Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Kai
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешности
вакансии
хочу к вамfaq
правилавк
телеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Несколько шагов и Тео останавливается возле ног девушки. Он смотрит так пристально, словно пытается запомнить её образ...Читать дальше
RPG TOP
Forum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ребёнок в добрые руки


ребёнок в добрые руки

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

*тут будет кртиночка когда-нибудь, наверное, я точно не знаю*

Shean Brennan & Joe Fitzgerald
28 апреля 2017
Госпиталь имени Святого Патрика

Ты искренне веришь в то, что твой ребёнок ужинает с отцом, а его неожиданно привозит полиция. What?!

[NIC]Joe Fitzgerald[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qwTH.png[/AVA]
[LZ1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 y.o.
profession: врач приемного отделения;
son: Luis
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qwUj.png[/SGN]

Отредактировано Amelia O'Dwyer (2017-03-19 15:43:15)

+4

2

Рабочий день подошел к концу буквально несколько минут назад. Часы показывали начало одиннадцатого, а офицеры, никуда не торопясь, собирали свои вещи, шумно обсуждая друг с другом планы на вечер. Одни собирались в честь закрытия очередного дела поехать в бар и пропустить по стаканчику, потому как завтра выходной, да и заслужили они, они молодцы. Другие хвастались запланированной на выходной рыбалкой или же выпавшей возможностью провести целый день в кругу семьи. Кто-то лишь улыбался и молчал, не желая портить картину своей культурной программой на вечер и весь завтрашний день. Вряд ли кому-то будет интересно послушать, как кто-то планирует поехать домой, укутаться в плед, включить детективный сериал и смотреть его, в обе щеки уминая чипсы и запивая их газировкой.
У всех без исключения были планы. Только капитан, выходя из своего кабинета, прощаясь с коллегами до следующей недели и покидая пределы полицейского участка, не имел ни малейшего представления о том, чем будет заниматься в ближайшие часы и даже дни. Сара отпросилась к подружке с ночевкой, так что дома его ожидала ненавистная душе пустота. Несмотря на то, что прошло уже почти полгода, он не мог отделаться от ощущения, что все еще можно исправить. Нельзя. Головой он понимал, а вот сердце даже не думало с этим мириться.
В машине, нагревшейся за целый день под лучами весеннего солнца, были душно. Сев за руль, Шон опустил окна с обеих сторон, вытащил из бардачка пачку с сигаретами, взял одну и закурил от зажигалки, которая теперь всегда лежала в глубине приборной панели. Никто не знал, что он начал курить, кроме некоторых личностей из отдела, которые, будучи не врагами самим себе, помалкивали в тряпочку. Это было совершенно не их дело. Да и одна сигарета в день вряд ли могла служить причиной для волнения. Он бросит. Обязательно бросит, но только не сейчас. Сейчас еще слишком сложно.
Глубоко затянувшись и на несколько секунд задержав дыхание, мужчина медленно выдохнул, вставляя к замок ключ зажигания и поворачивая его до характерного рева мотора. Сбив с сигареты пепел, он достал из внутреннего карма пиджака телефон, проверил наличие пропущенных вызовов, точнее говоря их полное отсутствие, и с облегчением бросил сотовый на соседнее сиденье. Ему суждено там пролежать вплоть до утра понедельника. У капитана выходные. Его нет. Даже если на улицах Сакраменто застрелят самого президента США.
Дороги медленно, но верно пустели. Большинство жителей уже вернулось с работы домой, а тех, кто еще добирался, оставалось все меньше и меньше. Пробка, в которой Бреннану посчастливилось застрять при въезде в центр, рассосалась всего за десять с небольшим минут, после чего проезд был абсолютно свободным. Припомнив утро и мысленно заметив, что дома в холодильнике наверняка повесилась уже не одна мышь, капитан решил заехать по пути в магазин и купить что-нибудь съедобное. Не будет же он голодать все выходные.
Заехав на парковку знакомого супермаркета, Шон без особого труда нашел свободное место и там остановил машину. Ему снова хотелось курить, но вместо этого он заглушил двигатель, поставил автомобиль на ручной тормоз, проверил наличие в кармане денег и вышел на улицу. Вдохнув полной грудью свежего воздуха, мужчина направился в сторону центрального входа в магазин, но через несколько шагов неосознанно остановился, заметив неподалеку стоявшего ребенка. Собственно говоря, ничего в нем не было странного и удивительного, самый обыкновенный мальчик лет 5-6 с игрушечным супергероем в руках и маленьким рюкзачком за спиной. Однако внимание капитана он привлек совсем не поэтому. Ребенок стоял совершенно один посреди огромной безлюдной парковки. Просто стоял и смотрел по сторонам, кажется, совсем потерявшись. Бреннан двинулся в его сторону, но стоило ребенку заметить его приближение, как он сразу же резко развернулся и пошел прочь, регулярно оборачиваясь и проверяя, все ли еще гонится за них этот странный незнакомец.
- Хей, мальчик. Остановись, пожалуйста. Я коп. - Удивительно, но дети как никто другой реагировали на полицейских. Они были еще слишком маленькими и до определенного момента искренне верили, что служители правопорядка не могут причинить зла, что они были рождены для того, чтобы защищать мирных жителей! Этот мальчик, к счастью, не был исключением и, услышав последнюю фразу капитана, остановился и обернулся к нему, пусть все еще с некоторой опаской.
- Моя мама говорила, что у каждого полицейского должен быть жетон. - Пробубнил ребенок себе под нос, все сильнее сжимая пластмассового человека, как будто тот мог его защитить. В ответ Шон лишь усмехнулся, снял с ремня полицейский значок и показал его мальчику на вытянутой руке. Тот, постояв немного и посмотрев на незнакомца, сделал сначала один шаг навстречу, а после вовсе подошел к мужчине и чуть ли не вырвал у него металлическую бляшку из рук. - Настоящий? - Честное слово, Бреннан изо всех сил пытался сдержать смех. Этот мальчишка его как будто на детекторе лжи проверял!
- Самый настоящий. Лучше скажи мне, ты здесь один? Где твои родители? - Капитан попытался забрать у ребенка свой жетон, казенная вещь все-таки, но мальчик лишь сделал два уверенных шага назад и спрятал вещицу за спиной. Смелый малый, однако.
- Отвезите меня в госпиталь Святого Патрика. И это не просьба, уважаемый полицейский. Пока вы меня не отвезете, жетон я вам не отдам! - И знаете что? Он ведь еще надулся так, что Шон почувствовал, что будет последней сволочью, если не выполнит "не просьбу" этого маленького мальчика. Тем более, почему бы и нет? Торопиться ему некуда было, отвезет ребенка, после этого заедет в какой-нибудь круглосуточный магазин, а дальше все как и всегда. Ничего не изменится, кроме того, что капитан сделает одно маленькое дельце. С него не убудет.
- Ну хорошо. - Бреннан весело пожал плечами. - Тогда следуйте за мной, уважаемый. - Он без конца улыбался, наблюдая за тем, как мальчик следил за каждым его движением, ступая рядом. Они дошли до машины, он открыл ребенку заднюю дверь и сразу поймал на себе неодобрительный взгляд. Оказывается с мамой он всегда ездил на переднем сиденье. Тогда Шону пришлось объяснить, что место спереди в полицейской машине еще нужно заслужить. Нехотя, но ребенок сел назад. Капитан обогнул машину, опустился за руль, потребовал мальчика пристегнуться и только после этого тронул машину с места.
Дорога казалась сказочной. До госпиталя Святого Патрика было около семи километров. И все время, что они пребывали в пути, тишина ни разу не повисла в салоне автомобиля. Ребенок без остановки что-то спрашивал, а Шон с удовольствием ему отвечал. Бреннану действительно было интересно с этим малым. Гораздо интереснее, чем с некоторыми взрослыми. Мальчик не ныл, не жаловался на жизнь, всем своим видом показывая, что он - полноценный, уверенный в себе человек, которого не нужно жалеть и оберегать. Он уже взрослый, который очень любил свою маму. Мужчина в тот момент всей душой порадовался за ту женщину, которая смогла воспитать такого ребенка. И уже уважал ее.
У госпиталя они остановились в конце двенадцатого часа. Шон сначала вышел сам, а потом открыл дверцу Луису - так звали этого сорванца, - который тут же ухватился за его руку и потащил в здание. - Пойдемте быстрее! - Бреннан не представлял, куда они торопились, но все же ускорил шаг, чтобы ребенку было не так тяжело его тянуть. Они оказались в приемном отделении, где временно остановились. Повсюду ходили врачи, все куда-то спешили. Обстановка капитану некоторым образом напомнила родной отдел во времена огромных авралов.
- Итак, Луис. Где твоя мама?

