Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Джо никак не мог заставить себя отвести взгляд от девушки, невольно ища в ней прежние знакомые черты. Когда они познакомились, Пейшенс напоминала маленькое солнце; её улыбка...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Friday Night


Friday Night

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Сакраменто | Март 2017 | вечер

Katherine Harper, Frank Altieri
http://s0.uploads.ru/t/dKcqW.jpg http://sg.uploads.ru/t/pyzGL.jpg

Ничто не испортит этот вечер.

+1

2

Несмотря на отсутствие рабочего графика как такового вечер пятницы у славных парней тоже был особенным, в этот день они не спешили домой к своим женам и детям, вместо этого развлекались: выпивали, играли в карты, выводили в свет своих любовниц, в общем и в целом оттягивались. Сегодня вечер начинался в «Доллз», одном из лучших стриптиз клубов в городе, принадлежавшем Майку Ринальди, лучшему другу и правой руке Фрэнка Альтиери, весьма влиятельного бизнесмена, а по совместительству и гангстера, вот уже год находившегося на вершине криминальной пирамиды Сакраменто. Мистер Альтиери прямо сейчас был возле бара. Склонившись над стойкой, он, невзирая на громкую музыку и пышногрудых девиц потряхивающих своими оголенными прелестями в двух метрах отсюда, разговаривал с высокого роста бритоголовым человеком. Тот был несколько моложе, тоже смуглокожий, однако к итальянцам отношения не имел. Звали его Виктор Родригес, и как можно было догадаться из имени и фамилии, имел отношение к латиноамериканской части их «сообщества». Латиносы им немало крови попортили, в особенности в последние месяцы, поэтому рядом с Фрэнком можно было заметить нескольких крупного телосложения парней. А вот Родригесу, чьей инициативой эта встреча была, пришлось прийти одному и, разумеется, без оружия. Речь шла о возможности прекращения конфликта, разросшегося между их группировками, и хоть Виктор и не был формальным главарем латиносов, похоже он не прочь был им стать. И как шепнули ему на ухо Майк и Дэнни Росси, этот парень отнюдь не возражал покупать у итальянцев защиту и собственно сам товар, из-за которого весь сыр-бор и начался. Неторопливо потягивая виски, Фрэнк договаривался о том, чтобы Родригес и его ребята убрали своего босса, и тогда он, быть может, уберет от оставшихся латиносов головорезов Монтанелли, и те смогут продолжать вести свой бизнес уже под их крышей. – Адьес. - Когда разговор был окончен, Фрэнк отсалютовал стаканом вслед уходящему Родригесу и, глядя как того выпроваживают из клуба, допил налитый виски.
Вечер только начинался, людей в клубе становилось все больше, девочки на сцене входили во вкус. Сидя в компании друзей, Фрэнк глянул на наручные часы, подаренные ему недавно калабрийцами и отсигналил жестом Марти, своему водителю, чтобы тот топал к машине. – Так, мне пора, - обтер белой тканевой салфеткой пальцы и губы, после чего поднялся из-за стола. Одет Фрэнк был сегодня представительно: костюм, рубашка, шелковый галстук и, конечно же, начищенные до блеска туфли. На мизинце красовался неизменный мафиозный атрибут в виде золотого внушительных размеров перстня с бриллиантом. Словом по внешнему его виду было не сказать, что вечер он намеревался провести в кругу семьи, дома.
- К блондиночке? На свидание? – Продемонстрировав свою проницательность, Ники Спинелли развеселевший от принятого им на грудь алкоголя и хитро заухмылялся. – Все еще надеешься охмурить?
- Надеюсь? Блондиночка хочет меня как кошка, - самоуверенно ответил ему. И на этот раз как Фрэнк мог догадаться, дело было даже не в его деньгах, просто у одинокой вдовствующей женщины черт знает сколько времени не было секса. Нужно было это срочно исправлять, пока не исправил кто-нибудь другой. Выйдя на крыльцо перед клубом, где было не менее оживленно, чем внутри, Альтиери закурил сигарету и набрал номер Кэтрин, предупредить о том, что скоро за ней заедет. Сегодня у той был рабочий день, но к вечеру она обещала освободиться, чтобы провести время вместе. - То есть как это ты не сможешь? - В одно мгновение помрачнел. Фрэнк не любил, когда ему отказывали и не любил, когда ломали его планы, тем более по такой нелепой причине, которую только что озвучила по телефону женщина. - Кроме тебя больше нет никого? Пусть вместо тебя поработает кто-нибудь другой. Так, все, слушай меня, - прервал все ее возражения, - я сейчас заеду к тебе на работу, после этого мы поедем к тебе домой, ты переоденешься в вечернее платье, и мы поедем в клуб как и договаривались. Ты меня поняла? - Собственно на этом мужчина разговор окончил. К этому времени его водитель Марти как раз забрал машину с парковки, и когда Кадиллак остановился рядом с Фрэнком, последний открыл дверь и сел на пассажирское сиденье. Он отменил все планы, бросил своих друзей, договорился о столике в одном из лучших заведений города для того, чтобы узнать, что у Харпер сегодня в магазине будет инвентаризация? Какого хрена? Пока они ехали к нему даже закралась беспокойная и терзающая мысль, что Кэтрин могла ему солгать и причина ее ночной смены была совершенно иная. Просто эту смену она решила провести не с ним, а с кем-то другим.
Довольно скоро автомобиль подъехал к тому самому супермаркету, в котором трудилась Кэт. Рядом с ним никого не было, лишь несколько машин стояли рядом, однако внутри, было видно, горел свет. Подойдя к большим стеклянным дверям, которые в дневное время суток автоматически открывались, а сейчас были закрыты, Фрэнк достал телефон и вновь набрал номер миссис Харпер. Марти тем временем сложил ладони лодочкой и прислонился к стеклу, чтобы рассмотреть нет ли там кого. Заметив человека в магазине он постучал кулаком, привлекая внимание. - Эй, мужик, открой! - Прокричал ему невзирая на то, что через толстое стекло слышно его не было. Впрочем, внимание привлечь ему удалось. Сотрудник супермаркета позвал охранника и показал на двух мужчин, ломившихся внутрь.
- Кэт, ты где? - Спросил Фрэнк, услышав в трубке голос блондинки.
- Вы че не видите табличку? - Выйдя к ним, чернокожий охранник показал надпись с часами работы магазина. Тот закрывался в девять вечера. Сейчас же время перевалило за десять. - Закрыто. На соседней улице круглосуточный, идите туда.
- Дружище, мы не за покупками, нам тут девушку забрать надо. - Произнес миролюбиво и сунул мужчине в форме охранника несколько зеленых банкнот, чтобы тот отошел в сторону и пропустил их.

