Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Страсти-мордасти


Страсти-мордасти

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://uploads.ru/i/M/f/m/Mfmj9.gif
Участники: Étienne Moreau & Sharon Raymond
Место: Revolution St. 5, 66 (короче, хатка Тьена)
Погодные условия: В квартире комнатные условия, все как положено
О флештайме: Продолжение отыгрыша реального времени.
Мириться иногда бывает очень весело, главные герои в этом уже убедились.

Начало отыгрыша

+1

2

Наверное, Шерон никогда не была романтиком. Она никогда не находила особого смысла в ужинах при свечах и кровати, усыпанной лепестками роз. Да, красиво,  ну и что дальше? Однако вопреки всем своим предпочтениям и взглядам, женщина связалась с таким человеком, как Этьен. И не просто связалась, а полюбила и позволила полюбить себя, несмотря на то, что знала, каким романтиком по натуре является этот француз. В такой ситуации, Шерон бы наверняка сказала, что пути Господни неисповедимы, если бы была хоть чуточку религиозной. В общем, это был поистине насыщенный год, наполненный не менее насыщенными отношениями с «Кеном». Да, соседи втихую периодически называют пару «Барби и Кеном». И в этом что-то есть, яркая блондинка и жгучий брюнет – внешне они представляли собой весьма гармоничную парочку, они сочетались другом с другом, если можно так выразиться о людях.  И Шер это нравилось.
Стоит ругаться почаще, - про себя, справедливо заметила женщина, оценивая последствия утреннего конфликта. Не то, чтобы в их жизни было мало секса, нет, совсем не так, но просто посмотрите, у Этьена больное плечо и, вроде как, он является запретным плодом еще на неделю, но никакие запреты не действуют в этот день. Оба упиваются своей страстью, накопленной за несколько недель непрерывного и мучительного молчания. Шер продолжала целовать Тьена, просто целовать. Как уже оговаривалось, он словно вишневый пирожок, пирожок, который нельзя съесть, но можно почувствовать на вкус, почувствовать с разных сторон, дотрагиваясь губами до щеки, до подбородка, до шеи… Но вкус другой, такой же сладкий, только гораздо приятнее и желаннее.
Этьен отстранился сразу после того, как перевернул женщину на спину. Шерон же немного подалась вперед, опираясь на локти, она наблюдала за действиями француза, сначала смотря на его, потом на то, как он спускает штаны. Создавалось такое впечатление, что даже эти действия вызывают у мадам Реймонд некий трепет. В принципе, оно и правда. Красивый брюнет с обнаженным торсом спускает штаны -  самое время пустить слюнки и позавидовать самой себе. Шерон слегка наклонила голову, когда мужчина начал возвращаться на положенное место. Вместе с тем, она медленно начала отползать назад, ближе к подушкам, что, вкупе с игривыми огоньками, пылающими в глазах,  выглядело аля «догони меня». Могло показаться, что женщина смогла обуздать свои желания, слегка успокоится и резкие и быстрые действия, которые напоминали хищника, нападающего на свою жертву, сейчас перерастут во что-то более сдержанное, но нет. Шерон слегка приподнялась, чтобы Этьен смог быстро снять джинсы, а после обхватила его шею одной рукой и подтянула к себе, все так же жадно впиваясь в губы, как делала это с самого начала.
Ей оставалось только позволить легкому вздоху вырваться наружу, когда губы француза припали к груди. Женщина откинулась назад, от удовольствия невольно сильнее сжимая ногами его талию. Потом она немного сползла вниз, чтобы оказаться лицом к лицу с Этьеном. Пальцами одной руки Шер водила по спине мужчины, ладонь второй легла на его щеку, в то время как губы мягко касались сначала подбородка, потом его нижней губы, потом верхней. Женщина немного отстранилась и намеренно провела языком по своим губам, как будто показательно смакуя приятный вкус, полученный только что. Кривая ухмылка и снова страстный поцелуй, Шерон взъерошивает волосы Этьена, в то время как ее рука проскальзывает вниз и аккуратно смыкается  на области, что между ног. Да, да, вы верно подумали. Шер сжимает и разжимает руку, медленно и аккуратно, что постепенно переходит в легкое массирование. Так соблазняющее, что женщина слегка, безболезненно, прикусила французу нижнюю губу. Спустя минуту непрерывных ласк, обе руки Реймонд вновь обхватили шею француза, но потом, женщина запустила свои пальчики в его густые волосы на затылке, чуть ли не потягивая их из-за нарастающего возбуждения. Шер слегка отклонилась и снова поцеловала Тьена в шею, этого определенно было мало, так что она постепенно начала спускаться к плечу. И чертово ранение, след от пули прямо перед носом! Но даже это наглядное напоминание не смогло лишить женщину желания, ибо после медленного спуска начался быстрый подъем. А закончился он примерно тогда, когда Шерон медленно провела языком по нижней губе Этьена, продолжая целовать его и прижимать к себе все сильнее. Явно чувствовалось отсутствие желания отпускать мужчину во всех смыслах этого слова.