Отредактировано Shean Brennan (2017-03-20 14:42:45)

+4

3

В приемном отделении больницы никогда не бывает спокойно. Здесь всегда много людей – больных и здоровых, здесь всегда много персонала – врачи, медсестры, санитары и парамедики. Здесь всегда всё в движении. Бесконечно сменяются надписи на табло, бесконечно звучит громкоговоритель. Кто-то кричит, шумят каталки и подъезжающие к крыльцу машины. Здесь не бывает спокойно, но здесь и не бывает хаоса. Приемное отделение больницы – это отлаженный механизм, в котором каждый человек на своем месте, каждый знает свою функцию. Никто здесь не путается и не теряется. Люди, работающие здесь, всегда знают, куда идут, и никогда не впадают в панику. Кажется, что приемное отделение – это отличная игра, а медперсонал – хорошо управляемые роботы, не нуждающиеся в контроле. Именно за замечательную организацию Джо и любила приемное отделение. Ей нравилось быть винтиком в этом большом механизме, ей нравилось работать в команде и менять по четыре раза за час специальность. Когда-то она мечтала о хирургии и грезила об операционной, но стоило ей один раз зайти в приемное отделение – как мечта испарилась и вместо неё появилась влюбленность в эту большую комнату, разделенную на мелкие участки светлыми шторами. Она влюбилась и в ярко-зелёный хирургический костюм, и в шапочку с хаотическим геометрическим рисунком, и в перчатки не по размеру, и даже в вечную нехватку каталок. Она влюбилась в этот мир первой помощи и стала идеальной его частью.
В приемном отделении больницы никогда не бывает спокойно. И сегодняшний день не стал исключением. Утром одновременно привезли двадцать человек – на трассе случилась серьезная авария, простыми царапинами не отделался никто. К обеду привезли больше сорока старичков из дома престарелых – у них что-то случилось на кухне и многие отравились. А к вечеру началось повальное поступление детсадовцев – апрель, самое время для вирусной инфекции. За весь день Джо едва ли присела на пару минут. Она лечила и успокаивала, зашивала раны и брала анализы, вызывала врачей и назначала лечение, не требующего консультации узкого специалиста. Она улаживала конфликты между медсестрами и учила интернов. Джорджия совершенно не замечала времени и то, что ничего не ела с самого раннего утра, когда позавтракала вместе с сыном. Она не замечала ничего, кроме бесконечного потока пациентов и ей казалось, что этот поток не прекратится никогда. Не хватало врачей и медсестер, приходилось бегать между кроватями и пытаться удержать в голове сразу несколько историй болезни. Не хватало бланков для анализов, а интерны постоянно путались и не могли найти лабораторию, чтобы их получить. Не хватало и времени, но Джо привыкла к такому темпу работы, и он совершенно её не напрягал.
В этой жизни девушку напрягало лишь одно: бывший муж. Они с Грэди развелись ещё три года назад, но все эти три года Грэди упорно пытался наладить отношения и вернуть всё, как было раньше. Некогда отличный биолог, преподаватель в университете, Грэди Фицджеральд теперь работал биологом в крохотной лаборатории, лечился от наркозависимости и дважды в неделю бывал на встречах анонимных алкоголиков и тех, кто не умеет управлять гневом. По субботам он посещал психотерапевта, где неизменно рассказывал о том, какая плохая ему досталась жена. А в понедельник ходил к своему адвокату, умоляя добиться разрешения видеться с сыном. Два с половиной года у неудачника Грэди Фицджеральда не получалось ничего, ребёнка он видел лишь издалека и то мельком, а доступ в квартиру бывшей жены ему и вовсе был перекрыт. Но в январе этого года звезды наконец-то сошлись удачно, и суд разрешил ему посещать мальчика, а Джо позволила даже брать его на редкие и недлинные прогулки. Грэди пытался быть хорошим отцом, но у него постоянно что-то не получалось. Несколько раз он забывал сына на детской площадке, покупая потом его молчание мороженым. Он постоянно забывал и про теплую одежду, и про игрушки. Он был плохим отцом, но, правда, старался исправиться. Он даже старался не употреблять наркотики, чтобы не расставаться с мальчиком. Но каждый гребанный раз у него что-то шло не так, и Джо смотрела на него своим одновременно сочувствующим и злым взглядом и закрывала дверь перед носом. Грэди винил во всем свою бывшую жену, она же в ответ винила его. Бесконечные скандалы и ссоры под дверями квартиры, где спит маленький мальчик. Бесконечные крики до хрипоты и желание раскромсать друг друга на кусочки. Неудачнику Грэди даже не удалось расстаться с женой друзьями. А Грэди пытался, пытался всё исправить, чем ещё больше раздражал Джо, которая считала, что люди не меняются. Джо встречалась с Грэди лишь ради сына, которому нужен был отец, но Джо всегда предупреждала, что однажды её терпение лопнет и Луиса Грэди больше никогда не увидит.
Сегодня Грэди выпросил у Джо забрать сына с детского сада. Джо разрешила лишь потому, что больше забрать мальчика было некому. Возвращаться домой в восемь вечера Луис не любил, а забрать его раньше у самой Джо никогда не получалось. Она разрешила Грэди, чтобы порадовать сына и позволить ему хоть пару часов провести с отцом. Луис отца любил, хоть и замечал все его косяки. Джо надеялась, что хотя бы сегодня всё пройдет нормально. Она не видела ничего сложного в том, чтобы забрать мальчика из садика, привести домой и накормить ужином. Ради проверки Джо несколько раз позвонила Грэди, но трубку бывший муж не взял, поселив в душе нотки тревоги. Фицджеральд надеялась, что всё хорошо, и они просто не слышат телефонный звонок, ей, правда, хотелось верить в то, что Грэди – не совсем безнадежный.
Джо отпустила последнего пациента домой, когда за своей спиной услышала знакомый детский голосок:
- Вот моя мама! – Джо обернулась, чтобы убедиться, что ей не послышалось. Ей не послышалось. Посреди приемного отделения, рядом с незнакомым мужчиной, никак не напоминающим Грэди, стоял Луис. Синяя куртка, светлый шарф, джинсы и черные ботинки. Своего сына Джо узнала бы из тысячи. Мальчик и мужчина двинулись к ней, пробираясь через снующий медперсонал. Джо быстро поравнялась с ними и без всякого стеснения подняла сына на руки.
- Что ты здесь делаешь, Лу? Ты же должен быть с отцом! И что я тебе говорила про незнакомых людей?
- Мама, этот мужчина полицейский, у него есть самый настоящий жетон! – Луис восхищался копами и мечтал стать однажды одним из них.
- Ах, полицейский, тогда понятно, - Джо опустила сына на пол, - пойди разденься, где раздеваться ты знаешь, - мальчик убежал, не забыв на прощанье сказать «спасибо». А Джо обернулась к мужчине и представилась: - доктор Джорджия Фицджеральд, и как вы поняли, я мама Луиса. Спасибо вам, что забрали его. Кстати, где его на этот раз забыл мой никчемный бывший муж? – Джо внимательно смотрела на мужчину. А он ей нравился. Особенно он ей нравился за то, что не бросил в беде ребёнка.
- Как вас зовут? Должна же я знать, как зовут спасителя моего сына, – Джо улыбнулась. К ним уже бежал Лу. В больнице он старался не отходить от матери далеко, чтобы не потеряться, - вы не слишком заняты? Я могу вас угостить кофе и пирожными? В больничном кафетерии не ахти какая еда, но многим нравится, - им обоим кофе не помешает, а Лу не плохо было бы покормить ужином, - у меня есть пятнадцать минут, здесь вполне без меня справятся.

