Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
David
[617-338-767]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
ПОГОДА В САКРАМЕНТО: 11°C
Солнце седьмого после Саовины дня жгло жидким пламенем заката верхушки высоких елей дальней границы леса далеко за Гутборгом. Эльфий календарь закончил еще один год, темнота и холод стали на шаг ближе к порогу, но искалеченный военными восстаниями, партизанскими войнами и массовыми...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Heart of steel


Heart of steel

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Робкие попытки Юань тоже принять участие в разработке плана их дальнейших действий были хладнокровно задушены мрачным лаоваем в зародыше. Она молча слушала, как мужчина критиковал её предложение, угрюмо поджимала губы, но ей не оставалось ничего другого, кроме как признать его правоту - так и есть, они беглецы, их везде ищут и везде найдут, они по самую макушку увязли в дерьме и выхода у них, фактически, никакого нет. Этого Джек, конечно, не сказал, но именно такой вывод можно было сделать, следуя его логике.
Как же всё... херово.
Херово не так, как ночью зимой, когда просыпаешься от холода, и не так, когда желудок сводит судорогой от голода, а по-настоящему конкретно очень сильно херово. Тотальная безысходность и безнадёга.
Юань не хотела предаваться пессимистичным настроениям. Она только-только начала думать о шансе на новую жизнь! Она не готова сдаваться!
- Да, мы ввязались в кошмар наяву, это я уже поняла, - устало выдохнув, девчонка заправила за уши тёмные пряди, которые сильно взлохматились в процессе их изящного прыжка-падения из окна, - но раз уж ввязались, надо идти вперёд.
Безусловно, Джек понимал в этом больше, чем она; Юань лишь смутно догадывалась, как устроена сложная система корпораций, компаний, группировок и отдельных представляющих их лиц, образуя паутину, в которой люди застревали намертво, прилипали, как беспомощные хрупкие бабочки, и ждали своей очереди быть поглощёнными хищными пауками. Точно так же Джек наверняка имел более ясное представление о том, что можно предпринять в их ситуации и как всё-таки сделать, чтобы выбраться с территории, ставшей теперь для них вражеской. Девица решила больше не соваться к опытному вояке со своими глупыми советами и легко позволила разговору перетечь в другое русло.
Чем занимается Ченглей? Хм...
- Чен... хм... чинит, крафтит... - туманно протянула Юань, потому что лучших объяснений предложить не могла. Она не так хорошо знала Ченглея, чтобы быть в курсе всех деталей его жизни, но достаточно хорошо, чтобы прятаться сейчас в его мастерской с лаоваем за компанию. - Ещё до начала того ужаса, который выкосил половину района десять лет назад, он немножко знал нашу семью - маленькую меня и мою мать. Немножко. Его отец знал мою мать гораздо лучше.
Деликатно кашлянув, девица поковыряла носком ботинка каменный пол и ободряюще улыбнулась Джеку:
- Не волнуйся, он чудик, но хороший чудик. Я бы и правда сбежала сюда раньше, если бы у меня был шанс это сделать.
Точно с целью подтвердить такую замечательную характеристику хозяин помещения вернулся к гостям, принося с собой всё, что обещал - медикаменты, чтобы подлатать лаовая, кое-какие женские шмотки, немного великоватые худенькой девчонке, и банальные сэндвичи, набитые всем, чем только теоретически можно набить сендвич.
- Слушай, Джек... - Юань внимательным взглядом окинула разрез на руке мужчины, - это, наверное, надо... зашить?
А в аптечке, какой бы крутой она ни была, конечно, не может быть хирургических игл. Очень жаль. Но, может, и обычная сгодилась бы, коль не из чего выбирать...
- Чен, найдёшь нам иголку и нитку покрепче?
До сей поры ей не приходилось ковыряться чем-либо острым в чужом теле, но, с другой стороны, прыгать из окон с головокружительной высоты ей тоже не доводилось. Натуральный вечер открытий!
- Обезболивающее есть, - с облегчением сообщила Юань, выудив упаковку таблеток из общей массы пузырьков и коробок, - и алкоголь, если что, тоже есть...
На любой вкус, мистер Лаовай. Что предпочитаете? Всё ради Вас, лишь бы Вы перестали аккуратно истекать кровью.
Своеобразный уют их логова здорово согревал душу. Юань не терпелось скорее нарядиться в принесённые приятелем вещи, эти самые обыкновенные джинсы, которые заменят отвратительно короткие шорты и юбки, кофту с капюшоном, в которой точно будет тепло... сложно поверить, что всего минут десять назад они удирали от потенциальной погони, рискуя жизнями в самом прямом смысле слова. И сложно поверить, что так, наверное, будет ещё не раз и даже не два.
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+2

