Мирону бы сейчас улыбаться, как на баттлах, запрокидывать голову и смотреть с издевкой из-под неуместно пушистых ресниц. Мирону бы сорить колкостями, как деньгами... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 26°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
Francine
[vk: romanova_28]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » go faster


go faster

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://funkyimg.com/i/2rtWS.gif

______________
Romana Wilson& Tony Danziger
- - - - - - - - - - -
Monday | 13.02. 2017
Sacramento, USA
- - - - - - - - - - -
Все куда-то спешат, у каждого свои планы...
Но, порой планам приходится подвинуться, когда в свою силу вступает господин Случай...
К добру ли только?
______________

Отредактировано Tony Danziger (2017-04-08 18:07:09)

+2

2

Город имеет дурную привычку давить на голову, и дело заключается не в погоде и не в загазованном воздухе - в чем-то другом, чему слово подобрать слово никак не удается. Это точно не гул голосов, перемешенный с шуршанием шин и прочими техногенными звуками, что порождает собой этот муравейник - этот звук скорее успокаивает, дает понять что не ты один в этом бесполезном и загубленном мире, который почему-то называют прогрессивным, это точно - не толпа и не клаустрофобия - замкнутых пространств Романа не боялась. Нет, здравый смысл всегда присутствовал и добровольно запирать себя в сейфе и сбрасывать с моста мисс Вилсон точно бы не позволила. Трюки в духе Дэвида Копперфильда она оставляла каскадерам, скромно забирая себе роль незримого и незаметного "творца судеб", как шутливо как-то ее окрестил младший брат.
На Джима и его подколки Романа зла не держала. Когда живешь бок о бок с человеком из года в год, видишь как из ничего формируется что-то, как обиваешь собственные края о кого-то и этот кто-то так же скалывается и шлифуется, как и ты сама - ты просто не можешь не знать что по большей части прячется за нерушимым фасадом и какая именно воображаемая часть крыши дала течь и принялась ехать. У Джима ехала почти вся крыша. Но отправлялась в вольное путешествие она с огромным парусом и под звуки фанфар. И это, как выяснилось было чертой семейной. У старшей его сестры тоже не все было с головой в порядке - другой причиной объяснить ее ровно годовалую попытку отрастить крылья на автостраде объяснить было невозможно.
Ее сняли. Хорошенько встряхнули. Накачали антидепрессантами до рвотных приступов, но в итоге она даже вроде как пришла в норму. Проблемы начались в другом. Она настолько нагрузила себя работой, чтобы не сидеть без дела, и чтобы в ее жизни был хоть один стабильный якорь, что про все остальное забыла напрочь. Настолько, что если бы не флешмоб устроенный Хани Амстронг, и к  которому она как-то умудрилась приобщиться, то Романа бы забыла бы даже и про существование Рождества. В таком случае за дело взялась бы уже миссис Вилсон - а этот танк, сумевший в свое время усмирить и посадить на цепь военного, от нее и ее личных переживаний оставил бы пшик в лучшем случае.
Но на счастье, тяжелая артиллерия не понадобилась и дело обошлось только навязчивыми ежедневными звонками от брата, который чувствовал перемены ее настроения лучше чем любой барометр. Жалко, что не мог только Джим на них воздействовать - все его попытки утихомирить сестру выглядели комично, вплоть до того, что тот заявился к ней на работу во время читки сценария, поднял ее вместе со стулом и попытался вынести из зала под дружный хохот всей команды. Смешно было всем, кроме самой Романы. Но зато эта выходка решила пару дыр в сценарии, в которые так старательно все угодили. Как этот супермен прошел блокпост охраны незамеченным и по сей день осталось загадкой, потому что на вопрос заданный в упор мелкий небрежно отмахнулся, промямлив что-то вроде того, что у физиков тоже есть суперсилы, и вообще если повезет он будет новым Батманом. За то получил отнюдь не дружеский тычок в бок и обещание подарить ему на День святого Валентина самого отвратительного розового единорога, которого она только найдет в Сакраменто. Об этой угрозе Джим, конечно же, забыл, а вот она не забыла и теперь третий день подряд в обнимку с телефоном прочесывала все окрестные магазины в поискать того, что заказать на aliexpress или найти на ebay уже не успевала.
Розовый единорог. О чем она вообще думала? Мир был заполнен плюшевыми медведями всевозможных размеров, огромными сердцами, шоколадными конфетами и воздушными шарами от одного взгляда на которые можно было заработать себе сахарный диабет третьей степени. Все это скупалось ошарашенными мужчинами в надежде заполучить избранницу к себе в постель. Если честно женщина под тридцать разыскивающая розового единорога казалось зрелищем жалким. Но эту мысль от себя Романа отметала, упорно продолжая свои изыскания в поисках чего-то настолько приторно-сладко-пушистого, что у любого здравомыслящего человека свело бы челюсть. А что ей еще оставалось делать? Очередной нарисовавшийся было на месяц бойфренд растворился в тумане, столкнувшись нос к носу с совершенно отвратительным ее характером своей пассии. По крайней мере именно фраза "ты не выносима" была его главным аргументом. 
К середине третьего дня гадость с клубничного цвета гривой и  тут же получившая прозвище Пинки была найдена, приобретена и упакована в фирменный пакет одного из некрупных сетевых магазинов. Можно было радостно выдохнуть и еще немного побродить по торговому центру - авось здесь на вешалках затесалось что-то ее размера. Это не значит что она будет что-то покупать, можно покривляться перед зеркалом в примерочной и в очередной раз убедиться, что в магазинах для нормальных людей ее возраста просто не существует ни первого ни третьего размера. Да, это стоило сделать. И заодно потешить свое самолюбие.
С этой радостной мыслью Романа добежала до уже начавшихся закрываться дверей лифта и протиснулась между створок до того как они окончательно схлопнулись.
- Ух, успела... этот зверюга еще не такое может, -вообще, не стоило так уж торопиться... Но в этом же половина удовольствия- рвануть на перегонки с кем-то.

+1

3

Кажется, еще совсем недавно в холе торгового центра красовалась высокая елка, что доставала едва ли не самого купола торгового центра, а возле нее разбился небольшой филиал помощников Санта Клауса, к которому из года в год выстраивалась целая очередь из детишек и сопровождавших их родителей. Ведь каждый ребенок желал сесть на колено к Санте и попросить у  него исполнить их заветную мечту, или принести тот самый, заветный подарок, о котором каждый ребенок мечтает, не подозревая о том, что «магия» праздника, на самом деле, куда проще, чем может показаться. Ну, а их заботливые родители бдят и стараются до поры до времени угодить своей ребятне с достойным подарком, который поможет поддержать это ощущение праздника и продлит желанную магию Рождества на целый год вперед, делая именно этот праздник самым ожидаемым и любимым в мире. Но, тем не менее, время идет и быстро проходит. Уже на улице далеко не зима, а весна вступила во все свои права и полноправно заявила о том, что и жителям Калифорнии стоит позаботиться о смене своей одежды на более легкую и яркую. И заглянув в несколько магазинчиков, как детских, так и для более взрослых посетителей, темнокожая женщина присмотрела некоторые приятные обновки для мужа и детей, не смотря на то, что сейчас Рождеством даже не пахло. Впрочем, кто сказал, что подарки нужно делать только в честь какой-то особенной даты или праздника? Чтобы сделать любимым и дорогим людям, особенного случая не должно понадобиться.
Однако целью посещения торгового центра был вовсе не шопинг, как бы это не звучало странно. Исключительно дело привело Тони Данцигер в торговый центр, где она должна была встретиться с менеджером, чтобы обсудить права на аренду торгового помещения, в котором ее лейбл в последнее время все-таки начинал нуждаться. Как бы там ни было, а дело постепенно росло и разрасталось, как и количество желающих просто прийти и померить, присмотреться к тому, как сидит дизайнерское изделие на малыше и потом еще провести несколько дней в размышлениях – а оно нужно маленькому растущему организму? Определенно, такие залетные птицы несколько мешались под  ногами на студии, где зачастую Тони встречалась со своими клиентами, если не переносила встречу куда-нибудь в более удобное место. Но, помимо такой банальной необходимости, вроде примерки и размышлений клиентов, что несколько мешали творческому процессу на студии, где уже успела формироваться за чуть больше чем полгода достаточно квалифицированная и дружная команда единомышленников,  речь шла именно в увеличении продаж одежды под именем Пейтон. И в это темнокожей женщине до сих пор было не просто поверить.
О, нет! Не такого ожидала Тони, начав банально заниматься пошивом одежды на заказ и чисто «для своих» знакомых, среди которых все больше и больше начало появляться знакомых и друзей ее знакомых...
Впрочем, этот день обещал быть богатым на события, поскольку помимо встречи с менеджером торгового центра, у Тони намечался выезд за город, где ей предстояло осмотреть процесс строительства их нового семейного гнездышка, что уже к лету должен будет быть завершенным. Правда, домик уже был практически готовым. Оставалось только завершить внешнюю отделку дома, и приступить к внутренней части, что требовала, пожалуй, большей бдительности, в виду того, что следовало продумать каждую деталь дома, каждая комната которого должна соответствовать желаниям и интересам каждого жителя этого самого домика. И ведь в нем теперь даже было продуманно место жительства их нового пушистого любимца, что совершенно случайно нашел путь в дом Данцигеров. Большой пушистый Хрумчик (да-да, вы не ослышались!), у которого был, несомненно, самый лучший аппетит в семействе, поскольку ел он буквально все – и мясо, и овощи, и фрукты! Так что, можно сказать, что благодаря новому питомцу холодильник в доме Данцигеров стал более пустым, чем обычно, а на полу кухни перестали валяться крохи, потому что вечно голодный хаски выедал все без исключения. Даже с виду не съедобные вещи, но это уже ненужная лирика.
Улыбнувшись своим мыслям о сыне и его любимце, который совершенно необычным путем попал к ним, Тони сверилась с часами на своем мобильнике, когда направилась к лифту, что должен был подобрать ее на втором этаже торгового центра и доставить на четвертый – именно там и должен был дожидаться ее менеджер. Вообще, стоит отметить, что привычка пользоваться лифтом выработалась совершенно неожиданно, благодаря совместным путешествиям Тони с дочерью, вместе с которой они не единожды заходили в магазин, отведя Ноа в школу. Но сегодня дочь осталась с няней, тогда как Пейтон могла куда больше времени посвятить делам, освободившись от которых, сможет вернуться домой раньше, в отличие от того времени, когда моталась вместе с Энджи, что постоянно требовала у нее внимания или кушанья.
Пропустив нескольких посетителей, которым нужно было покинуть лифтовую кабинку, Тони перешагнула ее порог и подсознательно улыбнулась миниатюрной женщине, а то и подростку – с виду было сложно сразу сказать! Впрочем, глядя на таких худеньких дам, обычно подсознательно думается о том, как им хорошо – можно кушать, сколько хочешь, и не оглядываться на фигуру. Ведь, как бы там ни было, а на бедрах темнокожей женщины в полной мере отразились две ее беременности. И, по правде говоря, Тони давно записалась бы в тренажерный зал, если бы у нее было побольше времени для себя.
- Ой, извините, - произнесла Пейтон, заметив, как ее пакеты мешают женщине, возле которой она и остановилась, чтобы дотянуться до кнопки в лифте. Но, не преуспев в этом, она обратилась к ней с призывом о помощи: - Вы не могли бы, нажать кнопку? Не могу дотянуться. Пакеты мешают. И вроде не тяжелые, но такие объемные... - добавила она виновато, улыбнувшись.