[NIC]Joe Fitzgerald[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qwTH.png[/AVA]
[LZ1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 y.o.
profession: врач приемного отделения;
son: Luis
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qwUj.png[/SGN]

+4

4

В приемном отделении было очень шумно и суетливо. Все куда-то торопились, все куда-то спешили. С одной стороны раздавались жалобные завывания, а с другой - душераздирающие крики вперемешку с весьма сомнительными угрозами. В одной углу валялись испачканные в крови ватные тампоны, в другом - разорванные упаковки от шприцов. Один дежурный орал в трубку стационарного   что-то про отсутствие свободных мест и невозможность принять еще двадцать с лишним человек, его напарник же пытался кому-то по сотовому объяснить, что до конца оплаты аренды дома заканчивается только через два часа и он еще может успеть найти деньги. Одни пациенты, ни на что не обращая внимания, бродили по отделению, только и делая, что мешаясь под ногами, другие, наоборот, послушно лежали в своих палатах, проходили самые различные процедуры, пили лекарства и с нетерпением ждали выписки. Вся эта представшая пред взором полицейского картина напоминала самый настоящий хаос. Тот самый хаос, в котором он варился день изо дня, к которому так привык и который сейчас так не хотел видеть.
- Вот моя мама! - Внезапно закричал мальчишка и, вырвав капитана из поверхностных размышлений о бытие медицинских работников в приемном отделении, потащил его в известном одному ему направлении. Мужчина, с трудом успевая за Луисом, чуть не снес собой бедную медсестру, после чего грациозно обогнул (чуть не врезался в) каталку, на которой везли чернокожего парня с дуршлагом вместо грудной клетки. И ведь он еще был жив, и доктора отчаянно пытались его спасти. Не завидовал им Шон. Как хорошо, что ему не нужно было никого буквально вытаскивать с того света. Он делал это более деликатным, если так, конечно, можно выразиться, и гораздо более медленным способом. Бреннан спасал жизни людей, не позволяя другим на них покуситься.
Всего через несколько секунд Луис отпустил руку мужчины и бросился на руки к молодой девушке, которая, судя по ее удивленному выражению лица, совсем не ожидала его увидеть. Ребенок громко заявил про наличие у Шона жетона, который, кстати, он так и не отдал, и, послушавшись маму, убежал избавляться от верхней одежды.
- Очень приятно, доктор Фицджеральд. - Бреннан искренне улыбнулся, сдержав себя от того, чтобы по привычке протянуть руку для дружеского рукопожатия. Ему действительно было приятно познакомиться с этой приятной и по необъяснимой причине притягивающей к себе все внимание полицейского особой. Капитан хотел представиться, но замечание Джорджии про ее никчемного бывшего мужа на мгновение выбило его из колеи. "Она не замужем." Первая мысль, которая пронеслась после этого у него в голове, была именно таковой. И поймав себя на ней, Шон поспешил таки вернуться к разговору. - На стоянке одного супермаркета неподалеку отсюда. Смею заметить, у вас очень смышленый сын. На пушечный выстрел меня к себе не подпустил, пока я не показал ему значок. Теперь вот не знаю, как забрать его обратно. - Мужчина усмехнулся, не пытаясь скрыть уважения и восхищения во взгляде. На самом деле ему не жалко было этой металлической пластинки. Скажет, что потерял, номер аннулируют, а новый вобьют в базу. Ничего непосильного, особенно если значок посеял не рядовой офицер и не патрульный, а капитан полиции и начальник убойного отдела в одном лице. Сделают новый, ничего с ними не случатся. Ибо игрушку у ребенка забирать совсем не хотелось. Пусть играется. Может как-нибудь да пригодится.
- Шон Бреннан. - Представился он, совершенно случайно заметив, что в этот раз обошелся без привычного "капитан Бреннан, убойный отдел". Это было на него совсем не похоже. К тому моменту Луис уже вернулся к ним, без куртки, шарфа, в чистеньких кроссовках и с такой довольной физиономией, что его хоть на ночное небо вешай - будет горечь ярче любой звезды. Переведя взгляд с мамы на ребенка, а после в обратном направлении, Шон потрепал мальчишку по голове и принял предложение о небольшой трапезе. - Да, пожалуй, от кофе я не откажусь. - Как было известно, ему некуда было спешить. Дома его никто не ждал, кроме орущего телевизора и пустого холодильника, и перспектива провести даже каких-то пятнадцать минут в столь приятной компании ему пришлась очень даже по душе.
Однако, не успев сделать и шага в сторону упомянутого секундой ранее кафетерия, Луис вцепился в очередной раз в руку капитана и снова куда-то его потащил. Однако в этот раз Бреннан сопротивлялся гораздо настойчивее, ибо старался держаться с Джорджией на одном уровне. - Он у вас когда-нибудь устает? - Если представить, сколько мальчик ходил-бродил по городу, пока не встретил Шона, и чем занимался до этого - вырисовывалась довольно внушительная нагрузка на молодой организм, который уже должен был лежать в кровати и видеть десятые сны. А уж если учесть тот факт, что он даже капитана успел утомить за время их непродолжительного знакомства, то становится совершенно непонятным, как Луис вообще еще стоял на ногах. Мало того, создавалось впечатление, что ему сейчас предложи на Эверест взобраться - он и то полезет. И ведь доберется до самой вершины!
В кафетерии народу было немного. К тому моменту, как они практически подошли к стеллажам с едой, мужчина потерял всякое терпение и, резко дернув ребенка на себя, заграбастал его в охапку. Тот, сначала толком не поняв что произошло, висел на руке капитана тихо, смирно, однако прошло всего несколько секунд, как вдруг по помещению тут же разнесся то ли детский визг, то ли истеричный смех. - Возьмете мне кофе, хорошо? Черный, если можно, без сахара. - Попросил Шон, унося ребенка к свободным столикам. Поняв, что сопротивляться нет абсолютно никакого смысла, Луис успокоился, перестав кричать и дрыгаться. Бреннан аккуратно водрузил его на стул, поправил на нем чуть съехавшую одежду, после чего сам сел напротив. - Ну и что это было? Зачем же ты так свою маму позоришь? Я же недавно ехал в машине с чудным мальчиком, за которого не нужно краснеть. Им можно только гордиться. А ты тут устроил какой-то дешевый спектакль. Намек понят, уважаемый?
- Так точно. Понят. - Пробубнил мальчишка себе под нос. Обиделся. И правильно. Однако стоило к ним вернуться его маме и поставить перед сыном поднос с едой, выглядевшей, к слову, очень даже аппетитно, Луис прям расцвел. Конечно, за столько времени попробуй не набегать аппетит.

