Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The Plumbum Rhapsody: Prologue


The Plumbum Rhapsody: Prologue

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Кофейня Леи Брюэр| Февраль 2017 | Вечер

Chase Daphney & Guido Montanelli
http://s1.uploads.ru/wZ3rP.jpg http://s0.uploads.ru/VD5UG.jpg

Чейз и Гвидо пьют кофе.

Отредактировано Guido Montanelli (2017-02-02 13:33:42)

+2

2

Здесь приятно пахло кофе. Кофеин - в бесконечно длинном перечне наркотических веществ планеты Земля, это один из немногих наркотиков, который одобрял Гвидо; даже символично, что по границе с "соседями" они сошлись именно на этом - на кофейне: словно их нейтральная территория и в нравственном плане стала более "нейтральной", найдя возможность быть таковой. Многие имеют что-то против наркотиков, другие - не любят итальянцев, или белых в принципе, третьи - не питают тёплых чувств к мафии, либо выражаются против преступности в целом... но предъявить что-то к кофейным напиткам могут, разве что, только гипертоники - коим Гвидо, в своём не столько молодом уже возрасте, по счастью, не являлся. В разное время, люди боролись с пиратством корабельным и пиратством компьютерным; рабством, в любых его формах; с неграмотностью; борьба с той же организованной преступностью длится с незапамятных времён и по сей день; сегодня - очень модно стало бороться с курением, и последние несколько лет эта борьба даже увенчивается существенными успехами... но, за всю человеческую историю, навскидку, Монтанелли не мог припомнить такого, чтобы люди стали выступать против кофе - будь оно результатом того же самого чёрного рабского труда, добычей при пиратских налётах или средством для навара любых других бандитов, или тем самым напитком, который так хорошо дополняется ароматной сигаретой, или даже сигарой, если кто предпочитает сигары.
Монтанелли уже очень давно бросил курить - ещё когда стал отцом в первый раз, когда первая его жена была беременна Лео; но отказаться от кофе - равносильно было бы, пожалуй, потери трёх-четырёх зубов с одной стороны зараз. Хороший каппучино или латте помогает скрасить ожидание вечером, или маккиато, если после вечера предстоит длинная бессонная ночь; или можно отведать кон панна, если это ожидание не должно быть длительным, выпить мокко - если хочется сладкого, или романо, если твой вкус настолько изощрён; эспрессо прекрасно помогает проснуться по утрам, можно двойной или тройной, если подъём должен быть резким и быстрым; и даже самый дрянной растворимый американо из задрипанного кофейного аппарата прекрасно помогает продержаться очередной день, если ты находишься на бегу - или в бегах.
