Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » give me truth


give me truth

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://data.whicdn.com/images/170676085/large.gif

+1

2

Тебе бы следовало придти к нему днем... Да, определенно, придти днем, как все нормальные люди, знаешь, Лола, так на самом деле делают. Однако ты... то ли не хочешь нарушать традицию, то ли как всегда импульсивна через край, и сама толком не понимаешь, что и зачем делаешь.
Впрочем, сегодняшняя ночь не похожа ни на одну из тех, что была прежде, когда ты приходила к Оливеру. Ты ни от кого не сбегаешь, тебе есть куда идти, ты не чувствуешь зудящее чувство вины где-то промеж ребер. Не сидишь долго на скамейке перед домом, набираясь смелости, и даже не куришь одну за одной, наматывая круги вокруг всё того же дома, чтобы опять же, набраться гребаной смелости. Всё это было, всё это ты проходила, но сегодня - совсем иначе.

Еще час назад ты не знала о  том, что будешь подниматься по этой лестнице, и жать кнопку дверного звонка, стоять и ждать, пока он откроет, или не откроет, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. Спонтанное желание пополам с неприятным, жгучим раздражением, возмущением, может быть, даже обидой. Или не обидой, потому что ты не умеешь обижаться, на самом деле. Избалованная чужим вниманием, избалованная симпатией окружающих, как можно не хотеть дружить с Лолой, как можно её не любить, как можно не брать гребаные трубку? Тебе пришло это в голову ровно полчаса назад, и сжатая между пальцев сигарета тут же отправляется в открытое окно. Ты выглядела просто напряженной, может быть, расстроенной. Без какой-либо конкретной причины, конкретно в этот вечер чувствовала себя жутко одинокой, но так бывает, знаете. Есть кому написать, если куда пойти, вокруг вообще очень много людей, но всё почему-то не так и не то. И в этот вечер, когда завтра нужно в университет, а потом отрабатывать смену в пабе, ты, кажется, не собиралась спать, валяться с ноутбуком на кровати, смотреть очередной фильм ужасов, но... Одна только мысль об Оливере, случайно проскочившая, и неведомый импульс, такой сильный, ты просто не можешь с ним справиться. Увидеться, заявиться на пороге, высказать ему всё, о чем ты думаешь. Как смеет он не брать трубку, когда звонишь ему ты? Как смеет игнорировать, морозиться, после того, что вас связывает? Ты была ему хорошей подругой, хорошей девушкой, весь тот чертов месяц, когда ему вздумалось влюбиться в дылду-Дилана, а потом безответно страдать, потому что его опрокинули? Ты была терпеливой, дохуя понимающей, как могла не давала киснуть и отвлекала от хуевых мыслей. Ты отошла в сторону и не появлялась, когда кажется, всё наладилось. Ты потащила его в ту ночь поджечь то здание, показать, как это бывает. Должен чертов маг огня хоть раз в жизни испытать подобное? Почувствовать? Ты видела по его глазам, что сделала всё правильно, не прогадала, позвала именно его. Плевать на гребаные последствия, какая разница?
Ты... не была рядом, когда с ним случилась больница. Но он, кажется, и сам тебя там не хотел. Что-то изменилось. Может быть не сильно, но что-то изменилось, поломалось, ты слышала это по голосу, по одному короткому разговору, после которого тотальный игнор, молчание. Лола больше не нужна потерянному мальчику, потому что он перестал быть потерянным?
Разумеется ты злишься.
Очень сильно, но не давала этим мыслям взять верх, это же ты. Ты не привыкла оставаться надолго, ты привыкла уходить, не звонить и не отвечать на звонки, для тебя в порядке вещей пропасть на месяц с лишним, а затем объявиться, словно ничего ужасного не случилось. Проблема лишь в том, что это ты. Ты имеешь право поступать с людьми так. Они с тобой - нет. Охуенная логика, на самом деле, но уж... какая есть.

