Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Когда ты влюблен и нет возможности видеться 24/7, то минуты кажутся вечностью. И кажется, что теперь начинаешь понимать значение фраз: " слепая любовь" и... Читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You are my problem


You are my problem

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

САКРАМЕНТО | НАЧАЛО МАРТА | ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ

Amelia & Dick
http://31.media.tumblr.com/fb43c51a5bde93d78823fd54adccb876/tumblr_nm0bqfkMx91ruumkfo4_r7_250.gif  http://68.media.tumblr.com/b4b3238f9b9569e5e6ed5ab20457ae22/tumblr_nu87a3hsuV1qc44efo8_250.gif

Тот момент, когда ты все лишь хочешь вернуть человеку должок, а он, видите ли, не рад. Ишь, цаца какая!

[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

Отредактировано Shean Brennan (2017-06-19 15:05:54)

+1

2

В мире полно хороших людей. Хороших, добрых, внимательных и даже заботливых. В мире полно людей, готовых прийти к вам на помощь без всяких задних мыслей. В мире полно людей бескорыстных, верящих во фразу «относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». В мире полно таких людей. Но Амелия к ним точно не относится. Она не добрая. Она не хорошая. И точно не заботливая. Она не собирается делать что-либо ради человека, которого знает без году неделю. Это не в её характере, в конце концов, это не в её стиле! Амелия всегда и практически везде преследует какие-то свои цели. Она перешагивает через людей, даже не задумываясь. И Лея совершенно не верит в то, что люди будет относиться к ней как-то по-особенному, если она будет бегать вокруг них и заглядывать им в глаза. Да она и не будет. А нахрен оно ей сдалось, да?
Но, видимо, это работает не всегда и как-то не так, как она сама представляет. Амелия, правда, не собиралась ничего делать. Вообще ничего. Она собиралась просто забыть, сделать вид, что никогда и ничего не видела, не слышала и не знала. Сделать вид, будто ничего не было. Но каждый раз, когда Лея отталкивала от себя все мысли, перед глазами вставало лицо того парня… Имя которого она даже толком не запомнила. Кажется, его звали Дик. А может быть, и нет. Не суть важно. Его лицо вставало перед глазами и мешало думать. Думать о том, что лично её, Амелию, его дела, его личные разборки совершенно не касаются. Она не должна в них влезать. И помогать её тоже никто не просит. Нахрен они нужны, чужие проблемы, своих будто мало.
Червь сомнения грыз изнутри, пробуравливал красивую, ровную дырочку в мозгах. Забить или помочь. В конце концов, ей это практически ничего не стоит. Ей даже не нужно для этого делать что-то особенное, непонятное или странное. Нужно всего лишь разыскать парня и шепнуть ему пару слов на ухо. Сложно разве? В конце концов, он не задумался, когда помогал ей. Просто помог и всё. Вытащил. Закрыл собой. И частично его проблема была из-за неё… Да, что ты будешь делать!
Ещё не решив окончательно, Лея всё-таки напряглась и разыскала парня через свои тайные каналы. На рабочем столе лежал клочок бумаги с адресом бара, куда Дик (всё-таки он Дик) регулярно ходит. Клочок бумаги всем своим видом доказывал Амелии, что она не права, что она должна встать, собраться и помочь человеку. Спасти чью-то жизнь, как бы пафосно это ни звучало. Клочок бумаги – вместо укора, лицо Дика на фотографии рядом – как напоминание о том, что лично он не сомневался. Несколько минут Лея  смотрела на всё это, а потом плюнула. Они были слишком похожи, а своих ей ёе дурацкий моральный кодекс бросать не позволял. И Лея встала, и собралась в рекордные сроки. Пусть она упустила время, но у неё ещё есть все шансы вытащить Дика из петли опасности, которую ему приготовили.
Чертов бар находился где-то у черта на куличках, в районе сомнительно благополучном. Там и тут стояли фонари с разбитыми лампочками и сновали люди, внешности, ну совершенно не внушающей доверия. Под колёсами машины хрустело разбитое стекло, а в открытое окно попадали запахи сырости, размытой дождем земли и тяжелых духов, что так любят использовать женщины «за», которым ничего не светит. Амелия ехала медленно, поглядывая на дома, стоящие вдоль дороги. Кататься по этому району – сомнительное удовольствие. Бар нашелся не сразу и не так быстро, как хотелось бы. Его неброская вывеска совершенно не привлекала внимания и вообще как-то пряталась среди вывесок ярких, даже кричащих; да и здание не представляло собой ничего интересного, самое обычное строение, без всяких архитектурных необычностей. Лея оставила машину на парковке (представляете, рядом даже была парковка!) и резко задумалась. Нужно было как-то не привлечь внимание людей. Чернильные джинсы и тёмная толстовка гарантировали частичную безопасность. Но что делать со светлыми волосами, что сейчас были собраны в самый обычный конский хвост? Решено было не делать ничего. Оставить всё, как есть. В конце концов, она женщина и мало ли в Калифорнии женщин-блондинок? Да, вот именно, дохрена, дай бог, никто её и не заметит и не запомнит, тем более в этот бар она ненадолго.
Первое, на что обратила своё внимание Лея – это музыка. Она была громкой, бьющей по ушам. Здесь явно не любили, когда люди за соседним столиком слышали каждое чужое слово. Людей было много, многие уже не трезвые, громко смеющиеся. Лея выискивала глазами знакомую макушку. Ну, и где он? Не дай бог, если именно сегодня он решил отсидеться дома! А впрочем, Лея тогда тоже с чистой совестью поедет домой. Она сделала всё, что могла. И вот, когда она уже всё-таки решила уехать, на горизонте появилась макушка Дика! Лея подошла к нему сзади, из-за музыки и кед на ногах её было совсем не слышно. Она положила руки ему на плечи и прошептала в самое ухо:
- Нам нужно поговорить. Прямо сейчас. Чёрный выход, - прежде, чем он успел что-то сказать, вновь растворилась в толпе. Чёрный выход Лея заметила, ещё пока искала самого Дика. Она благополучно добралась до двери и вышла на улицу. Если Дик не выйдет через минуту, Лея сама его прибьет, и братья Диас добраться до него просто не успеют. Амелия могла это гарантировать с точностью в сто процентов.