+1

3

Весьма сложно подобрать слова, чтобы описать все то, что творилось в голове, в душе Этьена. Это немыслимое наслаждение, каждую минуту, так хотелось растянуть. Целовать Шерон, словно вкушать самый прекрасный шоколад мира, смакуешь каждый маленький кусочек. И такие были поцелуи: нежные, тающие, сводящие с ума.
Сама Шерон была словно точенная. Пожалуй, идеальная грудь, манящие бедра, чудная талия, которой может позавидовать любая женщина. Шерри все же держала себя в форме, и это было видно. Казалось, что перед Этьеном, изогнувшись, словно кошка, лежала настоящая греческая богиня с белокурыми волосами. Ее стройные ножки игриво и грациозно изогнулись, взгляд все так же обжигал. Этьен не смог удержать детской улыбки восторга.
Как только мужчина начал приближаться к ней, желающий припасть к ее сахарным губкам, к ее медовой груди, Шерон начала медленно отползать назад, разжигая в груди Этьена еще больший огонь. Этьен снова широко улыбнулся и издал глухой звук похожий на нежное мурчание довольного кота. Отдавшись страсти в плен, они снова и в объятиях друг друга, снова дождем посыпались нежные и в то же время жадные поцелуи.
Мужчина чувствовал, как стройные ножки Шерон еще сильнее сжимают его талию, его губы продолжали жадно впиваться в нежную кожу Шерри. Резко отстранившись от грудок, Этьен склонился над лицом женщины, тяжело дыша. Захлебнувшись любовью и страстью, он нелепо улыбался и смотрел в глаза цвета неба, в прекрасные голубые, ледяные глаза, в которых, как ни странно, горел огонь.
Француз ощутил прикосновение пальчиков Шерон между ног, отчего вздрогнул, но все же не прекратил поцелуй. Австралийка так увлеклась, что даже умудрилась прикусить Этьену губу.
Как бы это вульгарно и пошло не звучало, но, не раздумывая, Этьен «вошел» в Шерон. Банально, просто, но так понятно. Новая волна возбуждения охватило тело мужчины. Он склонился над Шерон, удерживая свое тело над ней, упершись в подушки. Тяжелые вздохи любимой как-то мотивировали, движения его становились более жадными и властными, Этьен словно пытался завладеть Шерон, которая и так отдалась ему вся без остатка.
Как же любовь опьяняет. Шерон была прекрасней самого благородного вина, изысканней самого нежного сыра, вкусней самого лучшего винограда. Не существует слов, чтобы описать тот восторг, ту любовь. А если и найдется такое словцо, его все равно никто не поймет, кроме Этьена и Шерон.
Не хочется говорить, что они были единым целым. Это было не так. Они были разными людьми, с разными судьбами, с разными историями. Но они любили друг друга настолько, что в этот самый момент, забыв обо всем, пожелали раствориться друг в друге.
Мужчина мягко коснулся губами шейки австралийки. Он обнял ее, прижимая ее разгоряченное тело к своей в груди. Шерон вновь прогнулась в его руках, и Этьен, ну выпуская ее из объятий, выпрямился и присел на кровати. Женщина прижалась к нему, жадно впившись поцелуем в губы. Француз помогал Шерри плавно подниматься и опускаться, придерживая ее за талию.

