Представляете, Сакра онлайн уже целых 7 лет! Спасибо, что поселились в этом солнечном городе вместе с нами.
Где-то за стенкой капает не до конца закрытый Славиком кран, понемногу мотает оксимироновский счётчик, по копеечке тянет оксимироновские денежки... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 10°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the king is in good health and sends his regards


the king is in good health and sends his regards

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

http://funkyimg.com/i/2sLWb.gif

- - - - - - - - - - - - - -
король Ричард и вся его родня
- - - - - - - - - - - - - -
1179 год
- - - - - - - - - - - - - -
Ричард решил завоевать для своего младшего брата Джеффри корону Арелата. Многие скажут, что это было только вопросом времени...
Каким же будет теперь этот новый отважный мир?   

Отредактировано Tony Danziger (2017-05-08 17:50:54)

+1

2

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Принято считать, что человек родившийся в большом и дружном семействе, должен быть очень счастливым... ведь кроме родителей, рядом с ним всегда будут близкие люди, всегда готовые поддержать или просто прийти на помощь в трудную минуту. Но если говорить о королевской семье, то дети монархов, так или иначе становятся соперниками друг другу, когда вырастают и учатся показывать свои волчьи зубы окружающим. Большая семья короля Альгерии не была исключением из правил, однако Генрих до своей внезапной и скоропостижной смерти, постарался воспитать своих сыновей так чтобы верность и преданность старшему брату жила в них с самого детства. Джеффри и его брат Джек всегда знали, что Ричард будет их сюзереном, они же его вассалами, несмотря на то что старший братец и матушка постарались чтобы у каждого из принцев были свои собственные владения. Джеки получил богатый Вьенн, ну а Джеффри достались родовые земли покойного отца - прекрасный и спокойный Арль, который в данный момент стараниями Дика получил статус герцогства, что немало побесило молодого короля Арелата. Но как бы Франциск не был зол, он не посмел бы открыто угрожать герцогу Арльскому, зная что ему придет на помощь все его многочисленное семейство. И если учесть тот факт, что богатая Валенсия на данный момент фактически досталась королеве Марии, ставшей регентшей при своем пятнадцатилетнем сыне, то спасать Франциска было бы некому - хорошо относившийся к нему король Филипп не так давно погиб в крестовом походе.
Итак... эта история началась в тот самый день, когда Джеффри получил шифрованное послание от своего старшего брата с приказом собрать знамена и как можно скорее выдвигаться к Арле. То же самое должны были сделать Джек, Мария и Елизавета (точнее говоря ее супруг, но это уже не столь важный факт), а также герцог Тибо Авалонский, приходившийся кузеном детям Элеонор и Генриха. Союзники должны были осадить столицу Арелата и затем дожидаться прибытия Ричарда, который собирался собственноручно низложить беднягу Франциска. Джеффри исполнил полученный приказ без малейшего промедления и был рад увидеть свою многочисленную родню, пусть даже повод что собрал их, был более чем не радужным. Но что поделать... наверное это и есть своеобразная плата за власть?
Ричард приказал союзникам собраться вблизи стен Арлы, заключив ее в кольцо и не позволив даже мыши сбежать из осажденного города. Своеобразным штабом для предводителей войск стала небольшая деревушка Триар, из которой были очень хорошо видны стены арелатской столицы. Именно туда Джеффри и приехал спустя полторы недели после получения приказа от старшего брата и застал в деревушке своих старшего брата, младшую сестру вместе с супругом и кузена из Авалона, уже успевших не только с комфортом устроится в военном лагере, но и основательно перепугать местных крестьян.
-Просто не могу передать, как же я рад тебя видеть! -улыбнулся Джек, прежде чем крепко обнять младшего брата. -Надеюсь, ты в добром здравии и у тебя все хорошо? Я слышал о том несчастье что постигло тебя... мне правда очень жаль, Джеффри. Но я надеюсь, что отменный ужин в отличной компании сумеет тебя достойно развлечь?
-Я благодарен за твое участие, Джеки... и тоже очень рад увидеть тебя, -улыбнулся Джеффри. Братец был прав и ему стоило отвлечься от печальных мыслей по безвременно умершей супруге... у Джека вообще любая проблема решалась весьма просто - хороший пир, вино и развлечения. Но в любом случае, Джеффри сейчас было намного легче... -А еще я очень скучаю по матушке... знаю что она навещала Мэри и надеялся что она приедет и ко мне тоже, но Дик увез ее домой. Кстати, когда прибудет наша сестра?
-Последний раз мы получили от нее известие вчера вечером - надо полагать что к завтрашнему утру она прибудет, -ответил Джек. -Но пока Мария не приехала, иди и поскорее обними нашу милую Бесс - ей было трудновато выбежать к тебе навстречу.
Увидев Елизавету, Джеффри лишь покачал головой - королева Астурийская была в тяжести, причем уже на большом сроке. Преданный супруг не отходил от любимой жены ни на минуту и подал ей руку, чтобы помочь подняться навстречу брату.
-Бесс... ну разве так можно? Тебе стоило остаться дома..., -пожурил сестрицу Джеффри, нежно обняв ее и осторожно прижав к себе. -Я ужасно по тебе соскучился, но ты не должна подвергать себя и свое дитя опасности...
-Я знаю... но я не смогла удержаться - так хотелось увидеть тебя, Джеки, Мэри, Дика и конечно же матушку, -виновато улыбнулась Елизавета. -К тому же я прекрасно себя чувствую и Хуан постоянно рядом со мной. Не могла же я его отпустить в поход одного, не опасаясь что он последует примеру нашего дорогого брата.
Джеффри лишь рассмеялся. Вся семья знала, что Ричард не может пропустить не одной красивой женщины и в своих военных походах он обычно не только завоевывал новые владения. Поприветствовав короля Астурии, герцог Арльский помог сестре присесть и ласково коснулся ладонью ее большого живота... если бы не та внезапная болезнь что унесла его любимую жену, возможно они сейчас тоже ждали бы своего первого ребенка?
-Я от всей души желаю тебе подарить мужу еще одного красивого и здорового сына, -совершенно искренне произнес Джеффри, улыбнувшись младшей сестре. -И я надеюсь, что когда приедет матушка, она обязательно напомнит тебе о благоразумии!
То был чудесный (если не думать о будущей войне) вечер, который Джеффри и его любимые родственники провели за ужином в одной из удобных палаток. А наутро их разбудили валенсийские трубы, предупредившие о прибытии короля Валенсии еще до того как он въехал в Триар вместе со своей свитой. Увидев Марию, Джеффри не мог не залюбоваться ею - потрясающе красивая женщина и истинная королева, что называется, от макушки и до кончиков ногтей. Мэри все еще носила траур по погибшему мужу, однако черное платье и традиционная кружевная мантилья удивительно шли ей, оттеняя золото волос, унаследованных от матери и аристократическую белизну кожи. Герцог Арльский не мог не заметить какие взгляды бросали на свою королеву дворяне из валенсийской свиты - впрочем, к ним скоро присоединились и прочие вельможи, принадлежавшие к разным союзным войскам.
-Позвольте сделать вам комплимент, Ваше Величество? -произнес Джеффри, поцеловав руку старшей сестры. -Вы так красивы, что даже солнце укрылось за тучами, будучи не в силах справится со своей завистью.
-Наконец-то хоть один мужчина сказал мне приятную вещь, -улыбнулась Мэри, обняв брата. -Джеки только что сказал мне, что для матери троих детей я очень даже недурно сохранилась. Спасибо, мой дорогой, ты всегда умел поднимать мне настроение. И ты так похож на отца... что я на какой-то момент подумала, что это именно он каким-то чудом оказался здесь с нами и пришел встретить меня.
-Он всегда с нами, -произнес Джек, подойдя к брату и сестре. -А тебе не следует обижаться на меня, милая Мэри - ты сама прекрасно знаешь какое впечатление производишь на мужчин. Достаточно только посмотреть на этих павлинов из твоей свиты... каждый из них мечтает стать твоим фаворитом.
-Я попросила бы вас, милорд, придержать свой излишне бойкий язык! -притворно нахмурилась Мария. -Мои фавориты не ваша забота... лучше отведите меня к нашей дорогой Бесс. Я ужасно по ней соскучилась...
После встречи с королевой Валенсии прошло еще несколько дней, прежде чем на рассвете в лагере не появился еще один королевский кортеж. Джеффри привык вставать рано, так что одним из первых поприветствовал старшего брата и обожаемую матушку.
-Мне очень не хватало наших прежних разговоров - писать вам лишь на бумаге для меня недостаточно... как же я рад, что наконец-то вижу вас, -как послушный и любящий сын, герцог Арльский первым делом поцеловал руки вдовствующей королеве. -Да хранит вас господь на долгие годы... я надеюсь, что вы в добром здравии после путешествия? Штормовой пролив бывает очень коварным...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-09 05:28:28)

+1

3

[NIC]Eleonor[/NIC]
[STA]the queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sPzw.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2sPzq.gif[/float]Королевский кортеж постепенно пробирался навстречу своей цели – столице Арелата, которую уже держали в тесном кольце все самые верные союзники Ричарда, его родные братья и сестры, а также кузен. Казалось бы, кто может быть лучшим союзником в любом военном предприятии, которое собирается развернуть король, если не его родня? Да, именно родня - его сила и мощью. И ради этого в свое время они с Генрихом хорошо постарались, подобрав не только выгодные браки для своих детей, которые принесут им свое счастье, но и пользу королевству, которое теперь было под крепкой рукой старшего сына Элеоноры. К Ричарду она всегда особенно относилась и выделяла от других детей, в чем себя постоянно корила и останавливала, однако ничего не могла с собой поделать. С одной стороны она чувствовала себя виноватой перед ним – все-таки их с Генрихом первенец получил жизнь, когда они были не в браке и с самого первого дня начала своего правления должен был доказывать окружающим, что он достойный быть королем Альгерии, которой будет править не хуже своего отца. А может даже лучше? Все-таки он вырос на этой земле, был ближе к ней. Но, с другой стороны всегда было то, что он был первенцем – их с Генрихом первым ребенком, в которого они всегда вкладывали все свое сердце и душу, от чего они наверняка жутко его избаловали. И, пожалуй, нужно еще благодарить небо за то, что оно было к ним милостиво: к счастью, младшие дети не отличались ревностью и не завидовали тому вниманию, которое перепадало старшему сыну королевской четы. Им удалось сохранить теплые отношения между всеми своими детьми. Хотя, по правде говоря, вдовствующая королева направлялась в этот поход с тяжелым сердцем: она волновалась о том, как же воспримет весть о желании Ричарда сделать своего самого младшего брата королем Арелата Джек. Как бы там ни было, да, он получил самые богатые земли, что были настоящей кормилицей их армии в войне за Альгерию. Однако эти земли были по-прежнему герцогской короной, которую уже давно предки Элеоноры желали сделать королевской. Именно ради этого ее и выдали замуж за короля Арелата в свое время – чтобы объединить короны и сделать Вьенн королевскими землями.
Вот только настоящей тяжестью на сердце королевы стало вовсе не смятение перед грядущей битвой за Арлу, а совершенно другое, что многие назвали бы лишь второстепенным. Но, кто живет каждый день, как на вулкане в собственном замке, будет опасаться, как бы он не решил извергнуться, погрузив всех в свой огонь? Так или иначе, а она прекрасно понимала желание Луисы избавиться от любовницы сына. К счастью, но Ричард так и не решился рассказать жене о том, что эта леди Беатрис, которую они прозвали незаконнорожденной дочерью вьенского короля – никто иная, а мать наследного принца, его кормилица и нянька. Однако теперь, после этого похода, она наверняка не вернется в королевский двор. Ее любимый сын снова оступился или поступил опрометчиво – как знать? В любом случае, эта еврейская женщина была снова беременной, и сопровождала их в это путешествии. А ведь Ричард даже не знал, что своим решением, он избавил Луису от греха, на который могла сподвигнуть королеву ее свекровь и жгучая ревность или зависть к более удачливой конкурентке, которой не на шутку увлекся ее венценосный сыночек? Она могла решиться выдать замуж королевскую фаворитку, чем бы спасла бедняжку от позора – рано или поздно все узнают о ее деликатном положении. Ну, а потом ее наверняка бы ждал праведный гнев Ричарда, что страшен в своем гневе.
Женщина молчала, пока их кортеж медленно пробирался вглубь королевства, что некогда приветствовало ее, как свою королеву. В памяти Элеонор все еще были живы воспоминания о тех днях, когда она посещала эти земли в статусе королевы Арелата. И, конечно же, она помнила Арль – графство, которое уже стало герцогством при должном старании Ричарда. Именно в Арле началась удивительная история и самое длинное путешествие Элеонор, что никогда больше не видела этих земель.
- Я обязательно посещу Арль на обратном пути и останусь погостить во Вьенне на это лето, - сказала этим утром королева своему сыну, когда они уже были вблизи королевской столицы, которую держали в облоге его союзники.  – Даже не могла представить себе, что мне будет так радостно увидеть материк и эти места, - усмехнулась она своим словам. Конечно же, больше всего ей хотелось в родной Вьенн. Но прежде, она хотела побывать в родном замке ее милого Генриха, вспомнить их первую встречу на постоялом дворе, что, казалось, была всего лишь вчера. И кто бы мог подумать, что могло пройти столько лет?
Когда они прибыли в местную деревушку, что уже во всю жила военным духом, Элеонор спешилась при помощи слуги, после чего поспешила к сыну, который первым вышел им навстречу. Дик пока задерживался немного вдали от нее (наверняка причиной тому была его возлюбленная), а потому у женщины представилась отличная возможность поговорить с самым младшим сыном с глазу на глаз.
- Джеффри, мой сыночек, - выдохнула она и с радостью, и со слезами на глазах. Как же был похож он на своего отца! Только волосы были светлее, но все, даже манера держаться в седле или просто стоять, разговаривая с ней, напоминала ей о Генрихе! – Мы обязательно восполним все наши разговоры за время, которое проведем в походе и после него. Я намерена задержаться на материке, ведь я очень скучала по всем вам, - добавила Элеонор, любуясь своим сыном, что так беспокоился о ней. – Все хорошо, мой хороший. С божьей помощью, все так и будет. Если бы только твой братец берег мои нервы и не заставлял беспокоиться – все было бы куда лучше, - вдовствующая королева не стала останавливаться на полуслове, но уходить в подробности не стала. Все-таки Джеффри умный мальчик и все поймет, как только увидит. Но, даст бог, не узнает той правды, груз которой теперь будет носить на сердце Элеонор до самой смерти.
- Мне так жаль, что твоя прекрасная жена оставила тебя. Жаль, что я не смогла приехать – этот чертов пролив был неумолимым и не давал возможности отплыть ни одному кораблю! – пожаловалась она, взяв сына под руку, чтобы с ним пройтись. – Давай прогуляемся пока? Мне нужно тебе рассказать, пока у нас есть возможность поговорить тет-а-тет. Это очень важно, - добавила женщина тише, ступая вместе с сыном в безлюдную сторону деревни, из которой должно было быть хорошо видно долину, в которой расположилась столица надменного Арелата.
- Ты знаешь, что когда-то я была королевой этих земель. Многие жители этого королевства по-прежнему считают меня своей королевой, - произнесла она, глядя на крепость столицы, в которой наверняка дрожал со страху или бесился, как окаянный, Франциск. – Так случилось, что твой брат решил более не расшаркиваться с Франциском и лишить его короны. Я должна сказать тебе, что после этой войны – трон Арелата будет твоим, Джеффри, - огласила она, ловя удивленный взгляд своего сына. - Ты не представляешь, как сейчас похож на своего отца, Джеффри. Когда-то он тоже, как и ты узнал о том, что должен стать королем – и не был до конца уверен, должен ли сражаться. Все, что он мог тогда – остаться в своем доме и прожить жизнь вассала Луи ил сражаться за корону, чтобы построить сильное государство, и отвоевать возможность быть счастливым. Я знаю, ты счастлив будучи герцогом, но нам нужен и Арелат, чтобы восстановить спокойствие в этих землях. Кто знает, какой наследник будет у Франциска? Слабость и немощность королевства, как и сила и постоянство другого – временное явление. У каждого есть свой подъем и свой упадок. Поэтому ты должен принять эту ношу на свои плечи. Ты должен стать королем, Джеффри. И ты женишься на арелатской принцессе, чтобы утвердиться на этом троне. Я уже написала ее родителям, и если они не полные дураки, то их дочь пришлет тебе уже в скором времени письмо, в котором подарит тебе подарок и даст обещание ждать тебя.
Пожалуй, слов было сказано слишком много для одного разговора, но Элеонор никогда не любила растягивать разговоры, когда можно было обсудить все сразу – для нее было важно настроить сына на нужный лад еще  до того, как с ним будет разговаривать Ричард или все остальные узнают об этой новости.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2sPzv.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-05-09 00:10:44)

