Мирону бы сейчас улыбаться, как на баттлах, запрокидывать голову и смотреть с издевкой из-под неуместно пушистых ресниц. Мирону бы сорить колкостями, как деньгами... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 26°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
Francine
[vk: romanova_28]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Любовь в стакане воды ‡- нельзя утолить эту жажду -


Любовь в стакане воды ‡- нельзя утолить эту жажду -

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://funkyimg.com/i/26Lnm.png

Участники: Shean Brennan & Ange Arando
Место: прекрасный город Сакраменто, арт-галерея "Icon"
Время: 31 марта 2017, пятница
Время суток: вечер
Погодные условия: +24, восточный ветер, переменная облачность
О флештайме: Ведь событие как камень, брошенный в воду; от него отходят круги: в будущее — воспоминаниями, а в прошлое — либо предчувствием, либо знаками.
Но всё по порядку. 
(с)

http://funkyimg.com/i/26Lnu.png

[NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-04-02 21:49:11)

+1

2

Мы снова опаздываем. Мы – это я и мой телохранитель, что из простого сопровождающего превратился в неотъемлемую часть моего мира. "Мира" как бытия и заодно как противопоставления войне. Рядом с Рэем я приучила себя чувствовать мирно и спокойно. Тем более что мне не суждено уживаться с любым из существующих контекстов числа "один", и это сознательный выбор. Как и знание, что она не_могла умереть. Если бы она умерла, умерла бы и я. Но я жива, а значит, и Эйме…
Наблюдаю за отражением в глянцевой поверхности телефона, и оно тут же недовольно поджимает губы, словно уловив это самое наблюдение. Улыбка становится наигранной, взгляд прямолинеен и сух, в нем слишком много от вызова, что я бросаю окружающей реальности каждую секунду, каждый вздох. Так не пойдет. Жмурюсь и нажатием боковой кнопки проявляю время на экране. Опаздываем уже на десять минут. Опоздания превратились в привычку, и никак не могу понять – в плохую или хорошую.
С одной стороны, опаздывать невежливо по отношению к тем людям, явлениям или событиям, ради которых я взялась организовать благотворительный вечер. И в первую очередь грубость проявляется по отношению к себе. Я давно оставила способ убить уйму времени подготовкой к чужим праздникам. Сегодняшний вечер можно считать исключением, подтверждающим установленное год назад правило.
С другой стороны, беспокойство от позднего появления и стресс о благополучном исходе отвлекает окружающих от пустой болтовни в мою сторону, обязав говорить только по существу дел, выуживая из глубин сознания идеи и решения, которые в иных обстоятельствах так и остались бы без внимания.
Увлеченная просмотром списка приглашенных я пропускаю момент, когда машина прекращает ход, и швейцар открывает дверь с моей стороны.
- Я нужен внутри? – Рэй возвращает меня в эту реальность короткой фразой.
- Вряд ли, - пожимаю плечами, защелкивая сумочку с телефоном внутри, - администрацию Icon я знаю хорошо. В плане безопасности они подкованы. На вечер были приглашены такие мастодонты, что нашим милым дружкам с фотоаппаратами я буду казаться маленькой букашечкой. Меня никто не заметит.
- Я буду в машине, - сообщает очевидное. Это его способ выразить заботу, и от него мне становится проще.
<...>
Не любила и теперь еще больше не люблю привлекать к себе внимания, несмотря на выбранную карьеру. Фотографов, чьи вспышки мешали идти до ступенек в галерею, хватило с лихвой, чтобы желание вернуться в машину и позволить Рэю увезти меня куда угодно, куда ему захочется, обострилось до критической отметки.
Достаточно получить согласие присутствовать одного из кандидатов в губернаторы, как событие на сотню персон приобретало масштаб целого штата и ко входу стекалась вся журналистская братия.
И я бы действительно могла позволить недопустимую в прошлом роскошь – находится где-то еще, - если бы не обещания Брагга. Он так настойчиво уцепился за возможность помочь, при этом не давая каких-либо намеков на происходящее с любимыми, родными и просто случайными знакомыми. Его начинающей звездочке шоу-бизнеса – то есть мне – нужен коп, которому можно довериться.. значит, скоро звездочка сможет поговорить с таким копом. Для меня все, что угодно… Пел он так сладко, что я пару раз чуть ли не решила, что он это искренне. Спасла внутренняя установка, оправдывающая себя с самого пробуждения в клинике больше года назад – никому нельзя верить. А если не знаешь, как поступить, поступай, как того велит закон. Если бы Реджинальд знал это мое кредо, возможно история сложилась иначе…
Но всё по порядку.
Я бросила мимолетный взгляд на свое отражение в холле галереи и на этот раз осталась удовлетворена. Пробираясь через холл и десятки приветствий я старалась как можно быстрее оказаться по ту сторону организаторских кулис. Раздав последние указания помощнице еще через десять минут, я строго-настрого запретила подходить ко мне после аукциона. Тогда-то Реджи и должен был свести меня и мистера Копа. Будет по-настоящему забавно, если полицейский окажется из убойного отдела или что-то в этом же духе. Тогда самым весомым аргументом станет мое нескрываемое нежелание стать жертвой в какой-нибудь из расследуемых им преступлений.
[NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-03-15 21:33:58)

+2

3

Многочисленные голоса сливались воедино, перед глазами мелькали гости, официанты с подносами, полными шаманского и легких закусок, из стороны в сторону носились какие-то люди, с которыми капитану посчастливилось еще не быть знакомым. В совокупности это все изрядно действовало на нервы. Нельзя сказать, что Шон не выносил шумные компании и старался избегать крупных мероприятий. Напротив, он был довольно общительным человеком, который не упустит возможности завязать с кем либо приятный разговор. Однако сейчас, стоя посреди галереи и рассматривая какую-то картину с совершенно непонятным содержанием, мужчина чувствовал себя лишним. Его не должно быть здесь. В данный момент его место - в личном кабинете среди тонны макулатуры, которую он должен был разобрать еще к концу прошлой недели. На его отделе висело четыре нераскрытых убийства, а он по какой-то, совершенно непонятной ему причине, торчал на этом благотворительном вечере. И неважно, что Бреннан крайне положительно относился к благотворительности в целом. Ибо все мероприятия, созданные в целях ее, так скажем, рекламы, казались ему пустой тратой не только времени, но и денег, которые могли пойти на что-то более дельное и полезное, чем развлечение небольшой кучки богатеньких отпрыском, коим, к слову, и без того весело жилось.
Хотя, если говорить на чистоту, то причина появления капитана полиции в арт-галерее, где в скором времени должен был состояться аукцион, крайне банальна и проста: начальство попросило-приказало явиться. И никуда не денешься. Зачем приходить, с какой целью тратить драгоценное время и что все это могло значить? Шон не имел о том ни малейшего понятия, но чувствовал, что в скором времени все обязательно разъясниться. В противном случае, если в течение пяти минут ничего кардинально не изменится, он с чистой совестью вернется на работу, где поможет своим ребятам в расследовании глухарей. Одним словом, все происходящее сейчас Бреннану очень не нравилось. И это еще мягко сказано. Однако все же приходилось натягивать милую улыбку на лицо, дабы не отравлять пессимистичной физиономией праздничную атмосферу; подавлять чудовищное чувство безысходности и делать вид, что нет в жизни счастливее него человека; знакомиться с новыми людьми, при этом совершенно не видя их лиц, иногда даже общаться, поддакивать, мысленно посылая собеседников на обед к своим "клиентам". Сказка, а не вечер.
- Мистер Бреннан? - Неожиданно послышалось за спиной, от чего правая рука мужчины рефлекторно дернулась в сторону кобуры, в которой висел полностью заряженный и снятый с предохранителя пистолет. Бэн вовремя остановился, напомнив себе, что находился всего навсего на благотворительном вечере, а не на ожесточенном поле боя. Он не дергался - плавно засунул руку в карман, словно именно это и хотел сделать, натянул приятную улыбку на лицо и обернулся. Перед ним стоял незнакомый мужчина в опрятном костюме и с довольно странной прической, в адрес которой так и хотелось отпустить неприятный комментарий, но Шону все-таки удалось сдержаться.
- Чем могу помочь? - Добродушно поинтересовался капитан, демонстративно отказываясь отвечать на рукопожатие. Незнакомец, помедлив в неуверенности несколько секунд, опустил руку, откашлялся и, как показалось Бреннану со стороны, попытался как-то приподняться над ним: вытянулся, выпрямил спину, расправил плечи и надменно поднял подбородок. Капитан был не против, пусть выпендривается в свое удовольствие.
- Пожалуйста, пройдемте со мной. - Не задавая лишних вопросов, будучи в этом совершенно незаинтересованным, Шон проследовал за незнакомцем, который за все время, что они шли, ни разу на него не обернулся. Буквально через минуту они оказались в противоположной части галереи, которая находилась ближе к главному выходу. Там незнакомец несколько замедлил шаг, после чего вовсе остановился рядом с молодой девушкой, которую, что не удивительно, капитан также не имел чести знать. - Прошу, знакомьтесь, мисс Арандо. - Незнакомец отвесил аккуратный поклон в сторону девушки. - Анжи, это мистер Бреннан. Тот человек, о котором я тебе говорил.