+1

3

Утро не задалось. Ничего не предвещало того, что мой день, плавно перейдет в вечер, наполненный отчетов и цифр. Но до этого….
Женщине порой трудно понять себя, не говоря уже об окружающем ее мире. И это не говорит, что мы дурры. Нет. Мировосприятие отлично от мужчин, и они порой совершенно не понимают нас, как мы их. Вот так с момента той встречи с Френком, я не понимаю себя. Казалось бы, должна ненавидеть, за все произошедшее, за все методы, которыми он пользовался, о которых я была в курсе в плане своей бывшей работы, но вероятно, мне не хватало толчка, чтобы как-то изменить свою жизнь. Изменить так, что в первые дни, я реально отдыхала, занималась просто домашними делами, смотрела телевизор, читала, гуляла. Но потом начала мерить квартиру шагами – большими, маленькими, ходить палец к пальцу. Ощущала себя животным, которого заперли в клетке. Не умею сидеть без дела, и пыль как назло на мебели быстро не оседала. Даже подушку раз вывернула наизнанку, рассыпала перья и убирала руками. А потом это объявление, которое попалось на глаза в случайной газете, в которой сын принес завернутый букет цветов – сорвал для меня и не знал, как довести до дома.
Зачем Альтиери тогда появился на пороге магазина, одному ему известно. И все стало переворачиваться набок – работа, мысли, даже время как-то странно стало течь для меня. Я понимала, что оба играем, ходим вокруг друг друга, присматриваясь. Даже в разговорах, казалось бы, ничем не выдававшим наших мыслей в сторону каждого из нас, мы все равно видели намеки, взгляды, интонации. Вероятно, Френк был занят все эти дни, что лишь звонки вечерами и оставались у него. В итоге обоим надоело это, и едва он произнес приглашаю в пятницу в бар, как не дослушав, я сказала Да, хорошо. торопливо и четко. Пусть думает, что угодно. Я не думаю, пригласи я его, он не стал бы раздумывать и ломаться как девочка. Хищники очень хорошо чуют опасность, добычу и инстинкты других…
Я не планировала просыпаться рано, но кто бы меня еще слушал. Звонок телефона ворвался в мой сон так резко, что я выругалась про себя.
- Если это Френк со своим добрым утром, то пойдет подальше с сегодняшним вечером и будет, - ворчу, шаря по полу в поисках ужасного для утра звонка. – Только… - начинаю с места в карьер, но как оказалось это из маркета, менеджер.
- Кэт, тут форс-мажор.
- Грег, ничего не хочу слышать. У меня выходной, законный. Понимаешь?
- Понимаю, но Ванесса попала в больницу, а Майло напился…
- Нес в больнице? Что с ней?
- Что-то с давлением. Она так сказала.
- А Майло напился и что? Забыл дорогу или как?
- Ну он слишком далеко от города очнулся.
- Потрясающе! – стараюсь не кривиться, чтобы не вызывать морщины на лице. Дышу чаще и глубже. Еще слово, и Грег пойдет далеко. Я не хотела терять сегодняшний вечер. Но он прям ускользал из моих рук и мыслей. – Ты будешь мне должен два выходных в придачу.
- У нас инвентаризация. Кэт, что угодно буду должен. Я тебя жду.
К восьми утра я была на рабочем месте. Пересчитать весь склад это дело не одного часа. И да простит меня Альтиери. Вооружившись лазерной линейкой, карандашом и планшетом со списком товаров, я встала на площадку подъемника и нажав кнопку в полу, стала подниматься выше, чтобы начать с самой верхней полки.
Время, когда ты занят, летит со скоростью света и даже быстрее. Я не успела выпить чашку кофе в районе одиннадцати дня, как в кармане моего комбинезона заиграла музыка. Зажав лазер зубами, не отвлекаясь сильно, отвечаю на звонок, совершенно не удосужившись посмотреть, кто же пытается пробиться ко мне.
- О! Френк, привет. – Если честно, то не дошло до меня позвонить ему, чтобы отменить все еще днем. Да, пусть он меня съест, я увлекающийся человек. – Прости, но я не могу сегодня. Нес в больнице, а… - Ну я же пытаюсь сказать тебе все, что ты меня перебиваешь! Сижу на раме-стенке площадки и возвожу глаза к потолку. – Френк, погоди… - Куда там. Чувствую себя нашкодившей девчонкой. – Хорошо, по…
Вот эта его категоричность иногда заставляла меня рычать внутри. Он никак не мог смириться с тем, что я работаю в простом, гипермаркете. Не начальником, а простым сотрудником зала. Спустившись вниз, я быстро пошла в зал, где возились еще трое сотрудников и одна кассирша. Склад я обсчитала почти весь, остался один столб паллетов. Пока было время до приезда Френка, сидела на высоком стуле, заполняя отчетность по инвентаризации, поглядывая на окна. Пока фары проезжающих машин лишь мелькали, пролетая мимо.
- Погодите, это ко мне! – кричу Грегу и охраннику. В момент стука в окно, мой телефон ожил. – Я здесь. За тремя полками и парой стекл витрины.
- Мужик, читать не умеешь? Ин-вен-та-ри-за-ция. – Грег по слогам прочел вывеску.
Я буквально врываюсь между ними, кладя руку на грудь Френка, ощущая качество материала, из которого сделан его галстук. Я даже не взглянула на него. Ого, как он тяжело дышит. Если я что-то и понимаю в мужчинах, то Френк явно не спокоен.
Я все улажу, - запинаюсь на полуслове, когда все же мне удается посмотреть на Альтиери. Аж присвистнула. – Впечатляет. Мне надо десять минут. Френк, всего десять. Грег, на минутку. – Беру менеджера под руку и увожу его подальше. – Слушай, я явно не доработаю смену. Склад я посчитала. А в зале осталась ерунда. Давай без неприятностей? Один выходной плюс вместо двух. Договоримся.
Сказав Френку одними губами Я сейчас, скрылась за дверями подсобки. Мне только молний из его глаз не хватало. Даже не думала, что Альтиери так умеет. Почему-то мне показалось, что он даже засек эти десять минут, и заставлять ждать себя дольше мне не хотелось. Вечер с ним в таком его настрое мне не казался таким уж приятным.
На этот раз он был не один, что меня немного заставило приостановиться. Личный водитель? Угадала.
- Я готова. Можем ехать, - сев на заднее сидение, повернулась к опустившемуся рядом итальянцу. – Правда, не думал что так выйдет.

+2

4

Одеваясь в костюмы за несколько тысяч баксов и разъезжая на дорогих тачках с охраной, Фрэнк за последние пару лет начал отвыкать от обращения к нему "мужик" или "парень". Как минимум "сэр" становилось ему привычнее. И поэтому, когда менеджер усомнился в их с Марти умении читать, гангстер посмотрел на него с некоторым недоумением.
- А у тебя, мать твою, со слухом проблемы? - Спросил в ответ. Может последнее время Фрэнк и одевался как "сэр", но запах улиц, который он впитал в себя, никуда не исчез, Альтиери все также не лез за словом в карман. Весомости ему добавлял и находившийся рядом Манцони, молодой высокий и крепкий, он производил довольно-таки серьезное впечатление, так что связываться с ними лишний раз не хотелось. Ни чернокожему охраннику, ни уж тем более менеджеру. К слову об охраннике, получивший от гангстеров деньги, он пребывал в некотором в замешательстве и видимо до конца не мог определиться, брать ему "чаевые" или нет. – Они за девушкой. – Здравый смысл и холодный расчет таки взяли верх и афро-американец спрятал деньги в карман, после чего повторил своему начальнику то, что полминуты назад услышал сам.
Выяснять, что за девушка им впрочем, не пришлось, ибо та сама явила себя и разрядила обстановку, встав между мужчинами. Нет, драться Фрэнк не собирался. Не хотелось портить костюм, да и повод для этого, следовало признать, был не таким уж и значительным. Только руки об этого пидора марать. Кивнув головой в ответ на просьбу подождать, Альтиери отошел к машине и закурил сигарету, он смотрел в сторону магазина, на его вывеску и фигуры людей о чем-то спорившие.
- Я понимаю это не мое дело, - поежившись от вечерней прохлады, Марти шмыгнул носом и спрятал руки в карманы джинс, - но почему не найти ей работу получше? - Спросил он и посмотрел на Фрэнка. Будучи не первый год водителем у Альтиери, Манцони понимал, какого рода отношения складывались у этой женщины и его босса. И конечно тот запросто мог устроить ее жизнь так, чтобы ей работать не пришлось вовсе. Или же устроить ее где-то только для видимости, где можно получать официальную заплату, иметь медицинскую страховку, но при этом не работать. По большому счету Альтиери был согласен со своим водителем, и по поводу того, что это не его дело, и по поводу того, что работу его даме хорошо бы сменить. Вот только Кэтрин этого не хотела, и лишнее упоминание только раздражало его.
- Потому что блять это работа ее мечты, - махнул рукой в сторону долбаного супермаркета, где на его взгляд работали лишь неудачники. Туда брали всех подряд, инвалидов, глухонемых, людей на вроде этого Грега.
Кстати о Греге.
- А с этим педрилой что? - Сменив тему, Марти кивнул головой в сторону менеджера (или кем этот борзый тип был), интересуясь о его дальнейшей судьбе. - Поучить его манерам?
- Не переусердствуй только.
К этому времени вернулась Кэт, и Фрэнк забрав у Мартина ключи от машины, сам сел за руль. Тот должен был поговорить с Грегом, а после на такси (ну или еще на чем, как ему заблагорассудится) подъехать в Плазу, куда намеревался направиться его босс со своей подружкой. Перекинувшись негромко несколькими фразами с водителем, Фрэнк закрыл за собой водительскую дверь, а сидевшей на заднем сиденье Кэт сказал пересесть к нему на переднее, при этом похлопав рукой по спинке кресла. - У Марти кое-какие дела, поедем без него. - Не став дожидаться их "разговора", Альтиери завел машину и взял курс в сторону дома Кэт. - Этот парень работает на меня. Мой водитель. - Пояснил и тем самым подтвердил догадку женщины. - Знаешь я тут с одним своим приятелем разговаривал, он тоже строительством занимается, и ему как раз нужен инженер на вроде тебя. По ночам работать не придется. И платить будет хорошо, - коротко глянул на Кэтрин, пока они ехали. - Вот сколько ты в супермаркете зарабатываешь? Прости за нескромный вопрос. - Скромным Фрэнк не был, это миссис Харпер должна была уже понять итак. Они проехали несколько светофоров и уже скоро были возле дома Кэт. Как та и говорила, супермаркет, где она работала, находился совсем недалеко, и можно было без проблем ходить с работы и на работу пешком. Они остановились как и в прошлый раз на парковке. Фрэнк погасил свет фар, поставил машину на ручник и повернулся к женщине.
- Всю неделю ждал, когда увижу тебя. - Признался ей. Поцелуй, с которым они расстались, не давал ему забыть о ней, и уж сегодня он рассчитывал на продолжение. Для этого Альтиери был во всеоружии. Пока они сидели глядя друг на друга, он достал из внутреннего кармана продолговатую коробочку и протянул ее Кэт. - Это тебе. - Внутри был браслет с кристаллами сваровски, обошедшийся ему почти в три тысячи баксов, что впрочем для зарабатывавшего на строительстве и продаже наркотиков гангстера какими-то огромными деньгами отнюдь не было. - Я заказал сегодня столик в Плазе, - рассказал об их планах на вечер, - это клуб, один из лучших в городе. Ты ведь вроде была там? Я тебя могу здесь в машине подождать, а ты сходи одень что-нибудь более подходящее. - Нет, обидеть или как-то упрекнуть ее он не хотел, Фрэнк и сам далеко не всегда ходил в дорогих костюмах. Кэт могла вспомнить их прошлую встречу, тогда он был в кроссовках и в целом одет был куда скромнее. - У тебя ведь есть платье? - На всякий случай спросил, вспоминая как одну свою прошлую подружку, работавшую стриптизершей, ему сперва пришлось отвести по магазинам, а уж потом показаться вместе с ней на людях. Что тут поделать, он то и дело находил себе золушку и пытался сделать из нее принцессу. Это ему удавалось легче, чем окучить уже состоявшуюся "королеву", на которых уходило слишком уж много денег, времени и сил.