22

Джек медленно переводил взгляд с болтавшихся под потолком аугментированных конечностей на рабочий стол и обратно, прикидывая, сколь благополучно живется хозяину местной мастерской. Быть может, ему тоже в свое время стоило податься в инженеры. Кто знает, быть может, тогда его жизнь протекала бы сейчас в совершенно ином русле. И были бы и свой дом, и счастливая жена, и подрастающая дочь, и уверенность в завтрашнем дне. Разрушенная идиллия. В его глазах она так и останется иллюзией, чем-то нереальным и неестественным. Как и останется для Юань загадкой, что из себя представляет нормальная жизнь, когда тебе не надо жить по чьей-то прихоти и ежедневно уничтожать собственную гордость и давиться честью. И дело не только в том, что прошлого не воротишь, но и в том, что оба они были теперь по самую макушку в дерьме. В ситуации, где нет никаких перспектив. Корпорация «Беллтауэр» разрослась по всему миру
Джек поднял вопрошающий взгляд на юную азиатку: «знал мать лучше?» Судя по тону Юань и легкой сумятице, что вкралась в её глаза, семантика слова «знать» конкретно в данном случае выходила за рамки обычного понимания. Но Джек суть уловил и тему необычных связей между семьями продолжать не стал – его это нисколько не касалось. Гораздо больше его волновал Ченглей как человек, в руках которого находились их жизни.
- Ты бы доверила ему свою жизнь? – тихий, ровный тон, накрывающий их диалог каким-то непроницаемым куполом. Он помнил, что девчушка говорила о доверии с уверенностью, но Джек должен был знать наверняка. Но ответа он не услышал, поскольку рядом выросла тень Ченглея, а мгновение спустя – и он сам, с полными руками необходимых им вещей. Приняв в руки сэндвич, Джек неожиданно вспомнил, что ничего с утра так и не съел, а планы на завтрак были сорваны самым дерзким штурмом его тихой обители. Сохраняя облик угрюмого и неразговорчивого незнакомца – кем, по сути, Шепард и являлся – он коротко кивнул в знак признательности и принялся за еду.
Он был занят своими собственными мыслями и не находил более никаких слов. Когда Юань вызвалась заштопать свежий рубец на руке, Джек снова кивнул, не выражая никаких возражений, и продолжил пережевывать сэндвич. После всех сложных операций, когда к торсу крепят механическую руку, имплантируют в организм чужеродный биочип, устанавливающий тонкую связь между протезом и центральной нервной системой, такие порезы кажутся чем-то вроде обычного ушиба: жжется, ноет, но проблем не доставляет. Жаль, что только организм не поддается новым трюкам и не изменяет старым привычкам – когда обеззараживающий раствор тронул края раны, а иголка вошла под кожу, Джек послушно стиснул зубы. Лицо у него было при этом такое, будто он собирался свернуть кому-нибудь шею голыми руками.
- Дай что покрепче, - тихо просипел он, едва разжимая губы. За спиной Юань стояла пара бутылок, и в одной из них было что-то кристально прозрачное – вероятнее всего, байцзю; идеальнее для его нынешнего положения ничего не придумать. Поэтому, обхватив незамутненное горлышко механическими пальцами – от соприкосновения стекло едва звякнуло – Джек приложился, делая три больших глотка. Достаточно крепких для того, чтобы охладить очаг боли и почувствовать, как от градуса будто в грудь кто-то засунул факел. Его моментально охватил жар – но не тот, коим бредят в лихорадке. Наоборот, то было приятное ощущение тепла, которого недостает в самые ветреные дни в беспросветных джунглях города.
Пока Юань штопала, Джек усердно думал: выводил планы в голове, фантазировал еще один побег. Представлял, как они вдвоем могли бы обойти охранные системы и устроиться в одном из контейнеров с грузом. Но вместо грандиозного финала, о котором глупо мечтают любители художественной литературы, сознание рисовало ему мрачный конец. Их поймают, только они выйдут из убежища. Или поймают там, в ангаре. Или поймут, в чем дело, и сбросят контейнер в океан, оставляя на дне путавшуюся под ногами проблему. И ни в одном из представляемых сценариев он в принципе не видел жизнерадостного исхода – задав неаккуратный вопрос начальнику, он помочился не против ветра, но против бури. И теперь эта буря шла за ними по пятам, наступала на пятки и тянулась загребущими руками, угрожая навсегда оторвать от жизни. Юань убьют быстро, хладнокровно и без сожаления – кого в Хэньша озаботит судьба малолетней проститутки? Их в городе как рыбы в воде. А Джека… Джека ждала другая смерть – растянутая на несколько лет, в течение которых он будет беспрекословно выполнять приказы, как и прежде. Мало кто знал, но у «Беллтауэр» в ходу использовались методики, которые никак не вписывались в  положения конвенции о правах человека. По сути, они с Юань теперь – два ходячих трупа, оттягивающих неизбежное. Но в том и парадокс человеческой жизни: чем сильнее тебя загоняют в угол, чем острее ощущаешь дыхание смерти, тем крепче становится стремление жить, бороться и существовать.
Когда Юань нанесла последний штрих, оставляя на руке бугристые швы, Джек негромко поблагодарил её и пошевелил пальцами, проверяя дееспособность конечности. Он свободно шевелил ею, но не мог избавиться от ощущения легкого дискомфорта, будто кто-то стягивал мышцы изнутри в месте раны. Что же, придётся потерпеть, не в первый раз же.
- Тебе бы приодеться, - Джек ткнул пальцем на стопку одежды рядом. До этого, пока его большим образом волновали вопросы безопасности, он даже не обращал внимание на внешний вид Юань. Одежда на ней казалась не просто огромной – она даже не мешком висела, а походила скорее на простыню, в которую Юань приспичило закутаться. Интересно, отметили ли для себя ищейки «Беллтауэр», что один из беглецов скрылся в гигантских лохмотьях, покуда второй разбрасывался холодильником?
Предоставив девушке пространство и уединение, Джек взглядом перехватил внимание Ченглея и кивнул в сторону смежной комнаты. Как оказалось, она мало чем отличалась от предыдущей, разве что в ней находились предметы домашнего интерьера, создающие уют – диван, настенные светильники, что-то вроде книжного шкафа, холодильник, плита. Обстановка не под стать дорогим квартирам сотрудников «Беллтауэр», но и не жалкое подобие того «дома», где вместо кровати используется картонка.
Джек сложил руки на груди, заняв место у стены, в которую он лениво уперся плечом. Ногой он прикрыл дверь, чтобы разговор их оставался между ними двумя и не отвлекался на звуки возни из соседнего помещения.
- В двух словах: у нас большие неприятности, - поразмыслив и решив, что нет никакого смысла скрывать, кто он такой и от кого они бегут – тем более, когда у него на груди так настырно светлился шеврон корпорации – Джек продолжил, - мы немного поссорились с «Беллтауэр». Люди, которые гарантировано своего просто так не отдают. На острове мы остаться не можем – рано или поздно они найдут нас, а с нами и это место, так что нужно бежать.
За короткой паузой Джек проследил за переменой во взгляде Ченглея, прикидывая, какие мысли могли бы возникнуть у того в голове.
- Бежать от них, правда, бессмысленно, но еще бессмысленнее сидеть на заднице ровно и ждать палача. Есть мысль, но без третьей пары рук эта затея провальная сама по себе… Ты вроде бы с протезами работаешь – значит, соображаешь в этих примочках и технологиях, - Джек чуть приподнял брови, легким кивком указывая на механические протезы, что были разбросаны по всему жилищу, как у кого-то – носки. – У нас есть только один вариант: стать безбилетными пассажирами и угнать самолет. Но нам нужен навигатор, без него не пробраться. Смог бы по-тихому обойти защитную систему на грузовом аэродроме?[NIC]Jack Shephard[/NIC][STA]still human[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/YFocE.jpg[/AVA][LZ1]ДЖЕК ШЕПАРД, 39 y.o.
profession: наёмник "Беллтауэр"
[/LZ1]
[SGN]What good's an honest soldier if he can be ordered to behave like a terrorist?
http://s1.uploads.ru/yKGOZ.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2017-11-20 22:49:57)