И ты попадешь в его чертову квартиру, даже если его нет дома. Заставишь поговорить, потому что он не смеет дальше прятаться от тебя. Ты привязалась к нему, а значит, у него просто больше нет такого права. И ты звонишь в дверь, один единственный раз, изо всех сил уговаривая себя не позвонить еще, не вжать палец в кнопку, перебудив весь дом. Или не перебудив, по сути, не так уж и поздно, всего половина первого ночи. Он, наверняка, еще даже не ложился. И лучше ему быть дома одному, or swear to God...

Когда дверь открывается, тебе приходится сделать шаг назад, потому что черт возьми, ты так соскучилась по нему за это время. Однако это не отменяет того факта, что ты злишься, и не хочешь, чтобы он прикасался к тебе. Как будто мелкое, ребяческое наказание, если он хоть немного скучал в ответ...
— Мне правда нужно делать это каждый гребаный раз, когда что-то случается..? — ты имеешь ввиду свои ночные визиты, и смотришь недовольно, губы сжаты в тонкую линию. — Ничего такого, что ты бы хотел мне сказать? Нет?

+1

3

Ты берёшь в руки телефон, и уведомления о пропущенных вызовах горят молчаливым напоминаем. Ты знаешь, что не можешь вести себя так вечно, бегать, слово всё в порядке, не знаешь ты никакую Лолу и никогда не знал, не ей признавался в любви, не она спасла тебя, когда никого больше не было рядом, даже мечты о каком-то там Дилане. Лола, о которой больно думать, со времён больницы ты даже имя её назвал... Раз? Два? Дюжину, если считать мысли тоже? Ты так устал, тебе чертовски страшно, ты всё ещё говоришь если всё наладится, а не когда. Ты просто не хочешь выяснять отношения ещё и с ней, объяснять ей, что ты больше не великий маг огня, с трудом перестал вздрагивать, зажигая огонь на плите в попытке приготовить завтрак, ты вообще больше не тот Оливер, который сумел ненадолго привлечь её, не тот, который был осенью в Канаде и прижимал её к стене на этой самой кухне, оставив след, который ты так толком и не смог отмыть, хотя очень пытался. Кровь оставляет чертовски стойкие пятна. По крайней мере, это воспоминание не пугает.
Ты почти уверен, уговорил себя, что ей нравилась именно эта необычность, ненормальность, ощущения, которых больше ни с кем никогда не будет, потому что таких сумасшедших во всем мире не так чтобы очень много. Тогда ты будешь не нужен. Впрочем, ничего нового, да?

Очередное "как бы я хотел всё исправить", и ты даже не знаешь, что надо исправлять в этом случае. Вас обоих, мир, всю вселенную - где поломка, в каких базовых вещах, что люди могут настолько подходить и одновременно не подходить друг другу? Что "я люблю тебя" никуда не исчезает, мирно соседствуя с нежеланием видеться, даже подкармливает его - по крайней мере, вы могли бы запомнить друг друга иными. Но нет, она звонит тебе снова и снова, а ты прячешь телефон от самого себя, чтобы не отвечать. Послать её к чёрту, потому что ты не можешь видеть человека, который спокойно живёт после... После всего этого, чем бы оно ни было. Сказать ей, как чертовски ты соскучился, как не хватает тебе кого-то, кто не Дилан. Он идеальный, а идеальный парень не может послать тебя нахуй, когда ты не прав и тебе нужно это услышать. Лола могла бы.

И тебя бесят неотвеченные звонки и непрочитанные сообщения, давят на желание привести всё в порядок, пусть для начала хотя бы свой телефон - не должно быть лишних цифр, этих кроваво-красных кругляшков, ты мог бы хотя бы прочитать сообщения. Или нет, не мог, как не можешь смотреть на звонок, когда на экране она - в твоём глупом красном свитере, улыбающаяся на фоне канадского парка.