+1

4

Наверное, сейчас Шерон ни о чем не думала. Она просто не могла, целиком и полностью погрузившись в эту пылающую атмосферу. Наконец-то женщина получала то, чего хотела. Не подумайте, она не какая-нибудь нимфоманка, вечно ищущая приключений. В конце концов, разве это грех, хотеть своего мужчину целиком и полностью  и сгорать от желания еще больше, понимая, что нельзя, по крайней мере, не в ближайшее время…? Нет, это естественный ход вещей, тем более, если и мужчина из себя хорош. А Этьен был хорош. Шерон могла сказать это наверняка, проводя ладошками по его торсу, по рукам, по щетинистым щекам… И кто бы сказал, что французы могут быть такими обаятельными и соблазнительными?
Знаете, очень часто говорят, что поцелуй – это своего рода волшебство, которое позволяет двум людям почувствовать себя еще ближе друг к другу. Шерон всегда считала это чушью, сентиментальной чушью, всего лишь набором слов. Но сейчас, когда француз просто «заливал» ее дождем нежных и сладких  поцелуев, то в шею, то в плечо…, на такие вещи смотришь иначе. Нет, Реймонд не считает это волшебством (характер и взгляды не изменишь), но все же сие действия были чем-то поразительным и, несомненно, будоражащим ум и каждую клеточку тела. Сама женщина тоже не отставала, от нахлынувшего возбуждения она бы покусала Этьена, если бы точно знала, что это будет не больно. Однако Реймонд этого было мало. Желанное пришло внезапно, Шерон резко выдохнула, буквально почувствовав Этьена своим телом. Казалось, женщина еще сильнее сжала ноги на его талии, дыхание стало тяжелее, руки настойчивее водили по спине француза. Вот-вот, и Шерон поцарапает его своими ногтями. Сегодня, сейчас, она подчиняется этому мужчине целиком и полностью, позволяя вести себя, хотя движения его становились все жаднее и быстрее. Реймонд двигалась в такт, извиваясь, словно кошка, но это был не конец пути. Этьен привстал, и женщина покорно последовала за ним, снова обхватывая шею француза. Она позволяла себе помогать, изредка запрокидывая голову от нескончаемого наслаждения. Одна рука Шерон по-прежнему скользила по спине француза, второй она прижимала его к себе, не позволяя таким образом прерываться в щедром осыпании поцелуями. Потом женщина слегка запрокинула голову Этьена и снова поцеловала его в губы, потом еще раз, и еще. Периодически полураскрытым ртом, из которого вырывались вздохи, она касалась его щек, скул, виска. Шерон то поднималась, то опускалась все быстрее и быстрее, а потом внезапно надавила французу на грудь обеими руками, вынуждая оказаться на спине. Голова его оказалась чуть ли не у края кровати, женщина же лишь лукаво улыбнулась. 
Чем все это закончиться? Сейчас, наверное, Реймонд не в состоянии думать об этом, утоляя свой голод, склонившись над французом и слегка упираясь руками в его грудь. Однако…, так или иначе, женщина представляла свою жизнь без Этьена, и она никогда не говорила, что не сможет жить без него. Сможет, конечно, сможет. Но вот хочет ли? Сложный вопрос. Вопрос, которым она сейчас не задавалась, потому что была слишком увлечена. Впрочем, не на столько, чтобы периодически не возвращать свое сознание в реальность и не позволять своим проворным ручкам дотронуться до шрама. Неожиданности ведь ни к чему. Шерон прижалась грудью к груди Этьена, левая ладошка скользнула вниз, накрепко сплетая пальцы их рук, правой же женщина лихорадочно водила по волосам, пока ее губы касались губ француза, а потом медленно перешли к мочке его уха. Шер не могла остановиться, теперь он ее вишневый пирожок и этим все сказано.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Страсти-мордасти