+2

23

Доверила бы Юань свою жизнь Чену? Девчонке вообще не нравилась идея, что она должна доверять кому-то свою жизнь, но так уж вышло, что её недолгое хрупкое существование оказалось в руках не только старого знакомого, но и какого-то хмурого мужика с железными частями тела. Мысленно Юань примирилась с этой ситуацией - куда тут денешься, учитывая, что сама ситуация совершенно невероятная, чрезвычайная, выходит за все рамки того, что ей доводилось переживать до сих пор - во всяком случае, прыжки из окон для неё точно были чем-то новеньким. И ещё никогда прежде Юань не приходилось заштопывать не нарочито сексуальную обтягивающую маечку, зацепившуюся за гвоздь, а чужую плоть. Вонзить иголку с ниткой в человека, а не в блестящую ткань.
Девица подняла взгляд на своего молчаливого спутника, пробежала взглядом по его лицу, пытаясь угадать настрой. Что он сейчас чувствует? Боится грядущих болевых ощущений? Злится на негодяйку судьбу? Абсолютно непроницаемое лицо. Ничего не прочитать, не докопаться. Может быть, он вообще думает о другом - о том, как в его квартире оказались те недружелюбные ребята и как теперь выпутываться из липкой паутины криминальных интриг. Юань надеялась, что так и было - пусть он храбрится, как подобает суровому лаоваю, хватит того, что у неё руки дрожат.
- Не обещаю, что больно не будет, - китаянка нервно сглотнула и хорошенько всадила иглу в израненную руку, проталкивая острую сталь сквозь сопротивляющееся биологическое волокно. Слои кожи, наверное, или жировая прослойка, может, и мясо, хрен его знает, Юань не разбиралась в анатомии. Всё её внимание сосредоточилось вокруг швейного мастерства, которое приняло такой кровавый оборот в её руках. Толстые, крепкие нити с трудом проходили сквозь узкие отверстия от иглы, но стянуть края раны девчонке удалось на удивление ловко и ровно - настолько ровно, насколько было возможно, хотя эстетическая составляющая процесса волновала обоих участников в последнюю очередь.
- Кажется, всё, - наконец выдавила "мастерица", с облегчением отбрасывая заляпанную кровью иглу и моток нитей в сторону. Шумно выдохнув, она вновь подняла глаза на своего пациента. Стоит отдать Джеку должное, он перенёс операцию героически, без стонов, охов и жалоб. Юань бы так не смогла. С ней, конечно, всякое творили... большие парни в постели тоже умели делать очень больно, до солёных слёз по щекам, и некоторые ещё и кайф от причиняемой боли получали... Но смотреть, как тебе в руку раз за разом вонзается иголка - не-не-не, так Юань бы точно не смогла.
Теперь, когда медицинские кошмары остались позади, можно было последовать совету мужчины и "приодеться". Юань с радостью так и поступила - без всякого стеснения сбросила чужую куртку, представ перед Ченглеем и Джеком в одном нижнем белье, и потянулась к новым вещам, едва они успели выбраться за дверь. За годы работы Юань отвыкла от физиологического стыда, напрочь забыла о необходимости прятать обнажённое тело от посторонних глаз. В её жизни такого понятие отсутствовало; видят парни что-то из другой комнаты или нет - какая разница? Ничуть не смущаясь, она невозмутимо натянула джинсы и нагнулась подвернуть штанины - те оказались длиннее нужного, но не катастрофично. Кружевной бюстгальтер нелепо смотрелся на тощей подростковой фигурке. Через минуту он уже скрылся под слоем хлопковой ткани, когда Юань облачилась в кофту. Рукава доставали до самых костяшек пальцев, зато от просторного капюшона может быть немало пользы.
Одежда волшебным образом изменила её облик, превратила из уличной прошмандовки в обычную смазливую девчонку; что о такой скажешь по первому впечатлению? Она может быть школьницей, прогуливающей занятия, или несостоявшейся студенткой, вынужденной вместо учёбы в университете искать заработок, или чьей-то дочкой, заботливой или не очень... столько вариантов, и ни одного верного. Но тем, кто судит по первому впечатлению, это знать не нужно.
Тем временем китайский техник, задрот и просто мастер на все руки слушал исповедь чужестранного гостя, вытаращив глаза. Да-а-а, поссориться с "Беллтауэр" - это мощно...
Ченглей тихо присвистнул.
- Не буду спрашивать, что вы им сделали, но ты прав, вам нужно уносить ноги, - помолчав, хозяин задумчиво пожевал губу, остановив расфокусированный взгляд на противоположной стене. Казалось, будто он пропустил слова Джека мимо ушей, но на самом деле Ченглей всё прекрасно расслышал и впал в тугие раздумья именно поэтому.
- Возможно, - наконец он очнулся и серьёзно посмотрел на собеседника, - оборудование найду. Но там же охрана помимо того, что по моей части - физическая, то есть, охрана. Люди с пушками.
Ему как будто неловко было произносить следующую фразу.
- Если ты... ну... разберёшься с этим... - он кашлянул, - технику я возьму на себя.
Вообще-то он был хороший чувак, Ченглей. Сумасшедший фанат своего дела, китаец, страстно влюблённый в железные прибамбасы. Он, конечно, держал подпольную мастерскую и, пожалуй, не соответствовал образу законопослушного гражданина, да и кто здесь, в Хэньша, ему соответствовал... но живых людей Ченглей не убивал никогда. Его не пугала мысль об убийствах; когда такое регулярно происходит где-то под боком, ко всему привыкаешь. Но когда вот так вплотную участвуешь в сговоре против душ... душ отнюдь не невинных, скорее всего... а, к чёрту мораль и этику. Трудно хранить равновесие в таком мире, помогаешь одним - делаешь больно другим. Без этого никуда.
- Ты безумец, лаовай, - азиат беззлобно усмехнулся, в уме набрасывая схему их отчаянного плана, - но к чёрту, давай это сделаем. Угоним самолёт и отправим вас подальше от местного дерьма. Пришлите потом почтовую открытку, как доберётесь, - хохотнув, он уселся перед здоровенным сенсорным монитором и углубился в изучение одному ему понятных программ и кодов, проверяя свой личный оружейный запас - запас для кибератаки, не менее рискованной и опасной, чем столкновение на стрельбище.
- Джек? Чен? - приоткрыв дверь, Юань всунула растрёпанную голову в их "переговорную". - Я слышала слово "самолёт"?
Уже ничто не казалось ей больше абсурдным или суициадальным. Когда в крови кипит адреналин, когда хватаешься за последнюю - любую - надежду, всё, что потенциально может принести спасение, возводится в ранг гениальной идеи априори.
- Значит, у вас есть план, - она довольно улыбнулась, - у нас есть план. 
Страх отступил; будь впереди хоть тысяча полётов из окон и миллион летающих холодильников, они будут действовать и будут бороться. Против врага, заведомо сильнее них в бессчётном масштабе. За свою жизнь.
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+2

