Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Future owners


Future owners

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ox5L.png[/AVA]

http://funkyimg.com/i/2ox2P.gif

● ● ● ● ● ● ● ●
счастливое семейство Таас
год спустя после событий этого эпизода
дети растут, растет и первенец Баязида и Амины
но, кажется судьба решила им подбросить еще одно испытание?
___________

Отредактировано Tony Danziger (2017-02-09 13:39:11)

+1

2

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Вот уже почти целый год Атлантия жила в мире и спокойствии... и после широкомасштабного и долгого военного покоя, королевский флот, что называется, находился в состоянии "отдыха" - как сказали бы прожженные морские волки. Конечно же все базы флота и порты продолжали подчиняться давно уже заведенному распорядку: рейды около побережья, конвоирование купеческих судов, маневры и тому подобное. Но все же боевых стычек с пиратами давненько уже не было, так что едва ли не впервые в жизни жены моряков, послушно ждавшие своих мужей на берегу могли спокойно вздохнуть, благодаря Создателя за его великую милость.
Баязид провел этот год, будучи назначенным на корабль старого друга своего отца в качестве первого помощника и с одной стороны, парень расстроился когда сам не стал командиром... но с другой - снова оказаться на "Каффе" было очень здорово, с какой стороны не взглянуть. Правда после того как его перестроили на манисской верфи, галеон уже ничем не напоминал свой прежний вид, навсегда врезавшийся Баязиду в память. Наверное, было бы правильно назвать этот корабль своим домом? Ведь по сути дела, именно здесь началась счастливая семейная история Ардавана и Андромеды, в самое страшное и темное для Атлантии время... так что упрямец Баязид сумел привыкнуть к своему новому месту службы. К тому же "Каффа" был приписан к порту Мориссии, так что у будущего капитана была возможность побыть дома каждый раз когда команда получала увольнительную на берег.
-У вас сейчас самое счастливое время с Миной..., - не единожды произнес Саут, когда выдавалась возможность для разговора по душам с сыном старого друга. -Вы учитесь быть родителями и потому вам следует много времени проводить вместе - наблюдая за тем как ваш сынишка учится познавать этот мир. Так что, радуйся что тебе не приходится отсутствовать в море по полгода, Баязид и ты не пропускаешь важные моменты из жизни своего ребенка...
-Знаю... и я стараюсь стать для Мансура самым лучшим отцом... хотя порой мне не верится, что у нас с Аминой уже есть ребенок, -улыбнулся Баязид. Беспокойство Саута насчет Мины и Мансура было вполне понятно - старый капитан обожал приемную дочку семейства Таас и всегда серьезно относился к своим обязанностям крестного отца. -Он растет здоровым и крепким мальчишкой - уже пытается ходить самостоятельно. По счастью, у нас дома столько детворы, что ему есть с кем поиграть даже если за окошком портится погода.
-Пусть так и будет дальше, -кивнул Саут, улыбнувшись в ответ. -Я очень счастлив, что ты и Мина вернулись в родительский дом - все наконец-то устроилось, так как и должно было.
На этом месте стоит отметить, что с домом семейства Таас тоже произошли весьма значительные перемены - пару месяцев назад, соседи адмирала и его супруги решили уехать к родственникам в Нотеру, предложив Ардавану купить их дом. Он был небольшим, но уютным и добротным, так что старший Таас охотно его купил, значительно расширив свой земельный участок, соединив два двора вместе. Второй дом адмирал отдал в полное распоряжение Амины и Баязида - как-никак, у них теперь была своя семья и совершенно незачем было ютится втроем в одной комнате. Также, новый дом пригодился когда в Мориссию приезжали Али и Эмине вместе с тремя своими детьми - раньше у Таасов точно бы не хватило гостевых комнат на всех, но выгодная покупка решила и эту проблему. Теперь оба дома располагались за высоким и недавно построенным забором, скрывшим от любопытных глаз большой двор и ухоженный сад семейства Таас, где обожали играть все их дети. Свернув после рыночной площади к знакомой улице и аккуратно побеленному каменному забору, Баязид улыбнулся, заранее представив себе как будет радоваться малыш Мансур когда увидит его... и затерявшись в своих приятных мыслях, молодой человек не сразу услышал как его кто-то окликнул.
-Прошу прощения, добрый господин... это ведь дом адмирала Тааса? Мне приказано передать ему письмо, в собственные руки, -произнес незнакомец (судя по одежде - слуга в богатом доме), подойдя к Баязиду. -Вы не проводите меня к нему?
-Боюсь что мой отец в отъезде... он пару дней назад уехал на верфь, в Манису, -ответил Баязид, обернувшись. -Но если дело срочное, вы можете передать письмо мне - я сын адмирала.
-Это не только срочное, но и печальное дело, господин, -вздохнул слуга. -Видите ли... я служу благородному лорду Дахармы, а сюда приехал сопровождая его вдову - около двух недель назад, господин Викрам покинул этот бренный мир. Госпожа Хюмашах приехала в Мориссию чтобы сообщить невеселые новости лично и заодно передать все бумаги касающиеся имущества своего покойного супруга его младшему брату. Пока что моя госпожа остановилась в гостинице "Золотая корона"...
Узнав о том что дядюшка Викрам скончался, Баязид не ощутил совершенно ничего... пусть это наверное было нехорошо - однако, старший брат отца был для него совершенно чужим и незнакомым человеком. Мельком от Ардавана, молодой человек узнал что лорд Дахармы не одобрил его (то есть адмирала) женитьбу на дочери Зороастра. В глазах Викрама это был совершеннейший мезальянс, так что общаться с семьей брата он не стал и лишь изредка писал Ардавану короткие деловые письма, давая отчет в управлении его долей наследства. Насколько Баязид помнил, на госпоже Хюмашах Викрам был женат довольно-таки давно, однако детей у них не было, так что титул лорда Дахармы теперь по праву принадлежал Ардавану.
-Я не знаю точно когда вернется мой отец, но могу передать письмо твоей госпожи моей матери, -ответил Баязид. -Так что если хочешь, можешь отдать его мне, либо дожидаться пока адмирал приедет из Манисы.
Естественно, слуге не хотелось возвращаться к своей госпоже с невыполненным поручением, так что он охотно передал письмо и ушел, сказав что вдовствующая леди Дахармы будет ждать ответа родственников в гостинице. Ну а Баязид, прежде чем рассказать все своей матушке, направился к своей любимой жене, которую и нашел в их новом доме - она как раз только-только уложила Мансура поспать после всех веселых игр.
-Я вернулся и теперь пробуду дома до начала следующей недели, -объявил жене Баязид, обняв ее. -Как вы тут без меня, любимая моя? Знаешь, когда я возвращался домой, то узнал печальную новость - узнав о ней, отец наверняка огорчится. В Нотере неожиданно скончался его старший брат... и его вдова приехала чтобы все рассказать и передать бумаги на наследство.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-07 17:31:41)

