Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
У Славы в голове ветер и блядский питерский дождь, Слава угашен просто в нули, хрипло и громко смеётся, быстро... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Власти твоей нет надо мной


Власти твоей нет надо мной

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/t/UDBIp.gif

http://sa.uploads.ru/t/W0mYM.gif

кладбище,дом Портвудов | апрель,2017 | полдень

Sabrina Montanelli и Alessia Portwood


Сложно признаться себе в этом промахе,
Выдохнув сердце на лёд.
Вырваны запонки, запахи сломаны,
Выввихи - мёртвой петлёй.

Мы убегаем во всех направлениях,
Режем на точки маршрут.
Это болезненное отступление -
Лезвием под кожуру...© .

Отредактировано Sabrina Montanelli (2017-05-26 10:17:22)

0

2

За несколько часов до начала похорон
Прощаться всегда тяжело. Я проплакала всю ночь. Хьюз остался у меня, чтобы проконтролировать.В четыре утра он вызвал скорую помощь. Потому что моя истерия начинала переходить все границы. Становилось хуже.Он говорил, что я сама на себя в такие минуты не была похожа. Врачи сделали укол. В пять я уснула. Не помню, чтобы мне что-то конкретное снилось. Но Дэвид постоянно подрывался и проверял. Наверное, сон был не спокойным.
В восемь мне пришло в голову найти в доме что-то.... Что-то тяжелое. Помню последнюю вспышку перед пробуждением. Я видела Франклина. И он
искал какой-то предмет, у меня в доме. Что это могло быть? Я так и не смогла пояснить. Хьюз только стал засыпать. Но шум в гостинной от ящиков прервал его сон.[float=right]http://sf.uploads.ru/t/Aw8FP.gif
[/float]Прости. Мне очень жаль. Он что-то говорил. Но слова проходили мимо меня. Я смотрела на него словно на тот деревянный шкаф.Стоящий напротив.А потом его образ с ним просто слился в одно. И Хьюз это уже не Хьюз. "Тебе нужно поспать."
-Мне нужен Франклин
Он замолчал. Так как понимал: насколько это тяжело -не осознавать произошедшее. Сам через подобное проходил недавно. "Мне нужен Франклин". Странно слышать эти слова от той, которая бросила. От той, что предала. И дружбу. И любовь. Наговорив столько гадостей, в последний вечер. Несколько лет назад. Стыдно. До сих пор. Сделать неправильный выбор. В пользу связей и положения.Я уже вторые сутки мучаю себя вопросом "а что, если бы я не ушла?"Что изменилось бы?
Мы стали с ним налаживать связь недавно. Когда он заговорил о подготовке и поездке на национальный конкурс в хип-хоп индустрии. Этот отборочный этап был для него важен. Но поездка требовала не только ежедневных тренировок,так же и большого финансового вложения. У меня не было той суммы, чтобы одолжить. кpeдиты и прочие финансовые неприятности после ограбления ломбарда, заставляли начинать экономить и жить по средствам. Но Франклину откуда-то удалось достать деньги. Ему удалось не только оплатить билет в оба конца. Отель. И другие расходы. Но и снять в Сакраменто зал для тренировок.Насколько я была осведомлена, Франклин взял в универе академический отпуск.У него были большие шансы на победу....
[float=left]http://s8.uploads.ru/t/Uev3B.gif
[/float]"Пора собираться."
-Я не поеду. Не смогу....
Дэвид нашел в бывшей комнате Лео черный смокинг. Хорошо, хоть они оказались одной комплекции. Я сидела в гостиной, на диване. И даже не думала собираться. Половина десятого утра. Покойников хоронят в полдень. В кладовой нашла ещё две бутылки виски.Оказывается приятно делать запасы.На дне бутылки проще выискать сочувствие. Чем в глазах смотрящего.Там ты не найдешь ничего кроме лживого понимания и осуждения за то, что ты только и делаешь, что  жалеешь себя.-"Вставай. Я помогу собраться."
-Не пойду.
Он побоялся дать в этот раз таблетки. Я поднялась и пошла в свою комнату. Я не готова. Я не смогу. Поездка туда, означала бы конец. Последнее прощание. Отпускать всегда тяжело. Говорят, что души покойников ещё продолжают блуждать по Земле перед погребением. Им даётся время,чтобы в последний раз понаблюдать за близкими. Перед дальним путешествием.Хотелось бы в это верить. Верить в то,что у нас ещё есть время...