+2

4

Лифт явно был изобретением века, из разряда нейлоновых колготок, стиральных машинок, самолетов и телевидения. Почему эти пять вещей оказывались в одном логическом ряду Романа явно не могла объяснить, ее мозг вообще соединял вещи совершенно в хаотическом порядке, придумывая объяснения тому, что никто другой объяснить не мог. Единственный недостаток такой системы отношений - в общество она вписывалась с трудом. В подростковом возрасте подобное "безумие" казалось понятным. Хорошие оценки с лихвой компенсировали ее экстраординарные выходки, и что на ее прогулы, что на нарушения правил учителя как-то закрывали глаза. В колледже странности служили хорошую службу- ее хвалили за креативность и нетипичный подход к проблемам. А вот в обычной жизни они были излишними, тянули ко дну, помогая лишь в одной единственной сфере - в работе, позволяя с легкостью выходить за шаблоны историй. Благодаря такому механизму больше не нужно было отмерять километры по ступеням вверх и вниз, больше не приходилось с одышкой взбираться на этаж так седьмой. Но у него была другая, темная сторона - время от времени машины устраивали забастовки, иногда даже беря заложников.
Но об этих инцидентах многие забывали, да и случалось такое настолько редко, что если среднестатистический житель попадал в число этих заложников раз восемь за свою длинную жизнь, то это уже казалось нонсенсом. Особенно, в условиях современной электроники, которая разве что кофе сама не варила. Хотя, нет, варила, правда все еще не умеючи. Люди, даже пару раз подряд попадавшие в лапы подчиненных грядущему Скайнету, упорно заходили в приветливо распахивающие свои двери кабины, чтобы сэкономить минуту или две времени и парочку калорий, которые потом будут старательно сгоняться в спортзале.
Когда лифт миновал второй этаж - количество пассажиров заметно поредело, выше люди как-то не стремились подниматься, предпочитая целенаправленно прочесывать эту махину современной архитектуры. Учитывая что посетители обычно добирались до торговых центров к вечеру - их побег на нижний уровень был... закономерен?
Однако, как и в любом правиле, здесь нашлось исключение, и не только в ее лице. В кабину увешанная пакетами, как рождественская ель вошла женщина. Романа скорее по профессиональной привычке, нежели потому что ей это было нужно, мазнула по ней взглядом. Всего секунда или две - поиск деталей, которые могут внимательному наблюдателю рассказать о человеке больше чем длинный разговор. Обручальное кольцо. Широкая улыбка, чуть уставший вид - для того чтобы составить портрет не требовалось многое. Очередная закладка в череде бессмысленно соскладированных образов случайных обывателей, безликих, но на самом деле способных рассказать миллионы историй. Обычно, когда она садилась за работу воображаемый архив со скрипом открывал свои двери, впуская ее воображение, как жадного скупца в сокровищницу с книгами. Взять можно только что-то одно. И ты ищешь, ищешь то, что подходит идеально, а когда находишь, вытаскиваешь на свет и открываешь - создается история. Из мелочей, что заметил в спешке. В такие моменты Романа завидовала людям гипертимезией. Они помнят все, что только можно. Единственное "но" - они не могут забыть. А в жизни слишком много случается вещей, которые забыть хочется.
- Какой? - она надавила на кнопку названного этажа. Лифт дернулся наверх, порождая очередное неприятное-полетное чувство  где-то в области желудка. Странное явление - люди редко вообще просят прощение за то, в чем они не виноваты, особенно, когда есть возможность не говорить что-то вслух.
- Главное следить за их количеством. А то разбегутся, как маленькие упитанные гномики, - уголок губ с левой, повернутой к женщине стороны, на долю секунды взлетел вверх, имитируя голливудскую улыбку. Ни к чему не обязывающий знак вроде как симпатии. Подобные вещи начинают въедаться в кожу, когда раз за разом сталкиваешься то с слишком хорошими и просвещенными фанатами, то с назойливыми любителями журналистики. Но к счастью, ей еще не приходилось прятаться за черными очками и отворачиваться от камер, Романа все еще жила нормальной жизнью нормального человека. Сколько раз она видела, как люди практически оставляли пакеты и вещи в местах своих кратковременных остановок. Потерянные книги, оставленные перчатки, зонты и прочие предметы, которые вот этот момент не были нужны и посему навеки, за редким-редким исключением лишались навсегда своих владельцев. Как-то раз она нашла том Гарри Поттера, оставленный под сидением в автобусе, дальнейшая его судьба осталась покрытой тайной, но почему-то ей казалось, что дальше водителя книга путь не проделала.
Но начавшийся ни к чему не обязывающий разговор длиной в одну поездку был нагло прерван ударом гравитации. Кабина страдальчески хрюкнула и остановилась где-то между третьим и четвертым этажом. Обычно с таких моментов в фильмах про космос начинался или первый контакт с враждебными инопланетянами или крушение корабля. Хорошо, что они были  обычной жизни, а не в руках жестокого сценариста или писателя. Хотя, определенные моменты в жизни наводили на прямо противоположные мысли.
- Так, не нравится мне все это. - она с силой еще раз надавила на кнопку четвертого этажа, иногда это помогало вернуть к жизни внезапно зазевавшуюся технику, но в этот раз этот прием не сработал.

+1

5

Не так уж и часто Пейтон пользовалась лифтами. В доме, где они жили с матерью и сестрой в Сан-Хосе, не было и в помине лифта, да и зачем в небольшом двухэтажном домике лифт? Ну, а вот в доме, где жил когда-то Дитрих, кажется, располагалось такое чудо техники, от пользования которым они зачастую отказывались в виду куда более интересной прогулки снизу - вверх или сверху – вниз, при этом пешком на своих двух. За это время они успевали поделиться своими последними новостями и просто постоять где-то между этажами, учитывая, что подниматься все же не приходилось достаточно высоко и это дело занимало максимум минут двадцать у обычных людей, тогда как у них целых полчаса. Если не больше. Эти все приятные воспоминания, конечно же, не часто посещали женщину, для которой лифт в последнее время был всего лишь удобной частичкой в более удобном передвижении между этажами торгового центра, когда она ходила туда с ребенком и с коляской. Как-никак, а на эскалаторе не получится перевести годовалого ребенка на коляске, каких бы она размеров не была. Да, можно было взять ребенка на руки, если бы лифт не работал и подняться на нужный этаж так просто, как это делал каждый другой посетитель торгового центра, но в этом случае, уже было бы невозможно приобрести все то, что женщина собиралась. Даже выбрать что-то было бы настоящей проблемой.
Но сегодня Тони без своей верной спутницы, хотя и постоянно думает о том, как реагировала она бы на тех людей, с которыми сейчас она едет. Так уж повелось, что взрослые люди не обращают обычно внимания на то, как реагируют на те или иные вещи дети, что им нравится или кто им нравится. Так или иначе, но уже с самых первых дней жизни у детей формируются вкусы и предпочтения, понимать которые их родителям необходимо, если не сразу, то со временем.
- Пятый, кажется, самый верхний, да? - коротко отвечает Пейтон женщине, что напомнила о том, что ей понадобится все-таки узнать, на какой этаж нужно нажимать кнопку. Все-таки торговый центр «Арден» - самый большой из торговых центров Сакраменто, если не больше того же мола, в который как-то ходила темнокожая женщина в родном Сан-Хосе. – Мне нужно туда, - она кивает вверх, имея в виду тот самый этаж, где располагались различные увеселительные заведения, в которых можно было и выпить кофе, и подкрепиться, и просто отдохнуть от шопинга. Именно там за разговором в одном из кафе Марго сделалось дурно – кажется, прошло около года, а Пейтон до сих пор помнит, как на лице сменилась ее подруга, у которой начались преждевременные роды…
Тони отвлеклась от своих невеселых мыслей, посмотрев следом за своей попутчицей на тех людей, что с каждым новым мгновением становились все меньше, действительно, напоминая скорее маленьких гномиков. Однако в скором времени лифт резко остановился, заставив всех, находившихся в кабинет охнуть от неожиданности.
Было ли дело в карме? А может быть в силе мысли, что притягивает за собой и отрицательные происшествия? Как знать? В любом случае, лифт больше не поднимался вверх, а лишь остановился посредине. И лучше было не смотреть себе под ноги…
- Лучше было поехать на эскалаторе, - произнесла женщина, обнаружив себя в такой ситуации, после чего посмотрела на женщину, с которой ехала. – Надеюсь, нас вызволят? Нажать бы кнопку тревоги или что-то такое здесь есть? – спросила она, поглядывая на панель с различными кнопками, не зная, что нажимать стоит, а что нет.

