В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Беладонна: за границей — красивая женщина. У нас — смертельный яд.


Беладонна: за границей — красивая женщина. У нас — смертельный яд.

Сообщений 1 страница 20 из 53

1

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]

Henry & Eleanor
- - - - - - - - - - - - - -
1140 год
- - - - - - - - - - - - - -
графство Арль в королевстве Арелат

http://cdn.playbuzz.com/cdn/276d7eef-7403-4e13-9097-7235e27ff23a/6555f697-9875-4a2f-826b-1623b60a747d.gif
Королева Арелата прибывает в замок графа Арльского со своим венценосным супругом на турнир, где всегда много бравых рыцарей, способных обратить на себя внимание давней любительницы мужского внимания. Тем более, когда ее супруг слишком благочестив для этого...

[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

2

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Буквально с самого раннего утра, в замке Эрм царила самая настоящая суматоха, словно в потревоженном муравейнике - шутка ли, принимать у себя августейшую чету? Накануне вечером, Генрих долго не мог уснуть, представляя себе как впервые выйдет на ристалище, где нужно будет показать себя достойным рыцарского звания! Да еще и на глазах у самого короля! И если все пройдет благополучно, то возможно Генри получит рыцарское звание еще до конца лета... а это означает, что можно будет уехать из родного дома в столицу и потом принять участие в каком-нибудь военном походе. И тогда Генриху удастся исполнить свое самое заветное желание и посмотреть мир за пределами родного королевства - а что может быть лучше этого??
Едва только открыв глаза, Генрих откинул одеяло и в одной рубашке подлетел к окну, открыв ставни и впустив в комнату свежий и утренний воздух, наполненный прохладой росы и ароматом сада, разбитого за толстыми стенами замка Эрм. Когда-то давно, Генри гулял в этом саду вместе со своей матушкой, которую он сейчас почти не помнил - она умерла совсем молодой, в одну из долгих и страшных зим, серьезно простудившись. Отец Генриха недолго был горьким вдовцом и уже по окончании траура подыскал себе новую супругу из достойной и богатой семьи и она подарила ему двоих прекрасных детей. Вот только матерью его первенцу леди Катарина так и не стала, прекрасно понимая, что благодаря ему, отцовское наследство никогда не достанется ее сыну. Это отношение невозможно было не заметить, но со временем, Генри сумел смириться со сложившимся положением вещей и несмотря ни на что, очень любил младших сестру и брата.
-Доброе утро, мессир! -поздоровался с молодым господином его бравый оруженосец, бодрячком ввалившийся в комнату. Артюр был ровесником виконта Арльского и был родом из деревне Эрме - сейчас уже было непонятно, какое название было первым: деревушки или старинного замка. Ему наверняка пришлось бы изведать тяжелой крестьянской доли, если бы его матушка не прислуживала графине и не упросила ее устроить судьбу своего любимого сына. Так что Артюр в отличии от многих своих сверстников, не знавших не одной буквы, получил возможность обучаться военному делу и заодно грамоте и прочим наукам вместе с молодым господином. -Ваш батюшка собирается ехать навстречу королевской чете и желает чтобы вы поехали вместе с ним. Прислал меня сказать чтобы вы как можно скорее собрались.
-Неси скорее воды чтобы умыться - что ты стоишь! -скомандовал Генрих, принявшись спешно собираться - он ведь еще вчера просил отца, чтобы тот взял его с собой и как же хорошо что Его Светлость за всеми делами не забыл этой просьбы! С помощью Артюра и еще одного слуги, наследник графа быстро умылся и оделся, постаравшись хорошенько пригладить при помощи воды и гребня свои непослушные кудрявые волосы. Правда это оказалось совершенно бесполезно и после того как утреннее солнце высушило их, они снова торчали в разные стороны. -А где мой доспех?? Скорее несите его!
По сути дела, для встречи важных гостей можно было не одевать весь комплект новеньких лат, недавно заказанных у искусного бронника в Эрме, так что Генрих ограничился лишь стальным нагрудником, украшенным гербом его рода. Пристегнув к ременной перевязи на поясе меч, он помчался во внутренний двор замка быстрее шальной стрелы и по дороге съехал по перилам лестницы что вела в главный зал. Отец уже ждал Генриха и в данный момент прощался со своей супругой, напоминая ей о необходимости закончить все приготовления к встрече гостей за ту пару часов что он будет отсутствовать.
-Я все сделаю как нужно - езжай спокойно и скорее возвращайся, -улыбнулась графиня, после чего ответила холодным кивком на приветствие своего пасынка. -У нас ведь все уже готово, так что Их Величества останутся довольны.
-Я тоже хочу с тобой поехать! -едва не расплакался пятилетний братишка Генриха, едва только увидел старшего брата - с настоящим мечом и в латном нагруднике! -Пожалуйста, возьми меня с собой, Анрио... ты же катал меня на своей лошадке, я не упаду, честное слово...
-Не расстраивайся пожалуйста, -Генри обнял братца, присев рядом с ним. -Я очень быстро вернусь, обещаю. А вы с Анной будете меня ждать, хорошо? После приезда гостей можем пойти посмотреть как устроили ристалище и тренировочный лагерь для рыцарей!
-А мне до сих пор не верится, что я увижу самого короля.., -мечтательно произнесла Анна, улыбнувшись любимому старшему брату. -И мне просто дурно от страха как только подумаю что Его Величество будет ужинать с нами за одним столом.
-Это большая честь, за которую мы должны быть благодарны королевской чете, -ответил дочери граф Арльский, после чего поспешил поторопить старшего сына. -Но время идет и солнце уже высоко, так что нам пора ехать. Идем, Генрих!
Генрих не заставил просить себя дважды и мигом уселся в седло своего великолепного вороного жеребца - предмет зависти всех ближайших соседей. Помахав брату и сестре, он пришпорил коня и поехал следом за отцом и его свитой встречать высоких гостей: для этого надо было добраться по старому тракту до Эрме, а оттуда до постоялого двора в еще одной близлежащей деревушке - Сент-Реми. Именно оттуда вчера вечером прискакал королевский гонец, чтобы сообщить что монаршая чета уже пересекла границу графства и остановилась на ночлег на постоялом дворе. Вообще, Сент-Реми можно было назвать скорее небольшим городком, чем большой деревней и Генрих довольно-таки часто бывал здесь, навещая своего деда, старого барона Фурно. Этот старый вояка сейчас жил совершенно один, ведь после смерти единственной и любимой дочери, у него не осталось никого кроме внука...
-Интересно, а дедушка поедет на турнир? Мне бы хотелось чтобы он посмотрел как я буду сражаться..., -поинтересовался Генри у своего отца. -Вы посылали ему приглашение?
-Посылал, но старый ворчун пока что так и не ответил на него, -ответил граф Арльский. -После того как встретим наших гостей, можешь заехать к нему и пригласить лично. Старик меня недолюбливает... так что вполне мог проигнорировать мое послание, чисто из вредности.
Граф и его сопровождающие без каких-либо приключений добрались до Сент-Реми и затем въехали на постоялый двор, где королевские слуги с самого утра уже собирали своих господ в дорогу. Король в данный момент находился в трапезной, куда отец Генриха и направился чтобы поздороваться и выразить свою радость по поводу скорого приезда Его Величества - ну а про графского наследника все забыли, так что спешившись, мальчишка решил немного осмотреться. Кажется кто-то из баронов, обедая в замке Эрм, как-то раз говорил что король получил в подарок от магрибского наместника каких-то совершенно необыкновенных лошадей... так что Генрих решил лично убедится в том, правда это или выдумки. Поэтому, приказав Артюру оставаться во дворе вместе с рыцарями свиты, наследник графа направился на конюшню, где наверняка разместили всех королевских коней.
-Не ходите туда, мессир... батюшка хватится вас и будет ругать! -сделал попытку оруженосец воззвать к благоразумию молодого господина - но где уж там? Ну а Генрих, храбро направившись на конюшню, совершенно не подозревал, какую интересную встречу приготовила ему судьба...
...возле одного из денников стояла необыкновенно красивая женщина... она поглаживала по морде великолепного гнедого коня и что-то говорила ему, но увидев нахального молодчика, осеклась на полуслове и с интересом посмотрела в его сторону. Ну а Генри совершенно растерялся под этим... оценивающим взглядом и поклонился даме как полагалось, лишь спустя пару минут, подумав что теперь она точно сочтет его неотесанной деревенщиной. Судя по всему незнакомка была знатной леди? Во всяком случае ее богатое платье и украшения говорили именно об этом...
-Простите... я не хотел вам помешать, -извинился Генрих, сдернув свой берет с головы и совершенно позабыв о том как долго и старательно пришлось причесываться, чтобы волосы не торчали во все стороны. -Мне просто хотелось увидеть настоящих магрибских коней...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-12 21:21:56)

+1

3

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Что требуется от идеального мужчины? Пожалуй, подобный вопрос не каждый мужчина был готов задать себе сам, не говоря уже о том, чтобы услышать его вслух от своей супруги. Однако Элеонора была уже близка к тому, чтобы высказать своему благоверному супругу, что он, как бы, … не идеал, и выходила замуж она скорее не за его прекрасные стихи, которые он пел ей в уши, когда она была еще так юна, но уже искушена вниманием противоположного пола к своей персоне. Впрочем, выходила замуж она и не за его благочестие, что высказывалось особенно остро сейчас, когда ему было уже далеко за тридцать, но вызывало неописуемый восторг у многих гостей их двора, а также других представителей аристократии, с которой всегда была на короткой ноге бывшая герцогиня Вьенна. Она, как и должно, заботилась состоянием своих земель, которыми в браке управлял ее венценосный муж, но куда больше ее заботило ведь еще и кое-что другое…
И это другое стало причиной решения короля отдалиться от столицы хотя бы на какое-то время, проезжаясь землями своих вассалов. Конечно, ведь он надеялся на то, что они с супругой проведут какое-то время вместе, в разговорах о главном, о высоком. Тогда как королеву, как и любую нормальную женщину, интересовали вовсе не молитвы до полуночи в компании ярко пылающей свечи. Женщине нужен мужчина, превосходящий ее не только духовно или физически. Он должен уметь потакать ее капризам и знать, когда лучше напрочь отбросить свое благочестие в сторону, и принять дьявольский облик змея-искусителя. Но разве это достойно Его Величества короля?
Пока королева приводила себя в порядок при содействии своей свиты фрейлин, она не единожды промотала в своей голове то, что случилось в тех покоях, которые занимали они с Луи на постоялом дворе, прошлой ночью. Она ведь постаралась посодействовать плану своего мужа – она устроилась в постели, отбросив небрежно одеяло так, чтобы взору мужчины представился ее соблазнительный вид. И не забыла даже про нижнюю рубашку, шнуровку которой она послабила на шее достаточно для того, чтобы она открывала одно ее плечо, оставляя достаточно простора для воображения. Но, что вы думаете? Сработало? Тот же самый мужчина, что желал провести с ней время, и проводил ранее время не хуже, чем ее самые головокружительные любовники, велел ей привести себя в надлежащий вид, и становиться на колени, чтобы вознести их молитвы богу о сыне, которого она ему так и не подарила.
Эти слова подобно пощечине зажгли алым румянцем прекрасный лик королевы, что, тем не менее, не стала перечить мужу. Но всерьез задумалась о том, что же будет дальше твориться в ее жизни. Долго она монастырского режима, который ей устроил Луи, не выдержит. И, тем не менее, она была в обиде на своего супруга. И об этом дала понять мужу, как только он вошел в покои, где фрейлины подобно быстреньким мотылькам порхали над ее идеальным образом, в котором она подобно Мадонне представится местной знати, которую за долгие годы своего замужества так и не видела прежде, поскольку так далеко ее еще не увозили от столицы.
- Где Вы были, Ваше Величество? – поинтересовалась она, приподняв подбородок вверх. Выражение ее лица изображало лишь минимум заинтересованности, тогда как тон голоса давал понять, что стоит вопрос расценивать скорее, как упрек. – Я проснулась, а вас не было уже в постели, - добавила она, не убавив оборотов.
- Я ходил в местную церквушку послушать утреннюю службу. Очень надеялся, что вы составите мне компанию, о моя прекрасная супруга, - взяв теплую ладонь супруги в свои более прохладные руки, произнес король.
- Возможно, если бы меня не мучила бессонница, я услышала бы, как Вы поднимаетесь ни свет ни заря, и составила бы вам компанию на утренней, но … увы, - натянув на лицо свою милую улыбку, она не знала, как ей быть дальше. Как пытаться общаться с мужем, как прежде? Они ведь давно живут в разных мирах. Его влечет к себе вера, а ее … высшее общество, красивые балы, турниры, украшения и далеко не те развлечения, которые она могла себе позволить с мужем, что постоянно был занят молитвой или государственными делами.
- Что же, в другой раз? – как и всегда терпеливо оглашает свои надежды Луи, с которым грех не согласиться. Но, они оба знают, что так не будет.
- Надеюсь, вы не возражаете, если я поеду верхом сегодня? Мне надоело общество моих фрейлин и тряска в карете. Хочу увидеть местные пейзажи, прежде чем мы доберемся до замка графа Арльского, - как и полагается послушной жене, Элеонор оглашает о своем желании. И благо, мужчина не жаждет нынче спорить с ней.
- Как пожелаете, Ваше Величество, - произносит Луи, прежде чем он наклонится вперед и прикоснется губами к ее ладони. Ведь в этот же момент им помешали. Прибыл кто-то из пажей, чтобы доложить о прибытии свиты графа и самого графа, которому не терпелось уже встретить королевскую чету. Так что, вскоре король уже спускался по скрипучей лестнице вниз, тогда как женщине не оставалось ничего иного, только направиться на конюшню, чтобы хоть немного времени провести вдали от щебечущих обо всем и ни о чем девицах, избранных ей из своих верных подданных.
Ее лошадь, та самая, на которой Ее Величество отправлялась в далекий поход вместе с мужем еще в начале их брачных отношений, была еще не оседлана. Сбруя ее находилась в деннике, который она занимала, и в который вошла женщина вскоре…
- Моя красавица, - нежно произнесла Элеонор. Пожалуй, только к этому животному она относилась лучше всех, и считала своим истинным другом. Ведь она уже не первый год была ее верной спутницей в любом путешествии. – Сегодня тебе не придется ехать без меня, - добавила она, прежде чем услышала позади себя какие-то шаги. Испугавшись, что кто-то мог ее подслушивать, королева резко обернулась к возмутителю ее уединения, и застыла на какое-то время на месте, увидев перед своими глазами незнакомца. – Чего вам нужно? – строго спросила она, на что незнакомец неловко поклонился ей, стащив с головы берет. – Магрибских лошадей? – переспросила королева, не веря своим ушам.
Наверное, прошла былая слава об ее красоте, раз уж молодые рыцари не торопятся забраться к ее окну и подсматривать за ней?
- Это все, что ты хотел? – спрашивает она, заметив, как неловко переминается с ноги на ногу молодой рыцарь. – Подойди ближе, не бойся, - произнесла она, поманив кудрявого парня к себе. – Такую лошадь больше нигде не увидишь – это последняя из тех, о которых ты наверняка слышал. Подарок моего отца на свадьбу, - гордо произнесла Ее Величество, продолжая поглаживать свою лошадь вместе с парнем, что был несколько выше нее, хотя и наверняка был младше. – Как тебя зовут? – спросила она у юноши, когда он находился рядом с ней, и совершенно внезапно для себя наклонилась немногим вперед, чтобы подарить по собственным меркам целомудренный поцелуй в губы мотыльку, что приблизился слишком близко к жаркому огню.
А потом довольно улыбнулась своей не хитрой проделке, заметив смущение молодого человека…
- Оседлаешь для меня лошадь? – спросила она, кивнув в сторону дорогого кожаного дамского седла и прочей сбруи, необходимой для прогулки верхом. – Раз уж ты тут, ты обязан слушаться моих просьб и выполнять их беспрекословно, - приподняв тонкую бровь вверх, произнесла она, на этот раз хихикнув в тон своим словам.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-02-11 23:07:35)