Отредактировано Sabrina Montanelli (2017-05-27 17:47:57)

+1

3

Вспышка. Слишком яркая, подобно молнии. И такая же острая, пронзающая изнутри. Фраза "Как гром среди ясного неба" справедлива на все сто. Нельзя быть готовой к смерти, никак нельзя. Один единственный звонок может вдребезги разбить твоё тело, расколоть жизнь на до и после.
Но сначала, сначала она смеялась, смеялась так громко, как никогда. Она не чувствовала, как слезы тонкими тёплыми струйками текли по щекам, как похолодели руки. Это были лишь реакции организма, те, которые приходят раньше, опережая сознание. Лесс отвела мобильник в сторону и посмотрела на экран, голос Дуга все ещё был слышен, хриплый, на грани срыва, совсем не похожий на него. А с экрана смотрело его улыбающееся лицо. Какой-то чертов диссонанс.
- Дуг, прекрати нести чушь, - она говорила, а у неё стучали зубы. Черт, наверное тот ещё видок. Как в фильме ужасов. Слезы, какой-то безумный смех и клацание зубов. Но это невозможно остановить. Ты никогда не знаешь как поведешь себя, узнав о смерти близкого человека. Никогда не скажешь наперёд. И собственная реакция может напугать и то, что ты больше за неё не отвечаешь, эмоции не поддаются контролю. Это самое страшное. Словно мгновенное помешательство. Несколько слов и ты теряешь рассудок.
- Дай мне Франклина, передай ему трубку! Вы там что обкурились? - смех переходит в истерику и это всего лишь доли секунд. - Нет, признайся, ты опять дал ему дурь? И теперь у вас такие шутки? - она уже не слышит, что там на том конце несуществующего телефонного провода: глухие рыдания, которых почти никогда не услышишь от мужчины или перешептывания о ней, о том, что нужно вызвать скорую. Мобильник выскальзывает из пальцев, они уже ледяные и словно окостеневшие. Невозможно даже взять куртку со спинки стула. Какой-то бред, дурацкий сон. Разве такие вещи сообщают по телефону? Разве это происходит вот так? Алессия пытается зацепиться за что угодно, любые предлоги, любые детали. Это не может быть правдой. Даже слезы закончились, высохли на щеках и кожу неприятно стянуло. Губы стали сухими, а руки все такие же холодные. Может это она умерла?
Стук в дверь выводит из ощущения необъяснимого оцепенения. Она даже не вздрогнула, но расценила это как пробуждение. Так и хотелось задать себе вопрос: что это только что было? И было ли? Был ли разговор с Дугом и он действительно плакал? Лесс обернулась и взгляд зацепился за мобильник, лежащий на полу экраном вниз.
Когда она открыла дверь та самая вспышка вернулась, только теперь это был не резкий удар молнии - это был вихрь, который снес с ног и она осела на пол. Полиция. Они не бывали здесь никогда, даже в то время, когда Франклин и Дуг курили травку прямо на балконе и запах забирался во все щели, пропитывал тонкие стены.

- Мисс Портвуд, нам очень жаль, примите наши соболезнования, - поверьте - это те слова, которых боятся все, каждый человек на этом свете. Эти слова говорят лишь в одном случае. И сколько ещё раз ей предстоит их услышать, сколько ещё ладоней накроет ее ледяные пальцы, сколько мнимо скорбящих взглядов скользнёт по бледному лицу, сколько раз надо будет кивнуть и поблагодарить за участие. "Лучше бы я умерла". Эта мысль пришла раньше, чем осознание, что Франклина больше нет.

