"Мужское драповое пальто человека, чье имя по безбожно жестокому стечению обстоятельств занимало разум в течении последних изматывающих, кропотливых дней, бережно висело..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Heart of steel


Heart of steel

Сообщений 41 страница 44 из 44

41

Как ты мог... Титановый дьявол, как ты только посмел?!
Юань была вне себя от ярости. Он, мерзавец, вдруг решил, что имеет полное право распоряжаться её жизнью, её свободой, поступками и мышлением, да настолько, что в буквальном смысле не позволил ей немедленно кинуться в бар! Вихрь обиды гудел в груди китаянки, набирал обороты, превращаясь в торнадо... почему он не верит в неё? Она ведь показала, доказала, что способна выуживать информацию! И всё равно он, чёртов лаовай, запер её тут, как нашкодившую малявку, как собаку на привязи, и всё потому что трусит идти по следу, который она нашла! Как будто бы сам не хочет докопаться до истины... Сам не хочет... ха!
Девчонка с досадой ударила ладонью по стене. Она ещё не смотрелась в зеркало - интересно, на шее остались следы? Это может подпортить её любимый имидж наивной дурочки, когда она отправится в Mao Mao Chong, а она это сделает. "A friend is nothing but a known enemy" - так сказал их типа легендарный музыкант, Курт Кобейн? Юань никогда не понимала, за что его воспевали десятки лет назад - играл в три аккорда, не пел, а орал прокуренным голосом в микрофон... и поди ж ты - легенда. Но слова говорил умные, этого не отнять.
"К чёрту вас всех, американцев, лаоваев", - угрюмо подумала китаянка, злобно сопя. Её бесило, что Джек, помимо всего прочего, так легко сумел её обездвижить, выставил её хрупкой жалкой букашкой... но она себя таковой не считала. Мал, да удал! И она ему ещё покажет!
***
За прочной дверью Mao Mao Chong царил бедлам, присущий всем сомнительным заведениям - неоновые огни из дешёвых ламп, противно пищащие томные азиатки, быковатого вида мужчины, искатели развлечений, выпивки, хорошего секса - таковы приоритеты современного мира. Хэньша или Детройт, из города в город, из страны в страну - ничего не меняется. Люди везде одинаковые. Только разрез глаз разный.
Юань вошла, внимательно огляделась. Мужик не подвёл - место, судя по обилию тёмных макушек и китайской речи, и правда пользовалось репутацией азиатского оазиса в американских бетонных джунглях. Как найти из всех этих ребят нужного?..
Компашка сопляков в углу, по виду едва старше неё - вряд ли то, что она ищет. Просто пацаны, пришедшие поглазеть на полуголых девчонок. А вот там, у барной стойки... Юань присмотрелась к чужой металлической руке, пальцы которой крепко обнимали стакан. Зелёные блики неона причудливо скользили по тёмному покрытию.
А протез ведь не простой... Девчонка приблизилась, сделала вид, что идёт навстречу бармену, даже улыбнулась ему, но украдкой скосила взгляд на руку, которая теперь была совсем недалеко от неё - точно, обыкновенному учителю английского такая штука не то, что не нужна, но и не по карману.
- Не возражаете, мистер?.. - подпрыгнув, Юань вскарабкалась на соседнюю табуретку и повернулась к загадочному типу. По виду - взрослый азиат, неожиданно крупный для своей породы. Полукровка? Он тоже повернулся к ней, уставился в девичье лицо своими стекляшками - да, в том, что у него и в глазницах стоят протезы, девчонка не сомневалась. Уж больно неестественными они выглядели, даже в темноте. Наверняка какая-нибудь навороченная хрень... очевидно, приоритетная их функция - не косметическая. Настораживает. Интригует. - Простите, беспокою вас... я здесь в первый раз, а у вас что-то так соблазнительно переливается в бокале. Хотела спросить вашего совета, что здесь можно выпить.
Незнакомец смотрел на неё внимательно, но не похотливо - скорее, задумчиво. Может быть, вспоминал, встречал ли её раньше, прикидывал, правду ли она говорит. Юань скромно потупила очи, неловко улыбнулась - невинный юный цветок, не привыкший к соблазнам подпольной жизни.
- Милая, здесь никто никому не "выкает", - мужчина тихо рассмеялся, повернулся к бармену и кивнул на свою новую спутницу, - повтори мою порцию и налей очаровашке того же.
