Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И появились первые "подснежники"


И появились первые "подснежники"

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участок Сакраменто | 2 марта 2017 г.| 11:00 ч.

Amelia O'Dwyer & Olesya Rush
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Стоило один раз зайти в участок, как тебе тут же найдут дело...

Отредактировано Olesya Rush (2017-02-12 13:21:52)

+1

2

На улице светит солнышко. Сугробы уменьшаются в размерах, съеживаются и растекаются грязными лужами по чистым дорожкам. С крыш падают длинные сосульки, разбиваются на мелкие кусочки и тают под яркими лучами. Легкие облака плывут по небу и ускользают, прячутся за высотки. И всё это в Бостоне. В Сакраменто же всё те же пальмы, стоящие вдоль пыльных дорог; те же лужи у крылечек и те же дождевые облака, медленно скучивающиеся в одной части неба. В Сакраменто изменился лишь месяц в календаре и больше ничего. Ну, может быть, стало чуточку теплее. Правда, Амелия этого и не заметила, она практически жила на работе. Не так давно отчитались за 2016 год, сдали в архив заглохшие дела и набрали новые. Поменяли форму на более тонкую, сменили наклейки на папках и выбросили синие стикеры. Весна начиналась спокойно.
Ещё вчера. Сегодня же в участке царил хаос. Пришли новые стажеры, которых нужно было практически водить за руку и объяснять, как приклеивать наклейки на папки. Кто-то вышел из отпуска, кто-то туда только ушел. Дел было слишком много, людей же слишком мало. Только за прошедшую ночь на убойный отдел упало более десяти трупов. На каждого убитого нужно было завести дело, заполнить все необходимые бумаги, поторопить бюро судебно-медицинской экспертизы и архив. Нужно было установить личности и обзвонить родных, знакомых и близких, пригласить их и свидетелей, если таковые имелись, на беседу. Найти все камеры видеонаблюдения на близлежащих участках и изъять кассеты, диски или флешки. Объемы работы поражали, как и кипы бумаг, что были навалены на все столы сразу. Дела ещё пока не разобрали, все работали одновременно. Амелия висела на телефоне и торопила морг, параллельно отвечала на звонки с других отделов и подбирала необходимые им документы. Выполняли одну из простых, но очень нудных и напряженных работ. Постоянно приходилось кричать в телефонную трубку с целью переорать общий шум участка. Получалось слабо, но получалось же. Периодически обрывалась связь, приходилось перезванивать и начинать всё сначала. И это раздражало Амелию больше всего. Повторять одно и то же по пятьдесят раз едва ли кому-либо понравится.
- Кто куда положил папку, которую только что с архива принесли? – Джош стоит посреди кабинета, трясет документами и прожигает взглядом коллег.
- Только что какую-то папку забрали в ОБОП, с зелёным стикером была, если что, - Лея на секунду отвлекается от телефона, чтобы ответить, но быстро возвращается к прерванному разговору. Она уже не просит бюро работать чуточку быстрее, она просит отдать то, что должно было быть готово ещё неделю назад. Черт с ними, с новыми делами, старые-то тоже никуда не делись. Бюро кричит в ответ, что документы они отправили, и они понятия не имеют, почему эти документы не дошли до них. Амелия кладет трубку и недовольно бурчит. Ну и куда делись эти чертовы документы?
- Ты спросила, когда будут результаты?
- Они или мы их потеряли, - Амелия перекрикивает общий шум, разводит руками. В кабинете целая куча людей и большая часть из них не отсюда. Тут же снуют стажеры, которых никто не запомнил ни в лицо, ни по имени. Но эти ребята не унывают, суют папки и выпытывают, что им делать дальше. Амелия, не глядя и в общем-то особенно не думая, отправляет их в соседний отдел, вручив какую-нибудь бумажку. Просто выгоняет лишних людей из кабинета. В этом хаосе они никогда не найдут нужные им документы.
Общими усилиями папку из архива нашли. Теперь нужно было найти отчеты бюро. Только неизвестно, в каком конкретно кабинете эти документы потерялись. Амелия вылавливает какого-то паренька, по виду напоминающего стажера: глаза круглые и напуганные, рубашка с иголочки, весь вид – сплошное любопытство и интерес.
- Сходишь до компьютерщиков, попросишь их пробить вот эти номера. Результаты принесешь мне. Ну или кто-нибудь другой пусть мне их принесет, не принципиально. Главное, что это сделать надо быстро, - парень несколько минут ещё смотрит на Амелию, практически не мигая. После вопроса «что стоишь?» он исчезает где-то в недрах участка.
- Почему никто не займется стажерами? В этом хаосе невозможно работать! – вот ещё одна папка куда-то делать, взамен неё оказалась папка из отдела по борьбе с наркотиками. Удивительно, что некоторые отделы ещё целиком не поменялись местами. Надо срочно навести тут порядок, пока участок не взорвался, от переполняющей его энергии. Не повезет же кому-то, кто случайно окажется затянутым сегодня в хаос, окутавший участок, словно туман крохотный домик на краю улицы.

+2

3

Когда Олеся поднялась с постели, время было ещё  ранее, будильник показывал всего лишь восемь часов утра, а это значило, что можно не торопясь подниматься. Она потянулась и улыбнулась, от того что сон был таким сладким, а то что в нём происходило, хотелось ещё раз это увидеть. Ей редко удавалось увидеть какие-либо сны, они либо вовсе отсутствовали, а это значило, что девушка очень сильно устала, либо снились, ужасы причиной тому были какие-то переживания. И вот девушка бодренько поднялась и отправилась в душ, как говорится утренние водные процедуры, без них никак.
Стоя под струями воды душа, девушка напевала какую-то мелодию, ей было всё равно, что за мелодию она исполняет, у неё просто было отличное настроение.
Я думаю, отец будет не против, если прошвырнусь по магазинам, прикуплю немного всяких нарядов. Можно так сказать обновлю свой небольшой гардероб. Приведу немного себя в порядок, расслаблюсь, ведь не так часто выбираюсь именно по таким занятиям. А там посмотрим, может кого-то знакомого встречу.
Последним на сегодня у неё была ученица, которой было лет десять, и звали её Алисия. Она каталась на на молодом жеребце, которого звали Питри. Да у него такое необычное имя для коня, потому что его дала сама девочка. Ей очень нравился мультик, а один персонаж носил как раз это имя, вот и конь получил его. Порой, так удивительно, как дети называют своих партнёров коней и лошадей, такими необычными именами, что становится не по себе от разнообразия фантазии.
– Алисия, мы с тобой уже не первый год занимаемся, и ты уже сама хорошо сидишь в седле, поэтому предлагаю тебе самой сделать выездку. Если ты на каком-то конкурсе или мероприятии, тебе нужно показать себя и какая у тебя лошадь, поэтому действуй.
Девушка освободила побольше места, что девочка смогла показать, как должна выглядеть выездка, а  с другой стороны Леся подстраховывала её, чтобы не произошло какого-либо инцидента. Через пару минут, набравшись храбрости и обдумав все свои действия, Алисия показывает выездку. Олеся очень рада, что девочка смогла правильно сделать показать, всё суть выездки. И поэтому она захлопала в ладоши в знак, того что её ученица справилась с заданием.
– Молодец, Алисия. На сегодня это было последнее задание, а теперь нужно отвести коня в стойло, а потом можешь быть уже свободной на сегодня.
В таком хорошем расположении духа у девушки прошли занятия с детьми.
Оставшееся время Леся решила потратить на поездку в город. Её любимая машина, стояла в гараже, ожидая, когда в неё вставят ключ зажигания, и они вместе с хозяйкой отправятся в город.
Олеся не могла никак нарадоваться своей чудесной, комфортабельной машине, ведь именно ей подарили её на двадцатый День Рождения. Леся забежала домой, переодеться после утренней тренировки.  Нацепив на себя неброскую футболку, леггинсы и кеды, кожаную куртку, девушка направилась к гаражу. Открылись автоматические ворота, после того как она нажала кнопку открытия. Автомобиль стоял идеально чистый, отполированный, словно только из мойки выехал.
Ключ в зажигание и вот уже она мчится в город, чтобы сделать кое-какие покупки для себя любимой. Центр города был богат на различные торговые центры, в которых  было море различных бутиков, магазинчиков обуви, и различной бижутерии и ювелирки. Но нельзя сказать, что Олеся Раш так часто посещала эти места, потому как если сравнить с теми богатенькими девчонками, которых она знала, здесь можно было отметить что она не частый гость. Поэтому просто ей иногда хотелось расслабиться и потаскаться по этим всем модным магазинам в поисках новой вещицы, которой по её мнению не хватало в гардеробе. Потратив на это около часа, девушка набрала кучу пакетов с разнообразными шмотками, а также парой интересных безделушек, которых ей хотелось подарить Патрику. Также Олеся посетила салон красоты, приведя себя в порядок, а это ещё около часу, и когда она взглянула на часы, то там уже красовалось приличное время одиннадцать утра. Немного поразмыслив, девушка решила проведать своего друга Патрика, который был сейчас на работе.  Собрав все свои купленные вещи, Леся закинула их в багажник, а сама направилась в сторону полицейского участка. Он располагался недалеко от торгового центра, поэтому ей не составило много времени, чтобы добраться до него.
Когда Раш зашла в полицейский участок, то увидела большое количество людей, которые в суматохе куда-то торопились, носились всё с какими-то папками. Сложно было заметить конкретно какую-то фигуру среди этой массы. Пройдя парочку коридоров, она свернула налево, там, где был кабинет Патрика. Олеся открыла дверь, а там его не оказалось, только она заметила там парнишку, который выжидал какие-то результаты, но не дождавшись их, почему принял Раш за ещё одного такого стажёра и попросил её занести в один отдел эти данные.
Не вот нормальные, только зашла в кабинет к своему знакомому, как мне уже пихают какие-то бумаги и говорят их отнести куда-то. Да уж весёлый полицейский участок, здесь похоже каждому найдётся дело. Данные, которые, по-видимому, попросил этот стажёр были готовы, и с кипой каких-то ещё бумаг меня отправили в отдел по расследованию убийств. .
Дойдя до нужной двери, Олеся постучалась, но похоже никому не было до этого дела, так как там людишек развелось, как муравьёв в муравейнике, и сложно было даже различить чьи-то голоса. Она решила импровизировать, словно кто-то заказал доставку пиццы, и просто погромче произнесла:
- Кто тут заказывал, пробитие номеров в техническом отделе и кучу каких-то бумаг?