+1

3

- Плохой день? – Вопрос растворился в шуме чужих голосов, истерического смеха изрядно подвыпивших посетителей и оглушающей музыки, которая кому-то казалась слишком тяжелой и совершенно бессмысленной в столь маленьком и скромном заведении, а для какого-то служила успокаивающей мелодией, погрузившись в кою можно было спокойно подумать, не опасаясь того, что тебя кто-то да услышит. Подняв взгляд на сексуальную барменшу, Дик лишь поджал губы, выражая тем самым откровенное нежелание говорить на эту тему. Плохой день? Это еще мягко сказано!
Буквально через несколько секунд перед мужчиной возник стакан, чуть ли не до самых краев наполненный дорогим бурбоном. Редкий, но весьма приятный знак внимания «от заведения», неотъемлемой частью которого Оуен являлся на протяжении многих лет. В институтские годы он приходил в этот бар после каждого экзамена или сданного зачета, а по получению диплома – после каждой рабочей смены, если не имелось других дел, которые не терпели отлагательств. Каждый сотрудник знал, что предпочитает их постоянный клиент, в каком состоянии его лучше не трогать, в каком – развести на «поболтать», чтобы тот выговорился, а в каком – не только без неприятных последствий излить ему душу, но и получить жизненный совет. Дик был благодарен за это. За то, что Эни не доставала его вопросами, а поняв, что сейчас ее любимчик находился не в самом лучшем расположении духа, налила выпить и молча отошла к другим клиентам, требующим внимания.
Замяв косяк в пепельнице, из которой уже через край валились свежие окурки, мужчина взял стакан с бурбоном и залпом осушил его, чуть поморщившись от приятного тепла, обжигающего горло и медленно, но верно растекающегося по всему организму. Еще одна самокрутка, взятая из внутреннего кармана куртки, валяющейся на соседнем сиденье, еще одно чирканье спички о потертый коробок, еще одна глубокая затяжка. И снова бесчисленные мысли, осаждающие затуманенную голову наркодилера. В очередной раз перед ним возникли события утра настоящего дня. Он вспомнил, что произошло, и невольно содрогнулся.
Рабочая смена закончилась в восемь утра. Спустя двадцать минут Дик покинул здание клиники и неспешно направился в сторону дома, где его ожидали вчерашние бутерброды с сыром, остывший кофе и жесткая кровать, в которой он намеревался проспать ближайшие десять-двенадцать часов. Однако ни одному из его планов на день сбыться было не суждено. Едва ли мужчина мог предвидеть подобное. Тем более что все уже давно забылось. По крайней мере, он так думал. Ведь с той поры прошло уже больше двух недель. Так почему именно сейчас?
Почему именно сегодня Оуен обнаружил в своей квартире двух своих знакомых, которым совсем чуть-чуть не хватало для того, чтобы стать ему настоящими друзьями. Почему именно они пришли за тем, чтобы сделать дырку в его дурной башке? Зачем нужно было устраивать сие представление, ломать к чертям всю мебель, разбивать ту немногочисленную посуду, которая вообще имелась у Дика? Как будто нельзя было просто прийти к нему с самым обыкновенным визитом, посидеть с ним за чашкой чая и спокойно все обсудить. Он ведь никогда не убивал, никому без причины не делал больно. Да и все вопросы и проблемы предпочитал решать цивилизованно, то есть с помощью великого и всемогущего английского языка, а не стрельбы и откровенного жесткого махача. И что получилось в итоге? Молодой парень, которому, пожалуй, не было еще и двадцати пяти, теперь валялся на одной из улиц Сакраменто под колесами случайного автомобиля, вылетевшего из-за угла и выбившего большую часть содержимого его черепной коробки. Дик не хотел этого. Он вообще не понимал… Какого хрена вообще творилось?
Хотя, что скрывать, ему ли не догадываться, чьих приказов было дело. Однако что могло их сподвигнуть на подобные действия? Оуен не мог сказать, что они с братьями пребывали в дружеских отношениях, но уж точно предпочитали держаться подальше друг от друга и не создавать тем самым излишних проблем. Если Дик с ними и пересекался, то только в каком-нибудь притоне, только по ночам и их встреча не затягивалась дольше, чем на пару минут. Так оно и было. До этого дня. Сегодня же они решились устроить визит к нему средь бела дня, да и не куда-нибудь, а сразу домой! Правильно, чего мелочиться.
Что оставалось делать Оуену, который немножко не готов был умирать? Правильно, бежать. Что, собственно говоря, он и сделал. На протяжении всего дня он скрывался, пытаясь избавить от хвоста, и только в двенадцатом часу решился заявиться в бар. Тем более, после всего случившегося ему обязательно нужно было выпить. Пожалуй, единственное, чего он меньше всего ожидал «на десерт», так это появления Пэт. Они впервые пересеклись больше месяца назад и Дик надеялся, что их первая встреча также станет еще и последней. Однако, видно, не судьба.
Мужчина не дернулся, когда на его плечо опустилась чужая рука, не пошевелился, когда ему в ухо прилетели слова, заставившие еще больше погрузиться в размышления, и уж точно не поднялся с места, когда девушка оставила его, направившись к черному входу. Оуен не был до конца уверен, но похоже в этот самый момент все как раз встало на свои места. Вот только это нисколько не радовало. Скорее наоборот. Ибо теперь у Дика имелись все основания начать бояться за свою жизнь.
- Хорошей ночи, Эни. – Уже более живая улыбка коснулась его лица. Положив на стойку пятидолларовую купюру, Дик приткнул ее краем пустого стакана, поднялся со стула, одновременно с тем забирая свою куртку с соседнего сиденья, и вышел через задний вход на улицу, где его ждала Пэт. Пэт… Ужасное имя. И совсем не ее. – Я смотрю, ты решила в конец испортить мне жизнь. – Проворчал Оуен, сбивая пепел с косяка. – Ну и о чем тебе нужно было со мной поговорить? Или пришла извиниться?
[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