- Вы так добры... то есть, ты добр, - она улыбнулась, якобы смущённая своей промашкой, - меня зовут Мэйли. А тебя?
- Зови меня Баи, - он представился в ответ с лёгкой усмешкой и наверняка выдуманным именем. Продолжая изучать лицо собеседницы, он заметил, куда устремлён её взгляд.
- Нравится? - отпустив стакан, Баи пошевелил металлическими пальцами, картинно перебирая воздух.
- Очень! - Юань - Мэйли - выдохнула, разглядывая крошечные винтики. Тай-Юн Медикал. - Свет так красиво бликует... а можно... можно потрогать?
Прикосновение к чужой руке казалось сюрреалистичным. Вроде как трогаешь конечность, а на коже остаётся ощущение неживого металла.
- Смотри, что я умею... - Баи вытащил бумагу для сигарет, скатал длинную трубочку, набил внутрь непонятной травы - то ли табака, то ли действительно дури... В следующий миг пальцы его руки молниеносно трансформировались в лезвие. Не настолько длинное, как у меча, скорее кинжального плана, но чертовски острое; одного касания длинной сигарете хватило, чтобы быть разрубленной надвое.
- О... ого, - девчонка изобразила щенячий восторг - впрочем, механизм её и правда впечатлил. Баи не обратил на её эмоции внимания; он любовался не ей, а самим собой, и провернул трюк с сигаретой не для того, чтобы впечатлить какую-то девку, а чтобы лишний раз щегольнуть своим талантом и почесать эго. - А что этот протез ещё может? А другие у тебя есть?
- Сколько хочешь. Всё, что хочешь, - Баи рассмеялся над наивным восторгом Мэйли. - Ты мне нравишься, Мэй... э... сладкая. Давай продолжим разговор наедине, я как раз покажу тебе всё, что тебе так не терпится увидеть?
"Вот свинья, даже имени не запомнил!"
Щёки Мэйли покрылись трогательным румянцем.
- Давай... давай продолжим. Где?
На верхних этажах предсказуемо расположились отдельные комнаты, отведённые для любовных утех местной клиентуры. Юань прекрасно знала, как это работает. В номере будет кровать, самая примитивная мебель, окно, тусклая люстра или вообще лампочка... но люди в такие места не жить приходят, на отсутствие комфорта никто не жалуется.
Они поднимались по лестнице в обнимку. Давя в себе отвращение, девчонка позволила тяжёлой мужской руке обвиться вокруг тонкой талии, поспешила ответить тем же - и не прогадала. Из-за разницы в возрасте она не дотягивалась до его плеча, зато чувствовала, как угол какого-то предмета - гаджета, скорее всего, - лежащего в кармане чужой куртки, упирается ей в локоть. Если она права, нужно непременно выкрасть этот девайс - там точно будет полезная информация.
Они вошли; Юань позволила Баи запереть дверь, мигом стянула с себя тонкую курточку, бросила её на кресло. Мужчина повернулся к ней; привстав на цыпочки, китаянка осторожно потянула рукава его куртки, обнажая стальные плечи. Баи опять усмехнулся - робкие попытки девчонки раздеть его наверняка доставляли ему массу удовольствия. Решив помочь, он сбросил куртку с себя одним мощным движением плеч, и Юань бережно положила её поверх своей.
- Здесь очень... мило, - улыбнувшись, девица рискнула нарушить тишину, - только очень душно... ты не мог бы открыть окно?
Убедившись, что Баи повернулся спиной, она незаметно скользнула рукой в карман куртки, которую якобы аккуратно сворачивала в кресле. Рискованный жест, но движение быстрое, как выпад кобры - в конце концов, в детстве она работала воровкой. У мужчины ушли секунды на то, чтобы дёрнуть вверх оконную раму, впуская ночной воздух внутрь, а у неё - на то, чтобы чужой гаджет перекочевал из одного кармана в другой.
- Спасибо, так намного лучше! - окрылённая победой, стараясь унять сердцебиение, Юань наконец улыбнулась по-настоящему.
- Садись, - Баи похлопал рукой по заправленной кровати, и девчонка послушно присела. - Повернись... вот так, - он мягко развернул её спиной к себе. - У тебя очень красивые волосы, ты знаешь? Хочу тебя причесать.
"Вот так да", - вяло удивилась китаянка. Хотя... за время работы Юань всяких фетишей навидалась, волосы - достаточно безобидная тема... пусть расчёсывает, парикмахер хренов...
Она замерла, когда ощутила холод лезвия на своей шее.