+2

6

В обычной жизни старое воспоминание о головокружительном падении спиной вперед и головой вниз за давностью в десятки лет о себе не напоминало. Оно давало ей жить, напоминая о себе разве что татуировкой на плече и периодическими болями в ломанной ключице. Романа благополучно мыла окна, стоя на подоконнике, и летала на самолетах, не напиваясь в хлам,- высота теоретическая и реальная ее не пугала больше, чем среднестатистического американца, но это не означало, что успешно задавленная еще до подросткового возраста многими сеансами у психолога акрофобия не могла вылезти в ситуации далекой от нормальной и типовой. Застрявший лифт был далеко от нормального явления. Неужели у нее, живущей на том же самом четвертом этаже и регулярно игнорирующей металлическую дребезжащую кабину, предпочитая ее куда более быстрым в ее исполнении ступеням, отвалились бы ноги, если бы она наперевес с этим плюшевым единорогом поднялась бы по лестнице?
Глубокий вдох... выдох. Снова вдох. К горлу подступал комок тошноты, а мир медленно начинал раскручиваться против часовой стрелки. Руки мелко, но вполне заметно дрожали, а стены казались сделанными из воды или чего-то яркого и такого же текучего. Все это было до боли знакомыми симптомами, всплывавшими от силы раз в год, а то и реже. Все происходящее было явными предвестниками, что у нее сейчас начнется (уже началась) очередная паническая атака. Когда я снова что-то такое придумаю, двиньте мне по роже, - на ходу вылетело из памяти в облако сознания, как-то причудливо накладываясь на образ кого-то маленького роста. Если порыться в памяти, то может и удастся найти имя этого мужчины, но пока в ее голове Тирион Ланнистер все еще оставался безымянным образом, где-то и когда-то подцепленным, но отмеченным как неприкосновенный для работы.
- Это... это обычно происходит минут через двадцать, - если не смотреть вниз через многочисленные аквамариновые стекла кабины, то можно было немного абстрагироваться. Однако, куда Романа ни старалась перевести глаза, ее взгляд все равно натыкался то на золотистые в теплом солнечном свете буквы вывесок, то на конструкцию шахты - а в первую очередь на противовес, - огромную металлическую конструкцию напоминающую наковальню, что сейчас была чуть ниже них. Другого выхода спастись от панической атаки не было - пришлось начать сверлить взглядом незнакомку, ставшую сейчас вместе с ней заложницей заклинившего механизма. Какова вероятность, что сейчас оборвется трос - не один из пяти если ей не изменяла память, а все они и что вдобавок к этому не сработают ловители - те странные механизмы, про которые большинство ее коллег упорно забывало? Цифра даже не для математика по складу ума и жуткого пессимиста, стремилась к абсолютному нулю.
Вроде приступ решил отступить, так и не развернувшись на полную программу. Это радовало по двум причинам - не хотелось во-первых выглядеть полной сумасшедшей перед незнакомым человеком (не объяснишь же каждому, как обстоят дела) и ее паника очень часто была заразительной, а в условиях замкнутого и крайне ограниченного пространства это было более, чем опасно.
-Если, конечно, диспетчер не ушел пить кофе. Тогда это надолго, - с горькой усмешкой Романа несколько раз коротко нажала кнопку вызова - обычно в лифтах это означало просьбу о помощи, но ответ с той стороны не последовал.

+1

7

Пейтон никогда бы не сказала, что боится чего-то…
Она не боялась летать – только первый полет выдался для нее не простым препятствием, которое она, впрочем, легко преодолела, потому как более быстрого и надежного способа добраться Берлина, кроме как трансатлантического перелета, - нет. Вообще, высота даже нравилась темнокожей женщине. Правда, то всегда была именно та высота, которая являлась для нее безопасной. К примеру, как в ресторанчике, куда ее как-то приглашал Дитрих на ужин. Тогда они смогли не только попробовать вкусные блюда, насладившись приятной и романтичной атмосферой только вдвоем, в которой нуждаются, пожалуй, все супруги, являющимися родителями очаровательных озорников. Каждому в этой жизни все-таки нужен небольшой таймаут от звания «мамы» и «папа», и хочется побыть просто любимой и любимым. Собственно, в тот вечер Тони, редко имевшая привычку забираться на высотные здания Сакраменто, в полной мере могла оценить прекрасный и неповторимый вид, подчеркивавший, словно элегантное платье фигуру женщины, удивительную красоту далеко не самого любимого ней города. Возможно, именно тогда она и подумала о том, что никогда не смотрела на столицу штата именно так – любуясь им, замечая некоторые неподражаемые его черты. Впрочем, это могло быть лишь привыканием приезжей женщины из куда большего Сан-Хосе, однако Пейтон не была настолько упрямой, чтобы отрицать очевидное. Ей начинал нравиться этот город. Она привыкла к Сакраменто со всеми его особенностями, и уже прекрасно знает не только свой квартал, где обосновалось их семейство, но и куда больше – не единожды ей доводилось ездить куда-то с Ноа, либо отправляться за покупками тканей уже для своего маленького предприятия, которое тоже здесь обосновалось.
Однако Тони никогда не смотрела на высоту, даже сравнительно небольшую с точки зрения … опасности.
Да, мы привыкли к тому, что реальную угрозу может в нашу жизнь принести огонь, вода или в редких случаях даже земля. Каждый день случаются пожары, происшествия с огнем и, конечно же, не редко водопровод дает сбой и вода вырывается наружу, ломая стереотип, будто бы она – спокойная стихия. Вот только это все вещи, к которым так или иначе бдительно относишься или хотя бы пытаешься, чтобы обезопасить себя и свой дом, а вместе с ним и окружающих тебя людей, тогда как есть в жизни вещи, столкнуться с которой, может быть, так внезапно, словно снег среди лета в солнечной Калифорнии. И, пожалуй, это происшествие с лифтом для Тони стало именно таким, в виду того, как редко она пользовалась лифтом в жизни, и даже в торговом центре, куда не единожды приходила с детьми. Здесь, наверное, хорошо было поблагодарить проведение за то, что сегодня Пейтон пришла в торговый центр одна. Можно только себе представить, как могли испугаться дети, зависнув на внушительной высоте в лифте.
- В смысле? Что вы имеете в виду? – переспросила женщину Пейтон, возможно, не правильно поняв ход мыслей и ответ ее товарища по несчастью. – Почему так долго? Целых двадцать минут?! – удивилась она, тяжко вздохнув в такт своим словам. Она и подумать не могла, что столь много времени может занять на банальную помощь – а ведь, для чего здесь находится служба охраны? Но, это уже будет риторическим вопросом.
- Как-то рановато для кофе среди рабочего дня, - не слишком-то и весело отвечает темнокожая женщина, не зная, что еще сказать. Подобные речи явно заставляли ее нервничать, тогда как здравый смысл говорил в пользу ожидания. Ведь торговый центр «Арден» - самый большой в Сакраменто, а значит, здесь достаточно хорошо должна быть налажена безопасность его посетителей. Но, с другой стороны, как часто происходят такие неприятности, вроде той, в которой обнаружила себя Тони?
- Вы уже не в первый раз попадаете в такую ситуацию? – спрашивает женщина, хмурясь. Ей определенно стоило узнать, чего стоит ожидать в такой ситуации, если товарищ по несчастью имеет уже такой горький опыт. Ну, или же хотя бы попытаться раскусить – попахивает ли дело пессимизмом со стороны незнакомки? Ей определенно не помешала пара успокаивающих слов, а то как-то становилось все не по себе от всей этой ситуации.