24

Ченглей не производил впечатление человека, от которого жди подвоха или внезапной угрозы, но Джек все равно сомневался, что способен до конца довериться ему. Всучить свою жизнь, какой бы они ни была, в руки первого встречного – насколько это разумно? Впрочем, Джек доверял Юань. А Юань доверяла Ченглею. И такая замысловатая цепь, основанная на поручительстве, в итоге смыкалась, заваривалась на крайнем звене и образовала круговорот взаимного доверия. По меньшей мере, было две вещи, которые в Ченглее вызывали если не уважение, то хотя бы благодарность. Первое: он не стал задавать лишних вопросов – и тем самым упрощал жизнь не только незваным вторженцам, но и самому себе. Чем меньше знаешь, тем крепче спишь – половина человечества не представляет, какая глубокая истина кроется за этими простыми словами. Сегодня Джек и Юань на собственной шкуре убедились, что цена молчанию в свое сущности превышает самые многозначные цифры. И, наконец, второе: Ченглей вместе с вопросами оставил любые попытки «соскочить» с крючка, выставить руки ладонями вперед и открыто заявить, что лично он с «Беллтауэр» проблем не имеет и обзаводиться ими совершенно точно не планировал. Это одновременно беспокоило и отзеркаливало беззвучной благодарностью во взгляде.
- Охрана – моя забота, об этом можешь не беспокоиться, - у Джека было достаточно тузов, припрятанных в боевом арсенале, чтобы бесшумно устранить случайного свидетеля. – Хотя я надеюсь пробраться, никого не трогая. Если поочередно снимать всех проходящих мимо охранников, они через пару минут обратят внимание, что пустуют патрульные маршруты. Тогда вся наша конспирация накроется титаническим тазом, они закроют аэродром и не выпустят, покуда не перероют каждый угол и не найдут нас. Для этого ты нам и нужен – если взломаешь камеры, будешь парой лишних глаз. Проведешь нас так, чтобы никто не заметил. Выключишь сигнализацию и отопрешь закрытые двери. Люди с пушками будут нашей последней заботой.
Джек потер запотевшей ладонью шею, похрустел ей, разминая суставы. Покуда вырисовывался в голове план, заманчивой и одновременно здравой казалась мысль об отдыхе перед крупным делом. У Шепарда слегка гудела голова – побочный эффект мощной дозы адреналина, вошедшей в ток крови следом за транквилизаторами. В заштопанной Юанью руке пульсировала слабая, но назойливая боль – неприятная и отвлекающая. Там, где кожу стягивали нитки, не позволяя ей разойтись обратно и обнажить плоть, гудел зуд – как если бы под кожей забился беспорядочный осиный рой. У Юань так и вообще выдалось сумасшедшее утро, в котором промелькнули агрессивно настроенные солдафоны, электрошокеры и стремительный полет длиною в восемьдесят этажей. Им обоим надо было не только детально проработать каждый шаг, но и подготовиться физически; восстановить силы и переработать сосредоточенность, которая тихо увядала под тяжестью стелющихся на векторе истории событий.
- Не больший безумец, чем ты, - хмыкнул Джек. Он говорил сущую правду: помогая тем, кто посмел противиться системе самой влиятельной корпорации в мире, Ченглей автоматически оказывался за той же баррикадой и подписывался на их же участь. Если только не на более страшную, чем уготована этим двоим. Ченглей устроился за компьютером, а Джек, под стрекот опущенных визоров, занялся поиском нужной информации в собственной базе данных – встроенная в организм электроника моментально реагировала на мозговые импульсы и за считанные секунды выполняла столько же операций, сколько и компьютер. Шепард продолжал стоять у стены, скрестив руки, и со стороны это выглядело так, будто он на деле заснул.
Когда в комнату вошла Юань, Джек только промычал в ответ – дескать, да, план есть, хотя и не самый лучший. Припоминая сумбурное начало дня, он вежливо поинтересовался, как девушка себя чувствует. Наконец, когда перед глазами замигали нужные файлы, он вытянул механическую  руку вперед, закатывая рукав. Сквозь гладкую поверхность дорогого металла к потолку устремились световые лучи, и в воздухе образовалась квадратная голограмма – точное воспроизведение плана аэродрома со всеми подсобными помещениями, взлетными полосами, канализационными выходами и вентиляцией.
- Аэродром тщательно охраняется, попасть туда можно либо через главные ворота, либо через крышу восточного охранного блока. Вот здесь, - Джек махнул пальцами по воздуху двумя горизонтальными линиями, и схема на голограмме поползла в сторону, мелькая многочисленными складскими помещениями. Тычком пальца в воздух он остановил прокрутку, немного увеличил изображение, чтобы было лучше видно. – Это самое ближайшее к улице здание – метров двести, и попасть на него можно, если правильно рассчитать время и скорость полета. Мы спрыгнем с высотки на набережной, в ней сотня этажей, должно хватить. С этим проблем не будет, я кое-что в этом смыслю, главное, чтобы ты, Ченглей, отключил магнитное поле на заборе – иначе мы расшибемся в лепешку прежде, чем я успею закричать «ребут системы». Итак, мы попадаем внутрь, - Джек сделал еще один жест в воздухе, и теперь поверх зеленой схемы проявились тонкие красные линии, рисуя целый лабиринт. – Забираемся в охранный блок и через систему вентиляции добираемся до пятого склада. В четыре часа оттуда перекладывают в машины особый груз, прошедший проверку. Например, пустые контейнеры для аугментаций – в Китае такие заказывать дешевле. Получается коробка в коробке, понимаете? – Джек усмехнулся собственной метафоре. Добровольно замуровать себя в такой альтернативе гроба казалось какой-то странной и вместе с тем дикой мыслью – мол, «Беллтауэр», если хотите нас убрать, не утруждайтесь, мы по собственной воле залезем в могилу. – Это наш бесплатный билет на самолёт. Но есть небольшая сложность… Все контейнеры «сбывают» грузчикам по ленте, и у нас будет не более сорока секунд, чтобы успеть занять место. Катастрофически мало, чтобы успеть спрятаться, и в принципе сложно, там везде камеры. Во-первых, поэтому нам нужны светоотражатели и зеркалки – ни одна система ни в коем случае не должна нас опознать. Во-вторых, будет здорово, если ты, Ченглей, устроишь форс-мажор. Нам нужно немного времени, чтобы укрыться в этих долбаных ящиках, нужно не больше минуты – нужно, чтобы ты в определенный момент отключил им питание. Имитированный сбой в сети – лента встанет, у нас будет время. Всё это непросто, но этот вариант более надежный.
Джек тяжело выдохнул – теперь хорошо понимал, каково приходилось Линбергу, когда тот проводил инструктаж перед операцией. Если один солдат должен наизусть знать только свою задачу, то командир группы превращался в мозговой центр, который оперировал несколькими целями сразу. И поди попробуй хоть какую деталь упустить – тогда вся операций похерится только по одному щелчку пальцев.
- Вариант второй, более рискованный, но простой: узнаём на складе, в какой ангар направляют груз, и по той же системе вентиляции благополучно добираемся до нужного. Вся сложность будет в том, чтобы незаметно под носом проскочить на борт мимо грузчиков. Из того, что я видел, они двадцать минут торчат в хвосте самолета до последнего контейнера и никогда не отходят от них, пока не завершат работу. Помимо системы «Икар» у меня имеется еще и «Призрак»,  - Джек перехватил взгляд Ченглея, убеждаясь, что тому понятно, о чем идет речь: аугментация, благодаря которой человек сливается с фоном, прямо как Хамелеон. Проще говоря – невидимость. – К сожалению, её нет у Юань, - голограмма погасла, Джек развёл руками. – Если бы их только можно было чем-то отвлечь…[NIC]Jack Shephard[/NIC][STA]still human[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/YFocE.jpg[/AVA][LZ1]ДЖЕК ШЕПАРД, 39 y.o.
profession: наёмник "Беллтауэр"
[/LZ1]
[SGN]What good's an honest soldier if he can be ordered to behave like a terrorist?
http://s1.uploads.ru/yKGOZ.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2017-11-28 17:45:13)