- А теперь ты расскажешь мне, кто тебя прислал и зачем, - спокойно велел Баи, чьи пальцы превратились в то самое лезвие - Юань наглядно видела, насколько оно острое, и повторить участь сигареты совсем не хотела.
"Спокойно... без паники! Без паники... он не знает, что я украла... иначе упомянул бы это... или знает? Где я прокололась? Чёрт... чёрт!" - девчонка закусила дрожащую губу, ища взглядом путь отступления.
- Что? Баи, ты о чём? Я ничего не понимаю, это...
- Неверно. Даю второй шанс, третьего не будет, - лезвие надавило на нежную кожу сильнее, что-то неприятно защипало.
- Ладно! Ладно, - Юань собралась с духом, - слушай, я пришла...
Не договорив до конца, она резко отшатнулась в сторону и одновременно с этим лягнула Баи по коленной чашечке. Мужчина охнул и хватанул лезвием воздух, но вместо шеи полоснул девчонку по щеке. Ловко нырнув под чужую руку, юркая Юань схватила свою куртку и бросилась отпирать дверь. Она натурально взвыла, возопила сквозь приглушённую музыку, когда поняла, что замок запирался не на щеколду, а на ключ. Который, разумеется, остался у её потенциального убийцы.
Даже если кто-то снизу слышал крик, никто не пошевелился - всем плевать, никто не будет портить себе веселье ради незнакомки и её проблем. Баба нарвалась, сплошь и рядом происходит. Сама виновата.
- Кто тебя прислал, дрянь, отвечай! - потребовал Баи, надвигаясь на девчонку с вскинутой рукой, но Юань уже торопливо шарилась в другой кармане своей куртки. Перцовый баллончик - главное оружие любой уличной дамы. Глаза ему, конечно, не разъест, но почихать заставит.
Мужчина смешно сморщился, получив в лицо струю перца; были бы у него свои, настоящие глаза, он бы уже корчился над раковиной, но обладателя протезов такой ход лишь дезориентировал и сбил с толку. Зато Юань успела добежать до окна и вскочить на подоконник.
Итак, они на последнем этаже... прыгать вниз - переломать ноги. Зато можно зацепиться за балкончик прачечной и вылезти наверх.
Неожиданно раздался стук в дверь; нет, не так. Стук в дверь - это когда кто-то вежливо спрашивает, можно ли вас побеспокоить. Здесь же раздался грохот, будто несчастную дверь вообще снесли с петель. Возможно, так и было - этого Юань, стоявшая спиной, уже не видела. Наверняка кто-то прибежал на подмогу Баи снизу. Твою мать... как же она влипла!
Не теряя больше ни секунды, китаянка вцепилась в балкончик, закинула ногу, подтянулась и перебралась через ограждение, чтобы скрыться в рабочем помещении.
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+1

42

Кругом было сосредоточено множество противоречивых и малоприятных лиц с узкими щёлочками вместо глаз. Наголо выбритые, преимущественно ряженые в тёмные кожаные куртки, которые цепляли глаз, кто с рукавами в виде ряда иероглифов или выгнутой драконьей туши, кто с сигаретой в кривых зубах, кто в берцах. Целое разнообразие восточного криминального колорита, который органично вписывался в сверкающую цветомузыку и атмосферу распущенности. И ни одного чужака, кроме кучки бестолковых молодых парней на входе – заблудших, очевидно. Джек прикрыл глаза визорами, пряча свой взгляд от любопытных, сдержанно прошагал мимо громко беседующего столика. Сбитые в стаи по разным углам посетители запросто могли оказаться приятелями из одной уличной банды, которым чужая суматоха – лишний повод достать из штанов пушки и помахать ими, а именно такой поворот Шепарду был ни к чему. Стараясь слиться с тёмными углами, он двигался от стойки к лестнице, перешагивая через ступеньку. Джек пришёл за Юань и надеялся уволочь её за шкирку отсюда прежде, чем дело дойдёт до напряжённого выяснения отношений со всем баром. В лучшем случае он протащит её через холл за шиворот или даже за волосы, если она решит упрямиться, в худшем – через холл по чужим трупам. И до худшего лучше бы не доводить – особенно сейчас, когда в городе удалось относительно стабильно осесть.