И у всех этих напитков - итальянские имена. Да, для итальянца - кофе это почти амброзия; больше для "настоящего" итальянца, впрочем, нежели для выходца в Штатах или другой стране, но... если ты родился итальянцем - это навсегда. Любовь и гордость к своей культуре - это в их нации даже сильнее, чем знания о ней самой; и итальянцы и сицилийцы, быть может, не так сильным мозгами - но сильны сердцем. Сильны кровью, способной многое в себя впитывать - в том числе, и кофе... и любовь к кофе. Гвидо ни разу не пожалел, что вложился в это место - сейчас это казалось даже логичным ходом вещей, что, в конце концов, он вошёл в нечто подобное. И очень значимым - что притом это обозначило границы доброго соседства.
Гвидо сидел за одним из дальних столиков, неторопливо поедая чизкейк и запивая его каппучино - наслаждаясь мерным ходом вечера, пока его ещё можно было назвать таким для него. С тех пор, как не стало Неона, или там звали этого ниггера, остальные бузотёры на этой улице тоже подуспокоились - кто-то перешёл на другую её сторону, другие вышли из бизнеса, как он слышал, занявшись чем-то другим, по тем или иным причинам, кому-то пришлось последовать и за Неоном, но это произошло настолько незаметно, что, кажется, и полиция особенно не среагировала - в итоге микроклимат улицы вычистил сам себя, так Монтанелли и планировал. Не стоит рваться всё делать самому - иногда хватит только слегка подтолкнуть.
Гвидо не был постоянным посетителем кофейни - но его можно было назвать "регулярным", периодически он наведывался к Лие, иногда - поздороваться с кем-то из ребят Юля, или просто поглядеть, как всё идёт, мимоходом выпивая чашечку кофе; точки Монтанелли были чуть дальше отсюда - в паре кварталов располагался карточный клуб "Кингсберд", соседствуя с помещением похоронного бюро, в другой стороне - ещё один игорный притон, где наркотиками или девушками он торговать уже прямо не запрещал (хотя и не поощрял), чуть подальше - "Маленькая Сицилия", а ещё дальше, ближе к окраинам, автомастерские Монтанелли-среднего и Адама Шепарда. Такое себе маленькое княжество.
Но сегодня Гвидо имел перед собой более конкретную цель появиться здесь, но притом не спешил никуда, просто степенно сидя, наслаждаясь своим лёгким полдником - не было причин торопиться куда-то, во всяком случае - их не было пока. Суета - вообще плохой товарищ и дрянной советчик, с возрастом понимаешь это, учишься больше следить за тем, что происходит вокруг. Становится проще сидеть и никуда не дёргаться. В компании чашки кофе и чизкейка - так и вовсе, жизнь кажется лёгкой и приятной. Цени минуту. И Гвидо просто сидел и ждал, пока не появится кто-нибудь из ребят Юля или он сам - мог бы просидеть тут полчаса, час, три часа, неважно; было приятно тут находиться и некуда спешить. Что делало его столик идеальным рабочим местом... если бы он на самом деле тут "работал".
- Мистер Дафни! - подал голос Монтанелли, обращая на себя внимание вошедшего - не крича на весь зал, но так, чтобы тот, к кому он обращался, услышал, имея возможность откликнуться - для остальных посетителей возглас бы просто потонул в гуле других разговоров и звуков вечера... он надеялся, что Чейз присядет к нему, увидев знакомое лицо, но на всякий случай - ненавязчиво указал на стул, скорее пригласительным, чем приказным жестом.