+1

4

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Так уж вышло, что отец Генриха не любил развеселой жизни в столице и при королевском дворе, предпочитая проводить все свое время дома, с супругой и детьми, не забывая также заниматься делами своих земель. Он был бережлив и умерен в своих тратах, что обещало его дорогим чадам хорошее наследство в будущем... и не спешил приобщать их к той жизни, что была так мила большинству аристократов. Поэтому, Генрих, Анна и малыш Гийом понятия не имели как выглядят король с королевой, так что сейчас графский наследник не заподозрил кто же стоит перед ним. Определенно, очень знатная дама... однако Генри не пришло в голову что прекрасная незнакомка может оказаться самой королевой - той самой женщиной, о красоте которой сложили свои лучшие песни талантливые трубадуры Вьенна. Он немного растерялся, но послушался когда дама приказала ему подойти поближе и не мог не залюбоваться ее прекрасными точеными чертами лица.
-Видите ли, миледи... я мечтаю когда-нибудь отправится в те земли... мой учитель рассказывал, что мир не заканчивается одним лишь Арелатом, он велик, многогранен и интересен, -ответил Генрих, посмотрев на действительно превосходную лошадь, стоившую целое состояние. -Когда год назад был поход в магрибские земли, мне очень хотелось сбежать из дома и присоединится к славным рыцарям... Но отец догадался об этом и очень рассердился.
Вспомнив о своей давней и заветной мечте, Генрих забыл о недавнем смущении и стал необыкновенно разговорчивым. И он уже хотел рассказать благодарной слушательнице как собирался сбежать, но тут она задала ему вполне закономерный в данной ситуации вопрос:
-Как тебя зовут?
-Генрих, миледи. Я старший сын графа Арльского, -ответил молодой человек, поклонившись прекрасной даме. Вообще, его учили, что незнакомых людей принято представлять друг другу... но тон голоса незнакомки был таковым, что он поспешил послушно ответить. -Отец взял меня с собой встретить высоких гостей, что почтили вниманием наш турнир.
Турниры, рыцари, лошади... обо всем этом Генри мог говорить без остановки, однако сейчас белокурая дама решила прервать поток его красноречия, притянув к себе и одарив игривым поцелуем. После этого графский наследник ощутил что у него прямо-таки пылают уши, хоть это наверное было ужасно глупо?
-Оседлаешь для меня лошадь? -тоном не признающим возражений, приказала тем временем прелестная незнакомка, показав Генриху приготовленную для ее любимицы сбрую и дорогое дамское седло. -Раз уж ты тут, ты обязан слушаться моих просьб и выполнять их беспрекословно.
-Конечно, миледи... раз вы этого хотите.., -немного растерянно произнес Генри, но спорить с дамой конечно же не стал и ловко принялся за дело. Несколько минут спустя, гнедая кобыла была полностью оседлана, так что оставалось лишь вывести ее из конюшни и помочь ее владелице сесть в седло. -Если вы впервые в наших краях, я могу сопроводить вас... ведь в окрестностях Сент-Реми нетрудно заблудится, если вы не знаете местных дорог.
Итак, на глазах удивленного Артюра, его молодой господин вернулся в сопровождении очень красивой женщины, которой и помог усестся в дамское седло. После этого, Генрих уселся на своего коня и приказав оруженосцу оставаться на постоялом дворе, был таков, поехав следом за своей спутницей. Ее лошадь и правда была особенной - легконогой и быстрой словно ветер, так что они проскакали расстояние отделявшее деревушку от реки Маренн меньше чем за четверть часа. Именно здесь, на берегу когда-то находилась еще одна деревня - но после нескольких пожаров, жители решили покинуть ее, переселившись в Эрме и Сент-Реми, как говорится, от греха подальше. Со временем, обугленные развалины скрыл придорожный бурьян, так что на виду оставалась одна-единственная, неизвестно как уцелевшая хижина - здесь Генри и его сестра Анна частенько играли вместе, когда гостили у старого барона. И именно сюда резвые кони и вынесли двоих всадников после недолгой, но быстрой скачки...
-В детстве, я часто сбегал сюда, -улыбнулся Генрих, спешившись первым, чтобы помочь даме сойти с лошади. -А потом мне влетало от отца, но я все равно ни о чем не жалел. Здесь всегда было очень красиво и я воображал, что этот домишко мой замок, а я самый настоящий рыцарь.
Случайно или намеренно - но прекрасная незнакомка едва не споткнулась, оказавшись на твердой земле, так что Генриху пришлось крепче обнять ее, максимально близко притянув к себе. А в следующее мгновение, он осмелился поцеловать свою прелестную спутницу, благо что для этого нужно было лишь немного наклонить голову к ее лицу. И даже несмотря на то что юный рыцарь еще не успел овладеть искусством настоящего поцелуя, его прекрасная незнакомка не отстранилась от него...
-Я назвал вам свое имя... а вы мне свое еще нет..., -тихо шепнул даме Генрих, после того как этот воистину волшебный миг - когда их губы соприкоснулись - наконец закончился. -Вас не хватятся на постоялом дворе? Но по правде говоря, мне совершенно не хочется возвращаться туда...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-12 21:22:30)

+1

5

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Молодой рыцарь показался Ее Величеству королеве очень милым и привлекательным юношей. Уверенна была, что девицы уже сейчас заглядываются на него, желая уличить хотя бы несколько мгновений его бесценного внимания, которым всецело обладала на данный момент Элеонора. Женщина довольно улыбнулась, услышав, что перед ней находился не кто-нибудь из челяди или из низшего сословия аристократов, а сам виконт. Впрочем, виконту будет весьма полезно общение с августейшей особой. И, конечно же, со своим сюзереном тоже. В любом случае, королева откровенно любовалась молодым человеком, что весьма ловко и умело выполнил ее просьбу – оседлал лошадь для нее вместо королевского конюшего, что наверняка еще где-то прохлаждался или отходил от вчерашней попойки, которую они устроили, по словам ее служанок, что с самого утра принесли свежие новости королеве, пока помогали ей собраться для продолжения пути. Однако, пожалуй, самым главным было то, как беспрекословно исполнял просьбу-приказ молодой виконт – он не сказал, что не обязан этого делать сам, как и не потребовал помощи от своего оруженосца. Так что, Ее Величество осталась весьма довольна тем, как ей попытались угодить. И заодно оценила все достоинства молодого человека, которыми она могла любоваться всего мгновением тому назад.
Генрих помог королеве забраться в седло, как только они вывели ее лошадь из конюшни. Все вокруг все еще были заняты какими-то праздными разговорами, и не особенно обращали свои взоры на конюшню, возле которой и находилась Элеонора с молодым рыцарем, что очень удачно предложил ей сопроводить ее на прогулке. Стало быть, он так и не понял, кто перед ним? Догадка об этом словно бы защекотала королеву, заставляя придумывать какую-то шалость ради собственного удовольствия и радости. Так что, уже спустя мгновение она решила, что ничего страшного не будет, если она примет столь любезное предложение от красивого юноши. А дальше? Кто знает, что будет ждать на них на тропах в этой местности.
- Я впервые в этих местностях – ты прав, поэтому будь добр, сопроводи меня, если догонишь, - произнесла Элеонор с долей какого-то давно покинувшего ее ребячества. Определенно, давно она не бывала под шкурой невинной овечки, но с легкостью заметила, как теперь смотрел на нее молодой рыцарь. В нем не читалось откровенное обожание, но интерес. Вполне возможно утверждать, что она завладела вниманием юного виконта, но уже спустя мгновение она надеялась заменить этот интерес чем-то более глубоким. Вот только получится ли это у нее?
В этом и была вся соль этой скачки, в которой она поторопилась обойти совсем немного местного мальчишку, прежде чем они не прибыли к какому-то, по всей видимости, особенному месту. Здесь была хижина, что не выглядела совсем уж заброшенной. И, если бы Генрих проявил себя больше во время поцелуя, то наверняка подумала бы, что он нарочно привел сюда, так сказать, с определенной целью.
Но, посмотрите на эти глаза? Они честны, и невинны… и прекрасны. В них утонет еще не одно девичье сердце, прежде чем сумеет догадаться, что такие мужчины не дарят своих сердец, но завладевают женскими.
- Что это за место такое? – поинтересовалась Элеонор, прежде чем спешилась со своей лошади, и услышала короткую историю об этом месте. – Я вижу, ты парень рисковый – любишь рисковать и играть на нервах у своего бедного отца? – прежде чем она сделает еще один шаг, произносит Ее Величество с долей издевки. Она улыбается, глядя на темные кудри молодого человека, и совершенно внезапно для себя спотыкается, попадая прямиком в объятия рыцаря.
Генрих оказался хорошим учеником, и быстро воспользовался моментом, что лучше было и не придумать для поцелуя, который на этот раз сама Элеонор углубила, давая понять парню, как стоит целовать женщину, если она попадается тебе прямиком в руки.
- Меня зовут Элеонор, - отстранившись немного от него, и все еще раздумывая о том, что делать дальше, произносит королева. – Может быть, и хватятся? Какая разница, - пожала она плечами, прежде чем подарить еще один поцелуй молодому человеку. Такой же глубокий и длительный, как предыдущий. Но, на этот раз она поймала ладонь своего молодого кавалера, уложив ее повыше своей талии, которой так благочестиво держался виконт. Как бы там ни было, а она собиралась показать, что благочестию порой нет места в светской жизни. И особенно рядом с женщиной, которая находится в твоих руках. Более того, всего пара движений руки, и она слегка обнажает ее, давая почувствовать ему мягкость кожи и не только…
- Я тебе нравлюсь, Генри? – спросила она, держа ладонь парня на своем сердце. – Скажи мне что-нибудь приятное на ушко? – добавила она, наклонившись вперед, чтобы выслушать милейших слов в свой адрес. И пока Генрих шепчет приятные слова ей на ухо, женщина не в силах удержаться от соблазна, и скользит ладонью чуть ниже благочестивых рамок. – Покажешь мне дом изнутри? Или он для совершенно особенных людей, и мне нельзя? – с долей коварства произносит женщина, прежде чем ее молодой рыцарь решится, выполнить ее просьбу или нет. В любом случае, она не была готова отступать сейчас, словно кот, начавший выжидать свою мышку.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-02-12 12:39:54)

