Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » "d" is for dangerous


"d" is for dangerous

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Boston, autumn 2016
http://funkyimg.com/i/2oFqz.gif
the Cardsharp and the Killer
vol. 2.0

[NIC]Sinead O'Reilly[/NIC][STA]small death[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2gh6s.jpg[/AVA][SGN] [/SGN][LZ1]ШИН О'РЕЙЛИ, 37 y.o.
profession: наемный убийца;
brother: Aaron.
[/LZ1]

0

2

Ветер срывает последние капли дождя с  крыш, с деревьев, с фонарных столбов, ты поднимаешь воротник куртки и капли стекают по твоей коже, забираются под кофту, их ледяные прикосновения прошивают позвоночник короткой судорогой. 

Тебе не нравится Бостон.

Солнце медленно садится где-то за невысокой расчёской домов, от реки тянет сыростью и тиной, на улицах пусто - слишком пусто и тихо. В этой вязкой тишине далеко разносятся чьи-то крики и смех, и рваная, грохочущая музыка, и тебе не обязательно видеть, чтобы узнать - ты слышал эти звуки, ты вырос среди них. Этот город не должен быть настолько похож, но окраины, расписанные граффити стены, разбитые бутылки и строительный мусор стирают все различия с солнечным Атлантик-сити.

Твоя машина остаётся за углом - когда ты захлопываешь дверцу, её плоский, чёрный нос, широко расставленные фары и ехидная улыбка радиатора спрашивают тебя «какого чёрта». Какого чёрта, Айк, какого чёрта ты забыл здесь, какого чёрта ты снова и снова ныряешь в собственное прошлое, передёргиваясь от налипающей на язык памяти. Хочется сплюнуть и может быть закурить - хочется сесть в машину, включить какую-нибудь местную радиостанцию на полную громкость и рвануть на юго-запад по пустынной автостраде. Всё слишком знакомо - звуки, запахи, ощущения, всё слишком напоминает тебе дом - последнее место, где ты можешь хотеть оказаться.

Она позвонила тебе позавчера - рыдала в трубку, просила, путая местами слова, глотая буквы, умоляла тебя помочь ей, говорила, что у неё больше никого нет, что она просто сдохнет здесь, что она совсем одна и совсем не знает, как ей вернуться обратно. Ты говоришь ей - возвращаться некуда, Саша, у тебя никогда никого не было, я не заставлял тебя ехать в другой штат, я не заставлял тебя принимать наркотики, я не виноват в том, что происходит с тобой. Ты чувствуешь вину, нажимая на сброс, ты чувствуешь вину впервые за пять лет, прошедших с её первого телефонного звонка - вина давит на виски тягучей мигренью, поэтому ты материшься сквозь зубы, поэтому ты выкладываешь деньги за подержанную тачку, поэтому приезжаешь в Массачусетс.

Окна неплотно задёрнуты шторами - тёмная тонкая ткань, подсвеченная изнутри лампами и мигающими экранами телевизоров. На этой ткани тени кажутся изломанными подобиями людей, за каждой из этих тряпок может оказаться твоя сестра - обдолбанная, с исколотыми венами, не соображающая ничего, не понимающая, где она и что происходит.

Ты мог бы сказать ей - за твоё тело, за твоё нескладное, всё ещё подростковое тело, тебя могут довезти хоть на Аляску, ты мог бы сказать ей - отсоси дальнобойщику, стяни с себя одежду, встань голой возле выхода из города. Ты мог бы - вместо этого ты вспоминаешь тот пьяный вечер. Ты вспоминаешь начало лета, вспоминаешь, что на Саше было тонкое, почти невесомое платье - и это был последний раз, когда ты видел её. На Саше было тонкое, почти невесомое платье, Саша сидела возле твоей двери, обняв колени, Саша выглядела такой трогательной, Саша дождалась тебя - ты был пьян, ты был пьян и у тебя были деньги, а ей, твоей младшей, твоей такой слабой сестре так сильно было нужно расплатиться со своим дилером.