Внешний вид + шляпа лежит на столике

+3

3

Чейз не любил кофе, не испытывал перед ним особого трепета и не понимал всей движухи вокруг заведений, которые специализируются на этом чудо-напитке. Его максимумом был растворимый черный без молока и сахара, ужасный, горький и совсем неаппетитный, как раз то, что надо после пробуждения, чтобы более-менее прийти в норму. Вкусов других он не особо различал, да что там, он даже не разбирался во всех этих идиотских названиях, и это было не так уж ему нужно. Но в кофейне у Брюэр Чейз стал появляться все чаще, и это было связано не только с рабочими моментами, они с Лианной, вроде как, наконец-то нашли общий язык, и девчонка ослабила оборону, позволив подвозить ее до дома время от времени, заезжать вот так без особого приглашения, начала даже шутить с ним и рассказывать истории из своей жизни, а на следующей неделе у них вообще намечался совместный поход в бар. Вот это был прогресс, учитывая то, что у этих двоих все никак не получалось нормально встретиться, то он был занят, то она сильно уставала на работе, но, положа руку на сердце, Чейз пока никуда не торопился, потому как на горизонте маячила еще и бывшая с ребенком, отношения с которой можно было охарактеризовать простым статусом из социальных сетей - все сложно.
Вот и сейчас, проезжая мимо, Чейз заехал просто поздороваться и напомнить о себе, потому что телефонные разговоры ни о чем, смс-переписки с намеком на флирт и прочее не очень жаловал, в этом плане он был скорее олдскульный чувак, которому было проще приехать самому и увидеться с человеком, чем сидеть на жопе, уткнувшись в экран своего телефона, и подбирать правильные слова.
Припарковав байк рядом со входом между двумя седанами и заглушив мотор, Чейз снял шлем с головы и выдернул ключи из замка зажигания. Времени у него было навалом, все дела с барыгами на сегодня были уже улажены и не требовали его личного присутствия, потому он особо не торопился зайти внутрь, а найдя в кармане куртки пачку с сигаретами, прикурил, пристроившись недалеко от знака, разрешающего это делать. Тут, в Калифорнии, с этим было все строго, а у Чейза уже была парочка штрафов за прошлый месяц, поэтому он решил не упустить халявную возможность, смакуя сигарету и скорее бездумно наблюдая за тем, кто входит в кофейню и выходит из нее. Через большие окна можно было проследить, что народу внутри не очень много, может, оно и хорошо, Брюэр не будет так сильно загружена, как обычно, и им удастся поболтать. После нескольких дней плотного общения с Никки, сейчас Чейзу хотелось кого-то, кто бы его не грузил и рядом с кем можно было бы просто расслабиться.
Докурив, Дафни бросил окурок в урну и зашел внутрь кофейни, где его сразу окутало тепло и приятный шоколадный запах. Лианну он нашел глазами сразу же, та стояла за стойкой, наливая кофе и болтая с кем-то из посетителей сидящих там. На ней была форма официантки, а темные волосы забраны в хвост на макушке. По лицу девушки было заметно, что сегодня та в хорошем настроении. Оно и к лучшему. Обменявшись с ней взглядами и кивнув в знак приветствия, Чейз расстегнул замок на своей легкой куртке и уже был готов двинуться навстречу к Брюэр, как услышал, что его зовут откуда-то сбоку. Причем зовут очень странно, с обращением «мистер».  Это сразу же резануло слух, «мистером» его отродясь никто не называл.
Чейз удивленно повернул голову, ища взглядом окликавшего, а когда нашел (на это не потребовалось много времени), то внимательно прищурил глаза, не ожидая этой встречи. Звавшим его оказался Гвидо Монтанелли. Тот сидел за дальним столом, держась будто бы был хозяином этого места (хотя, черт его знает, может по бумагам он им и являлся, Лианна как-то упоминала, что он помог ей с деньгами, но Чейз особо не вникал в этот вопрос), и вроде как ненавязчиво, но в то же время приглашающе, а на деле добровольно-принудительно указал на стул напротив себя.
Чейзу не потребовалось много времени на раздумья. Он еще раз обменялся взглядами с Лианной, которая уже без слов обо всем догадалась, понимающе кивнув, и неторопливо подошел к столу сицилийца, пожав тому руку в знак приветствия.
- Че-то случилось? - Будучи чрезвычайно прямолинейным человеком, Чейз озвучил первую подозрительную мысль, которая только возникла в его голове. Но это и было резонно, потому что они встречались в прошлом месяце и вроде как утрясли вопрос по окружной, и у них что-то даже сдвинулось с мертвой точки, на время вопрос был закрыт, и Дафни теперь было интересно, что могло произойти. Ну не о жизни же потрепаться он его сейчас подозвал. Все это выглядело странно, но Чейз все же отодвинул стул и сел, приготовившись слушать.