+1

3

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ox5L.png[/AVA]Наслаждайтесь воспоминаниями о прошлом, только живя в настоящем и задумываясь о будущем.
- - - - - - - - - - - - - - - - - -
[float=left]http://funkyimg.com/i/2oASz.gif[/float]Иногда о том, что будет ждать на тебя завтра, лучше не знать. Лучше не гадать и не заглядывать наперед, ведь предугадать всех превратностей собственной судьбы бывает невозможно. А ведь самым главным будет лишь то, что будущее уже не за горами. Он постепенно приближается к тебе вместе с очередным приливом, с вечерними сумерками и утренним рассветом, принося что-то новое, неизведанное и таинственное. Конечно, каждый раз приходит новый день – не в первый раз, и не в последний раз. Вот только, сколько различных радостей доставляет нам каждый восход солнца из-за туч после штормового ветра, обрушившегося на город-порт в мгновение ока? И каждая радость будет дорога по-своему, ведь она никогда не повторяется, всегда уникальна и единственная в своем роде…
Сидя тем вечером у окна с уснувшим на руках сыном, Амина вспоминала свое счастливое детство, когда она была такой же крохой, каким был Мансур, что безмятежно пребывал в состоянии сна и наслаждался беспечностью своей жизни, в которой были и заботливые родители, и, конечно же, любящие дедушка с бабушкой. Андромеда и Ардаван не чаяли души в своем старшем внуке, ведь он опередил дочь Али все-таки на день или даже два, и гордо мог носить это звание старшего, которым не редко его мать кичилась перед Баязидом в детстве, показывая ему свой длинный язык. Улыбаясь тем счастливым дням, полны такой же беспечности и счастья, которыми старались окружить своего сына Мина с Баязидом, женщина все-таки не могла не коснуться того вопроса, который ранее никогда не тревожил ее…
Теперь, когда она тоже была матерью, носила под сердцем своего ребенка и теперь держала на своих руках, прижимая к своему сердцу, не могла понять – как могут женщины отказываться от своих детей?
Как же так: не мучает их совесть?
Это же невозможно жить, не зная:
Поел ли твой малыш?
Здорово ли твое маленькое чудесное чадо, что растет не по дням?
Нуждается ли твой ребенок в тепле и любви?
[float=right]http://funkyimg.com/i/2oB13.gif[/float]Возможно, дело в ней? Возможно, это она какая-то не такая мать, как остальные? Слишком сильно опекает своего ребенка и балует?! Но, нет же. Она пытается дать то же самое, что ей дали в детстве, когда она была такой же маленькой, каким был ее ребенок сейчас, спящий на ее руках. Впрочем, старается даже дать больше – ведь знает, как быстро вырастают дети, что сейчас кажутся полностью зависимыми от своих родителей, но проходит немного времени, сменяется пора, и они стремятся стать такими же самостоятельными и самодостаточными, какими были их родители. Да-да, ведь Мина помнила, как торопились они с Баязидом наконец-то воссоединиться. Им было не просто понять, как хватало терпения у отца и матери встречаться до свадьбы, пусть и украдкой, но целых три года. Правда, в то время свирепствовала чума, заглядывая без разбора в каждый дом, не перебирая…
Мансур тихо вздохнул во сне, привлекая к себе внимание матери, ухватившись за ее длинные темные локоны волос, что были распущены и ниспадали по плечам. На это женщина, конечно же, сразу же отреагировала, наклонившись к нему, дабы поцеловать свое маленькое сокровище. Ее губы замерли на теплой и мягкой коже ребенка, что пах молоком и жасмином, в котором она его недавно искупала. И, видимо, такой продолжительный поцелуй доставил беспокойство маленькому Таасу, что незамедлительно начал ворчать, словно маленький зверек, которого потревожили среди зимы.
- Больше не буду, Ваше Величество, - тихо пробормотала Амина, прежде чем вместе с ребенком отправиться в постель. В ту самую постель, которую во время отсутствия своего благоверного делит лишь с их сыном, который по-настоящему охраняет свою маму во время отсутствия отца. Право дело, заставляет по нескольку раз просыпаться за ночь, прося то любимого кушанья, то просто просясь переодеваться или еще по каким капризам, на отсутствие которых Мансур никогда не жаловался, справедливо заработав свой «титул». Конечно, по возвращению своего отца, мальчишка еще не сразу привыкнет к тому, что ему придется снова спать в своей кроватке, которая находится возле родительской постели, но … это будет позже, и с этим они как-нибудь разберутся в будущем.
Утро нового дня Мина встретила, определенно, не выспавшись. Мансур несколько раз за ночь просыпался, привлекая к себе внимание матери, но в итоге разбудил ее не свет, не заря, заставив ее развлекать себя любимого. И не желая уступить ей не на капельку, как бы она не просила его, еще хотя бы немножечко подремать, хотя бы пять минут, и еще пять…
Вообще, в доме своих приемных родителей Амина привыкла просыпаться достаточно рано. Ани всегда просыпалась раньше всех, в первую очередь, отдавая честь Создателю, к которому возносила свои молитвы, а тогда уже занимаясь своими делами по дому. Этому пытались наследовать и все ее дети, однако за то время, которое провели Мина с Баязидом в Лионе, молодая женщина привыкла долго нежиться в постели. Особенно, когда за окном погода не радовала – а в Гасконии погода частенько не радовала местных жителей солнечными и жаркими днями. Так что, привыкнуть к прежнему режиму, молодой женщине и матери было не просто, хотя этого требовал сынишка, бодренько дрыгающий ножками, прежде чем его ставили на пол и он, держась за руки, пытался сделать своих несколько шагов.
Когда в дом вошел Баязид, Амина была все еще в халате, наброшенном поверх ночной рубашки, сонная, но уже часа два как на ногах – и все с ребенком на руках. Конечно же, они вдвоем с Мансуром поспешили навстречу главе их семейства, даже сделав несколько самостоятельных шагов, прежде чем мальчишка упадет на руки своему счастливому папаше, которого с удовольствием готова была расцеловать Мина, забыв обо всем на свете. Ведь день, когда Баязид возвращался из очередного плаванья, был всегда самым счастливым.
- Всего неделя? – с долей удивления и даже какого-то сожаления, произносит темноволосая женщина. Ей, конечно же, недели мало, хотя она и понимает, как глупо было высказывать какие-то недовольства мужчине. Она прекрасно знала о его привязанности к морю, его упрямству и жажде приключений, которая не пройдет даже десятками лет спустя. – Мы все ждали тебя, и надеялись, что ты придешь к нам, - сразу же отвечает Мина, едва ли не перебивая мужа, у которого все-таки были не радужные вести. – Скончался? А мы его так и не видели… но все равно, это грустно. Пусть Создатель позаботится о его душе, - добавила молодая женщина, с трудом скрывая собственное опасение, мигом наполнившее ее сердце. А ведь в этом мире никто не вечен. В будущем, будем не только много нового с любимым ребенком, но и будут болезненные потери…
Но, прочь грустные мысли? На них просто не должно быть времени! Не тогда, когда рядом любимый и желанный мужчина.
- Ты очень голоден? Устал? – мигом пытается переключиться Амина, желая увести мужа в спальню. – Пойдем, расскажешь мне обо всем, пока наш малыш даст мне отдохнуть, - добавила она, держа его за руку, быстро сбегая на второй этаж дома.

Отредактировано Tony Danziger (2017-02-10 23:32:29)

+2

4

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Честно признаться... Баязид начисто забыл о письме вдовы своего дядюшки, едва только увидел любимую жену - очаровательно-сонную и с маленьким озорником на руках. Теперь, когда младший Таас лишь ненадолго уходил в море и Амине не приходилось долго ждать его, между ними почти не случалось ссор, чему можно было лишь порадоваться от души. Между ними царила совершеннейшая идиллия (затишье перед бурей?) и Баязид старался угождать своей вредной и своенравной женушке, так что в последнее время у нее не возникало желание хорошенько поколотить его. К тому же, благодаря заботливым родителям у молодого семейства был в распоряжении целый дом - пусть не роскошный, но очень уютный и они могли устроить все в нем по своему вкусу.
-Я не голоден - успел поесть на корабле рано утром, так что теперь хочу побыть с тобой, -улыбнулся Баязид, когда жена повела его в спальню. Мансур уже клевал носом у него на руках и отчаянно зевал и тер свои глазки кулачками - можно было надеяться что он позволит своим отцу и матери понежится в постели хотя бы два часа. И после того как Амина уложила сынишку спать, бравый моряк не стал долго раздумывать и быстренько притянул к себе любимую жену. -И это ты должна мне рассказать как соскучилась по мне... потому что я безумно хочу тебя. Поцелуй меня?
Ну а пока Баязид и Мина позволили себе приятный отдых в компании друг друга, та самая леди что внезапно приехала в Мориссию, не знала покоя, дожидаясь возвращения своего слуги. Хюмашах было немного страшно... и не верилось, что она наконец-то свободна. Усевшись перед окном и поглядывая через узорчатые ставни на улицу, она вспоминала как много лет назад провела в этом городе несколько месяцев - прячась от всех перед тем как дать жизнь своему ребенку. В Мориссию неверную жену отправил Викрам, когда узнал о ее грехе... и о том что было уже поздно избавляться от плода этого самого греха. Хюмашах и несколько преданных ей слуг покинули Дахарму и уехали в Мориссию, где поселились в небольшом доме неподалеку от детского приюта.
Именно туда Хюмашах и отнесла плетеную корзинку со своей незаконнорожденной дочкой, едва сдерживая поток горьких слез. Если бы только ее муж сжалился и позволил ей оставить ребенка... но увы, подобного не случилось.
Зато, по счастливому стечению обстоятельств, крохотная малышка была принята в семье младшего брата Викрама. На такое Хюмашах не могла надеяться и каждый день молилась за добрую и милосердную женщину, что стала матерью для маленькой Амины - супругу Ардавана.
Амина... тайком читая письма от младшего брата своего супруга, Хюмашах все эти годы искала хоть какую-то весточку или новость о своей дочке. Викрам почти не  интересовался семьей Ардавана, так что сведений было очень мало - и только год назад, женщине удалось узнать, что Амина благополучно подарила сына своему супругу. В этот день, Хюмашах ходила буквально светясь от радости которую было трудно скрыть от вечно недовольного мужа: ведь так здорово было узнать, что ее девочка счастлива...
И вот теперь, Хюмашах была свободна от уз ненавистного ей брака и надеялась что младший брат Викрама согласится хотя бы ненадолго принять ее в своем доме. Она не собиралась навязываться своей дочери, у которой теперь была другая мать - добрая, любящая и заботливая... Однако, у Хюмашах было право хотя бы ненадолго увидеть Мину и своего внука - о большем она уже и не мечтала.
Узнав от слуги, что адмирал в отъезде, женщина тяжко вздохнула - снова ей необходимо было ждать исполнения своей давней мечты. Но она была терпелива, а Всевышний как известно, всегда награждает тех, кто надеется и верит в лучшее.
-Такими темпами мы очень скоро подарим Мансуру брата или сестру.., -хитро улыбнулся Баязид, целуя жену после очередной приятной близости. -Ты была сейчас такой сладкой... что я не против повторить все, пока наше драгоценное чудо еще не проснулось. Как тебе идея увеличить наше маленькое семейство?
Конечно же Баязид говорил насчет очередного прибавления в семействе в шутку, ведь малыш Мансур был еще слишком мал и Мине было бы тяжело разорваться сразу на двоих малышей. Пока что они осторожничали, будучи наедине, и решили что подумают о втором ребенке, когда сынишка подрастет и его можно будет доверить няне. Сейчас Амина не хотела делать этого и с удовольствием заботилась о маленьком вредном тиране сама - но Баязид не мог упустить возможности немного подразнить ее.
-Ты просила рассказать про дядю... но я как всегда позабыл обо всем на свете, -устроившись на боку рядом с женой, молодой человек игриво провел ладонью по ее обнаженному бедру. -В Мориссию приехала его жена и собирается передать отцу все бумаги относительно наследства... ведь теперь Дахарма переходит к нашей семье. Интересно, родители поедут туда? Я знаю, что отец не любит свой родной дом - а теперь ему придется часто бывать там...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-13 23:38:34)