+3

5

Шон Бреннан. Мужчина, который почему-то в отличие от многих граждан, не прошёл мимо одиноко стоящего ребёнка, а решил ему помочь. Мотивы таких людей всегда непонятны и всегда слишком трудны для восприятия, чтобы разбираться в них. Наличие значка не делало мистера Бреннана особенным, сотня других полицейских просто бы передала мальчика в участок и начала искать родителей, которые и потеряли ребёнка. Единицы бы повезли его по нужному адресу, да и ещё и не вычитала потом мать, которая его и забрала. Джорджия ждала, что ей сейчас расскажут и о том, что она плохая мать, и о том, что дети не должны находиться одни на улице, и о том, что не следует отдавать своего ребёнка людям, которым ты не очень сильно доверяешь. Всё это Джорджия слышала так часто, что уже давно могла повторить наизусть. За последние полгода, когда в их с Луисом жизни вновь появился Грэди, ей говорили эту длинную и очень пламенную речь раза, наверное, четыре. И все четыре раза были почему-то направлены в сторону того, что от таких родителей ребёнка следует забрать. Речи полицейских и мимо проходящих ответственных граждан Фицджеральд обычно слушала не очень внимательно, но с очень виноватым выражением лица. Главное было переждать, а дальше всё вновь шло своим чередом. Она ждала речь и от Шона и сильно удивилась, когда речи не последовало. Вопреки ожиданиям Шон похвалил мальчика и не сказал ни слова в сторону неблагоразумных родителей.
- Снова супермаркет, чего и следовало ожидать, - Джорджия пожала плечами. Около супермаркета её бывший муж забывал сына и в прошлый раз – алкоголь для Грэди всегда был важнее, чем ребёнок, брошенный на стоянке.
- Не переживайте, значок он отдаст, нужно только попросить его об этом, - стараниями Джорджии Луис рос мальчиком воспитанным. Он слушался взрослых, никогда не брал чужого и всегда отдавал то, что просили. Ещё мальчик никогда не садился в машины к незнакомым людям, но сегодня винить в нарушении правил Джо его не собиралась. Пусть даже Луису повезло и на пути ему попался хороший человек, настоящий полицейский, говорить ему что-то – лишнее, он и без того всё прекрасно знает. Луис рос мальчиком городским и вел себя соответственно, пытаясь обеспечить свою безопасность. Для пятилетнего ребёнка получалось у него очень хорошо, что не могло не радовать.
На кофе спаситель маленьких, потерянных мальчиков неожиданно согласился, чем вызвал у Джо второй приступ удивления. С каждой секундой, проведенной рядом, он нравился Джорджии всё больше и больше. Симпатия росла, плюсы в большую копилку прибавлялись. На лице невольно расцветала улыбка, а в голове странным образом трансформировались мысли в воздушных бабочек, не способных думать.
Обрадовавшись согласию, Джорджия повела свою команду по коридору в кафетерий. Луис, увлеченный новой ситуацией и находящийся в безумном восторге от того, что познакомился с самым настоящим полицейским, рванул вперед, утаскивая за собой Шона. Джо спокойно шла сзади, совершенно не собираясь торопиться – за рабочую смену она намотала слишком много кругов по приёмному отделению. А поскольку смена ещё не кончилась, то ещё не один километр ей предстоит намотать.
- Нет, иногда мне кажется, что он бегает даже ночью, когда спит, - Джо рассмеялась. Луис не уставал никогда. Даже после длительных спортивных тренировок, которые ему регулярно устраивала Фицджеральд, он умудрялся бегать по квартире и играть в войну в одного. Лу всегда было куда-то надо, он всегда куда-то торопился. Подвижный и любознательный ребёнок, он не мог и пяти минут усидеть на месте. Даже читать он научился на бегу. На бегу он делал всё, что только можно было сделать на бегу. Посадить его на стул было практически невозможно, да Джо и не стремилась. Ей нравилась способность сына не уставать ни при каких условиях.
В кафетерии находились в основном пациенты. Большинство врачей сейчас находились на финальной стадии своего дежурства и старались побыстрее управиться с делами. Если бы не Шон и Луис, Джорджия бы тоже сейчас воспользовалась свободными минутами и заполнила карточки, до которых днём не дошёл ход. За не сделанную работу Джо не переживала, да и была совсем не против кофе.
Краем глаза Джо наблюдала за сыном. Бурный восторг в нём до сих пор не улёгся, он все ещё активно нарезал круги вокруг Шона и был явно от него без ума. Джорджия лишь ждала, когда же у Шона лопнет терпение. Многие быстро устают от активных детей, некоторых они даже раздражают. Джо к сыну привыкла и спокойно переносила его вечное движение. У Шона же вряд ли дома находился такой же ребёнок, поэтому было бы удивительным, если бы он смог не замечать активность мальчика. Он замечал, но, кажется, совсем не раздражался. Правда, терпеть он тоже не собирался, метод решения проблемы весьма удивил  Джо. Оказывается, так тоже можно было сделать: Шон просто захватил мальчика в тиски. Джо успела закрыть уши руками, прежде чем Лу включил сирену. Все кафе сразу обратило внимание на вопящего ребёнка. Кто-то улыбнулся, кто-то же, наоборот, покачал головой, а кто-то просто сделал вид, что ничего не происходит. Последняя группа всегда нравилась Джорджии больше всего.
Шон и Луис ушли за столик, Джо осталась стоять в очереди из немногочисленных пациентов. Она быстро взяла их маленький ужин и вернулась к своим сегодняшним спутникам.
- Ваш кофе, - чёрный, без сахара. Джо никогда не понимала, как можно пить такую гадость. Сама она всегда пила кофе с ужасным количеством сахара. Сахар – это была её энергия и способность быстро соображать в течение хотя бы пары часов. Джо сейчас бы и от полноценной еды не отказалась, но есть было совершенно некогда. За пятнадцать свободных минут нужно было ещё куда-то пристроить Луиса, что сейчас с завидным аппетитом уплетал картофельное пюре с котлетой.
- Кстати, Лу, верни Шону значок, он ведь ему ещё  понадобиться, - мальчик тут же без всяких промедлений залез в карман и вытащил от туда значок. По нему было видно, что расставаться с сокровищем он не хочет, но поскольку очень надо, то он расстанется. Джо Луис обычно слушался, даже не пытаясь проверить, что будет, если пойти матери наперекор.
Разобравшись с чужими вещами, Джо обернулась к Шону. Ей было интересно про него всё, но начать она решила с того, что он полицейский.
- Значит, вы полицейский. А в каком отделе работаете? – вопросы были интересны и Луису, которые знал, что разговаривать во время еды не следует. Джо видела мелькающие в глазах сына вопросы, поэтому задавала их сама. Именно от неё Луису досталась способность быстро и легко находить контакт с незнакомыми людьми. Джо было открыла рот, чтобы спросить ещё что-нибудь, как голос подал ребёнок:
- А вас когда-нибудь ранили? – самый интересующий Лу вопрос. Он всё ещё жевал, но вопрос выпалить успел, прежде чем получил предостерегающий взгляд от матери.
- Моя мама недавно зашивала одного полицейского, у него была очень большая рана, да, мама? У вас тоже была большая рана? – видимо, ничего не могло умерить пыл мальчика. Первый голод он уже утолил и теперь с удовольствием трещал.
- Да, большая, но давай ты будешь кушать, перерыв у меня не бесконечный, а надо ещё тебя куда-то пристроить, - нужно было звонить няне и спрашивать, сможет ли она забрать Луиса на два часа, или мальчику придется болтаться на посту медсестёр.
- Можно ещё один вопрос? Самый последний? – Джо не могла смотреть на умоляющее личико мальчика, поэтому вопрос задать разрешила. Но только один, самый-самый последний.
- А у вас есть свой пистолет? Вы им стреляли в кого-нибудь? – обещание Луис сдержал, больше вопросов не задавал, ел, уминая еду так быстро, что у Джо возникали сомнения на счет степени прожевывания этой самой еды.
- Я доел, можно теперь разговаривать? – Джо надеялась, что сможет сама поговорить с Шоном, но, видимо, с Лу этого не бывать.
- У вас есть дети? Они в школу ходят или в детский сад? Я ещё  маленький, я хожу в детский сад, но осенью пойду в первый класс, - этим фактом мальчик ужасно гордился и сообщал о нем каждому, кто проявлял к нему хоть малейший интерес. Шон же, похоже, был обречен. Луису он ужасно понравился, Джо это видела по довольному лицу сына. Он всегда мечтал познакомиться с настоящим полицейским, и вот его мечта наконец-то сбылась.
- Я оставлю вас на несколько минут, мне нужно позвонить. Лу, не мучай Шона, он, наверное, не привык, чтобы его так пытали.
Джо вышла из-за стола, но осталась в пределах досягаемости. Она звонила няне, а вторым ухом слушала, как Луис продолжает засыпать Шона вопросами. Он, действительно, никогда не уставал, в том числе не уставал и болтать. Няни от него выли ревмя, но всю активность мальчика им компенсировала заработная плата. К слову о нянях. У Джо их было две. Одну можно было позвать ночью, чтобы не будить ребёнка и не тащить его в отделение, а вторая обычно сидела с ним днём и в выходные. Но сегодня они не были предупреждены  и обе оказались заняты. Что делать Джо не знала. Выход был лишь один: оставить Луиса в отделении. За два часа не должно было ничего случиться. Несколько раз Лу уже оставался в больнице, в таком случае он просто сидел на посту с медсестрами, читал книжку или тихонечко играл в свои игрушки, прекрасно понимая, что отвлекать медперсонал не следует.
- Я вернулась к вам. Он не сильно вас замучил? – несчастным и задолбанным чужим ребёнком Шон не выглядел. Кажется, он и Луис понравились друг другу. Джо радовалась появлению необычного друга у своего сына. Она была бы рада, если бы Шон стал и ей другом. Он ей нравился и был весьма симпатичен.
- А для вас, молодой человек, у меня плохие новости: два часа до конца моей смены придётся сидеть на посту с медсестрами, - мальчик быстро скривил несчастное лицо. Оно понятно, ему не нравилось сидеть на одном месте, а бегать по отделению ему никто и никогда не разрешал.
- Что, даже Клара занята? Ну почемуууууу, - Луис практически сполз со стула, показывая  всем своим видом недовольство.
- Даже Клара занята. Ничего, два часа продержишься. Будешь хорошо себя вести, и, может быть, Шон согласится с нами погулять в парке на выходных, - Джо подмигнула Шону. Она надеялась, что он согласиться. В конце концов, одна маленькая прогулка ни к чему не обязывает.
- Вы же не откажетесь, Шон? Мы были бы с Лу рады погулять с вами, если, конечно, у вас нет других планов на выходные.