Отредактировано Olesya Rush (2017-02-17 17:23:24)

+2

4

За несколько минут хаос в полицейском участке достиг апогея. С каждого угла доносились недовольные крики и следующими за ними по пятам извинения, постоянно что-то падало с характерным звуком бьющегося стекла. Казалось, что все сошли с ума. Хуже в участке было только первого апреля, когда все вдруг превратились в детей. Сейчас детей не было, были лишь взрослые, которые не могли выполнить свою работу. Участок временно парализовало. Можно было смело минировать и взрывать к чертовой матери. Но желающих пока не находилось. Так же как и не находилось желающих привести всё в порядок, наладить хоть какое-то подобие организованной работы. Люди, за которыми были закреплены стажеры, куда-то резко подевались. Стажеры же всё путали, терялись в лабиринте коридоров, роняли на пол бумаги и потом не могли их найти, бесконечно сталкивались со спешащими работниками и извинялись, извинялись, извинялись, всё ещё сохраняя воспитание и желание быть замеченным в первый же день работы. Никто не хотел их расстраивать, но заметят в первый день, увы, лишь тех, кто накосячил больше всех. Таких возьмут на заметку и будут муштровать, пока не получат великолепно вышколенных сотрудников. Но таковые, великолепно вышколенные сотрудники, из них получатся не раньше, чем через пару месяцев. Пока же можно было наслаждаться хаосом, попивая кофе у себя за столом.
Если бы, да кабы. На кофе времени не было. Амелии нужно было к двум часам быть в суде, а у неё не было на руках документов. Ещё ей нужно было успеть попутно заехать в морг и выбить из них копию результатов экспертизы, которую умудрились потерять в участке ещё до прихода разрушительной силы, то есть стажеров. Ну и в дополнение к моргу шла редакция газеты, с них тоже пытались выбить документы, но они не сдавались, искренне веря в то, что постановление на изъятие документов Лее никто не даст. Зря надеялись, постановление у неё уже было, потерялось только где-то в недрах чертового кабинета. И судя по наплыву людей в кабинет, потерялось не только у неё. Искали в самых разнообразных местах, даже чужими кабинетами не пренебрегали. Если Лея вот у себя не найдет, тоже по соседям пойдет, мало ли что и где. А ей эти документы сегодня нужны. Прямо сегодня, ни днем позже.
- Мне нужна папка с зелёной полоской, пришла с архива, к вам не попадала?! – крик перекрывает общий шум. На время все затихают, сосредоточено пытаются вспомнить, видели или нет хоть что-то похожее.
- Папка белая, за 2010 год? – кто-то подает голос, человека не видно, слишком много тел, стоящих плотничком друг к другу.
- Да-да, на имя Лоусона.
- Ищи в отделе по борьбе с наркотиками, туда ушла, - мужчина, выясняющий, где интересующая его папка, кричит «спасибо» и удаляется из кабинета. Минус один человек в общей толпе. Что они вообще все делают в убойном? Потолпиться больше негде? Или на убойном сегодня свет клином сошелся и все документы стекаются именно сюда?
Амелия пыталась навести порядок на общем столе. Папки своего отдела сваливала в одну кучу, папки из других отделов – в другие кучки. Параллельно нашла очень даже полезные документы, рассовала их по нужным папкам. Подобие порядка. Осталось только выпроводить отсюда лишних людей, заставить их разгрести завалы на своих рабочих местах и всё более или менее войдет в колею. Или нет…
Как бы там ни было, завершить уборку Лее не удалось, принесли документы, за которыми она отправила стажера целую вечность назад. Но пришел не он, пришла девочка, и ругать её было мало того, что бесполезно, так ещё и не за что.
- Ага, мои бумаги, спасибо, - документы у девочки Амелия забрала, проверила их количество, вроде всё то, что просила, - а куда девался паренёк такой тощий в очках на пол лица и с галстуком в полосочку? – досадно было, что пацан куда-то девался, но ничего, свое он ещё получит. Работу нужно доводить до конца, иначе потом хрен найдешь, кто, кого и зачем отправил.
У девочки почему-то не было бейджика, хотя перед началом рабочего дня всем их выдали и настоятельно рекомендовали носить, - а чего бейджика нет? Надо надеть, видишь сколько здесь народу? Все должны быть с именами, - у всех действующих сотрудников были нашивки на рубашках с фамилиями, кто-то носил металлические бейджики с указанием должности, но большинство использовали старые, проверенные временем цветные нашивки на рукавах, так было проще ориентироваться и не путать, кто с какого отдела.
- Вот эти документы нужно унести в отдел по борьбе с наркотиками, - Лея сунула девочке несколько тонких папок, - знаешь, где он? По лестнице на третий этаж, там прям по коридору и налево, - девочка что-то пыталась сказать, но честно, времени её слушать просто не было. Часики тикали, суд ждать не будет, - а вот это нужно занести к программистам, они отдадут вместо этой бумажки диск. Принесешь его мне, лады? Если тут меня не найдешь, положить вот на тот стол, - Лея показала на стол, куда обычно скидывалась вся поступившая в отдел почта. Сочтем диск за почту, - всё, иди. И бейджик надень! – ещё раз напомнила Лея про важную деталь гардероба, которая теперь станет неотъемлемой частью каждого стажера на долгие два месяца. Почему-то у Леи даже не ёкнуло нигде, что девочка могла вообще случайно в участок зайти… Народу в участке много, новеньких ещё больше, где всех и сразу на лицо запомнишь? Вот именно. Проблема. Решится к концу испытательного срока, когда останутся лишь самые стойкие с неискоренимым желанием работать на благо общества.