+2

8

Сакраменто, при всем ее уважении к родному городу, для Романы никогда не казался чем-то стоящим внимания, маленький городок, может быть город среднего значения, раз уж ему было предназначено было быть столицей Штата, все же был в разы меньше того же самого Нью-Йорка, огромной холодной и колючей махины растекшейся по побережью и островам, как гигантская амеба, в чьем брюхе в свое время она проторчала почти полгода, в разы меньше затянутого двадцать четыре на семь какой-то дымкой разной плотности Лондона, Берлина с его желтыми трамваями и даже меньше Амстердама, пропахшего тиной. Население Сакраменто даже не доходит до половины миллиона, а посему его дома, даже многоквартирные редко таили в своих недрах лифтовые шахты, потому что лишь в самом центре они превосходили по высоте три или четыре этажа, предпочитая растягиваться в длину и прятаться за буйной растительностью, растущей здесь, в тепле и относительной сырости как на дрожжах, нежели вылезать остроконечными иглами многоэтажек, подставляющих свои стены яркому, сжигающему все вокруг, а в первую очередь человеческие носы и необдуманно подставленные плечи, солнцу. Романа искренне не понимала как в условиях проживания в этом городе с младенчества она раз за разом становилась ходячим зомби, с которого стремительно отваливалась пластами кожа. Очевидно у нее в крови, в дальней родне наблюдались белые ходоки из "Игры Престолов", потому что о золотисто-бронзовой коже, так и не вышедшей из моды, минуя пахнущий поганой и вызывающей желание чихать химией автозагар из распылителя (к которому она за всю жизнь прибегала раз или два, поддавшись прессингу со стороны гримеров перед интервью не телевидении) ей можно было не мечтать. Она или сгорала покрываясь чешущимся красными пятнами или не загорала вообще, тут не помогали ни крема - бесполезная трата денег, ни все возможные рекомендации, всех остальных более-менее спасающих.
Но в "Ардене", как в одном из крупных и высоких зданий, был лифт и его заложницей по собственному безрассудству сейчас она стала. Однако, поддаваться так стремительно надвигавшемуся на нее цунами паники было нельзя. Довольно странная разновидность отваги — признаваться в своей трусости... Но свой практически панический страх перед высотой Романе и признавать не требовалось, тот и так был виден невооруженным взглядом. Нужно было занять мозг чем-то другим, что касалось ситуации, но в то же время не касалось высоты напрямую. Итак, что она знала про системы безопасности в подобных заведениях? Никакой аварийной службы ни в одном здании не было, этим занимались компании, обслуживающие лифты, они часто располагались во многих и многих кварталах от самого аппарата, на них записанного. В случае, если аварийная кнопка не срабатывала, нужно было искать номер на панели и набирать его с мобильного, на счастье в этой кабине сигнал вполне себе ловил. Нужно найти номер, потом позвонить, потом останется только ждать пока бригада приедет, разберется в причинах поломки, если ничего серьезного - то выпустит их наружу, а если же нет, то предварительно совладает с застрявшим механизмом, и лишь после этого откроет пасть железного змия. Теперь нужно было это все вкратце донести до коллеги по несчастью, только вот слова, всегда ей легко дававшиеся при взаимодействии с компьютером или же бумагой, да даже со знакомыми людьми или с людьми, между ней и которыми стояла воображаемая стеклянная стена профессионализма, настойчиво липли к горлу.
- Ага. Пока сообразят, что мы тут заперты, пока доберутся через полгорода. Не раньше. В прошлый раз Макс проторчал в таком же звере полтора часа, опоздал в суд и долго чертыхался, а я ему говорила, что три минуты его не спасут.- она чуть более злобно, чем следовало стукнула рукой по железному блоку с кнопками, тут же издавшему надсадный звук. Окей, зацепиться за разговор, как за спасательный круг вполне можно было счесть хорошей идеей. Бесполезная и бессмысленная трескотня отвлекала от того, что они зависли на нескольких витых стальных тросах на высоте метров.... Романа бросила осторожный взгляд вниз... метров одиннадцати над первой преградой в виде пола. В случае реального падения - хорошо, если они обойдутся несколькими переломами. Нужно было найти этот чертов номер.

+1

9

Оставаясь один на один в лифте, люди ведут себя по-разному. Кто-то обессилено спускается вниз, чтобы ноги не устали, и дожидается, пока его не вызволят из этой «ловушки», в которую для него превратилось это изобретение человечества, которое должно было лишь упрощать жизнь, а не усложнять. Некоторые же предпочитали сделать все, что было в их силах – они искали выход и боролись со своей ситуацией, как могли, и никто не мог более сказать им, что они сидели, сложа руки. Ну, а были еще и те, кто просто впадал в отчаяние и паниковал. Какой же из этих главных подтипов принадлежал Пейтон, на самом деле, было сложно сказать, поскольку подобная ситуация для темнокожей женщины была нова. Она, действительно, многое видела в этой жизни, многое пережила, даже ДТП устраивала (и не раз!), но все равно в лифте, да и еще прозрачном ей не приходилось сидеть. Впрочем, Тони надеялась на то, что все-таки эта прозрачность лифтовой кабины спасет ее от всех возможных отрицательных последствий – их поломку заметят быстрее, а значит и придут на помощь быстрее, чем в обычном лифте, где ни твоего лица не может разглядеть простой обыватель, ни вообще заметить наличие людей в оном.
Но, все ли будет так просто, каким кажется на первый взгляд?
Опустив руки с пакетами, которые было уже невозможно держать, Тони нахмурилась, слушая свою внезапную коллегу по несчастью. Видно было, что женщина не была настроена оптимистично и с какой-то долей фатализма смотрела на вещи. Или, может быть, она, обладая определенным опытом в данного рода сложностях уже знала, что даже в самом большом торговом центре так просто людей не спасут.
- Интересно, почему кнопка обращения к лифтовому диспетчеру обычно называется тревожной кнопкой? Сами же просят соблюдать спокойствие… – задумалась она вслух, подойдя ближе к табличке, на которой были указаны все правила пользования данным лифтом, а главное и было указано, что делать в случае, если лифт сломается и остановится, не желая больше возить пассажиров вверх и вниз. В любом случае, темнокожей женщине показалось странным, как предупреждали пользователей лифта, прося их не паниковать, но называя кнопку тревожной. Вряд ли это убережет кого-то от волнения и возможной паники. Или поможет, когда лифт начнет резко терять высоту. Все-таки во время обычного подъема или спуска кабины лифта, навряд ли кто-то из его пользователей был занят чтением этой инструкции. Все обычно смотрят во все стороны, благо вид благоволил, но только не на информационное табло.
Тем не менее, она не колебалась над тем, стоит ли нажимать эту самую кнопку повторно или нет, пока возле лифта мало-помалу собирались люди. Не много, всего двое-трое и замечая, что лифт застрял, вовсе не спешили помочь или хотя бы морально поддержать застрявших, а просто решительно направлялись на эскалатор. Такова уж природа большинства людей – хорошо, что это случилось не со мной; хорошо, пусть, кто-то отдувается, а я буду все также заниматься своими делами. Было неприятно обнаружить, что того самого диспетчера не оказалось на месте или он просто был слишком занят, раз не поспешил ответить или помочь.
- А вот и охрана, - заметив темнокожего парня шкафовидной наружности, кивнула она женщине, что находилась вместе с ней в лифте. И словно бы этого не было достаточно, ткнула пальцем о прозрачную поверхность.  – Надеюсь, скоро они нас вызволят отсюда, иначе я опоздаю на встречу, - тут же добавила Тони, сверившись с часами. – Кстати, как вас зовут? А то даже не знаю, как обратиться, если что… - добавила она, решив, что время, остававшееся им в кабинке лифта, можно занять хотя бы поверхностным знакомством. Во всяком случае, они вполне могли поладить, если только у ее спутницы не было острой неприязни к внезапным знакомствам или черным.

+1

10

Как далеко или (все же правильно сказать как глубоко?) человечество зашло в своей погоне за удобствами? Все это начиналось с мелочей: палки-копалки, использования огня, чтоб к дню сегодняшнему выбраться из пещер и шалашей и заточить себя в каменные джунгли - сущую техногенную иллюзию безопасности. Один подземный толчок посильнее - и от них остаются лишь куски бетона и металлические ребра арматур, торчащие из обломков, как осколки костей из открытого перелома. Жуткое зрелище, Романа слишком хорошо для восьмилетней девочки запомнила как выглядят подобные вещи. Она непроизвольно дотронулась до плеча, которое напомнило о себе тупой, неприятной, но кратковременной вспышкой психосоматической боли.
- Это особенности языка, которые формировались годами, по тому же принципу мы называем помощь гуманитарной хотя кажется, что ее следовало бы назвать гуманной, - Романа склонила голову на бок. Подобные инструкции на железном прокатном листе, закрепленном на одной из стен в каждой лифтовой кабине, если оная не пострадала еще от  рук всевозможных вандалов, были практически идентичны. Да и что нового можно было придумать? Не пытайтесь самостоятельно выбраться в шахту лифта, не пытайтесь самостоятельно открыть двери, ждите помощи и страдайте от своей полной беспомощности. Если попытаться вычленить смысл их этих всевозможных бюрократических фраз, то получалось именно это.
Это только в фильмах герои разрывают на груди рубашки (вечный ее вопрос: почему никто из супергероев не был пойман за пришиванием или сбором пуговиц, рассыпавшихся в таком случае по полу, неужели они все всегда покупают себе вещи с кнопками на планках?) и спасают каждого, кто попал в беду. В условиях реальности обыватели, убедившись в том, что лифт не работает, вовсе не спешили помогать вызволять узников плода технологического прогресса, напротив, они воспринимали неисправность как досадную неприятность, мешающую им заниматься своими делами.
Подползший охранник что-то не особо разборчиво пробурчал про то, что они уже вызвали бригаду, но это займет некоторое время, так что причин для паники беспокойства нет и принес извинения за предоставленные неудобство ровно таким канцелярским тоном, будто читал их по бумажке. Однако, сколько это "некоторое время" представляло собою в привычных минутах никто им рассказать не удосужился.
- Может, стоит в таком случае позвонить тому, кто вас ждет? Сеть, кажется, в этой клетке Фарадея все же присутствует. - по крайней мере, сеть ловила у нее на телефоне. Значок показывал стабильную троечку из пяти, что не могло не радовать человека, уже сросшегося напрямую со своим мобильником. Романа знала, что ее привязанность к гаджету, не влезающему ни в один карман, уже становилась болезненной, но она уверяла себя, что может это контролировать. Она же не висит часами на фейсбуке и не тратит дни, листая твиттерную ленту. Нет, она всего лишь собирает по соцсетям фанатские писки. К примеру, кого с кем шипперят, и почему. Потому что на ненавязчивом фансервисе держалась популярность. Первый слеш был написан по "Звездному пути", потому что актеры немного переборщили со своими переглядками, а еще устроили эти вулканские рукопожатия. "Это что, ментальный поцелуй взасос?" - выдал когда-то ее тринадцатилетний брат, когда они добрались до фильмов, следовавших за оригинальным сериалом. Ровно то же самое решили еще тысячи людей, смотревших эти фильм придирчиво и внимательно.
Еще немного и человечество вообще не сможет отказаться от постоянного подключения к различного рода информационным каналам, по улицам уже ходили взрослые, что не помнили и не видели мир без Интернета, DVD-дисков и прочих прелестей. "Матрица" в дни своего выхода казалась жуткой антиутопией, которая никогда не наступит, но чем дальше уходила дата ее премьеры от дня сегодняшнего, тем более реалистичным казалось это будущее, начинающееся с wi-fi, портативных компьютеров и умных домов.
- А? Романа, а вас как? - утонув в своих мыслях она не сразу поняла вопрос, а когда поняла, наверняка прозвучала как-то отрешенно и глупо, но ее действительно мотало на воображаемых качелях то в сторону паники, то в сторону совершенной апатии.