+1

4

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Джеффри охотно кивнул, когда мать предложила ему пройтись и улыбнулся после того как она весьма тактично упомянула о неуемной любвеовильности Ричарда. Что поделать если он был этаким отчаянным дамским угодником еще начиная с ранней юности? И чего уж там таить греха, всегда умело пользовался своим положением наследного принца, завоевывая прекрасных дам и не оставив своего любимого занятия даже после того как Генрих и Эли женили его наконец на валенсийской инфанте. Но воспитанная в чрезмерной строгости Луиса не смогла надолго увлечь своего пылкого супруга, так что вскоре он вновь принялся за свое, что называется, с еще большим рвением.
-Вы же знаете, матушка, что в этом весь наш Дик. Он всегда и во всем хочет быть победителем - и в этом он очень похож на вас. Я благодарен вам за доброе участие... но что поделаешь - видимо такова была божья воля, с которой я стараюсь смириться, -произнес герцог Арльский согласно кивнув на предложение матушки прогуляться и решив, что они вполне могут ненадолго покинуть военный лагерь, пройдясь до небольшой речушки, что протекала возле деревни. -И почему вы говорите, что были королевой? Вы были ею и будете всегда... Знаете, в Арле до сих пор рассказывают историю, что произошла на турнире в замке Эрм - помните, когда отец выбрал вас дамой своего сердца? Каждый раз, слушая ее, я старался представить вас и отца в тот самый момент...
Джеффри конечно не стал говорить о том что поначалу эта история была непозволительно скандальной и рассказывалась вовсе не для того чтобы поведать слушателям о силе настоящей любви что умеет творить настоящие чудеса. О нет, поначалу все было совершенно иначе и рассказчики старались высказать мораль о том, что там не должна была вести себя замужняя дама и к тому же королева. Однако, со временем, от этой самой морали не осталось и следа, а простым людям даже порой казалось что это всего лишь красиво придуманная сказка... ведь только в сказке сама королева может ответить взаимностью простому рыцарю?
-Так случилось, что твой брат решил более не расшаркиваться с Франциском и лишить его короны. Я должна сказать тебе, что после этой войны – трон Арелата будет твоим, Джеффри, -тем временем, Элеонор по своему обыкновению, не стала долго держать интригу и сообщила главную новость дня - и честно говоря, ее сын не был готов услышать подобное. -Ты не представляешь, как сейчас похож на своего отца, Джеффри. Когда-то он тоже, как и ты узнал о том, что должен стать королем – и не был до конца уверен, должен ли сражаться. Все, что он мог тогда – остаться в своем доме и прожить жизнь вассала Луи или сражаться за корону, чтобы построить сильное государство, и отвоевать возможность быть счастливым. Я знаю, ты счастлив будучи герцогом, но нам нужен и Арелат, чтобы восстановить спокойствие в этих землях.
Выслушав мать до конца, молодой человек тяжко вздохнул, напомнив Эли давний разговор с Генрихом в палатке возле того самого ристалища что теперь стало частью их семейной легенды. Правда Генри тогда был намного моложе чем его сын сейчас, однако отреагировали они одинаково - удивившись и растерявшись...
-Но матушка... как может Ричард сделать меня королем в обход Джека? Я не хотел бы поссориться с братом и стать причиной его обиды.., -ответил Джеффри, собравшись с мыслями. -Если Дику захотелось перекроить всю европейскую политику, то кандидатуры лучше Джеки ему не найти - он умен и к тому же мог бы стать наследником альгерийского трона, если бы у брата не родился долгожданный сын. Вы и отец всегда учили нас избегать каких-либо ссор, помня что только вместе мы представляем грозную силу для наших врагов... Я даже не знаю что вам ответить - меня и вправду устраивает мой скромный жребий и я очень доволен своими владениями. Возможно я сейчас вас разочарую... но никакая корона не стоит потери любви и доверия родного брата.
Услышав о принцессе, с родителями которой матушка уже успела наладить контакт, Джеффри лишь вздохнул - она как всегда не теряла зря времени. Он не успел еще оправится от смерти любимой жены, как ему уже подыскали новую невесту... и судя по всему Ричард и матушка уже все решили заранее?
-Признаюсь вам честно, матушка... вы меня застали меня врасплох, -произнес Джеффри с очередным тяжким вздохом. -Не успев приехать, вы с Диком уже начали приводить ваш хитроумный план в действие... но вы должны понять, что я не могу позволить себе действовать в обход брата. Неужели вы не думали о том, что его может рассердить решение и выбор Ричарда? Я не уверен что смогу стать хорошим королем... таким как был наш отец.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-10 03:38:42)

+1

5

[NIC]Eleonor[/NIC]
[STA]the queen[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sPzw.png[/AVA]
Любовь детей к своим родителям, а также к своей родне порой способна ослеплять, заставляя сглаживать острые углы и даже не замечать очевидных, казалось бы, вещей. И Джеффри пока еще не мог ни видеть, ни знать, на что пошел его любимый и увлекающийся женской красотой братец. Впрочем, могла ли предположить подобное сама Элеонор? Она знала, насколько ее старший сын не постоянен, но в том, что еврейская девица так уж сильно его к себе привяжет, она не была уверена, даже тогда, когда ее венценосный сынок решил привести ее вместе с их сыном в королевский замок. Наверное, все-таки в этом была и ее вина тоже? Не следовало ей вмешиваться и помогать Ричарду с его женщинами? Не стоило ей покрывать этот грех и мучиться теперь сомнениями в том, как выпутать из этой беды ее сына и королевский двор, что со всей силой, на которую только способно, будет обсуждать новую фаворитку короля, приведшую на свет его дитя. А что делать они будут, когда новорожденное дитя будет похожим на маленького Генриха?! О, этого всего не хотелось Элеонор, которой на склоне лет хотелось вовсе не придворных интриг, а хоть капли покоя и уверенности в том, что ее дети будут жизнь мирно, не зная каких-либо невзгод.
И, признаться по правде, порой неведенье – лучшее, что может случиться с человеком…
- Ты знаешь, что я давно уже не Арелатская королева. Мой дом всегда был рядом с твоим отцом в Альгерии, а корни мои всегда тянулись к Вьенну, - ответила своему сыну Элеонор, снисходительно улыбнувшись на его слова, уверяющие ее в том, что она по-прежнему является королевой. Да, так оно и было. – Мой Джеффри, если бы ты знал, сколько могут говорить люди – только это все не важно, хотя и приятно. Ведь то, что люди говорят – значит, им не все равно. Однако важно только то, что ты сам для себя решаешь, - в какой-то степени вдовствующая королева желала облегчить свою ношу и поделиться с сыном тем, что не могла рассказать никому при своем дворе. Например, о происхождении того самого наследника престола, который был у Ричарда, как и о том, что любые притязания на престол Альгерии со стороны Джека будут всегда справедливы. Не потому, что он был первым сыном, родившимся в браке новоиспеченного короля и королевы, но потому что и принц был также рожденным вне брака. Но в отличие от своего отца, он был рожден далеко не королевой, а какой-то еврейкой, что и сейчас находится при ее сыне. Впрочем, дело ли было в том, что она еврейка? Для Элеонор, на самом-то деле, не так уж и много значило происхождение женщины, которую она мастерски выдала за незаконнорожденную дочь валенсийского короля. Куда больше для нее имело значение то, что вся эта история могла привести раздор в ряды ее сыновей, поэтому она и всячески будет скрывать эту весть и даже не проговорится об этом Джеффри.
По крайней мере, не сейчас.
- Ты не представляешь сам, мой дорогой, насколько являешься достойным того, чтобы быть королем, - улыбнулась вновь своему младшему сыну вдовствующая королева, когда кончики ее пальцев коснулись его щеки. – Ты больше всех похож на своего отца и характером и правлением. Ты сделал большие успехи в Арле, которые не думай, будто бы я не заметила из Талгарта. Может только показаться, что между материком и Альгерией – грозный Штормовой пролив. На деле из Талгарта все видно – запомни это, сынок, - добавила женщина следом, нисколько не скрывая своей уверенности в своих словах. Впрочем, хоть она и не могла находиться вблизи своих детей, рядом с ними всегда были ее люди, которые доставляли ей сведения о том, что происходило с ними.
- Что касается Джека, не беспокойся, и покорись воле старшего брата. Если он так решил – значит, так тому и быть, - спокойно продолжила женщина, прекрасно понимая, какая опасность сохранялась среди ее сыновей. – Если Джек захочет быть тоже королем, он будет королем – я это устрою. И никто из моих детей не будет обделен, хотя ты должен понимать, что по-прежнему именно Джек является вторым в очереди наследования трона твоего брата. У Ричарда только один сын, пока еще очень маленький, поэтому не стоит пока прибегать к каким-либо выводам или решениям, - добавила она, тихо вздохнув в итоге. Конечно, маленький Генрих пленил ее сердце, ведь был маленьким и долгожданным лучом надежды своего отца, однако она не могла не сказать того, что было правдой. Как бы они не его не любили – опасности всегда ходят вблизи маленьких детей. – А теперь иди поприветствуй брата вместе с остальными, и ни о чем не волнуйся кроме того, как именно ты хочешь войти в столицу, из которой будешь править, - добавила Элеонор, прежде чем подтолкнуть сына к обратной дороге в лагерь, где уже все ее дети успели поприветствовать Ричарда. Конечно, мало кто обратил внимания на леди Беатрис, но, как говорится, еще не вечер? Тем более, пока и Элеонор должна была уделить внимание каждому из своих детей.
- Джек, с той поры, когда ты отрастил бороду, я тебя никак не узнаю, - улыбнулась она, когда обняла среднего из ее сыновей. – Моя, Бесс, и почему только ты так рискуешь? А если твой ребенок родится прямо в этой походной палатке? Дай-ка я подумаю, в кого ты такая упрямая, - продолжала улыбаться Элеонор, обнимая дочь, бросив короткий взгляд старшему сыну и дочери, давая им тем самым понять, что им нужен уединенный разговор. Как бы там ни было, а им следовало подумать о том, как воплотить мечту каждого из их семьи. И подумать, как скрыть положение Беатрис, о которой уже была осведомлена Мэри, учитывая, что именно у нее они задержались на какое-то время при дворе с маленьким Генрихом.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2sPzv.gif[/SGN]