Ты в порядке, насколько вообще может быть в данных обстоятельствах. Ну, то есть у тебя большие проблемы в университете, хотя они пошли навстречу, узнав о всём случившемся, а какой-то странный незнакомый тебе профессор подошёл, хлопнул по плечу и пригласил на встречу "тех, кто выжил" - ты не знаешь, кто пустил слух о настоящих причинах случившегося, но с удовольствием переставил бы ему мозг из задницы назад в голову. Бесят жалостливые взгляды, понимание и блядское сочувствие, бесит снисхождение, когда тебе просто нужно, чтобы всё было нормально. Зато тебя всё ещё не выперли, и это единственное снисхождение, за которое ты благодарен, судорожно заучивая горы слов, зачёты по которым ты уже благополучно пропустил. Ты вообще ведёшь себя на редкость правильно - соблюдаешь режим, пьёшь таблетки два раза в день, не пропускаешь сеансы, учишься, работаешь и, конечно, Дилан, твой чудесный парень. Ты правда стараешься, половина первого ночи неожиданно превратилась из неведомой рани, когда о сне думают только дети, в желание шевелиться куда-то в сторону кровати и может, завтра не будет так сильно хотеться спать.

Конечно, в конце концов она просто приходит и звонит в дверь, как делала уже не раз, ты должен был это предвидеть, но нет, всё равно тратишь долгие секунду в попытке осознать, что тебе не мерещится фигура по ту сторону дверного зрачка, и звон тоже не мерещится - живая настоящая Лола под твоей дверью.
Конечно, ты открываешь, было бы очень странно и дальше пытаться игнорировать человека, который стоит на твоём пороге.
- Привет, - так глупо с твоей стороны улыбаться, но что ты можешь поделать? Ты был зол и обижен, не мог простить ей тот блядский пожар, но это не имеет никакого смысла, когда она стоит под твоей и так сурово смотрит, ты просто не можешь обижаться, прожил уже эмоции внутри себя, пережил их, тебе больше нечего предъявить. Одну только затапливающую нежность, ты так чертовски по ней соскучился. Это ощущение пройдёт через минуту, ты знаешь, а пока заставляй себя помнить, почему ты игнорировал её всё это время, ладно? У тебя ведь чертовски веский повод. - Зайдёшь? - Она держится от тебя на расстоянии. Всё верно, вы друг другу не верите, всё поменялось, и ты делаешь шаг вбок, чтобы она могла пройти, не касаясь тебя. - Не хочу оповещать о разговоре всех соседей. - Ты так хочешь взять её сейчас за руку, рассказать ей всё, до малейших деталей. Она ведь всегда принимала тебя, а в этот раз ты не попытался даже объясниться.
Дилан бы убил тебя, если бы узнал.
- Ло...

+1

4

Какая-то часть тебя на подсознательном уровне воет от возмущения. Потому что это не честно - поступать так с тобой. Ты не будешь плакаться и ныть о том, что люди всегда тебя бросают, даже самые близкие, те, кто бросить не могут. Это не твоя история, не твоё нытье, ты знаешь, что виновата во всем сама, и воспринимаешь потери как нечто естественное, неотъемлемая часть жизни: только так ты сможешь найти других людей. Но прямо сейчас - чертовски нечестно, что он бросил тебя. Слишком громкие слова о том, что Оливера, которого ты любила, больше нет, потому что это дерьмо собачье, вот он, стоит прямо перед тобой, люди не меняются в одночасье. И за неделю не меняются, и за две, или сколько там прошло с момента вашей последней встречи? Тебе не дали шанса поддержать его, быть рядом, не бестолковое целительное воздействие терапии, или таблеток, или еще какой-то там херни, быть "нормальным", а? Ему же самому это не нравилось..? Не нравится. Твоё воздействие - губительное. Ты тянешь в сторону, которую тянуть не следовало бы, но это всё еще он, всё еще Оливер, раз не понятно? Люди могут быть такими разными, и он тоже может быть каким угодно, каким ему захочется.
Ты могла бы быть рядом. Ты могла бы помочь, хоть как-то, хоть чем-то... Очередное вранье. Тебе так сложно дается забота о ком-то, поддержка, участие - это всё действительно сложно, и где гарантии, что ты бы не смылась, увидев его в больнице? Перепугавшись до смерти, потому что у всего, что вы делаете, есть последствия, а ты терпеть не можешь с ними сталкиваться.
И всё, что тебе остается - бестолково злиться, стискивать зубы, потому что нет в твоей голове вопросов без ответов, ты на всё можешь ответить сама, неизменно загоняя себя в очередной тупик. Только злиться и повторять в своей голове, глядя на него: не честно, не честно, не честно. Что-то поменялось. Ты, черт возьми, чувствуешь. Но Лола, жизнь вообще очень нечестная штука...