+2

5

Категоричность. Хорошее качество вверенного в себе и своей правоте человека. Френк же был категоричен к любого роду отказам, в чем я убедилась буквально несколько минут назад. Абсолютно не просила этого свидания, хотя и ждала, едва получив от Альтиери предложение пойти вечером в клуб. Короче, жизнь это та сволочь, которая любит издеваться над всеми. И проучить ее не всегда удается. Оглянувшись, через стекло увидела как ключи перекочевали к Френку и мужчина, что с ним приехал, остался на улице. Ну что ж, у них свои заботы. Зачем мне вообще влазить в это и думать.
Усмехнувшись, как меня попросили пересесть, словно указывая на мое место, я покачала головой, смотря в затылок Френку. Чувствую, то ли еще будет. Но где-то внутри пробежало пушистым зверьком удовольствие от его жеста. Оставив сумку на заднем сидении, я выбираюсь из машины, краем глаза вижу, как мои коллеги стоят возле окна и раскрыв рот, смотрят на машину, явно не замечая то я тут тоже есть. Она и, правда так крута? Надо запомнить марку и покопаться в инете. Опустившись рядом с ним, я по привычке пристегнулась, опускаясь в кресле. Не хватает массажного движения, и жизнь показалась бы мне раем. Спина расслабилась от сегодняшних «упражнений», принося мне невероятное облегчение.
Посмотрев на отошедшего мужчину, я вернула взгляд на Френка, сосредоточившегося на том, как вывести машину в поток движения.
- То есть ты его подвез? – но подтвердившие мою догадку слова, заставили мои брови поползти вверх, - подвез личного водителя.
То, что он у него есть сейчас, как вопрос исчезло. По ситуации получилось, что Босс подвозит водителя. Хороший босс. Альтиери опять начал разговор о моей работе, только зашел с другой стороны. Строительство… Это то, что я знаю на девяносто девять и девять. Работа стала моим хобби, принося не только материальные блага в виде денег, но удовлетворение моей неуемной фантазии. Дома, на верхней полке, лежит большая папка формата А, где я делала зарисовки зданий, интерьеров. Правда, последние мне казались мышиной возней. То ли дело дом, планировка, расчет конструкции. Френк буквально врывался своим предложением в мои жизненные интересы. Но я не готова вновь оказаться у чертежа. Наверное. Поводя плечами, словно ощутила телом, как это во мне начинало ворочаться, задумалась, уставившись в одну точку, которую нашла на пиджаке моего собеседника.
- Френк, - задумчиво проговорила, - ты не понял. Вопрос не в деньгах. Вопрос в том, что я просто пошла, работать туда, где совершенно иной род занятий. Мне надо было отвлечься. Да, зарабатываю в разы меньше. Это важно?
Так. Не кисни. Ну это просто разговор. Молчание было таким «горячим», что мне стало жарко. Или это Френк, что сидел рядом нагревал своим присутствием салон, но я нажала кнопку, опустив слегка стекло. Но поздно, мы уже заезжали в подземный гараж.
- Жизнь она такая, что нам порой приходится ждать, - отстегнув ремень безопасности, поворачиваюсь к Альтиери. Опасный мужчина. Не знаю чем. Но думаю, мне предстоит об этом узнать. – Я чувствовала себя девчонкой, лет так семнадцати. Ночные разговоры, смс. Это было необычно.
Ну не смогла я открыто признаться, что тоже хотела его увидеть. Времени сегодня полно, еще успеется. Воздух становился осязаемым.
Конечно, мы не малые дети, но если смогли в эту неделю, что не виделись, устроить островок романтики, не все потеряно. Когда Френк потянулся во внутренний карман пиджака, я едва не заставила его руку там остаться. Понимала, что он сейчас вытащит. Отказаться? Не дури! Это тебя ни к чему не обязывает.
- Спасибо, - еще не видя подарка, благодарю. Не думаю, что он выбрал какую-то чешскую безделушку. Щелчок и вот моим глазам предстает аккуратный браслет, сверкнувший в свете фар откуда-то взявшейся машины. – У тебя определенно есть вкус. Признавайся, опыт большой в этом?
Подколола. Пока он рассказывал о планах на вечер, я рассматривала неожиданный для меня сюрприз. Чувствую с Альтиери сюрпризов будет много, и они не обязательно должны стоить выше тысячи баксов. Он может и что-то бесплатно с сюрпризничать.
- Зачем в машине? Еще решишь, что я через окно сбежала, задержавшись на минуту. Пойдем. Посмотришь, как я живу, если тебе интересно, - перевалившись через спинку сидения, цепляю ручку моей сумки. Задеваю плечо итальянца локтем, но когда оказываюсь вновь на сидении, то мое лицо на неприлично желанном расстоянии оказывается. Облизав губы, прошептала, - пойдем.
Лифт как назло был угнан на самый верх. Я переминалась с ноги на ногу, то на пятку то на носок, прижимая к себе коробочку с подарком.
- Ты не поверишь, но у меня много что есть, - пропиликала подъехавшая кабина, - я же не дикая. Нажми шестой. Не переживай, стыдно тебе со мной не будет.
Уж что что, а подать себя я могу.

Платье

http://www.cheapweddingdresses.org.uk/images/h/evening/20130917/L306.jpg

Подарок

http://funkyimg.com/i/2u5LT.jpg

+1

6

Замечательным боссом, в том смысле, который могла в это вкладывать Кэт, Фрэнк, пожалуй, что не являлся. Он даже не сразу понял, что она имела в виду, говоря о том, как выглядела история с его водителем. – Подвез? – Фрэнк усмехнулся, сопоставив эту версию с тем, что было на самом деле. - Нет, просто… дела возникли неожиданно. В общем, забудь об этом, - отмахнулся от этой темы как от чего-то малозначительного и сменил ее, чтобы не вдаваться лишний раз в подробности и не вызывать ненужных подозрений. Лучше поговорят о ней, а не о Мартине.
- А разве нет? – Он и в самом деле не понимал. Как это не важно? – Ты осталась одна, без мужа, а теперь еще и без нормальной работы. У тебя сын в колледже учится. Ты как его учебу оплачивать собираешься? Я про все остальное уже не говорю. – Фрэнк, конечно, мог предположить, что у Харперов имелись какие-то сбережения и что страховка жизни покрыла кpeдиты на машину и квартиру, но в то же время он понимал и то, что возможных резервов на долго им с сыном не хватит. Женщине придется урезать свои привычные расходы, чтобы оплачивать самое необходимое. А сколько у женщин расходов, Фрэнк знал не понаслышке, ибо оплачивал их своей жене, дочери и в разное время любовницам. Может, они и не делали как мужчины ставки, не играли в карты, не ходили с друзьями в бары, оставляя штуку баксов за вечер, но их привычный образ жизни тоже требовал определенных затрат, это и шопинг, разные косметические процедуры, фитнесс. Среди тех, кто работал в супермаркете, едва ли были те, кто мог позволить себе все это. Единственным развлечением, которое позволяли себе эти люди, был телевизор. Впрочем, конкретно для женщин (в особенности сорокалетних) фитнесс и ему подобное было не столько даже развлечением, сколько необходимостью, а иначе сохранить свой, с позволения сказать, "товарный вид" было крайне трудно. Или он чего-то о Кэтрин не знал? Откуда у женщины оставшейся одной такая уверенность в завтрашнем дне? Не каждый мужчина мог похвастаться этим. Или она просто не хотела грузить его своими проблемами?
Учитывая, что женщина упорно отказывалась принимать его помощь и в кафе неделей ранее так рвалась заплатить за себя самостоятельно, Альтиери переживал, что и подарок от него она принимать не захочет. Но нет, на этот раз в мисс скромность Кэт решила не играть и забрала коробочку. Правильное решение. А вот вопрос ему она задала неправильный. Конечно, у Фрэнка хватало опыта. Как и многие гангстеры, верностью к жене он не отличался. Мужчина вел преимущественно ночной образ жизни, тогда как жена сидела в это время дома с детьми. Он любил развлекаться, ему нравилось общество молодых и красивых женщин, а женщинам насколько он мог судить, нравился он сам. В совокупности с кольцом на пальце все это было для Кэтрин очевидным и оттого, по всей видимости, она и решила его поддеть. – Тебя это правда волнует? – Ответил ей тем же, с той же интонацией. Как она знала ответ на свой вопрос, так и Фрэнк знал ответ на свой. Они оба были взрослыми людьми и прошлые романы друг друга их волновать не должны. Главное то, что сейчас. А сейчас у них намечался приятный во всех отношениях вечер, ведь женщина, как он мог судить из ее слов, интонаций и жестов, хотела его ничуть не меньше, чем он ее. - Пойдём. - Пока Кэт тянулась за лежащей на заднем сиденье сумкой, Фрэнк успел задержать взгляд на ее... красиво сидящих по фигуре брюках и подумать о том, что в клуб они сегодня возможно не попадут. - Пойдём. - Повторил, засомневавшись в том, что первый раз произнёс это вслух. Она была как древнегреческая Сирена, мифологическое существо в образе обворожительной девы, а он одним из тех моряков, которых пленили приключения, опасность и женская красота, иными словами, среднестатистическим мужчиной, чьи основные интересы, как можно было убедиться, за несколько тысяч лет кардинальных изменений не претерпели.
Шестой этаж. Лифт плавно поднимался наверх, а они продолжали говорить о платьях... Или уже не только о платьях? Её слова начали звучать двусмысленно, и неизвестно хотела она этого сама, или это было исключительно в его голове. - Стыдно с тобой? - Фрэнк смотрел на неё, на эти истинно женские правильные черты лица, чистую и гладкую как шёлк кожу, тонкий изгиб бровей и пленяющие голубого цвета глаза с дерзким как у хищницы прищуром. "Ты себя в зеркало видела?" Хотелось задать ей этот вопрос, однако поймав уверенный взгляд ещё раз, он понял, что Кэтрин не более чем напрашивалась на комплимент. - Не говори ерунды, рядом с такой женщиной не может быть стыдно, - произнёс более похожее на оный и приблизился желая её обнять. В этот момент кабина остановилась и двери лифта открылись, они вышли: сперва она и следом он. - У тебя дома нет никого? - Спросил, обнимая её сзади и вдыхая приятный запах духов, в то время пока она открывала ключом входную дверь. Торопя события, мужчина сам надавил на дверную ручку, и они оба буквально ввалились в тёмное помещение квартиры. Свет им был ни к чему. Фрэнк начал целовать блондинку, а его руки начали задирать на ней футболку, настойчиво, но в то же время не переходя к грубости и ни в коем разе не принуждая... Скорее уж побуждая и возбуждая.

