Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » on the dark side.


on the dark side.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Lola & Aaron
28 апреля 2017г.
Jolly Jack pub, 2 этаж
и это всё, что вам нужно знать.
----------

https://68.media.tumblr.com/2c305c8bb5c6c8d1e038cd2c44a7fc1d/tumblr_ol406zaveB1w49729o1_540.jpg

+1

2

Всё, что ты знаешь – тебе невероятно хуево. То ли тоска, то ли раздражение, то ли злость, а может быть гремучая смесь всех этих чувств, какая разница что это, если оно жжет так навязчиво где-то в груди, за решеткой ребер. И заставляет тебя говорить вещи.
— Эй! Руки убрал! Я серьезно, убери руки, иначе я тебе череп проломлю, мне плевать, если меня после этого уволят!
Всё, что нужно знать окружающим – тебе невероятно хуево. А значит, лучше не лезть к тебе лишний раз. Даже постоянным клиентам, даже Эду, который считает, что возможность распускать руки и лапать, не входит в его счет, конечно, но обязано отражаться на чаевых. И обычно ты не против, тебе плевать, а короткие юбки и шорты, всевозможные кроп-топы будто созданы для того, чтобы приковывать взгляды и вызывать желание... как минимум, полапать. Но нет, не сегодня. Прямо сейчас одно только прикосновение влажной ладони к ноге вызывает уже у тебя желание. Отгрызть руку к чертовой матери, прямо зубами. Но вообще-то, зачем пачкаться..? Эд не понимает, ты снова проходишь мимо него, и снова ладонь скользит по оголенному бедру, а ты злишься, и рука автоматически тянется к бейсбольной бите, прикрепленной на стене. Она висит здесь якобы для украшения, на гладком дереве некогда красовался автограф какого-то крутого чувака, наверняка ирландца, раз уж паб ирландский, но теперь это всего лишь потертая бита с едва различимым темным следом от фломастера. Ею ты выбиваешь дерьмо из посетителей, которые слишком выебываются, ведут себя агрессивно, или просто бесят. Ну, или хотя бы грозишься это сделать. Получается убедительно. Бита тебе идет, ты много раз слышала об этом, но Эду сегодня так не покажется. На самом деле, ты не боишься, что тебя уволят.
— Заебал. Давай, быстро расплачивайся и съебывай. Считаю до пяти. Три, — ты мелкая и наглая, а еще ебанутая на голову, и здесь об этом все знают. И с битой ты умудряешься выглядеть на редкость грозно, особенно когда глаза блестят неподдельной злобой, и кажется, что ты вот-вот начнешь дышать огнем. Ты держишь ее так уверенно, будто действительно хорошо знаешь, что собираешься делать. И ты знаешь. Рука с локтем, направленным в потолок, толстая часть биты касается плеча, и ты ощущаешь прикосновение дерева к голове, чуть повыше шеи. Расслабленная поза, из которой, впрочем, легко и быстро замахиваться. Эд не считает, что бита тебе идет. Эд залпом допивает остатки своего пива, под громогласное "четыре", когда ты вдруг замечаешь Аарона. На него ты злишься тоже.