Вышибалы в клубе было два азиатских шкафа с кирпичами вместо подбородков – один на центральном входе, у неоновых дверей, второй у входа на лестницу. Как правило, на такую работу нанимают тех, кто от природы силён, но необязательно блещет умом – и тот, с кем сложно договориться. С минуту постояв, Джек решил, что лучше лишний раз не рисковать, и выцепил из просачивающихся мимо проституток первую же. Она испуганно обернулась, как только чужая мужская рука притянула её к себе, но тут же сменила гримасу на притворную улыбку, опомнившись, чему её учили, в чём её назначение. Вещи. Не люди. Фальшивые маски вместо лиц, наигранная ласка, прозорливость и крайняя проворность в попытках залезть клиенту в штаны. Тёмные глаза – а пустые, гладкие длинные волосы – а такие неестественно блестящие на свету, шёлковый голос, испрашивающий о желаниях – а на деле скрытый вопрос, сколько ты готов отдать денег за наслаждение. Дешёвки. Джек в очередной раз убедился, как мало различного эти годы наёмничества было между ним и шлюхами – они, работающие в «Беллтауэр», такие же потаскухи, которые торговали навыками и которых имела и жизнь, и политики, и начальство, и вообще всё, на чём держится и не держится этот проклятый мир.
– Сколько берёшь? – выдержанно пропустив мимо ушей все обещания райских кущ, Джек холодно осведомился о главном. И его подружка, достававшая до глаз исключительно благодаря высоченному каблуку, мгновенно клюнула. Этих брать «на живца» очень просто – надо только заикнуться о плате,  девушка не только ноги раздвинет, но ещё и на скрипке сыграет, и псалмы споёт на пару. Её задача – продать себя подороже, и, стоит отдать должное этой профессии, каждая обученная проститутка умела торговаться лучше, чем самый закоренелый еврей.
– Смотря какие у тебя фантазии, лаовай.
Джек едва заметно скривился. В переводе с местного это значило «сотня кpeдитов за сеанс, а все извращения пойдут дополнительной платой».
– У меня много талантов, – ох уж эта нажива для акулы. Девушка игриво откинула волосы с плеч, провела рукой от шеи до глубокого выреза на груди, требуя взгляда. – Могу полежать с тобой в ванной. Могу сделать массаж… Или, может, ты хочешь, чтобы я станцевала под Хирасаву? 
– Я старомоден. Меня интересует то, что ты умеешь делать лучше всего: доставь мне удовольствие.
Безымянная проститутка продела руку ему под локоть и потянула за собой к лестнице. Вышибала, занимавший проход, тут же подвинулся, пропуская наверх новый приток денег – формально именно им и был Джек.
Довольно быстро они миновали один этаж – удивительно, как клуб был обустроен с точки зрения архитектуры – если поднимался наверх, то, выходит, занимал жилые квартиры. Или же вытягивался за счёт какой-нибудь пристройки. Значит, в текущем квартале патрули прикормлены хозяином и буквально едят с рук – это ещё один хороший повод не поднимать шумихи.
Грохотавшая музыка – смесь техно и электро – осталась внизу, сузившись в тесном лестничном пролёте до полувакуумного состояния, когда слышимость такая, словно уши залило водой. Проститутка, причмокнув губами, кивнула Джеку в коридор.
– Идём, красавчик?
Шепард не двинулся с места.
– Эй, – девчонка нахмурилась, – мы этим здесь не занимаемся…
– Твои сто кpeдитов, – Джек, не дрогнув ни единым мускулом, выудил из кармана купюру – если бы не эта выходка Юань, деньги могли бы найти куда более достойное применение, чем пойти на корм шлюхам. – Дам ещё сто сверху, если скажешь, где мне найти девчонку с браслетом. Мелкая, едва достаёт мне до груди. Как и вы – китаянка, только не из этих мест. Не ваша. Куда она пошла?
Девчонка закусила губу. Глаза у неё бегали в нерешимости, но Джек понимал, что это ненадолго – жадность всегда побеждает.
– Вертелась тут одна…
– Я не спрашивал, была ли она здесь – я спросил, где она сейчас, – факты, он готов торговаться только за важные факты, а не смазанные сведения, о которых и без того осведомлён. – Где?
Проститутка оглянулась по сторонам, вздохнула.
– На самом верху. Наверное… Не знаю, она вроде с Чжимином была. У него тут своя комната есть, по чужим он не ходит – такая красная дверь, глазок в виде дракона золотого. Других таких нет. Всё? Давай деньги, я отработала, – она сделал шаг навстречу, чтобы выхватить деньги, но Джек остановил её ладонью, отодвинув руку назад.