Отредактировано Romana Wilson (2017-05-06 13:27:52)

+1

11

Вряд ли Пейтон отнесла бы себя хоть когда-либо к тем людям, что сверяют свои намерения с какими-то знаками извне. Она никогда не считала себя суеверной, однако чувствовала – это происшествие понемногу заставляет ее задуматься о той сделке, которую она собиралась обсудить с менеджером. Так ли ей нужно было это помещение для ее бренда? Может быть, оно-то и было ей нужно, но вполне вероятно – «Арден» не единственный торговый центр, где она сможет предоставлять возможность своим юным клиентам примерять новинки и знакомиться с ассортиментом, который постоянно растет и стремительно развивается. Однако «Арден» был самой большой торговой площадкой в Сакраменто, о чем знал каждый в городе: и коренной житель, и гость города.
Тони не стала спорить с тем предположением, которое озвучила ее внезапная попутчица и «сокамерница» в этом лифте, что познал какую-то удивительную карму не удач. Возможно, этой женщине было виднее? К тому же, за собой Пейтон не чувствовала таких уж глубоких познаний, чтобы вступать в полемику. Скажем так, человеку без высшего образования вообще будущее светит не самое светлое и красивое? По крайней мере, такой теории придерживались в ее семье, когда еще в юности решалось будущее смешливой девочки по имени Пейтон Брик. Так или иначе, но мечтательной и такой далекой от всех умных книжек девочке не было по карману учиться. Да и, честно говоря, она никогда не стремилась к чему-то подобному. Все ее так называемые "умности" продиктованы лишь возрастом, а также жизненным опытом, который пришел к ней лишь путем проб и ошибок. В большей степени именно ошибками, которые она свершила в своей жизни. Что же касалось ее собеседницы, то она показалась Тони женщиной умной. Стоило только послушать, какие слова она подбирала, чтобы коротко и метко высказать свое мнение! И, нужно сказать, Романа (именно такое имя назвала женщина темнокожей собеседнице) вызывала в какой-то степени восторг у миссис Данцигер, что останутся симпатиями, когда она будет вспоминать об этом происшествии в лифте.
- Вы правы! Вечно забываю о своем телефоне, - согласилась она с тем, что ей подсказала ее собеседница. Как бы там ни было, а мобильник всегда работает. По крайней мере, за исключением нескольких случаев, когда она забыла его подзарядить или же барахлил сам телефон, побывав несколько раз на полу кухни, куда он приземлился благодаря детям и ее не своевременной реакции на падающий телефон. Сегодня у нее почти полная батарея, да и гаджет – еще не проверялся на прочность, поэтому не воспользоваться им – было бы слишком глупо. – Нужно предупредить. А может быть, даже попросить помощи, - добавила она чуть тише, доставая свой телефон из сумочки, висевшей у нее на плече.
- Меня зовут Пейтон, но можно просто – Тони, - представилась она, улыбнувшись своей собеседнице, после чего вернулась к своему телефону, чтобы отыскать нужный ей номер, по которому она попытается дозвониться.
Конечно, как это часто бывает, первый звонок оказался звонком в пустоту, поскольку гудки шли и шли, а ответа Тони так и не услышала. Но уже через следующую череду длинных гудков и несколько минут, темнокожая женщина услышала голос менеджера, с которым у нее была назначена встреча.
- Добрый день, мистер Майлз, - вежливо обратилась дизайнер детской одежды к мужчине, с которым и должна была произойти деловая встреча. – Да, я как раз звоню по поводу нашей встречи. Дело в том, что я задерживаюсь, буквально, в нескольких ярдах от назначенного места встречи, - произнесла она следом, улыбнувшись своим словам с долей иронии посматривая в сторону охраны, что обменивалась сообщениями между собой о пленницах лифта, но пока так и ничего не применявшая каких-либо действий. – Я застряла в лифте. Если вы сможете постараться вызволить из лифта – будет очень не плохо, - добавила женщина, стараясь говорить с иронией или хотя бы не вешать нос, представляя себе, как много времени проведет в лифте. – О, спасибо Вам огромное, - напоследок огласила Пейтон, услышав уверения, что менеджер сейчас же свяжется с кем надо и обязательно приложит руку к тому, чтобы освободить потенциального арендатора.
- Хорошо, что позвонила. Обещали сделать все, что нужно, чтобы спасти нас отсюда. Теперь даже менеджер среднего звена в курсе нашей неприятности. Может это поможет нам? – высказала свои надежды Тони, глядя на Роману.

+1

12

Когда-то в своих изысканиях для работы Романа была вынуждена читать про различные способы пыток, применявшихся на людях, в разные эпохи. Так, одной из самых странных ей показалось заключение в кубический метр. Камера в один метр высотой, в один метр шириной и один метр длиной. Нельзя ни встать в полный рост, ни лечь, вытянувшись. Тогда, когда она сидела в кресле в обнимку с ноутбуком и очередным стаканом чая, ей показалось это довольно забавным, что может мучительного в этом рае интроверта? Сел и сидишь,погружаясь в свои мысли, а спать можно было и калачиком. Это, между прочим, очень даже удобная поза. Но сейчас, оказавшись в ловушке куда большей по размерам, чем предполагаемая тюрьма, становилось понятно насколько в действительности ужасной штукой было подобное заключение. Нет движения, нет возможности выбраться - клаустрофобия должна развиться как минимум в ближайшие пару суток. А там в воображаемом мире еще была и проблема одиночной камеры, в то время как у нее в реальности была, пусть и совершенно случайная, но компания.
- Рада познакомиться, - Романа на секунду замерла, по привычке склоняя голову на левый бок, пока ее изрядно зависший главный процессор обрабатывал поступающую информацию, а потом нажала на кнопку носа, таким идиотским способом борясь с приступом поступившего и совершенно неуместного в данной ситуации смеха. Почему ей вечно везло на странные встречи? Столкнуться девушкой своего бывшего и клеиться к ней в пьяном угаре уже казалось не самым идиотским знакомством в ее довольном длинном послужном списке, помимо этого включавшем перепутанные в аэропорту чемоданы и автомобильную аварию за пару минут до обрушения моста автострады,- Жалко, что при таких идиотских обстоятельствах.
Повисшая следом пауза была какой-то слишком тяжелой, чтобы ее можно было держать, но вынужденной, потому что за это время теперь уже не безымянная женщина успела позвонить кому-то, кто ждал ее по ту сторону клетки, и поставить на уши еще больше людей. Теперь, судя по оживлению внизу, об их маленькой неприятности уже знала половина комплекса.
В таких случаях номер стояния на ушах был всегда смертельным, он порождал бесцельное и бестолковое метание из угла в угол, которое Романа никогда не терпела, не так просто человечество соорудило поговорку, что у семи нянек дитя без глазу. Это она может мерить шагами комнату, бросаться диванными подушками и закатывать глаза по любому поводу, как королева драмы, всем остальным в таких случаях нужно сидеть на самом краю стула и не подшучивать над ней, а лучше вообще не дышать и убраться из помещения под первым же благовидным предлогом. Нет, истеричкой мисс Вилсон себя никогда не считала, но многие вещи для нее были связаны с движением, и выворачиванием всего мыслительного процесса из головы наружу, что походило на поток безумия, потому что она не останавливалась пока работа не была сделана.
Она не могла остановиться пока работа не была сделала. Перфекционизм толкал ее в пучину проблем, но из нее же и вытаскивал, а девяносто девяти процентах случаев из ста, едва живую. Где-то внизу что-то моргнуло, отдаленно напоминающее вспышку телефона и от этого простого недоснимка, который возможно даже и не зацепил их в кадр, Романа начинала нервничать еще сильнее, чем от простого осознания высоты, пусть ее лицо и не было лицом из таблоидов, но она уже не первый месяц сталкивалась с тем, что ее время от времени узнавали, скорее это происходило в формате: "погоди, а кто это, не та ли, что видели с тем актером из ...(вставьте нужное название), да точно, это сценаристка." Соответственно спокойствие обывателя уже было утерянной роскошью.
- Ничего нельзя знать наверняка. Мир колышется, как натянутый батут, если наступаешь неверно - падаешь, прыгаешь правильно и тебя подбрасывает еще выше. Третьего не дано. Вы, кажется, пытаетесь прыгнуть, - не вопрос, просто очередная мысль вслух, потому что разглядывать мир за стеклом лифтовой кабины выше ее сил, а стоять и таращиться на свои ноги, или теребить пакет со злополучным единорогом слишком скучно. Откуда еще у этой женщины мог быть номер кого-то, кто работает здесь не на месте продавца? Владелица магазина или просто менеджер, которому было поручено важное дело. Версий было многожество. Застряла бы она одна в кабине - потеряла бы чуть больше времени по ощущениям, но куда меньше в реальности, потому что ее голова была бы занята продумкой очередного диалога из новой серии, а сейчас нужно было сконцентрироваться на внешнем и как-то поддерживать беседу.