+3

4

Быть… содержимым прозрачных капсул,
свободно дрейфующих в волнах печали…
(с)

В аукционном зале я оказалась, когда номера лотов перевалили за середину, но время тянулось беспощадно медленно. Поймав себя на жесте скрещенных на груди рук, нарочно выпрямляюсь и опускаю руки по швам, одновременно вздернув подбородок, затем обвела взглядом зал, мысленно улыбаясь каждому обратившему на меня внимание.
Я заставляла свое нутро выворачиваться на изнанку в поисках позитивного настроя и живости духа. Откровенное насилие над собой как единственно работающий способ не заскулить. Это так печально, что мне проще жить в условиях насилия, нежели сочувствия.
Сосредотачиваясь на внешних "раздражителях", я день за днем училась вырабатывать условную доброжелательность, чтобы всем окружающим доставалось благородство и широта взглядов вместо грязи, что скопилась на дне души. От волнения засосало под ложечкой, и в другой ситуации я списала все на повышенную эмоциональную допустимость, но не сегодня. Впервые за долгое время придется рассказывать о приватном кому-то, кроме Эйме…
Говорят, мучения заканчиваются тогда, когда ты перестаешь воспринимать их как мучения. И когда я смирилась с главной необходимостью на сегодня, она как будто потеряла ко мне интерес… Люди вокруг начали подниматься с мягких кресел, расходиться и собираться небольшими компаниями то тут, то там.
- Анжи, - появление знакомого голоса откуда-то сбоку сопровождается недолгим пожатием локтя.
Стоит повернуться на голос, прикосновение исчезает, а рядом материализуется Брагг. Он знает мои привычки и соблюдает границы личного пространства, в то время как я не знаю о нем практически ничего, и даже если кажется, что я смогла что-то выяснить, он с каким-то изощренным удовольствием доказывает мою неправоту.
С любым другим я бы при первом же подобном случае прекратила отношения, но его заинтересованность во мне была намного выше, чем моя в нем. В общении с акулами бизнеса, какой являлся Брагг, нет более надежной основы для доверия, чем его финансовая заинтересованность. Будучи под ностальгическим вдохновением, отец сделал весомые вложения в "Bragg SLA", не говоря о том, что в наследство мне досталось уважение к отцу всей политической элиты Калифорнии. Можно всерьез спорить о том, что из этого стоит дороже – финансовые активы или прочные связи с сильными мира сего.
Устремляю на него взгляд, полный тех самых мучений, на что он делает вид, как будто ничего не происходит. По истине великодушно с его стороны.
- Будь минут через десять в фойе.
Сердце замирает и начинает усиленно биться где-то в яремной впадинке, между ключицами.
- Выпей что-нибудь, тебе нужно расслабиться.
Он будто супергерой с рентгеновским зрением, будто видит меня насквозь. Или же всего лишь изучил меня до последней микро-эмоции?...
- Через десять минут, в фойе, - киваю, игнорируя второе наставление.
Но Брагг не был бы Браггом, если бы спускал окружающим неповиновение. Он делает небрежный знак официанту, и тот меняет направление, неумолимо двигаясь к нам. Против такого наседания я не могу противостоять, но и смиряться не собираюсь. Беру с подноса единственный бокал с газированной водой и салютирую ментору.
- За вас, мистер Брагг, - улыбка выходит искреннее, чем я от себя ожидала.
Маленькая победа по его правилам поднимает настроение.
- Не опаздывай, - с бокалом красного вина из погребов "Arando Winemaking" он удаляется, коротким замечанием оставляя последнее слово за собой.
Завожу разговор с тем, кого вижу впервые – редкость в последнее время – и время летит незаметно, подло и исподтишка, и я бы пропустила время "икс", сделав недавний проигрыш ментора прелюдией к обличению его вечной правоты. Телефон вибрирует в руках, обжигая пониманием и заставляя проститься скомкано, оставить собеседника в прошлом, у полотна Нины Крамовец, последней любимицы хозяйки "Icon".
Бокал согревается в руках, он кажется лишним, но это время опять играет со мной, замедляя ход, заставляя полноценно переживать последние секунды неизвестности особенно ярко.
- Очень приятно познакомиться, мистер Бреннан, - я смотрю на мужчину, одетого слегка небрежно для этого вечера, пристально и, скорее всего, излишне заинтересованно, но ничего не могу с собой поделать.
Бокал оказывается зажат между двумя ладонями, вопреки хорошим манерам. Мне бы должно вести этот разговор, как этому учил отец, но меня вдруг охватывает такая неловкость и нерешительность, что Реджинальду ничего не остается, как подтолкнуть меня к мистеру Бреннану навстречу.
- С вашего разрешения, оставляю вас тет-а-тет, - он коротко кивает, бросая в меня со взглядом некий ментальный посыл, и я как будто просыпаюсь…
Делаю глоток теплой воды, из которой уже вышли все пузырьки.
- Вы бы не могли уделить мне несколько минут? – со стороны я наверняка выгляжу заторможенной, но это всего лишь попытка разобраться, с чего я должна начать.
Неприметная дверь прямо напротив нас открывается и в проеме появляется сама хозяйка галереи в сопровождении управляющего и вышеупомянутой любовницы. Конечно, начать нужно с места для столь деликатной темы.
- Пройдемте со мной, пожалуйста? – не разрывая контакта взглядом, я иду к двери, открываю ее, прохожу насквозь комнату охраны с двумя секьюрити и пультом наблюдения, чтобы оказаться вместе с мужчиной в кабинете.
Необычная для такого шумного места как арт-галерея тишина выбивает из легких вместе с воздухом остатки уверенности, и я прохожу богатую обстановку кабинета насквозь, занимаю место у дальней стены, перед стеллажом, неосознанно защищая спину.
- Мистер Хэтэуэй очень рекомендовал вас, - судя по реакции мистера Бреннана, я начала не с того…
Ситуация ухудшится, если я пойду на попятную, поэтому судорожно делаю глубокий вдох и ныряю в омут рассеянности с головой в попытке привести к фразе, которая заставит моего собеседника хоть ненадолго проникнуться моей ситуацией.
- Я очень нуждаюсь в совете... или рекомендации… такого человека, как вы. Того, кто часто сталкивается с преступниками и ловит их, - начав говорить, я, наконец, ставлю несчастный бокал на полку.
Обстановка в кабинете, а может быть и сам слушатель, сказываются явно положительно на мои способности излагать мысли.
Но я не могу с этим прийти в полицейский участок. Нет-нет, я не совершила ничего противозаконного… Дело носит весьма деликатный характер. Хотя бы потому, что меня нет никаких доказательств. Репутация сумасшедшей – это последнее о чем я мечтаю.
[NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-03-15 21:34:30)

+2

5

Если бы происходящее вокруг не выглядело столь правдоподобно и естественно, то оно с легкостью бы сошло за чью-то неудачную шутку. Однако сложно было представить, что шеф полиции - серьезный, занятой человек, относящийся к своей работе со всей ответственностью, - принимал участие в подобной нелепице. Да и все эти люди, что были собраны на благотворительном вечере и охотно участвовали в аукционах, ставя за некоторые лоты даже не шестизначные числа; вряд ли все они могли быть всего лишь пешками в чьей-то неудачной игре. Потому Бреннану пришлось принять тот факт, на земле с лихвой хватает не только сумасшедших, но еще и весьма недалеких умом людей.
- Не могу сказать того же, мисс Арандо. - Ему не было приятно и льстить этой особе он не собирался, даже если бы на то имелась веская причина. Заведомо ожидая чего-то бурного и скандального, как обычно бывает в кругах богачей и знаменитостей, капитан несколько разочаровался, столкнувшись с открытой неуверенностью, с которой девушкой стояла, потерянно смотрела на него и мяла в руках бокал с недопитым шампанским. Незнакомый мужчина, который, собственно, и организовал встречу, поспешил оставить их одних, как будто это могло чем-то помочь. И, что удивительно, его ход действительно помог мисс Арандо обрести хотя бы часть своей привычной уверенности и завести диалог.
- Смею заметить, я уже это делаю. - Отпустил Шон очередной комментарий. По его внешнему виду нельзя было сказать, что он был чем-то недоволен, а именно - бессмысленным пребыванием в этом шумном и полным незнакомых ему людей помещении. Со стороны он просто казался человеком, который считает себя выше всего этого. И Бреннана такой расклад вполне устраивал. Ему было плевать на то, что о нем думали окружающие и какое он производил на них впечатление. Капитан не за красивые глаза и шелковистую шевелюру получил место начальника отдела по расследовано убийств и не зря, когда он уезжал в отпуск, количество убийств в городе резко возрастало больше чем на процент.
Сегодняшний вечер для него был всего лишь недоразумением, которое обязано было совсем скоро разрешиться. На следующий вопрос, заданный мисс Арандо, Шон решил не отвечать и просто молча проследовал за ней. Сначала они прошли через комнату охраны с центром наблюдения, где мужчина завистливо наблюдал за работой персонала и их новомодными игрушками. Такие у них в отделе появятся наверняка не раньше следующего года, если не позже. Им совсем недавно поставили новые компьютеры, которые не висли, когда на них выполнялось несколько запросов за раз - уже хорошо!
Затем девушка зашла в небольшой кабинет и там остановилась. Поняв, что мисс Арандо не желала лишних зрителей и тем более слушателей, он плавно прикрыл за собой дверь. Исключительно ради ее душевного спокойствия, ибо настоящей необходимости в сим действии Бэн не находил от слова "совсем". Девушка, найдя себе место, решила наконец перейти к сути - причине розыгрыша столь сложной партии, чтобы только остаться наедине с капитаном полиции. Начала она, кстати говоря, не совсем удачно. Упоминание шерифа и скромный комплимент никак не могли помочь в завоевании расположения Шона. Хотя, в том ее винить не стоило. Она же, судя по всему, не знала ничего о человеке, у которого сейчас просила помощи. Кроме, конечно, имени, фамилии и занимаемой им в полицейском департаменте должности. Бреннан поймал себя на мысли, что если у нее действительно были проблемы его профиля, то очень удивительно, что она до сих пор была жива.
- Дайте угадаю. - Не без ноты надменности в голосе произнес мужчина. Непринужденно облокотившись на какой то комод, он засунул одну руку в карман и внимательно посмотрел на мисс Арандо. - Вас донимает ваш ярый поклонник, который с обычных писем и безобидных признаний в любви перешел на более эффективные и даже в какой то степени агрессивные способы выражения своих чувств? И вами постепенно овладевает страх, потому как вы не имеете ни малейшего понятия о том, на что теперь способен этот человек и что вы можете от него ожидать. - Обычное предположение, которое в девяносто девяти процентах случаев являлось абсолютной правдой. Такова уж учесть знаменитостей - быть вечно преследуемыми. Как минимум своим непомерно разросшимся эго. - Хотя, вам лучше удивить меня и сказать, что я ошибся, потому как если это действительно так - вы обратились не по адресу.