+1

6

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Страстные поцелуи белокурой красавицы не могли не пленить юного наследника графа Арльского... тем более что нечто подобное он делал впервые и его буквально захлестнула волна необычайно приятных ощущений. Эта прекрасная женщина посчитала его достойным своей благосклонности - и на месте юного Генриха от подобного мог отказаться только полнейший дурак...
Когда прелестная незнакомка неловко споткнулась, теснее прижавшись к молодому человеку, он конечно же не упустил возможности поцеловать ее вновь - и на этот раз, прикосновение губ было намного более долгим и менее целомудренным. Леди была прекрасной учительницей, а ее ученик старательным и что немаловажно - весьма ласковым и нежным, что не могло не понравится ей.
-Вы очень нравитесь мне, миледи, -послушно ответил Генрих, притянув свою драгоценную награду еще ближе к себе и не упустив возможности поцеловать ее в шею. -Я никогда не видел дамы прекраснее вас... и если вы хотите взглянуть на этот дом, я с радостью покажу вам его. Но там нет ничего особенного...
Позабыв о лошадях, на время получивших полную свободу, Генри направился следом за Элеонор в небольшую хижину, где царил полумрак из-за того что окошки были закрыты давно уже покосившимися ставнями. Наследник графа уже хотел было рассказать своей даме о том как весело проводил здесь время вместе с Анной - они воображали, будто находятся в своем собственном замке и придумывали великое множество веселых игр. Правда потом, видя испачканное глиной платье своей дочери, графиня очень сердилась, так что Генриху нередко влетало от нее по первое число.
-Я уже и забыл о том как здесь тихо и спокойно, -начал было свой рассказ Генри, но увидев что Элеонор принялась расстегивать кожаные ремешки, державшие его латный нагрудник, осекся на полуслове. -Миледи... что вы делаете?
Хитро улыбнувшись, коварная соблазнительница закрыла своей невинной жертве рот очередным жарким поцелуем, попутно успев не только расстегнуть ремни нагрудника, но и взяться за пуговицы его новенького бархатного дублета. Спустя еще мгновение, Элеонор сделала пару шагов назад, потянув за собой Генриха, до тех пор пока не оказалась возле глинобитной стенки жалкой лачуги. Он послушно направился следом и обнял свою прекрасную незнакомку, вновь прильнув к ее губам, а когда отстранился, то она шепнула ему на ухо, что пора уже помочь ей избавится от слишком тесного платья...
-Хорошо... боже, как же много здесь завязок.., -выдал неопытный герой-любовник, чем насмешил Элеонор. Справившись наконец с платьем и опустив его вниз, Генрих чередой нежных поцелуев покрыл нежную кожу шеи своей дамы. -Вы так красивы, миледи...
Выслушав эти робкие комплименты в свой адрес, Элеонор взяла "дело" в свои руки, избавив мальчишку от дублета и стянув с него нижнюю белую рубашку. Постоянные занятия с оружием на свежем воздухе и поездки верхом, сделали Генриха крепким и гибким, так что искушенная в вопросах любви дама осталась довольна видом его молодого тела. Целуя его, она провела своей ладонью по груди Генри до живота и не остановившись на этом, скользнула ею еще ниже, заставив его шумно выдохнуть после весьма провокационных прикосновений. Элеонор приходилось торопится - ведь ее внезапный кавалер был совершенно прав и ее могли хватится и испортить все удовольствие. Так что распалив мальчишку, королева помогла ему соединится с ней, направляя и поощряя его ласковыми словами и новыми поцелуями. Ну а для юного Генриха в тот самый момент перестал существовать и перевернулся с ног на голову этот свет... ведь целая лавина совершенно новых и необыкновенных ощущений поглотила его с головой, едва только он осторожно начал движение навстречу своей необыкновенной возлюбленной...
...и после финала, Генри не торопился отстранится от Элеонор, не расслышав поначалу окрики что раздались за окошком лачужки. Его пассия отреагировала куда быстрее, подняв свое платье и принявшись приводить себя в порядок - Генрих же одевался словно по наитию, все еще будучи во власти пережитого минуту назад.
Ну а потом, в жалком домишке появился один из баронов королевской свиты - и к удивлению Генриха почтительно поклонился Элеонор, делая вид что не заметил того что она почти раздета. Молодой человек не понимал что происходит, пока незваный гость не произнес следующее - при этом принявшись ловко помогать белокурой соблазнительнице вновь зашнуровать ее платье.
-Ваш супруг уже несколько раз спрашивал о вас, Ваше Величество, -произнес барон, весьма быстро справившись со своей задачей и затем поцеловав руку Элеонор. -Если бы не ваша лошадь, мы ни за что не отыскали бы вас... давайте вернемся, пока король не потерял терпение?
Далее последовала реплика в сторону Генриха - взглянув на его латный нагрудник, валявшийся на земляном полу убогой лачуги, вельможа не мог отказать себе в удовольствии съязвить в сторону молодого поклонника Ее Величества.
-Вам я бы тоже советовал вернутся к вашему отцу, виконт. И... не особенно болтать о том что произошло.
Еще минуту спустя, мужчина увел Элеонор, а Генрих остался один, ощущая себя полнейшим дураком... Но делать было нечего и пришлось одеться и кое-как вернув свои латы на место, ехать на постоялый двор. И нетрудно догадаться, что граф Арльский был рассержен узнав что его сын неожиданно уехал вместе с какой-то женщиной... но помня о высоких гостях, Гийом не стал устраивать сыну головомойку, пообещав поговорить с ним позже.
Ну а что же король?
Узнав о том что жена неожиданно куда-то пропала, он без особого труда догадался, что ее вновь потянуло на приключения. Честно говоря, Луи не мог понять чего же не хватает Элеонор...? У нее было двое прекрасных детей и корона - то чего нет у многих женщин и казалось бы, можно жить да радоваться... Однако королеве Арелата всего этого было явно мало и она жить не могла без мужского внимания, то и дело заводя новые интрижки. Последний раз был в столице королевства, притом король буквально застукал неверную супругу с одним из рыцарей своей свиты в старой книжной. Любовника жены он спешно отправил в действующую армию, а упрямицу Элеонор на несколько дней посадил под замок... пока не пришло приглашение графа де Арля посетить его турнир.
-Боюсь что Его величество очень рассержен, миледи, -произнес сопровождавший королеву барон, прежде чем откланяться. Этот мужчина тоже не так давно был предметом интереса Элеонор - назовем это так - и поэтому не собирался рассказывать о том что видел в хижине на берегу. -Я надеюсь что вам удастся успокоить его.
Когда жена появилась на пороге гостевой спальни, король тяжко вздохнул - ее довольный вид говорил сам за себя. И пусть ему не доложили о чем-то таком, он прекрасно понял, что она успела добиться своего и найти себе веселых развлечений. В этом можно было не сомневаться...
-Где вы были? -холодно поинтересовался Луи у своей жены. -Кажется вы забыли наш недавний разговор?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-04 20:38:51)

+1

7

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2pJJJ.gif[/float]Ее называли несравненной…
Она была красивой, даже целомудренной.
Ей говорили не только об ее неповторимой красоте, но и о могуществе, которым она могла бы пользоваться, учитывая, сколь многими владениями обогатился ее венценосный супруг в браке с ней. А ведь те владения, которыми и по сей день он управляет от ее имени, определенно являлись значительно обширнее королевских владений. Впрочем, когда-нибудь ей надоест пассивность, и она вспомнит о том, как любит управлять.
Элеонора всегда была словоохотной и умела правильно преподнести свои мысли, чем покорила не одно сердце при дворе мужа, да и в походе на Священные Земли, из которых они годом ранее вернулись ни с чем. И, пожалуй, сейчас королева ожидала чего-то большего от своего юного любовника – каких-то громких романтичных фраз о том, насколько ее красота неописуема. Или насколько она редкостная жемчужина, попавшая ему в руки. Однако в этом скромном комплименте молодого человека слышалось куда больше искренности, чем у любого другого прожженного придворного барона, который будет петь в уши песни-сладкий-мед, лишь бы ты благоволила ему. А ведь, сколько таких она уже успела познать за тот недолгий срок, что была при дворе своего благоверного супруга?
- На первый раз твой комплимент засчитается, Генри, - произнесла она, запустив в темные кудри своего юного кавалера пальцы, чувствуя их мягкость и свежесть, пока он целовал ее шею. – В следующий раз, ты должен сказать мне что-то еще новое - удиви меня,- добавила женщина вскоре, прежде чем взять молодого рыцаря за руку, позволяя ему уводить ее следом за собой в старинный дом, что видел на своем веку, наверное, не одну увлекшуюся любовными играми парочку. Впрочем, как знать? Эти стены тем и хороши, что скроют все, что увидели, и никому не расскажут…
Когда они переступили порог хижины, что была вполне себе тихим и мирным местечком, Элеонор хватило всего нескольких взглядом по сторонам, прежде чем принять решение действовать. Да и чего было ждать зря? Если оттягивать неизбежное, на постоялом дворе могут и, правда, спохватиться. Так что, когда молодой человек выдал свое искреннее удивление, более опытная в любовных утехах женщина, не стала ничего объяснять ему. Она решила попросту показать… и поцелуем, и объятиями, и собственным телом…
- Пора снять уже это платье, помоги мне, - велела она, повернувшись к Генриху спиной, услышав лишь его внезапное удивление. – Ты изумительный, - выдала она, повернувшись к нему, нисколько не скрывая красоты своего тела, которой не испортило даже рождение двоих детей. – В своей невинности и искренности, - добавила она, решительно избавив виконта от ненужных одежд, чтобы сделать из него настоящего мужчину. Ведь, однажды попробовав сладкий нектар любовной нежности, он уже не сможет отказаться от желания попробовать его еще раз.
… близость с молодым, пусть и не опытным виконтом, доставила должное удовольствие королеве. Она в полной мере ощутила себя вновь желанной, что было для ее любвеобильной персоны крайне важно, ведь Генрих был жадным любовником и не прекращал ее обнимать даже тогда, когда волна страсти схлынула, а она бессильно прикрыла глаза от удовольствия. Пожалуй, если бы ее благоверный муж постарался, хотя бы немного больше уделять внимания ей и постельным утехам, а не молитве, Элеонор не искала бы утешения на стороне. Но, жизнь была устроена именно так, и с этим было нечего поделать. Это мгновение радость и удовольствия могло продлиться значительно дольше, если бы не внезапные окрики, которые послышались неподалеку. И, надо же, ее хватились даже быстрее, чем она на это рассчитывала? Решительно вздохнув, она нежно поцеловала своего молодого любовника, прошептав ему о необходимости собираться, после чего поднялась с постели и начала свои сложные сборы, за которыми и застал один из ее бывших любовных утешений.
- Хм, какая честь, что обо мне вспомнили, - не удержалась королева, прокомментировав услышанное, пока барон помогал ей справиться с платьем, которое развязал другой. Не решившись сказать ни слова своему молодому любовнику, Элеонор подалась на выход, надеясь, что ей еще выдастся возможность поговорить с Генрихом за то время, что она будет гостить в замке его отца. Ну, а пока… ей пришлось спешно гнать лошадь на постоялый двор, чтобы не гневить супруга попусту. Турнир еще не начался, а скучать прекрасной королеве нельзя…
- В первый ли раз сердится Его Величество? – вздохнула Элеонор, не собираясь особенно грустить по поводу возможного недовольства мужа, прежде чем спешиться и подняться к лучшей гостевой опочивальне, где король, подобно голодному льву, расхаживал по клетке. – Я отправилась на прогулку верхом. Думала, она не займет много времени, - как ни в чем не бывало, ответила женщина, держась с достоинством. – И ничего не скрывала о своем желании прокатиться – жаль только, что вы не заметили, ведь были так заняты разговором с графом. Впрочем, даже если бы я вышла к вам без одежды, вы тоже бы этого не заметили. Так велика ли разница, где я была, если вы не замечаете меня? – произнесла она, умудряясь еще и поставить его на место. – Но, кажется, пора уже выезжать, не то мы до вечера не доберемся до замка графа Арльского, - добавила Элеонор, прежде чем следом за мужем выйти из покоев и направиться с должным почетом к своим лошадям. В этот самый момент королева заметила юного виконта, которому едва заметно улыбнулась, оглянувшись по сторонам, сидя на своей прекрасной лошади.
- Значит, виконт, вы все еще собираетесь сбежать из-под крыла отца? – достаточно тихо, убедившись, что их разговор не могут услышать, пока они неспешным шагом направлялись в замок графа, и большинство путников было занято своими разговорами, обратилась королева к виконту. – Расскажите мне о своих мечтаниях, быть может я смогу вам поспособствовать как-нибудь, - добавила она, блеснув оценивающим взглядом по лицу темноволосого парня.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

8

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Приглашая самого короля в свои владения, граф де Арль не надеялся что монарх согласится почтить своим вниманием ежегодный летний турнир и конечно же не предполагал почему его Величество совершенно неожиданно прислал свое согласие приехать. Все было банально и просто - Луи хотел увезти свою прелестную супругу подальше от двора и ее многочисленных увлечений... увы, но наказать ее суровее чем посадить под замок замаливать грехи, он не мог, дабы не прослыть посмешищем в глазах своих верных вассалов. Кому понравится стать обладателем "веселого" царственного рогоносца? И если Его Величество и осмеливался кто-то обсуждать, то подобные разговоры по счастью не доходили до его ушей.
По крайней мере пока...
-Сударыня... я не желаю опускаться до очередного выяснения отношений, -объявил своей дражайшей супруге король, когда она соизволила наконец появится перед ним. Конечно же, Элеонор не стала молчать и объяснила свое внезапное отсутствие, не упустив возможности отпустить едкую шпильку в адрес своего мужа. -Сейчас у меня нет на это времени и желания... но запомните хорошенько одну вещь. Если я узнаю, что вы взялись за старое, то вашему очередному любовнику не поздоровится. Быть может, когда вы задумаетесь что стали причиной смерти для всех этих жертв вашей привлекательности, то остановитесь?
Ну а пока шли поиски королевы, граф Арльский занимался поисками своего драгоценного чада - и как бы Артюру не хотелось "прикрыть" молодого господина, ему все же пришлось рассказать то что он видел. Да и дворяне из свиты графа подтвердили что виконт уехал следом за какой-то дамой... Гийом тяжко вздохнул, услышав все это, хотя и мог понять своего старшего сына - тот уже не ребенок и по сути дела ничего не видел в этой жизни, кроме родового замка и окружающих его земель. А тут блеск и великолепие королевского двора и конечно же присутствие красивых женщин с весьма свободными нравами... назовем это так. Естественно, граф хотел бы оградить сына от подобной жизни и потому встретил вернувшегося Генриха более чем неласково...
-Как ты смеешь устраивать подобное?! Я приказал тебе ждать меня вместе со свитой... но ты похоже нашел себе развлечение? Сейчас я не желаю тратить на тебя время, но как только сопроводим гостей в замок, я с тобой еще поговорю.
Слушая все это, Генрих лишь вздохнул. Увы - ловко врать он еще не научился, да и к тому же все еще находился под впечатлением от совершенно волшебной близости, которую ему подарила... сама королева. Но даже если бы Элеонор и не была ею, она все равно осталась бы для виконта необыкновенной и самой прекрасной на свете женщиной. Ее поцелуи и нежные объятия были незабываемы - и за них можно было снести любое наказание...
После этого разговора с отцом, королевский выезд наконец-то двинулся в сторону замка Эрм, так что и Генрих уселся на своего коня. Гийом поехал рядом с Его Величеством, что-то начав обсуждать с ним, тогда как его наследник немного отстал от них, поравнявшись со своей неожиданной возлюбленной.
-Значит, виконт, вы все еще собираетесь сбежать из-под крыла отца? -как ни в чем ни бывало, поинтересовалась королева, придержав свою великолепную лошадь. -Расскажите мне о своих мечтаниях, быть может я смогу вам поспособствовать как-нибудь.
-Я хочу уехать из дома и увидеть мир, Ваше Величество..., -ответил Генрих, посмотрев на Элеонор. -Посмотреть другие земли, стать рыцарем... но мне кажется временами, что эта мечта так и останется недостижимой.
Разговор пришлось прекратить, когда король окликнул Элеонор, подозвав ее к себе - и спустя некоторое время, процессия благополучно достигла старого замка графа де Арля. Там леди Катарина радушно встретила высочайших гостей, а когда приказала слугам разместить всех по заранее приготовленным покоям, замок Эрм на время превратился в самый настоящий муравейник - ведь как и полагалось монархам, Луи и Элеонор путешествовали вместе со своими приближенными, а у тех тоже была своя прислуга и конечно же чертова уйма сундуков с вещами. И пока слуги королевы, обустраивали ее покои - что характерно, отдельные от венценосного супруга - к ней подошел тот самый барон, что руководил королевской стражей. Якобы чтобы удостоверится что прекрасной госпоже ничего не угрожает, на самом же деле - рассказать ей кое-что интересное.
-Миледи, как вас устроили? Если что-то будет нужно, только скажите, -произнес барон дежурную фразу, что называется, для отвода глаз. Он давно уже не был любовником королевы, однако был предан ей не испытывая ревности или ненависти к ее новым увлечениям, как и жалости к королю-рогоносцу. -Знаете... я узнал от графской челяди кое-что весьма интересное - оказывается этот молодой человек прямой и единственный наследник Альгерийской короны...
Словосочетание "молодой человек" было произнесено с особым нажимом и хитрой ухмылкой - и чтобы не перегнуть палку, барон после сказанного поцеловал руку королевы.
-А если учитывать тот факт что король Эдуард лежит при смерти, а его старший сын погиб на охоте несколько месяцев назад, то вырисовывается интересная картина, не правда ли? -мужчина улыбнулся королеве. -Молодой виконт может стать предвестником бури, какой еще не было на нашей памяти.
В это же самое время, Генрих был сослан на конюшню на весь день... сначала помогать конюхам, благо что работы у них прибавилось с приездом гостей. Ну а вечером, мальчишка должен был пойти в часовню и читать там молитвы до полуночи, стоя на коленях, чтобы замолить свой грех. Ослушаться не представлялось возможности, тем более что Генри не хотел еще больше сердить своего отца и не дай боже, лишится возможности выступить на турнире... так что пришлось до позднего вечера работать на конюшне наравне со слугами. Вот только помолится Генриху в этот вечер так и не довелось.
Когда все работники ушли, он улегся в одном из денников на охапке свежего сена и прикрыл глаза, вспоминая сегодняшнее... более чем замечательное утро. Перед глазами Генриха вновь была Элеонор - прекрасная, нежная, совершенно необыкновенная. Он думал о ней до тех пор, пока желание вновь увидеть королеву не стало поистине нестерпимым, благо что ему было известно где должны были разместить высокую гостью. Так что сказано-сделано - выйдя из конюшни, Генрих ловко вскарабкался на ее крышу, а затем на старый столетний вяз, что рос аккурат напротив окон спальни королевы. Подобравшись к окну спальни, Генри по толстой ветке добрался до подоконника и зацепившись за него, осторожно заглянул в комнату...
...где в этот самый момент, несколько служанок готовили приятную горячую ванну королеве. Двое девушек подливали воду, пока одна раздевала свою госпожу, так что взору Генриха предстало поистине восхитительное зрелище...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-05 21:15:31)