+1

4

На заднем дворе бара царил исключительный бардак. Повсюду валялись пакеты и мусор, и всё это ласково трепал холодный, пронизывающий до костей весенний ветер. Он же проникал под тонкое пальто, пробегался по позвоночнику и оставался где-то там, внутри, под одеждой. Амелия ежилась и проклинала то, что вообще решилась сюда притащиться. Да, ради, мать твою, чего? Неужели она, действительно, такая …? В том-то и дело, что нет. Но стоит на улице, мерзнет, ждет и страшно хочет курить. И не просто курить, а именно травку, чьим сладковатым запахом пахло от Дика. От него вообще пахло удивительно. Смешался одеколон, марихуана и хороший, дорогой алкоголь. Именно тот запах, который всегда так притягивал Лею. Да, черт побери! Он не может ей так нравится, её не может так к нему тянуть. Что за херня творится? Её гребанная голова сходит с ума, да? Очевидно. Очевидно, что пора лечиться.
Пока ждала, Лея успела вытащить из кармана пачку сигарет и закурить. Нет, никотин не спасал, но хотя бы отвлекал. Лея мучительно пыталась подобрать слова, что ему вообще сказать? Привет, тебя хотят убить? Господи, что за идиотизм! Да он скорее пошлет её нафиг, или скажет, что уже в курсе. Черт бы его побрал, а. Но вот и он сам, явно недовольный положением дел. Ой, будто Лее тут всё нравится!
- А мне есть за что? – с вызовом ответила Лея. Можно было и не придумывать пламенную речь. Всё равно Дик сразу же начал говорить не по тексту. Читать сценарий не пробовал, нет? Ах, да, точно, у них же нет сценария! Сплошная импровизация. И одна на двоих головная боль в виде его случайной вины перед братьями Диас или что там вообще случилось.
Лея никуда не торопилась. Некуда было. Она спокойно затянулась, так же спокойно выдохнула дым. Нет, она всё-таки торопилась. Но очень хотела его побесить. Или посмотреть, выбесит ли она его. Интересно, как он выглядит, когда ему что-нибудь не по нраву? Лея не сомневался, что его «легкая взбешенность» ей безумно понравится. Она вообще любила играть с огнём, ей безумно нравилось, когда люди рядом с ней злились. Только если они, конечно, не Джек, с тем она предпочитала даже не шутить от греха подальше.
- Вообще-то я хотела спасти твою чертову жизнь… - Лея вздохнула и посмотрела на Дика. А он красивый. В прошлый раз она даже не обратила на это внимание. В её голове даже образ его сохранился лишь смутно, как-то ужасно расплывчато. Если бы она не искала его целенаправленно, то наверняка бы и не узнала. Интересно, а он её запомнил? Впрочем, это было неважно. Более важно было то, что на его хвосте сидели братья Диас, которые пообещали кругленькую сумму за него, причем за него живого. Лея не поняла, что конкретно он совершил, да она и не стремилась в этом разобраться, она просто хотела помочь ему и забыть обо всём. Как будто ничего и не было. Как будто она никогда его не знала.
Да, забыть, самый лучший вариант. Если, конечно, она сможет выбросить его из головы. Пока же он рядом – это сомнительно. Черт бы его побрал такого.
- Что ты такого сделал братьям, что они объявили награду за тебя? – Лея слегка наклонила голову и с интересом посмотрела на Дика. Она вовремя вспомнила о тлеющей в руке сигарете, стряхнула пепел и вновь затянулась. Дым приятно и очень привычно проникал в лёгкие и легко там размещался.
- Не подумай, мне просто любопытно, - она пожала плечами, - надеюсь, что не только я в этом виновата.
Интересно, конечно, разговор шёл. У Леи всегда был своеобразный подход к оглашению известной ей информации. Она редко говорила прямо, выбирая какие-то кривые дорожки, непонятные тропинки и общие фразы. Но сейчас, наверное, стоило говорить прямо. И перестать его разглядывать в темноте заднего двора бара, где вот он, Дик, завсегдатай, в отличие от неё. Лея здесь чужая. Зря она вообще сюда пришла… Наверное, зря. Давайте он уже её пошлет, и они разойдутся по своим делам, он к братьям Диас на беседу, она домой к кровати.
- Я не знаю, с чего я вдруг решила тебе помочь, и нужна ли тебе эта помощь. «Почему мне вообще не всё равно, как обычно бывает?» Но вот я здесь, - Лея вновь затянулась. Нет, сигарета это совсем не то. Но так у неё хотя бы сохраняется трезвый рассудок, и она может нормально думать. Господи, да зачем ей всё это?
- Почему-то мне не всё равно, убьют тебя сегодня под утро или нет. Прямо за углом в машине сидят двое и дожидаются тебя, думаю, что они не просто поговорить хотят, - Лея махнула рукой в сторону. Природная внимательность позволила ей выцепить неприметную машину и даже разглядеть в ней двух мужчин в кепках с эмблемой Sacramento Kings, такая кепка была у каждого второго в городе, а потому совершенно не запоминалась. Почему-то у Леи не возникло вопроса, кого они хотят видеть, гением для этого быть не надо было. Достаточно было уметь складывать два и два.
- Я хочу увезти тебя из-под их носа, - Лея улыбнулась, - ты разрешишь мне помочь тебе уйти от хвоста? А, впрочем, мне всё равно, я всё равно тебе помогу, потому что не люблю быть у кого-то в долгу, - Амелия аккуратно затушила сигарету об стенку мусорного бака и избавилась от окурка. Осталось только утянуть за собой Дика и уехать от сюда. Вряд ли ребят в машине заинтересует парочка, они ведь пришли только за одним человеком. А его нет, он ис-па-рил-ся.