+1

5

Хаус, творящийся, в этом кабинете не мог не повергнуть Олесю в шок. Тут словно большое скопление народу, которые шныряли, туда - сюда в поисках каких-то папок с пометками или ещё зачем-то. Наконец-то на просьбу забрать документы, которые принесла Леся, кто-то отозвался:
- Ага, мои бумаги, спасибо, – забрала какая-то светловолосая девушка. – а куда девался паренёк такой тощий в очках на пол лица и с галстуком в полосочку?
– Ну наконец-то… Понятия не имею, был какой-то парень в техническом отделе, бегал, суетился, нервничал, а потом не дождался ответа от технаря, скинул на меня эту просьбу. Вообще-то я не из числа… – не успела договорить Леся, как я тут же перебили.
  - а чего бейджика нет? Надо надеть, видишь сколько здесь народу? Все должны быть с именами,
Вот сейчас себе вместо бейджа прилеплю бумажку с именем на липучке вместо, твоего пластика.. У самой вон нашивка с надписью «О`Двайер», а мне какой-то бейдж понадобился. Не вы серьёзно, приняли меня за стажёра? Что за сумасшедший дом.. Тут по ходу никого не волнует твоё мнение…
- Вот эти документы нужно унести в отдел по борьбе с наркотиками, - сунула Лесе несколько тонких папок, - знаешь, где он? По лестнице на третий этаж, там прям по коридору и налево.
– Ещё бы мне не знать, где это расположено, я же пришла… -  и тут её снова оборвали и не дали вставить и слова.
- а вот это нужно занести к программистам, они отдадут вместо этой бумажки диск. Принесешь его мне, лады? Если тут меня не найдешь, положить вот на тот стол
Ох, если Патрик попадётся ей на пути, ему не сдобровать. Называется, заходила всего пару раз, а тут её приняли за стажёра, и носись с этими папками, да поручениями.
Девушка нервно поглядывала на свой телефон в надежде, что Патрик соизволит ответить на её сообщение, но увы экран показывал, что новых сообщений не поступало. Раздосадованная таким положением дел,  ей ничего не оставалось, как просто заняться делами полиции и немного помочь разгрести их завалы. Олесе не составило много времени, чтобы пройтись по коридорам не столь огромного здания, и найти нужную дверь, отдать документы в отдел по борьбе с наркотиками, вернуться в технический отдел и передать им документы, то что подкинула О`Двайер. Всего на всего это где-то заняло у неё десять минут, плюс или минус пару минут на спуск и подъем с этажа на этаж. Она успела наоборот пути прикрепить себе липкий стикер с именем Олеся, хоть это был и не бейдж, девушка не собиралась делать того, что ей не нужно было. Когда девушка вернулась в тот кабинет, откуда её посылали с папками, то народу тут значительно поубавилось..  А та девушка, что посчитала её стажёром уже куда-то собиралась, Леся успела ей крикнуть.
– Ты просила, диск у технического отдела, вот держи. – достаточно громко произнесла Олеся.

+2

6

Привести кабинет в норму было делом весьма непростым. В норму кабинет приводиться не хотел и не собирался. Наоборот, он как будто хотел, чтобы хаос продолжался вечность. Под равномерный гул голосов, всеобщих поисков потерянных бумаг умудрился сломаться телефон. То ли кто-то наступил на провод и тот оторвался, то ли ещё что необратимое случилось, но так или иначе звонить аппарат перестал. Заметили не сразу, заметили лишь после того, как в кабинет забежал очередной стажер и попросил проверить телефон, мол, не дозвониться. Больше в свой родной отдел стажер не вернулся, поскольку его отправили искать техников, готовых починить телефон и временно улучшить состояние убойного отдела. Помимо сломанного телефона случился ещё один казус, дополняющий общую картину неорганизованности: кто-то опрокинул кофе на стол. Бумаги почти не пострадали, но грязь развели знатную. Теперь нужно было позвать уборщика и ещё больше парализовать работу. Нет детективов в кабинете – нет и работы. А Лее нужно было ехать. И чем быстрее, тем лучшее. Она и без того опаздывала.
- Я поеду сейчас, кому-то нужно что-то забрать с морга или суда? – оказалось, что очень даже надо, - так берем листочек и пишем туда пожелания, листок отдаем мне, - уже через неделю этими скучными поездками заниматься будут стажеры. Работа курьером – тоже входила в их обязанности. Но в первый день отправлять кого бы то ни было к черту на кулички никто не решался и ехать приходилось самим. Жизнь Леи заметно бы улучшилась, если бы она сейчас готовилась к суду. Когда уже благословенная середина марта?
Лея уже почти собралась, необходимые бумаги были аккуратно упакованы по папкам и спрятаны в сумку. Осталось привести в порядок форму, дождаться листочек с переписью нужных бумаг и стажера и можно было ехать. К слову, девочка уже появилась. Лея лавировала между людьми, чтобы забрать диск. Маневр удался.
- Спасибо, - диск убрала к остальным документам в сумку. Диск нужно будет передать сейчас в суд на завтрашнее заседание, - сейчас поедешь со мной, иди одевайся, я буду ждать тебя на парковке, - Лея улыбнулась, краем глаза зацепив листочек с именем. Не бейджик, конечно, но уже неплохо. Олеся, значит. Сама-то Олеся осознала, куда вляпалась?
На парковке стояла благословенная тишина. В ожидании Олеси, Лея успела закинуть сумку на заднее сидение машины и достать пачку сигарет. Ещё полгода назад врач настоятельно рекомендовал бросить курить, заняться оздоровительной дыхательной гимнастикой и приучить себя пить витамины. Но куда там. Все его полезные рекомендации утонули в сигаретном дыме. Ну, ладно, не все. Витамины Лея пила. Это было несложно и стоило ей всего лишь лишнее хождение в аптечный магазин. Бросить курить она тоже попыталась, продержалась меньше недели. Решила, что отказ от сигарет, в общем-то, ничего не решит. Поврежденные легкие уже не восстановятся. А нервам, которые ни к черту, курение поможет.
Лея облокотилась на машину. Тихо звякнула крышечка зажигалки, на кончике сигареты появился крохотный огонек. Затяжка. Едкий дым крепких сигарет проникает глубоко в легкие. Выдох. Неторопливые движения. Глаза следят за выходом из участка. Надо было, наверное, ещё кого-нибудь из ребят с собой захватить. Будет полезно посмотреть, куда скоро придется ездить в одиночку и в лучшем случае с патрульными, в худшем же на метро или такси.
Стоило показаться девочки, как Лея выкинула остаток сигареты, спрятала зажигалку в карман и вообще стала представлять собой благоразумие.
- Садись, - короткая улыбка. Сама Лея села за руль. Приятно, когда машина твоя, не нужно подстраиваться под настроение водителя, - мы с тобой сейчас в морг, оттуда поедем в редакцию, а потом в суд. Тебе нужно будет забрать оттуда документы, я тебе скажу, какие нужны, и вернуться в участок. Хотя... Если всё получится, то вернешься всё-таки со мной, - не так уж и сложно. Сложности впереди. Особенно морг. Пахнет там ужасно. И работники вечно артачаться. Выбивать из них документы – Лея выбьет сама, а вот получить остатки придется Олесе. Амелия вытащила из кармана листок:
- вот все эти документы нужно забрать. Первые четыре – в морге. Придется тебе это сделать. Это несложно, подойдешь на стойку регистрации, скажешь, что с полиции и тебе нужны вот эти документы. Тебе их выдадут. Я с тобой подойду, чтобы тебе их точно отдали. А потом уйду, подождешь меня на парковке рядом с машиной, лады? – вообще-то Лее даже нравилось разговаривать со стажерами. Сама когда-то была учеником, правда, хвостиком ходила не в участке, а на улицах с патрульными.
- Вот и приехали, - ехать было недалеко, всего минут десять заняло, пробок ещё пока не было. Лея подошла с Олесей к стойке регистрации, сказала, что девочка их и документы ей нужно отдать, и ушла ругаться с патологоанатомами.