Отредактировано Romana Wilson (2017-05-30 21:33:56)

+1

13

В мире столько людей, что проводят свой день, как белка в колесе – куда-то все спешат, торопятся не опоздать, тогда как жизнь вносит свою лепту. Она требует от нас прыгать выше головы, после чего внезапно кричит об остановке, к которой далеко не всегда можно подготовиться. И в такие, пожалуй, мгновения встречаются (или лучше будет сказать, сталкиваются?) люди, совершенно разные и не похожие друг на друга, которые при обычном положении дел, вряд ли назвали друг другу свои имена, если бы вообще заговорили. Что же, кто-то встречает своих новых знакомых в клубах, во время прогулок или на работе – мир полон разнообразия, стоит только оглянуться более пристально и почувствовать момент, чтобы завязать разговор.
- Мне тоже приятно с вами познакомиться, - согласно кивая, произносит Пейтон, подтверждая тот факт, что следует уже по какой-то привычке и даже взаимной монетой, которую мы платим людям за добро. Ровно столько же, сколько и получаем. Уж такова природа человеческой натуры – далеко не каждый готов платить вперед. И все-таки Тони постаралась улыбнуться своей новой знакомой более искренне и скорее даже доверчиво. – Весьма необычно получилось, - добавила темнокожая женщина, покачав головой. – Как в кино каком-то? – кто знает, почему она произнесла именно эти слова с вопросительной интонацией. Может быть, ожидала получить какую-то оценку ситуации от своей невольной собеседницы. Как ни крути, но дизайнер детской одежды успела заметить, что Романе не слишком уютно было. По правде говоря, она могла бы это заметить и раньше, если бы только была более бдительной, а не только теперь, когда она посмотрела на миниатюрную женщину, которой наверняка трудно было достать себе одежду. Кажется, на взгляд Тони, у нее был совсем маленький размер, вроде меньше знаменитого XS, к которому стремится каждая женщина. Вот только сама Пейтон давно уже забыла о тех формах. Как-никак, а в ее возрасте и с двумя детьми – хорошо, что ее вообще не разнесло, словно рождественскую пышечку. Все-таки их с Лидией тетя из Пало-Альто запомнилась женщине именно своими формами – это была большая темнокожая женщина, которая громко смеялась и не менее громко разговаривала. Ее невозможно было не заметить, когда она находилась в помещении. Ее веселый нрав всем импонировал, пусть даже порой она была способна весьма резко отчитать любого из их большой семьи, если тот только провинился. И пусть к таким размерам (хорошего человека должно быть много) Тони не стремилась, но хорошенько запомнила все то, что говорила ей когда-то тетушка, когда она приезжала в гости на каникулы. Помнится, когда только отец ушел из семьи, и Пейтон тихо переживала этот момент в своем детском сердечке, тетушка сказала своей племяннице о том, чтобы она перестала хмуриться и забыла все, что заставляет ее грустить и улыбнулась, потому что хотя бы одна улыбка способна изменить чье-то настроение. Кто знает?
Так и сейчас, она вспомнила о том разговоре… так, словно бы он был еще вчера? Ну, максимум на позапрошлой неделе!
- Вряд ли вы ходили на кружок кройки и шитья? – решила пошутить темнокожая женщина, обыгрывая последние слова Романы об обстоятельства, благодаря которым они теперь хотя бы знают имена друг друга. – Сомневаюсь, что другие обстоятельства нам светили, - пожала она плечами, не будучи уверенной, что ее слова пришлись по нраву ее собеседнице.
- Наверное, это таки так и есть, - нельзя не согласиться с тем, что в словах женщины была доля истина. – Никогда не могла сидеть на месте и ждать, случится что-то или нет, - добавила Тони следом, после чего на какое-то время замолчала, вглядываясь в ту небольшую толпу, которая начала смотреть, прикладывая ребро руки к лбу, в их сторону. Кунсткамера, да?
- А вы чем занимаетесь? – подперев плечом стенку лифта, спросила Пейтон. – Я – шью одежду для детей, - вкратце обозначила свое занятие она. Все-таки использовать слово «дизайнер» показалось темнокожей женщине слишком громко, пусть даже она была далеко не так безызвестна. Да и не хотела, чтобы это выглядело так, словно бы она хвастается или еще что-нибудь…

+2

14

Женщина, представившаяся как Тони, несомненно попала в точку, вспомнив, что их ситуация несколько необычна и в то же время в основе своей  настолько обыденна, что может приключиться с каждым человеком в мире, а посему она уже стала заезженным кинематографическим клише, от которого у всех любителей посмотреть что-то на выходных или на буднях вечером, принимались болеть зубы. Романа в ответ на это замечание не могла сдержать сочувствующую и чуть родительскую улыбку, потому что кто, если не она, мог понимать как работает шоу-бизнес и сколько на самом деле пишется историй, и сколько из них добралась до конечного пользователя в лице зрителя, пройдя огонь, воду и медные трубы. Первой волной был ценз самого сценариста, потом был поиск людей, заинтересованных в этом проекте и качество работы тут уже не решало ничего. Взять, к примеру, всем прекрасно известный "Черный список" лучших нереализованных сценариев, что составляет Франклин Леонард каждый год,начиная с две тысячи четвертого, и к работе которого  с года двенадцатого еще прикладывает руку Уилл Смит, имеющий более чем определенный вес в их кругах и не только в их кругах. Найдите хоть одного американца, кто не знает Уилла Смита. Нет, не лично, те, кто видели его живьем, просто счастливчики и тут Романа даже спорить не будет, а будет по тихому завидовать, речь идет просто об имени, что все время на слуху, и связанной с ним отнюдь не парочкой успешных работ.
- К сожалению, я двинулась другим путем и единственное, что приходилось мне пришивать - это оторванные пуговицы да латки на джинсы...  - она на секунду замерла, раздумывая стоит ли рассказывать еще чем-то или можно просто обозначить верхушки, но видимо сработал знаменитый "эффект попутчика",  и следующее предложение последовало практически сразу. - А, еще скаутские нашивки, но с последними я так и не подружилась. Слишком привыкла идти против всего, что связано с приказами свыше.
В отличие от многих, Романа своим членством в герл-скаутах не гордилась, но необходимый минимум, затребованный родителями, она, как послушная и прилежная дочь выполнила. Потом ее понесло куда-то не туда и это подростково-бунтарское "не туда" едва не занесло ее в тупик, из которого не оказалось бы разумного выхода. Но один неуд по поведению не сильно портил практически безупречный и изрядно превышавший нормы по количеству дополнительных часов табель, что спасло ее при поступлении в колледж, а к его окончанию дурь изрядно повыветрилась, став определенным жизненным опытом, что выделял ее из людей зеленых, не видевших жизнь, пусть и являвшихся ее ровесниками.
- Это здорово, и наверно безумно интересно создавать что-то из практически ничего,  - что-то говорило, что женщине было немного не комфортно в ее обществе, та искала слова, прячась за дефинициями, как за ширмой, будто чего-то боялась или даже смущалась, и пыталась спрятать нервозность за переступанием с ноги на ногу. Какая угроза может исходить от нее, похожей на куклу в свои тридцать. Разве что осуждение или взгляд завравшегося сноба? Романа сама этих граблей не боялась и смело набивала шишки одну за другой, но какой бы либеральной страной не была Америка - старые призраки еще жили в ее стенах.  А до нее, подвешенной над бездной, доходило слишком долго. 
- А я как раз из общества по ту сторону голубого экрана, маленький серый кардинал, меняющий сбитую клавиатуру каждые полгода и постоянно заклеивающий кончики пальцев, - в доказательство своих слов она отцепила одну руку от объемного пакета и повернула ее ладонью к собеседнице. Указательный, безымянный и мизинец - на каждой подушечке было наклеено по одному из тех милейших лейкопластырей с мишками и динозавриками, что числились детскими во всех аптеках. Еще один сигнал задуматься о своей инфантильности.

Отредактировано Romana Wilson (2017-06-06 09:34:56)