+2

6

Не имея малейшего представления о том, с кем именно говорю: ни имени, ни звания, ни послужного списка; стоя в кабинете Марджери Андерси, я максимально оттягивала момент обнажения сути. Конечно, фамилия и фото "случайным" образом появившееся в телефоне в мире цифровых достижений совсем немало, но времени кликать по запросам в поисковиках взять было неоткуда.
Единственное железобетонное "да" довериться было связующим звеном – Реджинальд. Когда я впервые сказала ему необходимости связаться с представителем полиции, он не стал добиваться подробностей, что, безусловно, делало ему чести. А может быть, по моему одному виду он легко понял, что в противном случае искреннее "Я так благодарна вам" достанется кому-то еще? Свою часть договоренностей Брагг выполнил в полной мере.
Предположение мистера Бреннана было очень близко к истине. Настолько близко, что из нутра, из самой безапелляционной части подсознания должно было вырваться и быть брошено в лицо загорелому по всем канонам калифорнийского солнца блондину ярое и громкое отрицание.
Замерев на месте, боясь даже вздохнуть, я переживала бунт самосохранения, не в силах оторвать глаз от городского пейзажа в квадратной раме за спиной полицейского. Даже после того, как мужчина взял самоотвод, я не могу перестать контролировать себя. Вздох облегчения на фоне его неосведомленности о том, по какой причине он получил пригласительный на аукцион, мог выглядеть как оскорбление.
Но всё же… Глупо, опрометчиво и расточительно упускать возможность обрести если не уверенность, то хотя бы надежду на нее. Вот он – человек, которого посоветовал шериф. Складывалась ситуация, в которой я обращалась не по адресу. Нет таких адресов, что верят на слово девчонке с посттравматическим синдромом, принимающей гомеопатические успокоительные под страхом смерти. Единственным аргументом, имевшим реальное значение было то, что мистер Бреннан полицейский, а я или Рэй – нет.
- Нет-нет, - я делаю отрицательный жест ладонями перед собой, то ли усиливая отрицание, то ли защищаясь от его нескрываемого пренебрежения происходящим.
Все мои усилия были направлены на то, чтобы окружающие перестали мысленно делать мне скидку из-за события, известное всем как "сенаторская драма" благодаря какому-то дешевому печатному изданию.
- Я еще не получала ни одного любовного признания. Наше реалити-шоу не настолько популярно. К тому же основная аудитория – это домохозяйки. На лекциях по уголовному праву рассказывали, что среди женщин довольно-таки малый процент подвержен подобным девиациям.
Прикусываю в нерешительности нижнюю губу. Мне требуется еще немного времени и отвлеченных рассматриваний деталей кабинета для обнаружения смелости озвучить предложения, формированные в голове довольно большой отрезок времени.
- Все намного сложнее… Мне вправду никто не угрожал, ни писем, ни угроз по телефону. Я редко остаюсь одна или в компании тех, кому я не доверяю, - про телохранителя почему-то умалчиваю, - боже… я чувствую себя ужасно глупо… У меня нет ничего, кроме ощущения, как на меня смотрят. Я все чаще слышу от интуиции "обернись!", но когда оборачиваюсь - за спиной никого нет. Нет ни одного факта или доказательства. Даже косвенного. А то, что я считаю доказательством, никто не воспринимает всерьез.
Достаю из сумочки второй телефон, к которому я отношусь намного трепетнее, чем к своему и зачем-то показываю его блондину. Не знаю зачем, ни одной мысли. Ведь я все равно не дам аппарат даже просто подержать.
- Кто-то пытался взломать телефон Эйме, - как будто это могло вам что-то объяснить, мистер Бреннан, - на ее почту пришло запрос на смену пароля учетной записи. Никому, кроме меня не нужен профиль Эйме, - вы понимаете, мистер Бреннан? - Естественно, я тут же заменила ее почту в профиле на свою. Я думаю о том, что любую систему можно взломать. Сейчас не нужно ходить по пятам, чтобы следить за кем-то… Рано или поздно, ему надоест просто смотреть, - я это знаю, мистер Бреннан, - что мне делать? Когда-то он покажет себя, проявит. Может быть уже поздно защищаться… Я начинаю бояться его уже сейчас.
[NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-03-15 21:35:13)

+2

7

Беглый взгляд на наручные часы. Недовольный вздох. Время летело слишком быстро. Казалось, что он совсем недавно пришел и только успел допить бокал с охлажденной минеральной водой, как его вызвали на встречу, а на деле прошло уже больше часа. Учитывая тот факт, что в его работе порой каждая минута была на счету и от скорости ведения расследования зависели человеческие жизни, такой потери, как целый час, капитан себе позволить никак не мог. И если бы не личная просьба многоуважаемого шерифа, он бы уже давным давно покинул данное мероприятие и не стоял бы в причудливом кабинете, не опирался локтем на единицу совершенно неподходящей к общему интерьеру мебели и не слушал, с удивительным и в последнее время несколько несвойственным ему терпением, объяснения мисс Арандо.
Мужчине удавалось держать себя в руках и не только скрывать свое равнодушие по отношению к проблеме, с которой девушка решила к нему обратиться, но и выказывать некую серьезность. Хотя в некоторые моменты ему с трудом удавалось сдержать появление ухмылку на лице, а иногда - открытый смех. Особенно, когда мисс Арандо заикнулась про лекции по уголовному праву, на которых им что-то там говорили про проценты и крайнюю низкую вероятность отклонений поведения среди женщин среднего возраста.
В полицейской академии Шону тоже много чего говорили, как и в школе, и в университете, и в любых других заведениях, где начитывали "лекции". Им давали информацию, которая, на первый взгляд, была более чем логична и понятна, вот только лишь одну сотую, если не тысячную ее часть удавалось не только выучить и понять, но и успешно применить на практике. Бреннан много слышал про то, что определенного рода преступников лучше усмирять мирным путем, то есть разговорами, собственным повиновением его прихотям. Однако за почти двадцать лет работы в правоохранительных органах, капитану не удалось найти наиболее эффективного способа успокоить кого бы то ни было, чем пуля в одну из нижних конечностей. Также он много слышал про стремление к снижению процента убийств и насилия в городе, ему много раз тыкали в нос бумагами, доказывающими, что уровень преступности за последний месяц снизился на столько то процентов, но почему-то маленькие дети продолжали погибать, на улицах Сакраменто продолжали появляться трупы. И теперь мисс Арандо что-то говорила о процентах?
- То есть все-таки он? - Заметил капитан, когда девушка закончила с объяснением сложившейся ситуации. Бреннан не особенно представлял, как должен был реагировать на ее рассказ. Ввязываться во все это он не хотел, собственно говоря, как и оставлять мисс Арандо без какой либо помощи. У него как-никак работа такая - помогать людям и всячески защищать их. - Мисс Арандо, почему вы уверены, что тот, кто попытался взломать телефон некой Эйме, кем бы она вам не приходилась, это мужчина? Ведь этим человеком может быть абсолютно любой, но из ваших слов я могу предположить, что вы чуть не лично знакомы с ним. - Даже если не была знакома, то как минимум должна была догадываться о его личности. По крайней мере таковым было предположение Шона. На самом деле он многое думал на счет этой девушки, но лишь немногое позволял себе сказать вслух. Ему самому проблем хватало с лихвой.
- И знаете, мисс Арандо. Вы не только боитесь его, но еще и явно провоцируете. Если вы знаете, что он "просто следит" за вами, то откуда такая уверенность, что он не присутствует на аукционе? Каковы гарантии, что он не заметил, как вы уводите за собой в каморку незнакомого мужчину? - И очень интересно, какие же мысли у него вызвала подобная картина. По поводу телефона капитан решил пока что промолчать. Как и по поводу всего остального. Вместо этого он выпрямился, вернулся к входной двери, открыл ее и молча вышел из кабинета, оставив мисс Арандо одну. Он беззаботно ступал по коридору и уже почти дошел до комнаты охраны, как вдруг остановился и обернулся. Ему казалось, что он предельно ясно выразил свою мысль. Видимо, только казалось. Уже через несколько секунд Шон стоял на пороге кабинета и смотрел на девушку. - Так вы идете? - Чуть приподняв бровь вопросил капитан и протянул руку, согнутую в локте. Как истинный джентльмен, который приглашал свою даму проследовать с ним в галерею. Им нужна была толпа. Активная, бурная, шумная толпа.