+1

6

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Элеонор говорила о том, что Джеффри должен покорится воле Ричарда... но он уже заранее знал, что не сможет ничего изменить, даже если очень захочет. Когда-то в детстве, обучаясь у пожилого учителя своей матушки, будущий герцог услышал историю о трех слепых сестрах из мифологии древней Аттики... день и ночь они неустанно ткут нити человеческих судеб и обречены на это - так же как и короли порой бывают пешками капризной судьбы. Ведь если подумать, то и сам Ричард был заложником собственного предназначения? Рожденный во время войны, он словно с колыбели был обручен с нею и только на войне чувствовал себя словно рыба в воде. Истинный великий король-завоеватель, для которого, казалось бы, нет совершенно ничего невозможного... кроме разве что жениться на женщине, которую он действительно любит?
Джеффри тихо вздохнул, прежде чем направится следом за матерью к большому шатру, где она собиралась поприветствовать всех своих детей. Он заметил как Дик разговаривал с красивой и богато одетой женщиной и без труда догадался, что именно это и есть "головная боль" для Элеонор. Герцог Арльский видел как эта дама смотрит на его старшего брата, а ее присутствие в военном лагере наглядно доказывало, что король в очередной раз влюблен и счастлив. Джеффри тактично подождал пока леди ушла к своему шатру и лишь только после подошел поприветствовать своего брата, должным образом поклонившись ему.
-Давай обойдемся без церемоний, -улыбнулся Дик, крепко обняв младшего брата и не позволив ему опустится на одно колено, как и следовало сделать согласно этикету. -Я скорблю о твоей утрате... но ты должен помнить, что жизнь продолжается. Анна уже в лучшем мире... она была истинным ангелом и потому господь не стал ждать чтобы забрать ее на небеса.
-Я знаю, Ричард... и благодарен тебе за добрые слова, -ответил Джеффри, тихо вздохнув. -Бог свидетель, я стараюсь смириться и жить как прежде. К тому же, ты решил вмешаться в мою судьбу... и вы с матушкой уже все решили насчет меня. Но, Дик... можешь считать меня последним трусом, однако я не хочу этой короны. Джеки долгое время был твоим наследником и он куда больше ее достоин...
-Я знал, что именно так ты и скажешь, -Ричард рассмеялся, хлопнув брата по плечу. -Но не все так просто, как можно себе представить. Проходи в шатер и ты все узнаешь - матушка рассказала тебе еще не все новости.
Немного растерянно кивнув, Джеффри послушно зашел в шатер, где уже собрались все его любимые родственники. И смотря на них, молодому герцогу не верилось, что они наконец-то снова увиделись - все вместе, как когда-то в Талгарте, когда еще был жив отец, а жизнь была безоблачной и лишенной каких-либо сложностей под его крылом. Как же давно это было?
-Вы про меня совсем забыли, матушка, -улыбнулась Елизавета, обняв вдовствующую королеву. -Мы с мужем мечтаем принять вас при нашем дворе и показать ваших внуков... так что если мой ребенок родится в походной палатке, вы хотя бы его увидите. Я готова была рискнуть чем угодно, лишь бы вновь увидеть вас, сестру и братьев. Жаль что Алиса не присоединилась к нам...
-Моя дорогая, Алиса нынче королева-регент, вместе с дядей Гийомом, -Ричард подойдя к младшей сестре осторожно коснулся ладонью ее большого живота. -Я придумал место получше чем походная палатка для будущего принца Астурийского - королевская резиденция в Арле. Как тебе такой вариант, сестрица? После того как пройдет коронация нашего Джеффри, мы устроим большой праздник в честь твоего сына. А теперь, будь так добра и скажи супругу, что я хочу поговорить с ним?
-Конечно, -Бесс без лишних слов поняла, что Дику и матушке нужно поговорить с Мэри, Джеком и Джеффри и поцеловав старшего брата в щеку, вышла из шатра. Ну а Ричард, повернувшись к матери и младшим братьям, начал разговор так:
-Как вы все знаете, Вьенн давно уже достоин того чтобы получить статус королевства... и мы с Ее Величеством..., -на этом месте Дик посмотрел на Элеонор. -...решили, что именно сейчас настало время перекроить карту старушки Европы. Новый понтифик будет выбран через месяц и при должном усердии и количестве золота, это вполне может быть человек преданный нашей семье. После того как мы получим Арелат, надо будет разделаться с верными союзниками Франциска, земли которых граничат с Вьенном - они отойдут тебе, Джек и когда мы закончим войну, то посадим на трон сразу двух новых королей. Полагаю что арелатцы достаточно хлебнули горя с еще одним непутевым монархом, не так ли?
Джеффри был просто поражен услышанным... так вот что задумал его хитрый братец? Дик как и все дети Эли, прекрасно знал как она мечтала сделать свой королевским и вот теперь эта самая заветная мечта вот-вот должна была исполнится. Мэри, выслушав брата согласно кивнула и затем подойдя к матери, нежно обняла ее - совсем как в детстве когда-то.
-Я поддержу все ваши начинания, матушка. И полагаю, что мало кто осмелится подняться против нашего военного союза... те дворяне что сейчас преданы Франциску охотно присягнут Джеку, если не хотят лишиться своих земель и крестьян. Ну а Арелат будет в куда более надежных руках чем теперь... а невежа, посмевший плохо говорить о вас, лишится всего.
-Отлично сказано, дорогая сестра, -кивнул Ричард, приобняв Джеффри за плечи. -Давай уже взгляни повеселее? Такое ощущение что я тебе предлагаю не корону, а что-то похуже... и к тому же, матушка уже подобрала тебе достойную невесту, которая сумеет развеять твои печали.
Как говорится, легко сказать? Джеффри вовсе не хотелось навязывать себя юной девушке, которая наверняка представляла свое замужество в радужных и веселых красках. Его прежняя супруга была из семьи одного из арльских баронов, чьи земли находились по соседству с замком Эрм и герцог влюбился в нее с первого взляда. Он сам выбрал Анну и ни единожды не пожалел об этом и надеялся что они будут вместе долгие годы... Но не случилось и теперь его снова женят так как принято в королевской семье.
-Я сделаю так как должно для блага семьи, -ответил Джеффри, посмотрев на брата. -По счастью, я не буду соперником для Джека и это меня радует больше всех прочих новостей.
-Теперь когда мы решили с организационными вопросами, давайте дождемся Тибо и Его Величества короля Астурии и обсудим нашу диспозицию? -предложил Ричард. -Мне бы не хотелось рисковать нашими людьми, так что для начала мы возьмем Арлу в кольцо, лишив их поставок продовольствия. И пока будет длится осада, разделаемся с союзниками Франциска. Сейчас принесут карты и я наглядно покажу, что нам надлежит сделать в первую очередь.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-12 03:45:48)

+1

7

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA]
День был уже давно в своем разгаре, а солнце в волю осыпало яркими лучами долину вблизи замка, которую могла разглядеть из окошка своих покоев Маргарет. Казалось, это лето будет теплым и беззаботным, как предыдущее, когда с дальнего магрибского похода вернулся ее венценосный кузен король Фарнциск. Но, должно быть, уже тогда все при дворе почувствовали неизбежное – в мире произошло что-то не слишком хорошее; не сулящее правлению Арелатского короля долгие годы правления. На поле брани в Святой Земле умер король Валенсии, чьи земли граничат с Арелатом и Вьеннским герцогством на юге, а это значило лишь одно – теперь осталось вопросом времени, откуда придет угроза безоблачной и скромной жизни при дворе Франциска? Из герцогства Вьенн, что некогда был кормилицей Арелата, пока вероломная королева не предала своего мужа, предпочтя ему более молодого виконта, которого посадила на трон Альгерии? Или из герцогства Арль, которое стало таковым лишь недавно, при помощи влияния тех же альгерийцев, которых при дворе короля Луи и Франциска никогда не любили. Но, как оказалось, опасность не приходит одна – она сжимает в кулак, обходя тебя из всех сторон. Так и случилось этим летом, когда они обнаружили, что столица и сердце Арелата окружена союзными войсками и Вьенна, и Арля, и других их соседей, что почувствовав слабость правящего дома Франциска, сразу же сбежались на них, словно дичь на падаль.
- Они не получат нас ни за что! Сколько бы мне не пришлось сидеть здесь, я все равно не сдам город! Этому бастарду, что осмелился привести армию к моему замку, не достанется ни город, ни единый кусочек нашей земли! Ему придется войти сюда, в этот зал, лично! Пусть ворвется, если дерзости хватит, и убить меня! – едва не трясся со злости Франциск, когда обсуждал в главном зале со своими советниками план обороны своей власти, что ему досталась в наследство от предыдущего короля, который познал много неудач на своем правлении. И, как оказалось, та чреда бедствий, которые двигались на Арелат, были лишь началом, тогда как основная масса подступила еще недавно.
Что решал Франциск со своими советниками? Об этом девушка не думала, да и не старалась расслышать. Она слышала, как король хочет защитить свои земли и титул, прекрасно понимая его – так тоже поступил бы ее папа. Во всяком случае, Франциск был очень похожим на него; куда больше, чем сама Маргарет, пошедшая в породу своей матери, прибывшей в эти земли из далеких северных земель. Однако теперь не могло быть и речи о веселом и беззаботном времяпровождении, к которому, признаться по правде, привыкла Маргарита. Она была королевской дочерью, ум которой никогда не должен был касаться войны, а тело требовало дорогих шелков и украшений, вместо простой рубахи, пусть и из добротной ткани, в которую ей предложила переодеться однажды вечером матушка.
- Вы что-то скрываете, мама? – спросила девушка у своей матери, что уступила свою корону и титул супруге Франциска, которая ни во что их не ставила. – Кто-то вас обидел? А может быть, случилось что-то? – оставшись наедине с матерью этим теплым вечером, спросила юная принцесса, даже не подозревая, что услышит из уст любящей матери.
- Я должна тебе сказать, моя дорогая, один большой секрет, о котором ты никогда никому не расскажешь, - серьезно заявила мать своей дочери, заставив беззаботную, даже в этот сложный для всех жителей замка, девушку не на шутку испугаться. – Мне пришло письмо от вдовствующей королевы Элеонор, - тихо прошептала ее мать, заставив синие глаза округлиться до размера золотой монеты, прежде чем материнские руки не прижали ее к себе. – Ты станешь королевой, когда все это закончится. Я это тебе обещаю, - заявила женщина, прижимая свое дитя, на которое все в замке молились, когда она была беременна. – Я не родила твоему отцу сына, но у него всегда была ты. И теперь твой долг стать королевой…
[float=left]http://funkyimg.com/i/2sUR6.gif[/float]- Но, мама! Как я могу быть королевой, если я всего лишь … девчонка? Не хотите ли вы свергнуть Франциска? – удивленно спросила она у матери, не понимая, что задумала ее королева. – И при чем тут вдовствующая королева Элеонор? Она в Альгерии и не имеет никакого влияния на нас, - заявила Маргарита, не зная, что уже успело произойти.
- Не кричи так громко, мое дитя! Услышат! – тихим шепотом попыталась образумить свою дочь Анна. – Ты сядешь на престол Арелата, как законная супруга нового короля Джеффри, сына королевы Элеонор, - огласила уже в следующее мгновение женщина, заставив свою дочь непонимающе хлопать своими синими глазами, глядя на нее.
- Франциск нас казнит за это вероломство, - произнесла она, покачав головой. – И к тому же, меня уже обещали выдать замуж за графа Дюпри этой осенью, - добавила она, не понимая, когда именно успели спеться две королевы, одна из которых была в неволе, если не сказать, что она была заточена в замке и не могла его покидать, чтобы вести переписку с другой. Если …
Догадка блеснула молниеносно, и ее проверить она решила практически сразу! Но, прежде всего Маргарите придется выслушать все, что собиралась сегодня нашептать ей на ушко заботливая мама, всегда мечтавшая видеть свою девочку на троне ее отца. Ну, и подумаешь, что ради этого нужно потерпеть альгерийца?
- Ты напишешь ему свое письмо, которое мы отправим следом за гонцом Франциска, который отправляет свои письма вассалам, моля о помощи в обмен на земли и даже на твою руку, поэтому не думай даже сомневаться в том, что я решила. Ты не будешь предметом торга вассалов короля, ты будешь королевой, - решительно заявила вдовствующая королева Анна, прежде чем усадить свою дочь за стол, где и стояли перед ней чернила и бумага. – Пиши, моя дорогая. Создай свое будущее сама, - приговаривала она, пугая Маргариту еще больше.
- А если кто-нибудь узнает, что мы пишем письма? – подведя взгляд на мать, спросила принцесса.
- Не узнает. У нас есть надежные люди, которые понимают, что эту агонию лучше не растягивать надолго, и лучше посадить тебя с Джеффри на престол, чем ждать, когда на нас снова нападут и поставят в такое унизительное положение, - решительно ответила мать дочери, не оставив ей никакого выбора.
И что же она могла написать этому таинственному Джеффри? Она его в жизни не видела, а когда увидит – не сможет передумать. Единственное, что она знала о нем – его происхождение, а также слава справедливого правителя своих земель, которыми когда-то правили его предки. Но, тяжко вздохнув, она макнула перо в чернила и решила написать немного.

Дорогой, Джеффри!
Моя матушка сказала, что я должна создать свою историю сама, написав это письмо вашей милости. Не знаю, как именно эта история изменится от этого, но я знаю, о чем хочу попросить у вас в нем: принесите мир в наши земли! Принесите долгожданные лучшие времена сюда, пока моя любимая страна не потеряла последних сил!
Я знаю, как должно быть нелепо прозвучит мое письмо из осажденной крепости, но я надеюсь, что вы спасете всех нас, а в частности и меня, ожидавшей вашего торжественного прихода в тронный зал замка, который, я уверена, вам понравится. К своему письму я добавляю еще небольшой подарок от чистого сердца, который я надеюсь, вдохновит вас на великие ратные подвиги.
Принцесса Маргарет Арелатская

[float=right]http://funkyimg.com/i/2sV7C.gif[/float]Последние строки девушка написала, практически под диктовку матери, которая настояла на необходимости вложить подарок, которым стал медальон принцессы с прядью ее волос внутри оного. Оставалось надеяться только на то, что гонец не обманет королеву Анну, и доставит письмо в руки. Вот только, конечно же, сидеть в своих покоях и ждать ответного письма принцесса не стала. Решив проследить за тем гонцом, которому в ладонь ее матушка вложила внушительных размеров мешочек, Маргарита увидела тот самый тайный ход, в котором он и исчез с первыми лучами солнца. Сама девушка не стала долго думать, когда решительно направилась следом – нет, не для того, чтобы сбежать, а лишь просто насладиться кратковременной свободой, не подозревая о том, насколько это могло оказаться опасно. Впрочем, понять это Маргарет смогла лишь оказавшись на такой желанной свободе, она заметила, как какие-то люди (солдаты?!) рыщут вокруг. Испугавшись, девушка решила сбежать и, приподняв подол своего платья, решительно направилась куда глаза глядели, но подальше с этого места. Вот только в самый не подходящий момент оступилась и упала на землю, тихо застонав от досады и боли – будет наверняка синячище еще тот на самой коленке!