Отредактировано Frank Altieri (2017-06-13 22:19:29)

+1

7

Приятно, когда собеседник чувствует нить разговора и при этом, даже если ему немного неприятно, не загоняется, а отвечает в тон тебе. Так и происходило между нами с Френком.
- Я лишь хотела сделать комплимент, а ты его просто разрушил, - пожала слегка плечами. Может слово «хороший» и в отношении мужчин не слишком правильное определение, не стала задумываться. Я спросила, Фрэнк ответил. Большего не надо. Зачем? Беглый разговор порой есть самое приятное. Ты не сидишь мыслями на месте, это не становиться в тягость. – Забыла.
Столь упорное им непонимание моего денежного мира, немного загнало мня в тупик. Зачем ему это? Что хочет этим добиться? Или ему не очень по душе моя независимость? По цепкому взгляду, которым Фрэнк сопровождал мои движение, и которые успевала выхватывать сама, понимаю, что сейчас идет трение между самцом и самкой, которые пытаются остаться на своих позициях. И если женщинам свойственно уступать, то мужчины должны или даже обязаны для себя оставаться выше. В наш современный век «настоящие» мужчины стали едва ли не музейными экспонатами. Отсюда и эмансипация и матриархат, однополые браки. Мужчина, которому сложно удается урегулировать конфликт с находящейся с ним женщиной, которого подавляет ее сильная натура, отступает. Ему проще, чтобы не упасть в своих глазах и признать себя тряпкой, ищет отношения в других плоскостях. Отсюда и появляются однополые браки. Так же и женщины, которым надоедает рулить не только своей жизнью, но и быть ведущей у своего мужчины, просто находит себе подобную. Или все же встречает «самца». Я не искала никого. После смерти мужа, просто посвятила себя сыну и работе. Мне так было проще. Никому не должна, кроме себя и своего ребенка.
- Мой сын стипендиат. Тут вопрос снялся быстро, - повернулась и сверкнула взглядом на мужчину. – Фрэнк, ты ничего не знаешь обо мне. Ты даже не знаешь, сколько мне лет, не то, что сколько у меня нулей после цифры какой-то на счету. Если тебе это важным покажется, прошу, не будем торопиться. А может оно тебе станет вовсе ни к чему. А про работу, - задумалась. Ну вот куда? Если дам призрачный шанс моего согласия, то положу голову на плаху, а Альтиери дам топор. – Я тебя услышала. Договорились?
Не знаю к чему приведет сегодняшний вечер. Может на утро Фрэнк проснется и поймет, что все вчера было ошибкой. Никто от такого не застрахован. Но я не буду настаивать ни на чем. Вообще, удивляюсь сама себе. Не цепляло меня раньше. В окружении было не мало холостяков… Стоп! И почему до этого момента, не придавала значения кольцу на его пальце? Может именно это и стало толчком для меня принять его приглашение? Докатилась. То, что Альтиери зацепил «крючком под ребра» я поняла еще в там, когда моя ладонь прошлась по лицу Френка. Злость помешала мне понять это сразу. И вот теперь мои глазки открываются, как у слепой кошки. А может признаться себе, что мужчины так «жадно» не смотрели на меня давно? Пошлость была, вызывавшая отвращение, неумелые подкаты, даже пару было от сокурсников сына. Ладно, это не те мысли, которыми мне бы хотелось сейчас быть озадаченной.
- Нет, - рассматривая содержимое коробочки, покачала головой, но так и не повернулась к итальянцу. – Это была маленькая, - показала крошечный просвет между указательным и большим пальцем, - издевка, вызванная интересом твоего отменного вкуса на такие подарки. Извинишь?
Лифт мне показался маленьким. Фрэнк буквально вдавливал своим присутствием тут, что я стояла в углу, рассматривая его лицо в отражении зеркала. Мастер комплиментов. Мои губы слегка расползлись в довольной улыбке, слегка приобнажая клыки. От природы, они были единственным недоразумением в моей красоте. Чуть сильнее выступавшие за всеми зубами вниз, всегда казалось, что я хочу их вонзить в кого-то.
- Я имею право на неуверенность? – приподнимаю брови, - никто не знает, что будет завтра.
Мне дико нравились наши с ним кошки-мышки. Опасность так разгоняла кровь, что я ощущала ее стук в ушах, а мои глаза не уползали с его губ, смотря, как они двигаются. И если мне сейчас скажут, что я голодная кошка, не стану даже отпираться. Мне не пятнадцать лет. И за свое желание я готова заплатить.
- Нет, - прошептала в ответ, тихо вздыхая и вздрагивая, когда его рука, змеей, скользнула по моей талии. – Тебя бы это остановило?
Меня уж точно нет. Сын давно настаивал на том, что я трачу себя в этих четырех стенах.
Я кое-как пытаюсь попасть в замочную скважину, откинувшись головой на плечо стоящего вплотную ко мне итальянца. Щелкнув одним оборотом, невольно прижалась собой к его паху. О черт! Это сыграло толчком о мне, и едва не раздирая замок или пальцы о него, торопливо открываю. Мы едва не выбиваем дверь, оказываясь в темном коридоре, который освещала лишь лампа с лестничной площадки. Я попыталась дотянуться до двери, чтобы толкнуть ее, но лишь выронила из рук сумку и подарок Френка, подняв руки вверх, позволяя ему стянуть с себя футболку. Не оставаясь у него в долгу, сдернула с него пиджак, откинула куда-то в сторону, принявшись за его галстук. Этот свет, что показывал нечаянным соседям, решившим пойти на ночь погулять, столь приятную картину, раздражал меня. И поняв мою настойчивость куда-то тянуться, Альтиери просто ногой с силой захлопнул дверь. Это было безумие, напрочь отшибающее последние здравые мысли в моей голове. С жадностью впиваясь в его губы, я услышала треск ткани и на мою грудь полетело пару пуговиц.
- Она очень мешает, - прошептала ему на ухо, проводя языком по нему, слегка прикусывая мочку. Его руки были везде. Казалось, что на моем теле не было и сантиметра, где бы они не побывали, взрывая меня изнутри сотней фейерверков. Его многострадальная рубашка тоже где то потерялась, как верх моего белья. Обвив его за талию ногой, мы слились воедино. Но мне хотелось большего. Откинувшись к стене, я поднимаю вверх руки, позволяя моему ночному гостю карт-бланш…
Раздался телефонный звонок. Будто из другого мира.
- Не бери, - буквально взмолилась, останавливаю его руку на полпути к карману брюк, нарочно задевая твердую плоть, дразня и пытаясь отвлечь. Но я ошиблась – дела не покидали голову Френка даже сейчас. Поняв, что он все же ответит, стала целовать его руку, которой он оперся о стену возле моей головы. Ощущение его пальцев в волосах сводили с ума. Карябаю зубами плечо, касаясь ремня брюк. Он держался….