+1

9

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Предупреждение короля висело над королевой, словно нож, лезвием под ребрами – кажется, сделаешь шаг влево или вправо, и тебе вскроют бок, чтобы посмотреть, из чего состоит твоя прекрасная плоть. Однако Ее Величество всегда являлась женщиной бесстрашной и умела идти на разумный риск. Никакие наказания «под замком» не могут испугать. В любом случае, она должна была управлять своими владениями, чего не мог сделать порой за нее Луи. Как бы там ни было, а все подчиненные и бароны были преданы ей, и желали видеть свою герцогиню регулярно. Так что, в какой-то степени отсутствие скандалов, как продолжительного заключения не последовало именно благодаря этому. По крайней мере, так считала Элеонор, расставив правильно приоритеты в своей жизни. Она позволила влюбленному мужчине носить себя на руках, умело поощряя его привязанность к себе, отдав якобы бразды правления в его руки, дав возможность почувствовать себя хозяином положения. И вот теперь Элеонор полагала, что пришло то самое время, когда этой привилегии стоило лишить своего благоверного. Никто не смеет ей указывать, даже король и тем более мужчина, которого она решительно не узнавала. Помнила его любовь, пылкие слова, но бельмом перед глазами оставалась его холодность и апатия.
Иначе, что это было?
Когда-нибудь она поговорит с ним более серьезно на эту тему, пока же у нее перед глазами был куда более интересный объект интереса, которого она открывает для себя каждый раз по-новому. И сейчас, она определенно ждет интересного ответа Генриха, что вскоре еще заточит свой меч до не узнаваемости. Когда-то он станет прожженным дамским угодником, покорителем сердец, тогда как сейчас он был полностью  в ее власти. Подобно первопроходцу, она открывала для себя его и его изумительность, которая была столь редкой в современном мире и окружении королевы. Немногим погодя она еще обдумает, как ей быть с венценосным супругом. Особенно, когда она останется наедине и вдали от объекта своей страсти…
- Твое желание вполне естественно, но стоит ли ехать так далеко? Мир не так уж и сильно отличается – тот, что ты видишь у себя из замка, или из походной палатки. Можешь мне поверить на слово, что люди везде одинаковы, только пейзажи меняются: они хотят только власти и крови. Есть и те, что не могут жить без страсти – это так. Но это все, что есть в этом мире, где слишком легко потерять себя, - с долей самоуверенности произносит Элеонор своему молодому любовнику, прежде чем ее окликает Луи. Они подъезжали к замку, куда следовало въехать одновременно, демонстрируя свое единство и любовь.
Конечно, дальше все происходит точно так же, как и везде – королеве показывают ее покои, лучшие в замке, а слуги суетятся, чтобы довести до состояния перфекции все вокруг. И именно в этом хаосе, внимание Ее Величества привлекает один из ее верных баронов…
- Не беспокойся, Гийом, я скажу. Надеюсь, ничего серьезного не случилось, пока мы здесь обустраивались? – ответила женщина, по-дружески улыбнувшись своему бывшему любовнику, у которого была весьма интересная весть для королевы. – Как интересно, - заметила, позволив себе улыбнуться, одним уголком губ. – Ты проделал хорошую работу, Гийом. Я обязательно найду, как тебя поощрить, - добавила она, прежде чем отправиться в свои покои, как ни в чем не бывало. И уже вечером, погружаясь в горячую ванну, она вновь вспомнила о той близости, что была у них с Генрихом, после чего взялась обдумывать слова своего верного человека, когда заметила в окне Генриха.
Улыбнувшись своему молодому любовнику, женщина не стала выдавать его местоположение, приподнявшись в ванной так, чтобы поддразнить его, дав увидеть, с разных ракурсов себя, прежде чем отослать служанок, и поманить мальчишку к себе…
Находясь в воде, что все еще горячила ее тело, Элеонор проследила за тем, как ее юный герой забирается в окно, и прежде чем он успел ступить два шага навстречу ей, решительно заговорила:
- Тебе придется раздеться. Ничего не знаю, и не хочу знать. Раздевайся, и залезай. Я хочу обнять тебя, и почувствовать, как ты расслабишься, рядом со мной, - слова свои королева сопроводила должным жестом, приглашая погрузиться в ванную, подобно тому, как это делают, приглашая к столу.
Но, в какой-то степени все так и было?
Она собиралась подарить ему снова блаженный вкус свободы и сладострастного забвения.
- Скажи, ты уже придумал, что мне сказать со времени нашей последней встречи? – как только виконт оказался в ее ванной на опасно близком расстоянии, Элеонор притянула его к себе, обняв со спины, пока ее уста щекотали мочку его уха, шепча свои сладкие речи. – Женщины любят не только глазами, но и ушами, - поучительно добавила она, скользнув ладонью ниже по животу Генриха, пока еще уходя от его поцелуя, нарочно дразня его.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

10

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
-Скажите... как мне поступить, святой отец? -поинтересовался граф Арльский этим же вечером у аббата, что давно уже верой и правдой служил его семейству. -Я не ожидал такого от моего сына... он редко доставлял мне какое-либо беспокойство. И я могу понять его желание стать рыцарем и уехать в Святую землю - ведь он молод и считает войну этаким приключением. Но сегодня Генрих провел время с какой-то дамой... полагаю, мне не нужно вам объяснять как именно?
-Милорд, я согласен с вами - мальчик поступил не слишком хорошо, но взгляните на ситуацию под несколько иным углом? -ответил священник. -Ваш сын уже давно не ребенок... так что неудивительно что он поддался плотскому соблазну. Он ничего не рассказал мне о той женщине, когда я спросил его что произошло - за исключением того что упомянул, что она была прекрасна и нежна словно только что распустившаяся роза. Мне думается, что вам стоит подыскать ему подходящую невесту и как можно скорее. Пусть займется своей семьей и заботой о супруге.
-Ваши слова как всегда мудры, святой отец, -ответил граф, после недолгого раздумья. -Я принимаю ваш совет и займусь поиском невесты для сына после турнира и отъезда Его Величества. Полагаю, что любой из баронов, чьи земли граничат с Арлем, почтут за честь породнится с моей семьей, предложив своих дочерей в жены Генриху.
Аббат Жерве согласно кивнул. Он мог бы добавить к вышесказанному, что прекрасно понимает поступок своего воспитанника еще и потому что видит каждый божий день как к Анрио относится леди Катарина. Своих детей она холит и лелеит, тогда как пасынку не сказала не одного ласкового слова... так что неудивительно, что юноше захотелось любви и нежности от той женщины, которую он назвал прекрасной и удивительной. Но... добрый священник прекрасно знал, что граф, обожавший свою супругу, не станет слушать подобных речей - что же, уже то хорошо что он согласился женить мальчика?
Ну а пока шел этот разговор, Генрих любовался своей возлюбленной - и то что она была чужой женой, нисколько не умеряло его желание вновь обнять ее. Он и представить себе не мог, что коварная соблазнительница заметила его и уже предвкушала новую приятную любовную игру... но когда она поманила его, не стал просить себя дважды и забрался в спальню королевы через окно.
-Тебе придется раздеться. Ничего не знаю, и не хочу знать. Раздевайся, и залезай. Я хочу обнять тебя, и почувствовать, как ты расслабишься, рядом со мной, -приказала Элеонор и графский наследник охотно исполнил это пожелание. Он уселся в ванну, наполненную приятной горячей водой с ароматом цветов и трав и когда Элеонор обняла его со спины, блаженно прикрыл глаза. И сейчас Генриху было абсолютно все равно, даже если бы ее венценосный супруг зашел в спальню и застал их вдвоем и в абсолютно неподобающем виде. За объятия этой женщины было не страшно и умереть...
-Мне не нужно было что-либо придумывать.., -улыбнулся Генрих, наслаждаясь объятиями королевы. -С того самого момента как вы уехали из хижины на берегу, я думаю о вас... словно грежу наяву. Стоит мне закрыть глаза, как я вновь вижу ваше прекрасное лицо, ощущаю вкус ваших губ и ту сладость, что вы мне подарили. Я не хочу чтобы это прекращалось...
Ненадолго отстранившись от Элеонор, Генрих повернулся к ней лицом и притянул ближе к себе, благо что лохань для купания, она же ванна, была достаточно велика. Теперь он держал свою возлюбленную в объятиях, скользя губами по ее груди и ощущая как желание вновь познать блаженство вместе с ней, становится все более нестерпимым. Правда на этот раз, "вести" пришлось королеве, благо она весьма удобно устроилась на руках у своего юного любовника, одной рукой обхватив его за шею, а второй держась за бортик деревянной ванны.
-Я хочу чтобы вы были моей... и не только на эту ночь, -продолжил Анрио, прежде чем его коварная соблазнительница плавно опустилась на него. -Как в старинных легендах и песнях что поют трубадуры... я увезу вас туда, где нам никто не помешает быть вместе. Как вам такой коварный план?
Далее все разговоры пришлось прекратить, отдав должное блаженному единению, которое было поистине незабываемым и сладким словно мед. После ванны, Генрих и Элеонор перебрались на постель, где продолжили свою безумную любовную феерию до самого утра - а старательный ученик прелестной королевы оказался более чем способным и весьма ненасытным, так что уснула Ее Величество лишь когда ей это позволили.
-Милорд... проснитесь.., -окликнул кто-то Генриха, уже где-то около полудня - он сладко спал, обнимая Элеонор и недовольно нахмурился, увидев одну из верных служанок королевы. -Вам пора уходить... я принесла воды для умывания и вашу одежду.
Служанка говорила шепотом, чтобы не разбудить свою госпожу... и наследник графа понял, что обнаженный мужчина в постели Элеонор для этой девушки не редкость. Это больно резануло его, так что Генрих поспешно поднялся и одевшись, покинул спальню через окно, после чего направился в часовню. Правда, встав на колени возле алтаря, юноша думал вовсе не о спасении собственной души...
Что будет дальше? Когда турнир закончится и высокие гости вернутся в столицу? Королева ведь уедет вместе со своим мужем... и забудет о глупом мальчишке, что стал для нее лишь развлечением. Ну а далее, она найдет себе другого мужчину и будет дарить ему свою любовь и нежность - уже при одной этой мысли, у младшего Плантагенета потемнело в глазах от злости и ревности.
Я не отдам ее никому.., -подумалось Генриху... и в этот самый момент, он понял как именно ему следует поступить. Он отличится на турнире и сделает это во славу королевы - и плевать, если это вызовет адский скандал.
И вот, долгожданный турнир наконец-то начался! Пели фанфары и герольды объявляли славных рыцарей, решивших побороться за титул лучшего воина и награду из рук самого короля. Зрители были в восторге от интереснейшего зрелища и видя это, граф Арльский был доволен - простолюдины получили возможность увидеть Его Величество, о чем потом будут рассказывать детям и внукам. Как известно, всем на свете угодить невозможно, но сейчас Гийому де Арлю это похоже удалось? Он был уверен, что первый турнирный день пройдет без каких-либо проишествий, до тех пор пока на ристалище не выехал его старший сын. После того как его объявили, Генрих должен был выбрать даму за честь которой он должен был сражаться и получить от нее ленту на свое копье. Среди приглашенных на турнир гостей было великое множество прелестных юных девушек - дочерей местных баронов, но... юный виконт подъехал к королевской трибуне и протянул свое копье самой королеве.
Далее на несколько минут возникла неловкая пауза, а потом все присутствующие в изумлении увидели как королева Элеонор лучезарно улыбнувшись, повязала на копье рыцаря шелковую ленту...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-06 23:18:14)