+1

5

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ox5L.png[/AVA]Время – порой кажется, что его никогда не будет достаточно для того, чтобы насладиться этим днем и этим часом. Оно постоянно куда-то торопится и уходит, не оставляя по себе ничего, кроме легкого осадка разочарования о том, сколь же много было утеряно за этот час и эти минуты, что ты стоишь бесцельно и смотришь перед собой. Ведь жизнь – это движение; она требует от тебя решительности и действий, чтобы ты потом не жалел об упущенных возможностях и времени, которое потерял зря. И Амина тоже не желает терять зря ни единой минуты. Она уже целеустремленно направляется наверх, где располагалась их с Баязидом спальня, чтобы воссоединиться со своим мужем вновь, пока ей снова не приходится провожать его к причалу, откуда уплывают корабли на очередное задание главнокомандующего флотом.
- Значит, ты хочешь услышать о том, как я ждала тебя у окна? – спрашивает Мина, только подразнив супруга коротким поцелуем, после которого продолжила их разговор. – Хочешь знать о том, как я скучала, держа на руках нашего Мансура, и дожидалась тебя, считая каждый день минуты до нашей встречи? Неужели ты не знаешь, как я скучаю? Как жду твоего возвращения? – переспросила у своего любимого мужчины Мина, пока их сын прижался головой к ее груди, начиная засыпать. Все-таки тот, что проснулся ни свет, ни заря, обычно быстрее устает и нуждается в дневном отдыхе. Точно также было и с Мансуром, что никогда не давал подольше понежиться в постели своей матери, неустанно заставляя ее уделять себе внимание. – Знаешь, я могу рассказать тебе об этом всем, но этот рассказ не будет таким уж интересным, - продолжила Амина, прежде чем уложила сына в его кроватку. И, как только она уложила Мансура в кроватку, сразу же начала покачивать ее, дабы любимая копия Баязида поскорее уснула, и не мешала им с отцом насладиться теми бесценными мгновениями, которые были у них предоставлены, словно самой судьбой. И к счастью, устав, ребенок не противился своему желанию поспать, а потому быстро уснул, позволив своим родителям продолжить их разговор.
- Раньше я хотя бы могла выйти на пристань и дождаться тебя там, глядя, как причаливает твой корабль, - продолжила Амина, усевшись на колени своего мужа, пока ее пальчики были заняты его кафтаном. – Я могла наблюдать за тем, как ты сходишь на пристань, или забраться к тебе на корабль… помнишь, как я сбегала рано утром, чтобы тебя встретить? Теперь я не могу так поступить, ведь мне придется взять с собой Мансура, а он еще слишком маленький и капризный, чтобы терпеливо ждать, пока кораблик его папы причалит, - добавила она, прежде чем подарить пламенный поцелуй Баязиду, подтолкнув которого она устраивается сверху на нем. Благо, она не успела нынче основательно одеться. Так что, мужчине не остается ничего, только скользнуть ладонями вверх под ее ночную сорочку из легкого шелка молочного цвета, что подчеркивал белизну ее кожи и темные волосы женщины, наклонившейся за очередным поцелуем, что только разгорячит их обоих в желанной близости.
- Ты хочешь еще одного ребенка? – с какой-то долей опасения спросила Амина у Базида. Они пока старались быть осторожными, но все-таки порой не получалось в полной степени контролировать ситуацию, как и произошло сегодня. – Я думала, мы все решили с тобой, - добавила она, понимая, что если забеременеет сейчас, то останется с двумя маленькими детьми на руках, дожидаясь, когда ее муж вернется с плаванья. Впрочем, Андромеда тоже воспитывала двух детей, когда их отец был занят восстановлением флота. Так что, в этом вопросе им, быть может, не стоило быть настолько категоричными. – Ты знаешь, что я с радостью подарю тебе еще детей, когда придет время. И если ты хочешь сейчас еще одного ребенка, мы можем попробовать, - буквально растаяв от комплимента, сделанного Баязидом. Всегда было приятно слышать приятные и нежные слова из его уст, сказанные с глаз на глаз, когда они оставались наедине. – Я люблю тебя очень-очень… - тем временем произнесла Мина, даря супругу очередной поцелуй, еще один раз заигрывая с обоюдным желанием, царившим между ними уже не один год. Однако спустя несколько минут Баязид все-таки рассказывает о тех новостях, которые еще недавно потревожили их покой. – Думаешь, наш отец уедет в Дахарму и оставит море, и свой пост? – нахмурившись, спросила в итоге она у мужа. – Наверное, мне бы не хотелось, чтобы родители уезжали туда, - честно призналась женщина, посмотрев куда бдительнее на своего супруга, который являлся самым старшим, и при этом родным сыном адмирала Тааса. – А что если отец решит, чтобы ты поехал в Дахарму? Баязид, ведь наш отец не оставит флот, которому он подарил так много лет своей жизни ради титула. Но, ты – его наследник. Али не будет претендовать на титул, ведь он крепко привязан к Адане обязанностями перед женой и свекром, - произнесла после недолгих размышлений женщина, ухватившись всего за одну единственную надежду оставить при себе любимого мужа. Ведь, как бы Али не любил море, он все-таки послушал Эмине и оставил службу в прошлом…
- Ты не оставил бы море ради нас? – осторожно спросила Амина, глядя в глаза своего возлюбленного и надеясь на то, что он станет сразу же отвечать ей отказом. Хотя бы сказал, что хочет быть с ней постоянно, даже когда в море, а не сбегает от нее навстречу штормовому порыву и новым приключениям. Ведь, кто знает, как решит отец? Он может рассудить так, как ему будет угодно, и все примут его, без сомнения, верное решение.

+1

6

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Упомянув о наследстве дядюшки, Баязид мельком вспомнил все что когда-либо слышал о Дахарме от своего отца - богатые земли, старинная усадьба, титул и положение в обществе старой доброй Нотеры. И при всем при этом, Ардаван не захотел оставаться в родном доме, решив самостоятельно рулить своей судьбой, а не действовать согласно указаниям своего отца. В Атлантии, по сути дела державшейся на давних и правильных традициях подобное было если не допустимо вовсе, то не поощрялось... так что размолвка адмирала с отцом и затем с Викрамом была вполне закономерна. Представителю благородного и уважаемого семейства было вовсе необязательно поступать на королевскую службу и уж тем более на королевский флот - недаром, в Анде Ардавана не единожды называли верным королевским псом. Он был рад в свое время отказаться от Дахармы, что могла бы удержать его на одном месте будто тяжелое ярмо для вола... так что теперь трудно было сказать, захочет ли глава семейства вновь вернутся в родные пенаты. Баязид был склонен думать, что отец постарается этого избежать любыми способами - и море он тоже навряд ли оставит.
-Мне кажется, что наша мама не захочет ехать в Дахарму... а отцу там никогда не нравилось, -ответил любимой жене будущий капитан. -Честно говоря и я не хотел бы уезжать из Морриссии, даже ради дядюшкиного наследства. Нам хорошо здесь, Мина... благодаря родителям у нас теперь есть собственный дом, так что если у нас будет еще прибавление в семействе, то здесь хватит места для наших детей. Поэтому даже не знаю... а тебе хотелось бы уехать в Дахарму?
-Ты не оставил бы море ради нас? -тем временем тихо произнесла Амина и честно признаться Баязид не ожидал этого вопроса. И как-то сразу вспомнилось письмо от Эмине, которое Мина прочитала своему мужу - в нем говорилось, что Али решил оставить королевский флот и посвятить себя семье, а также исполнению обязанностей лорда-регента Аданы. Тогда Баязид без труда догадался, что радуясь за Эмине, его жена наверняка хотела для себя того же? Чтобы он забыл про море, все эти рейды, корабли, опасности и прочее... но ради чего тогда ему пришлось выдержать все годы учебы в академии, да и чем заниматься после военной службы? Как уже говорилось выше, ехать в Дахарму у Баязида не было абсолютно никакого желания, так что оставалось лишь как-то объяснить это Амине, чтобы она ненароком не обиделась
-Мина, ты прекрасно знаешь, что ради тебя и сына я готов на все... и я знаю как тебе непросто почти постоянно ждать меня.., -ответил молодой человек, обнимая обожаемую жену. -Я хотел бы ответить утвердительно, но не могу... только на флоте я на своем месте и могу добиться больших успехов. Пойми меня и не обижайся пожалуйста. Я не смогу быть политиком как Али или управлять поместьем - все это не мое. В этом я похож на нашего отца...
Он прекрасно знает, что Мина ожидала несколько иного ответа, но не мог бы сказать что-то другое, даже опасаясь ее расстроить. Однако, она всегда знала его лучше всех родных и умела понимать с полуслова... и Баязид очень надеялся, что жена поймет его и теперь.
-Ты знаешь как сильно я люблю тебя и нашего сына, -шепнул Баязид в губы Мине, прежде чем поцеловать ее. -Ты и Мансур всегда будете на первом месте для меня... ну а море это лишь возможность проявить себя и заодно хорошо заработать. Не хмурься, любовь моя, прошу тебя... мы с тобой ведь всегда знали, что море будет и моей судьбой.
Баязид крепче обнимает Амину, вновь целуя ее - уже намного настойчивее и жаднее, чем за минуту до того. Сейчас они вместе и это самое главное, да и к тому же теперь будущему капитану не грозит быть отправленным в море на достаточно длительный срок, как это было во время войны с пиратами. Южные моря перестали быть опасными еще год назад, так что боевые задачи порученные Баязиду по большей части можно назвать формальными... Но опять же - как объяснить все это своей нетерпеливой, временами вредной и такой любимой женщине, не рискуя при этом быть побитым в очередной раз?
-Мина, любимая моя... ты сама знаешь, что благодаря нашему отцу все изменилось и теперь мне не угрожает опасность в море, -продолжил младший Таас. -Я просто хочу чего-то достичь в этой жизни и доказать не только отцу, но и самому себе, что я могу быть самым лучшим капитаном. Это очень важно для меня...
Прильнув к губам жены, Баязид мягко укладывает ее на спину и затем дарит новую порцию приятных и исполненных нежности ласк, сорвав не один сладкий стон. И на несколько счастливых мгновений можно забыть о насущны вопросах и проблемах, уделив внимание лишь себе любимым.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-23 23:13:57)