Ты помнишь её пальцы, помнишь её дыхание, помнишь её тело - и запах, в котором тебе мерещилась почти трупная, сладковатая гниль разложения. Ты помнишь, как ты пустил её в свою квартиру - помнишь, как прижимал её к стене, как она была готова на всё, лишь бы ты хоть немного поделился с ней своей удачей, ты помнишь, какая она была горячая, её лихорадило или может быть тебя знобило, но какая к чертям разница, какая разница, если ты трахнул её - и теперь чувствуешь вину.

Тогда - тогда ты не почувствовал ничего, проснулся утром на смятых простынях и это было привычно, это было нормально и стопка банкнот где-то в твоих сброшенных комком джинсах наверняка исчезла безвозвратно, ты знал это, тебе не было жалко денег, тебе не было стыдно, ты просто не думал. Не думать всегда помогает - не задумываться, не зацикливаться, из раза в раз прокручивая в голове собственные действия и мысли, и яркие эмоции. Она не хотела тебя, ты не хотел её - но вы оказались в одном месте в одно время, вы переспали, она получила деньги, ты - ещё одно «не вспоминать». Ты хотел бы забыть о её существовании навсегда, но ты не можешь, в тебе нет братских чувств - ни на грамм не осталось, та мелкая рыжая девочка, которая разбрасывала конфетти и пыталась заплести твои отросшие волосы в косы, давно исчезла, её больше нет - есть только дикая, сломанная марионетка.

И это - это не твоя вина.
Не твоя вина, Айк, не твоя ответственность, не твои проблемы - твоя сестра.

Она должна быть здесь, тебе нужно только найти её и вытащить из того дерьма, в которое она умудрилась ввязаться, но ты пока не представляешь, с чего тебе начать - ты наступаешь в собравшуюся в выщербленном асфальте лужу, разбивая собственное отражение, ты пачкаешь ботинки, ты ругаешься себе под нос и тебе не нравится, тебе пиздец как не нравится тишина. Тишина и сумерки, и ты вытягиваешь из пачки сигарету, понимая, что оставил зажигалку в машине, но попросить прикурить не у кого и ты прячешь сигарету за ухом.

Сигарета намокает, касаясь волос, ты приглаживаешь влажные пряди, недовольно морщишь нос - и щуришься, различая силуэты людей за углом на том конце улицы. До них ещё слишком далеко, но ты идёшь - шаг за шагом, вдох за вдохом, вслушиваясь в голоса и гиений хохот.

Кровь сразу быстрее бежит по венам, ты знаешь, насколько может быть опасно, прячешь руки в карманы, оглаживаешь пальцем остриё бритвы через тонкую бумажную упаковку - это немного успокаивает, просто нервный жест, лезвие не защитит тебя и не поможет, оно ведь тебе совсем не для этого. Стоило взять с собой пистолет - Марти с удовольствием подгонит тебе чистый ствол, если ты не станешь напоминать ему о долге, который он может заплатить только из общака. Стоило, но это упущенные возможности, на которые вряд ли нужно обращать внимание - и ты не так уж хорошо стреляешь.

В этом городе у тебя нет знакомых, нет друзей, нет контактов, в этом городе твоя сестра - растворяется в его улицах, не оставляя следов. Может быть её труп найдут на следующее утро - может быть твой труп? Ты облизываешь губы, втягиваешь запах дыма и всё той же гнили, которой пахла Саша в тот вечер - и чуть замедляешь шаг, цепляясь взглядом за слишком знакомую фигуру, слишком знакомое лицо. Её невозможно узнать - без короткого платья, умопомрачительных каблуков и мерцающих вокруг вас огней клуба. Её невозможно узнать, но ты узнаёшь, хоть и с большим трудом вспоминаешь имя, которым она тогда назвалась - ты ведь знал ещё тогда, что это фальшивка, как и всё остальное, но кажется сейчас ты наконец-то видишь её настоящей.

В этом городе у тебя нет знакомых - только она.
И она нужна тебе.

[NIC]Ike Lewinsky[/NIC]
[STA]liar[/STA]
[AVA]http://i.imgur.com/Tfz863W.png[/AVA]
[SGN]некромант[/SGN]
[LZ1]АЙЗЕК «АЙК» ЛЕВИНСКИ, 28 y.o.
profession: шулер;
sister: Sasha.
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » "d" is for dangerous