+1

8

Несмотря на длившийся уже более двадцати лет брак, женщин в жизни Фрэнка было не мало. С кем-то его отношения ограничивались одной ночью, с кем-то одним часом (за который в определенных и всем понятных случаях ему приходилось платить), но были и те, с кем все длилось гораздо дольше, иногда по несколько месяцев и даже лет, пару раз (впрочем, довольно давно) все было настолько серьёзно, что он думал уйти от семьи. Многих ли из них Фрэнк любил? На этот вопрос, оборачиваясь назад и глядя с высоты прожитых лет на все свои бывшие романы, было сложно ответить и ему самому, все зависело от того, что именно считать любовью, но в любом случае стоило учесть и некоторые особенности его характера, такие как стремление добиваться желаемого и крайняя нетерпимость к каким бы то ни было попыткам лишить его того, что он считал своим, не важно, чего это касалось, денег или женщин, а может и чего-то еще - той же власти. Если он сильно хотел, он это брал, а взяв, так просто не расставался.
Кэтрин. Последние несколько дней Альтиери хотел только ее, и сейчас когда они, наконец, остались наедине, сдерживать свое желание становилось все труднее. Её замешательство длилось не долго, и вместо звонкой пощечины, с которой началось их знакомство в баре, Харпер стала отвечать на поцелуи. Вскоре она уже сама прижималась к нему, искала его губы, обнимала за плечи, в его руках женщина была податлива как кусок необожженной глины, из которой он мог лепить все, что его душе угодно. Нащупав за спиной у Кэт замок, Фрэнк расстегнул бюстгальтер и бросил его куда-то под ноги, где уже валялась сумка и часть их одежды, в том числе его порванная рубашка. - Это тоже лишнее, - сдернув предмет женского гардероба, буквально прорычал ей в ответ и сильнее прижал Харпер к стене, не желая уступать ей ни в страсти, ни в напоре. Его правая рука ласкала ее пышную грудь, и он чувствовал под пальцами затвердевшие от возбуждения соски. Левой рукой Фрэнк подхватил ее ногу, которой та обвила его талию, и уже Кэтрин могла почувствовать то, как сильно он возбужден. Воздух вокруг них с каждой секундой становился жарче, и это было не только от того, что они не включили кондиционер, страсть и секс заполняли все пространство вокруг них двоих. Вот она тут, в его руках, уже раздвинувшая свои стройные ножки, готовая расстаться с последними предметами одежды, чтобы слиться с ним воедино, как вдруг в самый не подходящий для этого момент в кармане его брюк начинает звонить телефон. Фрэнк ещё некоторое время делает отчаянные попытки его игнорировать, продолжает целовать женщину, однако настойчивый звонок все-таки заставляет мужчину отвлечься. Понимая, что момент испорчен, поцелуи уже не такие горячие и мысли совсем не о том - а вдруг случилось что-то серьезное? - Альтиери отстраняется и, несмотря на просьбы Кэт - ей он жестом показывает дать ему одну минуту, - резким движением берет трубку.
- Слушаю, - произнес с нескрываемым раздражением в голосе, гораздо более жёстко, чем говорил обычно. И в этот же момент придержал руку Кэтрин, готовую залезть ему в штаны. - Хорошо. – Это был всего лишь Марти, поэтому Фрэнк продолжал держать Кэтрин за запястье, не позволяя той далеко от него уйти. - Нет, не жди меня. Можешь ехать домой. Планы поменялись.
Закончив разговор, он положил телефон на комод, стоявший там же в холле, и повернулся к Кэт. - Так на чем мы там остановились? - его взгляд медленно опустился вниз и остановился в районе округлой формы бёдер, Фрэнк положил на них руки и вновь прижал Кэтрин к себе. Стараясь вернуть тот градус страсти, который был между ними до телефонного звонка, он расстегнул пуговку на ее брюках и начал рукой ласкать женщину между ног, заставляя ее выгибаться ему навстречу и постанывать от удовольствия. Что-то в прихожей громко упало, кажется, это была вешалка, стоявшие на комоде фотографии тоже повалились на пол, когда они двое, продолжая целоваться, двигались в тёмной квартире в направлении спальни, по ходу снимая с себя остатки одежды и периодически натыкаясь на мебель. Свои брюки Альтиери оставил где-то на пороге спальни, но прежде чем бросить их достал из кармана пачку презервативов, в конце концов, они и в самом деле плохо знали друг друга, и у Фрэнка не было никакой уверенности в том, что Кэтрин не спала с кем-то еще. Как разумеется и она не могла предположить того же о нем…

***
В тусклом свете бра спальня выглядела довольно просторной, ее интерьер был выполнен в зеленых цветах, стены были украшены картинами, а окна обрамляли плотные портьеры. Лежа на смятой кровати, Фрэнк поцеловал устроившуюся у него на плече Кэт. Повернувшись к ней, он, кончиками пальцев едва касаясь, проводил по изгибам ее тела, поднимался вверх к груди и спускался обратно, к животу и ниже. – Расскажешь немного о себе? – Спросил у Кэтрин, вспомнив ее слова о том, что он ничего о ней знает. Как-то это было не правильно, учитывая то, что несколько минут назад они занимались любовью и до сих пор лежали обнаженными рядом, прикрывшись лишь краем легкого одеяла. – Что ты любишь? – Вопрос был довольно широким, Фрэнк это и сам понимал, но ему было без разницы, о чем именно станет рассказывать Кэт, о своем любимом цвете, любимом фильме или о том, как любит проводить время, ему было интересно все.

+1

9

Телефон чума нашего времени. Я ненавидела эти трубки. Если раньше были аппараты, к которым приходилось идти через всю квартиру, чтобы ответить, то теперь мы носим их с собой. Попробуй сказать, что телефона не было рядом, особенно такое не пройдет с деловым человеком, сразу обидятся. И вот теперь, этот гаджет мешает мне (эгоистично!) насладиться и получить от вечера то, что так жаждала и желала.
- Не бери трубку, - шепчу, пытаюсь остаться на той волне, с которой меня этот звонок буквально скидывает, а голос Френка в ответ, просто топит, давя на макушку, что я начинаю захлебываться в собственных эмоциях, таких горячих и бурлящих. Уткнувшись в его плечо лбом, я тихо ныла, подергивая рукой, которую жестко держали пальцы мужчины. Попытка сделать шаг в сторону и просто раствориться в темноте квартиры, тоже не увенчались успехом. Френк полностью держал под контролем не только собеседника, но и меня. Поменялись? Поднимаю взгляд на стоящего итальянца, слегка прищуриваюсь. Он, правда, настроен, продолжить после такого «холодного душа»? Откинувшись спиной на стену, переминаюсь с ноги на ногу, чувствуя, как же все болит внизу живота, то, что зародилось так быстро и нагло оставленное.
- На самом интересном, - склоняю голову на бок, опуская взгляд на его ширинку.
Одним хищным взглядом, он смог вернуть меня на гребень своей волны. Мне дико хотелось, чтобы он видел меня всю, отчего поднимаю руки вверх, будто хотела распластаться не на полу, а на стене, отдаваясь его рукам, так нагло и умело знающим, что и как сделать, чтобы мне стало буквально все равно на весь мир, и лишь его руки существовали, о которых я думаю, буду мечтать потом, в одиночестве.
Выгибаясь ему навстречу, постанываю в такт его пальцам. Ощущаю себя пересушенной ветвью, которой хватило одного луча солнца, чтобы вспыхнуть. А жара все больше и больше, сильнее разгоралось все вокруг нас, что сил выносить такое у меня не осталось совсем, и я стала пытаться протиснуться к комнате, не отпуская его губ, рук и вообще всего итальянца из своих нежных сетей. Даже не вздрогнула, когда в коридоре началось настоящее ценами. Мы сносили все на своем пути, не обращая внимания на углы тумб, стен. Ну, подумаешь, будут синяки, зато приятно вспомнить о том, как ты его получил. Не понимала я еще и того, что на спине Френка оставались следы от моих ногтей. Не могу контролировать себя в порыве такой жадности, особенно когда мужик нравится.
Если и существовали границы недавнего знакомства, то едва нас перестало существовать двоих, став единым целым, они просто разбились вдребезги, стерлись…
Счет времени был потерян. Может уже утро близилось, а может ночь за окнами решила задержаться, но понять где я было трудно. Лишь руки лежащего рядом со мной итальянца, не давали мне вовсе отключиться от реальности, такой томительной, что я готова и вовсе не встречать завтра, оставаясь в сегодня подольше. Улыбнувшись теплым губам мужчины, я повернулась к нему, слегка запрокинув голову, чтобы посмотреть в его глаза. Кто бы мне сказал, что я разделю с ним постель тогда, во время наших войн, покрутила бы у виска. Даже не смогла бы и представить, что мы с ним свалимся в яму страсти.
- Что же тебе хочется знать обо мне? – сейчас мы оба загадка друг для друга. «Если мужчина хочет о тебе знать чуть больше, чем то как ты кричишь во время оргазма, берегись, это планы на то, чтобы ты стала под его руку. Сначала подумай». Так говорила всегда моя мама, когда впервые застукала меня с парнем в моей комнате, отнюдь не в ангельском виде. Хочу ли я встать под руку Альтиери? Не думаю, что не смогу оттуда вырваться. А вот попасть туда, этого еще не испытывала, имея в браке равноправие. То, что Френк будет порой диктовать свое я уже поняла это, едва сегодня ответила на его звонок. – Мне сорок четыре года. Я новогодний подарок моих родителей.
Мне хотелось еще Френка, но мы явно выдохлись. Прищурившись, я разглядывала мужчину. Как скоро эта сказка кончится?
- У меня взрослый сын. Но сейчас он на сборах, в другом штате. Без плавания не мыслит своей жизни, - о том, что я вдова, наверняка, Альтиери уже знал. Поэтому говорить о муже мне сейчас совсем не хотелось. – А ты знаешь, что сейчас спал с мисс штата Массачусетс? Да. Когда-то меня занесло на такой конкурс. Но потом я свалилась с жуткой ангиной и мама наотрез отказалась меня отпускать дальше участвовать, поэтому в тот год от нашего штата поехала вице-мисс. Сейчас покажу.
Я сползла с кровати, целуя Френка, совершенно не стесняясь своей наготы. Когда обладаешь идеальным телом, то и скрывать не стоит этого. В шкафу, на верхней полке, лежала коробка с моими фотографиями из детства. Покопавшись, я вытащила пару конкурсных фото.
- Вот. А это, - на снимке стояли девушки с помпонами. – Это я в команде болельщиц нашей школы.
Интересно ли ему это все?