+1

11

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Судя по тем словам, что доносились до ушей Элеонор, ее юный рыцарь влюбился?
Молодой человек позволил себе сказать, не оглашая вслух тех важных трех слов, которыми обычно бросаются пылкие любовники и поэты, именно то, что было у него на сердце. И ведь это было так похоже на любовь, которой и не пахло в многочисленных интрижках златовласой королевы, умевшей доводить своих любовников до умопомрачения. Правда, в отличие от Генриха, каждый из ее любовников был опытен и не единожды обжигался на той самой любви, о которой ходит молва и юные девицы грезят. Они обжигались, позволяя себе увлечься кем-то, кто не мог им принадлежать по тем или иным обстоятельствам, или остывали прежде, чем бравые вояки решались попросить руки и сердца у отца своей возлюбленной…
И вот, молодой виконт был сейчас на шаг ближе к своему первому разочарованию? Как многие из бывших временных увлечений Ее Величества, он тоже влюбился, воодушевленно окрыляя свою возлюбленную, видя ее в лучшем свете, словно Ангела Господнего, сошедшего с небес и излучающего свой внутренний свет. Вот только света не было внутри королевы, это венценосная особа прекрасно знала и ощущала. Ведь она была далеко не идеальной королевой и тем более не той благородной дамой, о которой можно было мечтать. Если только за благородство не считать свои владения и титул, делавший тебя выше и лучше остальных. По крайней мере, в глазах подданных. Впрочем, какой-то свой таинственный свет излучал сейчас из них двоих именно Генри. Ее милый юный рыцарь был тем источником света и тепла, на который она пошла навстречу, сама того не понимая – а ведь ей хотелось когда-то тоже испытать это чувство любви, безграничного счастья от одного только совместно проведенного часа. Да и разве она не искала такой любви сейчас, даже будучи в браке, что по меркам современного общества являлся вполне счастливым? Счастливым, раз у них были дети, и была власть.
Ведь, что еще нужно кроме будущего поколения, которому передашь все свои знания и сбережения, и возможности руководить жизнями многих?
Пожалуй, далеко не всем этого бывает достаточно. И Элеонор явно не доставало чего-то… вроде любви.
- Твой коварный план – полон безумия, - ухмыльнулась на слова своего любовника королева, прежде чем подарила любовнику длительный поцелуй, оторваться от которого им обоим было уже не под силу. Он был как высокогорная лавина, уносящая за собой все то, что было не так уж и важно, чтобы подарить им обоим прекрасные мгновения наедине, которые они смогут вспоминать еще не один день и ночь.
Быть может, женщине стоило сказать молодому человеку о том, что его желание было очень самонадеянным и не реалистичным?
Может быть, ей стоило сказать молодому мужчине, что далеко не всегда достаточно одного любви и желания быть вместе? Иногда нужен еще один важный ингредиент, который в свое время придет еще к нему в руки. В любом случае, она считала, что у них еще будет время для подобного разговора, благо, Элеонор умела рисковать и просчитывать подходящие мгновения для оного. Тем более, что ее молодой любовник был ненасытен этой ночью и долго продолжал упиваться сладким напитком их страсти, не давая ей передохнуть до самого утра, когда она уже обессилено уснула у него на груди. Но, когда Ее Величество проснулась, рядом уже не было Генриха, а служанка учтиво помогала ей переодеться и приготовиться к турниру, что уже должен был начаться этим обеденным днем, что был погожим и теплым. Ярко светящее солнце блестело в отражении щитов и рыцарских лат, что и без него были натерты до ослепительного блеска, благодаря которому наверняка надеялись заполучить какое-то преимущество. Впрочем, кто его знает? Может быть, чистые латы когда-нибудь спасут кого-нибудь от смерти? Этого наверняка никто не может знать, даже сам король, по велению которого и начинается турнир, как только он садится вместе с супругой в специальной ложе и кивает в знак своего согласия хозяину турнира.
Элеоноре, побывавшей за свою жизнь не на одном турнире, кажется, этот турнир ничем не лучше и не хуже других – все те же щегольные рыцари, жаждущие славы и дамы, жаждущие внимания своего рыцаря. И ведь королева совершенно не рассчитывала на то, что Генрих поступит так опрометчиво, пожелав сделать ее своей дамой…
Улыбнувшись задорному мальчишке, Элеонор не могла не отдать ему должное – он был дерзок и рисковал, подтверждая догадку коварной женщины. Впрочем, отказывать ему она не собиралась, как и нервничать перед мужем. Она лишь поднимается со своего места и, пока все трибуны молчат, словно на похоронах, вручает рыцарю свою ленту, желая удачи и победы.
- Ну, хоть кто-нибудь оценил мои достоинства, - улыбнулась женщина, усевшись на свое место, подле короля, которого даже шут не знал, как развеселить. – И кто же будет принимать ставки? Я хотела бы поспорить на мешочек золотых, что мой рыцарь победит – не зря же он выбрал меня в свои дамы. Знает, что я приношу удачу, - с долей иронии продолжила королева, явно намекая на то, что не ее вина была в проигрыше Иерусалимской кампании. Как бы там ни было, а не она управляла армией. В точности, как и не она была на короткой ноге с богом…
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

12

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Граф Арльский и его супруга почти с благоговейным ужасом наблюдали за тем что происходило в данную минуту на их глазах... ожидать такого от мальчишки они никак не могли - однако то что королева подыграла Генриху напугало их еще больше. Гийом мысленно прочитал короткую молитву, зная каким может быть гнев короля: он запросто мог отправить глупого мальчишку в действующую армию на верную смерть. Леди Катарина изо всех сил старалась сохранять спокойствие, вцепившись в руку супруга, однако она сейчас терзалась вовсе не о своем пасынке - разгневавшись, Его Величество вполне мог лишить имущества графа и следовательно ее детей тоже. Они итак должны будут получить жалкие крохи наследства по сравнению с Генрихом...
Однако, Луи был вовсе не глуп и не желал становится посмешищем в глазах всех собравшихся на турнире. Он решил, что разберется со строптивой женой позже - а пока что, сделает вид что ничего не произошло, а молодой рыцарь не мог не выбрать королеву, дабы оказать ей особое уважение. Однако, при всем при этом, король без особенного труда догадался о том кто стал новым предметом вожделения Элеонор, ведь для этого стоило лишь заглянуть в ее глаза, цвета переменчивого моря. Сейчас они сияли торжеством... и счастьем?
-У виконта прекрасный вкус, чему я могу только лишь порадоваться, -картинно улыбнулся Луи, накрыв руку жены своей ладонью - на людях они должны были играть счастливую супружескую пару. -И я был бы очень удивлен, если бы вас не выбрали королевой любви и красоты на этом турнире, моя дорогая жена. Поддерживаю вашу ставку и удваиваю ее - кто еще желает поучаствовать и поставить на мессира де Арля?
После этих слов всеобщее замешательство будто бы испарилось и придворные охотно последовали примеру монаршей четы, начав делать ставки на исход поединка. Правда на Генриха ставили мало, не особенно веря что какой-то мальчишка может одолеть одного из умелых и опытных воинов.
Но... всем гостям турнира предстояло убедится на что может быть способно истинно ослиное упрямство. К тому же, юный Генрих был старательным и способным учеником не только в амурном деле.
После того как трубы пропели еще раз, возвещая о начале поединка и были подняты штандарты с гербами противников, они разъехались в противоположные стороны. Анрио закрыл забрало своего шлема и поднял тяжелое копье, ожидая нужного сигнала прежде чем пришпорить своего коня. Его сердце отсчитывало последние секунды перед тем как пора было начать смертоносное сближение с одним из баронов... а затем ощутил как волнение и неминуемый для каждого нормального человека страх покинули его. Перехватив копье поудобнее, виконт пронесся перед королевской трибуной, после чего раздался ожидаемый всеми удар, аккурат в грудь противника - ловко, четко и быстро. Рыцарь неуклюже брякнулся на песок, Генрих же остался недвижим и осадив коня, поклонился взревевшей от восторга толпе. После этого поединка молодой человек выиграл еще два боя подряд, пока не попал на того самого рыцаря, что заведовал охраной королевы и увез ее из хижины на берегу. Может быть Генрих слишком переволновался или порядком устал, но на этот раз у него не вышло выбить рыцаря из седла - они со страшным треском сломали оба своих копья и свалились на песок.
-Ваше Величество, похоже что победителя в этом поединке нет! -объявил герольд, поклонившись королю и королеве. -Вам решать, кто из рыцарей более достоин победы.
Бывший возлюбленный королевы лишний раз доказал что он более чем умен... и конечно же предан своей госпоже на все сто процентов. Сняв свой шлем, он помог подняться Генриху и затем обратился к монаршей чете с почтительным поклоном:
-Сир, мне кажется что вам стоит отдать выигрыш милорду де Арлю. Он бы обязательно выиграл, если бы у него не было трех сложных боев подряд. Мне кажется это будет справедливо.
Король милостиво улыбнулся, сделав знак Генриху подойти ближе и заметив что он успел отвязать ленту королевы от сломанного копья, прежде чем подняться с песка ристалища. Определенно, этот глупый мальчишка уже втрескался в Элеонор по самые уши... но вот только наказать его сейчас не представлялось никакой возможности. Как бы Луи не был зол, он помнил что является гостем в доме графа де Арля. А у графа была не только прекрасно обученная армия, но и репутация отличного полководца, чего король при всем желании не мог сказать о себе. Так что приз из рук Элеонор - великолепный перстень с сапфиром, стоивший целое состояние - достался юному Генриху под приветственные возгласы толпы. После этого, граф предложил Их Величествам вернуться в замок, где был уже готов великолепный пир в их честь... ну а Анрио, вместе с верным Артюром направились к своей палатке в тренировочном лагере. Ему здорово досталось от последнего сильного удара и на плече появился здоровый синяк, налившийся фиолетовым словно грозовое небо перед бурей.
-Я пожалуй немного отдохну здесь - а ты если хочешь, ступай на пир, -произнес виконт, завалившись на походную койку. -Отец обещал устроить праздник и для всей прислуги, так что не упускай этой возможности.
Тем временем, король и королева уже вернулись в замок Эрм, где Луи взял жену за руку и отвел ее в сторонку от прочей свиты. Она была верно удивлена такому поворот событий, но нисколько не испугалась, бросив в лицо супругу хорошо знакомый ему насмешливый взгляд.
-Итак... вы решили меня унизить, совратив этого мальчишку? -поинтересовался Луи, притянув к себе непокорную жену. -Благодарите бога, что сейчас мы в гостях, иначе ему бы не поздоровилось... но когда мы вернемся в Арлу, то поговорим по-другому, миледи. Вам давно пора уже вспомнить, что у вас двое детей...
Неизвестно что бы еще мог сказать король своей неверной жене, если бы спустя секунду после его тирады не появился гонец, буквально только что приехавший в Арль. Бросив на него недовольный взгляд, Луи приказал рассказывать все новости, отпустив запястье Элеонор.
-Сир, важные вести из Альгерии - старый король Эдуард перешел в лучший мир, в прошлую субботу в своей резиденции в Талгарте. Сразу после похорон, его старший племянник при поддержке знати объявил себя новым королем. Дворяне Морганнуга сразу после этого объявили его узурпатором и объявили ему войну... ведь у трона Альгерии есть прямой наследник, которого они готовы поддержать.
-Как интересно, сударыня..., -усмехнулся Луи, посмотрев на свою жену, после того как гонец ушел. -Похоже что вы дарили свои прелести новому королю Альгерии? Жаль только что короны ему теперь не видать.
Ну а что же Генрих? Выпив немного вина, он крепко уснул на походной койке, даже и не подозревая какой клубок интриг начал закручиваться вокруг него.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-07 17:20:36)

+1

13

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Удача или бедствие? Эти две противоположности всегда следуют одна за другой, сменяя друг друга, от чего не знаешь, хорошо или плохо то, что ты заигрываешь с ними, уповая на положительный результат. Ведь в итоге все может выйти совершенно иначе, против твоих решений и надежд, пусть даже строятся они лишь на твоих субъективных предположениях, предосторожностях и планах. Как же иначе? Куда пойдешь, не планируя? Ничего не планировать и не ждать от жизни – прерогатива служанок, а ведь и у них есть свои тайные мечты и надежды! Впрочем, не только женщина, по собственной воле отказавшаяся от возможности править своей жизнью и судьбой по собственному усмотрению, заканчивает, либо в монастыре, либо преждевременно умирает, даря жизнь очередному наследнику своему благоверному супругу: в муках, страдая от страха. Ведь ждут только мальчика. Девочек ведь не ждут. Они нужны лишь для укрепления союзов фамилии и рода. Пожалуй, даже отец Элеонор полагал, что у него будет наследник – и они с сестрой стали его настоящим разочарованием. В точности, как и те дочери, которых она подарила Луи…
Однако сейчас было не место и не время к мыслям о своих маленьких дочерях, которые остались в столице под чутким и внимательным взором своей бабушки, что подобно змее была мила с ними и поощряла их капризы, пусть даже в первые дни их жизни нарекала на то, что они родились девочками. Но, разве дети виноваты? Конечно, нет. Как и не виноват король, у которого было слишком тесное общение с богом – он ему ведь во сне пообещал сына, которого он так и не получил в браке с герцогиней Вьеннской.
К слову, женщина слишком хорошо знала супруга, чтобы поверить его лицемерным словам, которые он едва ли не пропел с блаженной и восхищенной улыбкой на лице, нежно накрыв ее ладонь своей. Этот жест Его Величества должен был, если не успокоить, то уже хотя бы умилить все их окружение, как и тех, кто с них не сводил глаз. И в их числе находились граф с графиней. Тем временем ставки были сделаны, как и рыцари были готовы к поединку, за которым Элеонор принялась следить с особенной трепетностью. В прочем, как бы там ни было, а королева не могла продемонстрировать свое особенное отношение к виконту, за которого болела всей своей душей, как и продемонстрировать свое волнение. А ведь она переживала за него и каждый раз, когда он сближался со своим противником, едва не вздрагивала, едва не прикрывая свои глаза, не желая видеть, как опасность проноситься на минимальном расстоянии от Генриха. Она оставалась, казалось, безразличной до той поры, пока ее юный рыцарь не оказался вне своей лошади. Сжав подлокотники своего стула, женщина прищурилась, пока ее сердце участило свой ритм, переживая, как там этот глупенький влюбленный мальчишка.
… и в отличие от остальных, Ее Величество не оценила благородного поступка своего бывшего любовника. Если уж был настолько благороден, стало быть, стоило быть помягче с виконтом? Ведь этот жест был проделан демонстративно для ее глаз, и она об этом знала. Однако уже в скором времени она смогла удостовериться в том, что с Генри все в порядке, и прекрасное украшение, как награда для лучшего рыцаря этого дня, досталось именно ему.
- Совратив мальчишку? Прошу прощения, милорд, но когда бы я успела это сделать? – прекрасно понимая, что выходка виконта задела ее мужа, ответила королева, едва только Луи снял маску благородства, предоставив ей угрюмого мужчину, разрывавшегося между оскорблениями и собственным благородством. Но отнюдь не ревностью. Ведь, если бы ее еще ревновали, она это могла понять. В точности, как поняла супруга, если бы он завел себе любовницу, которая сможет возбудить в нем пламя страсти. Но таковой не было. Она знала, сама проверяла, подсылая к Луи своих служанок и некоторых придворных дам.
Так зачем портить веселье другим?
И сам не «гам» и другим не дам.
- В отличие от вас, я помню, что у меня есть дети. Я хотела их взять с собой в эту поездку, но вы были против. Так, стоит ли меня винить в том, на что нет никаких доказательств? – гневно рассудила женщина, прежде чем к королевской чете подошел посланник, принесший весьма интересную мысль.
И прежде, чем он договорил, в светлой головушке королевы уже зародились мысли на сей счет…
- Побольше уважения в своем тоне голоса, мой милый супруг, ведь я забочусь о государстве – не советую ссориться с юным королем, ведь это может быть чревато потерей сфер вашего влияния,- торжественно улыбнувшись в ответ Луи, произнесла белокурая королева, прежде чем направиться в свои покои, откуда она направилась тайно к палаткам участников турнира, переодевшись в более скромную одежду. Поверх простого платья, в котором в ней не сразу узнают королеву, Элеонор набросила темный плащ с капюшоном, после чего сбежала из замка, надеясь успеть до торжества, которое нынче затянется. Графу нужно было тоже переварить новость, которая всполошит весь замок.
Сперва королева потревожила своего бывшего любовника, в объятиях которого находилась жена одного из местных баронов, которой пришлось на время выйти из палатки, ведь разговор обещал быть серьезным, и проведенным без лишних пар глаз.
- Ты выбыл из турнира, и для тебя, Гийом, я подготовила особенное задание, - произнесла королева, решив не оттягивать то, что должна была сказать. Времени было мало, а она еще хотела повидаться с Генри. – Наш виконт теперь король, и ему придется побороться за свой титул с тем, кто незаконно завладел его троном. Так что, тебе нужно отправить гонца к нашим друзьям во Вьенне. Я созываю земли и после окончания турнира приеду в свой замок, где все должны собраться к тому времени. Потом я подумаю, как вернуть себе дочерей, но пока нельзя упускать такой шанс… - добавила вскоре она, улыбнувшись тому, как покорно принял ее волю барон.
- Я так понимаю, это дело тайное и не должно быстро настигнуть ушей Его Величества? Позвольте мне отправить верных людей, и сопровождать потом вас в дороге, - выслушав все планы своего сюзерена, произнес Гийом де Арно.
- Хорошо. Пусть будет так. Выбери самого быстрого и верного человека из своих, и прикажи уехать немедленно, - согласно кивнув, ответила она, прежде чем покинуть палатку барона, направившись к новому королю, который, оказывается, спал сном праведника, и не подозревал, что происходило.
Подойдя к той узкой кровати, на которой уснул Генри, женщина присела рядом с ним и запустила пальцы в его пышную шевелюру, прежде чем наклониться к нему, чтобы прошептать на ухо: - Просыпайтесь, Ваше Величество…
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