+1

5

На улице было прохладно: весенний ветер все ещё сурово пронизывал до самых костей, серое небо постепенно застилали грозовые тучи, которые норовили вот-вот обрушить на город очередную тонну осадков, а старый и дряхлый термометр, висевший на стене рядом с дверью чёрного входа, уныло показывал от силы двенадцать градусов тепла. Тогда как по ощущениям было значительно меньше. Отголоски зимы уже изрядно начинали надоедать, потому что практически любому жителю Сакраменто давно хотелось встретить нормальную и полноценную, радующую своим теплом весну, а за ней и горячее, страстное лето. Вот только у погоды, похоже, были на ближайшее время совсем другие планы. Посему приходилось мириться, не убирать далеко любимое пальто и теплую обувь, не выходить на улицу без зонта, даже если на тот момент на небе нет ни единого облака, и вообще быть достаточно аккуратным, чтобы не свалиться с простудой или чем ещё серьезнее. Оуен не был закаленным и уж точно привыкшим к такой погоде. Его организм в принципе любил подхватить какую-нибудь заразу и заставить своего хозяина валяться дома с температурой под сорок, глотать тучу таблеток и страдать. Поэтому, дабы не испытывать судьбу, мужчина наскоро накинул на себя куртку, которая до этого небрежно висела в его правой руке.
- А разве нет? - У них, кажется, уже вошло в привычку отвечать друг другу вопросом на вопрос. Дика это более чем устраивало, потому как подобный стиль общения позволял избегать множества подробностей, которых он категорически не хотел предавать гласности. В его жизни было достаточное количество вещей, о которых не стоило знать никому, кроме определённого и крайне узкого круга лиц, чтобы он вел весьма уединённый и скрытный образ жизни. Да и что он мог ответить? Если бы он сказал что то вроде: "ну не я же работаю в полиции и подставил тебя, лохонувшись под прикрытием" - Пэт, если её и вправду так звали, но это и неважно; кто знает, как бы Пэт отреагировала и, что куда важнее для Оуена, захотела бы и дальше помогать в спасении его "чертовой жизни". Ведь эта помощь в настоящий момент была очень даже кстати. Однако Дик не был бы собой, если бы открыто в этом признался. Нет.
- И какое ж дело, позволь полюбопытствовать, до моей чертовой жизни сподвигло тебя на эту жертву? - Только глухой не уловил бы сарказма, с которым Дик бросил очередной вопрос. В ответ на вопрос Пэт. Какой ей вообще был до него интерес? И интерес ли это? Так или иначе, в какой-то степени мужчина был благодарен знакомой, что она пришла. Могла ведь остаться дома и узнать о его смерти из последних колонок вечерних новостей. Или же ответить на вызов и обнаружить его мертвого в одном из заброшенных городских районов. Однако Пэт пришла и это уже что-то, да значило, но что – мужчина пока не мог понять. Да и едва ли хотел понимать, если уж на то пошло.
- Они объявили награду? – Не без удивления поинтересовался Оуэн, потому как о вознаграждении за свою смерть он услышал впервые. И поистине был этому удивлен, ибо если девушка не врала – дела у него обстояли намного хуже, нежели он предполагал. - И во сколько они оценили мою жизнь? Надеюсь, хотя б не меньше десятки? – Ему на самом деле было очень любопытно. Можно сказать, что это был спортивный интерес. Вдруг у него завалялась такая же сумма денег, и он бы смог откупиться от братьев Диас? Или хотя бы заставить их выслушать себя и решить возникший на ровном месте конфликт более безобидным способом? Вряд ли, но попытка, как говорится, не пытка.
- Надейся. – Но не слишком, ибо, по правде говоря, если бы не она – ничего бы этого не было. За Диком бы не была объявлена охота, ему бы сейчас не приходилось скрываться и думать над тем, где бы переночевать, не опасаясь за свою жизнь. Да, в неприятностях, преследующих наркодилера в последнее время, виновата была исключительно она. Нужно ли было ей это знать? Нет, пусть лучше надеется. Не зря же говорят, что надежда умирает последней и все такое. Брехня, но в настоящий момент очень даже актуальная брехня.
Пока Пэт вслух пыталась разобраться в себе и выяснить, какого хрена она вообще приехала, Дик выбросил в урну практически закончившийся косяк и закурил новый. – На вот, - и протянул его своей знакомой, - хоть согреешься. – И успокоится за компанию, и перестанет копаться в себе. Отличная травка, собранная и накрученная самим Оуэном, который был если не спецом в этой области, то как минимум очень хорошо в ней разбирался. Сам же полной грудью вдохнул свежего воздуха и вместе с весенней прохладой ощутил теплое покалывание в пальцах – бурбон начинал брать свое.
- Еще одни? Что за блядство… – Удрученно выдохнул Дик, выпуская из легких остатки дыма. Только этого ему не хватало для полного счастья, честное слово! Как будто мало было утренних визитеров, один из которых сейчас благополучно покоится на том свете. И не жалко братьям гробить за зря своих людей? Хотя да, о чем это он, чтобы им и было жалко? Увы, это вам не сказка, а самая настоящая суровая жизнь, в которой Диасам всегда и на всех плевать. – Слушай, раз ты сегодня щедра на помощь, может у тебя и переночевать где есть? – Наплевать, что до сна он мог и не дожить. В любой, даже самой печальной и безнадежной ситуации, нужно всегда смотреть на будущее с оптимизмом, хоть с какой, но перспективой! Хотя, кто бы говорил… - Раз тебе хочется избавиться от долга – пожалуйста, кто ж мешает, но моя мама с детства научила меня не садиться в машину к незнакомым людям и тем, кто не вызывает доверия. – Как там говорится? Наглость – второе счастье? Ну да, возможно. – А человек с именем Пэт, знаешь ли, не может вызывать его в принципе. – Еще и сделал крайне задумчивый вид, как будто взаправду размышлял, можно ли доверять человеку с тем или иным именем. На самом деле он просто издевался. Ему не особо нравилось выводить людей из себя и смотреть на то, как они раздражаются и начинают нервничать, однако что-то было в этой Пэт такого, что заставило Дика изменить себе. И в это в очередной раз доказало, что пока ему поскорее от нее избавляться. Знакомство с этой девицей доведет его разве что до могилы, а туда он не особо торопился, знаете ли…
[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