+2

8

Никогда не знаешь, куда приведет тебя выбранный путь. Если бы два года назад мне по большому секрету сообщили, что у меня не никого не останется и единственной помощью без подвоха, на которую я могу надеяться, будет случайный попутчик сквозь этот час, я бы подняла на смех этого пророка.
Сейчас же вся была обращена – и позой и мыслью – к человеку напротив. Возможно, он никак не сможет помочь, возможно, найдет в визитнице телефон отличного специалиста, и мне будет стоить огромных трудов взять предложенную "помощь" не дрогнувшей рукой. Но не совершает ошибок тот, кто ничего не делает. Если выбирать между еще одним куском картона и растущим от бездействия страхом, конечно, я выберу первое. О моей фобией перед психологами мистер Бреннан никогда не узнает.
Собеседник же не смотрел же на меня. Его взгляд был устремлен куда-то перед собой, мимо сцепленных в замок рук и закругленного носка ботинка. Он замер, весь обращенный в слух. Эта поза была мне знакома хорошо по отцу. Кроме позы их вряд ли что-то могло объединить. Я не понимала, отчего именно сложилось такое впечатление, собеседника я видела впервые… Но мне очень хотелось бы, чтобы мужчина смог бы помочь так же искренне, как сделал бы это отец.
- То есть все-таки он?
Вопрос застает врасплох.
- Простите.. Я сказала "он" просто так, - лгу на удивление легко, распознать ложь не достаточно фактов.
Я же на самом деле знаю, почему подсознание подсунуло местоимения мужского рода, без вариантов, но объясняться о первом случае преследования не входило в планы. Воспоминания о первой любви осели в бездне отчаяния бесцветными пылинками, потерявшими всякий смысл, пока Марко Геварро мучил и истязал Эйме, убивал мою маму и превращал очаг нашего дома в разрушенный и опостылевший алтарь жертвоприношения отцовской гордыни и самоуверенности.
- Мне все равно, кто он, - замедленно пожимаю плечами, пытаясь выстроить в предложения уйму противоречий, толкающих меня из одной крайности (полной изоляции от общества) до другой (выбранного призвания), - даже если это мой знакомый, родственник или лучшая подруга. Тогда тем более. Мне нужно избавиться от этого страха. Я хочу жить полноценной жизнью, а не оглядываться мысленно в поисках подвоха даже там, где их наличие не предусмотрено…
..природой. Не успеваю закончить мысль. В противовес недавней внимательности, мужчина исчезает в комнате охраны.
Возвращается он так же резко, как и вышел в дверном проеме
Пойманная за тем, чем добропорядочные граждане не позволяют себе заняться – а именно за попыткой выяснить, кто же такой этот мистер Бреннан, я блокирую телефон и поспешно прячу в сумочке. Мне почему-то кажется, что если откажусь, он явно заподозрит что-то неладное.
Поравнявшись с ним, я медлю принять приглашение, получив замечательную возможность поправить блондина в том, что не должно повториться:
- Эйме не может быть некой. Это моя сестра, - мне удается завладеть взглядом мужчины и его полным вниманием, – она самый чудесный человек на Земле, ближе ее у меня никого нет, и не будет.
В моих глазах стоит мольба, истинная мольба, но если он не сможет прочесть ее, для моего спутника последствия окажутся непредсказуемы. И уже плевать на тот страх, что недавно довлел надо мной. Не имеет значения, что он задумал. Никто не будет говорить о моей Эйме в таком пренебрежительном тоне. Она – моя лучшая половина, и заслуживает намного больше уважения, чем мистер Бреннан может себе представить.
При данных обстоятельствах спрашивать у него что-то о замысле было опрометчиво, и я просто взяла его под руку. Разве что пальцы, сжимающие его предплечье под шелковистой тканью пиджака, могли выдать колыхающееся море эмоций, на волнах которого качалось сердце. [NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-03-15 21:35:46)

+2

9

Складывающая ситуация казалась абсолютной бессмыслицей, что, в свою очередь, несколько сбивало с толку. Было гораздо проще и спокойнее, когда капитан стоял посреди галереи и с равнодушием рассматривал самые разнообразные картины, искренне недоумевая, как их можно называть "произведением искусства" и уж тем более платить за ним феноменальные суммы. С тем же успехом можно дать ученику начальной школы краски и попросить нарисовать фейерверк. В тот момент он хотя бы отдаленно, но все же понимал причину своего появления на аукционе. Теперь же в его сознании царствовала самая настоящая неопределенность. Какой во всем этом мог быть смысл?
Отчетливое видение колебаний во взгляде мисс Арандо давало мужчине все основания полагать, что она открыто врала о своем незнании личности ее преследователя. У нее определенно были хотя бы догадки, предположения, в противном случае девушка бы говорила совершенно по-другому. Шон знал это, знал многие стороны человеческой натуры, знал характер ее поведения в тех или иных ситуациях; всему этому он учился, даже проходил неофициальную практику, помогая психологам полиции и аналитическому отделу в составлении психологических портретов серийных убийц, маньяков, опасных преступников. Он был в этом хорош, так как очень хорошо разбирался в людях, и мог бы стать отличных специалистом своего дела, может быть даже преподавал психологию или вел частный прием, если бы однажды не решил пойти по стопам отчима и стать полицейским. Да и за двадцать лет работы с самыми разными людьми, начиная с бомжей, которые в некоторых делах были единственными свидетелями совершенного преступления, и заканчивая бизнесменами, политиками и другими шишками, часть из которых в настоящий момент благополучно мотает срок в тюремной камере. Бреннан видел, что мисс Арандо если не врала ему, то как минимум не говорила всего, что знает. Что он должен был знать, дабы помочь. Однако решил промолчать.
Как промолчал и в ответ на комментарий девушки об Эйме, которая, оказывается, была ее сестрой. Единственное, пожалуй, что капитан себе позволил, так это тихое "сочувствую". Этим он решил ограничиться, так как считал это правильным, подозревая, что дальнейший разговор на эту тему мог закончиться конфликтом, который наверняка не хотела ни одна из сторон. Шону вообще не нужны были неприятности. Именно поэтому, почувствовав на руке осторожное прикосновение, он повел мисс Арандо обратно в зал. Им нужно было стать частью толпы, им нужно было стать частью той серой массы, на которую никто не обращает внимания. По крайней мере это нужно было Бреннану. Во-первых, из личных соображений. Во-вторых, ему все же хотелось поговорить с девушкой более открыто и узнать чуть больше подробностей. Из того, что он от нее узнал, Шон единственное, что мог сделать, это посоветовать обратиться к психологу. Ибо сам он в подобной ситуации был практически бессилен.
- Не поведаете мне, почему вы решили обратиться именно в полицию? - Открыто спросил капитан. Они находились в самом центре толпы, проходили мимо каких-то странных изображений, пропускали официантов, разносящих шампанское. Они были для всех еще одной парой гостей, до которой никому нет дела, а тот, кто проявил бы к ним интерес, сам бы мог оказаться в огромном интересе у не последнего человека в правоохранительных органах. Одним словом, завидовать этому человеку нисколько не стоило. - И давно вы знакомы с вашим агентом? - Под агентом Бреннан имел ввиду человека, который как раз организовал их встречу. Он ведь даже не потрудился представиться, в связи с чем капитан не знал ни его имени, ни кем он работал у мисс Арандо. То, что он не был в числе ее родственников, Шон знал наверняка. - Если вы не уверены, что способны рассказать мне всю правду, лучше даже не начинайте. - Со стороны это могло сойти за грубость, но по интонации голоса и легкой улыбке на лице можно было понять, что мужчина говорил из лучших соображений. - Тем более вы уже позаимствовали мой вечер и, дабы он не прошел впустую, могли бы заполнить его чем-нибудь интересным. И желательно правдивым.