— Аарон! Какого хрена, ты же обещал отвезти меня на фестиваль, — ты кричишь, но он даже не оборачивается. В другом конце паба, сегодня пятничный вечер, помещение забито до отказа. Официантки еле справляются с потоком людей, все смеются, перекрикивают друг друга, громко играет музыка. Разумеется, он тебя не слышит, но тебе плевать, и интерес к Эду моментально пропадает. Злость – нет.
Ты разворачиваешься и пробираешься через толпу людей, Тим тебя сегодня возненавидит, что вместо работы ты занимаешься выяснением отношений, но честное слово, плевать. На всё плевать, пока ты проталкиваешься в другой конец зала, желая перехватить Аарона, пока он не дошел до лестницы, ведущей на второй этаж.
И ты успеваешь. Конечно успеваешь, кому-то от тебя даже досталось острым локтем в бок, потому что ты очень старалась успеть. И влетаешь в Аарона, с серьезным намерением если не толкнуть, то хотя бы пошатнуть. Ладонью ему прямо в грудь, жаль, не ладонями: вторая рука занята битой, которую ты так и не отложила в сторону.
— Какого хуя ты меня игноришь? — не слышал, Лола, понимаешь? Ты себя-то едва слышишь прямо сейчас, а уж он-то... А хотя ладно. Плевать. Помните? — Ты обещал отвезти меня на фестиваль, и я ждала тебя хуй знает сколько времени, а ты так и не явился! И можно хотя бы иногда отвечать на ебаные звонки? Ради приличия. Нет? — когда вы стоите рядом, ты ему по плечо, так что приходится задирать голову, чтобы смотреть в лицо. Он шире тебя в плечах, едва ли не в два раза, и по сравнению с ним ты – мелкая, но это тебя мало заботит. Это не мешает тебе выглядеть зло, и предъявлять претензии. Вести себя, как будто он должен, а он и правда должен. Не нужно было обещать, чтобы ты надеялась. И сейчас, глядя ему прямо в глаза, пылая от злости и раздражения, ты даже не думаешь бояться. Что, в самом деле, может произойти?

+4

3

Сука, ну какой пиздец, а.

Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое им реально рановато бухать согласно ебучим законам штата, тем более на улице - им пиздец при встрече с первым же патрулём, но у вас здесь редко бывают копы. Хороший район, почти родной, но всё-таки нет, ты хуй знаешь, как Джеки вообще живёт в этом ебучем Сакраменто и как можно было променять Город на эти блядские пальмы - но ты в общем отлично понимаешь, куда он тебя пошлёт, если ты решишь доебаться до него с этой хуйнёй.

Ты не ебёшь, какого хуя так завёлся, у тебя нет никаких хотя бы немного реальных причин психовать, у тебя всё хорошо, у тебя всё просто охуительно - пару часов назад ты ещё был во Фриско и теперь у тебя есть нихуёвая пачка бабла вместе с неплохим таким заказом на какую-то заправку в ебучей пустыне. Всё хорошо - но злость клокочет где-то в горле, ты бросаешь тачку в ста метрах от паба, знаешь, что никто с ней ничего не рискнёт сделать, а если рискнёт, ты будешь только рад, очень рад, прям до пиздеца, тебе хочется вскрыть гноящийся нарыв и сорваться на первом, кто попадётся тебе под руку. Тебе, в общем, и незачем долго ждать, ты щуришься, хотя и так прекрасно видишь всё, что происходит на противоположной стороне дороги - нихуя не знакомый тебе чувак пытается вскрыть чью-то розовую до блевоты мазду и в другое время ты бы может прошёл мимо, но бля, точно не сейчас. Ты всё ещё не считаешь этот район своим до конца, но какая блять разница, ты готов породниться с этим городом, если это станет достаточным оправданием для того, чтобы тебя бесил непонятный уёбок, пытающийся подгадить клиентам вашего с Джеком паба.

Как будто тебе нужны оправдания.

С ними, конечно, слегка приятнее, но ты и так осознаёшь собственную правоту - в конце концов пиздить тачки плохо, м? Ты уверен, что где-то в ебучем сборнике ебучих калифорнийских законов это обязательно отмечено, так что ты тут буквально совершаешь правосудие, расслабленным шагом подходя ближе к ковыряющемуся в замке долбоёбу. Он тебя не видит, ты какое-то время наблюдаешь за его действиями, ждёшь, когда он наконец-то заметит - и он дёргается, поднимая глаза, но почти сразу как-то успокаивается, успевая тебя разглядеть и оценить за долю секунды. По его мнению ты не представляешь собой угрозу - ты не коп и точно не добропорядочный блять гражданин, способный позвонить в полицию и настучать на атата нехорошего пидараса, вскрывающего чужие тачки, он бурчит себе что-то под нос в духе «вали и не мешай», пытаясь вернуться к работе.