14

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Анрио позволил усталости сморить себя... и крепко уснул, увидев более чем приятный сон. В этом видении рядом с ним была Элеонор - прекрасная, нежная и шепчущая ему слова любви. Это было поистине незабываемо, так что юный наследник графа Арльского впервые почувствовал себя по-настоящему счастливым...
Много ли раз ему говорили о любви? Он не единожды убеждал себя, что так наверняка делала его матушка, когда гуляла с ним и крепко обнимала - но по большей части это были "выдуманные" воспоминания на основе рассказов о покойной графине ее верных слуг. Увы, но Генрих был слишком мал чтобы помнить ее... разве что прогулку в саду и теплую ладонь матери, сжимавшую его руку? Когда она умерла, все изменилось в одно мгновение и виконт был действительно дорог лишь своим сестре и брату, которые не стеснялись говорить как любят его, несмотря на недовольство леди Катарины.
Так стоит ли удивляться, что мгновение нежности, подаренное прелестной женщиной, тут же заставило Анрио совершенно потерять от нее голову? Да и любой другой мужчина на его месте пал рабом красоты белокурой королевы и сдался на ее милость..
-Я тоже люблю тебя... и я никогда еще не ощущал ничего подобного. Ты необыкновенная..., -произнес Генрих в своем сне, прежде чем почувствовал, что прикосновение королевы более чем реально. Повернувшись на спину и приоткрыв глаза, он радостно улыбнулся и правда увидев Элеонор - она присела рядом с походной койкой и гладила его по голове, словно маленького ребенка. -Ваше Величество? Вы должно быть шутите?
Прежде чем она успела ответить, Генри притянул ее к себе, подарив не один поцелуй, а когда королева аккуратно отстранилась от него и рассказала последние новости, не смог скрыть собственного удивления. Он король Альгерии? Должно быть Элеонор шутит??
Внимательно выслушав свою возлюбленную, молодой человек уселся на кровати и тихо вздохнул... он знал что его родная бабка находилась в близком родстве с королем Эдуардом и тот выдал ее замуж за барона Фурно, чтобы наказать за упрямый и несговорчивый характер. Об этом старый барон рассказывал своему любимому внуку - как и о том, что его супруга была обижена на своего брата при жизни и отказывалась встречаться и переписываться с ним. С той самой поры и была утрачена всяческая связь с альгерийской родней... как, впрочем, и какие-либо амбиции, ведь у старого короля был законный наследник.
-Я не могу быть королем... я ведь никогда в жизни не был в Альгерии - и не знал своего двоюродного деда, -совершенно по-мальчишески пожал плечами Анрио, когда Элеонор обстоятельно объяснила ему что к чему. -Милая моя, самая лучшая и прекрасная на этом свете... вы серьезно считаете, что у меня могут быть какие-то шансы победить моего дядю? Того, кого сейчас называют узурпатором...
После этих слов, молодой виконт нежно поцеловал королеву, приобняв ее за плечи и она вернула ему поцелуй, но затем отстранилась, напомнив о его мечтах и желаниях. Разве не он хотел повидать иные страны и увидеть мир? Сейчас у него есть шанс вернутся в страну своих предков и отвоевать наследство, принадлежащее ему по праву.
-Но я никогда в жизни не воевал... и потом - все эти мечты бессмысленны, если вас не будет рядом со мной.., -тихо произнес Генрих, ласково проведя по шее Элеонор. -Я никогда не смогу забыть вас... да и не хочу.
Юный виконт был еще очень наивен и неопытен - и не только в делах любви, так что был чертовски удивлен, узнав что у его прекрасной дамы уже есть хитроумный план. Она намерена помочь ему побороться за наследство и корону Альгерии и уже предприняла кое-что ради этого... правда для того чтобы все удалось, Элеонор предстояло покинуть своего юного любовника.
-Подождите, миледи... вы это серьезно? Вы поедете вместе со мной в Альгерию?! -не веря собственным ушам, переспросил Генрих. -Я готов сделать все что угодно, лишь бы вы остались со мной...
После этого разговора, молодой человек понял одну очень важную вещь... его любимая женщина не намерена терять свой высокий статус и быть какой-то там скромной графиней определенно не для нее. А еще, Элеонор конечно же хотелось свободы от нелюбимого мужа, пусть даже за это придется заплатить весьма дорогую цену - расстаться со своими детьми. И конечно же, королева не могла не потребовать от своего любовника клятвы не отступать с намеченного пути и подарить ей корону Альгерии на золотом подносе...
-Я готов поклясться в этом, если и вы дадите мне обещание, здесь и сейчас, -Генрих улыбнулся, мягко уложив Элеонор на походную койку и скользнув ладонью под подол ее простого платья, по счастью лишенного великого множества нижних юбок. -Вы всегда будете только лишь моей. Если вам подходит это условие, то скрепим наш договор?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-08 20:44:28)

+1

15

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
Удивление, которым встретил королеву молодой виконт, безошибочно говорило в пользу того, что Генрих ничего не знает о своем изменившемся статусе. Теперь он был не виконтом. Он должен был встать у руля королевства, что расположилось севернее на разделенном проливом острове, что славится своими богатствами и интересной культурой, которую они несли в мир каждый  день. А ведь когда-то давно, еще кажется при жизни герцога Вьеннского, Элеонор бывала в той дивной стране. Кажется, это было в другой жизни, даже не с ней, но златовласая женщина не могла забыть то, что так крепко въелось в ее память. Та страна была мрачноватой, шел всегда дождь, но столица, куда они прибыли уже на пятый или седьмой день своего путешествия – представилась ей истинной жемчужиной, достойной резиденции короля. И сейчас, Ее Величество была готова рискнуть, пожалуй, даже слишком многим, чтобы посадить на этот трон своего любовника. Никто не одобрит в ее высоком аристократичном обществе тот факт, что Элеонора поставила под угрозу свое единство с дочерьми, и готова была больше их никогда не увидеть, ради призрачных, как многим покажется, надежд на трон страны, что ни дня не видела своего законного правителя.
Но, кто не рискует, не выигрывает?
О том, как увидеться с дочерьми, Элеонор еще обязательно подумает. Ведь, что поделать, если отец в итоге воспитал в ней хорошего стратега и политика, но не мать для своих детей. Она видела выгоду, которой нужно было воспользоваться, и знала, как это провернуть – так почему она должна была отказываться от своих намерений? Нет. Никогда она не отступает от намеченного пути, и это еще предстоит узнать ее мужчинам – супругу, который назвал ее своей перед лицом бога, и любовнику, который хотел только ее.
- Нет, это не шутка, Генри. Или только судьба так шутит, то бросая тебя в огонь, то возвышая тебя вверх сейчас, - тихо произнесла королева, находясь на крошечном расстоянии от своего любовника, что был готов расцеловать просто так, даже без этой, на первый взгляд, безумной вести о новом статусе и положении вещей на данный момент времени. – Теперь ты король, и тебе нужно занять свой престол, как и должно, - добавила она, прежде чем представить его ушам полный рассказ о том, что стало ей известно не так давно.
- Почему это ты не можешь быть королем? – услышав совершенно неожиданные слова, спросила женщина у своего юного любовника. Он был растерян, словно маленький мальчик, совершенно не уверенный в собственных силах и будущем, тогда как ей предстояло стать его путеводной звездой. И Элеонор станет оной. – Трон по праву твой. Это то, что ты должен знать и сделать – сесть на него, чтобы править, - продолжила говорить она, в перерыве между поцелуями, прекращать которые Генрих, видимо, не собирался. Не в силах был оторваться, все еще не веря в реальность, окружавшую их. – Генри, милый мой король, от чего нет? Ты сам хотел увидеть новые земли. Ты мечтал о славе и войне – вот, судьба подала тебе практически все, что ты мог ожидать и даже больше, - добавила она, не прекращая потока своих слов. – У тебя есть шанс вернуться в страну своих предков, чтобы править ней. Стоит только постараться и отвоевать его, - произнесла Элеонор практически в губы своему любовнику. – Я помогу тебе в этом сражении, Генри. Тем более я знаю, как нужно действовать сейчас, - оглушила на время своего любовника она, говоря вслух о том, что задумала. – Я отправила верного человека в свое герцогство – я созываю земли и начинаю готовиться к войне. Благо, среди моих воинов много отважных мужей, что также воевали на Востоке. Они опытные воины и помогут, но ради твоей короны мне придется уехать завтра же к себе в герцогство, - продолжила она, очерчивая свои планы.
И каким же было невинным удивление Генриха…
- Да, я помогу тебе, - усмехнулась она, глядя в темные глаза своего пылкого любовника. – Я помогу тебе, если ты обещаешь мне, что не сдашься. Не откажешься от намеченного пути и подаришь мне тоже корону. Ты ведь понимаешь, что для меня не будет обратного пути к Луи, - добавляет она, поставив определенные черты в том, чего хотела. В прочем, разве он и сам не понимал, что женщине, чью голову украшал венец всевластия, не захочется его менять. Разве только равноценная замена может поспособствовать этому.
- Ты хотел, чтобы мы были вместе, но это было не возможно – до этого момента, - продолжила Элеонор, давая понять, что ни одна герцогиня при наличии вариантов не станет женой графа. Только короля. И в этот момент женщина отнюдь не ожидала того, что произошло следом – Генрих плавно уложил ее на спину своей тесной койки, на которой спал до этого, и начал провоцировать ее, требуя определенных условий. – Я могу обещать, что пока в тебе бьется желание и любовь ко мне, я буду только твоей, - уклончиво пообещала хитрая женщина, прекрасно помня опыт своего первого брака, что пока еще длился, пусть и был недалеко до своего финала. Ведь под конец своих слов, Ее Величество нисколько не постеснялась подарить не один поцелуй своему юному любовнику, что не стал также терять времени зря. Новый король взялся раздевать женщину, что неторопливо забралась ему на руки, устроившись сверху…
И ведь именно в этот самый момент она ощутила спиной, что они больше не одни.
Оглянувшись на потревожившего их уединение графа, Элеонор перевела взгляд на Генриха, оценивая ситуацию, прежде чем слезть с него, и поправить свои юбки и платье, что из-за послабленных завязок, уже небрежно висело на ней.
- Ваше Величество, не побоюсь спросить: у вас есть совесть? – гневно обратился к королеве граф, первым справившимся со своим удивлением, но не гневом. – Вы не должны так поступать с Генрихом, сбивая его с истинного пути, - продолжил он, на что Элеонор могла лишь ухмыльнуться в ответ.
- Нет, конечно. Если судить вашими мерками, тогда совести у меня нет. Вы правы, - произнесла златовласая королева, не теряя своего достоинства. – Однако я не считаю, что наш с Генрихом уговор навредит ему, - продолжила она, подойдя к небольшому столику-стойке, на котором стоял кувшин с вином, которого она себе плеснула в чашу. – Расскажи все своему отцу, Генри, - обратилась она к новому королю, усевшись на небольшом стуле.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