+1

7

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ox5L.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2qkiK.gif[/float]Сложно…
Кто бы знал, как сложно Амине было отпускать в море своего любимого мужчину, каждый раз, когда этого требовала ситуация! А таких ситуаций происходило не один и не два раза. Ситуация была настолько регулярной и постоянной, что она пыталась вбить себе в голову, будто бы привыкнет со временем. Вот только она не могла привыкнуть и каждый раз, когда отпускала Баязида к морским просторам, словно резала кинжалом по руке, а то и по сердцу, ведь она знала не понаслышке, насколько коварным и опасным бывает море. Для этого не нужны пираты. О, нет! Море само, словно необъезженная лошадь, лишь ненадолго угомонится, прежде чем разразиться непогодой. К тому же, Эсма рассказывала как-то, что потеряла своего первого мужа из-за моря. Впрочем, это не остановило ее перед тем, чтобы принять предложение капитана Саута, которое последовало незадолго после принятия решения флота перебраться в Мориссию. Но, если этот рассказ был сказан без задней мысли много лет назад, то став женой Баязиду, родив ему сына практически в открытом море, когда бушевала страшная непогода, и шторм бросал корабль, словно игрушку из одной стороны в другую, осознала, сколь много ужасающего можно обнаружить на корабле.
И как ужасна была мысль, что этот риск успел вскружить голову ее любимому мужчине…
Правда, был ли у него, как и у Али, в этом вопросе выбор? Он полюбил море, как и положено сыну моряка, адмиралу, что провел большинство своих дней в море. Да и она любила море, любила встречать корабли и знать, что вскоре земли коснется нога ее возлюбленного. Вот только, возможность, за которую она не могла не уцепиться принесла ей надежду на то, что и ради нее тоже Баязид откажется от моря, как сделал это Али совсем недавно. Без него не перестали ходить корабли, море не высохло, зато его супруга могла быть вместе с ним практически постоянно.
Не секрет, что Мине хотелось бы того же для себя. Она по-настоящему радовалась за Эмине и то, что ей удалось то, что никогда не будет под силу любой другой женщине. И ей тоже, как оказалось, было не подвластно.
Еще до того, как Баязид договорил, Амина уже знала, что ей супруг ответит: они с Мансуром для него – все, но он не оставит море, даже если она попросит у него. От подобной мысли едва не наворачивались на глаза слезы, пока она смотрела в глаза своему возлюбленному, едва не шмыгая носом, словно маленький Мансур после продолжительного плача.
- Али тоже говорил, что не может без моря, и не уйдет из флота, - тихо проговорила женщина, глядя на своего мужчину немного сердито. – Ты бы мог сказать, что мог бы попробовать хотя бы. К тому же, тебе еще никто не обещал Дахарму отдать. Мог бы не убивать сразу мою надежду, - хмурясь и, конечно же, сердясь, добавила Амина, сцепив губы в тонкую сердитую линию, решив, что больше не станет целовать своего упрямого моряка. Однако на деле у нее с этим не получается управиться с напором мужчины, что провел по ее меркам слишком много времени в море. Баязид наклоняется к ней и целует, сначала легко и осторожно, а после с большим напором и страстью, противиться которой она не в состоянии. Каждая клеточка тела ее ожидала этой близости и соскучилась по тому состоянию эйфории, что протекала, словно бурная река ее венами, а само тело уже желало ощутить, как поддастся очередной провокации мужчины. – Как же ты меня мучаешь, Баязид, - шепнула она в губы Баязиду, имея в виду уже, наверное, вечное положение вещей с его отплытиями и прибытиями, но тут же прерывается, чтобы испустить сладкий стон.
Пожалуй, они провели в своих покоях даже слишком много времени. Ведь, даже к тому моменту, когда проснулся маленький Мансур, потребовав свою маму к себе, а Мина, сбежав из объятий его отца обнаженной, при этом не торопясь одеваться, они не спешили выходить к остальной родне. Они пытались наверстать упущенное время, что было не так уж и просто. Кажется ведь, времени никогда не будет достаточно. Особенно, когда знаешь, что впереди все равно ждет разлука. Так что, спустились молодые супруги только ближе к ужину, и пока Баязид направился к матери, чтобы проинформировать ее на счет известий от родственницы по линии отца, Амина принялась за обустройство ужина. Не выпуская с рук сына, она давала указания прислуге, что хлопотала на кухне и в гостиной, накрывая на стол в честь возвращения Баязида, а маленький Мансур радостно наблюдал за этим небольшим беспорядком, что творился вокруг них.
- За ужином нас посетить еще гостья, - произнесла в скором времени Андромеда, на что сразу же повернулась Амина. Но не успела она спросить о чем-либо, как матушка продолжила: - Ты знаешь о нашей родственнице. Я уже отправила ей гонца, чтобы она присоединилась к нам за ужином и, если это будет угодно ей, то осталась у нас погостить. Твой отец наверняка это одобрил бы. И, если ты не будешь против, мы поселим ее в вашем доме в одной из гостевых покоев, - добавила женщина, что воспитала в Амине все самые лучшие качества.
- Конечно, матушка. Баязид уже мне рассказал. И я нисколько не буду против, если вы решили так, - согласилась темноволосая атлантийка. – Знаю, отец одобрит ваше решение, - добавила она, улыбнувшись матери, наблюдая за тем, как тянется к ней Мансур.

Отредактировано Tony Danziger (2017-03-16 20:55:34)