Отредактировано Tony Danziger (2017-05-11 11:50:27)

+1

8

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Итак... как уже было сказано выше, Джеффри послушно принял свою судьбу, прекрасно понимая, что от него самого уже ничего не зависит. Он слишком хорошо знал своего старшего брата - и если тот задумал сделать королями его и Джека, то следовательно так тому и быть. Ричард с самого детства был таким... слишком похожим на Элеонор и как и она всегда настроенным только на победу любой ценой. И если какие-либо тонкости европейской политики Дик так и не освоил, то в искусстве войны ему не было равных, а что до всего прочего, то здесь ему на помощь всегда была готова прийти королева-мать - единственная женщина во всех королевствах, о которой говорили что она всегда была равной самым великим королям. И в отличии от ее первого супруга, Ричард Львиное Сердце никогда не пренебрегал советами Элеонор в самых важных вопросах, ценя ее гибкий ум и непревзойденную хитрость.
Так разве мог бы Джеффри поспорить с братом и матушкой? Ему предстояло вскоре принять на свои плечи бремя ответственности за целое королевство, а не только за любимый и близкий его сердцу Арль и естественно герцог ожидал что столица Арелата будет взята штурмом в кратчайшие сроки. Но Дик, будучи человеком коварным и злопамятным, решил заставить Франциска сдать город, взяв его измором - что может быть позорнее для любого из королей?
После встречи венценосных родственников прошло несколько дней и все предводители армий заняли свои места согласно диспозиции Ричарда, покинув Триар, чтобы не дать и мыши выскочить из осажденного города. Джеффри предстояло занять левый фланг, неподалеку от старого и давно высохшего колодца, что по легенде когда-то находился в старом квартале Арлы, но после большого пожара и постройки городских стен, оказался за пределами столицы. Прежде чем отпустить младшего сына, Эли рассказала ему о том что где-то рядом с этим самым колодцем должен был заканчиваться тайный ход из города - насколько ей было известно, он был вполне функционален.
-Я нашла верного человека, который согласился доставить мое письмо в Арлу, чтобы договорится о выгодной партии для тебя, -улыбнулась вдовствующая королева, нежно обняв любимого сына. Правда пока что Элеонор решила умолчать о том что желает женить Джеффри на младшей дочери своего бывшего супруга... -Однако, кто-нибудь в городе тоже может захотеть использовать этот ход... например, чтобы получать провизию и воду для королевской резиденции? Будь очень внимателен, мой дорогой и береги себя, хорошо?
Джеффри и на этот раз не стал перечить матушке и не тратя даром времени, направился к указанной ему точке, где и разбил свой лагерь. В этом самом месте возле стен города находился самый настоящий лес, так что герцог первым делом расставил часовых и приказал своим людям патрулировать возле стен, обращая внимание на все возможные мелочи. И вечером этого же дня к Джеффри привели подозрительного пройдоху, что оказался возле патрульных так словно свалился с неба - поначалу парень не хотел ничего рассказывать, но узнав что перед ним младший сын вдовствующей королевы, тут же протянул ему аккуратно свернутый пергаментный свиток.
-Любопытно, кто может писать мне письма из Арлы.., -усмехнулся Джеффри, развернув письмо. Парень что принес его, сообщил что служит во дворце и выполняет приказ королевы Анны, что всегда была очень добра к нему и его семье. Пробежавшись по строчкам письма взглядом и взяв в руки медальон с изображением принцессы, герцог пришел к выводу что она явно очень юна... потому как написать нечто подобное мог только лишь совершенно неискушенный в этой жизни человек. Принцесса просила Джеффри принести мир ее королевству, явно не зная еще, что он был не волен пока что решить собственную судьбу, так что уж говорить об Арелате? -Скажи мне, любезнейший... ты видел принцессу Маргарет?
-Да, милорд, несколько раз видел, когда ее матушка-королева позволяла ей вместе с провожатыми покататься по саду возле замка, -кивнул парень. -Она очень красива... но я слышал что покойный король не слишком ее любил, потому как мечтал о сыне, который у него так и не родился.
-Что же ладно... сейчас ты пойдешь вместе с моими людьми и покажешь им этот самый ход, тебе все понятно? -произнес Джеффри. -Король Франциск считает что он умнее всех и даже попав в мышеловку думает что сумеет оттуда сбежать... но я не могу этого допустить. Капитан! Возьмите отряд надежных и верных солдат и найдите подземный ход - он должен быть закрыт сегодня же.
-Слушаюсь, Ваша Светлость, -поклонился названный офицер и затем подтолкнул парнишку к выходу из походного шатра. -Давай топай! Или хочешь чтобы я тебе придал ускорения своим мечом?
Отряд почти добрался до укромного места, где и был выход из тоннеля под городской стеной, как вдруг где-то рядом раздался хруст веток - и к своему удивлению, солдаты нашли вовсе не очередного лазутчика или гонца короля Франциска а перепуганную девицу.
-Миледи..., -не удержался мальчишка-конюх, едва только капитан помог девушке встать. -Это же леди Маргарет... но что вы здесь делаете?
Капитан стражи приказал двоим солдатам отвести даму к герцогу, тогда как сам направился дальше искать подземный ход. Ну а Джеффри пришлось еще раз удивится, когда следом за письмом и медальоном к нему пожаловала та самая леди что его написала - во всяком случае, сходство с миниатюрой в медальоне было поразительное?
-Присядьте, я сейчас прикажу позвать своего лекаря, -обратился к девушке герцог, заметив что она морщится от боли. -Что произошло, вы ранены? И мне очень интересно, как вы осмелились выйти за стены города... неужели вы не понимаете, насколько это опасно?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-12 22:16:42)

+1

9

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA][float=right]http://funkyimg.com/i/2sWYd.gif[/float]Маргарет мысленно проклинала себя за любопытство и не желание сидеть на одном месте в замке, которое привело ее в лес, кишащий солдатами вражеского лагеря, словно какой-то муравейник или растревоженный пчелиный улей. Все-таки еще задолго до того, как к ней подступились солдаты, девушка могла поклясться, что слышала, как они приближались к ней все ближе и ближе. Она прижалась даже ближе к земле, словно бы надеясь на то, что она укроет ее, как свое дитя, и зажмурила глаза, но умом понимала, что все тщетно. Ее уже заметили и, скорей всего, сейчас ее схватят. А что будет дальше? Уж чего-чего, а последующие события назревали в светлой головушке принцессы сами собой, в виду того, какие ходили разговоры среди почтенных дам и фрейлин, служивших при дворе Луи и Франциска, о тех самых солдафонах, которые надругались не над одной девушкой, пока воевали. И от этого Маргарита начинала дрожать еще больше. Ведь теперь было совсем неизвестно, что с ней будет! А она, между прочим, принцесса крови! Дочь короля, пусть ныне покойного, но не суть! Она все еще член королевской семьи, и ее руки добивались первые рыцари королевства, не говоря уже об иностранцах, среди которых был и герцог Арльский.
Когда к принцессе подступили солдаты, она попыталась взять себя в руки, пусть по-прежнему дрожала. Может быть от холода, а может и от страха – ее эмоции и чувства сейчас переплелись, и сама она не могла разобрать, что чувствует в данный момент времени. Наверное, так бывает, когда случается что-то непредвиденное? Умные люди столетия спустя назовут это состоянием аффекта, тогда как сама Маргарита только хлопала своими большими синими глазами на окруживших ее солдат. И среди подступивших к ней мужчин, она обнаружила того самого гонца, за которым она проследила, выйдя из тайного хода за пределы города и замка. Именно он назвал ее имя и статус, от которого она не смогла укрыться даже в скромном и уже грязном платье.
- Отпустите меня, вы не имеете права… ко мне даже пальцем прикасаться! - выпалила она, когда к ней приблизились солдаты, что недолго советовались о том, что же с такой не сговорчивой находкой делать. И, на диво, Маргарет вовремя остановилась, не сказав о том, что будет королевой. Все-таки, с одной стороны, это были пока слишком преждевременные слова, а с другой – она не желала задерживаться на своей прогулке. Так что, было лучше сейчас, действительно, последовать за ними, а после вернуться в замок. Да, наивная и не искушенная в военном ремесле принцесса полагала, что ее отпустят, как только она скажет, кто она. Во всяком случае, того требовали правила приличия и малейшая капля благородства?
Когда ее представили Джеффри Арльскому, в палатку которого ее привели, Маргарита отдала должное даже в такой глуши, как эта, манерам и присела в не слишком глубоком и низком реверансе. И именно в этот момент, разбитое колено девушки дало о себе знать. Словно раненная кошка, она зашипела, поджимая под себя губы, и стараясь держать лицо, не жалуясь на то, что доставляло ей неудобства. Однако герцог был слишком внимательным к таким мелочам, что не могло не прибавить ему доли похвалы.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2sWY3.gif[/float]- Не стоит, герцог, - остановила она его попытку помочь и, конечно же, продолжая стоять на своих двух. И пусть ей хотелось присесть хоть ненадолго, она запретила себе даже думать об этом, пока она снова не вернется в стены замка. – Не нужно звать врача. Все в порядке… будет в порядке, когда я вернусь в замок, - кивнула она в такт своих слов. - Я просто поранилась, когда гуляла, - добавила она, решив не давать полных объяснений своим поступкам. Отчитываться она ведь не должна?! Он ведь даже не сказал о том, что собирается взять ее в жены!
- Прошу вас, милорд! - решительно наступает она вперед, подойдя ближе к герцогу. – Будьте добры, отпустить меня в замок обратно. Матушка будет беспокоиться обо мне! Боюсь даже подумать, что она скажет или подумает, если не обнаружит меня в своих покоях, - добавила она, пропуская сквозь себя каждое слово. Ведь ей непременно нужно было добиться желаемого! А что лучше действует на мужчин, чем девичьи слезы?! – Не отказывайте мне, милорд! Прошу! Отпустите меня к матери! Не будьте так жестоки со мной! – не останавливалась принцесса, настаивая на своем, давая волю слезам, что быстро умыли ее прекрасный лик солеными ручьями. – Мое место рядом с матерью, а не здесь. Я вышла лишь для того, чтобы прогуляться! В замке так не выносимо уже было сидеть! – в сердцах выпалила она, приблизившись еще ближе к будущему королю, чтобы добиться желаемого успеха, не заметив, что находится она к нему слишком близко и уже едва ли не ловит его дыхание на своих щеках, по которым продолжали стекать слезы.

Отредактировано Tony Danziger (2017-05-12 05:13:25)

+1

10

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
-Миледи, позвольте вам напомнить, что сейчас идут военные действия... и вы поступили словно неразумный ребенок, решив выйти за пределы королевского замка, -совершенно спокойно произнес Джеффри. -Я уже отдал приказ замуровать подземный ход и отменять его, равно как и подвергать вашу жизнь опасности, я не стану. Вам следовало раньше подумать о том, что ваша матушка может вас хватится - и вам придется остаться.
Принцесса конечно же не согласилась с решением своего будущего мужа и тут же расплакалась, по всей видимости надеясь что это заставит его передумать. Джеффри еще раз убедился, каким по сути ребенком была его невеста... но как бы ему не было ее жалко, война есть война, а приказ есть приказ?
-Я вынужден быть жестоким, принцесса, ради вашей же безопасности, -продолжил герцог Арльский. -Сейчас же я дам знать моей матери о вашем поступке и попрошу ее найти способ передать весть королеве Анне о том где вы и что с вами. Но отпустить вас одну в подземелье я не могу - и как я уже сказал, в данный момент, мои люди замуровывают ход. Присядьте и успокойтесь... из каждого, даже неприятного события следует извлекать собственную выгоду - вас обещали мне в жены, так быть может используем этот шанс получше узнать друг друга?
Маргарет продолжала заливаться слезами, так что Джеффри оставалось лишь вздохнуть и достав свой платок протянуть ей, предварительно усадив на походную койку в своем шатре. Она отказалась от лекаря, так что герцог отпустил его и решил сам осмотреть ногу своей невесты - это конечно же было более чем неприлично, но что ему оставалось делать? Взяв у лекаря несколько чистых тряпиц и налив в чашу отменного вина, Джеффри присел перед девушкой и совершил еще более непозволительное действие по отношению к даме благородного происхождения - поднял подол ее платья, чтобы обработать рану. По счастью, принцесса не пострадала серьезно и отделалась лишь синяком и парой ссадин на коленке, которые герцог собственноручно промокнул тряпицей, смоченной в вине, стараясь не причинить Маргарет ненужной боли.
-Миледи... судя по всему вам никто не рассказывал что такое война? -произнес Джеффри подняв глаза на строптивую девчонку. -Моих солдат можно назвать более-менее дисциплинированными... однако, с моим кузеном идут наемники, которые даже отдаленно не слышали что такое правила приличия. Это еще мягко сказано... Я не хотел бы вам рассказывать что бывает с их пленниками и особенно - пленницами. Подобных людей не остановил бы даже ваш высокий титул, ведь за деньги они сделают абсолютно все. Я прошу вас мне доверится и клянусь спасением собственной души, что буду охранять и оберегать вас.
Герцог смотрел на расстроенную девушку... думая о том что ему придется очень постараться чтобы завоевать ее доверие. По сути дела, он был не обязан делать этого - ведь принцесса не вольна решать свою судьбу и по сути дела, с момента своего рождения является предметом выгодного торга, как бы жестоко это не звучало. А еще ему было жаль принцессу... ведь ее отец не любил ее так же как и своих старших дочерей, что был весьма глупо, с какой стороны не взглянуть. Если бы Луи только мог посмотреть сейчас на Марию и Алису, то наверняка бы признал себя полным дураком? Мэри стала великолепной королевой, которую обожали верные подданные и боялись враги - и кто бы посмел сказать, что она всего лишь женщина, которой сама судьба уготовила участь быть всего лишь супругой и матерью? О нет, то была истинная дочь королевы Элеонор, преуспевшая в искусстве плетения интриг и ставшая верной спутницей своему мужу-королю. И даже Бесс, бывшая при альгерийском дворе всеобщей любимицей, тоже умело правила своим супругом и астурийским двором... так что можно было констатировать факт на основе всего вышесказанного, что недооценивать венценосных леди даже более чем глупо?
-Ну вот и все, -произнес Джеффри, закончив с ушибом принцессы. -Я конечно не лекарь, но полагаю что вам стоит дать отдых вашей ноге и воздержаться в ближайшее время от приключений на свою голову. Окажите мне честь, поужинайте со мной сегодня? Надо полагать, вы уже успели проголодаться...
Не дожидаясь ответа Маргарет, герцог подошел к выходу из своего шатра и подозвал одного из стражников, приказав ему поторопить поваров и заодно отправить гонца к королеве Элеонор. Леди не место в военном лагере, так что Джеффри решил что ему стоит отправить свою невесту в ставку Ричарда в Триаре, где о ней позаботятся должным образом. Но сначала следовало дождаться ответа матушки?
-Не хмурьтесь и не расстраивайтесь, миледи, -произнес Джеффри, посмотрев на свою невесту. -Лично я думаю, что это сама судьба сегодня привела вас ко мне... И это конечно не придворный ужин, но я думаю что когда-нибудь, мы с вами с улыбкой будем вспоминать сегодняшний вечер. Во всяком случае мне хотелось бы надеяться на это.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-13 03:34:36)