+1

15

Сколько может хранить память человека?
А сам человек, который вполне вероятно пройдет мимо тебя, а ты, быть может, даже и не узнаешь? Не заметишь его или ее выражения лица, взгляда глаз или того, насколько приятным может быть голос незнакомца или незнакомки, с которой судьба нынче решила тебя свести по своему личному усмотрению? Да, пожалуй, каждый из нас обычно не тратит много времени на тех людей, которые проходят мимо, считая, что из этого будет мало личной выгоды. Куда более привычнее каждому из нас банально пройти мимо, не замечая ничьей красоты или любопытства, которое может вызвать человек при самом поверхностном разговоре, который могут позволить себе двое попутчиков или едва знакомых людей, что уже завтра не будут искать нарочно встречи.
Пейтон поймала себя на мысли, что ей приятен голос ее собеседницы. Она улыбается, слушая ее жизненный опыт, связывающий с шитьем, рисуя в воображении то время, когда эта хрупкая женщина была намного младше, чем сейчас, и ходила в форме скаутов. Наверняка ей шла эта форма? Впрочем, ей казалось, что собранные в косички или два хвостики ее волосы делали ее миленькой девочкой, которая была знакома с разными уловками, помогающими выжить в лесу или горах. Может быть, оно так и не было – кто знает? Тони в любом случае скаутом никогда не была, да и не жалела об этом – не ее это было. Но сейчас эта организация заставляла ее видеть в ее начале большую пользу. Возможно, если Ноа или Энджи будет интересоваться скаутским движением, она будет не против их выбора, и всячески будет содействовать детям в их увлечении. Но, это будет позже… когда дети вырастут.
Знала бы ее новая знакомая, сколько боли и страданий стоили нынешнему дизайнеру потуги сшить для своего маленького тогда еще зародыша что-то своими руками? Наверное, об этом лучше никому вообще не рассказывать, а хранить в секрете, чтобы не разуверить никого в собственной одаренности. Ведь на деле, бывало, Пейтон прилагала много сил и энергии, чтобы не получить удовлетворительного результата, а после начинать с самого начала – она же хотела сделать все для своего ребенка в лучшем виде! Несколько лет, совершенствуясь, добиваясь лучших результатов, Тони приблизилась к тому, что умела и могла сейчас, но долгих шесть лет ушло у нее на этот путь постоянного совершенствования в перерывах между занятиями и опекой своего первенца и работой.
- Могу себе представить, как раздражала иголка, когда она вытворяла что-то не то в руках, - не удержалась от комментария темнокожая женщина, желая поделиться чем-то взамен. Теперь, когда она услышала некоторую информацию от Романны, чувствовала себя обязанной тоже сказать что-нибудь.
Именно так и зарождается диалог? Не только из интереса, но и от внутреннего желания заполнить тишину, отдать информацию собеседнику…
- Изначально я шила для сына, но потом … - она пожала плечами, не зная, как обозначить тот период, когда что-то пошло по совершенно не запланированному для нее сценарию. – Что-то пошло не так, и я начала шить для других детей: детей моих друзей, знакомых, а потом … все вылилось в большое дело, - не зная, как еще обозначить результат собственных трудов, Пейтон сказала так, как считала за необходимое. Она не знала, каким будет будущее у ее бренда (будет ли?), как и не хотела хвастаться собственными успехами, что были существенными по ее мнению, раз уж о ней написали несколько раз в журнале и газетах, а также приглашали на передачу.
- О, как это интересно! – воскликнула с какой-то долей наивного восторга Тони так, будто бы увидела знаменитость. – Мне всегда было интересно, как оно все делается – фильмы, мультфильмы и сериалы. Нужно обладать той еще фантазией, чтобы все завертеть в лихой сюжет, - добавила она, определенно желая похвалить и профессию своей собеседницы, и, конечно же, саму женщину, разговор с которой отвлек темнокожую женщину от той проблемы, по которой она оказалась в лифте именно с этой леди. – Я не буду слишком назойливой, если спрошу о какой-то вашей работе? Хотя вас наверное уже утомили такие вопросы? – поинтересовалась миссис Данцигер, прежде чем дождаться ответа Романы.

+1

16

Человечество в своем желании заполучить все больше и больше, разогналось до сверхсветовых скоростей. Жизнь пролетала мимо со скоростью горения спички чирк, три секунды и пепел. Жизнь состоящая из диапозитивов воспоминаний: одно одиноко вырванное событие, другое - бесконечные стоп-кадры сливаются в ленту, между которыми зияет бесконечная пустота, которую мы не видим, не замечаем как уходит время. И пока что-то в нашей жизни не ставило бесконечный забег на паузу мы не оборачиваемся и не смотрим, а что же в этих дырах прячется. Мелочи, вроде чистки туфель каждый вечер и битв с фыркающим чайником, рутина, которую если извлечь из жизни, составит девяносто процентов всего, если не больше.
- Если честно, это было слишком давно, чтобы помнить... да и не хочется вспоминать что-то, - Романа раздосадованно пожала плечами - она и вправду не помнила таких мелочей и поспешно добавила некое подобие шутки, чтобы не показаться грубой, - Однако, будем считать, что это тоже было частью этого извращенного удовольствия, включавшего принесение себя в жертву комарам, слепням и ядовитому плющу.
Вроде где-то были эти все нашивки, они собирали пыль где-то в коробке на родительском чердаке, но ее голова отказывалась вспоминать такие мелочи. Ей приходилось удерживать куда больше количество вещей касающихся повседневных забот, скауты были в прошлом, от них остался такой же набор гифок в голове, как и от многих других событий, которые не хотелось вспоминать со всеми подробностями, но которые имели место быть, так что единственное что ей оставалось - признать сам факт и двинуться дальше. Так же поступали и многие другие жертвы традиционного американского воспитания.
Из года в год в скауты принимали большое количество детей и мальчиков и девочек, но едва ли кто-то переступив порог порог старшего подросткового возраста оставался в этом мире. Нет, были вожатые, но это казалось скорее исключением из правил, нежели самим правилом. Так видимо было и с ее новой знакомой. Она стала одним из тех исключений, подтверждавших совершенно другую концепцию бытия. Пожалуй, это был лучший ход событий - плыть по течению, которое подхватывает и несет на самый верх, минуя омуты и водовороты и пороги, но как часто на самом деле людям попадалось такое течение? Редко, крайне редко, за Тони можно было только порадоваться и пожать руку, образно, конечно.
- А это всегда так, мы думаем одно, а жизнь нам подбрасывает поросенка. Вопрос лишь в том, будем мы от него улепетывать или рискнем прокатиться верхом, в любом случае - хуже не будет. Я начинала как журналист, а потом плавно перетекла из людей рассказывающих истории в тех, кто создает их с чистого лица. Сама не знаю как так вышло. Вроде помню как проходила стажировку на последнем курсе колледжа, как полезла в репортажи про Европу, а потом провал в памяти и бум я просыпаюсь дома в обниму с размеченным файлом недоснятого эпизода, с двумя сезонами в роли шоу-раннера  за спиной и le jeu vient juste de commencer.* Официально зеленого света на третий виток еще нет, второй только в эфир пошел, но... у меня хорошее предчувствие. - трудоголика хлебом не корми, дай ему рассказать о работе. Романа прекрасно понимала, что не имеет право рассказывать сам сюжет, но все что что окружало само написание, она могла разболтать за милую душу. Сколько кружек чая и кофе уходит на одну сцену, откуда появляются персонажи и кто из ее знакомых стоит за ними и кто был прототипом Томаса, Арчи, Элионор и прочих, как она пишет многочисленные криминальные сцены, не теряя логики повествования или почему она во втором сезоне увела с авансцены повествования любовную линию, которая тянулась красной нитью через первые серии. Говорить об этом можно было часами, но все сводилось к банальному... Она не придумала не единой своей строчки, переработала -да, вытащила из архивов памяти или позаимствовала за ненадобностью у кого-то.

_____________
*le jeu vient juste de commencer - игра только начинается.

+1

17

Воспоминания – неотъемлемый багаж каждого человека, составляющая его личность. Именно этот багаж воспоминаний, хранящий в себе частичку нас самих и людей, которые оставались возле нас, проецируют  взгляды человека на этот мир со всеми его вызовами и трудностями, что их переживает каждый из нас по-своему. Порой от этого «багажа» невозможно избавиться: кому-то он ставит свои преграды в жизни, не давая с уверенностью смотреть в будущее, тогда как для других он является чем-то вроде приятного дуновения ветра, вовремя пришедшего, чтобы спасти от знойной жары нынешнего дня.
Каким же было отношение Тони к большинству своих воспоминаний? На самом деле, темнокожей женщине сложно сказать единственно верный ответ, который будет полностью отражать все ее отношение к тому не простому, во всех смыслах того слова, детству, которое у нее было. Безотцовщина, можно сказать, прошла в относительной свободе и даже своеволии, которое в последние годы старшей школы позволяла себе Пейтон, пока ее крылья не опалили солнечные лучи счастья, к которым она была слишком близка. Тогда ей показалось, что почва выбита из-под ее ног, а мечты были разбиты, словно бокал на высокой тонкой ножке из хрупкого хрусталя…
Вряд ли она забудет то время, когда реальность опустила ее из небес на землю. Увы, но почему-то память в этом темнокожую женщину никогда не подводила. В отличие от математических исчислений или исторических событий, которые она учила еще в школе. Будь она способнее к точным наукам и наукам вообще, жизнь сложилась бы наверняка иначе? Она бы, возможно, хранила в сердце совершенно другие мечты? Вот только, то могла быть совершенно другая девушка с именем Тони, которой не была она.
И, наверное, именно это отбивало желание даже думать о возможных «других» жизненных путях, на которые и не ступала ее нога. Впрочем, такой была настоящая Пейтон Хизер – она никогда не сожалела, пусть бы как ей не приходилось терпеть от жизни, что сейчас кажется схожей на историю современной Золушки. Хороший брак, прекрасные дети и успешная карьера в том, на что она даже никогда не смотрела с надеждой на успехи. Она ведь практически ничего такого особенного не умела. Наверняка и новая знакомая Тони подумает о темнокожей женщине именно так? В любом случае, запретить строить какие-то предположения на свой счет, миссис Данцигер не собиралась. Не имела такой привычки, сразу раскрывать свою историю от и до, не смотря на свою болтливость и природную коммуникабельность. Благодаря оной у нее появилось множество знакомств в столице штата где-то за пределами обычного круга общения женщины вроде нее,  который состоит в теории из таких же матерей, как она, или женщин, живущих по соседству. Начать можно было, пожалуй, из того, что соседок, с которыми можно было делиться рецептами и советами по ведению хозяйства у Тони не было. Были соседи. Ну и своей заслугой Пейтон теперь может считать знакомство с таким интеллигентным человеком, как Романа. Именно такое впечатление она составила по этой миниатюрной женщине, рассказывающей ей сейчас самую малость о себе.
- Вы правы: жизнь сама порой подсовывает, как вы сказали, свинку, тогда как мы можем воспользоваться ситуацией по-разному, - прислонившись поудобнее плечом к стенке кабинки лифта, произнесла Пейтон. Все-таки ей понравилось то, как высказалась ее новая знакомая. Наверное, ей было бы интересно пообщаться и за пределами этого небольшого помещения, что остановилось по каким-то своим техническим причинам. – Я практически не сомневалась в том, что вы мастер слова, - добавила следом Тони, выслушав короткий рассказ о своей профессиональной деятельности  Романа. – Теперь я наверняка буду досматривать фильмы до титров, чтобы узнать, не колдовал ли над ним кто-то, кого я знаю! А вы, между прочим, не практикуете встреч с детьми начальной школы? – как это обычно и бывает, гениальная идея быстро навещает Пейтон и она тот час торопится ее озвучить, из-за чего она делает быстрый переход именно к своей «идее», которую еще нужно как-то оформить словесно. А в этом она вряд ли была такой уж сильной, как ее новая знакомая. – Ну, знаете, частенько в начальной школе практикуют встречи с представителями различных профессий. В основном это, конечно же, родители детей, которые учатся в том или ином классе, но порой и приглашают кого-то из вне. Так вот… я подумала, что о вашей профессии наверняка было бы интересно услышать детям? – пожала она плечами, немного отстранившись от стенки лифта, пока не особенно обращая внимания на то, что происходит за пределами повиснувшей между этажами кабинки лифта, и стала дожидаться ответа своей собеседницы, которую наверняка удивило столь неожиданное предложение.