Самым страшным было опознание. Дуга не пустили, потому что он не являлся родственником, родителей не пустила Лесс. Такая тонкая грань между безумием и принятием. Стоит сделать шаг в сторону безумия и ты уже не вернёшься. Алессия удержалась. Она снова укрыла все в себе, выделила отдельную полку, где-то очень глубоко внутри и сложила на неё все свои чувства, всю боль утраты, желание сорваться, злость на тех, кто лишил жизни ее брата, обиду на него, за то, что оставил одну. Она закрылась в тот самый момент, когда увидела в морге его тело. Через несколько секунд после того, как в нос ударил резкий запах и она поняла, что лежит на холодном кафеле и ее приводят в чувства. Это не сон. Теперь уже в этом нет сомнений.

Если бы не Дуг, Алессия не смогла бы организовать все это, похороны были совсем не тем мероприятием, которым она хотела бы заниматься. Но мать была безутешна, отец словно разом постарел лет на десять. Ей нужно было как-то поддерживать их, держать себя на таблетках, чтобы хотя бы спать. Она только подтверждала все, что предлагал Дуг, соглашалась, кивала, что-то подписывала. Он даже составил список приглашённых. Список приглашённых на похороны. Хочется назвать это каким-то одним словом. Гротеск? Сюр? Что сейчас модно? Она даже улыбнулась, как-то зло, неприятно. Все, кто был близок Франклину, могут придти сами. Им не нужно приглашение. Бредово даже представить, что ты звонишь кому-то и говоришь:
- На днях умер мой брат. Я хочу пригласить вас на похороны. В меню европейская кухня и алкоголь будет литься рекой, - нет, вот правильное слово - Абсурд. Хотя оказывается она и сама кое-кого "пригласила". Это было по наитию, первый номер, который она набрала, когда подползла к мобильнику, когда отказалась от скорой, помощи психолога и укола успокоительного. Сабрина. Но Лесс не удалось услышать даже ее голос, автоответчик пропел, что следует оставить сообщение после сигнала. Она не помнила, что говорила. Наверное все то, что накипело. А может быть это были просто слезы. Тогда они ещё оставались.
В день похорон Алессия надела приготовленное чёрное платье, сапоги выше колен и чёрное пальто, сразу подняв воротник. Погода не была холодной, холодно было внутри. С того первого звонка, когда Дуг пытался сказать, донести, с того дня она никак не может согреться.

Людей слишком много, Алессия не знает и половины. Но лица сливаются, они не важны, они лишь толпа, пришедшая посмотреть на чужое горе. Ведь это тоже своего рода представление.
Дуг все время был рядом, он не отходил ни на шаг. Наверняка у него в кармане волшебный пузырёк, на случай если она вдруг снова решит упасть в обморок. Это хорошо. Это может пригодится.

+2

4

-Саб. Мы должны пойти. Ты должна взять себя в руки. Он бы не хотел видеть тебя в этот день, в таком состоянии.
Хьюз дал мне полчаса побыть с собой наедине. Странное ощущение. Я много лет прожила в этом доме. Одна. Но впервые в жизни, эта тишина  пугала. Когда мне было невыносимо одиноко - он появился в моей жизни. И перевернул все с ног на голову. Все мои детские и подростковые воспоминания были связаны с ним. Это я во всем виновата. Надо было дать ему денег тогда. Господи, Франклин, куда ты успел ввязаться!? Не было ни времени, ни сил расспросить Дуга о последних днях жизни Портвуда. Тот должен был что -то знать...
-Помнишь, я тебе рассказывала, как однажды, Кислоту накрыли копы? Франклину хватило одному ума- не ехать в тот день. Он знал, что Войстрис будут там. Дуг его предупредил, а мне позвонить не успел...
Дверь бесшумно отворилась. Хьюз стоял у порога и смотрела на то, как я разговариваю со своим отражением в зеркале. Со стороны это кажется безумием. А мне просто надо было выговориться. Я думала, что чем больше о нем говорю, тем легче.
-А когда Франклин облил Дуга пеной из огнетушителя? - Я рассмеялась. Вытирая слезы рукавом рубашки. Это был Хэллоуин. Последний совместный Хэллоуин. Дуг ненавидел праздники. А мы были детьми. И хотели веселья. Пена, по мнению Портвуда, говорила о том, что Дуг был Гидроменом. Вся Кислота в тот день была в этой пене. И под утро убирать весь срач пришлось нам. В качестве наказания.  В моем гараже валялось куча альбомов с фотками тех времен. С самыми ржачными моментами. Альбомы уже много лет пылились в коробках. И до сегодняшнего дня я про них не вспоминала.