Отредактировано Chase Daphney (2017-02-04 10:43:54)

+3

4

Какое-то движение возле заведений подобной направленности нынче действительно существовало, и уже и не такое малое количество времени, к тому же - хотя, и не настолько длительное, чтобы окончательно перестать быть чем-то просто модным и проходящим, и войти в статус явления по-настоящему вечного. Возможно, это вина самого контингента посетителей в таких местах, если можно это так назвать - большую часть посетителей составляют молодые люди, студенческого или околостуденческого возраста, и в основном они же - находятся и по другую сторону прилавка тоже, а молодость, как известно - явление проходящее. Причём, быстрее, чем может показаться... но во всех этих кофейнях, начавших плодиться в городских чертах в один прекрасный момент, как грибы, есть всё то, что интересует "благополучную" и интеллектуальную молодёжь - вай-фай и розетка, что-то мягкое под задницу и уютная тишина, сладости, чтобы мозг стимулировать на учёбу или, наоборот, глупости - и кофе, чтобы этот самый мозг не засыпал, когда начинает переусердствовать с тем либо другим. У молодёжи в любое время было модно не спать, не верьте брюзжанию стариков. Просто в разные времена не спали по разным причинам и следствиям... сейчас вот - у многих стало как будто популярно не спать со вкусом, в ход пошло многообразие кофе и ещё более многообразное - вкусовых десертных к нему добавок, которые Монтанелли сам как-то не очень любил, являясь человеком всё-таки вкусов более старых, но - он испытывал некую прямо итальянскую гордость, что молодёжь начала интересоваться видами кофе, что знать начала эти виды, а находиться в кофейне ему, возможно, было приятно просто потому, что тут пахло молодостью; не его собственной, конечно, но - молодостью.
- Хм... нет, ничего не случилось. А разве я выгляжу так, словно что-то случилось? - сидит, получает удовольствие от своего кофе с десертом - если бы что-то произошло, разве Гвидо рассиживал бы здесь, такой спокойный - да ещё так долго, что успел почти сродниться с этим местом, потерявшись на его фоне?.. Реакция Чейза его даже позабавила немного, заставив весело хмыкнуть; впрочем, стоит отдать должное - в его сфере занятости, обладание хорошей реакцией особенно ценно. Наркотики - это большие денежные обороты, а следовательно - и повышенные риски, там многое происходит молниеносно - быстрее, пожалуй, чем в любом другом виде бизнеса, криминального или законного. По скорости того, как всё происходит, как всё меняется там, иногда можно сравнить с суетой клерков на бирже - вот где тяжело себе найти место не то, что тёплое - а даже банально спокойное... и это ещё одна причина, почему Монтанелли к наркотикам не хотел притрагиваться. Он не был из числа тех, кто хотел гореть ярко и сгорать быстро. Гвидо приподнялся навстречу, пожимая руку Чейза - не став разгибаться в полный рост, но пятую точку от диванчика в качестве определённого жеста вежливости всё-таки оторвал, чтобы через пару секунд тут же вольготно пристроить её обратно. Его усмешка - не являлась насмешкой.
- Ничего не случилось... пока. - повторил Гвидо, и, поначалу желая запустить ложку в свой чизкейк, остановился, приподняв её черенок при слове "пока". - Но, может, через пару недель - кое-что и произойдёт. - ложечка всё-таки проделала свой путь до десерта, легко отделяя его небольшую часть. Едва ли Дафни и Юля устроит исход, при котором получится "сгореть быстро", однако - факты таковы, что на большой скорости заметить многие детали сложнее. Мелкие, более крупные... на той скорости, на которой существовал Монтанелли - было легче хотя бы задуматься о том, куда он собирается приехать и где остановиться. Проще задуматься о будущем. Или хотя бы о том, как собственное движение поддерживать. - Скажи мне вот что, Чейз: как у вас с ребятами обстоят дела с...? - отложив ложку, Гвидо показал "пистолетик" тремя пальцами; но тут же продолжил говорить, поясняя, что имеет в виду - чтобы Чейз понял его правильно. Как у Дафни насчёт того, чтобы применить оружие по назначению, он уже имел удовольствие увидеть месяц назад, Чейз колебался недолго. Но и на тот момент - пушку Монтанелли ему дал свою собственную. - В плане, у вас есть серьёзный бизнес, есть серьёзная прибыль, но всё это - конкуренцию означает серьёзную. И создаёт необходимость защищаться - защищать своё дело, свои... инвестиции. Ты понял. - до лёгких денег много жадин. И существуют уже установленные порядки, конечно, но некоторым, особенно тем, кто остался не у дел - может быть плевать на порядки, и уж точно до любых правил нет дела тому, кто уже мёртв, неважно, как - намеренно, случайно, по беспределу или по глупости... в один прекрасный момент - кто-то может попробовать рискнуть, попытаться сломать систему; он может иметь за собой что-то стоящее, или не иметь совершенно ничего, кроме пушки в руке, но скорости пули не замедлит ни один авторитет. - И если что-то, да произойдёт - у вас будет, чем защищаться? - Гвидо поднёс свою чашку с к губам, отпивая глоток, и глядя на Чейза словно из-за неё, сверху вниз - он и не думал пугать его, или, не дай бог, угрожать, скорее просто размышлял вслух, спокойно попивая кофе в разгар вечера трудового дня. И хотел заинтересовать его - впрочем, если это сделать не удастся, он просто допьёт, доест и поедет домой - потому как не исключал, что свои меры предосторожности и защиты банда считает вполне достаточными.