+2

25

Переодевшись, Юань сильно жалела об одном: очень печально, что в комнате нет нормального зеркала. Любопытно взглянуть на свой новый облик - новую себя. Простую китайскую девчонку, одетую в самую обыкновенную, чуть мешковатую одежду. Никаких больше омерзительно коротких шорт и юбок, никаких тонких кофточек, сексуально (якобы - а на самом деле откровенно пошло) обтягивающих хрупкую талию и грудь, которой у неё толком не было. К её юному возрасту у Юань ещё не сформировалась та самая по-взрослому женская фигура, которая привлекает мужчин; тому, вероятно, способствовало множество факторов - плохие жилищные условия, скудный рацион, да и генетическая наследственность наверняка играла роль - насколько Юань помнила, её мать тоже оставалась маленькой и худенькой до самого дня своей смерти. Впрочем, детская фигура девочки-подростка никому не мешала - ни её работодателям, ни её клиентам, которые как раз страстно желали именно такое юное тело, принадлежащее уже не маленькому ребёнку, но и пока не взрослой женщине...
Теперь с этим покончено. Теперь она действительно обыкновенная девочка-подросток в мешковатой одежде. И всё.
Окей, не совсем всё... девочка-подросток, по собственной дурости вляпавшаяся в чёрт знает какой глубины навозную кучу, втянувшая туда своего спасителя-лаовая, а теперь ещё и старого приятеля. Определённо, услышать слова "самолёт" и "план" для неё сейчас - почти что услышать пение любимого исполнителя живьём. Пусть хоть какой-то план, плевать на его логичность и адекватность - хуже уже вряд ли будет, а вечно находиться в бегах они не могут. Даже бомжи выгонят их из канализации, чтобы беглецы не привлекали к уютному убежищу бродяг лишнего внимания.
Итак, как же она себя чувствует?
- Как человек, которого долбанули шокером и выкинули в окно, - Юань невозмутимо повела плечами, но заметила, как вытянулось лицо Ченглея - он-то не знал подробностей... - хорошо, в общем. Уже хорошо. Поделитесь со мной, что вы там задумали?
Джек принялся вещать, слово экскурсовод, вызубривший наизусть карту аэродрома и проводивший теперь краткий тур по территории для новеньких гостей. Юань и Ченглей с сосредоточенными лицами ловили каждое слово, прекрасно понимая, что важна любая деталь. Оба отлично знали, от каких мелочей порой зависят человеческие жизни. В Нижнем Хэньша все это знают.
У девицы что-то дрогнуло в лице, когда она представила грядущий полёт со здания в сто этажей - тут ощущения явно покруче прыжка из окна. Но выбирать не приходилось, и кочевряжиться она не стала. В первый раз всё прошло гладко, они живы, целы - Джек знает, что делает, во всяком случае, должен знать. Ей волей-неволей приходится ему доверять, и пока он ни разу её не подвёл.
Китайский техник коротко кивнул, уже соображая, как устранить потенциальную опасность в виде магнитного поля, и принялся вникать в следующие инструкции. Его мозг, пусть и человеческий, работал не хуже компьютера, когда необходимо - а необходимость возникала всегда.
Перспектива ползти по вентиляции Юань не напугала - будучи маленькой девочкой, она куда только не залезала, помогая грабительской шайке пробраться внутрь. Клаустрофобией она не страдала и застрять где-нибудь посередине не боялась - уж не с её телосложением точно.
- Отвлечь их можно, - подал голос Ченглей, в задумчивости нервно потирая подбородок, - если устроить не просто сбой системы, а ложную тревогу: если датчики зафиксируют движение в части, очень сильно противоположной той, где будете вы, они, скорее всего, кинуться туда как подкрепление. Только затем, чтобы обнаружить какую-нибудь ерунду вроде неудачно заплутавшей кошки. Заодно их подозрения падут на ту область, где вас как раз не будет. У нас может получиться их запутать. 
Для Юань все эти безумные идеи звучали как фантастический боевик с её участием в главной роли. В технических терминах она тем более ничего не понимала - зеркалки, системы... но если ими займётся Ченглей, можно не беспокоиться. Он ни за что не подведёт.
Она думала об этом, отчаянно сражаясь со сном, уже сидя в кресле в углу лаборатории, притянув к себе колени и сжавшись в позу эмбриона. Понемногу выстроившийся план был ей ясен, пусть и не перестал казаться невероятной выдумкой сценаристов. Сдавшись и засыпая, Юань прокручивала его в голове, морально подготавливая себя к событиям будущих нескольких часов хаотичных приключений, от которых зависит их дальнейшая судьба - да чего уж там, их жизни. В самом прямом смысле. Может, её прошьёт насквозь автоматной очередью, и всё закончится скучно и быстро. Ей бы этого не хотелось - они ведь решили бороться, верно? В том заключалась суть: бороться. Это не трусливое бегство гонимых охотниками зайцев - это борьба не на жизнь, а на смерть. Что с ними будет потом, когда они попадут на континент? Сейчас рано думать о настолько далёких событиях, но... они не оставят это просто так, правда же? То, с чем столкнулись лицом к лицу. Подозрительного лаовая в рядах китайского криминального круга, неожиданное предательство крупнейшей спецслужбы... они явно не просто точили зуб на Джека из-за старых обид - они лихорадочно заметали следы. Единственный настоящий шанс нащупать путь к свободе - обыграть своего врага. Не этих ребят, слепо следующих приказам сверху, а того (или тех?), кто эти приказы отдаёт. Но как, чёрт возьми, как им, двум одиночкам, подобраться к истине, зарытой так глубоко?
Но об этом сейчас рано думать, рано...
Девчонка провалилась в недолгий, чуткий сон. Им всем нужен был отдых.
А после отдыха... после отдыха последовал час Х.
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+2