+1

6

Нет, стоять на улице Амелии не нравилось. Темно, холодно и сыро. Удовольствия, знаете ли, мало. Ещё и компания чудная подобралась. Кажется, Дик решил общаться с ней её же тупым методом: отвечать вопросом на вопрос. Эй, это она так делает! Плагиат!
- А разве да? – дело принимало оборот принципиального. Вообще-то Лея могла не отвечать… Но! Она очень хотела. Её порядком веселил и забавлял этот разговор, хотя ничего весёлого в  нём не было и быть не могло. Было очень даже грустно. Лея в очередной раз хватала себе чужую проблему, когда только-только нашла своё место в этом мире. Ну, разве сложно было просто стоять в стороне и не влезать? Что за кодекс молодого коммуниста и непреодолимая тяга к самопожертвованию? Никто не знает, откуда это вообще всё берётся в Лее? Это точно не генетическое и не от воспитания, это… Да черт его знает, что это за замашки матери Терезы.
На следующий вопрос, сказанный с явным сарказмом, Лея просто пожала плечами. Её в принципе не волновало, видел ли Дик её движения в темноте заднего двора бара. Ответить на его вопрос она не могла, просто потому что не знала. Лея ещё не разобралась в собственных мотивах и идиотских желаниях, появляющихся слишком внезапно, чтобы их можно было предсказать. Она обязательно разберется, но не сейчас и не здесь. Обязательно, как только сможет не волноваться за человека, стоящего сейчас в тени напротив неё.
- Я тоже удивилась, - хмыкнула Лея. Ну, за что тут было давать награду? Столько трудов, обещаний ради какого-то парня, работающего администратором в клинике? Братья Диас явно были не в  себе, когда всё это проворачивали. Ещё и живого его хотят видеть. Обычно люди избавляются от человека и избавляются, не размениваясь на задушевные беседы. Что-то здесь было не так. Темнили братья, темнил и сам Дик. Лея не особенно хотела во всё это вникать, но ей, правда, было любопытно, почему он нужен живой в кратчайшие сроки. Странно всё это, ну и да, всё равно.
- Цену я не узнавала, спросишь у них сам при личной встрече. Ну, если она, конечно, состоится, - Лея не думала, что Дик очень хочет побеседовать с братьями. Она ещё в прошлую их встречу усвоила, что Диасы ему не очень нравятся, он старается не иметь с ними ничего общего. С чего бы такая нелюбовь? Многие братьев любили, да что там, практически им поклонялись. А вот Дику они не нравились. Да что с ним вообще не так? Кажется, Лея его никогда не поймет.
- Ничего себе сервис. Спасибо, - Лея привычным движением переняла у него из рук косяк. Вообще-то курить сейчас не стоило. Стоило оставить голову трезвой, ясно соображающей. А, впрочем, несколько затуманенные мозги более изобретательные, изобретательность же им сейчас явно не помешает.
Лея не сомневалась в своих интеллектуальных способностях, но сомневалась в способностях тех прихвостней, что отправили братья. Мало ли, вдруг так доморощенные гении в машине, и их с Диком ждёт большой и крупный пиздец. Расставаться с жизнью Лея не торопилась, во всяком случае, не ради сомнительного мужчины, которого она видит второй, мать его, раз в своей жизни. Второй и, может быть, последний. Или не стоит так далеко заглядывать? Жизнь любит подкидывать сюрпризы.
Сладковатый дым марихуаны приятно успокаивал. Радостное тепло медленно распространялось по телу, заставляло кровь бежать быстрее. Настроение заметно улучшалось, хотя нотки беспокойства и странной, непонятной агрессии всё ещё оставались.
- Случайно есть, - Лея медленно выдохнула дым. Она не очень хотела везти его в святая святых – собственную квартиру, но, кажется, особенного выбора у неё не было. Вести его, что к друзьям, что на одну из квартир полиции – самоубийство. Реальным решением проблемы оставалась лишь её крохотная квартирка, в которой за три года жизни практически не накопилось личных вещей. По старой детской привычке Лея не привязывалась к вещам и не захламляла ими все свободные горизонтальные поверхности. Всё, что почему-то становилось ей дорого или напоминало о чем-то важном, торжественно свозилось в дом в Бостоне и хранилось там. Так было проще, так было спокойнее. А квартира в Сакраменто по-прежнему осталась не более чем просто местом, где Лея ночевала и изредка проводила выходные.
- А моя мама учила меня не доверять людям с именем вместо фамилии, - и вообще не доверять людям, у которых фамилия не ирландская и зовут их как-то весьма непонятно, вроде Дика. Что за имя вообще такое?! И этот человек ещё издевается над вполне адекватным именем Патриция. Нормальное имя. Имя, как имя, ничего в нём такого примечательного или странного, а главное, оно отлично сочетается с фамилией, в отличие от некоторых. На несколько минут Лея задумалась: а не сказать ли ему имя настоящее. Нет, не сказать, не заслужил. Пусть и дальше зовёт её Пэт, её это имя вполне устраивает, она даже согласна на него откликаться.
- Ну, я тогда поехала, да? – Лея сияющее улыбнулась, - раз мы взаимно друг другу не доверяем, лучше нам держаться друг от друга подальше, верно? – она тоже над ним издевалась и менять своё поведение не собиралась.
- Ладно, черт с ним, с доверием, - недокуренный косяк пришлось выкинуть. Нужно было идти, не стоило и дальше тянуть время. Кто знает, когда у прихвостней братьев лопнет терпение, и они решат вломиться в бар, где каждый укажет, что мистер Оуэн вышел на задний двор.
- Моя машина на парковке, крайняя слева. Пошли вокруг? – возвращаться в бар не очень-то хотелось. Местная музыка Лее не понравилась. Как, впрочем, и народ сомнительной наружности, - как у тебя с актерскими способностями? Лучше, конечно, чтобы они у тебя имелись. И не верти, пожалуйста, башкой по сторонам, - Лея просто обожала командовать. Командирские замашки были у неё где-то рядом с замашками матери Терезы.
- Мне плевать, что ты будешь делать, но постарайся не привлечь к себе внимание, - Лея, сделав лицо, что называется «кирпичом», и радостно подхватив Дика под руку, пошла к своей машине, неся при этом какую-то очаровательную чушь. В последнее время ей что-то очень понравилось разыгрывать влюбленные парочки с кем попало… Вот реально понравилось!