+2

5

Дафни неопределенно повел плечами типа, да хер тебя, мужик, знает, как ты себя ведешь, когда что-то случается. Кто-то хватается за ствол, кто-то хлопается в обморок, кто-то нагнетает обстановку или разводит панику, кто-то стреляет себе в башку, а кто-то сидит на жопе ровно и сливается с интерьером, прикидываясь ветошью, у всех разная реакция на происходящее. Но Чейзу хватило ума оставить этот комментарий при себе, все-таки, каким бы ублюдочным хамлом он не был, но базар свой фильтровал. Если так он мог говорить со своими парнями, со своими бабами, с барыгами, торчками или другими тупыми быками, то с такими людьми, как Гвидо, приходилось делать над собой усилие и вести себя более сдержанно, более цивилизованно. Не тот это был калибр.
Когда Монтанелли наконец соизволил ответить, что ничего не случилось, но потом добавил «пока», глаза Чейза снова подозрительно сощурились, и он заметно напрягся, вскинув подбородок и крепко сжав зубы, что заиграли желваки. Хотя сидел он откинувшись на спинку стула и положив левую руку на стол, бездумно разминая костяшки пальцев. Начало разговора ему определенно не нравилось. Монтанелли вел себя как-то слишком...скользко, обходя главную тему, все увиливая и увиливая, будто нравилось ему такой херней страдать, честное слово, он будто сидел и удовольствие получал от того, что собеседник дизориентирован и не очень догоняет, в чем собственно дело. А еще этот торт и чертова ложка, да он ее чуть ли не облизывал от удовольствия. Но что речь пойдет об оружии, дал понять, что называется, с порога. Тогда Чейз слегка подрасслабился, но ни позы, ни выражения лица не поменял. А Монтанелли стал интересоваться, как у них обстоят дела с вооружением, предполагал возможность появления конкурентов. Да к чему он, блять, клонил? Дафни был в деле уже два месяца, но ни оружейного склада на заднем дворе, ни действительно серьезных конкурентов, жадных до их территории или их прибыли, к которым на разборку нужно было приезжать с автоматами наперевес, пока не заметил. Нет, разумеется, особо одаренные выскочки случались, и за это время - неоднократно, но все это имело скорее точечный, чем массовый характер. Да и Чейз пока справлялся своими силами, и все, что ему было для этого нужно, это бейсбольная бита с намотанной на нее колючей проволокой и The Bloodhound Gang в наушниках на полной громкости. Когда Чейз только влился, Марти заверил, что все схвачено, и если возникнет реальная угроза, то Ринальди им поможет и оружием, и людьми, ну а Дафни оставалось только поверить на слово, расслабиться и получать удовольствие.
- Сказать по правде, - Чейз наконец заговорил, когда представилась такая возможность, - весь этот спич смахивает на угрозу, - он криво усмехнулся, чтобы не накалять обстановку, - но принимая во внимание наше общее дельце, - тут он имел в виду окружную, делая небольшую паузу, потому что даже ребенку было понятно, что как это тупо вчера заключать выгодную сделку, а сегодня играть в крутого гангстера, - к чему вы клоните? Где-то за городом армейский грузовик с волынами перевернулся? Не ходите вокруг да около, - Дафни явно осторожничал, прощупывая почву и не отвечания ни на один из поставленных вопросов, не в его это было стиле вскрывать разом все карты, потому что вполне могло оказаться, что ему нечем будет крыть.