26

Весь этот план, придуманный буквально на ходу, был весь перекручен не просто рисковыми идеями, а теми, за которые в пору награждать медалью за безрассудство и глупую дерзость, но никак уж не за отвагу. Справедливости ради, у Джека и Юань не оставалось другого выхода, кроме как сотрудничать с безумием в этом беспорядочном мире преследований и борьбы против могущественной организации. Прятаться вечно здесь, в Хэньша, который так или иначе перевернут с ног на голову, только бы выпотрошить даже из самых потаенных уголков скрывшихся беглецов, они не могли. Отсутствие выбора напористо подталкивало их в сторону отчаянного шага, и в этом отчаянии было их единственное спасение, шанс на жизнь. В этом вся противоречивость человеческой природы – жить особенно тогда хочется, когда опасность хрипло дышит в затылок. Там, где не хватает одной только логики и здравого смысла, не помешает доля безумства – тогда и самые невменяемые акции, навроде того же десантирования со здания в сотню этажей и больше, давались легче. Ченглей рассуждал здраво, добро, и его идея устроить ложную тревогу на другом конце аэродрома определенно нравилась Джеку. Почесав жесткий щетинистый подбородок, он согласно кивнул. Это даст им драгоценную фору в несколько минут – удивительно, но в их деле ощутимый вес обретали даже ничтожные секунды, и такой диверсии вполне хватило бы в качестве отвлекающего маневра. За одну только минуту можно успеть выкурить сигарету или выпить чашку кофе, взломать программу или написать циклический алгоритм, отбиться от вторгшихся в твою квартиру бойцов «Беллтауэр» холодильником и эффектно выпрыгнуть в окно. Что можно сделать за несколько минут? Зависит от фантазии и способностей человека. Время – бесценный ресурс.
- Самое главное, не забывай прикрывать тылы, - Джек смотрел строгим и холодным взглядом, пронзающим насквозь своей проницательностью. Его молчаливость компенсировалась крайней выразительностью жестов, мимики и холодного огня в темных зрачках. Быть может, даже по его глазам и переменам на лице было проще понимать намерения и мысли. – Я вижу, ты далеко не дилетант, но и в «Беллтауэр» не идиоты сидят. Если тебя обнаружат, они нагрянут, и не успеешь щелкнуть пальцами.
Теперь они имели на руках призрачную надежду на призрачное спасение – именно так, поскольку даже в случае успешного побега они оставались на радарах у «Беллтауэр». Вероятно, единственная реальная возможность сбросить с хвоста ищеек – инсценировать собственную смерть, или в действительно встретить её с достоинством. Или без него, тут как уж выйдет. Принимая во внимание скоротечность времени и угрозу потерять единственный шанс выбраться, Джек незамедлительно бросился помогать Ченглею в подготовке – впрочем, «бросился» - довольно громко сказано. Буйное утро не прошло бесследно и вытянуло прилично сил даже из такого закаленного в боях человека, как Шепард. Сначала он внимательно слушал указания азиата, находил ему нужные ящики и контейнеры, разбросанные по комнатам, а в какой-то момент, оказавшись на жестком и неудобном табурете, незаметно для себя прикрыл глаза под оживленный монолог про современные технологии. Так и заснул за столом над какой-то микросхемой, подперев висок костяшками пальцев. Когда Ченглей его разбудил, время уже неумолимо стремилось к вечеру – значит, медлить было нельзя. Помимо постоянных революционных настроений, общественного недовольства и агрессии к аугментированным со стороны «чистых» в этом безумном мире в стабильном режиме продолжали работать грузовые рейсы. И неудивительно. «Время – деньги» - канон любого бизнеса.
Наскоро перехватив что-то из неловкой стряпни хозяина убежища, Джек точно так же безжалостно потревожил скоротечный сон Юань. Был устроен повторный инструктаж, получены все необходимые гаджеты, и только после можно было двигаться в путь – обменявшись крепким рукопожатием с Ченглеем, Джек понимающе поспешил выбраться наружу, позволяя Юань попрощаться с другом. Шепард был человеком, который привык жить одним днем и уже как несколько лет предпочитал ничего не планировать и не загадывать, но что-то ему подсказывало, что больше они не увидятся – если только уже на расстоянии, в виде голограмм. Меньше минуты он пусто смотрел перед собой, в заеденный временем и гнилью бетон окружающих стен, пока наконец не услышал мягкие шаги за спиной и тихий, но улавливаемый звук закрывающегося прохода в убежище. Одобрительно кивнув Юань и поглубже опустив козырек позаимствованной у Ченглея кепки, он сделал первый шаг навстречу к их мнимой свободе.