+1

10

Одеваться и уходить Фрэнк не спешил, и не потому, что это было бы по отношению к женщине грубо (на самом деле он очень плохо умел скрывать свое отношение к людям, и зачастую даже не пытался), просто не хотел. Ему нравилось лежать с ней рядом, ощущать ее тепло, чувствовать дыхание, слышать сердцебиение. Нет, он не строил сейчас каких-то планов, а просто наслаждался временем, которое проводил в одной постели с чертовски красивой женщиной.
О возрасте в отличие от многих представительниц своего пола, Кэтрин говорила вполне спокойно, но это и не удивительно, в свои сорок четыре года фору она могла дать многим, кто был младше неё, это касалось как внешности, так и фигуры. Впрочем, и в самой зрелости тоже были свои плюсы. По крайней мере, для Фрэнка. Совсем молодые девушки, ровесницы его дочери, мужчину интересовали мало, с ними у него было крайне мало общего, да и сам факт того, что он им годился в отцы, оказывал некоторое психологическое давление. Другое дело женщины состоявшиеся, с ними можно было чувствовать себя свободнее, как правило они уже побывали замужем, родили одного или нескольких детей, а следовательно не искали серьезных отношений. Мужчина для них – это в первую очередь партнер для секса, а не жертва для «вынесения мозга», как у более молодых (менее умудренных опытом и более эмоциональных) представительниц слабого пола.
- Тридцать первое декабря? - Уточнил относительно дня рождения Кэтрин. - Не сложно запомнить. - Впрочем, отметить его вместе им все равно едва ли удастся. Фрэнк может и не был образцовым отцом и мужем, но праздники вроде Рождества и Нового года имел за правило отмечать за одним столом вместе с семьёй. Традиции и все такое. Нарушать их было нельзя.
Следующее о чем решила поведать Кэт, был ее сын. Фрэнк слышал о нем не впервые, и что-то ему подсказывало, услышит еще много раз. Со смертью мужа, Альтиери мог предположить, сын стал единственным смыслом ее жизни, а потому ему и уделялось столько внимания. Как любая мать, Кэтрин гордилась его успехами и при любом удобном случае хотела похвастаться перед другими. Фрэнк одобрительно покивал головой, помня о том, что спортивная стипендия позволяла оплачивать ему обучение в колледже. – Мне кажется, о твоем сыне я уже знаю больше чем о тебе, - усмехнувшись, поделился своими мыслями. – Уверен он отличный парень, но давай о нем потом. Меня интересуешь ты, а не он. – Положив свою руку ей на бедро, Фрэнк прижал к себе женщину и, поймав ее губы, поцеловал. О детях и семье он старался не говорить, и по возможности вообще не думать (имелось в виду не в такие моменты). Альтиери предпочитал, чтобы между этой жизнью и той, семейной, где в глазах своих детей он старался играть роль образцового отца и законопослушного представителя общества, была стена, и чем толще он ее воздвигнет, тем будет лучше им всем.
Следующим пунктом, наконец, было то, что касалось Кэт непосредственно. - Правда? - Удивился, услышав, что Харпер в юные годы имела титул мисс Массачусетс. - Никогда раньше не спал с королевами красоты. Будет чем похвастаться, - пошутил, ещё раз посмотрев на Кэт, на этот раз хитро прищурив глаза. Он проследил за тем, как она сползла с кровати, а затем своей модельной походкой – так вот значит, откуда в ней эта грациозность - подошла к шкафу и потянулась к верхней полке, позволяя все это время любоваться на свое обнаженное тело. Кэтрин ничуть его не стеснялась, и кажется, ей даже доставляло удовольствие демонстрировать его. – Что там? Твои обнаженные снимки? Вот только не говори, что ты была примерной девочкой. – В шутку предположил, устраиваясь поудобнее и готовясь к просмотру не малых размеров фотоальбома. Впрочем, нет, перед ним была не подшивка из эротических журналов (может ее женщина прятала в другом месте), а самый обычный альбом с семейными фотографиями, немного выцветшими от времени, снятыми еще во времена пленочных камер и палароидов. На снимке, который показала Харпер, стояло несколько девушек из команды черлидерш, и в центре легко узнавалась Кэт. Глядя на её юное лицо, открытую и светлую улыбку, отпадали любые сомнения в том, что именно она получила титул королевы красоты, и конечно было жаль, что дальнейшее ее участие в конкурсе не сложилось из-за такой нелепой причины. – Похоже, у тебя было много поклонников? - Предположил, продолжая рассматривать ее старые школьные и студенческие фотографии, наконец, добравшись и до тех, на которых она была запечатлена вместе с каким-то молодым человеком в байкерской куртке верхом на Харлее, весьма популярном на рубеже восьмидесятых и девяностых годов. Следом шло несколько снимков со школьного бала, на котором ее спутником был уже совершенно другой парень. И, разумеется, можно было смело предположить, что далеко не обо всех ее ухажерах хранил память семейный фотоальбом Кэтрин.
- И как же мисс Массачусетс попала в Сакраменто? – Географию далеких от них стран Фрэнк знал, может и не лучшим образом, но вот с географией США, страны, где родился, вырос и получил образование, знаком был, надо полагать, очень даже неплохо. Штат, чьей столицей был Бостон, считался интеллектуальной столицей Соединенных Штатов, именно там находился знаменитый Гарвард и множество других чуть менее известных, но тоже престижных университетов. Граничащий с Нью-Йорком он был частью так называемого восточного побережья, и до Калифорнии оттуда путь был совсем не близкий. Конечно, внутренняя миграция не была для американцев редкостью, но, тем не менее, не все решались бросить друзей, родных и уехать за тысячу километров, без определенной доли авантюризма тут не обойтись.

+1

11

Как скоро часы пробьют нужное количество раз, чтобы весь вечер превратился в тыкву, принц уехал, а я сама осталась сидеть на кровати. И лишь смятые простынями, пропахшие нашими телами, будут напоминать мне о том, что Золушкой я была по-настоящему. Ночь полностью укутала город, но в одном окне горел ночник, приятным светом, таким мягким и ненавязчивым, освещал огромную кровать. Я взяла руку Френка и приложила к своей ладони. Он говорил, что физически не работал, точнее я это поняла по его реакции на мое «горбление» в магазине, а пятерня такая немаленькая. Рассматривая наши пальцы, я улыбнулась.
- Нет, но почти. Тридцатое декабря. Не люблю свое день рождение, - обняла себя его рукой, поворачиваясь, - все звонят вроде как поздравить, а в ответ С новым годом. А потом Черт, Кэт прости, с днем рождения. Не запоминай.
Я рассматривала его кольца. Вляпаться в женатого любовника это изначально обречь себя на одиночество. Тебе будет урывками перепадать немного ласки, немного слов и улыбки. В основном откупаются подарками, что, мол Я о тебе не забыл. Не имела такого опыта, а вот подруги многие прошли эту школу. И все в один голос твердят «Не прикипай, не подпускай в душу глубоко, чтобы потом с кусками не отрывать». Тогда я была счастливой женой и не понимала, зачем связываться с женатыми. И вот вам, здрасти. Меня саму занесло на этот тенистый путь.
- Прости, - отчего почувствовала укол непонятного мне настроения, словно Френк сожалел, что вообще услышал о моем сыне. Мешаю все в одну кучу – кони, люди и корабли. Почувствовав его ладонь на своей ноге, сама потянулась за поцелуем, который утверждал, что не волнуйся, все хорошо.
- Только попробуй! – в шутку аккуратно пнула его под ребра, за что словила тут же легкий щелчок по носу. – Я это скрываю как могу. Находятся те, кто следит за всеми таким конкурсами, и вот слышу вслед «Ну что ж ты так Массачусетс?» Или того хуже, пытаются залезть под юбку. Противно. Так что молчи. Мне проблем не надо.
Прошлое  меня было весьма бурным, и бывало всякое. Плохое слишком черное. Я всегда знала себе цену. Гордячка. Мне постоянно кто-то завидовал, не в учебе, так в красоте. От такого устаешь очень быстро. И на просьбы отвалить, мало, кто реагирует с пониманием.
- Обнаженные? – рассмеялась, стягивая альбом. – Нет, я не страдаю комплексами. У меня все в порядке. И чтобы убедиться в этом, мне хватает зеркала в полный рост. – поворачиваюсь к нему боком и поднимаю руку. – Не заметил в пылу страсти, - кручусь, показывая тату, которую сделала на предпоследнем курсе. – Всей веселой студенческой компанией отмечали день святого Валентина. Напились, а на утро нам звонят из салона тату и говорят, что нас записали на среду. Голову ломали долго, кто это сделал. А потом нашли лист бумаги, а там подписано было нами обещание сделать тату на память. Размер не оговорили, поэтому урвала возможность не сильно светить.
Показываю фотографии, внимательно рассматривая лицо Френка. Интересно же, как он воспринимает мое прошлое.
- Спать же не надо было с каждым. Но фотографироваться надо. Вон сколько у тебя интереса. А так да, порой эти поклонники доставали так, что папа один раз схватился за ружье и выстрелил в воздух. Все, кто пришел в тот вечер, бросились в рассыпную.  Знаешь, от красоты тоже можно устать. Это как крест.
И тут я вспомнила, что у меня кое-что сохранилось из прошлого. Интересно, а я в него помещусь?
- Я сейчас, - подмигиваю Френку и скрываюсь за углом.
В кладовке лежит коробка с формой. Там же хранился мой костюм тех времен. Как оказалось я не сильно изменилась в полноте, и буквально втиснулась в платье. Трусики были ну совсем ни к чему. Хмыкнув, подумав про ролевые игры, а именно так и мог понять мое появление Френк, я показалась перед его взглядом.
- А оно как раз мне, - скольжу по его ногам и сажусь на бедра лежавшего мужчины. Лукавый взгляд итальянца щекотал во мне нервишки, возбуждая. А блуждающие руки это просто фетиш. – Я после окончания университета уехала из родного города, так как там мне стало тесно. Он меня не вдохновлял. Я не могла найти ни кусочка для своих произведений. Ну, ни материала, ни мысли. Потом покажу. А там встретила будущего мужа и мы приехали сюда. Все банально. Ничего примечательного в моем путешествии по штатам нет, - я почувствовала, что Альтиери вновь распалялся, склоняюсь к его губам, водя языком, шепчу, - хочу тебя больше, чем рассказывать о себе.