+2

7

Олеся пока шла к отделу заметила, что хаос, который был в участке, так и не утихал. Девушка отдала диск, тому детективу, который его просил.  А затем, она немного опешила, после того как ей сообщили, что нужно отправиться вместе с ней по каким-то ещё организациям.
Я думала, на этом мои поручения закончились, но нет, мужайся Леся, тебе предстоит ещё многое увидеть и сделать. Так, так парковка … Вспомнить бы, где машины то стоят. Хотя я думаю, найду, не потеряюсь. Что ещё день грядущий мне готовит… Кто подскажет?
Быстро поняв, в какую сторону ей двигаться, пошла, искать гардеробную. Олеся направилась, чтобы забрать свою кожаную куртку и пойти на парковку, где её ждала сержант. Ей понадобилось не так много времени, чтобы найти свою куртку. Она вышла на улицу, посмотрев по сторонам, где может быть машина детектива. Как бы детектив не пыталась скрыть попытку покурить, Олеся всё же заметила, как та выбрасывала сигарету. Потом Леся села в машину рядом с детективом.
- мы с тобой сейчас в морг, оттуда поедем в редакцию, а потом в суд. Тебе нужно будет забрать оттуда документы, я тебе скажу, какие нужны, и вернуться в участок. Хотя... Если всё получится, то вернешься всё-таки со мной.
После слов морг, Олеся не могла себе представить эту картину, как она заходит в морг и требует какие-то документы, которые её попросили привезти. Вообще слов морг, уже казалось для неё чем-то мрачным, холодным, безжизненным. А тем более, когда там работают ещё люди, проверяя, отчего произошло данное обстоятельство смерти, уже казалось одним из неприятных моментов. Для неё поездка в морг, была неприятна, но коль подписалась на такое приключение, то уж надо бы доделать дело до самого логического конца. 
Из всех слов, что услышала Леся, это была приятная фраза: «Если всё получится, то вернешься всё-таки со мной.» Девушка глубоко вдохнула и выдохнула, давая себе, немного успокоится от предстоящей поездки.
Амелия достала листок, на котором было написаны какие-то заметки, а затем она показала ей этот лист. Там были написаны бумаги, которые нужно было забрать. А затем сержант уже озвучила, что и где ей надо забрать.
Олеся представила себе эту картинку, как она заходит в морг и подходит к окошку с надписью регистрация. И представляется помощником полиции, чтобы те выдали ей соответствующие документы. Вроде в её представлении ничего страшного, только вот как это будет выглядеть на самом деле интересно. Дорога составила совсем недолго, так как в городе не было пробок.
Когда Олеся вышла из автомобиля, то посмотрела на то здание, куда ей нужно было войти. Оно уже снаружи не придавало какого-то позитивного настроя, словно около этого здания витала энергия смерти. Жуткое зрелище, когда ты заходишь в это здание, а там пахнет смертью, едкий запах, который впитывается в каждую клеточку твоего тела. Девушка робко подошла к окну, над которым было написано «Регистрация» и вежливо представилась, и сказав, что является помощником в полиции. То недолгое время, пока она ждала документы, казалось, ей длится вечность.  Наконец-то документы, которые запросила Олеся от лица участка, были вручены ей, и с чистой совестью она направилась на улицу. Вдох, выдох, вдох и вот уже она стоит возле парковки, ждёт пока сержант подойдет к ней. Ощущение было такое, что после такого места хочется взять и нервно прикурить сигарету.

+1

8

Морг Амелию никогда не пугал. Она здесь бывала так часто и так подолгу, что не удивлялась уже ничему. Да и чему удивляться человеку, который выезжает на криминальные трупы по несколько раз на дню? Правильно, удивляться уже нечему. Разве что дурацким шуткам судмедэкспертов, но и те уже давно приелись. Оставив Лесю выполнять поручение, Амелия ушла в сторону лаборатории. Ей срочно-обморочно были нужны документы, но выбить их из прижимистых работников морга было не так уж и просто. Но Лея не была бы Леей, если бы не умела доставать всё, что ей нужно.
- О, доблестная полиций пожаловала! – больно довольные, наверняка, уже все подготовили, и поругаться не получится. Не то чтобы Лея очень хотела, но ей действительно нравились мелкие стычки с работниками морга, привносили какое-то разнообразие в скучную работу.
- А чего все такие весёлые? Готовы уже мои документы? – Лея внимательно озирала судмедэспертов, восседавших за столами и делающими вид, что очень сильно работают.
- Готовы, забирай вон там, - документы ровной стопкой лежали на полке выдачи. Амелия подошла, потрогала документы – ещё теплые, только что отпечатали, чувствовали, что пинок едет.
- Ничего без криков не делается да, ребят? – улыбнулась, собрала нужное и сунула одной большой папкой в сумку.
- Хочешь посмотреть на своего последнего покойничка? И на то, что мы из него извлекли? – перевели разговор. Все давно знали, что Амелия не из тех, кто боится трупов и морщиться при виде развороченного тела.
- Хочу, конечно, - что вообще за дурацкий вопрос. Больше, чем читать заключение, Амелия любила смотреть и слушать патологоанатома, что проводил вскрытие. Получив утвердительный ответ, он увел её в секционный зал, вытащил труп из холодильника и наглядно продемонстрировал заключение.
- Вот такие дела, Лея. Не знаю, что ты будешь с этим всем делать, ой не знаю, - зато Лея уже знала, но посвящать патологоанатома в свои мысли не собиралась. Ему всё равно ничего это не даст. Сугубо детективные заморочки и больше ничего.
- Ладно, документы я забрала, пойду. У нас сегодня новые стажеры пришли, одна ждет меня на парковке. Не буду её бросать хотя бы сегодня, - Амелия улыбнулась, попрощалась с патологоанатомом, по дороге попрощалась и с остальными работниками, после чего ушла к машине.
На улице её уже ждала Олеся. Бледноватая, но вполне держится. Ничего, некоторых выворачивает об одной мысли о морге. Вторая часть мучительно борется со спазмами, когда заходит внутрь. А третьим везде мерещится запах формалина еще несколько суток. А Олеся вон ничего, бодренькая.
- Ну как, справилась? – не похоже, что не справилась. Девочка она толковая, из неё бы вышел замечательный работник полиции. Но почему-то там умудрялись задерживаться ребята, которые ни двигаться быстро не умели, ни находить нужные документы в короткие сроки. Из всех данных, которые так ценились в участке, у них загадочным образом присутствовало лишь желание работать.
- Как ты себя чувствуешь? Всё хорошо? – это вроде как забота. Да и стоила она Амелии ровным счетом ничего, - все первый раз из морга сине-зелёные почему-то выходят, а ты ничего, держишься, - несколько минут они постояли на парковке, подышали воздухом, - ну, садись, поехали дальше, - теперь их путь дорога лежала в редакцию.
В редакцию Амелия забежала лишь на минуту, показала им постановление на изъятие документа, забрала этот самый документ без всякого боя и вернулась к Олесе.
- Как много может сделать одна официальная бумажка. Я за этой папкой месяц ходила, а принесла постановление – отдали через пять минут. Ну, что? Теперь в суд? Не устала? – ой, да даже если и устала. Придется покататься. Лея спросила на случай, вдруг стоит заехать и купить кофе, в суд они ещё успевают.
- Если что, мы успеем заехать и купить кофе. Мне нужно быть в суде к началу заседания, а это через… полчаса. У тебя в суде задание небольшое, где получать документы, я тебе покажу. А потом, если захочешь, можешь подождать меня. Я могу задержаться немного, с судом никогда не угадаешь, - как, впрочем, и с любым другим делом, связанным с полицией.