+2

10

- Сочувствуете? – чуть отклоняю корпус назад, в глазах коктейль эмоций по взрывоопасности способный тягаться с химической формулой китайского разрушителя, - не понимаю, что вы имеете в виду.
Занятые этой многообещающей фразой покидаем комнату, в которой стали намного ближе, хотел того мистер Бреннан или нет.
Гомон голосов, смех, соло арфы под аккомпанемент остальных участников струнного квартета в дальнем конце коридора действует удивительным – и в первую очередь для вашей покорной слуги – образом. Улыбка и мажорная тональность настроения источаются сами по себе, по принципу рефлекса собаки Павлова. Плечи расправляются под внутренним грузом, подбородок вздернут от натянутых до предела нервов, позвоночник держится исключительно благодаря незатихающей агонии. В образе старлетки шоу-бизнеса и наследницы одной шестой "Arando Winemaking" растворилась напуганная я. Что скажете на это, мистер Бреннан?
Адресую плоды метаморфозы всем и каждому из встреченных знакомых, то кивая, то бросая короткие приветствия-комплименты, даже блондину кое-что достается. Я больше не планирую уничтожить его одним взглядом. Мы просто пара людей, которые неплохо смотрятся рядом. Говорю о серьезных вещах, откровенно флиртуя напоказ.
- Не поведаете мне, почему вы решили обратиться именно в полицию?
- Потому что это правильно, - делаю капризное движение плечами, - когда у тебя беда, ты идешь в полицию. Когда кто-то делает плохие вещи, самое очевидное звать хороших парней.
Для полноты картины я должна была закончить наклоном головы, от которого волосы заскользят по скулам, привлекая внимание к приоткрытым губам в ключе риторического вопрошания, а можно ли причислить мистера Бреннана к хорошим парням, но интуитивно оставляю этот ход при себе.
- Вы имеете ввиду Реджинальда? Реджинальд Брагг не мой агент. Если бы он стал моим агентом, известность и авторитет сами пришли, - губы против воли складываются в мечтательную улыбку, а глаза искрятся удовольствием. - Он владелец главного пакета авиамоторного концерна Bragg SLA. С нашей семьей он знаком довольно давно, не могу сказать точно, через отца. Я знаю его лично около двух лет. И он бы вряд ли стал заниматься подобной ерундой. К тому же я не в его вкусе.
Кажется, я могу говорить о карьере и успехе часами. Разве можно представить, что несколько минут назад я не способна была связать и пары слов.
- Лгать… Вам?
Он и не подозревает, но владение тайной наградило его не только моей добровольной обязанностью довериться, но и влиянием на мою жизнь.
- Это было бы непозволительной глупостью, - сжимаю пальцы на его руке, усиливая эффект, акцентируя внимание на физическом контакте. - Помните сказку по Аладина? Давайте я буду джинном, который исполнит любое ваше желание в том, что касается сведений обо мне.
Ведь мистер Бреннан может стать Исполнителем для моего желания. Все справедливо.
Учитывая, что мои романтические предпочтения относительно мужчин в возрасте всегда были на виду, моя компания вызывает у окружающих интерес разве что на секунду-две, оценить гармоний в арийском стиле. И пока мужчина переваривает полученную информацию, забираю с подноса официанта единственный бокал с водой. Как на заказ. [NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-03-17 23:50:36)

+2

11

- Может быть, это даже к лучшему. - Заметил капитан со значительной долей равнодушия в голосе. Он лишь пожал плечами, не имея ни малейшего желания спорить и предпринимать попытки докопаться до правды. Как минимум потому, что он в том не имел ни резона, ни какой либо выгоды. Оба варианта, коими могли закончиться его действия, сулили одни только неприятности. Если мисс Арандо согласится не только его выслушать, но и рассказать ему правду о том, с чем она к нему пришла на самом деле и почему скрывает смерть своей сестры, мужчина будет вынужден стать неотъемлемой частью всего этого, если не лично встать на защиту жизни девушки. В противном случае, если вдруг реакция, как и предполагал Шон, будет резкой, агрессивной и чересчур эмоциональной, его ожидала невыносимая головная боль. Посему Бреннан решил, что гораздо проще опустить свои недовольства и противоречия, касательно Эйме, и вовсе о них забыть. Хотя бы на ближайшее время, а еще лучше - на "совсем".
Не было смысла ничего объяснять и доказывать мисс Арандо. Она и без того все прекрасно знала, просто что-то скрывала, а что-то, возможно, не хотела принимать. И вряд ли понимала, что ее действия, поступки и поведение в целом были куда понятнее и нагляднее ее слов.
Плавное передвижение по залу, без резких поворотов и остановок. Кто-то с кем-то здоровался, перекидывался парой-тройкой фраз, обменивался лестными любезностями; кто-то обводил их беглым взглядом, кто-то завистливо пялился на них, а кто-то в принципе не обращал внимания. И за всеми этими событиями, целиком и полностью наполняющими галерею и пропитывающими ее жизнью, приходилось тщательно следить, стараясь не упустить из виду ни малейшей детали. Однако что-то все же ускользало от пристального взгляда капитана. И в этом, пожалуй, была не только его вина.
- Очевидное, - согласился мужчина, слегка кивая и всматриваясь в выражение лица мисс Арандо. Девушка стала более свободной и раскрепощенной в общении, ее даже хватало на легкое кокетничанье. Она изменилась, что Шону пришлось очень даже по вкусу, - только не всегда самое действенное и эффективное. Иногда с плохими парнями могут справиться только еще более плохие парни. - Как говорится, клин клином вышибают. В некоторых случаях действительно "хорошие парни" бессильны, однако они могут призвать на помощь тех, кто способен на большее. Так, Бреннан, в настоящий момент ловил себя на мысли, что проблема мисс Арандо была несколько не его профиля и единственное, что он мог сделать, это призвать на помощь других специалистов. Например, того же знакомого охотника за головами, который может достать человека даже из под земли. Или же друга-психотерапевта, который наверняка поможет определить причину нынешнего состояния девушки. Он и в правду собирался это сделать, но его постоянно что-то останавливало.
Комментарий про Реджинальда Брагга был пропущен капитаном мимо ушей. Стоило спутнице о нем заговорить, как мужчина понял, что этот тип не представлял из себя ни интереса, ни тем более угрозы. Со сказкой Аладина же все было иначе. Бреннан незаметно поджал губы, сдержав себя от очередного нападения, и промолчал. Шон не стал говорить, что непозволительная глупость, которую допускала мисс Арандо, заключалась совсем не в ее лжи.
- Мисс Арандо, лучше станьте той, кто заинтересован в сохранении и безопасности своей драгоценной жизни. - Бреннан произнес это мягко, без нажима. Можно сказать, что несколько игриво. Раз девушка играла на публику, ему не стоило от нее отставать, дабы не вызывать лишних подозрений, а уж играть роль ему было совсем не в новинку. - От того, что вы ответите на несколько моих вопросов, ничего не изменится. Вы должны понимать, что для того, чтобы вам помочь, я должен обладать абсолютно всей  информацией. Даже той, что, по вашему мнению, не имеет никакого отношения к делу. - Они взяли по бокалу. Она - с водой, он - с шампанским, которое не собирался пить. Они играли. И этой игре пока что не было видно конца.

+3

12

Блондин присоединяется в стремлении выглядеть более праздным, чем предполагала цель нашего знакомства. С каждой минутой нахождения в атмосфере легкомыслия и расточительности гостей аукциона его поведение все сильнее становилось похожим на мое. Он тоже чувствовал себя некомфортно, тоже пытался дистанцироваться, но по собственным причинам. Держу пари, он считал происходящее игрой в ответственность для богатых и знаменитых. Безусловно, он был прав, но это никак не повлияло на мое желание слегка уколоть его. Пусть старается лучше скрывать свое недовольство.
- За знакомство, - салютую бокалом и делаю глоток.
Пузырьки горчат на языке, но я не делаю необычности много чести. Это же минеральная вода, от нее можно ожидать любого послевкусия. В следующий глоток необычность вовсе пропадает, смирившись с выказанным безразличием.
- Очевидное.
Можно радоваться, нам удалось сойтись хоть в чем-то, не сделай мужчина ответ развернутым. Выдержка держать язык за зубами, когда хочется ответить самым грубым образом очередному папарацци, спасает и сейчас. Я сделала задумчивый вид, как будто использование озвученной собеседником стратегии мне в голову не пришла бы ни при каких обстоятельствах, в то время как подсознание рисовало мужской оскаленный профиль поверх ярких тонов на полотне, около которого мы сделали остановку.
- Мисс Арандо, лучше станьте той, кто заинтересован в сохранении и безопасности своей драгоценной жизни.
Я придвигаюсь к блондину всем корпусом, со стороны это наверняка выглядит как слишком фривольный жест, но разве не ради этого мы соблюдаем игривые выражения лиц и видимость бесконечного наслаждения обстановкой?
- Вряд ли найдется кто-то более заинтересованный в сохранении моей жизни, чем я. Разве что страховая компания. После всего, - пусть понимает, как хочет, - предоставление мне страховки весьма рисковое предприятие. Можете себе представить? – я тихо смеюсь, - не каждый фонд готов был взять мой вступительный взнос.
Мы сделали полный круг по галерее, минуя приемный зал. Оттуда доносилась чарующая мелодия в исполнении струнного квартета. Гости танцевали, но я всячески избегала сближения с любым из дверных проемов, ведущих туда. Терпеть касания человека, которого я видела впервые, было делом невыполнимым, а тем более живо и ярко радоваться этому. Как будто все мое тело было сплошным ожогом. Остро нуждаясь в помощи, я часто отказывалась от простых очевидных решений, и пример с танцами был одним из таких простых решений. Вряд ли кто-то мог подслушивать нас во время. Но любое долго прикосновение извне было непереносимо.
- Пойдемте, - кажется, я нашла, как нам миновать неизбежность делать второй круг, - хочу вам кое-что показать.
Пока мы проходили в арку, которую в большинстве случаев оставляют без внимания, мистер Бреннан назвал желание, которое мне показалось невыполнимым даже для джина из арабской сказки.
Мы оказались внутри небольшого зала, с двумя кушетками по середине. Свет, в отличии от основной части, был приглушен. Яркие светильники предназначались картинам, висевшим то тут, то там. Это был первый из трех залов работающей части арт-галереи. Гостей здесь было достаточно, но все они переговаривались так же тихо, как и мы с блондином.
- Что скажете? – я остановилась около полотна молодой маринистки.
В этом зале было несколько работ, но кроме всех прочих отличий, на нем была табличка "продано". Пара фраз о картине был достаточной паузой, чтобы я смогла начать рассказывать то, что могло помочь сделать мою паранойю чем-то существенным и для блондина. Логичнее всего было начать с Felicity и работы на кабельном канале. Я говорила и слушала себя со стороны, представившись  участником телешоу. Стараясь строить речь развернуто и сдержано, я избегала красочных эпитетов и личностной оценки. Лишь голые факты, детализированные до мелочей. Я выбрала верный стиль изложения. Мужчина внимательно слушал, прерывая изредка, задавал вопросы в таком же ключе: сухо, по существу. Я давно не вываливала на кого-либо столько информации сразу. Способность мистера Бреннана слушать и воспринимать вызвали невольное восхищение, несколько отвлекая от подступающей слабости.
Возможно, дело было в недостаточной вентиляции или резкой перемене давления, а, может быть, тело таким ненавязчивым способом напоминало о необходимости отдыха, я была готова просить перерыв после очередного разъяснения. Не только оставленный Эйме телефон напоминал о событиях на ранчо Villa Rose, головные боли безжалостно рушили планы каждый раз, стоило переутомиться даже капельку.
- Шон?
От трех простых букв, донесшихся откуда-то из-за спины, я так резко вскинула голову на полотно перед собой, что волны на нем всколыхнулись.
- Шон Бреннан? Какая встреча! – женский голос приближается, лишая всякой надежды на то, что мне показалось, всего лишь показалось.
Не взглядом, а самим телом, в котором агонизирует сердце, я ощущаю движения рядом. Мужчина поворачивает голову на голос, а затем разворачивается всем корпусом. За ответной приветственной фразой он пропускает самое невероятное.
Его приятный еще несколько секунд назад голос искажается, звучит отдаленно, сквозь шум прибоя, проливающегося на паркет с картины. Во рту становится горько, будто я наглоталась морской волны, а волны на картине поднимаются выше и выше. Ледяной ветер пронзает кожу, ощущается настоящим ознобом. Вода и небеса темнеют, от аквамариновой прозрачности не остается и намека. Солнце над горизонтом съеживается в маленькую точку и исчезает. Я перестаю различать цвета, как и ощущать собственное лицо. Ужас, самый настоящий животный ужас сковывает по рукам и ногам, душит любые попытки мыслить связно. В последней попытке избавиться от галлюцинаций, я залпом опустошаю свой бокал.
- Прошу прощения, - кажется, я говорю точно перед собой, но несколько человек оборачиваются на троих перед разливающимся морским пейзажем, - мне нехорошо. С вашего разрешения, - взгляд падает на пол, и я затравленно смотрю, как вода плескается на уровне лодыжек, - мне нужно на улицу…
В дверном проеме появляется официант, заново открывая спасительный путь. Я спешу настолько, насколько позволяет стук каблуков и  пульса в висках. Опираюсь на кого-то руками, плевать на приличия. Консьерж открывает передо мной высокие деревянные двери, и я почти вываливаюсь наружу, чудом сохранив равновесие. Смена интерьера не приносит облегчения. Я хочу закричать, но не могу.
Рэй.. Я должна найти его. Позвонить… Он где-то рядом... Автостоянка... 
Я держусь за эту мысль, как будто она материальна, как будто она так же важна, как умение дышать. Она окрыляет и поднимает над асфальтом, превращая сумерки городских улиц в сплошную белую вспышку.
[NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-04-06 21:01:15)