16

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Честно говоря, юный наследник графа никогда не думал о короне Альгерии... ведь ныне почивший король по сути дела был для него абсолютно чужим человеком, с какой стороны не взглянуть. Да и честолюбие молодого человека доходило лишь до жгучего желания покинуть родной дом и уехать на поиски приключений, куда-нибудь очень далеко. Туда где не будет мачехи, что терпеть его не может и не скрывает этого... И если раньше все это было лишь прекрасной и недостижимой мечтой, то сейчас все координально изменилось с появлением в жизни Анрио одной-единственной прекрасной женщины. Она словно змей-искуситель в райском саду предлагала сейчас нечто совершенно необыкновенное и как казалось на первый взгляд - недостижимое.
Однако, Генрих прекрасно знал, что всего можно добиться, если очень захотеть и приложить к этому все усилия... например, увести жену у чересчур набожного короля? С одной стороны, это был грех, за который юношу легко могли отлучить от церкви, но с другой - какой участи был достоин мужчина, не ценящий драгоценное сокровище, что ему досталось? Только быть жалким рогоносцем, что и произошло с Луи...
-В таком случае, ты будешь моей всегда, Элеонор, -ответил Генрих на слова своей возлюбленной. -Потому как я не твой муж... и ты всегда будешь самой желанной и любимой женщиной для меня.
Королева не стала медлить и быстро устроилась сверху, поддавшись обоюдному желанию - и в тот момент, когда будущий король был готов соединится с нею, произошло нечто непредвиденное... и Анрио с удивлением увидел, что они с Эли больше не наедине в палатке. Определенно черти принесли сюда графа де Арля в самый ответственный и приятный момент??
-Отец... вы должны выслушать меня.., -произнес Генрих, усевшись на койке, после гневной тирады Гийома и того ответа, что соизволила дать ему королева. -Надеюсь, что вы сможете принять мое решение... я покидаю вас и уезжаю в Альгерию.
-Альгерию... и с чьей же подачи ты додумался до подобной глупости?? -Гийом де Арль недовольно нахмурился, мельком бросив взгляд в сторону королевы. -Ваше Величество... вы гостья в моем доме и только это удерживает меня от более резких слов. У вас есть все о чем может только мечтать знатная дама... так зачем вы сбиваете с пути истинного глупого мальчишку? А ты, дорогой мой сын, запомни одну вещь - если посмеешь ослушаться меня и уехать, можешь больше не возвращаться! Я всегда и все делал ради тебя и надеюсь что ты все же одумаешься... Пойми, бороться за корону Альгерии совершенно бессмысленно и если бы король Эдуард не умер, то его по-любому бы свергли с престола. Его племянник долгие годы лелеял эту мечту и собирал сторонников - неужели ты думаешь, что он отдаст тебе корону без боя?
-Я тоже соберу сторонников... и заставлю отдать то что принадлежит мне по праву! -ответил Генрих. -Вы знаете, что я уважаю вас и очень люблю, но отступить не смогу. К тому же... будет лучше если я уеду - тогда Ги сможет занять место вашего наследника и быть может графиня перестанет меня ненавидеть? В любом случае так будет лучше для всех...
Честно говоря, Гийом не ожидал подобного поворота событий... и слова сына относительно его супруги словно бы задели давнюю и незаживающую рану в его сердце. Да, Катарина была ему замечательной женой - однако, полюбить и принять своего пасынка не смогла, да и не захотела этого делать. А граф, все время совместной жизни с нею, убеждал себя что все прекрасно...
-Я надеюсь, что ты меня услышал, как и вы, Ваше Величество, -без какой-либо интонации произнес де Арль. -Возвращайтесь к супругу, которому вы принадлежите перед богом и людьми и не давайте мальчишке глупых и бесплотных надежд на призрачную корону.
Граф надеялся, что сын как и всегда его послушается и потому не стал более ничего говорить, покинув палатку. После этого, Генрих с тяжким вздохом поднялся с походной койки и подошел к Элеонор. Забрав у нее чашу с вином и отпив глоток, молодой человек притянул к себе королеву и подарил ей очередной поцелуй.
-Все решено... мы уедем сегодня же. Я знаю что отец не пойдет докладывать королю о том что услышал.., -произнес виконт, прикоснувшись ладонью к щеке своей возлюбленной. -Ночью я поеду в Сент-Реми чтобы попрощаться с дедушкой. Кто знает, доведется ли мне увидеть его вновь... особенно если отец откажется от меня.
Все вышло именно так как сказал Генрих - и этой же ночью, он и Элеонор покинули замок Эрм и устремились навстречу своей судьбе. Гийом как и подумалось его упрямому сыну, не стал ничего рассказывать Его Величеству, так что королеве никто не помешал уехать вместе с несколькими верными людьми. Собираясь в дорогу, Генрих думал о своей необыкновенной возлюбленной... когда в конюшне, к нему подошла младшая сестрица и стала со слезами на глазах упрашивать не уезжать. Чуткая и добрая девушка сразу догадалась что происходит что-то нехорошее и что она долго не увидит своего любимого брата.
-Не надо плакать... прошу тебя, не разрывай мне сердце, -Генрих обнял сестру. -Мы обязательно снова увидимся и тогда я сделаю тебя настоящей принцессой. Я никогда не забуду твоей доброты...
-Мне ничего не нужно, -всхлипывая, ответила Анна. -И я знаю что ты не останешься... матушка виновата в этом. Она всегда плохо относилась к тебе... а наш отец это поощрял. Но ты должен знать, что я и Ги очень тебя любим и этого никто не изменит! Прошу, не забывай нас...
-Когда-нибудь, я обязательно приеду за тобой и братом, слышишь? Даю тебе слово, -Генрих улыбнулся, крепче обняв Анну. -Просто верь мне, как верила всегда.
Наверное единственным человеком, кто не стал отговаривать Генриха от его безумной затеи, был старый барон Фурно - наоборот, он дал внуку увесистый кошель на дорогу и свой меч, который служил ему верой и правдой в Святой земле и был пожалован самим королем Альгерии за храбрость. Старик благословил будущего короля и сказал что надеется дожить до того момента, когда он отнимет у узурпатора свое наследство...
-Поначалу за тобой пойдут неохотно, Анрио - не забывай об этом, -произнес барон прежде чем отпустить внука навстречу неизвестности. -Ты еще молод... так что не надейся что сразу сможешь заставить людей верить в тебя как в своего короля. Однако, ты и твоя избранница оба слишком упрямые, чтобы отступать перед трудностями - просто знай что их будет немало. Да и Его Величеству королю Луи навряд ли понравится что его супруга решила оставить его... Будь всегда начеку, сынок.
Крепко обняв старика, Генрих покинул Сент-Реми и помчался в порт Кале, где и собирался дождаться Элеонор. Он прекрасно понимал, что война будет долгой и изнурительной... а вожделенная корона сама не упадет к нему в руки словно спелый плод с ветки дерева.
Следовало набраться терпения и дать волю собственному упрямству и желанию добиться многого наперекор трудностям. Да и отступать уже было поздно...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-09 16:47:07)

+1

17

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2pXvz.gif[/float]Семья – это то, за что мы должны были бы держаться обеими руками и ногами. Ведь в ней ты найдешь свою силу и поддержку, когда на твоем жизненном пути найдется обидчик, который захочет обогатиться за твой счет или обвести вокруг пальца. Это – ядро, возле которого собираются близкие по духу и мнениям люди, готовые идти ради друг друга на жертвы, отдавать порой даже больше, чем они могут получить в итоге.
Вот только, насколько часто подобное «золотое» правило будет срабатывать, когда тебе будет, действительно, необходима поддержка и помощь?
Увы и ах, но никто из нас не может в этой изменчивой жизни дать гарантированного ответа на подобный вопрос. Осталось далеко в прошлом то время, когда брат был готов стоять за брата. Более того, обычно именно семья готова подставить тебя в ответственный момент, отказав тебе в поддержке, на которую ты мог рассчитывать в определенный момент. Именно родственники, которых ты считаешь своей опорой прежде чем выступить с поддержкой в твою пользу, дважды, а то и трижды подумают, оттягивая до самой последней минуты, чтобы высказать тебе свой отрицательный ответ. И именно тогда тебе понадобятся друзья, которых ты сможешь проверить на деле, узнав, какие союзы тебе по-настоящему выгодны и приносят пользу. Ведь порой бывает, случается так, что самый неожиданный твой знакомый может оказаться лучшим союзником, получше изменчивой родни.
… и, судя по взгляду, которым смотрел на своего старшего сына граф, он не был склонен поддержать его притязаний на трон. По крайней мере, Элеонора полагала, что хорошо разбирается в людях для того, чтобы делать предположения в подобном ключе. Благодаря этой своей способности королева окружила себя верными ей людьми, которые были готовы даже отдать за нее свою жизнь, не только пойти на авантюрную войну в соседнем государстве. Впрочем, прошло не больше двух минут, прежде чем Элеонора убедилась в правильности своих рассуждений, пусть даже ей и было жаль, что она на этот раз не просчиталась. В мире, наверное, не может быть ничего хуже, чем, когда отец не готов поддержать своего сына в его законных притязаниях на королевский престол. Ведь он обязан был его поддержать. Покойный герцог Вьеннский наверняка поддержал свою дочь.
- Не забывайтесь, граф, - достаточно прохладно и категорично произнесла златовласая королева, не желая уступать отцу Генриха, желая поставить его на место. – Да, я – всего лишь гость в вашем дом, но помимо того, Я - ваша королева. Но помимо того, я родилась не графиней, ни баронессой. По рождению я стою выше вас, и не намерена слышать упреков за свои поступки, и ради вашего сына сделаю вид, будто бы не слышала их, - не меняя тона своего голоса, произнесла Элеонор. - Но знайте, что я впредь подобного не потерплю. Больше не забывайте, и помните, что рано или поздно я посажу на трон Альгерии вашего сына. И лучше для всех будет, если вы, граф Арльский, будете рядом с нами. Ведь, кто не с нами, тот против нас – не сейчас, так позже, - не глядя на Генриха, а только в глаза графа, в которого пошел внешностью его сын. И сейчас она надеялась либо разрушить тот хрупкий мост между отцом и сыном, либо дать шанс к их воссоединению. Ведь, если она будет причастна к ссоре отца и сына, в итоге обвинят ее. – Не торопитесь. Подумайте, граф. У вас есть время до тех пор, пока я вам не пошлю своего посланника, - эти слова она произнесла уже в спину Гийому, надеясь, что он успел услышал ее.
- Да, ты прав, Генри, - когда некоронованный король подошел к своей союзнице, женщина улыбнулась ему, нежно коснувшись щеки ладонью, прежде чем он наклонился за поцелуем к ее устам. – Нам медлить нельзя. И очень хорошо, что ты предположил остаться в палатке, - добавила она, мысленно перебирая слова своего юного любовника. Ведь оказалось, что ему тоже было не сладко в жизни. Не только она осталась без родительского тепла.
- Но, нас кажется прервали? – напомнила своему молодому любовнику Элеонора, хитро улыбнувшись ему, поймав его ладонь так, чтобы направить ее по определенному направлению. - Прежде чем мы воссоединимся на переправе к Альгерии, нам придется расстаться с тобой, - произнесла она, с долей сожаления. Искренне ли? Похоже было на то. – Поэтому, нужно провести наше время с пользой, мой юный союзник, - добавила королева, позволяя своему платью скользнуть вниз, обнажив ее прекрасное тело. Благо, платье было уже зашнуровано и имело достаточно широкий вырез.
После приятной близости, которая накануне расставания была по-своему неповторимой, Ее Величество королева Элеонор, герцогиня Вьеннская, уделила самую малость своего внимания сборам, захватив с собой только самое необходимое ей в пути, чтобы оторваться как можно дальше от владений графа Арльского, укрывшись в своих владениях. К слову, уже к утру следующего дня герцогиня переступила порог своего родового замка, где на нее уже ожидали созванные ней лорды. И как не трудно догадаться, что в максимально скорые сроки, были приняты все необходимые Ей решения: одобрен новый, более выгодный союз с новым королем, который при их помощи получит определенный перевес перед узурпатором его трона. Но, главное – была собрана сильная армия, которая проявила себя с наилучшей стороны не в одном бою.
День, когда Элеонор встретилась с Генрихом на переправе, был морозный и пасмурный день; небо было свинцового цвета, из которого, казалось, вот-вот пойдет снег, усыпая путь белизной королю.
- Нам нужно отбыть до вечера, - произнесла женщина своим людям, подъезжая к Генриху, который уже ожидал на нее несколько дней. И нужно сказать, за эти дни она могла заметить, что ее мальчик… повзрослел?
- Генри, - только произнесла Элеонор, прежде чем подойти к своему любовнику и подарить ему поцелуй.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

18

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Дамфрис, неподалеку от границы Альгерии...
февраль 1141 года.