+1

9

Олеся чувствовала себя не совсем бодрячком, как могло показаться на вид. Ей и правда было не совсем хорошо, но это ещё было терпимо.
-  А у меня были варианты, что я могу не справиться с поставленной задачей. Наверно, вы шутите. – постаралась немного приободрено сказать Амелии.
Олеся старалась, как можно глубже дышать и ровно, чтобы восстановить дыхание. Стоит ей только на секунду задуматься об этом ужасном запахе, как в желудке всё сворачивается.
– Спасибо, что поинтересовалась, как я себя чувствую. Не сказала бы, что отлично, но терпимо. Неудивительно, что все выходят сине-зеленными оттуда, такой смертный запах там. Как скажешь поехали дальше по делам. – спокойным тоном произнесла Олеся, и села в автомобиль.
Состояние Олеси было немного изнуренным, катание по таким заданиям выматывало её изнутри немного, особенно специфическим заданием было для неё морг. Вот спрашивается, на кой девушка сама подписалась на то, чтобы сыграть роль стажёра, а теперь занимается тем, что не должна.  Ну вроде бы как оставалось совсем малость. Они добрались до редакции, потом сержант исчезла на какое-то время в здании, а вернулась уже довольная  с какими-то бумагами.
– В этом я тоже давно убедилась. Официальная бумажка решает множество проблем. Вот хотела узнать у тебя Амелия, как давно вы работает в полиции? – поинтересовалась Леся.
Но ответ на свой вопрос девушка не успела услышать, так как сержант уже задали свои вопросы.
– Ну да, остался суд. Может и правда лучше заехать и купить кофе, перед тем как мы отправимся в суд. – уточнила она. – Как скажете босс, забрать документы, не проблема. В принципе я могу подождать вас с заседания, надеюсь, вам повезет, и его не задержат надолго. – сказала Олеся, но её высказыванию было не суждено сбыться.
Прошло где-то около пару минут, они остановились неподалёку от суда и прихватили пару стаканчиков кофе. Олесе в данный момент жизненно важен кофе, ведь он придавала ей бодрости и заряд энергии на оставшийся день. Лея показала Олесе, где та должна получить кое-какие бумаги, и девушка отправилась выполнять поручение. Когда Раш забрала нужные документы и собиралась вернуться к сержанту, то поняла, что заседание задерживается.  А это означает, что Лесе придется провести здесь ещё дополнительное время. Она села на скамью возле зала заседания и стала терпеливо ждать, когда закончится процесс. Время как назло тянулось долго, Олеся нервно поглядывала на часы в надежде на то, что либо времени побежит быстрее, либо сержант вернётся раньше, чем хотелось бы.

+1

10

- Ну, варианты есть всегда, - Лея улыбнулась. Другое дело, что все другие варианты были бы сразу исключены, и всё равно бы пришлось идти в морг и вдыхать его въедливый запах. Формалин, трупный запах, спирт, кровь и специфические запахи красителей и реагентов. Да, морг это испытание, но с другой стороны не так уж и сильно пахнет на входе. В секционном зале вообще человеку не подготовленному тяжело находиться дольше пяти минут. Однако нет ничего невозможного, справиться можно со всем, даже со слезами, что невольно наворачиваются на глазах от едкого запаха.
- Это ты ещё глубоко не заходила, но ничего, привыкнешь, все привыкают, - ну и первый раз вон прошел замечательно! Когда Лея в первый раз пришла со своей группой в морг, просто на экскурсию, большая часть девочек картинно скорчилась и остаток лекции ведущего патологоанатома провела на свежем воздухе, любуясь красотами. А обладатели нормальных носов и крепких желудков почерпнули для себя много нового.
Пока всё шло по плану. Лея и Леся везде прекрасно успевали, даже если неожиданно их где-нибудь настигнет пробка, они уложатся в отведенное время. После своего разглагольствования Амелия решила вернуться к вопросу Олеси. Ну, ответить на него ей ничего не стоило.
- К вопросу о том, сколько я в полиции. Летом будет двенадцать лет, - ужас какой. Двенадцать лет звучит как почти так же страшно, как пятьдесят. Лея не стала вдаваться в подробности своей карьеры. Из этих двенадцати лет большую часть она провела патрульным на улице, потом в качестве оперативного работника. Лишь три года она трудилась детективом. В каждой работе были свои плюсы и минусы. И честно говоря, больше всего Лее нравилось быть оперативным работником. Она была идеальным подчиненным, никогда не лезла на рожон и успевала подумать головой там, где даже сказать слово «ой» было некогда. Кто бы мог подумать, что ещё в пятнадцать Лея копов терпеть не могла и обходила десятой дорогой.
К суду подъехали неожиданно быстро: дороги были абсолютно пустые. Лея рассказала Лесе, что и где забрать, а сама ушла разбираться со своим делом. Вообще-то оставаться на самом заседании она не хотела, но её заставили. Одних бумаг было мало, нужно было ещё выступить от лица обвинения, прокомментировав всё то, что было написано в пресловутых бумагах. В зале заседаний было невыносимо жарко и душно, в небольшое помещение набилось столько народу, что не дай Бог. Адвокат усиленно пытался разбить все доводы стороны обвинения, но у него ничего не получалось. Он злился и пытался снова, предоставляя суду какие-то документы, на которые у Леи было подобрано пять других, доказывающих обратное. В конце концов, когда ирландка уже начала растекаться от скуки лужей прямо на лавочке, её вызвали окончательно добить бедного, толстенького, замученного адвоката. Без всякой жалости Лея его разбила. Ну, а что, она с этим делом столько возилась, приятно будет, когда вынесут адекватный приговор. Но это уже на усмотрение судьи, конечно. Дожидаться результатов Лея не стала, а как только закончила говорить и убедилась, что больше она никому здесь не нужна, убежала на улицу.
- Всё, с судом закончено, - Леся сиротой казанской сидела на лавочке и явно маялась от скуки, - не замучалась ждать? Но ничё, теперь можем спокойно ехать в участок, - и пить там чай, и отдыхать, и заниматься чем-то, что не бегать по непонятным местам. Ещё Лея не сомневалась в том, что об Олесе будет отзываться только хорошо и первая запросит её в полное владение убойного отдела. Хорошие стажеры – на вес золото и так просто расставаться с ними никто не хочет.
- Олеся, а что сподвигло тебя пойти в участок работать? Не самая такая…эм… радужная профессия, я бы даже сказала, что она совсем не радужная…