+1

11

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA]Обычно девичьи слезы обладают какой-то своей силой, благоприятно действующей на мужчин. Во всяком случае, такого мнения была принцесса Маргарет, поскольку в ее родном замке не было человека, желавшего огорчать ее и уж тем более видеть ее слезы. Все привыкли к той беззаботности, в которой пребывала юная девушка, наслаждаясь своим высоким происхождением и, чего греха таить, никогда не обременяя себя мыслями о дне грядущем. Пожалуй, по-настоящему потрясшей ее вестью случилось известие о том, что Франциск собирается выдать ее замуж за одного из своих верных вассалов, тем самым оказав ему честь и наградив его дом. Но, что касается юной принцессы Марго, то тут она не чувствовала себя по-настоящему счастливой. Все-таки она издалека наблюдала за своими единокровными сестрами, что нашли свое счастье в браке с членами королевской семьи, и надеялась, что и для нее найдется принца. Правда, слишком неожиданным было известие о том, что она сразу же выйдет замуж за короля, взявшего штурмом ее родной город, словно бы его победоносный трофей. Быть трофеем ей все-таки не нравилась мысль.
А впрочем… что ей вообще нравилось?
Угодить капризной госпоже было слишком непросто. Она привыкла получать лучшее и знать, что ее капризам будут угождать. Именно таким капризом являлось ее желание прогуляться, подышать свежим воздухом и ощутить себя свободной, чего давно она не ощущала с того самого дня, когда узнала свою грядущую судьбу в браке с не равным ей вассалом. Так что, сравнение герцога Арльского принцессы с ребенком послужило чем-то вроде пощечины, на которую она ответила сердитым взглядом синих глаз сквозь слезы. Наверняка, Джеффри так и не догадается, насколько  оскорбил Ее Высочество принцессу Арелатскую, потому как она лишь больше зажмурилась, не прекращая лить слезы. Но теперь уже об испорченном первом впечатлении: все-таки одно дело встретить жениха во всеоружии и блеске своей ослепительной красоты, тогда как совсем другое – попасть к нему в лагерь то ли пленницей, то ли пойманной птицей, грязной и побитой. Несколько больших пятен, оставленных на подоле ее платья падением на сырую землю, Маргарита заметила практически сразу. Однако, когда опустила свой взгляд к ногам, наблюдая за тем, как поток ее слез падает к ним, припомнила о том, какое должно быть жалкое зрелище представляет взору мужчины, поэтому постаралась предпринять тщетную попытку добиться желанного – попасть в замок.
- Если Вы замуруете тайный ход – ваша матушка ни за что на свете не свяжется с моей, - с нескрываемой горечью, в такт своим всхлипываниям, произнесла принцесса в ответ на слова своего предполагаемого жениха. – Голубиная почта, насколько я знаю, проверяется людьми моего кузена. Он казнит мою маменьку, когда узнает о том, что она вела хоть какие-то переговоры с королевой Элеонор, - добавила она следом, мысленно пеняя на свою недальновидность и неосторожность, с которой попалась в такую глупую ловушку, расставленную самой себе.
Она позволила себе присесть на койку только потому, что чувствовала усталость в ногах, что из без того настрадались от ее внезапных приключений. Но Маргарита так и не перестала плакать, хоть поток ее слез значительно уменьшился, а сама принцесса вытерла тыльной стороной ладони те слезы, что еще не успели сбежать по щекам вниз, растворившись где-то на полпути к земле. Видимо, сжалившись, герцог решил подать ей свой платок, не принять который значило бы оскорбить своего будущего мужа, что лишь на короткое мгновение вспомнил, что она ему была обещана, оставаясь предельно вежливым и верным формальностям. Когда же она использовала предложенный платок для того, чтобы вытереть вновь выступившие слезы, мужчина решительно опустился перед ней на колено и … поднял подол ее платья, чтобы взглянуть на ее рану самостоятельно. Впрочем, все было бы не так уж и плохо, если бы не те нравоучительные, казалось бы, слова, что их высказывал девушке будущий король.
- Вы хотите меня сейчас запугать, милорд? – обратилась она к Джеффри тихо. – Или вы говорите о том, что сами были готовы сделать? К чему тогда эти слова? – хмурясь, как среда на пятницу, добавила принцесса, сдерживаясь, чтобы вновь не зашипеть в ответ на прикосновение какого-то тряпья к ее коленке. – Можно подумать, вы решили заняться моим перевоспитанием или просто хотите запугать, - добавила она, или лучше будет сказать, недовольно проворчала, опустив подол своего платья, дабы скрыть под ним свои раненные ноги. И так и не ответила мужчине, на которого держала теперь уже глубокую обиду, когда он предложил поужинать вместе…
- Интересно, как я могу быть довольна сейчас, когда я в таком виде и еще наедине с будущим мужем, - все так же продолжала ворчать принцесса, сердясь на герцога. – И что мне потом вспоминать? Грязные руки и платье или то, что вы меня воспринимаете за ребенка? – от обид принцесса очень быстро приступила к нападкам, быть может и не самым справедливым, но совершенно заслуженными, как считала она. – Я здесь ничего не могу обнаружить веселого, милорд. Вы не сидели в четырех стенах, без малейшей возможности выйти на свежий воздух, а вашей матери не грозит опасность в осажденном замке. Вы должны были отпустить меня к ней, - добавила Маргарет, на этот раз без слез и всхлипываний, глядя на своего будущего супруга. – Но раз уж это так невозможно, я могу просить вас распорядиться о горячей воде, чтобы привести себя в порядок? – выдала она следом, решив, что не будет даже в военном лагере изменять себе и своим привычкам.

+1

12

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
-Вы не знаете мою матушку, миледи - если она что-то задумала, то добьется исполнения своих планов. И пока королева Анна ей союзница, то может не опасаться за свою жизнь, -возразил девушке Джеффри. По правде говоря, его немного удивило, что юная принцесса принялась с ним... спорить? Сколько герцог себя помнил, леди в его окружении, никогда себе такого не позволяли, разве что за исключением Элеонор - но у нее и Генриха был свой, особый тандем и они понимали друг друга с полуслова, так что споры и ссоры не продолжались слишком долго и дети редко были свидетелями чего-то подобного. По всей видимости, принцессе при дворе короля Франциска многое позволялось... а Джеффри не хотелось бы стать этаким тираном для своей молодой жены, так что он внимательно слушал все что она говорит, не упуская не единой мелочи. -Боюсь что перевоспитывать вас уже несколько поздно, так что вам остается лишь смириться с существующим положением вещей.
-Интересно, как я могу быть довольна сейчас, когда я в таком виде и еще наедине с будущим мужем, -недовольно буркнула тем временем девушка, перестав наконец плакать. -И что мне потом вспоминать? Грязные руки и платье или то, что вы меня воспринимаете за ребенка?
-Вы мечтали выйти из дворца - и вы сделали это, несмотря на все запреты. Вот первый положительный момент сложившейся ситуации. Вы легко могли попасть в беду, но избежали ее  - вот вам второй момент. Как я уже говорил, все могло закончится гораздо хуже, миледи, -усмехнулся Джеффри, кивнув своему камердинеру, что вошел и попросил позволения подавать ужин. -Поверьте мне, грязные руки еще не самая большая беда на свете. Уверяю вас, что вашей маменьке недолго осталось сидеть взаперти, так что хватит уже ворчать, словно вам не восемнадцать лет, а целых восемьдесят. Если вы желаете привести себя в порядок, я распоряжусь обо всем необходимом для вас. Надеюсь, моя ванна вас устроит?
Увы, но пока что герцог не мог предложить своей гостье должного и привычного для дамы комфорта - его самого с детства приучили на войне обходится малым. Но женщина, конечно же, дело другое и ей не пристало спать на неудобной походной койке и лишать себя возможности сменить наряд? Отдав все необходимые распоряжения для ванны, Джеффри решил послать солдат в ближайшую деревушку, чтобы нашли там подходящую служанку для принцессы, которая позаботится о том чтобы Маргарет было удобно и комфортно в военном лагере. Не может же она принимать ванну с помощью верных слуг герцога? И пока готовилась ванна, солдаты успели вернуться, приведя с собой одну из старших дочек местного мельника - девушку весьма неглупую и быстро смекнувшую насколько ей повезло.
-Меня зовут Элиза, милорд, -поклонилась девушка, когда ее привели к Джеффри. -Я рада услужить вашей милости.
-Вы будете служить не мне, а моей будущей супруге, -ответил Элизе герцог. -Если она будет довольна, то в накладе вы не останетесь. И ваши родители тоже.
После этого, он обернулся к недовольной принцессе, объявив что теперь она может совершенно спокойно принять ванну и переодеться.
-Ваше Высочество, -тихонько поинтересовалась служанка у своей новой госпожи. -Как вы оказались в лагере у арльского герцога? Он что вас выкрал из замка??
На этом месте стоит отметить, что родители Элизы были людьми весьма зажиточными - по крайней мере, по меркам деревушки где они жили. Поэтому Элиза и ее младшие братья и сестры имели возможность научится грамоте, в отличии от своих соседей, к примеру... и умея читать, любознательная девушка первым делом ознакомилась с самыми интересными и романтическими историями - о храбрых рыцарях, что спасают принцесс от драконов и прочих бед. Бывая в Арле вместе с отцом на базаре, Элиза пару раз видела пышный королевский кортеж, в котором выезжала в город и Маргарет, так что настоящую принцессу она узнала сразу. И было что-то такое, невообразимо пикантное в том, что герцог мог похитить кузину самого короля прямо у него из-под носа. А почему бы и нет?
-Мне сказали принести вам одежду на смену, миледи... но у нас в доме нет ничего подходящего для Вашего Высочества. Не сердитесь, я захватила все что было.., -повинилась перед принцессой Элиза. -Давайте я вам помогу раздеться и расплести волосы?
Ну а пока принцесса в соседнем шатре приводила себя в порядок, Джеффри решил дождаться ее и уже потом приниматься за свой ужин. Маргарет была очень упрямой и своевольной... но при этом, ее живой и непосредственный нрав весьма импонировал герцогу. Быть может он просто успел уже устать от привычной спокойной жизни? Как говорится, время покажет, так ли это было на самом деле...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-14 02:58:34)