[NIC]Joe Fitzgerald[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qwTH.png[/AVA]
[LZ1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 y.o.
profession: врач приемного отделения;
son: Luis
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qwUj.png[/SGN]

+3

6

Это выглядело необычным, непривычным и в какой-то степени даже странным. Давно мужчина не помнил себя таким: сидящий поздним вечером в кафетерии отделения скорой помощи и занимающимся воспитанием маленького мальчика, который, кажется, за непродолжительное время их бурного знакомства стал для него, как бы это сказать, не просто новым знакомым мальчиком с горе-отцом, с завидной регулярностью оставляющим своего ребенка на парковке супермаркетов. Шон не переживал, но испытывал неподдельный интерес к этому ребенку и его семье. В частности, его матери, за которой мужчина наблюдал с особым вниманием. Бреннан с благодарной улыбкой принял из ее рук чашку с кофе, мысленно заметив, что у нее очень красивые руки, но от устного комплимента решил воздержаться, посчитав, что в подобном ситуации он будет несколько неуместным. В это время Луис с удовольствием уплетал в обе щеки пюре с котлетой, которые выглядели не столь уж аппетитно, как хотелось бы. Однако, наблюдая за тем, с какой радостью их ел ребенок, капитан непроизвольно подумал о том, а не взять ли ему тоже что-нибудь более плотное. Все-таки дома его ожидал пустой холодильник, с которым особую дружбу не заведешь. Только после того, как сходишь в магазин и забьешь его под завязку продуктами, а сих действий на вечер у Шона в планах уже не было. За целый рабочий день он достаточно вымотался и устал, чтобы сейчас по большей части мечтать только о мягкой подушке под головой и теплой постели. И как только Бреннан окажется дома, он именно этим и займется, но это будет уже совсем другая история.
Джорджия попросила ребенка вернуть Шону значок. На самом деле полицейский был совсем не против получить его обратно, но так же с огромным удовольствием отдал бы его Луису обратно, если бы это гарантировало, что доктор Фицджеральд снова попросит его вернуть и назовет капитана по имени. Это прозвучало крайне странно, по крайней мере для самого Бреннана, потому как даже близкие люди, которых он знал по работе долгие-долгие годы, частенько обращались к нему либо по званию, либо по фамилии, либо "эй ты, мусор", но никак не по имени. В какой то степени он был даже удивлен, причем очень приятно удивлен.
- Я в... - Мужчина только-только ответить, что да, он действительно весь из себя такой почти суровый полицейский, который ко всему прочему работает в отделе по расследованию убийств, причем его непосредственным начальником, но, к сожалению, не успел. Маленький проныра оказался куда проворнее уставшего старика. Шон сдержанно засмеялся, когда ребенок спросил про ранение и рассказал о том, как его мама зашивала другого полицейского, раненного при исполнении. Это действительно выглядело очень забавным. - Да, меня ранили, и не раз. Такая уж у нас работа, Луис. - За справедливость нужно платить и все такое. Бреннан лишь задорно улыбнулся, как бы намекая, что в его словах не было и нет ничего страшного и волнующего. Да, он не раз ловил собою пулю, не раз его резала на улицах какая-то шпана, но все это мелочи. Даже тот случай, когда он с месяц провалялся в коме и чуть не остался на всю оставшуюся жизнь калекой, не имел особого значение. Ведь сейчас Шон жил, здравствовал и имел прекрасную возможность познакомиться с Луисом и его восхитительной мамой, к разговору с которой, к слову, он сейчас так хотел вернуться. Только, видно, не судьба.
- Конечно у меня есть пистолет, как у любого уважающего себя полицейского. - Уважение к себе, разумеется, роли особой не играло, но доля правды в словах капитана все же присутствовала. Бреннан сделал несколько глотков уже несколько остывшего кофе, отметил, что и его в кафетерии готовили довольно-таки неплохо, после чего выдохнул, собрался с духом и принялся отвечать на очередной вопрос неугомонного мальчика. - У меня есть дочка, она через два года закончит школу и станет совсем взрослой. - Может уедет учиться в другой город, может найдет себе молодого человека и выйдет замуж, также оставив своего отца умирать в гордом одиночестве. Шутка, конечно, но Шону было искренне жаль, что Сара так быстро взрослела. Казалось бы, еще совсем недавно мужчина учился пеленать вечно плачущую малышку, учил ее не прыгать через ступеньки, а теперь уже учила она его, а не наоборот. Куда уходят годы. - Ты большой молодец, Луис. Не знаю, как твой отец, но я бы на его месте гордился, что у него растет такой замечательный сын. - И капитан совсем не пожалел, что коснулся темы отца мальчишки, того самого урода, который умудрился оставить своего ребенка поздним вечером рядом с круглосуточным супермаркетом. Шону в какой-то степени даже хотелось побольше узнать о нем, возможно как-то помочь не справиться с ним, а скорее отговорить мать с ребенком от этого человека. Кто знает, что бы стало с Луисом, не окажись Бреннана на той чертовой парковкой. Или появись он там на несколько минут позже. Что тогда? Мужчина много повидал за двадцать лет работы в правоохранительных органах и меньше всего хотел, чтобы Джорджии и Луису довелось столкнуться лицом к лицу хоть с малой толикой того ужаса, в котором ему приходится работать. - Что вы, это пустяки. - Добродушно отозвался Шон, когда доктор Фицджеральд поднялась из-за столика и сообщила, что ей нужно позвонить. Тем временем Луис, решив воспользоваться возможностью по полной программе допросить господина полицейского, обрушил на него гору вопросов. И на все из них мужчина с удовольствием отвечал: и есть ли у него дома собака, и как он учился в школе, боялся ли первого сентября, дрался ли когда-нибудь с одноклассниками, как его наказывали родители за принесенные из школы двойки, кем мечтал стать в детстве, тяжело ли работать полицейским, каково это вообще - быть настоящим копом. Бреннан отвечал, не уставая переводить взгляд с ребенка на отошедшую в сторону Джорджию. Она разговаривала по телефону, и по ее лицу становилось более чем понятно, что итог ее не слишком устраивал. Через несколько минут она вернулась к ним, в связи с чем Луис несколько поутих.
- Совсем нет. Мы с Луисом приятно поболтали. - И неважно, что в основном разговаривал только он. А тем временем Джорджия обратилась к сыну и у них состоялся довольно интересный, пусть и короткий диалог, из которого Шон понял, что до конца смены оставалось несколько часов и на это время некому было присмотреть за ребенком, который в тоже время не мог просто болтаться по отделению и мешаться врачам под ногами. Что-то капитану это очень сильно напоминало. - На этих выходных я абсолютно свободен. - Кивнул Бреннан, соглашаясь на совместную прогулку в парке. На самом деле его радовала не столько перспектива активных выходных на свежем воздухе, сколько возможность еще раз увидеть Джорджию. И наплевать, что они еще даже не расстались. - Послушайте, Джорджия. Я могу вас так называть, правда? Возможно все няни сейчас заняты, но я абсолютно свободен и, если не возражаете, с радостью посижу с Луисом, пока вы не освободитесь. - Может быть и до дома подбросит, хотя что-то Шону подсказывало, что у мамы мальчика определенно должна была быть своя машина. Однако, стоит заметить, все вещи рано или поздно выходят из строя. И Бреннан уже знал, чем они с Луисом займутся в ближайшие два часа.