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/q6sfD.gif
[/float]

Там чудный лес
Безгранных чувств.
Я там родной
Безродный чуй.


-Пора. Тебе надо умыться. Я помогу собраться. Если попытаешься что- нибудь выкинуть - я всегда найду способ, как тебя воскресить из мертвых
-Лучше воскреси Франклина.
Тихо говорю я, позволяя ему взять меня на руки и унести в ванную. Вода смывала усталость нескольких дней. Очищала ум. Жаль, что боль не забирала. Не смывала ее в канализацию. Мне хотелось утонуть. Голова. Уши. Лицо. Я закрыла глаза и задержала дыхание. Погружаясь все глубже. Только вот воздуха не хватило. Начав хрипеть, вынырнула обратно. Что я делаю? Хорошо еще, что за закрытой дверью, Дэвид ничего не слышал. Зато эта практика немного взбодрила и отрезвила...
Мертвецов хоронят в полдень. Как и предполагалось, на церемонию в церковь, мы опоздали. На упокойную мессу. Единственное, что разрешил мне Хьюз - это взять с собой бутылку виски. Хотя добавил, что она будет совсем не к месту там. Но спорить со мной не стал. Это означало потерять еще тучу времени. Приехали мы уже на кладбище. Таксисту не где было встать. Вся дорога была забита машинами. Заняв несколько кварталов. Я попросила Дэвида оставить меня одну. Клятвенно пообещав, что дойду. Сама. Я с детства боялась кладбищ. Хотя на моей памяти мы хоронили только друзей семьи и знакомых. И то, это "представление" было формальностью. Посетив - отдать дань памяти. Поддержать утешительными словами семью усопшего.Больше пятнадцати минут пребывания  от нас и не просили.
Я сидела в такси и наблюдала, как в тени деревьев исчезает фигура Хьюза. Он не мог не поехать. Дэвид же его знал. Он был его преподавателем. Их преподавателем. Любимчиков тоже жалко терять. До последнего хотелось дать таксисту еще денег, чтобы он развернулся и увез меня домой. Я не смогу видеть, как то, что когда- то было моим другом - лежит в атласном гробу. И как его будут засыпать землей....
Его хоронили на одиноком холме. В закрытом гробу. Чуть поодаль остальных могил. Еще никогда я не видела столько народа. Священник читал какое- то послание  из Библии. Что-то про час утраты. Воспрять духом. И прочую лабуду. Стояла какая-то нездоровая тишина. На похоронах каждый обычно что-то должен сказать о покойном. Родные, близкие, друзья, коллеги...Но все молчали. Никто не верил в происходящее. Ни у кого не находилось слов.
Я стояла далеко от толпы. С букетом в руках. И бутылкой виски. В одиночестве. Мне не хотелось, чтобы меня кто- то увидел. Неподалеку  сидели кладбищенские сторожа на лавочке возле чужой могилы. Играли в карты. И нетерпеливо  постукивали лопатами. Они были готовы в любой момент, по приказу, начать закапывать. Когда до меня стали доходить звуки рыданий миссис Портвуд, я отвернулась. и даже пыталась прикрыть уши. Что я делаю?
Если меня спросят : куда уходит детство? Кажется. что я знаю теперь ответ на этот вопрос...

Отредактировано Sabrina Montanelli (2017-06-02 16:07:51)

+1

5

http://37.media.tumblr.com/ec9d24d363f370204c2cb2601f545e4c/tumblr_n6f4j9fa6J1tycbsvo1_400.gif

Она не знала, что будет так тяжело. Сейчас, находясь здесь, рядом с этой толпой малознакомых людей, не хотела допускать мысли, что эмоции возьмут верх. Они уже брали и должны были высосать, выкачать из нее все. Алессия Портвуд - пустой сосуд без эмоций. Оболочка, а внутри ничего. Но она ошибалась. Чем ближе Дуг подводил ее к людям, тем сложнее становилось передвигать ноги, они словно приростали к земле.