- Так ты ж неправильно делаешь, дай покажу, - твой тон почти весёлый, ты почти улыбаешься, хотя больше скалишься, каким-то рывком подходя вплотную и сгребая его волосы в горсть, - смотри как надо, а, - быстрым, сильным движением бьёшь его переносицей об дверцу машины, размазывая моментально появившиеся кровавые разводы, - совсем другое дело же, - отталкиваешь его на землю и почти аккуратно пинаешь куда-то в печень, - съебись отсюда нахуй, - ты сплёвываешь на потрескавшийся асфальт, наконец переставая улыбаться, охуевший чувак с трудом поднимается на ноги и кажется хочет что-то сказать, но с тобой иногда бывает очень сложно спорить, он видимо это понимает и всё-таки сваливает, смешно пятясь и вытирая кровь рукавом кофты.

Наверное было бы заебись, если бы тебе этого хватило, если бы ты сейчас просто выпил пинту пива и расслабился, может быть снял какую-то там девоньку и расслабился уже в её компании - ты думаешь об этом, прокручиваешь в голове все перспективы хорошего вечера, действительно постепенно немного успокаиваясь и приходя в себя. Немного - дверь паба ты всё равно распахиваешь довольно резко, быстро ныряя в шум голосов и смеха, кто-то хлопает тебя по плечу, ты улыбаешься даже почти искренне, показываешь средний палец знакомому, по привычке осматриваешь помещение, фиксируя каждого человека. У барной стойки как всегда в это время не протолкнуться, ты киваешь Тиму, отмахиваешься от какой-то пьяной в нули девоньки, которая тебе почему-то не заходит вот прямо сейчас, хотя тебе смутно кажется, что ты трахал её на прошлой неделе в пыльной подсобке, но похуй, сейчас ты наверное даже больше хочешь подняться наверх, чем толпиться здесь - перевешиваешь девоньку на какого-то такого же бухого хуя, ловишь пробегающую мимо официантку за локоть, она хихикает, но ты просто говоришь чтобы кто-то притащил тебе бухла, ты будешь на втором этаже, окей? Окей.

Ты почти спокоен - почти, тебе не надо много чтобы разозлиться опять. Хватает и одной Лолы - Лола тебе нравится, Лола ёбнутая на всю голову, прикольная и вообще пиздец, Лола умеет трахаться и не отказывает тебе, ломаясь и говоря, что она не такая; Лола тебе нравится - и теперь она врезается в тебя, пытаясь толкнуть и предъявляя какие-то невнятные претензии.
- Какой нахуй фестиваль? - ты спрашиваешь почти мирно, во всяком случае точно более приветливо, чем разговаривал с тем съебавшимся чуваком, но быстро исправляешь это, до синяков сжимая пальцы на её запястье, - ты ебанулась? Я тебе чего, что-то блять должен? - на вас уже смотрят, ты недовольно, раздосадовано морщишься, понимая, что теперь девоньку на вечер будет найти сложнее, хотя в общем зачем искать - вот же она, стоит, возмущается и злится. Ты ухмыляешься, облизываешь губы, рваным движением тянешь её к себе, обхватывая за талию. - Пойдём обсудим, хули, раз тебе так хочется, - ты не собираешься её отпускать, почти тащишь за собой вверх по лестнице, впечатываешь в стену возле двери, быстро открывая замок и проталкивая её внутрь.

+7

4

Ты шипишь от боли, как можно незаметнее, сквозь зубы, когда пальцы сжимаются на запястье, и ты по одному только ощущению знаешь: завтра нужно будет надеть еще больше браслетов, чтобы скрыть фиолетово-сиреневые полоски на коже. Однако продолжаешь смотреть в глаза, и продолжаешь злиться. Тебя не напугать какой-то там чересчур жесткой хваткой; и едва уловимым дребезжанием опасности в голосе - тоже не напугать. Ты не слышишь, скорее чувствуешь, но этого, конечно, не достаточно.
Всего этого не достаточно, чтобы ты испугалась хотя бы на короткое мгновение. И не достаточно, чтобы начала дергать рукой, выворачиваться, и притворно испуганно звать на помощь. "Отпусти, ты делаешь мне больно!" - кажется, как-то так реагируют барышни в фильмах в таких ситуациях?
Только ты - нихуя не барышня. Тебе не нужна помощь, тебе плевать, как вы выглядите. Ты сама разберешься со своими проблемами, даже если прямо сейчас твоя проблема на две головы выше тебя.