+1

13

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA]Мужчинам не свойственно понять женщин – это утверждала даже не Маргарита. Пожалуй, будет правильнее сказать, что это юная принцесса услышала из уст своих фрейлин, что шептались о каких-то своих тайнах, в которых обсуждали свое будущее после известия о том, что принцесса Арелатская была обещана в жены первому другу и соратнику короля Франциска. И сейчас девушка вспомнила эти слова, определенно, осознав их глубину. Все-таки, как ни крути, а мужчине проще и легче в какой-то мере живется в этом мире, если отбросить в сторону его военную повинность? Где бы он ни был, но никто не станет оценивать его внешний вид, присматриваясь к тому, как он ведет себя в обществе, танцует, говорит и тем более одевается. Все, что от него требуется – уметь защищать свое и управлять своими владениями. Казалось бы, что сложного? Держать меч, определенно, будет сложнее, но вместо него всегда можно взять в руки лук, с которым могла даже справиться такая девчонка, как дочь короля Луи. Впрочем, выше всех умений мужчины обычно ставят только одно – наследников, которым и должны были передать все свои умения и владения. Хотя, нужно сказать, и тут это в большей мере зависит от женщины. Маргарита, готовясь к замужеству, была осведомлена о том, что бывает после того, как новоиспеченных супругов оставляют наедине в их спальне, а также все последующее время от зачатия ребенка и до его рождения. Поэтому, она могла утверждать уже кое-что, пусть во многом она была еще чиста, словно белый лист бумаги, нетронутый чернилами.
И как она могла воздержаться от комментариев в сторону герцога, когда он вел себя так… раздражительно?! Пожалуй, обозначить иначе его манеру речи, в которой чувствовалась нескрываемая мораль и тактичное напутствие, о котором она не просила у него. Пожалуй, больше всего на свете принцесса не любила именно нравоучения и напутствия, которыми ее кормили с самого раннего детства все приставленные к ней няньки и учителя, которых она изводила своим отвратительным характером, что с годами, к счастью, немного улучшился и стал более мягким. Так что, можно сказать, герцогу еще повезло, что на него не обрушилась лавина, именуемая принцессой Арелатской, которую выбрала ему в супруги королева Элеонор. И, тем не менее, мужчина продолжал играть с огнем, затрагивая те струны внутри тонкой и эгоистичной натуры принцессы, которые она полагала, что успела припрятать глубоко. Ей было до глубины души обидно услышать сравнение с леди за восемьдесят, что пришлось для нее, словно звонкая пощечина, на которую она даже не знала, как отреагировать. Сделать вид, что она не заметила и не расслышала этого, или все-таки оставить замечание мужчине?! И пока что, она постаралась поступить все-таки «по-хорошему», не усугубляя и без того критичную ситуацию, учитывая, что ей еще гостить в этом лагере, а также выходить замуж за него. Однако в будущем она более такого не потерпит – обещала себе Маргарита, когда сложила руки перед собой.
- Я ожидала скорее таза с водой, а не целой ванной. Но, если ваша милость так щедра – я с радостью приму такой широкий жест. Тем более, я стараюсь не только для себя, но и для Вас, - присев в сдержанном реверансе, оставила она такой ответ, прежде чем Джеффри не оставил ее наедине в шатре, который начали уже готовить к ужину.
И, пока она была одна, принцесса взялась мерить шагами шатер, размышляя о том, что же ей делать дальше. Как бы там ни было, а она не была так глупа, как могло показаться, и понимала, что если действиями напролом и откровенно, не получается добиться желаемого, то нужно добиться всего иным путем, пойдя на … женскую хитрость? Вот только на нее еще нужно было решиться!
Так за размышлениями и прошло какое-то время, пока к Маргарите не привели девушку, что должна была теперь ей прислуживать. Конечно, это не была одна из ее фрейлин, о чем свидетельствовало все, начиная от одежды и заканчивая ее прической, однако девушка, которую к принцессе привели, была хотя бы вежливой и волновалась за Маргариту, о чем свидетельствовали слова девушки.
- Тебя привели сюда не для того, чтобы ты расспрашивала меня тут, - отчетливо дала понять принцесса, строго посмотрев на свою новую служанку. – Держи рот на замке и не суй нос, куда не нужно. Если будешь хорошо справляться, может быть, оставлю тебя при себе, - добавила она следом, решив расставить все акценты в отношениях с сельской девушкой, что и не мечтала раньше, наверное, даже заговорить с кем-то из королевской семьи. Так что можно было сказать о возможности остаться при королевском дворе? Впрочем, если девушка была умной, то должна была все усвоить без лишних замечаний и напоминаний.
- Эх, - тяжко вздохнула принцесса на слова девушки, когда она продемонстрировала ей то платье, которое принесла с собой. Наверняка, оно было лучшим из всего того, что могла себе позволить приобрести для нее семья? – Раз мой будущий муж хочет, чтобы я радовалась тому, что есть и не ворчала… что же, пусть будет, - тихо и даже как-то слишком мирно произнесла Маргарита, прекрасно зная, что будет делать, когда более внимательней взглянула на это самое платье. – Да, помоги мне раздеться и приготовиться к ванной, а пока я буду в воде, подгонишь мне платье по размерам… - добавила принцесса дальше, огласив то, что должна была успеть сделать девушка и наверняка поняла, как много от нее будет требоваться. Ведь и времени у них обеих не было много?
- Когда я стану королевой, обставлю себе отдельно комнату с роскошной ванной и ароматными маслами из магрибских краев, которыми торгуют евреи. И плевать, если мне скажут, что я грешница и святая инквизиция по мне плачет, - не смогла скрыть своего удовольствия от принятия горячей ванной Маргарита, прикрыв глаза. И ей было абсолютно все равно, если бы даже герцог услышал эти ее тщеславные мысли. В конечном счете, она всего лишь женщина, которой нужно всего лишь чувствовать себя … королевой!
Тем не менее, все процедуры Ее Высочества не затянулись дольше, чем до темноты, которая опустилась на лагерь осадивших Арлу, теплым и тихим вечером. Где-то вдали по-прежнему журчал ручей, а в траве пел свою песню ночной житель леса, потревоженный толпой солдат, наверняка потревожив не одного кролика или оленя, чтобы подать его к столу милорда и себя самих?
[float=left]http://68.media.tumblr.com/4d84c0da7b4afeba8970cb90e50d470e/tumblr_inline_msyw17Wqrv1qz4rgp.gif[/float]- Прошу меня простить, милорд, что заставила вас ждать, - произнесла принцесса Маргарита, как только оказалась в шатре, ожидавшего на ее появления Джеффри. Во всяком случае, она дожидается, пока будущий король и ее супруг предложит ей пройти ближе к столу, что она и делает. Но прежде, она останавливается возле мужчины, чтобы вложить ладонь в его руку и, глядя ему в глаза, сказать совершенно мило и сладко: - А еще я хотела извиниться за то, как вела себя с вами. Это был всего лишь страх перед неизвестностью… и мое желание предстать, как полагается принцессе, а не будто пленнице, похищенной из замка. Моя служанка именно так и думает. - Этим словам последовала хитрая улыбка на лице девушки, которую сдержать она не смогла, когда потянулась к щеке мужчины, которую она одарила легким прикосновением своих губ, после чего сделала шаг назад. Если герцог хотел послушную и кроткую жену, Маргарита наглядно могла продемонстрировать ему такую часть себя. Она вообще могла быть разной, но всегда оставалась верна себе и легко меняла гнем на милость. И, тем не менее, отступила она только за тем, чтобы дать возможность мужчине оценить ее старания. Все-таки переделанное слегка платье, было не так уж и плохим! Но, главное: наглядно демонстрировало изящность принцессы и ее красоту, а цвет платья – подчеркивал цвет ее синих глаз. Так что, может быть, герцог и был в чем-то прав: во всем можно найти положительные стороны, даже в скромном платье.
- Ну, и что сегодня на ужин? 
- платье и прическа -

Отредактировано Tony Danziger (2017-05-14 01:21:19)

+1

14

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Пока слуги готовили все для ужина Его Светлости, герцог думал о юной и непокорной девушке, которую судьба (самый подходящий эпитет для вдовствующей королевы, не правда ли?) предназначила ему в жены. Он прекрасно понимал, почему она капризничает, хотя по сути дела сама же и стала виновницей сегодняшней неоднозначной ситуации... Маргарет была еще очень юной и конечно же избалованной - пожалуй самая младшая сестрица Джеффри немного была похожа на арелатскую принцессу. До своего замужества, Бесс тоже вела себя точно также, обычно не стесняясь высказывать собственное недовольство чем-либо, позабыв о всех возможных правилах приличия. Вот только став королевой, супругой и матерью, Елизавета коррдинальным образом изменилась, так что вполне можно предположить что и будущая королева Арелата тоже со временем станет другой?
Впрочем... рядом с Джеффри уже была послушная и во всем покорная его воле спутница, так что он был вовсе не против попытаться укротить непокорную принцессу. Но в любом случае, для них уже все было решено и они могли лишь постараться наладить отношения друг с другом?
Когда принцесса появилась в шатре герцога, он улыбнулся - пусть на ней было простое платье, однако оно очень выгодно подчеркивало ее красоту и сияние необыкновенных глаз. Воистину, юность является самым главным украшением любой прекрасной дамы?
-Вы сделали мне приятный сюрприз, когда появились в лагере - ведь без вас, мне предстоял очередной ужин в одиночестве, -улыбнулся Джеффри, подав руку своей невесте. -И я не хотел бы заставить вас думать, что вы моя пленница... и прошу с пониманием отнестись к временным неудобствам, которые вас окружают - все это ненадолго. Присаживайтесь, миледи?
Сейчас Маргарет вела себя совершенно иначе... так словно бы встретила герцога Арльского не в походной палатке в лесу, а в тронном зале королевской резиденции в Арле. И быть может, Джеффри не обратил бы на это особого внимания, если бы не вырос среди хитрых, умных и коварных женщин, что могли легко обставить любого мужчину. Резкая перемена настроения и благосклонность принцессы наводили на мысль, что где-то рядом кроется какой-то подвох...?
Что же, это делало все происходящее еще более интересным и Джеффри решил подыграть принцессе, ничем не выдав собственного удивления. Присев рядом с ней за низким столиком, будущий король поспешил удовлетворить любопытство леди, что задала ему вопрос.
-Боюсь что мой стол не может похвастаться королевскими деликатесами и нескольких перемен блюд у нас не будет. Могу предложить вам отменную оленину, голубей, фаршированных черносливом и упитанных каплунов, миледи. Ко всей этой снеди отлично подойдет великолепное валенсийское вино, которое привезла моя старшая сестра - попробуйте и я уверен, что в Арле вы не пробовали ничего подобного даже при дворе. Это истинная амброзия, которую Геба не постыдилась бы подать на стол самому Юпитеру.
Джеффри сделал знак слуге и тот взяв кувшин, разлил вино по серебряным чашам. Чего стоил один аромат от этого вина - он был просто божественным и отлично возбуждал аппетит.
-Знаете, миледи... я сейчас подумал о том, что нам с вами очень повезло - у нас есть шанс узнать друг друга до свадьбы, -произнес герцог, благодарно кивнув слуге, что ловко порезал жареное мясо и выложил аппетитные кусочки в подливе на хлеб перед ним и принцессой. -Возможно, вам бы хотелось что-нибудь узнать у меня? Ведь по сути дела наши семьи давно уже связаны, хоть и враждуют с тех самых пор как моя матушка покинула Арелат. Вам наверное будет интересно познакомится с королевой Валенсии, что и вам тоже приходится старшей сестрой?
По идее, Джеффри никогда бы не назвал себя человеком стеснительным... однако, общаясь с дамами еще при дворе своего отца, он всегда старался быть галантным и вежливым, чего не скажешь о его старших братьях. И сейчас он старался угадать, чего от него может ожидать Маргарет в данный момент времени - ведь будь на его месте старина Дик, он уже давно продолжил бы знакомство с красивой леди в той самой ванне что герцог любезно уступил принцессе. Джеффри в отличии от своего брата никогда не заходил настолько далеко при первом же знакомстве и потому предпочел побеседовать с принцессой, чтобы получше ее узнать.
-Я буду очень благодарен, если вы расскажете мне что-нибудь о себе. Конюх из дворца упомянул что вам нравится кататься верхом... а что еще вы любите? -продолжил Джеффри. -Мне очень интересно о вас абсолютно все.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-15 01:20:33)

+1

15

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA][Amy Lee – Speak To Me]
Улыбка, казалось, застыла на устах юной принцессы, что сейчас ожидала каких-то определенных действий от своего будущего супруга. Правда, таковым он сможет стать ей только к тому времени, когда торжественно войдет в королевский замок Арлы и будет коронован. И пусть в таком развитии событий никто не сомневался, до этого времени герцог был всего лишь претендентом на ее руку и уж точно не королем Арелата. Маргарита поступила сейчас, пожалуй, более чем не разумно, приблизившись к мужчине, которому она подарила совершенно скромный и даже целомудренный поцелуй, которым девушка собиралась продемонстрировать каплю своей благосклонности. Но, можно было утверждать, что королева Анна, наверняка, не одобрила бы такой поступок своей дочери? Он ведь, так или иначе, но нес в себе определенные нарушения правил приличий, соблюдать которые было так необходимо. Ведь, чем еще отличить девушку из хорошей семьи аристократов и даже королей от обычной крестьянки, если не ее манерами? Об этом маленькой и своевольной Маргарите говорили не единожды в детстве, желая подчинить правилам поведения в замке и на приемах, когда прибывали различные послы ко двору еще ее отца, что никогда не баловал ее своим вниманием в отличие от множества придворных. Так или иначе, а принцесса была знакома давно уже с тем, как произвести впечатление на мужчин, благо те всегда желали угодить ей и кокетничали в ней, заставляя чувствовать себя особенной, даже будучи совершенно одинокой в толпе придворных дам, окружавших ее. Поэтому, Маргарита ожидала хоть какой-нибудь похвалы за свои старания.
Вот только герцога, как оказалось, не удивить платьем и милым ликом юной девы, что решила переменить свою тактику в общении с незнакомцем? Ведь именно незнакомцем для нее и оставался Джеффри, о котором она, хотела того или нет, но была уже наслышана из-за тех речей, которые велись все то время, что король Альгерии добивался звания герцога для своего младшего брата. И, тем не менее, она ожидала чего-нибудь другого от него сейчас. Сложно сказать, чего именно, ведь не рисовала каких-либо далеко идущих перспектив, а всего лишь собиралась подстроиться под обстоятельства, чтобы в любом случае иметь возможность добиться желаемых целей.
- Я рада, если моя компания скрасит ваш ужин, - улыбка, заставшая на миловидном личике принцессы, спасла сейчас ее попытку показаться лучше, чем она есть на самом деле. Если бы не она, слова наверняка надломились и показались совершенно не искренними. – Правда, вы знаете, что я предпочла бы отужинать в своем замке и рядом с матерью, - добавила Маргарита, опустив свой взгляд к столу, к которому ее приглашал герцог. – Надеюсь, что осада не продлится долго и все в скором времени решится, - уже более радушно добавила принцесса, усаживаясь за низкий столик, где уже находилась привычная еда для тех, кто пребывал в походе. – И, тем не менее, стол отнюдь не беден, - добавила она, пока Джеффри расхваливал вино, доставленное их сестрой из Валенсии. И пусть тон ее голоса оставался ровным и мелодичным, девушка все больше предавалась внутренней злобе. Ведь даже вино оказалось достойным похвал, тогда как она сама не получила – ничего, кроме беседы обо всем и ни о чем?
Наверняка у него есть любовница, и он ждет, пока я уйду? – задумалась принцесса, проводя свои размышления по поводу происходившего. Ведь, как бы там ни было, а в Арле не оставалось никого равнодушного к ней, тогда как она не могла найти иной причины такой отмеренной вежливости в свой адрес. – А вот я не уйду! Помешаю всем планам! – злобно придумала она, прежде чем обратиться к еде, что быстро остывала, даже этим теплым вечером. Девушка приняла свое вино в чаше, которое и пригубила, сделав несколько глотков. Маменька всегда предостерегала свою дорогую дочь перед не осторожным употреблением вина и часто запрещала ей пить больше одного бокала, тогда как сегодня она наверняка нарушит этот запрет?
- Да, вы правы: наши семьи ведут давнюю вражду, - не может не согласиться Маргарита, поставив почти опустевшую чашу на низкий столик, где остывала еда. – Но я считаю, что нет худа без добра? Если бы ваша маменька не уехала в Альгерию, моя бы никогда не стала бы королевой, а мне бы не пришлось увидеть этот мир и сидеть этим вечером здесь, - добавила она, демонстрируя свое отношение к вражде и политике, которую проводили при дворе и ее отца, и ее кузена. Все-таки, будь она мужчиной, возможно, она посмотрела на все иначе. Однако она была всего лишь женщиной, чьи права всегда будут птичьими. Что ведь с нее возьмешь? Она должна ведь, как и любая другая женщина, только приводить на свет наследников…
[float=right]http://68.media.tumblr.com/c1d189e50a0076aa1e7fb8744602273b/tumblr_inline_msyw207TmK1qz4rgp.gif[/float]- Королева Валенсии, говорят, необычайно красива и умна. Не скрою, что мне всегда было интересно с ней познакомиться, - она не говорит, как завидовала возможности своей старшей сестры быть королевой и занимать положенное ей место в обществе, а не то, что было уготовано Маргарите ее кузеном. – Не знаю, о чем вы бы мне хотели рассказать? В Арелате много говорили о вас, но стоит ли повторять то, что у всех и так на слуху? Говорят, будто вы влюблены то ли в свою супругу, то ли у вас есть любовница. Но, мне будет лучше узнать что-нибудь другое, никому не известное, - добавила она, положив себе в рот небольшой кусочек оленины, лежавший перед ней на хлебе и запив его вином, остававшимся в ее чаше.
- Вам, правда, так уж интересно узнать обо мне все, как вы говорите? – вино заставило принцессу раскрепоститься и дать волю своим мыслям, что порывались вырваться наружу вне зависимости от того, хотела она озвучить их или нет. – Прошу прощения, милорд, но у меня сложилось впечатление, что вы меня терпите постольку поскольку, - добавила она, глянув в глаза своему собеседнику. – Я, правда, люблю конные прогулки, а еще охоту и прогулки на свежем воздухе, поэтому находиться в замке, не имея возможности выйти на прогулку, мне было не выносимо, - честно добавила она, решив, что пришло время откланяться и покинуть шатер.