+1

13

- Нет, к сожалению, не могу. - Трудно было представить причину столь негативного отношения к мисс Арандо страховых компаний и их открытого нежелания заключать с ней договор. Что могло такого произойти? Капитан не имел ни малейшего понятия и особо не жаждал узнать. Если девушка вдруг посчитает нужным рассказать - расскажет. В противном случае она выступит врагом самой себе. И Шон ничего не сможет с этим поделать.
Галерея казалась невероятно большой, возможно, от огромного количества людей, которые наполняли ее. В ней было достаточно трудно ориентироваться, особенно учитывая тот факт, что от заполнявших любой свободный сантиметр стен картин ужасно рябило в глазах. Бреннан, увы, не был подлинным ценителем живописи и вряд ли мог узнать работы даже самых известных художников. У него было достаточно увлечений, хобби и других занятий, на которые он с удовольствием выделял личное время, но, к сожалению, живопись в их число не входила. Так, когда мисс Арандо подвела его к одной из картин и поинтересовалась его мнением на ее счет, капитан лишь пожал плечами и сказал, что автору работы очень успешно удалось воссоединить реалистичность с мистической чувственностью. Мужчина не мог найти иного комментария, при том не видя в нем и толики здравого смысла.
В настоящий момент для них обоих имела место быть куда более важная тема для разговора, к которой девушка таки перешла, стоило Шону дать понять, что он готов с особой внимательностью выслушать ее непростую историю. К слову, она действительно оказалось не такой простой, как хотелось бы. Так капитан постепенно начинал ловить себя на сомнениях в неадекватности мисс Арандо и необходимости консультации психотерапевта. Медленно, но верно кусочки пазла вставали на свои места и перед Бреннаном вырисовывалась достаточно яркая и подробная картина, которая, в тоже время, ему совершенно не нравилась, ибо с каждым пророненным девушкой словом все сильнее доказывала, что требуется именно его помощь, именно его присутствие. Нет, это не раздражало, но определенно несколько напрягало. Не сказать, что у капитана был завал на работе и он не мог найти свободной минутки, чтобы заняться делом мисс Арандо и помочь ей справиться с манией преследования, поймав преступника и уверив ее в отсутствие иных. Однако он так же не хотел лишних проблем на свою голову, не желал ввязываться в сомнительную авантюру и тем самым наживать себе дополнительные неприятности, от которых Шон, казалось бы, только-только избавился. Именно поэтому он не торопился с ответом и не спешил отчаянно клясться, что положит жизнь, защищая эту безобидную и ни в чем неповинную девушку. Единственное, на что Бреннан готов был согласиться, так это на минимальное расследование и, возможно, привлечения заинтересованных в сим деле лиц. Только и этого ему сделать не позволили.
За спиной послышался до боли знакомый голос, высокий и до ужаса писклявый. Тот самый голос, который мужчина был рад не слышать почти целых двадцать лет. С того самого момента, как женился. Он удрученно выдохнул, морально готовясь к встрече с человеком, которого с радостью бы не видел вообще. И если бы с этим человеком что-нибудь случилось, что-нибудь нехорошее или даже ужасное, капитан бы совсем не горевал. Бросив взгляд на мисс Арандо, как бы извиняясь за подобный казус, Шон заметил, что девушке нехорошо, и хотел было выяснить, что случилось, как на нем тут же повисла легкая, но все же туша. Дождавшись момента, когда она сама расцепит свои руки и отпустит его, Бреннан с трудом натянул на лицо улыбку и поприветствовал старую знакомую: - Здравствуй, Бриджет. Давно не виделись. - Действительно, давненько. Мужчина хотел еще добавить комплимент, как бы невзначай, мол она совсем не изменилась, не постарела ни на день, но родители еще в детстве научили его не врать людям. Даже таким, как Бриджет. На том роль, отведенная Шону в разговоре, подошла к концу. Бриджет в тот же миг разразилась пламенной речью о том, как же она счастлива тому, что они вдруг так удачно встретились, что это та самая судьба, которая не только столкнулся их в этот день вместе, но и убрала с их пути его жену, царство ей небесное. Женщина, конечно, говорила все это в более корректной форме, но капитан понимал саму суть и этого было более чем достаточно для того, чтобы еще больше ее возненавидеть. Меж тем, пропуская чувственную тираду Бриджет мимо ушей, мужчина вернул внимание к мисс Арандо, которая, извинившись, покинула их шумную компанию и неуверенно направилась к выходу. Бреннану совсем не понравилось ее состояние и тот маршрут, которым она двигалась к дверям. Стоило ей за ними скрыться, как Шон, ни слова не говоря, направился вслед за ней. Он чувствовал неладное, а за двадцать лет работы в полиции он привык доверять своему чутью. Оно его еще никогда не подводило и не предавало.
Оказавшись на улице, мужчина принялся выискивать девушку взглядом. Мисс Арандо куда-то шла, неровно, с трудом передвигая ноги. Со стороны создавалась ощущение, что еще буквально несколько шагов, и она упадет. Бреннан устремился за ней, поймав себя на крайне неприятной мысли. Впереди была дорога. Наплевать, что пустая дорога. Наплевать, что в зоне видимости не было ни единой движущейся машины. Это не имело значения. Только дорога, которая, как подсказывало чутье, отдавала опасностью.
- Мисс Арандо, подождите! - Пытался капитан докричаться до девушки, чтобы она наконец остановилась. Он уже не шел за ней - бежал, искренне надеясь успеть. И как назло, до слуха Шона донесся рев автомобильного двигателя... - Стойте! - Рванув за ней изо всех сил, он не представлял, успеет ли. И что будет делать, ведь она уже стояла на дороге и шла все ближе и ближе к ее центру, как человек, которому внезапно расхотелось жить. Оставалось всего десять-пятнадцать метров. Совсем чуть-чуть. Водитель приближающегося автомобиля вряд ли видел ее в вечерней темноте, а потому без опаски несся, даже не думая снижать скорость. Бреннан не знал, что делать. Не думал, чем это могло закончиться. Что для него, что для нее. Он просто бросился на нее, отталкивая на другую сторону дороги.
Крик, визг тормозов, удар.
- Твою ж мать. - Выругался капитан, распластавшись на асфальте. Пусть у водителя была отменная реакция и он успешно сманеврировал, Шона все равно задело. Плечо пронизывало болью, но, что хорошо, по ощущениям перелома не было. Все лишь сильный ушиб. Что уже хорошо. Значит, легко отделался.