+1

11

Пока Олеся дожидалась так называемого её куратора Амелию, в голове невольно пронеслась мысль о том, сколько же сил вложено в такую работу. Тем более, как сказала Лея, что целых почти двенадцать лет она посвятила себя службе.
О сколько же нервов и терпения пришлось иметь в запасе у себе О’Дваейр, я б так не смогла. Если вот этот денег уже немного вымотал со своей суетой и беготнёй, хотя это было довольно забавно всё выполнять, кроме морга конечно. Патрик наверно уже сидит за своим столом и в очередной раз пробегает глазами по монитору, в надежде, что возможно я зайду в социальную сеть, или это всего лишь плод моих воображений. А насчёт того, что я привыкну…
На всякий случай проверив социальную сеть, в которой они с Патриком периодически переписывались, Олеся заметила, что там никаких изменений, и немного расстроилась.  Но вскоре,
улыбнулась своим  мыслям о том, что чисто случайно сегодня оказалась в роли стажёра.
Представляю, как удивиться Амелия, когда узнает, что я вовсе не стажёр. Да и как же им придётся отчитываться перед начальством, что сегодня среди них бегала гражданский, который и вовсе не был стажёром. Наверно, моё появление произведёт столько шума, либо я вовсе не разбираюсь во всей полицейской бумажной работе.
Олеся всё также продолжала сидеть на скамье, свесив ноги, и чиркая ботинком по плитке вырисовывая мысленно узор. Через некоторое время она заметила, как дверь из зала суда стала открываться.
Ну наконец-то это заседание закончилось…
Но девушка ошиблась из него только вышла её знакомая, которая шла с довольной улыбкой на лице, похоже не одной Олесе надоело просиживать штаны, без особого дела. Ведь, если взглянуть на этого сержанта, то можно было сказать по ней, что ей всё по плечу, любое дело.
– Да, если честно немного поднадоело. Я думала заседание будет идти вечность. Не знала, чем себя тут уже занять. И как раз вовремя вышли из зала. Разве заседание не окончено? В участок, как это прелестно. – заинтересованно спросила Леся.
Обе довольные девушки начали уже возвращаться к автотранспорту, как сержант решила поинтересоваться у Леси.
Ой как сильно наверно, ты сейчас удивишься…
–Меня с подвигло пойти? – переспросила девушка. – Не поверите, но я вовсе не ожидала такого поворота событий. Я просто зашла в гости к своему приятелю Патрику Тиллману, как тут же меня припахали к работе, при том что вовсе не стажёр, а просто мимо проходящий человек. Так что насчёт радужной профессии вы верно подметили. – с восхищением ответила Олеся.

0

12

После духоты зала суда улица казалась божественной. Прохладный ветерок и такой же воздух. Вот оно самое большое счастье! Иногда Лея начинала скучать по тому времени, когда патрулировала улицы. В жару или холод её рабочим местом был перекресток дорог и несколько длинных улиц. Была в этой работе нотка непредсказуемости: никогда не знаешь, что случится сегодня. Иногда дни выходили спокойными, работа напоминала длинную утомительную прогулку; а иногда приходилось бегать, ловить нерадивых воришек и разбойников, выписывать штрафы и объяснять потеряшкам, куда им следует идти. Лее одинаково нравились и те и другие дни. Она получала какое-то необъяснимое удовольствие от этого всего, хотя ещё в восемнадцать лет терпеть не могла доблестных стражей порядка улиц и старалась никогда не попадаться им на глаза. Как человек легко и быстро меняется: из девочки, что обходила стороной каждого копа, неожиданно вырос ответственный работник правоохранительных органов, обожающий свою работу. И не важно, в чем заключается эта работа, в наблюдении ли за прохожими или в распутывании сложных клубков убийств.
Весь вид Олеси говорил о том, что она не только задолбалась ждать, но и порядком устала за этот день. Лея же, напротив, готова была сделать сегодня ещё пару сотен дел за пределами участка. И эта самая сотня дел у неё даже была, но совесть тоже нужно было иметь и не бесить коллег своим вечным отсутствием в участке. Нужно было возвращаться в кабинет и садиться уже за ненавистный отчет.
- Неееет, заседание ещё не кончилось, просто я им больше там не нужна, - если бы Леся, Лея бы, наверное, досидела до конца. Всё-таки интересно, к чему приговорят подсудимого. Полиция просила выдать ему вне очереди пятнадцать лет строго режима, а адвокат умолял остановиться на восьми. Такие разные сроки. Но, если Лея умеет правильно читать лица людей, то судья всё-таки склонялся на сторону полиции, а значит, пятнадцать лет или около того не за горами. Как приятно осознавать, что ты своими стараниями отправил человека за решетку на долгие годы и избавил от этого самого человека общество на долгие и долгие годы.
Лея ждала ответа на свой вопрос, медленно варясь в собственной голове. Крутились обрывки каких-то мыслей, что невозможно было собрать в единое целое. Лея даже и толком Лесю не слушала и страшно бы удивилась, если бы внезапно оказалось, что ответ-то она весь и прослушала… Но ответ Леси был такой… что пропустить его просто было невозможно. Сначала у Леи вытянулось лицо, а потом она принялась хохотать. Пришлось остановиться, чтобы как-то унять приступ смеха. На глазах навернулись слезы. Лея вытирала их ладошкой, всё ещё продолжая смеяться. «Господи, и кто меня заставлял спрашивать!»
- Бл…иииин, - Лея во время прикусила язык и заменила слово на более приличное. Ей стоило больших трудов успокоиться. Ну, не каждый же день тебя дурит девчонка!
- Я смотрю, тебе скучно в жизни живётся, раз ты решила попробовать себя в роли стажёра полицейского участка, - Лея нисколько не злилась. Где ещё получишь столько положительных эмоций, как не на работе? Тем более вела себя Леся хорошо, старалась. Может ведь и останется, кто знает. Теперь она знает о себе то, что сможет работать в хаосе, творящимся в полицейском участке, что лишь только со стороны выглядит удивительно отлаженным механизмом.
- Надо было сразу сказать, что ты просто мимо проходила. Просто сама видела, у нас новенькие пришли, их, естественно, ещё никто не запомнил, да и запомним только недели через две… - в лучшем случае.
- Ну, а так, хотя бы понравилось? – если бы Лея попала в полицейский участок в возрасте Олеси и её заставили вот так вот бегать, ей бы наверняка понравилось. Но в Бостоне как-то совсем плохо с полицейскими было… как, впрочем, и с их чувством юмора.
- Так, всё, я передумала, не поедем мы в участок. Поехали куда-нибудь кофе попьем, ты сегодня заслужила, - Лея улыбнулась девочке. Правда заслужила. Вон как ответственно с делами справлялась! Лея, конечно, не будет рассказывать, что без Леси она бы не справилась, справилась бы, куда делась, но то, что она заметно облегчила ей жизнь нельзя не брать во внимание.
- Ты-то молодец, а вот Патрика следует выпороть, чтобы следующий раз внимательнее следил за своими гостями, - привел гостя, будь добр, смотри, чтобы он не гулял по всему участку. Только из-за этого «смотри» Лея никогда гостей и не приводила, слишком это утомительно.
- Ну, поехали? – Лея открыла машину и первая скользнула внутрь, - и раз уж ты у нас всё равно не работаешь, то я позволю себе показывать плохой пример и спокойно курить, - ну, а что… В конце концов, Лея тоже заслужила, она тоже старалась весь день… быть хорошим примером, ну или около того, не так уж и легко, особенно когда ты вовсе пример не хороший.

0

13

Вы себе представить не можете, как увеличились глаза Амелии, когда ей сообщила о том, что я вовсе не стажёр. Этот ответ стоил того, чтобы сказать.
Девушке было весело от того, сколько эмоций можно было видеть на лице у сержанта в тот момента, когда та осознала, что рядом с ней обычный гражданский, а не стажёр, как предполагалось ранее.
– А ты думаешь, хоть кто-то дал вставить свои пять копеек? – удивленно, произнесла Леся.
– Да там у вас и яблоку негде было упасть, надо было что-то сделать. Один сплошной кошмар творился. А тут мне не чем было особо заняться, пока Патрик где-то бродил, помогая насчёт компьютера кому-то. Да я вообще-то нагрянула внезапно особо не предупреждала его, что буду в участке. Решила сделать ему сюрприз, а получилось вон как. – пролепетала Олеся.
Они всё ещё продолжали беседовать возле машины, наслаждаясь свободной минуткой пока она есть.
– Да, было весело. Особенно, когда ты меня туда - сюда просила сбегать по кабинетам и принести какие-то бумаги. Почувствовала себя важным человеком, который бегает по поручениям для более высокой персоны. – расхохотавшись выпалила Олеся.
Тут Амелия предложила перебазировать в кофейню и попить по чашечке кофе от которого Леся совершенно была не против, если бы не одно но.
Пришло сообщение от Патрика, который написал, что не сможет с ней сегодня свидится слишком. много работы. Олеся немного расстроилась после такого сообщения, но всё же приняла приглашение Леи попить кофе.
– Ну насчет, выпороть это хорошая идея, но к сожалению, он даже не подозревал, что я была в участке, так что это моя вина, в том что захотела сделать сюрприз. Только он вот не получился. – спокойно произнесла девушка.
– С удовольствием! Ну раз пошла такая пьянка, то валяй, конечно кури! – проговорила она, сев в машину.
Они приехали в кофейню неподалёку от полицейского участка, который славился самым замечательным кофе в Сакраменто, по крайней мере, тут частенько бывала Олеся, и поэтому для неё здесь было самое лучшее кофе. Девушки зашли внутрь помещения. Всё было так уютно обставлено, словно это была домашняя обстановка, что могло не радовать при видя этого интерьера.
Олеся и Лея присели за крайний столик возле стенки, к ним подошла официантка и поинтересовалась, чего мы желаем. На что Олеся ответила ей:
– Мне пожалуйста, капучино!
– А ты, что предпочитаешь, Амелия? – поинтересовалась она, у собеседницы.

