после драки, когда в серверной ей было сказано, что она проебалась на своих обязанностей и заочно уже проиграла. Но по дальнейшим репликам девчонки понял, что её вообще не трогал этот факт. А жаль. Потому что факт проигрыша Кристофер не смог оценить, как бы должен, и лишь подумал, что весёлая будет картина, как эта дура распилит напополам его авто и системник, если она последует своим давним словам.
Но пока про развод и про имущество ни слова не было. Салазар добивалась иного, потому пришлось отвечать, когда услышал, на что можно среагировать.
- Приревновала? – самодовольно улыбнулся. Ему польстило это внимание даже. – А могла бы и не отвергать мои приставания, когда только жить начали вместе, и не ходил бы я по бабам.
Ходжес считал, что то, что взял силой, не даёт ей каких-то оснований полагать, что получил он от неё, чего хотел, - нет, не получил. Как минимум по статусу ему не положено её насиловать, но между ними ничего не было, даже приятельской дружбы, чтобы получать от отношений большее. И если Крису не нужны были никакие отношения, чтобы трахаться, то, по-видимому, для Салазар это было иначе, потому они и не пришли к взаимному пониманию. Порой был вопрос, не ухаживаний ли она от него ждала, но видя, что даже тупое общение не ладится, можно было сказать, что им обоим безразлично было на всё с самого начала.
- Ты думала, я буду тебя добиваться и бегать за тобой до последнего, чтобы наконец то было с кем трахаться? Да шла бы ты нахуй, - дёрнув снова рукой, сильнее, чем в первый раз, он обессиленно откинул голову, задрав подбородок, и прикрыл глаза.

+2

7

― Кто, я? ― в голос засмеявшись, тут же выпалила девчонка в ответ на услышанный в свой адрес вопрос, ― к твоим потрепанным блядям из клуба, что ли? Не смеши меня... а хотя, ― внезапно сменив интонацию на более серьезную, проговорила, ― почему бы и нет? Я же... жена! ― издевательски протянув последнее определение, девушка сделала глоток напитка. Где-то глубоко она понимала, что пить ей уже хватит, но остановиться не смогла бы, да и не пыталась. Не видела смысла. ― Это тоже... типа, моя обязанность... да и право... ну как это?... Хранить семью, или что-то типа этого...
С наигранной усталостью шумно вздохнув, Раока закатила глаза.
― Да что ты в этом понимаешь? Я ж тут стараюсь... а ты... что ты делал? Да ничего. Еще и условия договора нарушал, ходил куда не следует, и... делал что не следует, ― сделав задумчивую паузу, добавила ответом, ― ну... могла бы... а зачем? Ты же у нас... показал уже, что берешь... что хочешь без разрешения... так, что тебе там раньше мешало? Мои слова? Не верю... ой не верю!
Она тянула реплики, издевательски и специально делая в них паузы, будто давая собеседнику возможность то ли хорошо обдумать их, то ли встрять в разговор со своими аргументами. То ли просто для излишней демонстрации. Девчонка ждала от него в принципе любой живой реакции, так как по ее понятиям оно значило бы, что она в действительности занимает сейчас позицию силы. А то, что от Криса не поступало ничего кроме смеха да ухмылок, блондинку даже начинало подбешивать, хотя она и старалась не проявлять этого внешне. Даже не смотря на неадекватное состояние, Раока уже четко выучила, что стоит ей хоть на секунду показать перед ним свою моральную слабость (даже, банально, проебаться с какой-нибудь фразой), Кристофер зацепит ее и начнет, как обычно продавливать. А поскольку девчонка сейчас была более чем уязвима на эмоции, хоть и старалась, как могла, это скрыть, это было ей далеко не на руку.
Она решилась на эту выходку с затуманенным мозгом, но сейчас до нее начинало доходить то, что после сегодняшней выходки на этом подобии отношений можно будет поставить огромную точку. Причем практически при любом раскладе. За время совместной жизни Раока успела обратить внимание на некоторые черты характера мужа, а после случившегося, она вообще не была уверена в том, на что он может быть способен, если его хорошенько довести. Поэтому и понимала, что вряд ли ее сегодняшний выпад будет спущен, как обычно, на игнорирование и пофиг.
Но саму девчонку, как ни странно это ни сколько не трогало, и возможно потому, что она не до конца понимала серьезность своего поступка, да и суть всей сложившейся ситуации в целом.
После того, как она получила в свой адрес очередную издевательскую реплику, девчонку взяла злость. И она в тот же момент четко осознала, чего ей хотелось не только от сегодняшнего поступка, но и все время их общения и сожительства.
Крис никогда не воспринимал ее серьезно. Ни при самой первой их встрече, ни в тот раз, когда она без приглашения заявилась к нему домой с заявлением того, что намерена переехать, ни на протяжении всего прошедшего времени. Помимо этого, нередко старался держаться от нее как можно дальше, в основном в моральном плане. Отстраниться, изобразить незаинтересованность, и лишний раз проигнорировать, избегая какого-либо общения, чем ответить на какие-то ее попытки завести разговор. Эта истина дошла до Раоки не сразу, но как только дошла, она осознала что именно это ее выводило из себя всегда, и именно это больше всего цепляло ее сейчас. Вот сейчас, в тот самый момент, когда она хотела доказать ему, что не только он может изгаляться над ней в физическом плане, как пожелает. Хотела продемонстрировать, что она тоже может найти способ занять доминирующую сторону, если пожелает... но в ответ, получила тоже самое что и всегда. Реплику, отражающую полный похуизм, издевательскую усмешку, и посыл куда подальше. Привычно.
― Даже так, ― резко стерев со своего лица усмешку, хмыкнула девушка. Допив оставшееся в бокале виски залпом, поставила пустую стекляшку на тумбочку рядом с диваном. Встав на ноги, не спускаясь при этом с постели, опустила полный неадекватного отвращения взгляд на Криса. А после, перешагнув одной ногой через него, бесцеремонно уселась сверху лишь потому, что все еще понимала то, что физически он ей ничего не сделает, как бы не пытался задеть ее морально. А это получилось, причем настолько, что скрыть свои эмоции девчонка уже не могла.
― Не смей меня... тварь, игнорить! ― обхватив руками его голову с двух сторон, наклонившись над ним, уставилась ему прямо в глаза. ― «Ничего я от тебя не ждала, ни на что...» ― ...ты, блять, не способен на это, ― тут же последовала нервная усмешка, ― но мне похер. Уже похер... Ты одного не понял да? Ты сейчас ни в том положении, что бы выебываться на меня... выберешься ты?... Ну давааааай, ― с самодовольной издевкой повторила фразу еще раз, ― давааааай, пытайся! А я посмотрю...
Немного помолчав, убрав свои руки от его лица, выпрямилась.
― Я могу делать с тобой все, что захочу. А ты ничего мне не сделаешь сейчас. Обмен ролями, ― с издевательской усмешкой в голосе, ― ну как? Понравится, если я буду сверху, а ты ничего не сможешь с этим сделать? Только... лежать вот здесь, и охреневать с того, почему твое тело реагирует так!... хотя ты не хочешь!
На последней сказанной фразе девчонку слишком занесло, учитывая, что в смысле сказанных ею слов ясно читалось ее прошлое состояние, которое она не хотела открывать ему ни при каких обстоятельствах. Но будучи на эмоциях, Раока не смогла сразу сообразить того, что перегнула с откровениями, чего делать не следовало.