+1

16

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sNGh.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Увы, но при всем своем воспитании, Джеффри явно не хватало той легкости и шарма с которыми обычно общался с прекрасными дамами его старший брат? Стараясь вести непринужденную беседу и слушая принцессу, герцог Арльский ощутил что не слишком интересен своей собеседнице... и что скорее всего, она ожидала от него чего-то совершенно иного. Еще Джеффри успел заметить, что у Маргариты явно имелось собственное мнение по поводу того или иного вопроса, однако она не торопилась его раскрывать, по всей видимости не забывая о том что женщине не слишком многое позволено в присутствии мужчины.
В общем и целом... нужно было срочно как-то спасать сложившуюся ситуацию, пока юной девушке действительно не стало совсем скучно. И Джеффри мысленно обозвал себя полнейшим болваном не единожды, когда вспомнил что еще не успел сделать своей невесте не одного комплимента. Да, про себя он отметил, что она очень красива и эффектна - но увы, занятый нравоучениями, будущий король так и не додумался озвучить свои мысли вслух. Ведь женщина, как известно, любит чтобы ей восхищались? Пожалуй можно сказать что это было полноценное фиаско для нового короля Арелата и следовало как-то исправляться, пока вечер не был совершенно испорчен для его королевы?
-Миледи, у меня никогда не было любовницы, -улыбнулся Джеффри, услышав о себе нечто интересное от принцессы. -Я был предан тем обетам что дал своей супруге. Но она оставила меня... и я не думаю что эта тема может быть вам интересна. Если вам действительно хочется что-либо узнать обо мне, я готов ответить на любой ваш вопрос...
-Вам, правда, так уж интересно узнать обо мне все, как вы говорите? -поинтересовалась тем временем Маргарет, что ясно показывало лишь одно - попытка быть галантным и интересным Джеффри явно не удалась. -Прошу прощения, милорд, но у меня сложилось впечатление, что вы меня терпите постольку поскольку. Я, правда, люблю конные прогулки, а еще охоту и прогулки на свежем воздухе, поэтому находиться в замке, не имея возможности выйти на прогулку, мне было невыносимо.
После этих слов, не тратя даром времени, принцесса поднялась из-за стола и направилась к выходу из походного шатра. Джеффри понадобилось пару секунд, чтобы понять что он окончательно испортил этот ужин... и если сейчас же не сделает хоть что-нибудь, то навсегда останется в глазах будущей жены, этаким занудой, что не способен увидеть в ней прежде всего красивую женщину. Так что герцог весьма поспешно направился следом за Маргарет и догнав ее, остановил, взяв за руку.
-Простите меня, Маргарет... я вел себя сегодня как полный болван и сожалею об этом. Но в этом есть и ваша вина - вы слишком красивы, а я не ожидал что именно вы будете моей невестой, -тихо произнес Джеффри. -Я понимаю, что вы ожидали от меня несколько иного... позвольте мне все исправить? И раз вы любите прогулки на свежем воздухе, то я хочу показать вам кое-что необычное и красивое. Вы готовы мне доверится?
Герцог набросил на плечи девушки свой плащ - поскольку вечерняя роса уже выпала и было достаточно свежо - и затем, взяв ее за руку, повел прямиком в лес, запретив солдатам следовать за собой. С самого детства Джеффри очень любил бывать в лесу, но не ради охоты, а ради возможности побыть наедине со своими мыслями. Поэтому, приказав разбить лагерь, он уже успел достаточно осмотреться и день назад обнаружил кое-что весьма необычное...
Это была старая-престарая церковь, построенная скорее всего на месте где раньше располагались старые кварталы Арлы - до большого пожара и постройки каменных стен. Теперь бывшее пепелище поглотил лес, однако руины церкви уцелели и побывав на этот месте день назад, Джеффри стал свидетелем весьма редкого и интересного явления. Возле поросших плющом развалин лениво блуждали странные огоньки, бледно-зеленого цвета, что сразу гасли, если к ним кто-то приближался. Молодой человек, без лишних слов указал на них своей прелестной спутнице и осторожно подойдя поближе, улыбнулся.
-У нас в Альгерии подобные огоньки можно встретить в местности где есть торфяное болото... и местные крестьяне очень бояться их, называя неупокоенными душами, -произнес Джеффри не выпуская руку Маргарет из своей. -Кто-то говорит, что их появления очень плохое предзнаменование, кто-то не обращает на них внимание... а что вы скажете увидев нечто подобное? Мне очень хотелось показать это поразительное явление хотя бы кому-нибудь... и сам бог наверное послал мне вас. Вы дадите мне шанс исправится и понравится вам?
Возможно не самый лучший способ извинится перед дамой, однако это было уже кое-что? Джеффри надеялся, что все же сумеет показаться будущей супруге интересным, ведь ему не хотелось чтобы она вышла за него только лишь потому что все это уже было решено за них обоих. Пусть это было именно так... но ведь во всем что с нами происходит, можно и нужно искать положительные стороны?
-Я вовсе не собирался изображать этакого ментора, Маргарет... уверен что вас и без меня постоянно мучили наставлениями.., -продолжил Джеффри. -Возможно меня не оправдает тот факт, что я растерялся увидев вас, но это именно так и есть. Просто я не предполагал что так скоро у меня будет шанс начать свою жизнь буквально с чистого листа. Все к чему я привык и чем дорожил, уже не вернуть...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-15 23:22:05)

+1

17

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA][float=right]http://funkyimg.com/i/2t5Y8.gif[/float]Заблуждения – сугубо человеческая прерогатива. Ведь, кто из нас, смертных и таких беспомощных людей, никогда за весь свой жизненный путь ни единого раза не испытывал заблуждений? Так или иначе, но никто не обладает особенным даром, который дал бы возможность заглянуть в саму душу и сердце бедняги, что мы его собираемся мысленно осудить или обвинить в том, в чем он и мыслями не был повинен. Каждый человек грешит тем, что судит других вне зависимости от того, имеет на это право или нет. И принцесса Маргарет не была исключением или святой. Наоборот! Девушка бралась судачить о других, и герцог Арльский не стал исключением из правил. Скорее даже напротив: именно ему пришлось принять на себя весь удар заблуждений юной девицы, что выдала за человеческую молву то, о чем подумала сама несколько минут тому назад. Решив, что мир должен вертеться возле нее, и будущий супруг должен был также оказаться у ее ног, стоило ей проявить хоть каплю смирности и покорности.
Но так не всегда бывает?
Ни мечты, ни надежды и ожидания не обязаны становиться реальностью, стоит только нам о них подумать и пожелать. Напротив, жизнь делает все ради того, чтобы доказать каждому: никогда не быть твоим мечтам реальными! Ведь, глядя на своего кузена, Маргарита могла сделать такой вывод. Но, нет же! Она не делает выводов, глядя на других. Впрочем, даже если бы кто-нибудь попытался объяснить эту истину вредной и своевольной принцессе, разве стала бы она слушать?!
Ответ, так или иначе, а напрашивается сам собой…
Маргарет не знала, что творится у нее на сердце в тот момент, когда направлялась в сторону выхода, желая поскорее оказаться на свежем воздухе, где сила вина, которого она выпила даже слишком много, не будет ощущаться настолько сильно. Принцесса, конечно же, помнила о том, какое обещание себе дала еще недавно: о том, что задержится в шатре мужчины, сломав его планы относительно его любовных развлечений с какой-то любовницей, которая оказалась всего лишь ее нелепым вымыслом. И это, кстати, ей тоже нужно было как-нибудь обдумать и пережить! Ведь не в пример двору ее покойного отца, при ее кузене никто не считал зазорным из дворян завести интрижку на стороне от законной супруги. И даже у Франциска имелись свои фаворитки, которые даже родили ему нескольких бастардов. Впрочем, она сама не заметила, как сильно разволновалась и расстроилась, ожидая от своего будущего супруга хоть каких-то действий (ну, не ожидала она наверняка какой-нибудь близости, а вот флирта – очень даже). Поэтому, когда Джеффри нагнал ее почти у самого выхода из шатра, резко оглянулась на него, не зная, чего ожидать от этого такого странного и не похожего на тех придворных мужчин, которых ей приходилось видеть в своем родном замке.
И признание, которое услышала Маргарита, застало юную принцессу врасплох.
- Вы, правда, так считаете? – выдохнула она свой вопрос с такой интонацией, будто бы ей впервые говорили об ее красоте. А ведь бывало, ей шептали на ухо куда более откровенные признания в любви мужчины, которые были весьма опытны в любовных приключениях и желали добиться благосклонности принцессы лишь ради собственного самоутверждения. И ведь в тех словах, что сказал ей герцог, было куда больше искренности, чем в тех ветвистых описаниях ее прекрасного лика. По крайней мере, принцессе сразу же стало как-то теплее и спокойней. – От чего же, давайте, прогуляемся. Только, пожалуй, больше не ругайте себя вслух – не дай бог кто-нибудь услышит, - слегка покраснев добавила девушка, благосклонно улыбнувшись герцогу. – К тому же, моя маменька говорила, что у меня сложный характер, - добавила она, возможно, даже совершенно лишнюю информацию о себе, которую стоило бы приберечь на потом. Но, что поделать, если волнение развязывает Маргарет язык и она едва сдерживает себя, чтобы не говорить слишком много.
Дождавшись, пока герцог будет готов выходить, а заодно заботливо набросит на ее плечи свою накидку, принцесса последовала за ним, размышляя о том, куда же он, собственно, ее ведет. Сама Маргарита, бывало, ходила на прогулки за высокими стенами замка, как и принимала участие не в охоте, во время которой имела возможность отлучиться от всех охотников и направиться в ту сторону, в которую ей хотелось. Ведь именно этим ей и нравилась охота: мнимой свободой! Когда же они добрались до того места, которое Джеффри хотел показать своей принцессе, девушка с задумчивым взглядом смотрела на те огоньки, которые летали вдали.
- Когда-то я бывала здесь, но только не после захода солнца, - ответила она, облизав свои губы. – Правда, когда я была здесь, то никаких огоньков не видела, - добавила Маргарита, посмотрев на мужчину, что сейчас находился к ней на достаточно близком и опасном расстоянии. Он говорил о чем-то наверняка важном, но после того, как он спросил у своей будущей супруги о том, даст ли она ему шанс, Маргарита попросту перестала слушать. А когда мужчина замолчал, она не устояла от соблазна и просто и не затейливо поцеловала герцога так, как только умела, вкладывая все свое слабое девичье мастерство в этот поцелуй, от которого по телу разлилось следом за теплом вина какой-то совершенно необузданный жар…
… и стоило только поцелую завершиться, как Маргарита не нашла слов, чтобы объясниться. Подняв подол своего платья, девушка просто и незатейливо побежала прочь от будущего короля к тем старым развалинам, на которые он привел ее любоваться, чувствуя, как громко стучит ее сердечко.