+1

8

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Собственно говоря... Баязида нисколько не удивило решение матери, относительно приглашения родственницы - ведь теперь, когда госпожа Хюмашах овдовела, долгом Ардавана было заботится о ней и оберегать от всех бед. Так что нынче вечером, семейству предстоял не совсем обычный ужин, а скорее посвященный приезду дорогой Хюмашах, ведь гостеприимство всегда было одной из главных добродетелей любого уважающего себя атлантийца. Баязид взял на руки своего сынишку и с улыбкой наблюдал за тем как его брат и сестра расспрашивали матушку о гостье - как говорится, дети есть дети и им все интересно? В тот самый момент, будущий капитан понятия не имел, насколько вскоре перевернется жизнь его любимой женщины с приездом госпожи Хюмашах... но, обо всем по порядку?
-Ты сегодня какой-то задумчивый сынок..., -произнесла хозяйка дома, обернувшись к Баязиду. Он действительно думал о своем, подойдя к окну с Мансуром на руках - точнее говоря о недавней беседе с Миной. -Надеюсь, у вас с Аминой ничего не случилось? Вы ведь не поссорились?
Амина в данный момент вышла на кухню, чтобы поторопить кухарку с ужином, так что Андромеда не могла не задать вопроса, что давно уже мучил ее. Она очень не любила когда дети ссорились, благо что частенько причиной их споров становились сущие пустяки...
-Мама... видите ли, Мина хочет чтобы я ушел с флота, как Али... и не понимает, что я, в отличии от него, не смогу найти себе достойного занятия на суше, -ответил Баязид. -Просто наш Али всегда умел приспосабливаться абсолютно ко всему... и если бы не пошел служить на флот, то преуспел бы в любом другом занятии. Но я не такой... и не хочу чтобы жена считала, что она на втором месте в моем сердце после моря, потому что это не так.
-Мне думается, что тебе стоит больше говорить с ней на эту тему - не забывая добавлять как сильно ты любишь ее и Мансура, -улыбнулась Андромеда. -Моя дочь одновременно и похожа на меня и нет... отпускать любимого мужчину ей не хочется. И мне бы тоже хотелось уметь также настаивать на своем, однако я знаю, что в таком случае Ардаван не был бы счастлив. Ты его копия, сынок... и потому никогда не сможешь сидеть на одном месте. И именно поэтому, вы и ссорились с отцом...
-Надеюсь что вы правы.., -Баязид прикоснулся губами к мягким волосам Мансура - мальчишка в данный момент старательно пытался отстегнуть брошь у него с воротника, но она была слишком тугой для маленьких пальчиков. -К тому же теперь в море совершенно безопасно - ведь отец уничтожил все пиратские базы, а те кто остался жив, бежали, оставшись без кораблей. Все мои рейды теперь не более чем приятная морская прогулка...
-Амина прекрасно знает, что море может быть коварно само по себе, -усмехнулась Андромеда. -Но ты, как и твой отец, жить не можете без опасности, правда?
-Госпожа, прибыла ваша гостья, -доложила тем временем одна из служанок, так что хозяйке дома пришлось оборвать беседу с сыном и идти встречать родственницу.
-Добро пожаловать в наш дом, дорогая Хюмашах, -как и полагалось, произнесла Ани. -Безмерно жаль, что причина вашего приезда не самая веселая, но вы принесли нам радость своим появлением. Мой муж еще в отъезде, так что я от его имени приглашаю вас погостить у нас. Позвольте представить вам моих детей?
Темноволосая и очень красивая женщина сердечно поблагодарила Андромеду за теплые слова и радушно поздоровалась с каждым из домочадцев госпожи Шараф эль Дин, начиная от Баязида и заканчивая самым младшим сынишкой адмирала, что сидел на руках у Румеисы. После этого, Ани пригласила всех пройти к столу, где можно было с удобством и комфортом продолжить все разговоры.
-Госпожа, Создатель мне свидетель - я много раз просила Викрама помириться с братом и нормально начать общаться с вами и вашими детьми.., -с горечью произнесла Хюмашах. -Но он был слишком упрям, не понимая что совершает тяжкий грех, отказываясь от своей семьи.
-Давайте не будем о грустном? Мы не смогли найти общего языка с вашим супругом... и даже не зная меня, он составил обо мне совершенно отрицательное мнение, -деликатно и тактично ответила Ани. -Ардаван тоже старался примириться как только мог, однако, его терпение тоже не безгранично. К тому же, он никогда не стремился жить в своем родовом имении...
После ужина, Андромеда решила лично показать гостье ее комнату, что была по соседству со спальней Баязида и Амины, куда слуги перенесли все вещи госпожи Хюмашах. Мать попросила старшего сына помочь расставить сундуки в комнате, от чего Баязид не отказался, но едва в комнате появилась его супруга, с удивлением поймал даже не любопытный... а скорее очень заинтересованный взгляд Хюмашах, обращенный в сторону Мины. Между ними завязался разговор и Амина позволила гостье подержать сонного уже Мансура на руках, отчего Хюмашах счастливо улыбнулась, похвалив прекрасного ребенка молодой госпожи. Баязид был готов поклясться, что за обедом, эта женщина улыбалась несколько иначе - вежливо и по-светски что ли... тогда как сейчас, рядом с Аминой, она словно изменилась, став самой собой.
-Госпожа, если вам понадобится какая-либо помощь, обращайтесь без малейшего стеснения, -произнес Баязид, прежде чем протянуть руку жене. -А сейчас позвольте вам пожелать хороших снов и доброй ночи. Идем, Мина?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-04-12 23:32:33)

+1

9

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qLRh.png[/AVA]
Прибытие гостей в дом, кем бы они ни были, всегда заставляет хозяев гостеприимного дома вместе с их слугами немного поднапрячься и побеспокоиться о том, чтобы в его доме гостю было, действительно, уютно и удобно. Ведь совершенно не зря именно Атлантия славится своей особенной гостеприимностью и пышными, богато накрытыми столами, что ломятся от всех вкусностей, коими пытаются в больших количествах накормить своих гостей хозяева празднества, которое устраивают в честь своих гостей или по другим причинам, которых может обнаружиться на самом деле не один или два. Все, лишь бы собраться за столом, выпить щербета и полакомиться вкусными лакомствами, которыми принято даже угощать прохожих, если Создатель ниспослал свою благодать одному из его верных рабов. Да и, по правде говоря, таких особенных празднеств, ради которых собирались в Атлантии гости просто так, без особенной на то причины, из-за чего по всему королевству ходит молва об излишней расточительности жителей самого южного региона королевства, было слишком много. И, пожалуй, от подобной расточительности дом Таасов оберегала вовсе не их щедрая или не щедрая атлантийская душа, а самая простая причина – занятость мужчин их семьи, которые по долгу службы отсутствовали в доме, бороздя водные просторы. И это, конечно же, не говоря о том, что контакты с родней отца они поддерживали лишь для «годится». Скорее это можно было назвать обменом информацией о том, что происходит в их семьях, сугубо деловым тоном, не свойственным родным братьям. Ведь куда чаще Ардаван и Андромеда принимали у себя младшего брата дочери знаменитого на всю Атлантию и далеко за ее пределами лекаря, благодаря которому и была побеждена чума не в одном городе много лет назад, когда эпидемия свирепствовала на этих землях.
Впрочем, семья Таасов в Мориссии являлась добрым примером настоящей семьи правоверных, чтобы не говорили о них за глаза жаждущие сплетен бабки, продававшие на базаре свои товары. Им, действительно, многие завидовали, но и многие принимали их добрый пример, из-за чего не одна сирота нашла себе добрых родителей среди представителей знати или купечества. Так или иначе, а ничего зазорного в том, чтобы взять к себе на воспитание оставленного кем-то ребенка, не видел никто. Особенно в Атлантии, где каждый желал посвятить себя в первую очередь семье и детям. В частности это касалось женщин, что практически каждый свой день посвящали дому своего мужа и их совместным детям. Ведь не редко случалось так, что молодой девушке приходилось стать супругой уже состоявшегося мужчины: богатого, знатного и с детьми, которым он и искал скорее мать, нежели жену для себя. Но, это уже совершенно не нужная лирика, от которой мысли Амины были далеко.
Передав на руки служанке своего маленького сына, молодая женщина занялась подготовкой покоев для их внезапной гостьи, чтобы та не познала стеснений на той части дома, что находилась полностью под ее опекой. И, пока Андромеда раздавала распоряжения слугам по накрытию стола и приготовлению угощений, Мина была занята личными покоями, покончив с которыми и спустилась к тому моменту, когда темноволосая госпожа в черных одеяниях переступила порог их дома, не изображая никаких особенных эмоций. Казалось, эта высокородная госпожа хорошо контролирует свои эмоции и чувства – даже улыбается как-то снисходительно и осторожно, от чего Амина даже насторожилась в тот момент, когда ей представили ее. Тот взгляд, которым одарила ее Хюмашах, молодая темноволосая атлантийка не знала, как воспринимать и попросту опешила перед женщиной, присев в небольшом и вежливом поклоне, который были обязаны выдать младшие девушки и женщин старшим и почитаемым госпожам.
- Мы рады приветствовать вас, госпожа, - вежливо произнесла Амина, не зная, как реагировать на красивую и далекую родственницу, с которой они будут теперь делить жилье какое-то время. И то время будет явно определяться прибытием отца, что и решит, как быть дальше со всеми вопросами, особенно остро из которых интересовал Мину лишь только потому, что мог подарить ей всецело Баязида, которого ей так не хотелось делить с морем. Оно уже спустя неделю отнимет его у нее, и заставит мучиться ожиданием его возвращения, что порой ей кажется, словно оно длится целую вечность.
Тем не менее, Хюмашах была весьма интересной собеседницей, за которой Мине было интересно наблюдать. Ведь вела она себя весьма осторожно, не произнеся ничего того, что могло бы задеть или обидеть любого из членов их семьи. В то время, как сама Амина заметила за ней несколько пристальных взглядов, которые объяснила для себя лишь присутствием Мансура. Наверняка Создатель не вознаградил женщину детьми, поэтому она так смотрит на молодую мать с ребенком на руках. Когда ужин подошел к своему концу, Мина провела женщину в те покои, которые она приготовила при помощи своих служанок, так и не выпуская сына с рук, пока Хюмашах не обратилась к ней сама…
- У тебя очень хорошенький малыш. Пусть Создатель подарит ему долгих лет счастливой жизни.
- Аминь, - произнесла Мина в ответ на те пожелания, которые озвучила их гостья, улыбнувшись какой-то совершенно иной улыбкой, нежели было за столом.
- Создатель не послал мне детей, но я всегда молилась за юных матерей, которым больше посчастливилось, чем мне. Это счастье, цену которому понимаешь только со временем, - добавила весьма серьезным выражением лица Хюмашах, прежде чем протянула руки к Мансуру. – Можно мне его подержать? – спросила женщина так, что Амина даже и не подумала отказать ей. Как можно было? Наверное, это было очень горько – заведомо знать, что у тебя не будет всю жизнь детей и никто не сможет утешить тебя, как и огорчить.
- Вы ему понравились, госпожа, - тихо произнесла Мина, наблюдая за тем, как Мансур изучает блестящие драгоценности на их гостье, прежде чем Баязид не окликнул его мать. – Да, конечно, - согласно кивнула она на слова супруга, прежде чем забрать у нее с рук сына, и направиться следом за своим возлюбленным к выходу. – Доброй вам ночи, - пожелала она, прежде чем Баязид запер за ними дверь и они поспешили в свои покои, где и могли поговорить об этом насыщенном и полном событий дне. – Может быть, не стоило так резко и внезапно уходить, Баязид? – опустив сына на кровать, чтобы послабить туго стиснутый корсаж, спросила у супруга его молодая жена. – Мне показалось, что наша родственница собиралась что-то еще сказать, пока ты не вмешался. Да и, … кажется, она очень одинока. Ты не заметил, как она смотрела на нашего Мансура? – спросила она у Баязида. В это время ее взгляд был занят тем, что наблюдал за тем, как их маленький сынишка самостоятельно переворачивается на животик и пытается подобраться к краю кровати, возле которого она и стояла. – Ну и куда ты направляешься, мой дорогой? – попеняла сына, поймав его на руки, чтобы не свалился к ее ногам. – Сейчас снова не захочешь долго засыпать? Порой мне кажется, что ты у нас слишком балованный, - прежде чем чмокнуть сына в пухленькую щечку, произносит женщина, так и дожидаясь ответа мужа.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qLRi.png[/SGN]