- Подожди, - Лесс услышала, как собственный голос дрогнул, надломился. Она смяла в кармане листок с написанной Дугом речью и начала царапать его пальцами, пусть останутся только клочья.
- Мне ведь не обязательно говорить? - она с надеждой повернулась, почти умоляюще посмотрела ему в глаза. - В церкви же никто меня не заставлял. Я не смогу произнести ни слова. Я.., - Алессия вздрогнула, услышав рыдания матери. Это слишком. Отец был белым, как полотно, а она чувствовала себя испуганным, загнанным зверьком. В такие моменты она всегда пыталась спрятаться за спиной Франклина. Как в одном фильме, когда девушка идет под дулами пистолетов к своему отцу, встает за ним, прижимаясь спиной к спине и теперь она в безопасности, ее хрупкого тела даже не видно за ним. Брат всегда был авторитетнее отца, ближе, сильнее. И отец понимал это, Алессия знала, что порой он чувствовал обиду, но ничего не мог с этим сделать, как и сейчас, он не стал ей опорой. Рядом был Дуг, который выглядел не многим лучше отца.
- Мне страшно, - и это было чистой правдой. Страх - чувство, которое всегда побеждает все остальные. С ним справиться сложнее всего.
Лесс уже прошла через опознание, она знала что там под крышкой гроба, видела это лицо почти ничего не имеющее общего с Франклином. Почти.
Но сейчас надо было подойти к матери, надо было ее обнять. Алессия знала, как бы это выглядело дома, без всей этой публики, где она могла бы разрыдаться, завыть, выплеснуть всю боль. Тело содрогнулось, так что Дуга передернуло вместе с ней.
- Надо собраться, - рука соскользнула с его предплечья и Лесс сделала максимально уверенный шаг вперед.
- Я должна побыть с родителями, хотя бы несколько минут. А ты скажи мою речь, пожалуйста, - она сунула ему в ладонь так и не порванную бумажку. - Пожалуйста.
А потом она отвернулась и решительно пошла вперед, На ходу надевая темные очки, плотно стискивая зубы.
Самыми сложными были эти минуты, когда родители обнимали с двух сторон, когда мать трясло так, что Алессия еле держалась на ногах, а где-то на заднем плане говорил Дуг и она была ему безмерно благодарна. Обернулась только когда я его голос дрогнул, но не сорвался. Лесс бы точно расплакалась, особенно на общем фоне. Хотелось просто кричать, как она ненавидит похороны и вообще все эти церемонии, кому они нужны, кто их, черт возьми, придумал. Оторваться от матери удалось с трудом, но уже не было сил. Все, что хотелось - это уйти и опрокинуть в себя рюмку чего-нибудь крепкого и вернуться в дом родителей, когда все уже разойдутся.
Осталось сделать одно усилие и одна, преодолевая себя, подошла к гробу, принимая из рук Дуга цветок, алую, словно кровавую розу. Положила ладонь на крышку гроба и закрыла глаза. Сейчас Алессия не слышала ничего вокруг, даже рыдания матери перестали быть значимыми. Только она знала, что говорит брату в абсолютной и безоговорочной уверенности, что он ее слышит.
А потом она подняла глаза и увидела Сабрину, вдалеке от толпы, какую-то потерянную, с ярким пятном из цветов в руках. Лесс слегка пошатнулась и отошла от гроба, ноги сами несли в сторону Саб, хотя возникших эмоций она описать не могла, да и не пыталась. Казалось они не виделись целую вечность и обида еще сидела где-то внутри. Но сейчас все настолько поблекло. Алессия чувствовала, что Дуг идет за ней, спиной ощущала его присутствие. Наверное он предполагал, что она может сделать какую-нибудь глупость.
Но Лесс просто встала напротив, сняла очки, заглядывая в глаза Сабрине, а потом перевела взгляд на цветы и бутылку в ее руках.

- Он бы назвал их бесполезным веником, а вот выпил бы с нами за милую душу.