+1

18

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2t6GG.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
Наверное только бог сейчас знал, насколько Джеффри хотелось хотя бы на несколько минут стать совершенно другим человеком! К примеру, таким как Ричард, рядом с которым ни одна красивая женщина не могла себя ощущать в полной безопасности - и герцог Арльский не единожды видел как придворные дамы из свиты его матушки таяли под взглядом старшего брата словно воск на жарком солнце, даже когда он еще не успел сказать им не единого слова. Будущий король очень надеялся, что сумеет понравится своей невесте... ведь без положительного отношения друг к другу их брак вполне может превратится в нечто неприятное и навязанное им обоим. Но... сердце юной принцессы явно ждало настоящей любви, в чем Джеффри сейчас нуждался как никогда в жизни - и их первое объяснение закончилось весьма неожиданно и пикантно?
-Это значит "да"? -улыбнулся герцог, после приятного поцелуя, но Маргарет предпочла не объясняться и попросту попыталась от него сбежать. Правда далеко прелестной пленнице убежать не удалось и под сенью полуразвалившегося свода древней церкви, Джеффри вновь поцеловал свою невесту - уже куда более смело и не сдерживая собственных чувств. -Маргарет... я клянусь, что тебе не придется пожалеть о нашем брачном союзе. Я сделаю все чтобы ты была очень счастлива и буду принадлежать лишь одной тебе.
После нескольких жарких поцелуев, Джеффри совершенно позабыл обо всем на свете, благо его прекрасная спутница вовсе не была против подобного поворота событий... так что в результате они даже слишком увлеклись, наслаждаясь объятиями друг друга. Ну а пока будущий король был не в силах оторваться от своей невесты, в ставке короля Ричарда в Триаре произошла похожая встреча... но только с несколько другим исходом в финале.
-Скажи мне, милая Мэри... как долго ты собираешься носить траур? -поинтересовался герцог Авалонский, во время прогулки по деревушке в компании королевы Валенсии. -Ты обворожительно красива и нисколько не изменилась с тех самых пор как я увидел тебя в самый первый раз. Тебе следует выбрать себе достойного мужчину и снова быть счастливой...
-Ты так добр и заботлив, дорогой кузен, -хитро улыбнулась Мария, посмотрев на Тибо. -И я уверена, что ты наверняка видишь себя одним из первых претендентов на постель бедной вдовы, не так ли?
-А почему бы и нет? Тем более что я кузен твоим братьям... но тебе, -Тибо ответил не менее хитрой улыбкой. -И ты всегда нравилась мне... к тому же я сейчас свободен и ничто не мешает нам создать свой альянс.
-Неужели? -Мэри рассмеялась. -Ты не похож на страдающего влюбленного, мой дорогой Тибо, так что я оставлю твое выгодное предложение без ответа. К тому же, для того чтобы чувствовать себя счастливой женщине вовсе не обязательно выходить замуж... а сейчас, прости, но меня ждет матушка.
Навестив Элеонор в ее шатре, Мария узнала о новом плане своей хитрой и коварной матери, а также о том что юная принцесса сбежала из Арлы и уже успела познакомится с Джеффри. Но если вторая новость ее не слишком удивила, то первая была вполне в духе вдовствующей королевы?
-Вы хотите избавится от Франциска, матушка? Что же... это дельная мысль, ведь тогда останется только лишь короновать моего младшего брата. Но для этого нам нужен Реймский собор, чтобы ни у кого не было сомнений что права Джеффри на престол более чем законны.., -произнесла Мэри. -Полагаю что нам следует заняться Реймсом немедленно?
-Ты как всегда поняла все без лишних слов, моя дорогая, -кивнула Элеонор. -Кому нам поручить это важное дело? Переговоры с Реймской знатью и подготовку коронации... и свадьбы моего сына?
-Есть отличный кандидат, умеющий вести переговоры и добиваться нужного результата, -сообщила матушке Мария. -Кузен Тибо... пусть докажет что способен не только на непристойные предложения. Что же до Джеффри и Маргарет - я сообщу им наш план лично и заодно отвезу принцессе все что ей может понадобится. Она должна блистать в соборе и это я беру на себя. В моей свите найдется и хорошая портниха и конечно же шелк и атлас, достойный новой королевы Арелата.
Уже на следующий день, из Триара выехало сразу две процессии в сопровождении хорошо вооруженных отрядом. Герцог Авалонский направился в сторону Реймса, а Мария к военному лагерю своего младшего брата - и она решила устроить ему сюрприз, даже и не предполагая что Джеффри тоже успел уже отличится. Но "застукав" братца в постели с юной принцессой, сладко уснувшим, Мэри нисколько не удивилась и лишь рассмеялась - молодые не теряли зря времени и уже успели познакомиться поближе?
-Прости что ворвалась к тебе, -улыбнулась Мария, когда брат поднял голову и удивленно посмотрел на нее. -У меня есть важное сообщение для тебя и твоей будущей супруги. Ради бога, не смущайтесь так, дорогая сестрица - меня сложно чем-либо удивить в этой жизни. Поднимайтесь, собирайтесь и затем составьте мне компанию за завтраком, если конечно вы уже насытились друг другом.
После того как сестра развернулась и ушла, Джеффри уселся на походной койке, совершенно не понимая что происходит. С чего это вдруг Мария приехала его навестить? Разве что было принято еще какое-то важное решение, которое Элеонор предпочла ни с кем кроме своей старшей дочери не обсуждать... такое было вполне возможно.
-Полагаю нам придется встать, Маргарет... и вспомнить о надоедливой политике. Скорее всего Ее Величество, королева Валенсии нарушила наш покой не просто так.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-16 06:02:45)

+1

19

[NIC]Margaret[/NIC]
[STA]princess[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2sUR7.png[/AVA]Зачем только она убегала сейчас, как перепуганная лань?
Бежала, чувствуя, как сердце вырывается из груди, а глаза и не разбирают дороги перед собой…
Пожалуй, Маргарет сама не знала, почему решила сбежать, ожидая, что совсем скоро мужчина поймает ее в свои объятия. Ведь было так странно и не просто признать тот факт, что в груди все перевернулось с той поры, когда она решила поцеловать в очередной раз мужчину, давая ему тем самым шанс, о котором он просил ее. Все-таки, подобного с принцессой ранее не приключалось. Нет, она флиртовала, заигрывала с придворными, но никогда не чувствовала настоящего водоворота чувств внутри себя, вызванного одним только поцелуем, что в который раз должен был продемонстрировать будущему королю Арелата, что его будущая супруга не боится переступать через правила. Правда, по-прежнему боится порицаний?
С трудом было возможно назвать лукавую улыбку девушки грустной или невеселой. Она была, пожалуй, именно такой лукавой, которая только могла быть присущей настоящему дьяволу в юбке, заточенному в теле невинной девушки с милым ликом и ангельски светлыми волосами.
Когда Джеффри нагнал свою невесту, дыхание Маргариты уже стало тяжелым и сбитым, а плащ, наброшенный ей на плечи, свисал тяжелым занавесом где-то за спиной у нее. Именно он оградил ее плечо от каменной стены древнего храма или твердыни, когда девушка обнаружила себя прижатой к ним мужчиной, что был готов осыпать каждый дюйм ее тела своими сладкими и требовательными поцелуями, устоять перед которыми принцесса не могла. Да и не хотела? Как и любая юная девушка, она мечтала о любви: всепоглощающей, головокружительной и прекрасной. Конечно, она мечтала быть еще и королевой! Это была одна из тех тайных ее мечтаний, о которых Маргарет не распространялась, прекрасно понимая, что ничего подобного Франциск не станет поощрять. Однако сейчас у девушки появилась реальная возможность закрутить настоящий роман, первый в ее жизни, с мужчиной, который казался еще недавно таким неприступным и неподкупным, а сейчас заставлял ее таять под глубиной своих поцелуев.
Она не бралась отвечать герцогу что-либо на его слова о том, каким он хотел устроить их брак, ведь никак не могла сосредоточиться о чем-то другом, кроме поцелуев и собственных ощущений, которые только подталкивали ее к все более откровенным действиям. В итоге оных она все-таки лишилась своего платья, старательно переделанного под нее служанкой, и тихо простонала на ухо мужчине, когда они стали единым целым…
Пожалуй, эту ночную прогулку Маргарита запомнит надолго. Да и разве могло быть иначе? Она испытала целую массу эмоций, которые прошли сквозь нее на протяжении этой долгой-долгой ночи, завершившейся где-то на утренней заре, когда они продолжили согревать друг друга, но уже в шатре. Наверное, где-то в течение всего этого времени, которое принцесса провела с мужчиной, девушка должна была озаботиться тем, какая молва могла пойти о ней уже с приходом утра, когда первые лучи солнца заставят ожить лагерь герцога. Вот только ни на минуту Маргарет не сомневалась в том, что делала, как и не думала – ошиблась она или нет? Только обессилено уснула на груди своего мужчины, от которого она в итоге все же получила не один комплимент.
Вот только даже подумать о том, что кому-то придет в голову разбудить их так непозволительно рано, принцесса не могла подумать или даже представить. Девушка только потянула на себя одеяло, которым они были с Джеффри так небрежно укрыты, когда услышала первые слова непрошенного гостя. Когда же оказалось, что это вовсе и не гость, а гостья, Маргарита залилась румянцем, не ожидая того, что ее обнаружат на месте преступления. Девушка так и не оторвала своей головы от подушки, когда королева Валенсии находилась в шатре своего брата, нисколько не смутившись той картине, которую увидела перед своими глазами. Казалось, напротив, она была готова благословить их на повторный раунд взаимной близости, о чем и сказали ее слова. Так что, пока герцог не поспешил подняться из постели, принцесса схватила его за руку. Так что, даже если он надумал выбежать сейчас из шатра – ее рука не позволила бы этому случиться.
- О политике? – выдохнула она, не желая слышать никакой политики. – А как же … я? – спросила она, сев в постели, так и придерживая простыню у груди, придвинулась ближе к мужчине. – А что если я выйду отсюда, и меня заберут из этого лагеря, как ты хотел? – предположила она, тихо вздохнув. Сейчас ей не хотелось вставать, а скорее поспать еще не один час. Однако помимо сна, у нее были еще желания, которые она открыла для себя ночью…
- Скажи мне лучше, как вчера… какая я? - прошептала она, наклонившись к уху герцога, на колени которого она почти забралась. – Королева Валенсии подождет… Куда она денется? Если дело было бы важным, так и сказали бы, - добавила принцесса, дразня мужчину тем, что целовала его лишь слегка касаясь к уголкам его губ и подбородку, успешно избегая более длительного прикосновения губ, которое еще должен был потребовать будущий король.

+1

20

[NIC]Jeffrey[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2t6GG.png[/AVA]
[LZ1]Джеффри Плантагенет, 33 y.o.
profession: Герцог Арльский, принц Альгерии;
relations: свободен
[/LZ1]
После того как Мария по-хозяйски благосклонно покинула шатер своего брата, последний оглянувшись на свою возлюбленную не мог не улыбнутся. Он снова сморозил банальную глупость, заговорив о политике, тогда как самое прекрасное создание в этом мире жаждало лишь одного - его любви. И разве мог бы Джеффри отказаться от подобного?
Пожалуй, гори вся эта политика, дела и тому подобное в адском пекле...
-Ты права... к черту политику, -Джеффри уселся рядом с принцессой, притянув ее к себе, обняв и подарив очередной жаркий поцелуй. Несмотря на то что его леди была неопытна в любовных ласках, она была весьма способной ученицей... а будущий король был не против повторения их обоюдной ночной феерии. -Маргарет... я не отдам тебя, даже если матушка будет угрожать мне всей своей армией. Ты больше не покинешь меня, я клянусь тебе в этом.
-Скажи мне лучше, как вчера… какая я? -тем временем, принцесса не стала терять зря времени, устроившись на руках у своего будущего супруга. -Королева Валенсии подождет… Куда она денется? Если дело было бы важным, так и сказали бы.
-Ты... прекрасная, удивительная, необыкновенная и самая красивая на свете.., -ответил своей невесте Джеффри, сопроводив каждый лестный эпитет, прикоснувшись губами к груди Маргарет. -Да... давай заставим Марию подождать... пусть весь этот чертов мир подождет! Я обещал что буду принадлежать тебе всецело и не собираюсь все бросать только лишь потому что моя сестра так захотела...
Они не стали долго раздумывать и повторили свой ночной "урок" - на этот раз более медленно и неторопливо, так что Джеффри удалось сорвать не один сладкий стон с уст своей невесты. А пока Мария была вынуждена ждать своего брата, она тоже не стала терять даром времени, приказав своим служанкам распаковать все привезенные ею сундуки с подарками для будущей королевы Арелата. Ей хотелось бы надеяться, что Тибо не сваляет дурака и сумеет преподнести Реймс на золотом блюде точно сочный плод, только что свалившийся с ветки. И если все будет благополучно, то в Реймском соборе пройдет коронация сразу двух новых монархов, но прежде следует задуматься о свадьбе? Благо что Джеффри уже успел найти общий язык со своей будущей женой.
Успев все приготовить для принцессы, Мэри успела распорядится и насчет завтрака, так что забывшаяся в объятиях друг друга молодая пара, появилась как раз вовремя - слуги в этот самый момент расставляли на столике блюда первой перемены.
-А я уже было подумала что не дождусь вас обоих до самого вечера, -рассмеялась королева, когда младший брат и его нареченная все-таки решили почтить ее своим вниманием. -Не подумайте что я жалуюсь... просто мне не терпится исполнить поручение матушки и рассказать вам о наших новых планах.
-Ваших с матушкой новых планах? Или планах относительно завоевания Арелата? -поинтересовался Джеффри усевшись рядом с сестрой. -Прежде, позволь тебе представить принцессу Маргарет, Мария? Тебе ведь не доводилось с ней встречаться...
-Не имела такой чести... но очень рада познакомиться, -ответила Мэри. -Знаете, Маргарет... мы с сестрой Алисой слышали о вас, но увы - наш отец не желал иметь с нами ничего общего после того как мать увезла нас в Альгерию. Делить нам с вами совершенно нечего и я очень надеюсь что мы поладить... хотя я бы сказала, что вам для начала надо понравится нашей с Джеффри матери. А что до планов - то они касаются тебя и твоей невесты, мой дорогой братец.
-Если ты приехала чтобы увезти ее в Триар, то вынужден заявить, что мои планы тоже поменялись. Маргарет останется со мной, -коротко и ясно решил расставить все точки над "и" Джеффри. -И в этом нет ничего смешного, дорогая Мэри - я вполне серьезен.
-Я не собиралась с тобой спорить, -вновь засмеялась Мэри. -И чтобы не подогревать интригу, скажу сразу - вы с Маргарет поженитесь как только наша мать получит доступ в Реймс. Сначала сыграем вашу свадьбу, а на следующий день проведем коронацию. Пусть все союзники Франциска видят, что у него нет никаких шансов победить.
-Коронация? Значит ли это, что матушка решила... каким-то образом избавится от нынешнего короля? -произнес Джеффри, удивленно посмотрев на старшую сестру. -А Ричард знает об этих гениальных планах?
-Пока что нет и матушка сообщит ему обо всем в нужное время, -насмешливо фыркнула Мария, после чего перевела свой взгляд на Маргарет. -Моя милая сестрица, я полагаю, что после того как вы узнали своего будущего мужа поближе, вы согласитесь с тем, что ваша свадьба должна состояться как можно скорее. Собственно говоря, я здесь для того чтобы все подготовить - зная что вы покинули Арлу без каких-либо вещей, я привезла вам все необходимое. Моя личная портниха подгонит ваше подвенечное платье, чтобы в соборе вы блистали подобно солнцу. Увидев молодую и прелестную королеву, все ваши подданные сразу поймут что плохие времена для Арелата навсегда канули в Лету. После завтрака я покажу вам все что привезла.
-Я готов жениться на миледи хоть сейчас... однако все равно не понимаю, к чему вся эта спешка? -решил вставить свое веское слово герцог. -И поначалу кажется было решено отправить Франциска в темницу, заставив отречься от престола, но не лишать жизни. Почему матушка передумала?
-Матушка с самого начала не собиралась оставлять Франциска в живых, -ответила Мэри так словно бы речь шла вовсе не о живом человеке, а о какой-то досадной преграде. Хотя... если подумать, именно так все и было? -Подумай сам, мой милый Джеффри... а что если этой ночью тебе и Маргарет посчастливилось зачать своего наследника? Неужели ты допустишь чтобы кто-либо угрожал его будущему благополучию? Низложенный король остается королем... а у тебя не должно быть конкурентов на арелатскую корону.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-05-16 23:55:06)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the king is in good health and sends his regards