+2

18

Размышления начали стремительно двигаться в тупик - чем дольше они стояли в этой злополучной кабине, тем меньше сломанный лифт казался катастрофой вселенского масштаба, как Романа решила сначала. Определенно, если бы она застряла здесь в гордом одиночестве, вещи бы наверняка приобрели если не трагический оборот, то явно куда менее терпимым. Учитывая ее акрофобию, охранники могли обнаружить бросающуюся на стены, как дикое животное, или безвольное тело, свернувшееся калачиком, на полу. Каждый раз ее приступы проходили по разному, но о том, чтобы оставаться в рамках цивилизованности можно было только мечтать. Воистину говорят, что приятная компания может спасти даже пребывание на необитаемом острове, что уж говорить про маленькое приключение в торговом центре? В том, что компания Тони была более, чем приятной из всех возможных вариантов, к примеру, содержащих напуганного происходящим не меньше ее самой ребенка лет пяти-шести или прокуренного до костей мужлана с гайморитом. Романа равнодушно относилась к запаху табака, никогда не курила сама, но люди вокруг нее часто оказывались страдающими от этой пагубной привычки и не только случайные знакомые или коллеги, речь шла и о лицах куда более близких, вплоть до ее отца, курившегося что-то такое крепкое и отдающее вишневым листом, от чего у всех людей вокруг за исключением "приученных" из близкого круга принимались слезиться глаза. Но когда табаком, да еще непривычной марки, пах кто-то чужой - она была первой кто открывал окна. Открыть окошко в лифтовой кабине едва ли представлялось возможным.
- Это не обязательное условие, мы прекрасно знаем, что титры используются чтобы сбегать за чаем и едой, прежде чем начнется следующая серия или передача, - Романа равнодушно пожала плечами, если бы у нее была возможность, то она бы вообще исключила свое существование. Не появлялась бы перед фанатами, и подписывала бы свои работы различными именами, но к сожалению, у ее работы была другая, оборотная сторона,  если ты пишешь хорошо, то тебя все равно вытащат из твоей уютной раковины и заставят играть на публику. Женщина сочувствовала актерам, чьи лица были все время на виду, им было невозможно в случае чего отвернуться и промямлить: "вы меня с кем-то спутали," с наигранной невинностью заправляя прядь за ухо.
- Я обычно далека от детей, когда все твои последние работы имеют рейтинг R и выше как-то не кажется уместным к ним отправляться, но почему нет? Проблема в том, что со стороны кажется что написать что-то очень и очень просто, но когда твоя работа попадает в руки к продюсерам и остальным - сразу становится понятно, что простое сбивание клавиатуры тут не поможет.
Это серьезный труд, со стороны кажущийся просиживанием дома и безделием.
- а действительно, почему нет, до ее нынешней работы у нее были сторонние и контрактные работы: где для утреннего шоу, где серия для мыльной оперы, где скетчи для комедийной передачи, где вступительный монолог, а это до этого был цикл передач про Амстердам, который уже можно было показать младшим школьникам без перспективы получить потом угрозы за растление малолетних.
- Думаю, мои страницы не умрут, если потрачу время не на бесцельное блуждание по городу вроде сегодняшнего, а на что-нибудь общественно полезное. Не могу сходу сказать когда можно будет подобное устроить но и вы едва ли знаете. - Романа стремительно полезла в свою сумку в поисках чего-нибудь, где можно записать номер телефона, этим чем-то за неимением обычного блокнота оказался старый чек из старбакса с чистой оборотной стороной. Кажется, у нее скоро войдет в привычку писать номера помадой на совершенно не подходящих для этого поверхностях, сначала пьяное знакомство с Алексой, теперь Тони. Можно начать считать.
- Вот и привычка мусорщика пригодилась, - по хорошему ей следовало смутиться, но совесть благополучно молчала, что не помешало ей словно извиняясь за все происходящее расплыться в давно отрепетированных перед зеркалами улыбках. В тот момент, когда она протянула бумажку Тони кабина дернулась и поехала вниз, не туда куда они отправлялись, но хоть куда-то. Неужели их, наконец, собирались выпустить на свободу? Это было бы великолепно.

+1

19

Обычно создание кинофильма или сериала, который мы смотрим по телевизору или в кинотеатре, собираясь вместе всей семьей или же в одиночку, пусть даже в последнее время Тони и не грозило смотреть что-либо по телевизору одной, все же имеет за своими плечами долгую и кропотливую работу не одного человека. Да, пожалуй, не зря говорят о том, что главной скрипкой в каком-либо проекте является его режиссер, что словно дирижер – править оркестром во время выступления, заставляя их звучать гармонично, как того и требует музыкальное произведение, написанное композитором. И именно таким композитором в понимании Тони и являлась ее новая знакомая, пусть даже сейчас у современных фильмов и сериалов был свой композитор, наполняющий музыкальным сопровождением каждый важный момент, который стоит подчеркнуть и придать ему нужного эмоционального оттенка, тогда как она – один из создателей этого момента, нечто более глубокое. В любом случае, Романа – такой себе винтик, без которого механизм создания того или иного проекта, не будет возможен. Или же будет проходить по совершенно другой траектории, отличительной от той, которая является сейчас.
Естественно, такой простой зритель, как Пейтон – знает о кино не так уж и много. Ей не знакомы все те подводные течения, которые остаются за кадром, она лишь видит готовую картинку, поэтому ей кажется, что и детям тоже будет интересно послушать мнение эксперта. Никому не секрет, что дети – первые зрители, вне зависимости от того, сколько им лет, но они всегда включают телевизор и смотрят то, что там показывают, формируя свои вкусы о том или ином продукте киноиндустрии. Именно поэтому очень важно показать этот сложный процесс детям более проще, чем они могли это увидеть в какой-то передаче, и доступно, но главное из первых уст и «в прямом эфире», если можно так сказать.
- Нет-нет, не титры, а реклама посреди фильмов – идеальна для того, чтобы сходить за чаем, - торопится исправить Роману темнокожая женщина, улыбаясь ей наивно, как ребенок. – Под титры обычно мой муж засыпает, и остаются к тому времени – только самые стойкие, - часть этих слов была правдивой. Дитрих и правда, редко досматривал фильм, если только они усаживались смотреть его вдвоем. Все-таки у мужчины был сложный график, в котором ему не доводилось хорошенько высыпаться. А поэтому вне зависимости от того, насколько было интересно или нет, немца начинало клонить ко сну, и он засыпал, порой даже похрапывая, что смешило Ноа, если он не спал и тоже составлял компанию своим родителям на семейном просмотре фильма.
Вот только раньше все эти создатели, стоявшие за спиной у фильма, казались не только Тони, но и наверняка многим кажутся людьми далекими и недосягаемыми. Именно поэтому эти все имена, что списком следуют в титрах, не заботят обычно зрителей, находивших возможность более рационально потратить свое время. Но теперь, зная хотя бы одно имя, женщине как минимум два раза захочется поймать его взглядом, прежде чем  другое имя и фамилия его не сместят. Но объяснить, почем это будет так важно или особенно – не так-то просто, на самом деле.
Тем временем, новая знакомая темнокожей женщины не поспешила отказываться от предложения Пейтон, что уже было хорошим знаком. Она также не испугалась возможности встретиться с детьми и рассказать о своей профессии. К тому же, Тони уже подумала о том, что нужно будет постараться как-нибудь выбить для детей экскурсию в Голливуд на киностудию, куда обычно возят детишек даже из других штатов, и это будет прекрасно сочетаться с их встречей с Романой. Правда, если только учительница Ноа, не откажется от подобного влияния одной из инициативных мамаш своих учеников. Романа подала какую-то бумажку ей именно в тот момент, когда кабинка лифта сдвинулась с мертвой точки. Из-за этого Тони даже испугалась и едва не дернулась, не ожидая движения кабинки вниз.
- Я даже испугалась, - прокомментировала она, прежде чем покачать головой, журя саму себя. – Даже не ожидала, что он поедет, - добавила следом, принявшись быстро записывать свой номер на листочке, который ей подала Романа. – Позвоните мне, когда будет такая возможность. Уверена, детям будет очень интересно, - продолжила Данцигер за мгновение до того, как лифт приземлился на первом этаже и его двери открылись с тихим звоночком, оглашавшим его прибытие. – Определенно, теперь я подниматься стану только на эскалаторе, - огласила женщина, на что кто-то из сотрудников торгового центра огласил, что зря, ведь теперь все исправно. Но, разве это было так важно? Сейчас-то уж точно нет.
- До встречи? – обратилась Тони к Романе, отдавая ей бумажку со своим номером телефону. – Только не потеряйте, - добавила она, позволив себе долю шутки.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » go faster