+3

7

Близилось время ужина. В кафетерии стали появляться пациенты, медперсонал и посетители. Джорджия краем глаза наблюдала за потоком людей, а параллельно слушала болтовню сына и Шона. Это было немного странно, но Шон ей нравился. Она не знала о нём решительно ничего, но уже была уверена, что на него можно положиться. В её жизни так не хватало мужчин, у которых ответственности было, если не больше, чем у неё самой, то хотя бы столько же. Единственным таким мужчиной был её отец, но он был так далеко…
Джорджия исподтишка наблюдала за Шоном, совершенно очарованная его спокойствием и умиротворением. Казалось, что его нисколько не напрягает ни ребёнок, ни шум кафетерия. Казалось, что дома его никто не ждёт. Было в его глазах что-то такое, что заставляло Джо думать, какая драма случилась в его жизни. Воспитание, Луис и совсем недавнее знакомство не позволяло Джорджии задавать неудобные и неуместные вопросы, поэтому она лишь думала, немного застенчиво улыбаясь, когда глаза Шона случайно пробегались по ней самой.
Джорджия решила не осекать сына, активно и совершенно беззастенчиво расспрашивающего Шона. Если бы ей было пять лет, и она бы была маленьким мальчиком, она бы тоже с удовольствием задала массу удобных и неудобных вопросов. Но пока. Стараниями ребёнка Джорджия узнала, что Шон был ранен и не один раз. В который раз Джо убедилась в том, что работа полицейским – ужасно опасная работа. У неё не было других знакомых полицейских, кроме Шона, зато полицейские регулярно попадали на кровати её приёмного отделения. Не проходило ни дня, чтобы не привезли работника участка. И все они были раненными, и всем им требовалась помощь хирурга и травматолога, и все они были уже неоднократно зашиты. Джо восхищало терпение и выдержка полицейских: многих приходилось зашивать без анестезии, но никто из них ни разу не подал голос. Джо по себе знала, что такое, когда игла втыкается в беззащитное тело: несколько больших швов пересекали тело в основном абсолютно здоровой девушки. Повторять героизм полицейских и свой собственный Джорджия совершенно не хотела, ей нравилось выступать стороной, заставляющей проявлять этот самый героизм.
Ещё, благодаря сыну, Джо узнала, что у Шона есть дочь. Взрослая дочь. Джо с самого начала видела, что разница в возрасте у неё и мистера Бреннана не маленькая, и теперь она в этом убедилась. Его дочери было шестнадцать, взрослая девушка, которая уже через пару лет выпорхнет из родного гнезда, чтобы однажды вернуться туда с двумя полосками на тесте и кольцом на безымянном пальце. А у Джо… А у Джо был ещё совсем маленький Луис, что ещё даже не пошёл в школу. Джо, конечно, не годилась Шону в дочери, но они явно были из разных поколений… А это и разница в воспитании, и в восприятии мира, и во взглядах на жизнь. Ощутимая разница, величиною с яму.
И не смотря на все сомнения, поселившиеся в душе Джорджии, её неотвратимо влекло к Шону. Ей было интересно узнать его ближе, рассмотреть его пристальнее, присмотреться к нему внимательнее. Наверное, второй раз в жизни, Джорджия не могла справиться с собственными мыслями: неизменно они возвращались к Шону. Она пыталась думать о бывшем муже… И невольно сравнивала Грэди с Шоном. Она пыталась думать о сыне… И невольно восхищалась способностью Шона, не раздражаясь, отвечать на бесконечные вопросы мальчика. Всё так или иначе сводилось к Шону, раскрашивая щеки Фицджеральд в смущенный розовый цвет. Они только познакомились, и стоило проявлять благоразумие. Стоило попрощаться, заняться непосредственными обязанностями, предварительно пристроив сына на пост медсестер. Джорджия уже собиралась сказать слова прощания, когда Шон предложил посидеть с ребёнком. Он не может быть таким хорошим. Таких людей нет. Джорджия проглотила все слова, не в силах что-либо сказать. Она просто смотрела на Шона, не зная, согласиться ли на такой подарок судьбы или отказаться. И воспитание требовала отказаться, а благоразумие – согласиться.
- Конечно, можете, - единственное, что смогла сказать Джо, не споткнувшись. Если бы он попросил разрешения называть её Джо, она бы тоже согласилась. Она и сама хотела произносить его имя, которое было словно камешек, такое удобное и легкое. Джо всегда нравились такие имена, она и сына хотела назвать подобным, но Грэди настоял на имени Луис… Что ж, Луис – тоже было неплохо и вполне мальчику подходило.
- Вы ведь не обязаны сидеть с моим ребёнком, - и щеки предательски залились краской смущения, - если вам, действительно, не сложно… Вас, правда, не сложно и у вас есть на это время? – Джорджия смотрела на Шона во все глаза, пытаясь убедиться в том, что он хочет сидеть с ребёнком не во вред себе.
- Это очень заманчивое предложение. И знаете, не смотря на все доводы моей головы, я соглашусь, - Луис едва услышал заветное согласие, как тут же завопил «ура», - тише, Лу, мы ведь в больнице, - на самом деле, Джо была благодарна сыну за такое проявление эмоций. Он позволил оторваться от лица Шона и вспомнить, что есть работа, есть какие-то дела.
- Давайте я отведу вас в комнату отдыха, там вы никому не помещаете, - Джо подтолкнула сына к выходу. Мальчик был безумно счастлив. Его оставили с Шоном! На целых два часа! Луис побежал вперед, он прекрасно знал, где располагается комната отдыха.
- Моя смена закончится через два часа. Если что-то понадобится – можете попросить медсестёр вызвать меня, - Джо улыбнулась Шону, - вы спасли и меня, и Луиса, - Джо хотела ещё что-то сказать, даже уже открыла рот, когда запищал на поясе пейджер.
- Извините, мне нужно идти, кто-то поступил. Комната отдыха дальше по коридору, Лу знаете, где, - Джо выключила пищащий пейджер и побежала в приёмное отделение.

Два часа пробежали незаметно. Всё это время Джо даже не вспоминала про сына и Шона: один за другим шли тяжелые пациенты, которых приходилось стабилизировать, прежде чем отправлять в профильное отделение. Бледно-голубой хирургический костюм, белый халат – всё было залито чужой кровью, раствором Люголя и спиртом. Джо едва стояла на ногах. Неимоверных усилий ей стоило сдать смену другому врачу и дойти до комнаты отдыха, которая быстро заполнилась запахами, что пропитали её одежду.
- Наконец-то моя смена кончилась. Как же я устала, - девушка рухнула на кровать, наблюдая за ребёнком и Шоном. Оба тоже, наверняка, устали и мечтали скорее попасть домой, - дайте мне пять минут. А потом я переоденусь и можно будет ехать домой, - всё, на большее Джо была не способна. Она так устала, что каждое слово давалось ей с трудом. Суточные смены слишком утомительны, особенно, когда они под завязку наполнены кровью, криком, страхом и чужой, зачастую неизбежной смертью.
[NIC]Joe Fitzgerald[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qwTH.png[/AVA]
[LZ1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 y.o.
profession: врач приемного отделения;
son: Luis
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qwUj.png[/SGN]