— В смысле, какой нахуй фестиваль? — ты продолжаешь возмущаться, и даже не думаешь понижать голос. На самом деле, тебе даже не сильно хотелось на этот фестиваль, но от чего-то злишься, и нужен любой повод, чтобы поскандалить, выместить на ком-то злобу. — Конечно, блядь, должен! Ты обещал! — ты бы двинула его еще раз, просто не можешь вскинуть руки, когда он так крепко держит, а вторая рука всё еще занята битой.
Насколько в действительности в тебе много благоразумия, чтобы даже в таком состоянии не пришло в голову ею воспользоваться?

Фыркаешь и закатываешь глаза, когда он притягивает тебя к себе. Молчишь, и сопротивляешься вяло, скорее для приличия: идея подняться наверх тебе нравится. На втором этаже больше никого нет, не придется перекрикивать чужой смех, разговоры, музыку. Никто не помешает, и никто не придет на помощь - но прямо сейчас тебе кажется, что это даже хорошо. Разве может тебе в действительности понадобится помощь? И есть ли хоть что-нибудь, с чем бы ты не могла справиться в одиночку?
Полнейший дебилизм, но тебе всё еще не страшно. Ни пока вы поднимаетесь по лестнице, ни пока ты прижата к стене так, что не можешь даже толком пошевелиться. И тем более не тогда, когда дверь открывается, и вы оказываетесь в небольшой комнатке, простой интерьер который ты знаешь, пожалуй, даже слишком хорошо.

Ты швыряешь биту на кровать, потому что орать и возмущенно жестикулировать намного удобнее, когда обе руки свободны. И в глубине души ты понимаешь, что ситуация не стоит таких возмущений, и твоей настолько пронизывающей, обжигающей злости. Проблема лишь в том, что тебе плевать, и вести себя ты собираешься в соответствии со своими ощущениями. Нахуй разумные доводы, и рациональную Лолу, которой вообще слова почти никто никогда не дает.
— Я ждала тебя ебучих 3 часа. Ты проверял свой телефон? — забавно, что когда расстояние позволяет, и когда его ладонь не стискивает запястье, ты инстинктивно держишься от него подальше. Даже не замечаешь, как меришь угол комнаты шагами, и угол этот - чуть ли не напротив двери, около которой он стоит. — Нет, нету у тебя такой придурочной привычки проверять телефон? Так обзаведись ей, бля! — тебя так злит вся эта хуйня, и тебе так сильно хочется, чтобы он увидел, насколько ты зла, что будильник попадается под руку совершенно случайно, ну честное слово. И летит потом в сторону Аарона, со всей силы, на какую ты только способна, тоже случайно. Честно! — У меня были билеты на руках, я бы нашла как мне поехать, если бы ты мне сказал, что ты не можешь, или не приедешь, или бля забыл! И теперь вместо того, чтобы быть на фестивале, за который Я ЗАПЛАТИЛА, я торчу в сраном пабе, на работе! Спасибо тебе большое!
Ты слышишь стук в дверь, а в следующее мгновение она открывается, и ты видишь в щель заглядывает явно испуганная Карла. У неё в руке бутылка, ты даже не можешь разглядеть с чем именно, только обращаешься теперь уже к ней, всё еще не сбавляя тона: — Карла, съебись отсюда, пожалуйста, не видишь мы разговариваем? Тебя потряхивает от злости, сердце в груди колотится, словно бешеное. Ты тяжело дышишь, а еще не помнишь, когда в последний момент была настолько зла.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » on the dark side.