+2

6

Все это неправильно. Все, что сейчас происходило, было неправильно. Неправильно светило солнце, неправильно болело сердце и виски сковывало болью, неправильно то, что друг лежит в закрытом гробу. Все неправильно пошло с момента его смерти. Как же хотелось выкрикнуть эти слова. Хотелось отрезвить людей, что стояли возле могилы. Неправильно! Все неправильно! Он не мог умереть, просто не мог! Но, вместо того, чтобы кричать, Сабрина повторяла это слово мысленно, словно мантру. Так не должно было случиться. Он должен был прожить долгую и счастливую жизнь. Что, черт возьми, творится в этом мире? Алкоголь не успокаивал, букет обжигал ладонь, но Саби продолжала крепко сжимать твердые стебли, чувствуя, как они мнутся в ее руке. Она и раньше не любила кладбища, а сейчас просто ненавидит. Как и тех, кто стал причиной гибели ее друга. На краю сознания мелькает мысль, что нельзя слепо подвергаться ненависти. Да, она поможет жить дальше, но и станет той, кто, в конце концов, сделает контрольный выстрел в голову. Выдохнув, Рина поднеся горлышко бутылки к губам, делает глоток крепкого напитка и, даже не морщится. Виски словно вода скользит по горлу и оказывается в желудке. Организм уже им перенасыщен. Какое-то время девушка смотрит себе по ноги, носком туфли приминая зеленую траву, а когда подняла глаза, заметила идущую к ней подругу.… Как давно они виделись в последний раз? Что сказали друг другу перед расставанием? Сердце сжалось в груди и стало трудно дышать. Каково ей сейчас? Если ей, как другу, так больно, что же происходит с Лесс? Сабрина на секунду представила себя на месте Алессии, а на месте друга Лео. И, итальянке это совсем не понравилось, чувства душили еще с большей силой. Саби знала, что должна подойти, но ноги не слушались. С трудом проглотив горькую слюну, девушка ждала приближение Лесс. Монтанелли была готова к любому разговору, даже к ссоре и крикам. Она ведь их бросила, отдалилась. И, теперь ей никогда не вернуть то время, что Рина могла бы провести с друзьями. Брюнетка криво усмехнулась на слова подруги и без слов протянула ей бутылку виски.
- Он всегда знал, что нужно говорить и когда, - хрипло выдает в ответ Сабрина. Голос ей не повиновался, рука, держащая бутылку виски, заметно подрагивала. Девушка не знала что сказать. Что она соболезнует? Что жалеет о том, что не была рядом все это время? Что она с радостью бы поменялась местами с ее братом? Это все были слова, простые слова. Даже не так, они скорее были дежурными фразами. Именно их говорят во время похорон. Они звучат здесь очень часто и, уже потеряли свой сакральный смысл. – Прости…, - всего одно слово слетает с губ Сабрины. Но, оно шло от сердца, задевая душу. Она и правда сожалела. Глаза вновь защипало. Алессия имела полное право не слушать и просто выгнать итальянку. И все же Рина надеялась, что этого не случится. Итальянка делает шаг вперед и обнимает подругу, крепко прижимая к себе. – Прости… - вновь шепчет Саби, только теперь это слово было специально для Лесс. Только для нее. Какой же она была дурой. Настолько уйти в себя, постоянно пребывать в депрессии. Да, конечно, себя жалеть легче всего, заодно обвиняя весь в мир в том, что ее жизнь пошла под откос. Сложнее заглянуть в себя и понять, что вся хрень, которая до этого происходила в жизни, была ее ошибкой, а не окружающих. – Как ты? – глупый, банальный вопрос, Рина это знала, но все равно задала, чуть отстраняясь, чтобы взглянуть подруге в глаза. Может Лесс сейчас выговорится, а потом они вместе что-нибудь придумают. – Я не смогла подойти ближе, смелости не хватило. Можешь, прям сейчас назвать меня трусихой, - итальянку прорвало, и она начала говорить. Без разницы что, самое главное говорить. – Тебе чем-нибудь помочь? – имелось в виду здесь, на кладбище. Чтобы поддержать Лесс, Монтанелли была готова и в ад спустится. Друзья, особенно самые близкие, всегда стояли на одной ступени с семьей. А семья для Сабрины была всегда на первом месте.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Власти твоей нет надо мной