– Я вернусь сюда через минут… пятнадцать. Если всё это время прождёшь в своей комнате – даю ещё двести кpeдитов за ожидание, – чтобы у вышибалы не возникало вопросов. И тут же добавил, – и за молчание. Что скажешь?

Жадность взяла своё.
Оставив позади ещё один лестничный пролёт, Джек перешёл на ускоренный шаг, но бежать не смел, опасаясь привлечь внимание.
Из коридора на лестницу вывалился толстопузый азиат, и Шепарду пришлось вжаться в перила, чтобы места для прохода хватило обоим. От замасленного потом толстяка в ядовито-зелёном пиджаке за версту несло перегаром и сексом. На мгновение представив себе, что Юань могли скрутить здесь и попользовать по местному назначению такие вот особы, Джек стиснул зубы до хруста. Только крепость здравого смысла удержала его от того, чтобы не придушить неизвестного на лестнице его же галстуком, выкрученным наизнанку и топорщившимся на спине. Не за этим он здесь – под аккомпанемент чужих милосердных мыслей толстяк, почёсывая зад и заправляя рубашку, исчез на нижнем пролёте.
Наверху оставалось только отыскать нужную дверь – похоже, это действительно не составляло труда, учитывая, что остальные как сошли с конвейера одной фабрики – однако Джеку и усилия прилагать не пришлось, потому что по коридору пролетел девчачий крик. Тонкий голос, некрепкий, принадлежавший Юань. Первый эффект оказался леденящим, потому как Джека словно водой окатили из океана, а второй – стимулирующим. Сорвавшись с места, он рванул вперёд, больше ориентируясь по источнику звука, чем по визуальным указателям.
Только держись. Пожалуйста…
Потому что если он опоздал… Об этом и думать не хотелось.
Визоры выхватили красную дверь – Джек, ускорил шаг. С короткого разбега, насколько позволяло оставшееся расстояние, он бесцеремонно влетел в неё, вышибая замок давлением титанической руки. Дверь схлопнуло, как бумажный пакет. Рвануло петли, ручка с внутренней стороны воткнулась в стену, откалывая кусочек краски. В комнате с застоявшимся плотным запахом на такой внезапный визит обернулся хозяин. Выставив вперёд механическую руку, он скривил лицо в нецензурном выражении. Внезапный визит, конечно, возымел должный эффект.
– Что за нахрен?!
Джек бросился на него без лишних слов и без разбора, сгребая в охапку двумя руками и заваливая на пол – в крепком сцеплении оба перелетели через диван, который кувыркнулся следом за ними и поднял грохот во всей комнате. Смяв своим весом кофейный столик, они отлетели друг от друга, как два однополярных магнита, и мгновенно вскочили на ноги. Соперник Шепарда уступал в росте и в профессионализме, но зато имел механический протез. И будь у него даже синдром отрицательного айкью, эта рука делал его крайне опасным и непредсказуемым противником в совокупности со встроенными аугментации. Чёрт его знает, чем нашпинговал себя этот недомерок… Чжимин, разъярённый от вторжения незваного гостя, попёр в атаку, сложив механические пальцы в острый конец. Джек благоразумно отступил, сохраняя дистанцию между ними в два шага при каждом выпаде – сначала пятился назад, затем завернул в сторону, чтобы не уткнуться в стену. Когда очередной замах пришёлся на завороте, он перехватил руку своим протезом, воткнувшись пальцами в основания локтя настолько сильно, что лопнула прошивка. Азиат, напичканный нейропозионом, без сомнений, хорошо прочувствовал, как ему пальцами раздирают руку. Понимая, что протез накрепко отрезан от возможности применения, он тут же пустил в ход вторую руку, поймав Джека на неудобном развороте в челюсть. Ещё один удар, молниеносный и такой же быстрый, как боксёрский джеб, впился в нос. Шепард уклонился от третьего и сделал подножку, чтобы завалить соперника на пол – тот якорем потянул его за собой. Оказавшись в более выгодной позиции – сверху – Джек ответил короткими ударами в лицо, и когда китаец полностью забыл о том, что защищать следует не только и без того помятый нос, с размаха нашёл коленом печень.
Это крайне болезненный удар, вышибающий из человека не просто дух, а само осязание, мироощущение; оно сводится до одной точки и до единственного желания – вдохнуть воздух. Чжимин сначала охнул, его жёлтое лицо тут же залилось багрянцем, контрастируя со светлой мебелью комнаты, и вместо того, чтобы замахнуться в ответ, он скрючился, согнулся пополам, как лист, и тяжело задышал.