+2

14

Быть... шумом волн, что ты любишь слушать,
К уху прижав холодные ракушки...
(с)

ВЖИИИИИИИИИИХ! Визг тормозов, доносящиеся отовсюду испуганные голоса и резкие, словно истерика, звуки автомобильных сигнализаций через секунду погребли под неописуемой тяжестью децибелов, толкнув вперед, на тротуар. Я как будто со стороны наблюдаю собственные руки, вытянутые вперед, желающие оттолкнуть асфальт прочь, как любое другое навязанное прикосновение, даже если искривлю тем самым земную орбиту, но сознание замерло в одной секунде «до», растянутую на километры в сюрреалистическом переживании чрезвычайного происшествия перед главным входом в арт-галерею.
Позже мне объяснят, что я чудом избежала смерти под колесами автомобиля, и этим чудом был капитан Шон Бреннан, а пока мне хотелось только одного – продлить проживаемое  ощущение, зафиксировать в памяти спинного мозга, и прятаться в него как в спасительный кокон. Холод сковал по рукам и ногам, не давая вдохнуть или выдохнуть. В эту секунду до падения я ощущала себя безымянной молекулой, одной из миллиарда миллиардов, составлявших невыносимой для большинства красоты фрактал забвения. В эту секунду до падения я стала абсолютно счастлива, потому что забыла себя и свою боль. Забыла Джейсона «Шона» Вествуда, отделив образ сталкера от звуков имени капитана Бреннана, и поняла, как глупо и непростительно было поспешное бегство.
Асфальт ударил в ладони, сминая свободный полет сознания и тела, прессуя и спаивая друг с другом, словно душа успела оторваться от физического вместилища. Я хочу вскрикнуть от боли, но лишь захлебываюсь спертым в легких воздухом. Горло обжигает, когда я оказываюсь лежащей на спине. По инерции складываюсь в позу эмбриона, а в голове только одно желание: "Мама! Мамочка, забери меня к себе, мне страшно!" 
Свет фонарей режет глаза, кашель сковывает горло невидимым обручем, чьи-то руки приподнимают над асфальтом, и я стремлюсь к незнакомцу всем телом, борясь с приступом болезненной светочувстительности.
- Анжи, твою ж мать! – голос Рэя доносится сквозь шум бесконечного прибоя, как будто он говорит через морскую ракушку, прижатую к моему уху, - ты когда успела? Ты в завязке больше полгода продержалась, Арандо? Ты же сказала, что внутри безопасно… Какая сволочь ее накачала?! – брюнет рычит не на меня, слава богу, кому-то еще, и это настоящее облегчение, - вы были с ней? Давно она миражит? Полчаса? Час? Она внутри вообще адеватная была?
От отчаяния в его голосе внутри все переворачивается, сжимается под солнечным сплетением и превращается в болевой спазм. Меня выгибает и колотит, и я пропускаю момент, как надо мной появляется новое лицо.
Я смотрю в пронзительно голубые, как глетчерный лед, глаза напротив, и последнее на что меня хватает, перед тем, как взгляд затуманят слезы, отравленные поспешными выводами телохранителя, это схватиться за лацканы пиджака блондина.
- Помогите, пожалуйста, - я не знаю, произношу ли слова вслух, или хриплю, или мольбу можно прочитать лишь по движению губ, - не бросайте меня…
Я не хочу быть одна. Никогда-никогда-никогда! Пожалуйста, не оставляйте меня! Это же неправда, я ничего не принимала, ни таблеток, ни порошка. Я не пьяна. И не больна. Там была только вода. Аквамариновая и прозрачная волна, огромный поток из картины об Эйме. Это она затопила меня, сбила с ног и разнесла о камни, разорвала на части и швырнула прямо в ваши руки.
Скажите же им! [NIC]Ange M. Arando[/NIC] [STA]рецессивный ген[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2qfix.png[/AVA]
[LZ1]АНЖИ М. АРАНДО, 23 y.o.
profession: ведущая телешоу "Here we are!"
family: Yves Arando, Aimee Arando
my demesne: Shean Brennan
[/LZ1]

Отредактировано Ange Arando (2017-04-06 22:39:37)

+1

15

Тишина, витающая в воздухе несколько жалких секунд после столкновения, резко сменилась адским шумом, который становился все сильнее и сильнее. Где-то в стороне кричали люди, что кого-то убили; в другой стороне бедные девушки, заслышав подобное, с визгами бросились бежать куда глаза глядят; из главного входа арт-галереи "Icon" сначала появились двое охранников, а вслед за ними повалили уважаемые посетители, желающие увидеть все собственными глазами и заснять на видео. Пусть и смотреть-то было особо не на что. Так, всего навсего капитан полиции лежал посреди проезжей части, держась за плечо, которое, кажется, выбило при ударе с боковой частью бампера автомобиля. Необходимо было вправить сустав, но мужчина сам это сделать не мог, а потому требовалось помощь медиков, которых, как он надеялся, хоть кто-нибудь да вызвал.
С минуту полежав на прохладной асфальте и восстановив дыхание, Бреннан перевалился на левый бок, здоровой рукой нашел опору и, с трудом удерживая равновесие, поднялся на ноги. Он чуть было не упал из-за обрушившегося на него головокружения, но его вовремя "поймали", поддержав руками за плечи.
- Эй, приятель, ну как ты? - Очень вовремя подоспевшим незнакомцев оказался водитель автомобиля, который, судя по его бледному и до ужаса встревоженному виду, испугался не меньше самого Шона. - Прости, друг, я не думал, что эта выскочит как черт из табакерки. - Капитан не сразу понял, о ком шла речь, а когда, наконец, к нему пришло осознание слов водителя, он взглядом принялся выискивать мисс Арандо, которая, к его великому облегчению, была в полном порядке, как минимум физическом. Рядом с ней стоял незнакомый ему мужчина, но девушка наверняка очень хорошо знала, раз так крепко его обнимала, а потому Бреннан вернулся к своим собственным проблемам, которых, к сожалению, с сегодняшним вечером прибавилось в разы. - Надеюсь, я не сильно тебя помял? Если что - скорая уже едет.
- Все в порядке, правда. У меня просто выбито плечо, даже перелома нет, так что успокойтесь. - Шон говорил ровно, но достаточно тихо. Так, что водителю пришлось старательно вслушиваться в его речь, которая буквально растворялась в гуле надвигающейся к ним толпы.
- Может быть стоит вызвать полицию? - Тревожно поинтересовался водитель, продолжая поддерживать капитана обеими руками.
- Не надо никого вызывать. Заявление я на вас не напишу, поэтому вам нужно будет просто появится завтра в участке с часу до пяти. Спросите капитана Бреннана. Я к вам подойду. - Сначала на лице водителя появилось дюжее облегчение, но с последними словами Бреннана оно исказилось удивлением и непониманием. Он вряд ли мог представить, что сбитый им человек был представителем закона. И это не могло не пугать. Кто знает, вдруг Шон передумает и завтра же предъявит ему претензии на все добрые десять лет строгого режима, если не на все пожизненное. - Ну вот и чудненько. Можете ехать. - Мужчина пожал здоровым плечом и, улыбнувшись на прощение, направился в сторону мисс Арандо. Все-таки нужно было выяснить, все ли в порядке и не требуется ли какая-то помощь. По пути к ней он успел позвонить в участок и вызвать на место ближайший патруль, а также дежурную бригаду криминалистов. Ему нужно было кое-что проверить. Ведь не могло же быть все так банально просто.
- Мисс Арандо, с вами все хорошо? - Стоило ему подойти на расстояние вытянутой руки, как девушка резко схватилась за его пиджак, едва ли отдавая себе отчет в том, что делает капитану больно, и начала просить о помощи. Тогда Бреннан понял, что ничего не было "в порядке", ничего не было "хорошо". И что он вляпался по самое "не хочу, не буду и вообще оставьте бедного старика в покое". - Я здесь. - Уверенно произнес Шон, отцепляя левую руку девушки от своего пиджака. Ему действительно было больно и его не особо волновало душевное состояние мисс Арандо, которая, как он и предполагал, судя по расширенным зрачкам, была под действием какого-то препарата. Возможно наркотиков, но окончательного заключения стоило ждать только от бригады криминалистов. - И никуда не уйду. - По крайней мере до приезда медиков. - Скорая уже в пути. Она приедет через несколько минут и вас осмотрят. Слышите? - Ее осмотрят, поставят физраствор для ускорения процесса выведения наркотиков из организма и дадут успокоительное, а Шону руку за компанию вправят. Так что все будет хорошо. - С вами все будет в порядке.