+1

10

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Честно признаться... Баязид понятия не имел, почему интерес гостьи к его жене показался ему... нет не странным, здесь наверное следовало бы найти какое-то иное определение? Казалось, бы чего такого в том что женщина которой Создатель не дал радости материнства, совершенно искренне порадовалась за Амину и по-доброму ей позавидовала? Но что-то тут определенно было не так, а будучи человеком недоверчивым, младший Таас решил что обязательно узнает в чем тут дело, благо что теперь госпожа Хюмашах осталась в доме его родителей.
-Я видел... как странно она смотрела не только на Мансура, но и на тебя, -ответил Баязид, принявшись расстегивать свой кафтан. -И она словно стало совсем другой - даже улыбалась иначе, чем за ужином. Но возможно ты права... и госпожа Хюмашах просто рада возможности повозится с детишками - ведь в нашей семье их много, тогда как дяде Викраму подобной радости не досталось за все его злые слова в сторону мамы.
Молодой человек удобно устроился на постели под мягким покрывалом, дожидаясь пока его жена уложит сынишку и присоединится к нему. Уже через пару дней Баязиду надо было заступать на новый рейд, так что он не собирался терять время зря, раздумывая о судьбе родственницы. Самое главное что Хюмашах была вовсе не похожа на своего покойного супруга и быстро нашла общий язык с семьей своего деверя. А остальное уже не так важно?
-Между прочим... я уже успел соскучится, -хитро улыбнулся Баязид, стянув с жены ночную рубашку и затем мягко уложив ее на постель. -Я тебя очень-очень люблю... обещай что не будешь сердится, когда я снова уеду?
Конечно же Мине не хочется его отпускать в море... и она, наверное, охотно бы в очередной раз высказала все своему непутевому мужу, вот только его более чем провокационные прикосновения сейчас заставляют ее позабыть обо всем на свете, желая лишь одного - сладких объятий, на которые Баязид никогда не скупился по отношению к ней. И они вновь не единожды становятся единым целым, пока их маленький озорник вновь не привлекает к себе внимание Амины, начав сонно похныкивать в своей кроватке. Добившись того чтобы родители взяли его к себе, Мансур снова сладко уснул - а проснувшись, в очередной раз разбудил своих любимых маму с папой, проспавших все на свете после приятной ночи наедине. Основательно опоздав к завтраку, Амина и Баязид узнали радостную новость - наконец-то вернулся Ардаван и успел пригласить одного старого знакомого из Нотеры к ужину. Вот только со всеми приготовлениями к своему отъезду, Баязид так и не успел познакомится с этим самым господином Кадером - разве что перекинулся парой слов и то мельком. Ну а далее... младшему Таасу надо было возвращаться на корабль и на пару дней забыть обо всех своих умозаключениях, потому как работы на "Каффе" хватало и без каких-либо боевых действий.
Так вышло, что возвращаясь с очередного патрулирования, бывший адмиральский флагман попал в жестокий шторм, так что пристать в порту Морриссии ему удалось уже глухой ночью. Баязид направился домой и решил что не станет никого будить - куда проще было перемахнуть через забор, чем стучаться в ворота, когда все родные уже давно видели десятый сон. Именно так молодой человек и сделал, рассчитывая затем забраться по стене в спальню Мины как делал это в Лионе и устроить ей приятный сюрприз... однако тут произошло нечто совершенно непредвиденное.
-Ты с ума сошел... я же просила тебя не делать так! -раздался где совсем рядом чей-то очень знакомый голос, так что Баязид остановился на полпути и оглянулся. -Я ведь вдова... и мне нельзя вести себя подобным образом - а если кто-то увидит? Ты же знаешь, что это единственный шанс быть рядом с ней... Как бы я не любила тебя, я не откажусь от этого - ступай же, не мучай меня...
Любопытство победило и Баязид очень осторожно добрался до беседки в саду... где он к своему удивлению увидел госпожу Хюмашах, собственной персоной в объятиях  какого-то мужчины. Его лица будущий капитан не заметил, но зато увидел как незнакомец жадно поцеловал Хюмашах, сказав ей что-то уже шепотом и затем покинул сад таким же способом как и Баязид зашел - ловко перемахнув через забор. Честно говоря, молодой человек не знал как ему следует поступить, тем более что вдова его дядюшки присев на скамейку, явно утирала слезы будучи очень расстроенной... по сути дела надо бы просто повернутся и уйти? Баязид уже собрался сделать это, но тут под его ногами предательски хрустнула сухая ветка и Хюмашах не могла не услышать этого.
-Кто здесь? -тихо сказала она, поспешно вскочив и увидев младшего Тааса, так и застыла на месте. -Ты уже вернулся, Баязид? Амина будет так рада...
-Я вернулся... и похоже стал свидетелем сцены явно не предназначенной для чужих глаз, -ответил Баязид. -Зачем вам понадобилось встречаться с кем-то ночью и еще и приводить его в наш дом тайком? Неужели кто-то снова желает причинить зло моему отцу?
-Создатель... так ты все видел? -Хюмашах тяжко вздохнула. -Не волнуйся, я бы никогда не посмела подвергнуть опасности твоего отца... он ведь очень добр ко мне. Этот человек приходил из-за меня.... когда-то в прошлой и более лучшей жизни, мы любили друг друга - и теперь Создатель решил меня наказать, снова столкнув нас на жизненном пути.
-Неужели? -Баязид усмехнулся, не зная что ему следует думать и во что поверить. Хюмашах тяжко вздохнула, стараясь собраться с мыслями и затем жетом пригласила молодого человека присесть рядом.
-Это непросто... говорить о таком... но муж меня никогда не любил. Много лет назад я встретила на свадьбе того человека, которого не могла получить... но не стала отказываться хотя бы от нескольких крупиц счастья, выпавших на мою долю. Ферхад тоже любил меня и стал...
-Баязид, Хюмашах...? Что вы здесь делаете среди ночи? -раздался тем временем голос хозяина дома, которому в эту ночь также не спалось. Хюмашах вздрогнула от неожиданности и умоляюще посмотрела на Баязида... собственно говоря, после этого у него уже не было иного выхода?
-Простите, что потревожил вас, отец, -Баязид обернулся к Ардавану. -Я только что вернулся, а госпожа Хюмашах была так любезна что открыла мне ворота... а я не мог не поблагодарить ее. Кажется ей нездоровится, но она ничего не сказала вам и маме чтобы не волновать.
-Дорогой деверь, у меня просто весь вечер болела голова, -ответила женщина, вздохнув с облегчением. -Я хотела подышать свежим воздухом... не стоит беспокоится из-за меня.
-Что за глупости, Хюмашах? -тут же обратился Таас к вдове своего брата. -Если тебе нехорошо, ты не должна ничего от нас скрывать - мы ведь одна семья. Пойдем-ка со мной в дом? Ани тоже не спит - Мурад немного капризничал - так что сейчас приготовит тебе целебный отвар по рецепту ее отца. Он снимет усталость и позволит тебе спокойно уснуть.
Ардаван увел родственницу в дом, тогда как Баязиду оставалось лишь головой покачать - ведь если бы не отец, она бы рассказала что-то явно очень интересное? Но делать было нечего и он исполнил свое первоначальное намерение, ловко забравшись по стене в окно спальни и уже там присоединившись в постели к сладко спавшей Амине.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-04-17 00:33:25)