Пауза эта была тут же беспощадно пользована. Сплюнув кровь на пол, Джек сомкнул пять железных пальцев на горле китайца и поднял его перед собой – буквально поднял, потому что Чжимин корчился, пытался продохнуть и едва доставал кончиками ботинок до пола.
– Ч…чт… Кт…
– Где… – Джек пытался говорить ровно, без эмоций, но не был уверен, что владел собой – всё ещё внутри дёргало от пронзительного крика, услышанного в коридоре, – девушка?
– Н…н.нн…
– Где, – Шепард сделал шаг к разминувшемуся впереди балкону, – мать твою, – на балконе достаточно просторно, чтобы сделать любой финальный манёвр, как подводящий итог, – девчонка? Что ты с ней сделал?!
Джек перекинул руку через край балкона. Чжимин ударился лодыжками о парапет и в ужасе вцепился всем существом в механическую руку, уже стараясь не расцепить эту мёртвую хватку, а посодействовать ей – всё-таки вниз лететь не один и не два этажа.
– П….п.п..пж…ста…[NIC]Jack Shephard[/NIC][STA]still human[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/YFocE.jpg[/AVA][LZ1]ДЖЕК ШЕПАРД, 39 y.o.
profession: наёмник "Беллтауэр"
[/LZ1]
[SGN]What good's an honest soldier if he can be ordered to behave like a terrorist?
https://i.imgur.com/A6nudzU.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2019-05-11 19:21:46)

+1

43

На балконе прачечной сильно воняло порошком, хлоркой и чем-то ещё из бытовых химикатов. Народу не было - видимо, ночью всё внимание местной клиентуры переключалось на подпольный бар.
Уединение играло Юань на руку; она прислонилась спиной к стене и попыталась унять дрожь в коленках. Чёрт, это было близко! Тот дикий азиат мог запросто нашинковать её в салат своим клинком, но... но она ведь справилась! Пусть у неё нет двухметрового роста и навороченных протезов, она кое на что способна! А ещё... ещё она выкрала наверняка кучу полезной информации! Девчонка с довольной ухмылкой представила, как возвращается домой и швыряет находку лаоваю в лицо, этому Фоме Неверующему. Пока он сидит ровно на своей металлической заднице, она отважно рыщет след, бесстрашно суёт очаровательный носик прямо в логово врага!..
Шум, доносящийся из номера бара-борделя, никак не походил на подкрепление Баи. Скорее наоборот - казалось, непрошеный гость надирает взбесившемуся мужику зад. Юань нахмурилась: это ещё что за фокусы? Может, члены какой-нибудь банды соперников решили заняться оппонентом в момент его, так сказать, наибольшей уязвимости? Или какие-то личные разборки, в конце концов, парни криминального мира часто не могут поделить деньги, территории и девушек?
Китаянка подобралась ближе, не боясь быть замеченной - кто бы там ни сцепился, всё их внимание было поглощено друг другом. И лишь когда на балконе появилась знакомая могучая спина, а тело азиата беспомощно задрыгалось, взмывая в воздух, Юань сообразила, кто ворвался в комнату и испортил ей единоличный триумф. Она скрипнула зубами от злости: чёртов лаовай, нигде от него не скроешься! Что он себе позволяет? Разве она похожа на даму в беде? Что он тут вообще устроил? На этот грохот сбежится полбара!
- Хватит! - она спрыгнула на их балкон прямо рядом с лаоваем, недобро сверкнув глазами. - Брось его, уходим!
В коридоре уже раздавался настораживающий топот не одной пары ног. Сейчас их обладатели увидят, во что превратилась комната, и изрешетят пулями того, кто над этим постарался.
- Давай наверх, - Юань дёрнула подбородком кверху, - уйдём по крышам. Снизу нас наверняка уже ждут...
Она не стала закатывать истерику прямо на месте, не торопилась чихвостить горе-спасителя во время их побега; сначала им нужно было оказаться в безопасном месте, а для этого всё-таки требовалось объединить усилия и сосредоточиться на конкретной цели: выжить. Однако стоило ей убедиться, что все хвосты отпали...
Они остановились на очередной крыше. Огни ночного Детройта ни в чём не уступали неоновым вывескам Хэньша. А ещё они не уступали яростному блеску глаз Юань.
- Какого чёрта, Джек?! - она скрестила руки на груди и вскинула голову, смотря ему прямо в лицо. - У меня всё было под контролем!