+1

14

- Эм… ну, да, особенно я, - Лея неловко улыбнулась. Олеся была права: в участке творился кошмар. Но это лишь в кабинетной зоне. В зоне, где содержались преступники, было всё спокойно. Туда новых стажёров никогда не брали, туда перебазировались те, что поднаторели в работе с бумажками и набрались опыта выполнять просьбы молниеносно, не раздумывая, кто, зачем, кого и где.
- Ладно-ладно, наказывать Патрика не будем, так уж и быть. Пусть живёт спокойно, - охрану выпорят, чтобы внимательнее следила за тем, кого пропускает и зачем. В лучшие годы пробраться через пропускной пункт было не так уж и просто. Церберы, которые там сидели, переписывали все данные, вызванивали того, к кому пришли, и передавали гостя с рук на руки, четко отслеживая потом его перемещения. Сейчас охрана расслабилась, стала пропускать всех желающих, записывая лишь имя в книге, порой даже забывая спросить документы. Конечно, это ж мать её полиция, кого здесь и чем напугаешь-то?
- О, я доросла до звания «более высокая персона», - вообще-то у Амелии было не ахти какое высокое звание. Большая часть её коллег имели звание выше: ну, правильно, пока она предавалась радости жизни, они грызли гранит науки. Все они были с дипломом и кучей знаний в голове. Амелия же никогда миру академических достижений не принадлежала. Светлая голова, смекалка, отличная память и близкое знакомство с миром криминала позволяли ей легко справляться с должностными обязанностями. На вершину карьеры ирландка не претендовала, её место её вполне устраивало. Амбиции – это, конечно, здорово, но жизнь они порядком усложняют.
Всю дорогу Лея радостно курила. Оказывается, всё это время, что она была дохрена правильной, курить хотелось ужасно. Лея курила с подросткового возраста и так просто уже с вредной привычкой расстаться не могла. Врач настоятельно рекомендовал бросить курить, позаботиться о лёгких своих и окружающих. Одно время Лея даже пыталась, но от конфет, которые она старательно ела вместо выкуривания очередной сигареты, тошнить начало уже через пару дней. Попытку бросить курить пришлось забросить далеко и надолго, а слова врача научиться пропускать мимо ушей.

В кофейне было прохладно и вкусно пахло свежесваренным кофе и тёплыми булочками с корицей. Лея выбрала свой любимый столик – крайний, оттуда было хорошо видно всё кафе и вход, что очень удобно, когда ты подвержен паранойе. К ним быстро подошла официантка, которая, наверное, давно уже знала всех копов в лицо, по именам и званиям. Несколько раз убойный отдел приходил сюда вооруженный картами и документами до зубов, усаживался на закрытую и отдельную веранду и решал свои сложные задачки. Вся полиция здесь была своей. Специально к их перерыву пекли вкусные булочки и готовили незатейливые обеды. Заботились.
«Я предпочитаю виски неразбавленный, но пить буду явно не его», - Амелия широко улыбнулась. Не все карты обязательно раскрывать. А алкоголь на работе и вовсе пить было запрещено. Приходилось довольствоваться крепким кофе с двумя ложками сахара и молоком или же чаем с каким-нибудь не таким тоскливым, как работа с документами, наполнителем.
- Мне чай с ромашкой, - это называлось забота о здоровье, ну или о том, что от него осталось. Сегодня в Лее было и без того слишком много кофеина. Шутка про то, что крови в кофеине не обнаружено, была как никогда сегодня актуальна.
- А чем ты занимаешься вообще по жизни? – Лее, правда, было интересно и любопытно. Она не любила рассказывать про себя, но про других слушала с удовольствием, впитывая информацию, словно губка.
- Учишься где-то или работаешь? Или умудряешься и то, и другое совмещать? – Амелия никогда в университете не училась, но представляла, что совмещать всё вместе сложно. Ей хватило и полгода полицейской академии, чтобы понять, что учиться – это не так-то просто. Каждый день приходилось что-то зубрить, при этом нужно было каким-то образом успевать тренироваться и посещать все занятия, которые тянулись с раннего утра и до позднего вечера. Именно в период обучения у Леи возник вопрос, почему в сутках всего двадцать четыре, мать их, часа? Ответа, естественно, она не нашла, зато обнаружила, что если спать всего по два часа, то всё успеешь. А если ещё и не есть толком, то вообще с учебой проблем не будет. Ничего, выучилась. И до сих пор каким-то образом живая и вполне здоровая. Магия какая-то, честное слово. Интересно, а Леся уже магию освоила? Судя по  улыбающемуся лицу, освоила, что и здорово. Не каждому это удается.