+1

7

Несмотря на довольно безобидный поворот, который принимал их разговор, он откровенно не нравился Дику. В пустую уходило драгоценное время, кое можно было потратить на что-то более значимое и полезное, чем препинания на заднем дворе дешёвого бара. Чем быстрее будет решен вопрос с братьями Диас, тем быстрее мужчина сможет вздохнуть полной грудью и со спокойной душой вернуться к своему прежнему образу жизни, который его, к слову, более чем устраивал и который он ни коем образом менять не собирался. Вряд ли именно это послужило причиной признания им поражения, но в ответ на очередной вопрос своей знакомой он соизволил промолчать, слегка приподняв руки. Важно ли ему было донести до неё правду о своей осведомлённости в том, что она на самом деле работает в полиции и что именно она подставила его тогда? Едва ли. Пусть думает что хочет, это, в конце концов, её право. Их пути совсем скоро разойдутся и вряд ли когда-нибудь пересекутся снова, так не лучше ли будет оставить все как есть? Он навсегда останется для неё человеком, который помог ей однажды, а она для него – всего лишь некой Пэт, отплатившей ему той же монетой. Больше их ничего не связывало. И кто знает, может быть, так было лучше для них обоих.
- Если дело дошло до вознаграждения, то встреча, конечно, состоится. - Оуэн ухмыльнулся, одновременно с тем пожав плечами. Что скрывать, ему сия перспектива совсем не приходилась по душе. – Диасы же любят снимать кожу с людей, когда те находятся еще в сознание. Вот будет веселье! – Наркодилер совсем не психовал. Его губы не дрожали в истерической и уже практически обреченной усмешке, он не носился с бешенными воплями из стороны в сторону, вопрошая у жизни, за что ему вдруг такое наказание. Наоборот. Мужчина выглядел не просто предельно спокойным для человека, оказавшегося в столь неприятной ситуации, но и удивительно расслабленным. Умирать, само собой разумеется, ему совершенно не хотелось. Особенно из-за копа, который облажался на работе и подставил его. Плевать. Дик обязательно что-нибудь придумает. Как только они с Пэт уйдут от хвоста. Ему нужно тихое, сухое место, где можно просто лечь на старый скрипящий диван, выдохнуть и просто подумать. Он найдет выход. Как находил всегда. Где только его не пропадала.
- Обращайся. – Стандартная фраза, которой наркодилер всегда отвечал на благодарность своих клиентов. Не хватало разве что подкупающего своей простотой и банальностью «высокое качество по самым низким ценам». Только Оуэн совсем не хотел, чтобы Пэт к нему обращалась и уж тем более становилась его постоянным покупателем. Нет, ему необходимо было избавиться от нее, потому как она являла собой одни лишь проблемы да неприятности. Для него и его ничтожной жизни, а с ними Дик никогда не находил общего языка, в связи с чем всегда старался их по максимуму избегать.
- Серьезно? – Мужчина не мог поверить, что девушка вот так просто готова была предоставить его крышу над головой. Ведь он для нее был совершенно незнакомым парнем, который двадцать четыре часа в сутки находится по кайфом, имеет имя вместо фамилии, и едва ли можно найти подозрительнее типа, чем он. – Нет, правда. Нахрен тебе это надо? Мне тоже «просто любопытно». – Не могло же все быть настолько просто, правда? Как минимум потому, что Пэт работала в полиции, а Дик представлял собой как раз одного из тех, кого она по идее должна засаживать за решетку. Подозревал ли мужчина что-то неладное? Еще бы, однако провести ночь на улице или же заявиться к кому-нибудь из своих знакомых – настоящее самоубийство. Он просто не доживет до утра, тогда как, воспользовавшись помощью Пэт, если она все-таки не решила его подставить, у него будут все шансы не только выжить в ближайшие сутки, но и разобраться с Диасами. Убивать Оуэн, разумеется, никого не собирался, пусть это было, пожалуй, самым логичным и гарантированным решением связанных с ними проблем. Он намеревался сделать все без насилия. Ему есть, что сказать братьям, после чего они отменят гребанное вознаграждение за него и больше никогда даже не покосятся в его сторону. Дик просто напросто сделает им предложение, от которого они не смогут отказаться. Если только доживет до встречи с ними.
- Даже не представляешь, насколько ты сейчас права. – Усмехнулся Оуэн, слегка ежась от пробирающего холода. Бурбон практически не грел, а жаль. Им действительно стоило держаться друг от друга подальше. Так будет лучше. И безопаснее.
Наркодилер не успел толком сообразить, что произошло, потому как алкоголь за компанию с травкой расслабили его настолько, что он не торопился реагировать на происходящее вокруг. Собственно говоря, как и на предложение Пэт отыграть небольшую сценку, чтобы обвести преследователей вокруг пальца и оставить их с носом. Что думал по этому поводу Дик?
- Да ты совсем рехнулась, дура?! – К сожалению, было слишком поздно. Они уже обошли здание бара и выбрались на открытую местность, проходя на самом видном месте. И находись он сейчас на месте людей Диасов, уже бы набил их тела свинцом, потому как не заметить их было невозможно. Пэт еще что-то говорила, что-то рассказывала. Оуэн не слышал ее, потому как сердце билось в его сердце так слабо, как будто еще несколько ударов и оно вовсе остановится. Да, черт всех дери, ему было пиздец как страшно! Эта дура вытащила их на открытую линию огня. Разве что сама на курок не нажала!
- Надо же быть такой отмороженной! Ты специально это сделала, да? Чтобы мне не пришлось погибать в одиночестве? – Ворчал Дик, стараясь как можно меньше светить своей физиономией. Только все это было бессмысленно. Он не пользовался популярностью ни на работе, ни в кругах своих людей, наоборот, все свободное время проводил в тени и без острой необходимости оттуда не вылезал, но это нисколько не отменяло того факта, что его знали Все. Особенно его белую рубаху, которая всегда небрежно торчала из-под куртки, его наполовину развязанный галстук. Его знали. Потому что он был совсем не тем человеком, маловажностью которого стоило пренебрегать. – Нахер все это. Если вдруг избавимся от хвоста и останемся живы – разойдемся как в море корабли и чтоб я даже носа твоего на горизонте не видел! – Только в форме и при исполнении, чтобы они выступали за противоположные стороны и в принципе не могли представлять даже подобие команды. – Иначе вознаграждение будет объявлено уже за твою голову, договорились? – Ну, чтобы точно было без обид.
– Ложись! – Крикнул Дик, толкая Пэт под ближайшую машину. Мгновение и воздух разорвала очередь оглушающих выстрелов. Оуэн весь сжался, прижимаясь к переднему колесу, которого уже через секунду пробило пулей. – Ну что, блять, довольна? – Нужно было что-то делать. Нет. Нужно было что-то делать срочно. Очень срочно, если эти двое все еще дорожили своими жизнями. Чуть выждав, мужчина резко приподнялся и, сжав со всей силой руку в кулак, ударил по боковому стеклу, которое, к счастью, тут же с треском разбилось. После чего также быстро опустился обратно, тряся кистью от боли и непривычки, ибо Дику не приходилось ни бить кого бы то ни было, ни уж тем более разбивать автомобильные стекла. Как минимум в последние лет десять. Протянуть руку, снять блокировку, приоткрыть дверцу. – Живо залезай, придурочная!
[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