Начальная фаза плана – его пролог – прошла не то чтобы без затруднений, но в целом гладко. Джек, предварительно сменив военный плащ с форменной вышивкой на черный бомбер – к слову, напичканный тучей внутренних карманов и крайне вместительный – выделялся в обычной серой толпе азиатов разве что утолщенными берцами. В остальном он даже сошел бы за обычного человека, даже руки спрятал в перчатках, чтобы лишний раз не дергать чьи-то подозрительные и ненавидящие взгляды своим механическим протезом. Казалось, Хэньша жил прежней жизнью, все так же гудел разнородной толпой людей и прохладой хмурых улиц, сиял зазывающими даже в дневное время неоновыми вывесками и предлагал девушек, щеголявших оголенными бедрами в каждом переулке нижних районов. Ни единого намека на то, что в этой толпе людей скрывались люди «Беллтауэр», словно дикие волки вынюхивающие запах крови двух беженцев. Джек и Юань шли ровно, относительно торопливо – точно так, как и вся рабочая диаспора города, вечно куда-то опаздывающая. Они не походили на беспечных и заблудившихся туристов или кого-то, кто пытался скрыться, и именно этот фактор стал решающим – он подарил им свободный пропуск через забитые кварталы прямиком к нужному зданию. Попасть в многоэтажный жилой дом не составило труда – первый кодовый замок на парадном подъезде был успешно взломан Ченглеем, и через мгновение Джек и Юань уже поднимались на лифте на последний этаж. Еще пара секунд возни у запертой решетки, ведущей на крышу – и вот они вновь вдыхали прохладный, неприветливый воздух, гонимый ветрами с запыленных низов улиц. Здесь, наверху, где воздушный поток усиливался в разы, а у самого края здания даже дарил жуткое ощущение, что сейчас сорвет головой вниз, все равно не дышалось полной грудью. В этом вся суть Хэньша – куда не пойдешь, а везде останешься скованным, запертым в своих амбициях человеком. Этот город не дарит надежд на лучшую жизнь, он их безжалостно давит.
- Ченглей, мы на месте, - Джек поправил наушник, нацепленный на ухо Юань, кивнул ей в сторону аэродрома. Если она хотела ужаснуться расстоянию, которое необходимо преодолеть, чтобы долететь до нужной точки, лучше бы это было сделать сейчас, чем потом, уже в полёте. Он ловко извлек из карманов два ремешка, напоминающих кожаные браслеты, и поочередно затянул их на Юань, точно жгуты, располагая повыше локтей. – Отражающие датчики, у меня встроены аналогичные агументации, - и нажал на расположенные на ремешках кнопки, которые теперь горели слабым красным светом, - теперь нас не должны видеть камеры. Но нас всё ещё видно на тепловизорах. Что еще важнее – нас всё ещё видят люди. Не забывай об этом.
Джек присел на корточки, подставляя спину – уже во второй раз за день. На этот раз в качестве страховки у него был с собой ремень, похожий на погонный. Как только Юань мертвой хваткой вцепилась в него руками и ногами, Джек перехватил их обоих поясом и щелкнул карабином. Не сказать, что это сильно спасало Юань от случайного падения, но дарило около двух-трех секунд на реакцию в случае непредвиденных обстоятельств.
Как и в предыдущий раз, Шепард не стал размениваться на ободряющие слова и подготовительный этап. Свободное падение с крыши для него не в новинку, да и Юань уже успела понять, что оно из себя представляет. Поэтому Джек молча отошел к противоположному краю, отмерив шагами расстояние для разбега, и так же, не обременяя себя лишними словами, резко рванул с высокого старта. Его бег был стремительный, размашистый, практически пружинистый – на самом краю Шепард оттолкнулся тяжелым сапогом от бетонной опоры и в гигантском прыжке взмыл в воздух. Это снова свист ветра в ушах и одновременно какая-то изолирующая, пугающая тишина. Это естественно приливающий к лицу адреналин и скрученные внутренности. Первые секунды Джек на манер канувших в быту мельниц размахивал руками, корректируя движение полета, а затем нырнул в холодный поток воздуха, выбросив руки в стороны и активируя магнитное поле системы "Икар". В этот самый момент, когда могло показаться, что они пошли камнем вниз, ветер словно подхватил их на свои крепкие руки – теперь они не шли ко дну, к грязному асфальту, а спускались по касательной прямо к крыше нужного здания. Затяжной полёт по воздушному коридору сопровождался обезумевшим стуком сердца. Глаза Джека привычно защищали надежные визоры, а вот Юань оставалось только зажмуриться или ткнуться лицом в плечо, сберегаясь от хлесткого воздуха. Аэродром стремительно обретал четкие линии и разрастался на глазах. Еще несколько секунд... Балансируя на одной только надежде и вере в Ченглея, они беспрепятственно перемахнули через забор и на облегченном выдохе опустились на крышу охранного блока. Джек, только прощупав твердую поверхность под ногами, юркнул за металлический короб вентиляционного выхода, подальше от случайных ненужных взглядов. За все время полета он позволил себе внутренне дрогнуть только один раз – когда они оказались над заградительной бетонной стеной.
- Мы добрались, можешь активировать забор обратно, - любая техника имела свойство сбоить, и временные помехи вопросов бы не вызвали. А вот продолжительный сбой внаводил на соответствующие мысли. Джек отстегнул ремень, позволяя Юань тоже ощутить твердь под собой, и тут же повелительным движением руки придавил её к крыше, распластавшись рядом. – Ченглей, что по камерам? Сколько людей на периметр? Сколько внутри здания?[NIC]Jack Shephard[/NIC][STA]still human[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/YFocE.jpg[/AVA][LZ1]ДЖЕК ШЕПАРД, 39 y.o.
profession: наёмник "Беллтауэр"
[/LZ1]
[SGN]What good's an honest soldier if he can be ordered to behave like a terrorist?
http://s1.uploads.ru/yKGOZ.gif
[/SGN]