0

15

Если только б знала Олеся, что её ожидает в участке, то с удовольствием предоставила бы эту возможность Амелии выпороть этого негодяя. Ну а пока в ни в чём не подозревающая Леся продолжала наслаждаться обществом Леи и капучино, который ей принесла официантка. На столе уже стоял, капучино, а напротив него стояла чашка чая пахнущая запахом ромашки. С одной стороны ромашка успокаивала нервишки, а с другой девушка вовсе не понимала, как эту гадость вообще возможно пить.
– Да у меня довольно интересное времяпровождение. Практически всё своё время я посвящаю лошадям и детям, которые приходят к нам заниматься. Ещё я успеваю помогать в эко-ресторане, также рисую. И учусь в колледже по специальности вокальное искусство. Играю на скрипке. В общем, рассказала о себе в общих чертах. – весело рассказала Олеся.
Девушка периодически поглядывала на телефон, надеясь, что Патрик ответил на её сообщения, которые она ему отправляла между делом, но ответы так и не поступали. В кафе было не так много народу, поэтому девушкам пришлось не так громко разговаривать, ведь им врядли хотелось, чтобы кто-то чужой услышал их разговоры.
– Амелия, а может ты расскажешь что-нибудь о себе? А то что-то мы обо мне, да обо мне. Чего уж скромничать, расскажи что-нибудь о своей жизни? – пытливо произнесла Леся.
Ей было до жути интересно, что скрывает от остальных сержант, ведь врядли эта дамочка сидит дома по вечерам и вышивает крестиком, как примерная жена. И уж тем более такая самостоятельная и независимая женщина станет связывать себя узами брака, а тем более заводить детей, это был потолок понимания девушки. Поэтому она с нетерпением ждала, что ей скажет сама собеседница. Кофе безжалостно заканчивалось, а Олесе было явно недостаточно кофеина, и поэтому попросила ещё вдобавок латте. Да девушка люблю по гурманить различные виды кофе, да и не только кофе.  Внезапно на телефон начали приходить какие то странные смс, в виде каких то букв или ещё каких-то знаков, будто кто-то не специально пытался набрать в спешке сообщение, но у него это не получалось, Олеся увидела надпись отправителя и это был Патрик.
Извинившись перед Амелией, девушка попросила подбросить её в участок, чтобы переговорить с Патриком, об этих не понятных сообщениях. Ей лишь нужен был предлог, чтоб с ним встретится и вот он найден. Олеся оставила щедрые чаевые, за хорошо приготовленный кофе, а сама направилась в сторону выхода из кафе.
– Извини, что так неловко получилось. Но не люблю вот такие странные смс, и тем более когда ожидаешь весточки от этого самого знакомого. – пытаясь как-то разрядить обстановку между ними.
Девушка не привыкла, что она позволяет себе такое поведение срываться с места и ехать туда, где её не факт, что ожидали увидеть и ситуация, которая произошла в участке тому подтверждение.
Благо кафе находилось не так далеко от участка, девушки быстро добрались до работы Амелии.
Пройдя сквозь охрану, которая находилась рядом с постом и входом в здание, Леся направилась в технический отдел. В полицейском участке всё также продолжал хаос, но уже в меньших масштабах. Раш младшая торопилась встретится с Тиллманом, но вот на её несчастье она не вовремя зашла в ту комнату, где он был явно не один. Одна пронырливая стажёрка, которая только вот-вот пришла на работу умудрилась соблазнить её парня. Ну как парня точнее, у них всё зарождалось, но вот с сегодняшнего дня между ними ничего не может быть. Она застукала их целующимися в кабине, и только их двоих больше никого не было.
– Какого… Черта, Патрик! – возмущенно прокричала Леся.
Она была шокирована тем, что такой подставы вовсе не ожидала. На лице Патрика было лишь то, что он вовсе не ожидал, что в этот момент зайдёт Олеся.
-  Всё, Тиллман! Мы не будем больше видеться, для тебя меня нет! – разгневанно сообщила Раш. 
- Леся  это не то, что ты подумала… – попытался объяснить Тиллман, но у него ничего не вышло.
Она даже не стала его слушать. Ей было неприятно, что какая-то девчонка, которая была примерно по возрасту с Лесей одинаково, смогла соблазнить его, который старше её на целых лет семь.
Девушка бросила сувенир, который приготовила парню на пол и выбежала из кабинета, со слезами на глазах.
Сквозь слёзы, она вылетела из полицейского участка и нашла свой автомобиль. Сев в неё, она вытерла рукавом слёзы, которые то и дело норавились вылиться наружу. Повернув ключ в зажигании, Олеся кое-как добралась домой. Ей захотелось вернуться на время в комнату, которая так и осталась за ней, даже если съехала в съёмную. Она заперлась в комнате вместе со своими пушистыми друзьями, хаски были её верными друзьями, которые утешали её в трудную минуту. Особенно её любимчиком был щенок, по имени Коди, пушистый, белоснежный щенок. Так она просидела пару дней в своей комнате. Расстроенная такой ситуацией, девушка плакала. А собаки естественно потом отправились туда, откуда их привели, но это уже совсем другая история…

+1

16

Амелия любила узнать что-то новое о людях, поэтому она с удовольствием слушала, чем же занимается Леся. Тем более это позволяло ей сравнить себя двадцатилетнюю и современных девчонок. Это, правда, звучало, как будто Лее все сто, но всё равно. Иногда ей казалось, что двадцать лет ей было уже ужасно давно! Столько событий после этого произошло, столько всего случилось. Лея иногда удивлялась, как столько всего умудрилось поместиться в какие-то десять лет. А впрочем, удивляться не стоило. Не девочке, что в один год сменила столько приёмных родителей, что волосы на голове дыбом встают.
- О, лошади! Здорово, наверное? Восхищаюсь людьми, которые любят животных и детей, - Амелия улыбнулась. Сама она, как человек городской, особой страсти к животным не питала, дети же её и вовсе пугали. Ей куда было комфортнее с людьми взрослыми. С теми, с кем не нужно было быть ответственной, заботливой и внимательной. Лея высоко ценила собственную свободу и расставаться с ней не спешила. Она и с Джеком встречалась только из-за того, что он никогда не загонял её в рамки. Лея могла делать рядом с ним всё, чего желала только её душа. Она понимала, что эти отношения никогда и ни к чему не приведут, и что многие от них не в восторге, но они так ей нравились, так ей подходили, что она не могла отказаться от всего этого: практической вседозволенности, необузданной страсти и здорово эгоизма двух людей, выросших в колыбели криминала – Чарльзтауне.
- У тебя столько дел, что даже завидно становится, - в её возрасте Лея была всё равно, что кошка, гуляющая сама по себе. Она только покинула стены реабилитационного центра, только встала на ноги. Круг её интересов крутился лишь вокруг таблеток, которые следовало принимать по часам. Да, чуть позже Лея поступила в полицейскую академию, вновь начала общаться с Джонни и заинтересовалась чем-то, что не было её болезнью. Однако какого-то глобального увлечения, кроме приобретения дополнительной кучи проблем, Лея так и не нашла.
И вот, Леся задала самый неудобный и самый нелюбимый вопрос Амелии. Она хотела услышать что-нибудь про неё. Но что ей рассказать? Как они с Дей регулярно сталкиваются и пытаются выпутаться из проблем? Как она с удовольствием возится с Джеймсом и Шоном в спортзале или как их же пытается вытащить в кино на выходных? Или, может быть, стоило рассказать про то, как они с Джонни часами сидят на крыше и болтают обо всем и ни о чем сразу? Можно было рассказать ещё о клубах, куда она периодически ходила, о Джеке, неразбавленном виске и марихуане… Можно было рассказывать бесконечно, но всё это доказывало лишь то, что люди, какую бы профессию они не получили, не меняются. Лея как была ребёнком Города, так им и осталась. И знать о том, какими не очень интересными делами по вечерам занимаются полицейские, Лесе было не обязательно. Но ответить что-то нужно было.
- У меня всё гораздо скучнее. Мои вечера проходят либо в компании друзей, либо в компании маленького племянника. С друзьями мне нравится гораздо больше. Но иногда приходится смотреть за дитём, - Генри был забавный, Лее даже нравилось наблюдать за ним, но она всё равно предпочитала проводить время с друзьями и коллегами.
- Я далека от семейного очага, найти меня дома практически невозможно. У моего друга есть свой паб, вот там меня найти гораздо реальнее. Не столько мне нужен там алкоголь, сколько меня туда привлекают люди, - они не задают неудобные вопросы, всегда рады видеть и всего готовы обсудить девицу, что притащил Джек. Амелию ни разу не смущал тот факт, что она сама-то тоже была одной из таких девчонок, что притащил О’Рейли. Она всегда делала скидку на то, что оба тогда были юными, и к ней относился скорее как к младшей, порой надоедливой, порой забавной сестрёнке, а не к девушке, которую можно затащить в постель.
- Кроме работы я не делаю ничего остро полезного и, честно говоря, мне это нравится. Я ценю ту свободу, что мне предоставляет жизнь, - и в этом Лея не врала.
Разговор пришлось свернуть. Лесе пришли какие-то странные сообщения, и она засобиралась обратно в участок. Впрочем, Лее тоже давно было пора возвращаться на работу и заниматься прямыми обязанностями, а не разглагольствовать. Впереди был ещё целый день, сколько всего можно было успеть сделать!
По просьбе Леси, Лея подкинула её до полицейского участка, распрощалась с ней на входе, пожелала удачи в учебе и в целом в жизни, и ушла к себе в отдел. Там она за полчаса успела рассказать про Лесю, подобрать документы, вызвонить трех свидетелей и списаться с Максом, он ждал её у себя в кабинете в больнице с выписками подозреваемых, которые ещё и не подозревали, что они подозреваемые. В общем, Лея в короткий срок успела сделать всё то, чем планировала заниматься два часа.
Жизнь в участке кипела, кого-то безжалостно сминая, как клочок ненужной бумаги, а кого-то выплевала наружу в целости и сохранности.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И появились первые "подснежники"