+2

6

И такое у них случается - фактически, совершив с кем-то на пару двойное убийство, друг друга с этим человеком вы можете практически и не знать. Бывает. Это бывает даже не слишком приятно, конечно, но, к таким вещам со временем попросту привыкаешь - как и к людям тоже привыкаешь, впрочем; или к частому нахождению рядом с одними и теми же незнакомцами, всё это не так даже и дико, если вдуматься - сколько таких же ежедневно собираются на каких-нибудь там легальных работах, в офисах, на заводах, ещё где, далеко не все коллективы поддерживают дружеские отношения вне места своих работ... и в этом им с Чейзом повезло больше, чем им, Гвидо считал так. Они могут узнать друг друга и получше, со временем. Может, и не дойдёт до походов друг ко другу в гости на званые ужины, конечно, но хотя бы кофе, или ещё чего разделить за одним столом, без какого-то напряжения - вполне. Говоря про прямо сейчас, впрочем - великовата роскошь... Чейз явно не очень понимал его - не его слов, а его самого, хотя и уже начал изучать его, этот процесс ненавязчиво отблескивал в его внимательном взгляде.
Нет, ощущать, что ты знаешь что-то, чего другие не знают - конечно, само по себе, ощущение это приятно, но говорить обтекаемо - так делать Монтанелли, на самом деле, попросту привык; когда ты находишься под наблюдением долгое время, когда прослушивают твой телефон или тебя самого, или просто есть риск того, что это происходит, причём длительное время подряд... он как-то научился это делать, даже без того, чтобы предпринимать какие-то особые усилия на этот счёт, теперь получалось всё просто само собой. Не самая плохая привычка в таком мире, где каждый второй рядом с тобой может вынуть из-за пазухи микрофон: всегда сможешь всё обставить так, что имел в виду что-то другое, даже будучи пойманным, некоторые адвокаты - настоящие профи в таких делах... а нассать в глаза уголовному судье, прокурору или федеральному агенту - такое Гвидо всегда делал не без удовольствия. Вероятно, в этом хулиганском желании они с Чейзом были похожи. Как и в привычке раскрывать карт по одной или паре за раз.
- В таком случае, на угрозу беспричинную и беспочвенную. Хотел бы я организовать наезд - обошёлся бы без таких разговоров. - усмехнулся Монтанелли в ответ, даже без учёта факта того общего занятия, упомянутого Чейзом, играть мускулами было бы глупо и бессмысленно. Но парень был прав - этот аргумент был сам по себе ещё более весомым, чтобы Монтанелли решил разрушить что-то, что они с таким трудом делали - должно было бы произойти что-то более серьёзное, чем... что-то, что приведёт его к спокойствию Будды, чашке кофе и десертной ложечке в руке. - Если бы такие грузовики переворачивались сами по себе... но время от времени - слетают с дороги даже они, так? - задал Гвидо последний на сегодня риторический вопрос, и переменил позу, подавшись чуть вперёд, серьёзно глядя на Чейза. Он просил говорить прямо - как минимум, это выдавало его заинтересованность; на вопрос о том, сколько у них стволов, он и не обязан был отвечать, по сути - у одних деловых людей как-то не принято совать нос в дела других деловых людей настолько глубоко. Говоря ли о защите, или о товаре... - Один мой знакомый - кстати, вы его тоже знаете, кажется, он в вашей сфере сейчас работает. Сонни Пульс... - Чейз, как новенький в городе, мог и не знать его, впрочем - хотя, явно в своей банде человеком был не последним; Сонни Пульсоне - был вовлечён в какую-то активность с наркооборотом, но подробнее Монтанелли не знал. Сейчас были ценнее некоторые другие сведения от него. - Он мне сказал, что в городе один подобный грузовик скоро может проехать. И что его груз предназначается для латинских кварталов. А там, насколько я знаю, многие живут засчёт того же, что и вы. - снова намекнув таким образом на сферу деятельности Мартина и Чейза, Гвидо чуть изменил позу, как часто делает человек, который вот-вот собирается сказать что-то сильное и значимое. - Как думаешь, не лучше ли ему будет перевернуться? - дав Чейзу немного времени на обдумывание, Гвидо расслабился немного, откидываясь назад; отделил новый кусочек десерта, начав его пережёвывать, затем - запил кофе. Выглядело всё так, какая-то латиносская банда, а может даже и несколько банд, накопила себе капитал на покупку таких "средств защиты", о которых говорил Гвидо - и которые так же неплохо идут как средство и нападения, к слову сказать, хотя дело не только в этом...
- Ещё Пульс рассказывал про одного дельца со среднего запада, который ведёт дела с выходцами из Южной Америки - из какой-то совсем уж глубокой Южной Америки, и что его представители начали всё больше появляться у нас в городе. Я проверял эту информацию и у "Сынов", они её подтвердили. - если для Пульса оружейный бизнес был чем-то сродни увлечению или побочного дохода, то мотоклуб "Сыны Анархии" на торговлю стволами жили давно, и для них источником средств это был основным. Естественно, появление ещё одного конкурента в городе не было на руку ни тому, ни другим... - Более того, и Пульс, и Анархисты уже встречались с ними - но этот ковбой, похоже, думает, что, раз моя сестра в Мексике - он может вести свои дела здесь, ни с кем из местных не поделившись. - что налёт на его конвой превращало в дело вообще чуть ли не благородное. В общих чертах - Гвидо рассказал, углубиться в подробности мог бы, но это уже зависело от реакции Дафни. Пока он просто приподнял свою чашку с кофе, запивая вкус выложенной информации, всё так же не сводя с парня глаз.