+2

8

- Вы правы. Я не обязан сидеть с вашим ребенком. - Согласно кивнул капитан, переводя взгляд с Джорджии на Луиса. Мальчишка, стоило ему только услышать предложение Шона посидеть с ним, засветился от переполнившего его счастья. Ведь это была прекрасная возможность провести два часа не на посту медсестер, с тоской наблюдая за тем, что происходило в отделении, от скуки рисуя какую-то бессмыслицу в тетради и пытаясь постичь глубинные тайны элементарной таблицы умножения, а в компании настоящего полицейского. Скорее даже не просто полицейского, а человека, к которому он проникся неподдельным интересом. Мужчина, улыбаясь, потрепал Луиса по голове. Он ему тоже очень нравился. Как и его мама. - Утруждай меня это, я бы вряд ли здесь сейчас сидел, не находите? - На выдохе произнес Бреннан, возвращаясь взглядом к Джо. За те несколько секунд, уделенные мальчику, он, кажется, успел по ней соскучиться. - Впереди выходные, а дома меня ждет только молчащий телевизор с пустым холодильником. Дочь уехала к дедушке с бабушкой, так что мне некуда торопиться. - Если только на работу, где его ждали с момента окончания смены, которая, к слову, подошла к концу меньше трех часов назад. Однако Шон не собирался появляться в участке до вторника, имея на то полное право. - Мне будет приятно провести пару часов с Луисом. Соглашайтесь. - С какой стороны не посмотри, этот вариант был идеальным из всех возможных. Джорджия сможет спокойно (насколько это вообще возможно) работать, не отвлекаясь на волнения за своего сына, а Бреннан, в свою очередь, не только проведет время с пользой и сделает доброе дело, но и сможет побольше узнать о девушке и сделать все, чтобы они обязательно встретились еще раз. И еще раз. Удивительно, но мужчина уже ощущал необъяснимую тоску, словно сознавая той печальный факт, что в скором времени все закончится, толком не успев начаться. К сожалению, тому была масса причин.
Ведь это элементарно. Шон не мог утверждать возраст доктора Фицджеральд, но отметил для себя, что ей было не больше тридцати. Тогда как ему во всю шел пятый десяток. У них обоих были дети, причем достаточно разных возрастов: Сара заканчивала школу и думала над поступлением в институт, а Луис домучивался последний год в детском садике и без конца грезил о поступлении в первый класс. Также, несмотря на некоторые нововведения в жизни Бреннана, он оставался занятым человеком, полицейским, который не только ответственно выполнял свою работу, но и любил ее. Сколько бы раз он не утверждал обратное. Джорджия же работала в отделении скорой помощи, вряд ли имея более разгруженный график. Мала вероятность того, что у них будет выпадать возможность встретиться чаще раза-двух в месяц. В то же время Шон не имел ни малейшего желания жить от встречи до встречи и почему то был заведомо уверен, что такой вариант не устроил бы и Джо. И если бы на том список рекомендаций держаться друг от друга подальше заканчивался, возможно, все было бы не так плохо, как казалось. Однако у Фицджеральд был муж, а у Луиса - отец, с которым, судя по всему, они активно поддерживали связь. Кто знает, может, заметив на горизонте конкурента, он наконец осознает, что на самом деле теряет в своей жизни, исправиться, станет примерным отцом и замечательным мужем и вернется в семью.  В семью, где его обязательно примут, несмотря на все то прошлое, что он успел заполнить крайне неприятными воспоминаниями. Бреннан слишком часто видел такое и не мог исключать подобный исход в случае с Джо. К тому же, куда ему ударяться в тяжкие на старости-то лет? Кто знает, как отреагирует Сара на появление у него новой знакомой и чем вообще это может закончиться. Ведь Шон когда-то очень давно, больше двадцати лет назад наивно полагал, что у них с Аланой тоже все будет хорошо. И все было на самом деле просто восхитительно, пока однажды это "все" не оборвалось ее неожиданной смертью. Однако сейчас не об этом...
Кафетерий наполнил радостный детский крик. Мама Луиса наконец сдалась и согласилась принять предложение капитана, в связи с чем ребенок больше не мог держать внутри себя клокочущие эмоции. Удивительно, но Джорджии удалось его успокоить, хотя бы на некоторое время. Мужчина одним глотком допил оставшийся кофе, поднялся из-за стола и направился вместе со всеми к выходу из кафетерия.
- Идите работать. - Настойчиво сказал Шон. Со стороны могло показаться, что он буквально прогонял девушку. - Мы с Луисом будем ждать вас через два часа. - Капитан, сам того не ожидая, искренне обрадовался писку пейджера доктора Фицджеральд. Извинившись за необходимость уйти, она вернулась к своей работе, оставив Бреннана и Луиса одних. Кажется, только этого они оба и ждали, потому как стоило Джорджии скрыться за дверями комнаты отдыха, они дружно переглянулись и хитро подмигнули друг другу.

Два часа прошли весьма и весьма плодотворно. К их окончанию оба заговорщика заметно притомились и, закончив с воплощением коварного плана в жизнь, приняли единогласное решение в необходимости хотя бы пятиминутного отдыха. Устроившись на небольшом диванчике в комнате отдыха, они сидели, разговаривали о том, трудно ли лишать жизни людей. Пусть Луис был слишком маленьким для того, чтобы обсуждать такой вопрос, на который хватало не всех взрослых, он не только внимательно слушал капитана и его лекцию на тему гуманного отношения к человеческой жизни, но и вставлял достойные комментарии, каждый из которых был объяснен и корректно аргументирован.
Их дискуссия продолжалась достаточно долго. До тех пор, пока мальчик, удобно устроившись на колене Бреннана, не заснул. Не найдя поблизости (на расстоянии вытянутой руки, дабы случайно не разбудить ребенка) пледа или чего-то наподобие, Шон снял пиджак и накрыл им Луиса. После чего сам откинул голову назад и прикрыл глаза. Все-таки проведенные практически целые сутки на ногах давали о себе знать.
Мужчина не был точно уверен, сколько времени он пребывал в полудреме, пока в комнату не зашла Джорджия. Взглянув на часы, он понял, что прошло всего полторы минуты и в какой-то степени даже обрадовался этому.
- Вот, возьмите, - прошептал Бреннан, протягивая девушке бумажный стакан с кофе, - он еще теплый. - Капитан по себе знал, что после тяжелой рабочей смены кофе - первое и единственное, о чем думают практически атрофировавшийся мозг и измученное тело. Всего навсего стакан с кофе, который позволит привести себя в порядок и добраться до дома.
Когда девушка опустилась на диван, Лиус лишь недовольно что-то промычал, не желая терять нить подходящего к развязке сна, и лишь сильнее прижался к ноге мужчины, которая служила ему хорошей подушкой. Шон осторожно гладил его по плечу и наблюдал за измученной Джорджией. Ее внешний вид оставлял желать лучшего. Бреннан был более чем уверен, что мальчик не раз видел мать в таком состоянии, но в тоже время был рад, что в настоящий момент ребенок спал.
- Вы далеко живете? - Тем же шепотом вопросил Шон, пусть это не имело никакого значения. Даже если бы они с Луисом жили на другом конце города, он бы все равно предложил: - Давайте я вас отвезу? - Бреннан не стал добавлять, что "отказы не принимаются", потому как отказ был попросту невозможен. Если вдруг она решит не утруждать его и поехать домой самостоятельно, то гарантированно не сможет завести свою машину. Если она вдруг решит не утруждать его и вызвать такси, то гарантированно не сможет найти и доллара для того, чтобы заплатить таксисту. У нее не было выбора. - Не стоит в таком состоянии садиться за руль.