Находится под правой почкой. Если опустить руку, то видны лишь крыльев кусочек.

http://i.imgur.com/zLUvUng.jpg

+1

12

Выслушав рассказ Кэт о ее предновогодних днях рождения, Фрэнк опустил голову на подушку и еле сдержал смех. Ох уж эти женщины. Сперва "не запоминай", а после обиды, что поздравил ее не с тем праздником. - Не запоминать? Ты уверена? - Для этого ты сообщила мне дату? Продолжая держать ее руку в своей, переспросил с легкой издевкой в голосе. Сейчас был март, это их первая ночь и до нового года еще очень и очень долго. Фрэнк не говорил об этом вслух, но настолько вперед их отношения пока еще не планировал. Или точнее сказать не загадывал, предпочитая, чтобы все шло своим чередом. - Я свой тоже не очень люблю, но по другой причине, - закончив смеяться над тем, что ему казалось типично женскими глупостями, мужчина решил поделиться своим на этот счет мнением. - Как по мне, во взрослом возрасте он теряет смысл. Нет того чувства, когда ты с трепетом ждешь праздника, подарка. Зачем его вообще ждать? У тебя есть деньги - идешь и покупаешь. Точно также и с ресторанами, устроить праздничный ужин в любой день года - не проблема. – Заметив, как Кэтрин рассматривала обручальное кольцо на его безымянном пальце, какой-либо неловкости или смущения Альтиери не ощутил, вместо этого произнес, - не обращай внимания, - и запустил свои пальцы между ее, сцепляя их ладони рук в замок.
- Проблем? - Фрэнк посмотрел на Харпер, решившую поделиться еще одной своей бедой, хотя едва ли ее основополагающей причиной являлся двадцатилетней давности титул. Что с ним, что без него, Кэт была женщиной, заставлявшей мужчин думать о ней и хотеть ее. В куда большей степени имело значение, как она выглядела сейчас. Если речь не о каких-то маньяках, извращенцах и разного рода фетишистах разумеется. - Пока ты со мной, Кэтрин, - обратился к ней, - никто другой тебе под юбку не залезет, а если все же попытается, проблемы будут уже у него. - Фрэнк говорил мягко, иначе с женщинами в постели с его точки зрения общаться было неправильно, но в то же время слова звучали уверено, едва ли в них можно было усомниться. Харпер ему нравилась и поэтому он не хотел чтобы она занималась любовью с кем-то еще, впрочем пока в силу все того же не долгого знакомства и первой ночи, которую они проводили вдвоем, он этих ультиматумов ставить ей не спешил, да и просто не возникло пока повода, чтобы его на эту тему успело переклинить.
Ее татуировку Фрэнк и впрямь заметил уже позже, когда в комнате включили лампу, и ему представилась возможность изучить каждый сантиметр ее тела. Он провел большим пальцем по рисунку, на котором был изображен летящий орел и усмехнулся, узнав историю его появления. - Первый секс и первый косячок были тогда же?Попьяне? Предположил с ухмылкой на лице и посмотрел за ее реакцией. Ему казалось интересным и в то же время забавным говорить на такие пикантные темы. Все это, безусловно, лишь шалости, в особенности, сравнивая с тем, чем грешил он сам, но, тем не менее, многих людей, в частности женщин, это заставляло смущаться.
- Красота - не самый страшный крест как по мне, тем более для женщины. И сказать по правде, не похоже, чтобы тебя это напрягало, иначе, зачем наряжаться, делать макияж?  - Отреагировал на попытку со стороны Кэт продемонстрировать скромность. Неудачную попытку как ему показалось. Красота, тем более женская, это не только природный дар. Как цветок женщина нуждалась в уходе, а иначе очень быстро увядала. Отсюда и косметика, все эти косметические процедуры, походы к парикмахеру, диеты и фитнесс-залы. Если хотелось скинуть этот крест, сделать это было не так уж и сложно, достаточно было отказаться от всего вышеперечисленного, начать для верности употреблять алкоголь, наркотики, и результат себя ждать не заставит, в особенности, когда тебе далеко за двадцать, как это было в случае с Кэт.
И видимо о молодости вспомнил не только он. Фрэнк приподнялся и с интересом смотрел, как женщина доставала из шкафа какой-то наряд. И когда она облачилась в него, в очередной раз рассмеялся. Все эти ролевые игры, его скорее смешили, нежели возбуждали, если он хотел разнообразия в сексуальной жизни, он не устраивал с женой в спальне театральные представления с переодеваниями, а просто находил другую партнершу, пусть и всего на одну ночь. – Зачем ты все это хранишь? – Создавалось впечатление, что Кэтрин очень тосковала по старым временам, когда она была молодой и безбашенной. Фрэнк же считал, что прошлое надо оставлять в прошлом, а смотреть надо в будущее. – Если бы я захотел трахнуть черлидершу, я бы трахнул черлидершу, - она бы действительно училась в колледже, и ей бы было двадцать лет, что куда более уместно для этого наряда, - но я хочу тебя. – Положив руки на бедра сидевшей на нем сверху «студенточки», Альтиери скользнул ими под юбку, погладил мягкие ягодицы, и, притянув женщину к себе, поцеловал. Ему хотелось сжать ее пышные груди руками, и он помог избавиться ей от платья, из которого как ему казалось, несмотря даже на то, что размер подошел, Харпер давным-давно выросла. Или может, это он «вырос» из черлидерш…
- Что за произведения? – Игриво и совсем не больно укусив ее за топорщившийся сосок, спросил скорее на автомате. Его заводило то, как Кэт двигалась сидя на нем сверху и все посторонние мысли, кроме тех в которых они сливались воедино, начинали постепенно улетать.