+1

11

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qLRh.png[/AVA]
Малыш на руках смешно скривил свой носик, когда его мама наклонилась к нему, чтобы поцеловать в который раз – наверное, было сложно себе представить, чтобы Амина любила меньше их с Баязидом дитя, у которого было полное право считать себя настоящим принцем. Все-таки не зря его прихоти выполнялись, стоило ему только этого потребовать детскими слезами и криком, что были единственной его возможностью проявить свои требования и желания. Тем не менее, Мина продолжала разговаривать с сыном так, словно бы он мог прекрасно ее понимать, пусть и не мог ответить точно также связно и понятно, как это делала она или его отец. И стоило только Баязиду дать понять своей жене, как относится к незнакомым людям, находившимся в предельной близости к его самому сокровенному – его семье, как на это она невольно улыбнулась. Ведь, кому как не ей было известно, насколько ревнивым собственником являлся ее любимый и единственный мужчина? Сама играла на его ревности, заставляя проявлять больше внимания к ней, отбивая всех тех поклонников, которые увивались за ней когда-то, и в теории имели куда больше шансов получить ее благосклонности, чем родной, как они когда-то считали, брат.
Уложив в колыбель их сына, темноволосая женщина наблюдает за тем, как супруг готовиться ко сну, расстегивая свой кафтан, рассказывая ей о тех сомнениях, которые у него имелись относительно их гостьи. И, что могла на это все сказать Амина? Естественно, только отрицательно покачать на это все головой, а только маленький Манур опустит свои веки, подойти к постели мужа, возле которой и избавится от своей одежды, и поделится своим впечатлением по этой же теме:
- Если бы ты мог, всем запретил бы на меня смотреть. Даже нашей бедной родственнице, у которой умер супруг, - покачала головой Мина, позволяя своим длинным локонам, покачиваться, щекоча ее плечи своими кончиками. – Ты настолько ревнуешь, что даже оцениваешь, как на меня смотрят женщины? О, Создатель, Баязид! Бросай свой флот и оставайся дома, чтобы никто больше и не подумал на меня никак иначе смотреть, - вредно добавила атлантийка, тяжело вздохнув при этом. Ей не хотелось начинать сначала и задевать больную тему, касающуюся флота, что был для Тааса всем. Нет, ей хотелось только отвлечь его и убедиться лишний раз в том, что эти наблюдения продиктованы лишь ревностью. Да и разве иначе могло быть?
- Мне кажется, что я точно права, а ты зря выдумываешь и ревнуешь, - заявила она, хитро улыбнувшись мужу, что не выпускал из своего внимания то, как она готовилась ко сну. – И всему можно найти свое объяснение, - добавила она, сев на постели возле мужчины, заявившего ей о своих желаниях. Теперь ему оставалось только спустить с ее плеч ночную сорочку и уложить на постель. – Буду я расстраиваться и сердиться или нет – все зависит от тебя, мой милый, пока ты еще рядом со мной, - добавила она, прежде чем последние слова утонули в длительном поцелуе, что дал лишь начало очередной близости двух любящих супругов. У них ведь  в распоряжении было, нужно сказать, не так уж и много времени на двоих. И все эти дни сбегали друг за другом, в немыслимо быстром темпе, за которым Амине было и не угнаться.
Как бы ни прошли эти дни рядом с любимым мужчиной, Мина не могла сдержать данного слова – нет, она не злилась на отсутствующего супруга, что бороздил на своем корабле морские просторы. Она безумно по нему скучала, в чем ее не единожды попрекнула ласково мать, стараясь убедить ее в том, что ожидание всегда увенчается радостной встречей. Тем более, Баязид отсутствует всего несколько дней, максимум неделю, но не месяцы, как порой приходилось его отцу.
- Не терзай себя так дочка, - коснувшись теплой ладонью щеки Амины, произнесла Андромеда в тот день. – Смотри, как ты побледнела в последние дни. Не заболела ли, моя красавица? – обеспокоилась женщина, не в силах не заботиться даже о давно взрослых детях. Тем более, в их доме Хюмашах уже ухаживала за заболевшей гостьей их дома. Ну, а маленький Мурад начал вести себя достаточно капризно, заставляя беспокоиться своих родителей. Сейчас мальчишка расплакался, от чего его принесли матери, чтобы та успокоила его наконец-то, ведь только в ее объятиях он был готов обнаружить свой покой.
- Съешь немного фруктов или сладостей – они поднимут твое настроение, - предложила Хюмашах, также находившаяся рядом в саду с Андромедой и Аминой, у которых была возможность в полдень угоститься щербетом и фруктами. Погода была хорошей, не смотря ни на что…
- Нет, спасибо, тетя Хюмашах, - так начала обращаться к вдове их дяди Амина, чему сама Хюмашах нисколько не была против. – Что-то мне не хочется фруктов и сладостей, - добавила она, отодвинув от себя тарелочку с лакомствами. – Поскорее бы приехал Баязид, - тихо добавила она, не зная, что уже этим вечером Создатель воплотит ее желание в реальность.
- Госпожа Хюмашах, девочка проснулась и зовет вас, - доложила тем временем служанка госпоже, которая сразу же умчалась к маленькой дочери Ферхада Кадера, которая продолжала гостить в их доме, сражаясь с болезнью, что настигла ее во время путешествия.
Ну, а что же Амина? Амина, взяв на руки сына, направилась на прогулку, следуя любому совету матери – дышать свежим воздухом и больше гулять. И именно во время прогулки, почувствовала себя дурно: закружилась голова и перед глазами, показалось, потемнело. Решив, что пока не будет никого пугать, а к завтрашнему дню оно все пройдет, женщина направилась в свою комнату, где и провела почти день вместе с сыном, спустившись в гостиную лишь для ужина. Она сначала и не почувствовала, что муж вернулся. Но, когда проснулась по утру от какого-то не хорошего чувства, увидела, что больше не одна…
- Баязид, почему ты меня не разбудил? – прошептала она тихо, пожелав разбудить мужа поцелуем.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qLRi.png[/SGN]

+1

12

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oxUi.jpg[/AVA]
Устроившись рядом с Аминой и постаравшись не разбудить ее, Баязид раздумывал о том, что буквально только что едва не открыл какую-то давнюю тайну, связанную с Хюмашах и ее прошлым... но что самое интересное, это прошлое как-то касалось и его семьи, что было очень странно. Все дети Ардавана ни разу в жизни не видели своего дядюшку Викрама, но были наслышаны о том, что человек он весьма неприятный - так что по сути дела никто не горевал о его кончине, да и наследства в Нотере никто не желал. Возможно это было нехорошо, но это было именно так...
Она сказала что его зовут Ферхад... так неужели это именно тот человек, которого отец пригласил к нам в гости? -подумалось Баязиду, когда он вспомнил о визите знатного господина из Нотеры. Но к сожалению, молодой человек общался с господином Кадером лишь мельком, да и не подумал в тот самый момент, что надо присмотреться к гостю? -Но даже если госпожа Хюмашах любила его когда-то, какое отношение эта давняя история имеет к нам? К моим отцу и матери... что-то тут явно нечисто и я должен докопаться до истины.
С этими мыслями Баязид крепко уснул и проснулся когда Амина нежно его поцеловала. Улыбнувшись, он обнял любимую жену, притянув ее ближе к себе и прежде чем ответить, вернул не один сладкий поцелуй.
-Ты так крепко спала, что я решил не будеть тебя, -ответил будущий капитан. -Тебе итак приходится постоянно вставать и проверять нашего сына... Но я бы тебе посоветовал приготовится к тому что этой ночью нам спать не придется. Меня отпустили почти на неделю, потому как "Каффе" необходим небольшой ремонт после вчерашнего шторма. Саут сказал что сам справится, а еще приглашал нас к себе в гости. Сказал что Эсме уже не терпится увидеть как подрос наш Мансур.
Баязид прекрасно знал, что для Саута его жена все равно что родная дочка - своих детей у капитана "Каффы" не было и он особенно привязался к Амине, став для нее крестным не ради красного словца. Этот человек всегда принимал близко к сердцу все что случалось у Мины, как и его жена, так что молодая пара были желанными гостями в их доме.
-Я сказал что передам тебе его приглашение и дам знать когда мы придем... так что подумай когда это будет удобнее всего? -предложил Баязид жене, вновь стянув с нее ночную рубашку. -А еще, я очень соскучился по тебе и ты мне снилась в этом рейде. Обними меня?
Всласть понежится в постели своим родителям в итоге не позволил Мансур - проснувшись и увидев что мама и папа явно не хотят вставать и бежать к нему как обычно, мальчишка решительно встал в кроватке и держась за деревянный бортик принялся громко хныкать. Баязид лишь рассмеялся, увидев как довольно сынишка улыбнулся, едва только Амине стоило взять его на руки и прижать к себе - определенно, они порядком уже избаловали свое самое дорогое сокровище?
-Мина... я тут подумал, что мог бы найти себе подходящую должность в порту, -произнес Баязид, когда супруга вернулась в постель вместе с Мансуром на руках. И хорошо что он еще слишком мал, так что можно лишь прикрыться простыней и не бросаться на поиски своей одежды? -Саут сказал что я мог бы стать новым военным комендантом через пару месяцев... как тебе такая идея? Тогда нам точно не придется надолго расставаться - разве что изредка, если мне нужно будеть ехать на верфь. Кстати говоря, мы могли бы поехать в Манису вместе...
Конечно же Баязид и предположить не мог, что Саут рассказал ему о хорошей должности в порту только ради Мины - он прекрасно знал, как ей не нравятся морские рейды. К тому же, должность коменданта была выгодной и тоже относилась к флоту, так что Баязид мог бы гораздо быстрее продвинутся по карьерной лестнице.
-Если тебе понравится эта идея, то я могу подать прошение о переводе... и тогда тебе не придется больше расстраиваться из-за меня, -говоря эти слова, Баязид вспомнил о недавнем разговоре с матушкой... что если бы она только могла, то приложила бы все усилия к тому чтобы Ардаван подольше оставался рядом с ней. -А еще мы тогда сможем позволить себе еще ребенка... а то наше чудо уж очень капризное и балованное.
Сказать что Амина была рада предложению мужа - значит ничего не сказать вовсе. Баязид получил не один нежный поцелуй от своей жены за прекрасные новости и сам был очень счастлив что сумел доставить ей радость. И они вполне бы могли забыться в объятиях друг друга не на один час, если бы не их вредный и обожаемый сынок, требовавший к себе внимания. Да и к тому же, их уже давно ждали за завтраком?
Зайдя в родительский дом, Баязид и Мина застали в гостиной того самого господина из Нотеры... и только услышав его голос, молодой человек понял что не ошибся и именно его видел этой ночью в саду. Ферхад заходил к своей дочурке и прежде чем попрощаться, сердечно поблагодарил Андромеду за заботу о малышке Сафие. Когда же нотерец ушел, Баязид понял что не должен упустить шанса переговорить с ним с глазу на глаз и направился следом за Кадером, сказав Мине что сейчас вернется.
-Баязид, ты куда? Мы сейчас сядем за стол.., -окликнула своего старшего сына Ани и затем оглянулась на Амину. -Что случилось, дорогая? Надеюсь вы не поссорились?
Хюмашах оставалось лишь вздохнуть - она быстро догадалась, что любопытство Баязида не даст ему теперь покоя. Сейчас женщина жалела что почти рассказала свою тайну мужу единственной дочери... но поделать с этим уже ничего не могла.
-Господин Кадер, подождите! -окликнул Баязид Ферхада, догнав его на рыночной площади. -Мне надо поговорить с вами. Это касается госпожи Хюмашах...