Если не считать того, что она провалила маскировку и чуть не лишилась головы. Но не лишилась же! Пара царапин - подумаешь! Заживёт, как на собаке!
- Между прочим, я кое-что у него стащила... я нашла зацепку! - она вытащила чужой гаджет из кармана и победоносно помахала им перед носом мужчины. Ну что, лаовай? Кто тут ни на что не способная малолетка, а? - И прекрасно справилась, как видишь, без твоей помощи!
Обиженно фыркнув, Юань перевела взгляд на то, что держала в руках. Небольшой планшет - да это же просто подарок судьбы! И блокировка на нём, похоже, самая примитивная...
- Уверена, как только мы взломаем эту штуку, мы получим ценные сведения, - она уже успокоилась, говорила ровным тоном и смотрела на Джека хотя бы не как на предателя. Посидев в убежище с этим девайсом, поломав немного голову они должны суметь его "вскрыть" - это всего лишь типичный локскрин.
Локскрин, поверх которого даже вылезают краткие уведомления - о том, к примеру, что зарядки осталось тридцать процентов. И о том, что пришло сообщение.
Юань нахмурилась, всматриваясь в крошечные буквы. Текст сообщения, ясное дело, скрыт, но получено оно от...
- Натали Фриман? - девчонка удивлённо вскинула брови. - Ха... разве она не на "Фронт человечества" работает? Пресс-секретарша Билла Таггарта или что-то типа того. 
[NIC]Zhao Yuan[/NIC] [STA]faith in manunkind[/STA] [AVA]http://sa.uploads.ru/HWrJn.jpg[/AVA] [SGN]Left myself behind, blind lead blind
http://sg.uploads.ru/HysaB.gif
Quest to find faith in Manunkind.
[/SGN]
[LZ1]ЮАНЬ ЧЖАО, 17 y.o.
profession: бывшая проститутка; ныне в бегах
[/LZ1]

+1

44

Чжимин висел над пропастью и судорожно хватался за руку, которая буквально держала его жизнь – забавно, правда? Такой стремительный полёт вниз имел все шансы завершиться не новым протезом. Округлившиеся от страха глаза с ужасом смотрели на черневший под ногами асфальт. Высоко лететь – эта однобокая мысль читалась во взгляде. Джек сдавил пальцы на горле, как клещами, напоминая, что если сейчас Чжимина и должно что-то волновать, то только человек перед ним и его потребности.
– Где... – пальцы сомкнулись плотнее, побагровевший Чжимин раскрыл рот. Мольба на лице сменилась безысходностью, глаза будто полезли из орбит. Он шевелил губами, то ли пытаясь набрать воздуха, то ли что-то в действительности отвечая, но вместо слов у него получались сдавленные хрипы.
Быть может, в следующую пару секунд его глазные яблоки в действительности выпали бы из глазниц, а сам он испустил последний никчёмный вздох в своей жизни, но ему на выручку пришла Юань. Маленькая, юрко соскочившая на балкон сверху, она ещё смела являть дерзкое недовольство. Чёртова сопля. Джек, в котором гнев и справедливая ярость, собранные в кулаке на чужом горле, смешивались с облегчением и желанием отчитать девчонку за глупость и самонадеянность, тихо прорычал. Механическая рука дёрнулась к груди – Чжимин следом оказался перед носом, предварительно разбив обе коленки о парапет. На распухшем лице расплывалась полуобморочная гримаса, и Джек, не прилагая особых усилий, с полуоборота швырнул Чжимина в квартиру. Судя по грохоту, сначала он влетел в перевёрнутый диван, а потом примял рассыпанные по полу обломки кофейного столика. Из коридора тем временем поднимался нарастающий топот. При желании Шепард мог бы разнести половину этого азиатского муравейника по кирпичикам, но смысла ворошить его не было – хватало того, что затаившиеся ищейки «Беллтауэр» вынюхивали их в каждом переулке. Вообще заявляться сюда не было смысла, но непослушание Юань уже сыграло, и время вспять не повернуть. Что сделано, то сделано.
Джек ответил юной китаянке сухим взглядом, помог вскарабкаться и полез следом, напрочь позабыв о шлюхе, которая ждала свою премию двумя этажами ниже.
Холодный ветер подхватил их на крышах, не успевших высохнуть после дневного дождя. Перепрыгивая через узкие полоски простора меж домами, они промчали пару кварталов, пока наконец не остановились.