+1

16

В замедленной съемке вижу, как блондин уверенно расцепляет мои пальцы на его одежде и говорит слова, которые я откровенно ненавидела. 
- С вами все будет в порядке.
И тень этой всеобъемлющего глубочайшего чувства коснулась капитана. Я резко вздрогнула, пытаясь вдохнуть воздух, как выброшенная на берег рыба, но ненависть затопляла меня с головой, удерживая непреодолимыми обстоятельствами. Мне хотелось заорать ему в лицо, выместить всю несправедливость, которая досталась нам с Эйме. Ничего не будет в порядке! Никогда не будет!!! Это я должна была умереть, а Эйме лучше! Бреннан лгал так же, как и все остальные. Но хуже всего было то, что он знал о совершаемом обмане, осознанно  продолжал гнуть эту лицемерную линию поведения.
Его руки холодны, как руки мертвеца, или же у меня жар?... Слезы катились по лицу, по ощутимо горящим щекам, а одна оказывается в уголке губ, теплая и горькая.
На плечи лег чей-то пиджак, я отвлекаюсь от попыток мысленно снять с мужчины скальпель в попытке узнать, о чем же он думает на самом деле. А когда снова поднимаю взгляд, вместо капитана надо мной нависает Рэй. Говорят, ненависть укрепляет человека не хуже всего остального. Именно из ненависти появляются силы заговорить.
- Рэй,… - губы расплываются в нелепой улыбке, - Рэй, отвези меня домой. Мне плохо, малыш. Очень плохо. Я хочу домой, к Эйме.
Он так аккуратно прижимает меня к себе, что мне становится тошно, будто я фарфоровая и уже разбилась. Тем временем брюнет оборачивается куда-то назад.
- Пошел вон, Ричардс. Возвращайся в галерею. Запомни, я никогда не угрожаю. Хоть один снимок Анжи, и ты покойник.
Ричарс, точно. Он хотел сделать имя на подробностях сенаторской драмы, моей драмы.
- Что с мисс Арандо? – еще один знакомый голос…
Кажется, я слышала его в комнате видеонаблюдения. Владелец голоса обратился к Рэю, но я прослушала продолжение разговора, зажимая виски ладонями. Противный визг скорой действовал на мою голову подобно перфоратору.
- Анжи, Анжи, - Рэй явно старается быть нежнее недавнего «гостя» и говорил тихо и медленно: - машина скорой здесь. Сейчас тебе помогут.
- Нет-нет, - лепечу очередное отрицание, -  я не хочу…
- Крошка, пока они тебя не осмотрят, они тебя не отпустят. Придется потерпеть… Постарайся ради меня, Анж. Ради Эйме, и меня.
Мой телохранитель - ужасный человек, он заставляет верить в то, что он говорит, доверять. Почти незаметно киваю, проклиная за правоту. Он неторопливо подводит меня к скорой машине и помогает сесть на кушетку в машине, одновременно пытается снять блокировку с телефона. Я хватаю его за руку, так крепко, что боль напряжение отдается в челюсть. Не хочу его отпускать, но пара крепких ладоней уверенно расцепляет нас, заставляя меня сесть прямо. Теми же сухими, лишенными чего-то личностного и адресного, движениями меня осматривают и исследуют, изредка отдавай вежливые приказания, но однозначно приказания.
Я пытаюсь рассмотреть их, но глаза сами собой слепляются, свет режет и жжет золотым лезвием прямо словно "Игла" Арьи Старк.
- Вас зовут Анжи Микеле Арандо? – владелец голоса направил мне в лицо фонарик.
Резко киваю и шиплю, голова просто раскалывается. Последствия отравления, которые не дают забыть о себе и на день. Стоит ли уточнять, что при малейшей физической нагрузке она тут же напоминает о своем существовании?
- Мисс Арандо, мне нужно услышать это вслух.
Боже! Прекратите это, кто-нибудь!!
- Да, - выставляю руку перед лицом, - только прекратите, я не могу смотреть на свет, пожалуйста.
- Вы принимали сегодня какие-то психоле́птики или релаксанты?
- Нет, - пауза, чтобы собраться на словесный марш-бросок сквозь разыгравшуюся мигрень, - список моих препаратов у телохранителя. Я пила только воду..
- Бренда, посмотрит за ней. Я сейчас найду.. Телохранителя мисс Арандо, - руки медика, удерживающие меня в вертикальном положении до сих пор меняются на более живые и нежные, на колени падает одеяло и меня как будто меньше трясет.
Они вернулись вдвоем, чтобы заставить мою голову раскалываться на сотни кусочков.
- Если она едет, то и я еду, - голос Рэя был взвинчен до предела.
- Ладно, хотя я бы предпочел видеть кого-то из ее родственников…
..Кажется, в этот момент я потеряла сознание. Что было позже, не имею малейшего желания знать. Но судьба не часто спрашивает нас, чего же мы хотим.

Отредактировано Ange Arando (2017-07-03 21:50:45)

+1

17

С каждой минутой вокруг становилось все больше зевак, которые хотели посмотреть, что же произошло такого интересного, раз пребыла не только скорая помощь, но и представители правоохранительных органов. Подумаешь, чуть не сбили человека. Ключевое же слово "чуть". Каждый день в городе сбивают как минимум четверых, а здесь даже толком посмотреть не на что было: ни поломанных машин да фонарных столбов, ни осколков стекол, ни крови. Разве ради этого стоило поднимать такой шум? Определенно не стоило, потому народ медленно, но верно подтягивался к дороге, то задавая бредовые вопросы, то просто мешаясь под ногами.
В ожидании патруля и бригады криминалистов, капитан отошел чуть в сторону от основного места действия, время от времени поглядывая на мисс Арандо, которую тщательно обследовали медики. Поймав себя на мимолетной мысли о том, что нужно будет обязательно взять у них копию мед.карты девушки, мужчина задумался: правильно ли он делал, отказываясь от этого дела? Сомнений не было, что оно проходило совсем не по его профилю работы, однако это ни коем образом не отменяло того факта, что мисс Арандо пришла лично к нему и попросила о помощи, попросила защитить от опасности, которую она видела в своем призрачном преследователе. Том самом, что стал куда более реальным после всего произошедшего. Так, перед Бренанном встал один единственный, но очень важный вопрос: оставить все на волю случая и не ввязываться в неприятности или пойти на поводу у своих подозрений и помочь девушке если не поймать маньяка, который за ней якобы следил, то как минимум дойти до осознания своей психической неуравновешенности?
- Капитан Бреннан? Не думал, что Вы любитель светских вечеров. - Усмехнулся патрульный, выходя из машины. Его звали Даг. Даг Ричардс - человек, с которым Шон вместе учился в полицейской академии и еще на протяжении трех лет после нее катался с ним в одной машине. Только один решил двигаться вверх по карьерной лестнице, а другой, наоборот, держался от ответственности подальше, защищая город не хуже других своих коллег. Частенько бывали времена, когда Бреннан открыто завидовал своему знакомому. Ему также хотелось колесить по городу, отвечать на вызовы и ни о чем не заморачиваться. Не раз он даже подумывал над тем, чтобы вернуться к патрулированию улиц, но каждый раз останавливал себя на мысли, что его аналитический ум принесил куда больше помощи в поимке опасных преступников, нежели в обезвреживании пьяных мужей да истеричных жен.
- Я тоже не думал. До сегодняшнего вечера. - Недовольно процедил мужчина, направляясь к своему знакомому. - Оцепите периметр. Пусть офицеры изымут все записи с камер наблюдения в галерее. Освободите здание и дождитесь криминалистов, они должны быть с минуты на минуту.
- Сделаем, Бенни. После того, как ты сходишь и попросишь вправить себе плечо. На тебя больно смотреть. - Тут патрульный был как никогда прав. Капитану было не то что двигаться, даже стоять больно. Плечо тянуло, а при каждом движение - буквально резало болью. Посему, несмотря на всю свою нелюбовь к медицинскому персоналу, мужчина отправился к одной из машин скорой помощи и попросил парамедиков по-быстрому разобраться с его плечом. Что они, собственно говоря, и сделали в самые кратчайшие сроки: ухватились под нужным углом за руку, пообещали досчитать до трех и на "раз" резко дернули. Шон зашипел, когда сустав вернулся на свое прежнее место. Это было крайне неприятной процедурой. Дернув несколько раз рукой, чтобы боль побыстрее разошлась, капитан взглянул на здание галереи. Патрульные умело и быстро выводили из него гражданских, в момент оцепили желтой лентой всю его территорию и помогли разложиться только-только прибывшей бригаде криминалистов.
Бреннан, отпустив обе машины скорой, направился к ним. Он уже прекрасно знал, что услышит от них. Знал, что мисс Арандо что-то определенно подсыпали в бокал. Однако теперь его куда больше интересовало, какой именно это был препарат. Или наркотик. От конкретики зависел психологический портрет преступника, который Шон обещал себе составить еще до того, как передаст дело своему хорошему знакомому из другого отдела. Сам он этим заниматься не мог, собственно говоря, как и бросить девушку совершенно одну на произвол судьбы. Это было совсем не в его стиле. Все, что он мог сделать в подобной ситуации, это посоветовать специалиста, который всю свою профессиональную карьеру специализировался и работал исключительно с такими случаями. Во всем же остальном у капитана были связаны руки. Он искренне надеялся, что состояние девушки в скором времени стабилизируется и она сможет подсобить расследованию. Надеялся, что в скором времени преступник будет пойман и такой ситуации больше никогда не повторится. Бреннан наделся, что его это больше никогда не коснется.
Он не был хорошим человеком. И уж тем более не был идеальным. Он был самым обыкновенным мужчиной, который категорически не хотел проблем больше, чем мог решить. И чужие проблемы, каким бы святым он ни выглядел со стороны, какие бы намерения не таились в его темной голове и где бы он не работал; чужие проблемы его нисколько не касались. Как говорится, нету тела - нету дела. Таков был его ответ.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Любовь в стакане воды ‡- нельзя утолить эту жажду -