+1

27

Итак, их спасательная миссия началась. Миссия по спасению самих себя.
Юань с такой силой сосредоточила внимание на чужих словах и собственных действиях, что в её голове начала медленно расплываться пульсирующая боль - говорят, вроде от стресса такое бывает. А может, она подцепила какую-нибудь дрянь, стоя ночью на улице в одних шортах и прыгая из окон в одном нижнем белье. Сейчас это было совершенно не важно. Она, мелкая тощая пигалица, сделает всё, на что способна, всё, что от неё зависит. Как гласила надпись на детском браслетике, привычно обёрнутом вокруг запястья, - соблазн сдаться ощущается сильнее всего прямо перед победой. Так вот, они преодолеют этот порыв, пробьются сквозь все препятствия на своём пути, и вкус победы сладкой пудрой осядет у них на губах. Надо лишь немного потерпеть. Всё получится.
Короткие команды, собранность, решительные действия в соответствии с этими командами - всё это было Юань знакомо, спасибо детству в руках криминальной шайки. Тогда она была воришкой, карабкающейся по вентиляционным шахтам, вскрывающей изнутри окна и двери. Оказаться сейчас в аналогичной обстановке - ощущение необычное, забытое за рабочими буднями в качестве представительницы уже другой профессии. Там тоже были в своём роде команды и приказы, но иного толка. И здесь лучше обойтись без подробностей.
Глядя на город, расстилающийся у них под ногами, как замызганная, заблёванная ковровая дорожка, девчонка невольно сделала шаг назад; от головокружительной высоты захватывало дух.
- Принято, - коротко ухнул Ченглей, сосредоточенный на своём деле. Пусть ему не требовалось бегать по крышам, адреналин смешивался с его кровью в ничуть не меньшей пропорции.
Юань с любопытством посмотрела на ремешки, крепко затянутые на её руках, и серьёзно кивнула: да, всё поняла, тепловизоры, люди. Маленькой, ловкой и вёрткой китаянке должно быть относительно несложно держаться подальше от чужого поля зрения, главное - внимательность. Нужно очень, очень хорошо сконцентрироваться.
Она крепко вцепилась в Джека, запрыгивая на его широкую спину, и зажмурилась; воспоминания о первом полёте были ещё живы в её памяти, но раз уж второго не удастся избежать... надо попробовать воспринимать это безумие как прыжок с парашютом, который раскрывается у самой земли, а не отчаянное падение с разбега в пропасть, счастливый исход которого зависит от реакции кибер-летуна и его аугментаций. Вот он взял разгон... тяжёлый шаг, второй, ты-дыщ - полетели!
Снова леденящая воздушная струя, обнимающая их, как шёлковое одеяло, свист в ушах, ощущение свободного падения, от которого перехватывает дыхание... наверное, это действительно самый романтичный способ самоубийства - летишь себе камнем вниз, свободный от всего, кроме гравитации, и наслаждаешься этой свободой последние несколько секунд своей жизни. А потом превращаешься в кровавое месиво из костей и кишок - да, это уже не так романтично.
Тут же их полёт изменил траекторию. Как у Джека работали встроенные в него штуки, Юань не представляла, но верила, что он владеет ими мастерски, а значит, знает, что делает.
К счастью, её вера оправдалась - вскоре они стояли на земле, озираясь по сторонам из своего не слишком надёжного, но хоть какого-то укрытия. Когда незаконно вламываешься на территорию аэропорта, грех жаловаться на отсутствие удобных возможностей для маскировки.
- С прибытием, - смешком китаец слегка разрядил обстановку, - вдоль западной стены снаружи патруль из двух человек. Вдоль восточной стены та же история. У северного входа двое дежурных, стоят на месте. У южного - трое дежурных и один патрульный по маршруту вдоль южной стены. По земле вы не подступитесь без того, чтобы вас не увидели. Внутри только охрана у входов, тоже по два человека на каждый. На каждом этаже на каждый коридор по одному патрульному. Если я отвлеку их внимание, как мы собирались, на западный корпус, можно будет подняться по лестнице D-2, она как раз закончится у перехода в нужный вам отсек. Но те ребята, что стоят снаружи, никуда не денутся... можете пробраться внутрь через вентиляцию справа от вас. Она выведет вас на нужный лестничный пролёт.
Юань окинула оценивающим взглядом предложенный лаз. Не самый широкий из всех, что она видела - или это она с детских лет так выросла и потолстела? Впрочем, девчонка всё ещё без труда бы пролезла внутрь, а вот не застрянут ли здесь массивные плечи лаовая - хороший вопрос.
- Вентиляция безопаснее. Но если выхода нет - Джек, есть вариант зайти через северный вход, дверь я открою. Те двое охранников снаружи, похоже, не очень усердные, болтают, по сторонам не смотрят... попробую их тоже чем-нибудь отвлечь. 
Юань с беспокойством покосилась на вентиляционное отверстие. Ей не нравилось, что они с Джеком могут разделиться, пусть и ненадолго, но в жизни вообще зачастую приходится делать много того, что не нравится.
- Не вопрос. Я готова, - девчонка отважно заглянула в темноту хода, - я знаю, как ползать по этим штукам. Осторожно и бесшумно, да-да.
Она обернулась, бросив на мужчину что-то вроде прощального взгляда - так друзья кивают друг другу, мол, скоро увидимся.
- Лаовай, ты, это... береги себя там.
Вскоре ложная тревога дала о себе знать заливистой сиреной. Бравые стражники строем ломанулись ловить призраков.
А для живых настала пора действовать.
Юань шустро юркнула в лаз, на ощупь потянулась вперёд; в темноте и тесноте ни черта не видно. Если бы она страдала клаустрофобией, сейчас у неё бы разорвалось сердце, но нет - она чувствовала себя достаточно неплохо и тихо продвигалась по тонкой металлической кишке. В вентиляции - не в гробу! Хотя тоже пыльно и дышать нечем.
Где-то внизу что-то происходило - она слышала отдалённые человеческие голоса, но упорно ползла к своей цели. Голоса стихли, остались позади, и в благословенной тишине раздавался лишь приглушённый шорох локтей и сосредоточенное сопение.
Выходная решётка замаячила впереди, как свет в конце тоннеля. Юань добралась до неё, внимательно осмотрела помещение внизу. Покой и порядок, на лестнице никого не было - ни видно, ни слышно. Она рискнула привалиться плечом к тесным прутьям, выталкивая решётку вверх, и высунуть голову, едва не закашлявшись от резкого глотка полноценного воздуха. Бледное лицо, обрамлённое чёрными волосами... если бы какой-нибудь бедняга-страж увидел такую башку, торчащую из-под потолка, его бы инфаркт хватил от ужаса. Да ещё посреди ночи.
Триумф окрылил девицу; сгруппировавшись, как только могла, она плавно вывалилась на пол с очень тихим стуком, мгновенно вскакивая на ноги, как кошка, которая зазевалась и соскользнула с парапета.
- Джек? Я на лестнице. Вижу проход, - видимо, тот самый, ведущий в нужный им отсек.
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+1

28

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Heart of steel