+1

8

Когда Лея была маленькая, она клялась и божилась, что никогда, НИКОГДА не будет строить из себя героя. Просто не будет и всё. Не будет помогать сомнительным мужчинам, женщинам и даже детям. Из-за этой треклятой помощи, гребанного чувства долга и кодекса молодого коммуниста Лея нагребала себе хуеву тучу проблем, которые всегда решались путем прямого рукоприкладства. Ей же это не нравилось, совершенно, абсолютно не нравилось. Она терпеть не могла, когда у неё появлялись проблемы из-за кого-то, кто был не она сама. Лея высоко ценила личный комфорт, соответственного избегала тех, кто этот самый комфорт нарушал. Что ей мешало сейчас дома сидеть, чай пить с конфетами и смотреть какой-нибудь тупенький фильмец по телевизору? Нет, погеройствовать захотелось, доброе дело сделать! Зачем, ну вот зачем? Жизнь ничему не учит, хотя, казалось бы, должна. Да какого, мать его, черта?!
На все вопросы Дика Лея просто пожала плечами. Не знает она, зачем он ей сдался. В конце концов, Лея всегда может сказать ему до свидания и уехать в неизвестном направлении. Впрочем, именно так она и собиралась поступить. Она не нянька. Ну, вот так вот сложилось по жизни.
- Не надейся на особенный акт благотворительности, - один день и прости, ищи себе другое место для ночлега. Съезжать с квартиры только потому, что ты «приютила» там мужчину с именем вместо фамилии – извините. Пусть квартира была не настолько классной, какой хотела бы Лея, она все равно с ней уже срослась и сроднилась. В этой квартире столько всего произошло. И плохое, и хорошее. В ней жила память, в ней жило всё. Опять же соседи были замечательными, где она ещё таких найдет? Нет, особого акта благотворительности не будет.
Или всё-таки будет акт благотворительности? Лее всё ещё казалось, что не будет. Но она всё равно упорно влезала в чужую проблему всеми руками и ногами. Если Джек, Шон, Джеймс или, не дай бог, отец узнают об этом – они все ей голову оторвут. Некоторые даже переживут то, что терпеть друг друга не могут, потому что оторвать Лее голову за всю херню, которую она творит в своей жизни, дело первостепенной важности.
Нет, друзья оторвать голову ей не успеют. Это сделает, мать его за ногу, Дик! Ему не понравилось то, что происходило. Будто Лее нравилось! Всегда мечтала, спала и видела. Посмотрите на него! Недовольный ещё. Он что думал? Она его в сумку спрячет или за пазуху? Ну, уж извините, что ожидаемое не совпало с действительностью. В принципе, Лея и не обязана была предлагать какой-то удовлетворяющий его способ решения проблемы. С его улиточной скоростью они бы выбрались с этого темного и сырого заднего двора ко второму пришествию, если бы вообще когда-нибудь выбрались. Скорее всего, так бы и скончались тут, примерзнув, вот например, к бакам с мусором.
- Да, блять, конечно! Я всегда так делаю! – Лея огрызнулась. У него был какой-то иной вариант? Так надо было предлагать, а не строить из себя мистера мне не нужна помощь, но раз уж ты здесь, то давай, вперед. Лее очень хотелось стукнуть его прямо по его возмущающейся тыкве, но, во-первых, эта самая тыква была слишком высоко, а во-вторых, было немножко не то время, чтобы устраивать драку. Драки можно устраивать дома, в конце концов, во дворе, но никак не на глазах у тех, кто мечтает вас прибить.
- Какие мы нежные. Можешь расслабиться, сегодняшний акт благотворительности – первый и последний, - геройства отнимают слишком много сил, а Лее всё-таки уже не десять. Ей уже давно пора завести собаку и уйти на покой и не скакать, как раненая рысь, вокруг тех, кому эти скачки точно не нужны. Ой, блин, нахрена она вообще во все это полезла? Спасибо можно было и могиле сказать или вообще без него как-нибудь обойтись. Вот да, обойтись – самый лучший вариант и почему сразу она не додумалась до этого?
- Да какого хуя?! – чисто риторический вопрос, но и его Лея задать успела, закатываясь под ближайшую машину. В процессе полета она ударилась коленями и, кажется, в хлам их разбила. Нет, спасибо, конечно, что у Дика реакция мгновенная, но можно было и поаккуратнее толкаться! Лея зашипела, сворачиваясь клубочком. Всегда мечтала валяться где-то на окраинах Сакраменто под чужой машиной. Кто-то определенно точно получит сегодня по тыкве. По своей упрямой, своенравной и очень ценящий комфорт тыкве, потому что нехрен!
Времени Дик не терял. Разбил стекло в машине, открыл дверцу. Молодец просто местного разлива.
- Ну, зашибись вообще, гений! – Лея подчинилась и в машину-таки залезла. Выбор-то всё равно у неё не было. Как, впрочем, кажется, и работы. С тем послужным списком, что она сегодня заработала, должности детектива ей не видать, как своих ушей. Можно, конечно, ещё надеяться, что никто не узнает ни её, ни её машину, но шанс на благополучный исход был весьма маловат, а учитывая фантастическое везение Леи вообще стремительно ломился к нулю. Нет, правда, почему она не осталась дома?
- И вот че мы теперь будем делать? Если бы некоторые меньше выебывались по дороге, всё было бы нормально! – Коленки жгло неимоверно, но можно сказать, отделалась легким испугом. Колени – наименьшая плата, особенно, если вспомнить, что обычно Лее ломали нос, на котором уже после третьего раза не осталось места живого. Колени – это фигня, заживут уже через пару дней.
- Ну, вперед, заводи теперь эту херню на колесах, - активно участвовать в угоне автомобиля Лея не собиралась. Нахрен нужно скажем дружно. Она освободила Дику пространство и свернулась клубочком на сиденье. Прихвостни Диасов притихли, видимо, тешили себя надеждой, что убили этих двоих. Лее не хотелось их расстраивать, но с попадание в цель у них были явные проблемы. В отличие от неё. Нет, убивать она никого не собиралась, а вот продырявить некоторым колеса вполне могла. Но пока просто сидела, сосредоточенно разглядывая кровавые пятна на джинсах.
Машина всё-таки завилась и благополучно покатилась по дороге. Но это не значит, что Лее меньше хотелось прибить Дика. Ну, может быть, самую малость.  Лея сидела на соседнем от водителя сиденье поглядывала в боковое зеркало. Два гения в кепках фанатов Sacramento Kings копались.
- Ты хорошо знаешь район? – На всякий случай поинтересовалась Лея. И как раз очень удачно. Её голос перекрыла новая пальба, которую открыли их сегодняшние друзья, - нет, это уже ни в какие ворота! – разбили заднее стекло, оно тысячами осколков рассыпалось по сиденью и покрыло его стеклянным инеем. Лея вытащила собственный пистолет, который до этого очень неудобно врезался прямо в правый бок. Сорить своими пулями было просто самоубийство. С работой точно можно было прощаться.
- Прибавь скорость, я тебя умоляю, ловить пулю из-за тебя я не очень-то хочу, - ребята вновь угомонились, то ли пули кончились, то ли осознали, что стрельба по движущейся мишени – это совершенно не их.
- Понаберут дилетантов. Только не ори под руку, ладно? – Пока Дик не успел ответить, Лея очень быстро развернулась. Можно было, чисто теоретически, повернуться лицом назад, но она была не уверена, что попадет по колесам. Пришлось выглядывать в окно на собственный страх и риск. Лея успела пробить одно колесо чужой машины, пока не началась новая пальба. Эти гении не унимались, а их машина уже постепенно начала отставать. Следовало бы пробить им ещё одно колесо, но, черт побери, с местоположения Леи это было капец как неудобно.
- Ни слова. Просто, блять, ни слова. Езжай и всё! – Лея кинула пистолет на переднюю панель и снова взглянула в боковое зеркало.
- Мы оторвались. И комментировать это не обязательно. Выбирай место, где будем менять транспорт.