+2

7

Чейз не знал, чего ему ожидать от Монтанелли, поэтому напряжен был до самого конца. По факту, тот мог предложить все, что угодно, но с другой стороны, с чего бы ему вообще это делать, ведь не так уж они были и близки. С Гвидо Чейза познакомил Мартин, и то это было сделано скорее не потому, чтобы сотрудничество этих двоих продолжалось (с выходом Чейза всю представительскую сторону вопроса взял на себя Юль, что и было вполне резонно), а потому, что Дафни обладал информацией, которая была им всем необходима, и без его непосредственного участия все это предприятие провернуть было бы сложновато, уже не говоря о том, что идейным вдохновителем и инициатором являлся именно он. И как бы там ни было, но Чейз Дафни был пропитан улицей, он вырос на ней, жил ею, и выбираться оттуда не хотел, и ничем ее было из него не вытравить. Ему было комфортно и меняться он не хотел, во всяком случае пока, и, поэтому сидя здесь, перед сицилийцем в дорогом костюме, чинно поедающим свой десерт и запивающим его кофе, немного не догонял, почему Монтанелли не позвонил Мартину, а подловил (иначе и не скажешь) именно его.
Мало помалу, но слова Гвидо начали обретать более понятную форму. Чейз, внимательно слушая и также внимательно за ним следя, кивал, давая понять, что начинает врубаться, о чем идет речь. Когда мужчина упомянул Сонни, Чейз неопределенно покрутил в воздухе ладонью, типа, где-то он слышал это имя, но не стал заострять на нем внимание. А когда все окончательно встало на свои места, Дафни заметно расслабился, и даже как-то обмяк, сидя на своем месте. Теперь он действительно чувствовал себя в порядке, и был готов поговорить об этом деле, без труда сложив в голове дважды два.
- Интересно, - неторопливо произнес Чейз, выпрямляясь и придвигаясь ближе к столу, потому что этот разговор был не для лишних ушей. Коричневые парни, банчившие наркотой, заказали себе целый грузовик стволов, - так себе перспективка, к тому же очень подозрительная. Перестраховаться бы не помешало в любом случае, даже зная любовь этих банд к разборкам между собой. Это же, блять, латиносы, хер пойми, че у них в башках творится.
- Но дайте-ка угадаю, - с полуулыбкой предположил Чейз, постукивая пальцами левой руки по деревянной поверхности стола, - и вы тоже хотите его перевернуть, верно? - Кивнул он, усмехаясь своим мыслям - сицилиец оказывается был тот еще авантюрист, а с виду и не скажешь. Но теперь Чейза интересовало другое.
Дослушав Монтанелли, который пояснил, что свой интерес во всей этой истории имеет еще и банда мотоциклистов, подтвердивших информацию, что и заказ, и грузовик, и доставка имеют место быть, Чейз все же спросил, потерев собственный подбородок:
- Не поймите меня неправильно, но не спросить не могу, почему вы напрямую к Мартину не обратились? Почему ко мне? Его-то вроде как в рыцари посвятили и все такое, - Дафни приподнял руку, взмахивая ей и рисуя в воздухе нечто вроде креста, думая, что Гвидо поймет, о чем он сейчас хотел сказать - Мартин был за главного, в какой-то степени был приближен к правящей верхушке мафии, не говоря уже о некоторой родственной связи, если это можно было так назвать, - просто не хочу, чтобы между нами было недопонимание в дальнейшем, - тут он имел в виду и себя с Мартином, и себя с самим Гвидо, поэтому прежде, чем дать свое согласие, Чейз хотел расставить все по своим местам.

Отредактировано Chase Daphney (2017-02-06 02:14:22)