Еще в тебе есть.. чертовски много ненависти к себе. За звонки, например. Не просто один звонок, несколько, один за другим, и настойчивость, и вот, в конце концов, ты у него дома. Не назойливая муха, тебе никогда не придет в голову думать о себе так, но нечто другое, похожее. И это раздражает так невероятно сильно, злит, хотя кажется, что еще более злой ты быть не можешь. Можешь.
И по неведомой причине, тебе хочется плакать. Нет, реветь, по-настоящему, солеными крокодильими слезами, потому что... наверное, ты и сама толком не знаешь почему. Не может же это быть конец? Не может, не бывает так, что люди раз и больше не... Не может. Пожалуйста...

И как обычно. В один момент ты не знаешь, что тебе говорить, а в другой: слова находятся сами собой. Ты даже толком не успеваешь их отфильтровывать.
— Я скучала по тебе, — потому что вы так часто начинали ваши встречи именно в этой фразы. Только теперь больше похоже на упрек.
— Ты знаешь... я понимаю, — ты заходишь в квартиру, не сторонишься, но на мгновение, когда проходишь мимо него, стискиваешь зубы, до боли в пальцах сжимаешь кулаки. Хэй, всё в порядке, Лола, знаешь? Всё ведь всегда в порядке, так почему не сейчас? Проходишь дальше, в сторону кухни, там как будто удобнее всего разговаривать. — Я не буду тебе больше звонить. И приходить. Ты же теперь с этим, да? — Бог видит, ты изо всех сил старалась, чтобы слово "этим" не прозвучало как грязное ругательство. Или нет, не видит. Потому что, черт, ты даже не стараешься... Зачем? Оглядываешься на Оливера, пожимаешь плечами почти равнодушно. — Я понимаю, и не собираюсь больше тебе докучать, если... — ты запинаешься на мгновение, подбирая нужные слова. Я тебе больше не нужна? Ты не хочешь меня больше видеть? Если, если, если... Черт, как жалко это звучит, ты сама себя видишь со стороны? — У тебя теперь другие интересы. Просто хочется прояснить для себя всё окончательно. Терпеть не могу не понимать, какого хуя происходит... — к этой фразе ты успеваешь дойти до кухни, занять привычное место на деревянном стуле у стола, близко к стенке. Не как обычно, не скрещивая ноги по-турецки, устраиваясь удобнее. Ты сегодня, вроде как, ненадолго? Прояснить.

— И типа спасибо, что взял гребаную трубку один раз после больницы. Когда человек попадает в больницу, а потом резко перестает отвечать на звонки вообще, это наводит на невеселые мысли, — облизываешь губы, вздыхаешь, обводишь комнату взглядом. Как будто ничего не поменялось. Как будто.
Вся уверенность разом куда-то девается. Зачем ты вообще пришла? Нужно было просто прекратить и всё. — Ну так..? Ты теперь слишком занят? Правда не хочешь меня больше видеть? Не хочешь разговаривать сейчас, так что я могу встать и уйти? — много-много говоришь, предоставляешь ему кучу вариантов, заткнись уже, дай ему сказать? Или, может, этого ты и боишься?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » give me truth