+2

9

Джорджия была действительно очень благодарна Шону. Он помог ей справиться с безмерно активным ребёнком, не запихивая того в рамки и не упрашивая медсестёр приглядеть за ним, пока она сама будет латать чужие раны и спасать чужие жизни. Не иначе как Шона послал Господь Бог! Ему, видите ли, нетрудно посидеть с чужим ребёнком, ему нетрудно повозиться с ним два часа. Простая помощь, продиктованная добротой и широтой души, растрогала Джорджию. Она привыкла справляться со всем сама. Три года назад от них ушёл Грэди, уже целых три года они с Луисом жили в свое удовольствие, решая насущные проблемы вдвоем, не привлекая других людей. Уже целых три года они были лишь одни друг у друга. Джорджия целиком посвящала всё свободное время единственному сыну, а Луис с удовольствием отплачивал ей за это своей бесконечной любовью. В маленьком мирке Джорджии и Луиса всё было прекрасно, всё было стабильно, и никто им был не нужен. Да и они сами не стремились пригласить кого-то в свою богатую на события жизнь. Но вот вдруг рядом появился Шон, и Джорджии сразу стало понятно, чего им с Луисом так не хватало: третьего человека. Внимательного, доброго, готового помочь. Шон казался каким-то неожиданным подарком, удивительным сюрпризом. Он был таким… кажется, таким привычным, что Джо уже не хотела его терять. Она была уверена, что и ей, и малышу Луису с ним будет интересно и познавательно, и что он сможет позволить им побыть слабыми и нуждающимися в помощи. Она была уверена, что Шон – тот самый оплот надежности и спокойствия, о котором можно только мечтать, пусть и в данный момент не сильно в нём нуждаться.
Джорджия сидела  на диване, наблюдая за сыном. Мальчик спал, мило посапывая во сне. Его, кажется, нисколько не смущало то, что спит он на коленке у Шона. И поза наверняка не казалась ему неудобной: мальчик свернулся клубочком, подтянув колени куда-то под подбородок. Джо улыбнулась, заметив, как Луис подобрал под себя руку. Он всегда так спал, сколько Джо его знала. Кажется, сама Джорджия была безнадежна: она умилялась собственному спящему ребёнку. Хотя, несомненно, она умилялась и тому, как неподвижно сидит Шон, чтобы не разбудить уставшего мальчика.
Руки приятно грело тепло стакана с кофе. Джорджия не пила, просто сидела, набираясь сил. Она безумно устала за эту бесконечную смену. Болела каждая мышца. Болели даже те мышцы, о существовании которых в своем организме Фицджеральд не подозревала. Нет, она, конечно, знала, что где-то они там есть, но никогда их не чувствовала. Что ж, прекрасная возможность понять, что ты ничем не отличаешь от тех людей, что нарисованы в разделе «миология» в анатомическом атласе.
- Нет, минут сорок езды отсюда, - Джо с интересом посмотрела на лицо Шона. Хочет увезти их домой? Они с Луисом жили в одном из достаточно элитных районов Сакраменто, в большой и удобной квартире. Зарплата Джорджии позволяла им выбирать жилье по своему вкусу, а выдаваемым государством кpeдит, за который часть суммы внесла больница, позволял забирать это жилье в частную собственность. И Джорджии, и Луису нравился их район, они бы ни за что не променяли его на что-то другое. Рядом с их большим четырехэтажным домом были целых два парка и недалеко располагалась отличная школа, куда Лу должен был пойти летом. Всё в нём же были школы, где Лу занимался дополнительно, и целая куча детских площадок, из которых мальчик с большим упоением выбирал лучшую только на сегодняшний день. Джорджия нисколько не жалела о вложенных средствах и надеялась, что ничего не потеряла.
- Хорошо-хорошо, я согласна, - впрочем, как и ожидала, Джорджия услышала предложение отвезти их домой. Сначала она хотела отказаться, в конце концом, на парковке стоял её собственный автомобиль, и она не в первый раз возвращалась домой со смены, но потом, поглядев на решительно лицо Шона, решила сдаться на его милость. Ладно, черт с ним, всё равно бы заставил сесть к нему в машину и продиктовать адрес.
- Я пойду тогда переоденусь, а то мы и так вас с Лу сегодня нагло эксплуатируем уже, наверное, часа три, - Джо широко улыбнулась и встала с дивана. Надо было идти в раздевалку, менять одежду и избавляться от больничных вещей.
Вернулась Джорджия в комнату отдыха через десять минут. Испачканный светло-голубой хирургический костюм и белый халат сменили самые простые джинсы и свободного кроя рубашка с рисунком в виде корабликов. С собой у девушки в руках была верхняя одежда Луиса и собственная тонкая куртка. Джо старалась зайти тихо, чтобы не разбудить ребёнка, но Луис уже сам проснулся.
- О, мама! Ты уже вернулась! - мальчик счастливо улыбался, всё ещё прилипая к Шону. Маленький фанат большого полицейского. Если бы мог, Луис бы, наверное, не отлипал от Шона никогда, так бы и шёл с ним в комплекте.
- Да-да, вернулась, сейчас домой поедем, - Луис заметно погрустнел. Видимо, не хотел расставаться с Шоном. Джорджия его прекрасно понимала, она бы и сама с удовольствием провела ещё пару часов в компании полицейского. Но было уже слишком поздно, всем пора было возвращаться домой и укладываться в свои тёплые кровати.
- Мы на своей машине поедем? – Лу уже окончательно проснулся и натягивал на себя курточку.
- Нас отвезет Шон, он боится, что мы с тобой слишком устали и не доедет самостоятельно, - Джо улыбнулась Шону, параллельно поправила ребёнку воротничок и аккуратно завязала тоненький шарфик.
- Мы, правда, устали. Очень-очень устали, да, мама? – говорящая шкатулка по имени Луис никак не могла угомониться.
- Правда-правда. Ну, мы готовы. Можем идти, - Джо подтолкнула ребёнка к выходу, поправила пейджер, висящий на поясе брюк – даже не смотря на то, что её смена закончилась, при острой необходимости её в любой момент могут сдернуть с кровати и вызвать в госпиталь. Потом она дождалась, пока оденется Шон, и пошла рядом с ним, не спуская глаз со скачущего впереди сына. Смотреть за Луисом было уже вроде рефлекса, Джорджия даже не замечала, что постоянно держит ребёнка в поле зрения.
- А вы далеко живете? – Джо повторила фразу Шона. Ей, правда, было интересно, - а то может нам с вами вообще в другую сторону… - они, не торопясь, вышли из больницы и пошли в сторону парковки. Луис в темноте стал более смирным и пошёл рядом с матерью, крепко держа её за руку. Он, конечно, был храбрым, но всё равно ещё слишком маленьким мальчиком. Рядом с мамой он чувствовал себя защищенным и в то же время гордо всем сообщал, что это он её, маму, защищает от такой страшной темноты.
Они благополучно добрались до машины Шона и так же благополучно расселись по местам. Луиса Джо усадила назад, а сама села вперед, чтобы спокойно поговорить с Шоном. Луис намеревался и сам поговорить с Шоном, но уснул сразу же, как только машина сдвинулась с места. Новые впечатления, незабываемое знакомство, приключения утомили даже такого неутомимого ребёнка, как Луис.
- Шон, а можно я.. мы с вами перейдем на «ты»? – внезапный порыв вылился в совсем неожиданную фразу. Джо улыбнулась, демонстрируя хорошие намеренья. Никто ведь, совсем никто не запрещает им дружить. Если же Джо упустит возможность подружиться с самым настоящим полицейским, Луис на неё обидится, а меньше всего она хочет, чтобы её ребёнок на неё же дулся. Ну и … не стоит, наверное, и врать самой себе, Джо бы тоже себе не простила, если бы не подружилась с Шоном.
- Ты, - Джорджия в первый раз попробовала это такое приятное местоимение, и оно ей так понравилось! – сегодня стал для нас с Лу самым настоящим героем дня. Надеюсь, мы не сильно утомили? Не хотелось бы начинать общение с того, что мы тебя с Луисом сломали, - Джо говорила тихо, поддерживая сонную атмосферу в машине. Не хотелось будить ребёнка…А поговорить хотелось. Хотелось наверстать упущенное и как-то ближе познакомиться с человеком-спасителем собственного сына.
[NIC]Joe Fizgerald[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qwTH.png[/AVA]
[LZ1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 y.o.
profession: врач приемного отделения;
son: Luis
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2qwUj.png[/SGN]

+3

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ребёнок в добрые руки