Джек был на взводе. Не кричал – пока что – и не жестикулировал – пока что – но находился в том самом подвешенном состоянии, когда две грани сливаются в одну. У него были причины — и весьма основательные — исходиться гневом, в особенности, когда Юань принялась отчитывать его. Выглядело это в высшей степени комично, если уж совсем не абсурдно, и внешне подчёркивалось разницей в росте. Джеку бы схватить её за шиворот, тряхануть раз, спуская с небес на землю, но вместо этого он, скривив губы, скрестил руки, выслушивал наивное бахвальство.
– Справилась? Я вижу, – холодный голос не предвещал ничего хорошего. Джек чуть вздёрнул подбородок, указывая на оставшиеся царапины на лице Юань. При менее удачном стечении обстоятельств Чжимин мог запросто оттяпать ей ногу или даже голову, вот только напускная бравада китаянки застилала ей глаза на правду. От Джека никак не могла отделаться подлая и липкая мысль, что, быть может, жизненный урок — это то, на что она напрашивалась. Немного встряски и ощущение загнанности, которое приведёт к осторожности, разрыв героических иллюзий и жёсткая оплеуха от реальности. – Он мог свернуть тебе шею, не моргнув и глазом, а ты даже об этом не задумываешься ни на секунду, – словно дерзкий плевок в лицо жизни. Отчаянная храбрость имеет право на уважение и существование, но не тогда, когда она отдаёт безумством. Что до Шепарда, то для него все эти людские потуги в то, чтобы сделать мир чище или лучше, что-то изменить в нём, давно опустились до категории бреда. В их мире каждый жил только для себя и своих близких, всё остальное, включая чужие проблемы, не имело значения. – Справилась. Без моей помощи, да, – и следом безмолвное «как же», выраженное на лице однозначной ухмылкой. Джек состроил строгую мину, нахмурил брови — лицо кирпичом. – Юань… чёрт возьми! Ты опять про это дерьмо! Справилась она… конечно… –  Джек вырвал у неё из рук вожделенную находку, всего секунду  потратил на то, чтобы заложенные в нём военные технологии вскрыли бесхитростную защитную систему и скопировали данные, а потом сжал пальцы, и квадратный планшет, заскрежетав и мигнув спресованными под давлением микросхемами, превратился в бесполезный мусор. – Вот это, –  он обратился к Юань, помахав перед носом остатками гаджета, – самый надёжный способ отыскать нас, – и запустил в небо в противоположную сторону, через несколько крыш от них, метя подальше. Для того, кто пользуется механической рукой, совершить такой дальний бросок — как плюнуть. Сделав несколько вращательных кульбитов, сломанный планшет скрылся из виду. – Но это тебе в голову не пришло, верно? Мы сначала делаем, а потом думаем, да? Что это – очередная китайская мудрость? Тебя могли убить. И если бы не я, это случилось бы гораздо раньше, – хвастаться он не привык, но более верного аргумента под рукой не нашлось. Да, подло, да, эти слова его совсем не красят, как и вся мизансцена в общем, но это та самая правда, которая режет глаза. – Будь здесь замешан хоть сам Шариф, это не твоё никчёмное дело. Всего месяц назад я работал в самой крупной организации, а задал один неудобный вопрос – и посмотри, куда это нас привело. Думаешь, у нас есть какие-то шансы бороться против системы? Нулевые, Юань. Ну-ле-вы-е! – Джек отклонился назад, чтобы перевести дух, приложил ладонь ко рту. Вдох – выдох. Он даже не помнил, когда в последний раз был настолько разговорчивым и эмоционально открытым. Дерьмо. Дурной знак. Проклятье. Сделав глубокий вдох, Джек отнял руку от лица и поднял указательный палец, акцентируя внимание на том, что пора уже прислушаться к его словам. – А теперь наконец засунь гордость и глупую храбрость, все разговоры про трусость и свои фантазии… – задержал дыхание, взглянул Юань в глаза, убедился, что она понимает, о каком месте идёт речь. – Засунь подальше, угомонись и наконец назови мне хотя бы одну ничтожную рациональную причину, почему я должен расшифровать эти данные.[NIC]Jack Shephard[/NIC][STA]still human[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/YFocE.jpg[/AVA][LZ1]ДЖЕК ШЕПАРД, 39 y.o.
profession: наёмник "Беллтауэр"
[/LZ1]
[SGN]What good's an honest soldier if he can be ordered to behave like a terrorist?
https://i.imgur.com/A6nudzU.gif
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Heart of steel