+2

8

Напряжение Чейза было вполне обоснованно и понятно, из них двоих - это он тут оказался застан, что называется, врасплох; но было понятно и то, что Дафни не откроет стрельбы, или не попытается сделать чего-то подобного, уж точно не в стенах этого заведения, где заправлял человек, с которым они со своей бригадой работали. Впрочем, у Гвидо был с собой ствол на случай чего-то подобного, оружие почти всегда было при нём, а на этой "пограничной" улице без пушки он вообще вряд ли осмелился бы показываться, но первым он её обнажать не стал бы, не стал бы даже демонстрировать. Так что - всё в любом случае нормально, они посидят, поговорят, поедят, и даже если разговор свернёт в итоге не туда - не произойдёт ничего больше. Некоторые говорят, что расслабляться в их бизнесе вообще никогда не стоит - спорное утверждение, конечно, Гвидо считал, что уметь расслабляться тоже надо, но рациональное зерно в этом суждении было. Он кивнул, повторив жест бритоголового парня - придвинулся ему навстречу, чтобы создать за их столом обстановку чуть более подходящую к личной беседе.
- Скажем так, есть такое желание. - усмехнулся Гвидо в ответ, по своему обыкновению, и не опровергая своих слов, и не подтверждая, хотя и таким тоном, чтобы у Чейза сомнений на этот счёт не осталось, Монтанелли решил это сделать. Правда, он ещё пока не был точно уверен в том, как именно это сделает, прорабатывал в голове, но ещё не проработал до конца, все детали, но это определённо было уже чем-то большим, чем просто желание. И в числе прочих пока ещё переменных в этом сложном уравнении - и возможные его в этом деле соучастники. - Я сначала хотел устроить с  байкерами совместную... акцию, но потом - подумал: а зачем рисковать жизнями стольких своих ребят, если есть кто-то ещё, кто может быть в этом деле заинтересован даже больше? - с учётом того, чьим конкурентам пошёл этот груз и в чью сторону может быть направлен его вес в будущем... "Сыны" наркотики не любят, ещё сложно сказать, кто их не любит больше - Монтанелли со своими людьми, или "Анархисты", часть взглядов которых была и поставлена на то, чтобы свой бизнес, и свои кварталы, от наркотиков держать в чистоте. - Не за просто так, конечно. За часть куша. - уточнил, чтоб Чейз не подумал, что его собираются заставить лезть под пули за идею - Гвидо собирался разделить добычу с "Сынами", но с другой стороны, почему не разделить её и на троих? Тем более, что речь идёт о соседях, а в разборках за сферы сбыта у себя под боком Гвидо тоже нуждался не особо. - Что сделаете со своей - не спрашиваю... - приподнял слегка ладони, как бы защищаясь; оставят ли парни всё себе, как стратегический запас, или перепрячут, или используют по назначению, или распродадут - оружие может быть не только средством убийства, но и предметом торговли, причём довольно выгодным, - это Монтанелли волновало не сильно, да и не особо должно было волновать, это уже их дело. - Но да, как я сказал - это рискованно. И очень. - посерьёзнел, взглянув на Дафни - ясное дело, что такой груз будет хорошо защищаться, и по сравнению с тем, что произойдёт там - разборки с уличными барыгами и наркоманами покажутся дракой в детском саду. Гвидо риск осознаёт - вернуться обратно могут не все. Может так случиться, что не вернётся и вообще никто, но, чтобы избежать такого, и придётся приложить максимум своих усилий. Не только Гвидо - всей группе.
- Напрямую к Мартину? Ты имеешь в виду - по телефону? - Монтанелли усмехнулся, оценив жест Дафни, но комментировать его никак не стал. - А ты бы стал о таких вещах говорить по телефону? Кстати, я его номера даже и не знаю. Хотя оно и к лучшему - я больше люблю говорить лично, особенно о таких делах... В трубку говоришь с одним человеком, знаешь ли, а услышать вас может сотня операторов сразу. Я не доверяю мобильникам. - и мог бы сказать, что Чейзу тоже не следовало бы; кто знает, не пасут ли Мартина уже УБН, не прослушивают ли его звонки; или, наоборот, к Гвидо не забрался в телефон очередной федеральный дружок, как уже бывало - одного перехваченного разговора будет достаточно, чтобы связь между одним и другим стала очевидной и доказанной, а его ход - может направить и направление дальнейшей разработки... в ходе которой уже сложно сказать, что будет - но точно ничего хорошего. - Хорошо, позволь объясниться: я шёл не к тебе. И не к Мартину. Я просто зашёл сюда, зная, что кто-то из ваших в кафетерии обязательно появится - а там либо я узнаю их, либо они - меня. - остальное уже дело техники, самая сложная часть - просто дождаться, пока кто-то из парней зайдёт; но с этим у Гвидо особых проблем не было, в заведение Леи ему нравилось, а ожидание - это и самая спокойная часть тоже, особенно если комфортное. С прожитыми годами оно вообще начинает переноситься всё легче. - Так что - обращаюсь я не к тебе лично, а ко всем вам. Обязательно обсуди это со своей командой, с Мартином и остальными, чтобы не возникало... недопониманий. - сиюминутного, и даже просто - сегодняшнего, согласия Гвидо и не требовал; было бы несправедливо требовать его за всех лично от Чейза или даже от одного только Мартина - вообще-то, только Чейза самого для такого налёта будет и маловато, Монтанелли рассчитывал с той стороны ещё на двоих-троих.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The Plumbum Rhapsody: Prologue