+1

13

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qLRh.png[/AVA]
На лице у Мины застыла слабая, еще сонная улыбка, когда Баязид поспешил ответить ей на вполне себе требовательный вопрос. Все-таки молодой женщине не нравилось терять зря время, которое она могла провести рядом с мужем, которого всегда терпеливо (или не очень) дожидалась дома после каждого рейса. И теперь, когда он прибыл раньше, чем обещал – Амина не могла радоваться тому, хоть и подозревала, что этому возвращению молодого человека раньше есть своя причина. И, вполне возможно, ему о ней он не расскажет так, как было все на самом деле. Он ведь не любит ее пугать и заставлять беспокоиться о нем тоже, ведь всегда это выливалось в нечто очень близкое к ссоре, когда оба пытались доказать свою правоту. Впрочем, пока причин для беспокойства нет, пусть даже темноволосой женщине приходится тяжело вздохнуть – шторм, в который попал корабль капитана Саута и Баязида, мог навредить им, а не только кораблю.
- Значит, был шторм, и ты об этом говоришь так спокойно? – конечно, для таких морских волков, которые плавали на кораблях флота сейчас и в недавнем прошлом принимали участие в маневрах против пиратов, терроризировавших берега Атлантии, какой-то там шторм – не проблема. Это вообще, небольшая преграда, вроде дождя на прогулке, пусть эти самые дожди редко обрушивались на местные земли.
Подложив руку себе под головой и устроившись поудобнее на боку, Мина выслушала, конечно же, не только предположение о ближайшей ночи, но и о том приглашении, что его им дал капитан Саут. Он был не только бывалым моряком и лучшим другом их отца, под командованием которого плавал не только Баязид, но и Али в свое время тоже начинал трудиться на корабле под его началом. Но, главное – Саут и его жена являлись очень важными людьми для Мины, которой стали кем-то больше, чем крестными родителями. Они поддерживали и словом,  и делом свою крестницу, давая понять, что она никогда не останется одна, даже если с названными родителями они разойдутся во мнениях. Так случилось, когда они с Баязидом перешагнули черту дозволенного и скрепили свои отношения без родительского благословения, что могло вызвать пересуды среди жителей Моррисии, на глазах которых практически росли дети адмирала. Впрочем, все его семейство всегда пребывало на виду, учитывая высокое положение в обществе Ардавана Тааса, а также его действия во благо короны, поэтому так или иначе, а скромную свадьбу детей наверняка перетирали. Только Мина не слушала, что говорят другие, ведь забот тогда им хватало.
- Ты знаешь, я всегда буду рада прийти в гости к Саутам, поэтому стоит выбрать самое подходящее время для нас двоих. Вечер сегодняшнего дня наверняка отпадает? – улыбается она, опираясь на предположение Баязида о предстоящей ночи. – Впрочем, если я не буду спать всю ночь, какой я буду в гостях? – продолжает Мина, проведя кончиком пальцев по плечу супруга вверх, нарочно дразня его сейчас. Тем более, младший Таас охотно поддавался на заигрывания жены, сказав ей о том, что видел ее во сне, когда был в море. К добру ли? Сама Амина не задумалась об этом, пропустив мимо ушей тревожные нотки сердца, заглушенные радостью возвращения супруга, которого обняла обеими руками, привлекая к себе…
Приятная близость принесла положительные эмоции женщине, что и позабыла о том, как ей нездоровилось днем накануне. К тому же, когда Мансур проснулся, ей пришлось заставить себя оторваться от одного мужчины, чтобы подарить себя другому – их сыну, жаждущему уже оказаться на руках у матери, рядом с ней и отцом. А то, чего они только вдвоем и вдвоем? Ему тоже хочется! Выполнив желание сына, которого Мина взяла на руки, прикоснувшись к его щеке губами, она вернулась в постель, где и усадила сына между ними, чтобы потрепал немного папку за волосы и получил положенные ему объятия. Вот только тогда Баязид и озвучил нечто такое, что … приятно порадовало и даже удивило Амину.
- Ты, правда, хочешь устроиться работать в порту? – улыбнулась Мина, не веря своим ушам. – Создатель, это же отлично! – добавила она, бросившись обнимать мужа, что решил так порадовать ее сегодня. И, как только она ощутила легкое головокружение, зажмурила глаза, списав его на радость. Да и вскоре, когда она открыла снова свои бездонно темные глаза – все прошло. – Если ты этого тоже хочешь, Баязид, то я буду только рада такому повороту событий. Но… еще один ребенок… ты уверен, что нужно именно сейчас заводить ребенка? Мы ведь хотели, чтобы Мансур подрос. А он еще такой маленький и нуждается во внимании. Только потому, что ему мало твоего внимания, он такой капризный, мне кажется, - добавляет Мина, прежде чем подарить мужу не один нежный поцелуй, от чреды которых заставляет оторваться только Мансур, и естественное желание подкрепиться.
- Да, пора уже позавтракать. Ты ведь тоже поешь вместе со всеми, правда, мой хороший? – последние слова были обращены уже, конечно же, к Мансуру, а не к Баязиду, что ел порой даже за троих взрослых. Особенно, если подавали его любимые блюда. Но не в пример своему отцу маленький парнишка, был разборчив и его нельзя было заставить что-то съесть, если он того не желал. Из-за этого Амине порой приходилось хорошенько поволноваться, опасаясь, как бы сынок не заболел. Впрочем, сегодня можно было надеяться на лучшее?
По крайней мере, Амина надеялась, когда вместе с Баязидом спустилась к завтраку, где уже почти все члены их семьи собрались. Однако, стоило ее благоверному умчаться следом за господином приходившему к ним в гости, как женщина ощутила непередаваемое волнение.
- Нет, мы не ссорились, - отрицательно помотав головой, ответила Мина на вопрос Андромеды, из-за которого почувствовала себя еще и безумно стыдно. Неужели они так часто ссорились, что первое о чем можно было подумать – это ссора? – Напротив, Баязид рассказал о том, что хочет подать прошение на должность коменданта в порту, - добавила она, тихо вздохнув при этом…
И почувствовав, как голова идет кругом.
- Все в порядке? – единственное, что расслышала Амина, попытавшись убедить, что все хорошо, ведь в следующее мгновение она явно потеряла равновесие. И, если бы не вошедший в комнату Ардаван, наверняка упала бы вместе с Мансуром.
- Ну все… я посылаю за врачом, - решительно заявила Ани, забрав с обессилевших рук Мины сына, и передав его Хюмашах, сразу же направилась к слугам, дабы те поспешили за доктором.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qLRi.png[/SGN]

+1

14

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Future owners