+1

8

Она продолжала много говорить. Кристоф уже слышать не хотел ничего, но блондинка как спецом не останавливала свой поток пьяных мыслей. Ему и ничего не оставалось больше делать, кроме что затыкать её и показывать - срал он на всё, пусть не до конца верным сей факт был.
Не устраивало положение, не устраивало ожидание, когда конец творившемуся бреду настанет. Это раздражало, потому полностью забить не выходило. С того и боле. Он не знал, чего можно ожидать теперь, когда Раока начала закатывать импровизированные истерики и громче орать, высказывать свои домыслы и ещё хер знает какую ерунду. Но она явно осознавала, насколько может пользоваться тем, что Ходжес не в силах ей противостоять. Бесило, что ничего сделать нельзя толком: херовы провода.
Он вернул внимание на девчонку, когда та поднялась на ноги, потому как пропускать её действия, учитывая, насколько нагнетена стала обстановка, было неразумно. Уставился на неё, проследив за тем, как она перешагнула через него, а после села сверху, и всё так же старался на роже выражать лишь похуизм с мыслью - «заебала». Но тут пришлось выслушивать. Не ожидал, что та решит продемонстрировать, насколько сейчас она руководит ситуацией, но Кристоферу не особо помогли её слова понять – оставался при своём мнении, даже не смотря на последние выкрики блондинки. Всегда бахвальство мало пугало.
Не отводил он неё прямого и твёрдого взгляда, пока она была очень близко к его лицу, старался, по крайней мере, не выдавать,  что за маской серьёзности и силы с её слов поднимается возмущение со злостью, с чего начинали вновь сдавать нервы.
Терпел и все последующие фразы,  когда она выпрямилась да вновь принялась пиздеть; прикрыл глаза, оскалившись, и пока она не закончила изливать свои душевные переживания, он не прервал её, надеясь, что гнев уйдёт, однако нихера подобного - его тут же понесло. Иначе если не попытаться в очередной раз заткнуть Салазар, ничего не изменится.
- Я сказал, нахуй, блять, пошла! – и резко дёрнул бёдрами вверх, насколько мог, валя с себя Раоку на свободную сторону дивана, где до этого она сидела. – Ты охуела, последи за базаром.
Насколько бы даже не реагировал эмоционально, всё равно продолжил гнуть своё, не смотря на несколько слов, что задели его, но в остальном девушка дала лишь почву для того, чтобы дальше её гнобить, показывая, что нет, не она рулит.
- И о чём ты вообще говоришь, пьяная блядь? – Ходжес приподнял голову, чтобы снова поймать контакт с затуманенными глазами Раоки. – Охреневать? Серьезно? Ты наивно полагаешь, что если ты меня свяжешь и трахнешь, то мы будем квиты?
Он заржал, после дальше продолжая говорить:
- Что я могу тебе на это сказать? Так хочешь меня – давай тогда, постарайся, милая, сверху-то. Доставь мне удовольствие увидеть это, - ухмыльнувшись ей, решил пояснить, хотя бы ради реакции. – А ты думала, я буду против того, что ты будешь сверху? Кажется, изнасилования сегодня не состоится.
Он скорчил лицо в гримасе «извиняй», вновь забрасывая голову назад, ибо из-за того, что руки постоянно находились в заломе, шея быстро уставала.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » you lose... me too ‡and good morning, honey