+1

13

Никто не верит, даже подруги, что если меня не поздравили с днем рождения, я не обижаюсь. Обиднее всего и правда то, что когда звонят, слышишь С новым годом. Ну и звоните первого числа. Не знаю, откуда это во мне, такое равнодушие к празднику, вероятно, я была не так сильно избалована, хотя семь у меня была с достатком выше среднего. И мне покупали лучшие вещи.
- Уверена, - киваю, улыбаясь, нежась в его объятиях. – И даже не спрошу дату твоего рождения. Потому что вовремя все равно не смогу поздравить.
Звонить ему, когда Френк будет в кругу семьи, верх глупости. Писать смс и подписывать его нейтральным именем? Детский сад. Как по мне, так лучше вовсе не давать о себе знать. – Ты прав, когда есть возможность позволить себе все, теряется предвкушение. Но признай, - кусаю его за подбородок, - открывать коробки интересно. В этом есть свой азарт. Правда, мусора потом еще больше.
После смерти мужа, я сняла кольцо и положила его вместе с его в шкатулку. Хотела показать, что «трасса» свободна? Нет. Сама не знаю, почему так. Вообще перестала носить кольца. Они мне мешают в работе. И в прошлой, когда я могла свободно влезть в цементную смесь и попробовать ее качество своей кожей, да и сейчас, в магазине, цепляется то за паллет, то за коробку.
- Сложно понять такое да? – задумчиво рассуждаю, перебирая его пальцы своими, - Не люблю пошлых шуток, словно ты честная давалка, и каждый считает делом чести для себя подкатить. Пошлость должна быть между двумя, где есть третий это уже сарафанное радио. Потому что этот третий понесет сплетни.
Прыгну ли я в другую постель, если с Альтиери у меня будет все хорошо? Глупый вопрос. Я не на помойке нашла себя. Да и когда все устраивает, зачем превращаться в лужу, в которою наступают все, кто идет мимо?
- Френк, - поворачиваюсь к нему, - я привыкла решать свои проблемы сама. Но знаешь, иногда устаешь быть сильной. Только ты аккуратно. Договорились?
В нос дать я и сама могу, чай не фарфоровая.
Мои брови в удивлении поползли вверх, когда Френк, сродни моей матери, задал практически тот же вопрос. Меня прям в юность унесло. Прокашлявшись, состроила серьезную моську.
- Зачем же портить праздник. Все было в разные дни. И неужели ты думал, что первый раз я бы делала это попьяне? А ощущения? А чувства? И вообще, когда это произошло, я была еще примерной девочкой.
Смутить меня сложно. Мне не пятнадцать лет, а Френк мне не отец, чтобы я бегающим взглядом пыталась скрыть от него всю правду моей бурной молодости. И пусть в меня он кинет камень, если сам не был таким же. И не важно, что я женщина, а он мужчина.
- Наряжаться это значит напяливать на себя все подряд, чтобы тебя выделяли из толпы едва ты выворачиваешь из-за угла. А хорошо выглядеть это одеваться гармонично, что не ты красишь костюм, а он придает тебе оттенок.
Если учесть что Альтиери меня чаще видел в брюках и футболках, то о наряжаться тут совсем нельзя было сказать. Да многим женщинам дается красота тяжело. Полнеешь, худеешь, отвисает. Худеешь или худая кожа сохнет. Полная кожа жирная. Куча всяких уверток используют современные женщины, чтобы быть яркими и сохранить молодость. Не скажу, что я живу в креокамере. Нет. Тоже пользуюсь косметикой, прекрасно понимая свой возраст. И боевой раскрас смеси попугая Аро и индейца ну никогда меня не привлекал. Красивее сделать естественное что-то.
- Не знаю, - я пожала плечами, повернувшись перед ним в полоборота, - это отдал тренер на выпускном. Приятное воспоминание? Пожалуй. – Вижу, как растягиваются губы Френка в улыбке. – О нет! Ты подумал о ролевых играх? – Я рассмеялась. – Боже! Я предлагаю себе, - задумалась, как бы это культурнее выразиться, но поняв, что итальянцу все равно, выпалила, - трахнуть тебя.
Горячие ладони мужчины приятно скользили по моему телу, добираясь до ткани и медленно, сантиметр за сантиметром оголяли то, что ему хотелось видеть. Выгнувшись, как самая настоящая кошка, я выползла из платья. Френк умело читал мои мысли, оказываясь губами или руками там, где хотелось его ощутить. Прижавшись собой к его плоти, дразня лишь жарким «поцелуем», я медленно двигалась на нем, облизывая свои губы. Не упускала его ни на секунду, не давала оторваться от своего взгляда. Кобра готовая пожрать своего факира. Медленно опускаясь к его губам, оставляя легкий поцелуй, но тут же за него поплатилась, томительно вскрикивая от пронизывающей меня боли от зубов мужчины на моей груди. Это было невероятно.
- Все потом…
Я откинула руки Френка от себя, плотно прижимая те к постели, цыкая, показываю, что не хочу и не дам ему касаться себя. Только в одной точке, только движение, только безумие и «крах» обоих вниз. Хотелось остаться один на один, обуздать желание и потом дать ему вырваться с криком и стоном, вырвать из груди любовника хриплый рык. Движение вниз, выгибаясь, сжимая его пальцы в судорожной пытке, склоняясь к его губам, чтобы отдать частичку своего дыхания. Движение вверх, опираясь на его руки, как на столпы своего мира, что мы строили вокруг сейчас. Я терялась в нем, в своих ощущениях, но продолжала медленно истязать нас обоих….
Уткнувшись в его шею, подрагивая от все еще не отпускающего оргазма, я начинала засыпать. Мне не хотелось, но этот мужчина меня вымотал. Как никто и никогда до этого.

+1

14

В отличие от Кэтрин, любителем ходить в чем мать родила Фрэнк не был - с его фигурой, он понимал, это все равно мало кто оценит - поэтому когда все закончилось, он, тихо встав с кровати, пока женщина сладко дремала, натянул на себя трусы, надел рубашку и с целью покурить сел возле открытого окна на широкий подоконник. В спину тут же подул приятный прохладный ветер. Впрочем на этом прелести все пожалуй что закончились, с улицы доносились звуки проезжавших мимо автомобилей, вдалеке слышались голоса людей о чем-то громко споривших, лаяла собака. Это вам не тихий пригород, в котором жил он сам и его семья. Город просыпался намного раньше, на часах ещё не было пяти, а кто-то уже несмотря на то что была суббота спешил на работу, рейсовые автобусы подбирали на остановках пассажиров, ещё каких-то пару часов и зашумит стройка на противоположной стороне улицы.  В его руках была пачка сигарет Pall Mall и зажигалка. Фрэнк закурил и отвернувшись от окна, за которым интересного ничего не было, посмотрел на Кэт, соблазнительно лежавшую на смятых простынях и едва прикрытую краем одеяла. Шум с улицы заставил её открыть глаза - или же отсутствие его плеча рядом? Остаться и провести с ней все утро, а после и день, мужчина не мог, и та наверняка должна была это понимать. Её отношения с Альтиери будут заметно отличаться от тех, которые у неё были с мужем. Устроит это Кэтрин или нет, время покажет. Но пока, как ему казалось, она была вполне довольна.
Сделав несколько затяжек, Фрэнк протянул женщине свою сигарету, и когда она подошла, подвинулся, чтобы та села рядом.
- Блять похоже что рубашку можно выкинуть... - Глянув на грубо оторванные пуговицы (часть из которых вероятно найти будет не просто), он констатировал и коротко усмехнулся (не сказать впрочем что смех этот был веселым), вспоминая как они с Харпер накинулись друг на друга, стоило им пересечь порог квартиры. Но винить женщину в чем-либо он конечно не собирался, достаточно было опустить свой взгляд, пробежаться по её длинным ножкам, и какие бы то ни было сожаления относительно того как прошла эта ночь быстро улетучивались. - В следующий раз не делай так, - просто предупредил, особо и не сомневаясь в том, что следующий раз у них состоится. - Когда он кстати будет? - Обхватив ее за талию, резко развернул и притянул к себе. Его руки скользнули ниже к ее ягодицам, сжав их, он заставил женщину вскрикнуть и тут же поймал ее соблазнительно приоткрытые губы поцелуем. - Как насчёт понедельника? - Спросил все тем же игривым тоном. - Сходим куда-нибудь... Или сразу к тебе? - Фрэнк в общем-то и не возражал, чтобы все их встречи проходили вот так, и не надо было ничего выдумывать, проявлять всякую там оригинальность, романтику с тем чтобы затащить женщину в постель, она сама готова была заниматься сексом всю ночь, и не нравиться это мужчине не могло. - Куплю хорошего вина, свежих устриц. Любишь устриц?
Забрав у неё обратно сигарету, Фрэнк ещё несколько раз затянулся и, затушив окурок в пепельнице, пошёл искать свои брюки, включая в квартире свет и заодно рассматривая внутренние убранства. Здесь было довольно симпатично, чувствовалась женская рука, приложенная к оформлению интерьера, и чувствовались деньги, которые определённо водились у ее покойного мужа. Фрэнк застегнул ремень на штанах, галстук свернул и убрал в карман, наконец взяв в руку мобильник, включил экран и посмотрел, не было ли пропущенных звонков.
- Да, и не забудь подумать над моим предложением, я по-прежнему не хочу чтобы ты работала в магазине. - Оторвав взгляд от телефона, Альтиери посмотрел на Кэт. Он бы уверен, что окружение накладывало отпечаток на человека, и не хотел чтобы работавшие в супермаркете люди - разного рода работяги - наложили его на Харпер. Он помнил как та одевалась, работая в городской администрации, и то, что сейчас более привычными для неё становились джинсы с футболками, мужчине не очень то нравилось. Рядом с собой он хотел видеть Женщину, а не уставшую и потрёпанную жизнью и тяжёлой работой бабу.
- Не двигайся, - растянув губы в ухмылке, Фрэнк жестом показал Кэтрин замереть и направил на неё камеру мобильного телефона. Он подозревал, что женщина могла быть против, но тем не менее ему хотелось это сделать. Нет, шантажировать ее этими снимками Альтиери не собирался, по крайней мере на данный момент мыслей таких в голове не было. Ему просто нравилось как она выглядела, хотелось сделать парочку эротичных фотографий, чтобы она добавила их в свой альбом. Таких там на его взгляд сильно не хватало.

Отредактировано Frank Altieri (Сегодня 11:12:34)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Friday Night