-Сегодня особенно холодно, милорд... и кажется что будет еще хуже.., -пожаловался Генриху порядком замерзший стражник, едва только молодой король вышел на стену замка Эдзел. То была резиденция одного из преданных сторонников молодого короля - в нескольких лигах от альгерийской границы, где в последние месяцы шли ожесточенные боевые действия. Никто не обещал Анрио легкой победы и так оно и получилось... вдобавок, месяц назад ударили поистине жестокие морозы, так что противникам пришлось заключить временное перемирие. К тому же Элеонор ожидала ребенка, так что Генрих принял приглашение перезимовать в Дамфрисе - богатом торговом городе, что с незапамятных времен располагался на перепутье четырех важных дорог королевства Морганнуг. И это утро, Генрих решил как и всегда начать с небольшой прогулки по крепостной стене старинного замка, пока его возлюбленная сладко спала, отдыхая после того как ее неугомонный будущий сынок (счастливые родители не сомневались что будет именно сын) наконец угомонился и перестал брыкаться словно норовистый конь. -Давненько не было такой холодной зимы...
-Там откуда я родом, нечасто бывает такая зима, -ответил Генрих, плотнее запахнув подбитый волчьим мехом плащ. Было еще очень рано и очень темно, ведь рассвет должен был заняться лишь часа два спустя... город еще спал и вокруг стояла гробовая тишина. Воздух был необыкновенно чист и прозрачен, а на темном небе ярко сияли звезды - словно драгоценные камни на черном бархате. -Признаться, я надеялся зимовать уже в Талгарте... том самом городе что принадлежал еще моим славным предкам.
-Мы обязательно дойдем до столицы, милорд. Вот только бы поскорее настали теплые дни, -вздохнул стражник и направился вдоль стены, мечтая о подогретом эле и теплой похлебке в караулке. Ну а Генрих усмехнулся про себя... его дядюшка показал себя настоящим мастером ведения затяжной войны, так что одной храбрости чтобы победить его и заставить отдать корону, было мало. Нужна была какая-то хитрость и пока что у Генри и Элеонор было время чтобы придумать ее.
-Милорд, срочное послание из Арелата. Только что доставили, -едва только Генрих вернулся со своей прогулки, как ему сразу вручили письмо с королевской печатью. Даже не открывая его, он уже догадывался о его содержании - то был еще один вызов для Элеонор на церковный суд, где прелаты Святой матери-церкви должны были разобрать дело о ее разводе с королем Луи. Естественно, Его Величество не был полнейшим дураком и не хотел терять огромные владения своей жены, так что сделал все возможное чтобы максимально затянуть процесс и уговорить Эли вернуться. Весть о том что она уехала вместе с семнадцатилетним мальчишкой, сделала короля самым настоящим посмешищем на его землях и прекратить пересуды и смешки можно было лишь одним способом.
Вернуть Элеонор и видимость их брака. Поначалу Луи надеялся что королева вернется хотя бы ради своих дочерей, но ничего подобного не произошло - тогда он пошел на хитрость и уговорил епископов вызвать ее на разбирательство, несмотря на то, что факт супружеской измены был, что называется, на лицо. Однако, король пока что не знал, что Эли уже совсем скоро должна была подарить своему любовнику дитя...
Вернувшись в жарко натопленную спальню, Генрих вскрыл письмо и быстро пробежался взглядом по написанным строчкам: так и есть, Элеонор вновь вызывали в Арлу. Свернув послание, он положил его низкий столик неподалеку от камина и затем стянув верхнюю одежду, вновь улегся в постель, постаравшись не потревожить сладкий сон своей любимой. Обнимая Элеонор, Генрих не удержался от соблазна нежно коснутся губами ее шеи, отчего королева проснулась и сонно улыбнулась ему...
-Еще очень рано, поспи, любовь моя, -шепнул Анрио, коснувшись любимых и нежных губ Элеонор своими. -Погодка нынче не просто "шепчет" - стало еще холоднее. Думаю что сегодня тебе лучше не ехать со мной на совет баронов...
Несмотря на свое интересное положение, Элеонор участвовала во всех военных начинаниях наравне с Генрихом и присутствовала на советах, даже после того как ей было уже не спрятать свой порядком округлившийся живот. Поначалу дворянам Морганнуга это не особенно нравилось... но королева была умна и давала более чем дельные советы, так что со временем все привыкли к тому что она всегда рядом со своим возлюбленным. Анрио очень надеялся, что развод Элеонор будет быстро завершен и их первенец не родится бастардом, но увы - Луи и прелаты вели свои игры, специально тормозя и без того затянутый церковный процесс.
Нам придется побороться за тебя.., -мысленно произнес Генрих, забравшись рукой под ночную рубашку Эли и приложив свою ладонь к ее животу. -Когда мы поженимся, нужна будет папская булла, чтобы ты смог стать нашим законным ребенком... видит бог, я надеялся что все будет иначе. Но похоже, мне суждено побороться абсолютно за все в этом мире - за свою корону и за любимую женщину.
-Давай ты подождешь меня здесь? Тебе надо поберечься.., -улыбнулся будущий король, нежно обнимая свою королеву. -Там все равно не будет ничего интересного... ведь по донесениям разведки, король Стефан уже две недели как вернулся в столицу.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-11 01:58:24)

+1

19

[NIC]Eleanor [/NIC]
[STA]the Queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCHi.png[/AVA]- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://25.media.tumblr.com/e361fcb2bd9f859a98c6a59cd61b7f5d/tumblr_mx7e65Pc6I1rh1efko3_500.gif
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Время быстро бежит, и порой кажется, что оно буквально убегает у нас сквозь пальцы, подобно воде, которой мы пытаемся утолить в пути свою жажду. Чистая или нет, а вода всегда поддерживает жизнь. Однако, так уж получается, что чистую воду нам пить бывает приятнее всего. И именно жажду ощущала королева, когда наклонилась к источнику зеркально чистой воды, в которой, ей показалось, она может увидеть собственное отражение. Заметно уже выступавший вперед живот, несколько мешал белокурой женщине ловко наклониться и выпрямиться, из-за чего Элеонор пришлось немного поднапрячься и изловчиться, чтобы упрямо сделать то, чего ей так хотелось – испить из этого ручья чистой воды, пусть даже вокруг и не стоял жаркий солнечный день. Наоборот, была суровая снежная зима, ведь она куталась в длинную подбитую мехом соболя накидку, которую мог себе позволить даже далеко не каждый король. Уж такой накидки навряд ли посчастливится стать счастливым обладателем ее в скором времени бывшему мужу – то, что синод епископов примет нужное ей решение, Элеонора не сомневалась, но порядком устала от этого длительного ожидания. Тем более теперь, когда она была на сносях и должна была уже скоро подарить ребенка тому мужчине, которого могла смело назвать любимым.
Да, именно любимым мужчиной она называла только Генриха, что был уже далеко не так молод и наивен, каким она увидела его впервые на конюшне. Каждый новый день его кампании в борьбе за собственный титул и корону делали его еще более мужественным. Он был намного опытнее и уверенней в себе, чем был в беспечном мире, который дарил своим детям его отец. И, нужно сказать, что частично Элеонора понимала отца своего юного любовника, что так внезапно оказался наследником престола соседнего государства: он хотел оградить своих детей от опасности, не понимая, что этим самым он подрезает им крылья, не давая шанса взлететь, расправив свои крылья. И именно в этом была его собственная вина – он не понимал, что этим отталкивает от себя еще дальше своего первенца. Увы, но зачастую никто не думает, какие наши действия приведут к наихудшему исходу…
Вокруг нее не было заметно густой зелени трав, что своим настойчивым ароматом щекотала бы ее чувствительные к переменам запаха ноздри. Однако вода издавала какой-то свой особенный аромат, присмотреться и принюхаться к которому она захотела. Но, как только посмотрела в ладони, в которых была собрана ее живая вода, заметила в них детские лица. И именно в этот момент, она ощутила, как из этого сна ее, словно за руку от этого ручья увел мужчина, ее сладкий любовник, который оставил на ее щеке горячее прикосновение своих губ.
- Генри… - тихо выдохнула женщина, почувствовав прикосновение своего молодого мужчины к ее телу. Больше Генрих никогда не ждал, когда она спровоцирует его или займет лидирующее положение в чудесном танце двух влюбленных. Нет, он сам знал теперь, чего хочет, и как. И самое главное, знал, насколько ей нравились уверенные в себе мужчины. – У тебя прохладный нос и руки. Ты снова ходил на стену? - нисколько не желая упрекать своего любовника, она лишь озвучила факты, окрасив их в вопросительную интонацию.
А тем временем, ее командир взялся командовать ней…
И если многим ничто подобное категорически не прощалось, Генрику легко сходило с рук. Она ведь знала, что ее мальчик слишком искренен в своих чувствах и по-настоящему за нее переживает. Для него сейчас все происходило впервые: первая война, первые сражения, и первый ребенок, которого не смогут еще долго называть своим собственным и родным плодом их любви.
- Нет, Генри. Ты знаешь, что я не могу остаться в постели, когда решается судьба нашей кампании. Нам очень повезло, что нам получилось обзавестись своими сторонниками здесь, но это не значит, что можно расслабляться. Сейчас наоборот, нужно провести неожиданный маневр, - выслушав своего венценосного любовника, герцогиня повернулась к нему лицом. – Так что, не уговаривай меня. Мне еще нужно обдумать наши возможные действия, - добавила она, прежде чем запнуться на полуслове. – Сегодня мне снился сон. В нем я видела своих детей – видимо, мне больше не придется увидеть своих дочерей, как я на это рассчитывала. Но зато я видела нашего сына, Генри. Он скоро родится, но он не должен заставлять тебя оглядываться в тыл. Наоборот, он должен тебя вести вперед к победе, - добавив эти слова Элеонор наклонилась к своему любовнику, чтобы подарить ему весьма нескромный поцелуй, от продолжения которого не хотелось отказываться. Ведь они все-таки, ради сына пытались сдерживать свою страсть, что была подобной к нарывающейся на неприятности собаку…
[SGN]http://funkyimg.com/i/2oCHa.gif[/SGN]

+1

20

[NIC]Henry[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oCK2.jpg[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 17 y.o.
profession: виконт Арльский
relations: пока свободен
[/LZ1]
Так уж вышло... что с самого раннего детства, Анрио ощущал себя лишним в родном доме и наблюдал за идиллией своего отца, мачехи и их детей, словно будучи сторонним наблюдателем. Естественно, это не могло не ранить его - однако и закалило характер, подготовив к будущим жизненным трудностям, несмотря на защищенную и более-менее спокойную жизнь в замке Эрм. И вот теперь, у юного короля наконец-то появилась настоящая семья, о которой он так давно мечтал... рядом была Эли, изменившая жизнь Генриха и подарившая ему совершенно новое будущее. Оно было в каждом ее поцелуе и нежном объятии и конечно в том чудесном малыше, которого королева носила под сердцем - ласково прикасаясь к ее животу и нежно поглаживая своего будущего сына, Генрих точно знал, что этот маленький человечек совершенно точно будет сильно любить его всю свою жизнь. Ведь дети всегда сильно и крепко любят своих родителей, несмотря на все возможные обиды, ссоры и недомолвки, которые случаются даже в самых счастливых семьях...
-Не говори так, любовь моя, -тихо произнес Генрих, посмотрев в необыкновенные глаза своей возлюбленной. -Ты знаешь, что я сделаю все чтобы тебе вернули дочерей... и когда это случится, я буду самым счастливым на свете человеком. Мне ли не знать что значит жить без матери. Так что рано или поздно мы добьемся того чтобы Луи вернул тебе Марию и Алису... я клянусь тебе в этом.
Проведя рядом с Элеонор несколько счастливых месяцев, будущий король успел узнать все о своей любимой женщине - то как она жила до встречи с ним и до своего замужества. Ее выдали замуж за Луи совсем юной, сразу после смерти ее отца и поначалу король Арелата не был этаким набожным занудой, напрочь забывшим о красоте своей жены. Как оказалось, поначалу он любил Эли, а она была без ума от него и они были совершенно и безмятежно счастливы, пока Луи был дофином, а государством твердой рукой правил его отец. Однако, все резко изменилось когда старый король скончался, а его сыну пришлось принять как данность собственную неспособность держать дела королевства под контролем. Именно тогда он и стал воспринимать собственные неудачи словно божье наказание и даже рождение двоих своих дочерей посчитал доказательством немилости свыше. Генрих знал, что Луи ни разу в жизни не обнял и не приласкал девочек - сосредоточием их мира всегда была Элеонор. Так можно ли было оставить маленьких принцесс с таким человеком?
-Я буду очень любить их, -улыбнулся Анрио, вернув любимой поцелуй, полный особой нежности и конечно же взаимного желания. По сути дела, им давно уже полагалось спать раздельно, ведь до рождения ребенка оставалось не более недели - но двое упрямцев и подумать не могли о том чтобы расстаться даже на несколько часов. И несмотря на все традиционные запреты, они не прекратили особенно близких отношений. Генрих учился быть особенно нежным и осторожным, доставляя удовольствие своей возлюбленной... вот и сейчас, после всех приятных ласк и провокационных прикосновений, он не стал просить себя дважды, прежде чем стать единым целым с королевой.
Совсем скоро, они добьются исполнения всех своих чаяний и тогда Элеоноре больше не придется ездить на военные советы и прочие ненужные женщине мероприятия. Она будет заниматься детьми и дарить им свою любовь и нежность, тогда как Генрих будет обеспечивать своей семье надежное и светлое будущее, управляя королевством - именно так думалось юному Плантагенету. Однако, он совершенно позабыл учесть тот факт насколько его королева любила власть, от которой ее пытался отстранить бедолага Луи. Позже Анрио еще придется столкнутся с этим, а пока что он был счастлив, обнимая Элеонор и доводя ее до сладкого исступления неторопливыми движениями, что заставляли дыхание сбиваться и срывали стоны с уст.
-Я люблю тебя.., -тихо шепнул Элеонор будущий король, когда в спальню вошли служанки чтобы помочь своей госпоже одеться. Генрих тоже принялся собираться, но перед этим еще раз изучил полученное письмо... по идее, факт супружеской измены, совершенной Эли не требовал никаких доказательств, так что ее присутствие на церковном суде не являлось обязательным. И как бы они не старались, от короля Арелата не удастся скрыть и рождение ребенка, ведь шпионов Луи было полным-полно и в Морганнуге. Другое дело, что сообщить новости на материк они смогут лишь после того как закончится зима и пройдут весенние бури - до этого момента, осмелиться пересечь Штормовой пролив может прийти в голову разве что безумцу.
Наконец служанки закончили туалет своей госпожи и Генрих мог сопроводить королеву к экипажу, чтобы ехать в ратушу на совет баронов. Он набросил на плечи возлюбленной теплую накидку с капюшоном, подбитую соболиным мехом и еще раз нежно поцеловал, прежде чем помочь усесться в экипаж. Усевшись затем на своего коня, молодой король заметил того самого барона, что едва не стал свидетелем самой первой близости с Элеонор - этот человек по-прежнему был в ее свите, хотя Генрих не единожды просил отослать его ко всем чертям. Вот и теперь, он холодно ответил на приветствие этого человека, едва сдерживая желание как следует врезать по его самодовольной физиономии...
Ладно... я разберусь с этим кретином позже, -подумалось Генри, когда он дернул поводья и пришпорив коня, направился к ратуше. Он без особого труда догадался, какие отношения связывали Эли и этого самого барона прежде и старался не давать выхода жгучей ревности. -У меня есть для него одно подходящее дельце.
Добравшись до ратуши, Анрио спешился и затем помог Эли выйти из экипажа, подав ей руку. И пока они поднимались в зал совета, появилась возможность поговорить насчет барона...
-Я кое-что придумал насчет церковного суда и твоего развода... но для этого нужно чтобы верный человек доставил письмо моему отцу. Один из его сводных братьев дослужился до кардинала и сейчас находится в ближайшем окружении самого понтифика. Мне думается, что он мог бы повлиять на исход этого дела и тем самым дать нам возможность побыстрее стать законными супругами, -произнес Генрих. -Полагаю что твой человек - ты знаешь, о ком я говорю - будет самой лучшей кандидатурой для гонца. И для него самого будет лучше, если он какое-то время не будет мозолить мне глаза.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-03-11 16:05:29)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Беладонна: за границей — красивая женщина. У нас — смертельный яд.