+1

9

Почему? Почему, мать его за ногу, нельзя было сначала подумать тем, что обычно именуется мозгами, а уже потом испытывать свое весьма сомнительное бессмертие? Ведь имела место быть масса других, куда более адекватных и безопасных вариантов спасения жизней двух совершенно слетевших с катушек людей. Как будто нельзя было обождать несколько часов, приятно провести время в баре за выпивкой и интересным разговором, терпеливо дождаться того момента, когда у прихвастней Диасов лопнет терпение, за компанию с отнюдь не резиновым мочевым пузырем, и они зайдут в здание. После же этого выбраться незамеченными из здания не составит особого труда. Было бы необходимо всего лишь смешаться с толпой и покинуть это милое заведение целыми и абсолютно невредимыми, без шума и множества иных, кхм, неприятностей. Неужели так сложно? Какого черта нужно было пытаться строить из себя влюбленную парочку и тем самым обрекать себя на верную смерть? Как вообще можно было додуматься до того, чтобы показаться «на людях» под ручку с Диком? Как будто эта полоумная выскочка без того не подставила его, когда лохонулась под прикрытием? Хотела вернуть ему долг за спасение ее липкой на неприятности задницы? Что у нее отменно получилось, так это навлечь на него еще большую беду! И на себя, конечно же, за компанию, как будто ей без того слишком скучно жилось. Пожалуйста! Получите, блять, и распишитесь! Теперь, если они не сделают того, что должно сделать и что бы сделал любой здравомыслящий человек на их месте, их жизни на протяжении весьма продолжительного времени будут буквально переполнены движением и тем еще весельем! Интересно, на сколько этих двух хватит? Может на наделю или пару-тройку месяцев? Мечтать, как говорится, не вредно, потому как уже утру наступившего дня их дыхание могло с легкостью оборваться на крайне неприятном и режущем слух свисте пуль, которые безжалостно разрывали воздух и любую другую материю на пути к своей цели. Был ли Дик чем-то недоволен? Мягко сказано! Вот только трепаться ему совсем не хотелось, находясь под жутким обстрелом. Еще, не дай то Бог, эта дура вылезет ему на беду. И за что ему вообще такое наказание, а? Где он так нагрешить успел?
- Это я, блять, выебывался? – Сказать, что мужчина охренел от наезда Пэт, значит не сказать ничего. То есть это он вытащил себя из шумного и совершенно безопасного бара на улицу, где находились люди братьев Диас, готовые в любую секунд сделать из каждого из них по отменному дуршлагу? Неужели это ему не хватило ума придержать коней и, выжидая подходящего момента, придумать нормальный, надежный и практичный план, следуя которому им бы не пришлось рисковать своей жизнью, укрываясь от пуль и одновременно с тем пытаясь оторваться от чересчур упрямой группы преследования? То есть это он во всем виноват, да? В том, что попросил себя спасти, что буквально заставил вторгнуться в его сугубо личное пространство?! Естественно, кто ж еще это мог сделать! – Ты в свою придурошную бошку никогда не пыталась засунуть мозги? Или она настолько мала, что те не влезают? – На эмоциях возмущался Оуэн,
пытаясь завести машину. Выбил щиток, вытащил провода, разрезал, оголил. Благополучно один из последних задел рукой, дернулся скорее от неожиданности, выругался, снова попробовал завести движок. – Господи, ты еще и слепая?! По-твоему, чем я сейчас занимаюсь? - Благо машина не решилась испытывать подходящее к концу терпение наркодилера и послушно взревел. Не теряя ни секунды, Дик включил сразу вторую передачи и сорвал автомобиль с места. Знал ли он хорошо этот район? Ему бы очень хотелось взглянуть на человека, который бы знал его лучше. Вот только потешить свое самолюбие мужчине в должной мере не удалось, потому как его новая знакомая снова начала творить черт знает что. Да, за ними все еще гнались, да, разумеется, в них все еще стреляли. Однако кто сказал, что это есть отличный повод податься в самоубийцы?
- А я прям горю желанием! – С каждой проведенной в компании Пэт секундой Оуэн все больше понимал, что если он и убьет кого-нибудь, то первой жертвой станет она – деваха, которая, не спрашивая на то разрешения, ворвалась в его жизнь, мирную и спокойную; дура, которая заставила его рисковать этой самой жизнью ради того, чтобы выслужиться, а после еще и активно обвиняла его в том, что он, видите ли, во всем виноват и это его до конца будет мучить совесть, если вдруг она погибнет, пытаясь угробить, простите, спасти его задницу. Однако газу мужчина прибавил, внимательно следя за дорогой. Он решил временно опустить факт наличия у девушки собственного пистолета, дабы не усугублять и без того напряженную ситуацию, и искренне надеялся, что им все-таки удастся сбросить преследователей с хвоста. Дик краем глаза видел, как Пэт развернулась и открыла огонь через разбитое заднее стекло, и уже совсем скоро отметил, что стреляет она совсем не дурно, потому как не прошло и десяти секунд, как послышался визг тормозных колодок. Оуэн не знал, что конкретно произошло, но был рад, что у них появился хотя бы малейших шанс остаться в живых.
- Давай ты сначала сама заткнешь свой гребанный рот, пока я не вышвырнул тебя из машины! – Пэт в конец достала Дика совершенно неуместными комментариями, смысл каждого второго из которых заключался в том, чтобы мужчина послушно молчал в тряпочку и жал сильнее по газам.
- Менять машину? Нет, дорогуша, по твоим правилам я больше играть не собираюсь. Не хватало еще подохнуть из-за такой, как ты. – Уже не кричал, но все равно говорил с нажимом, оглядываясь по сторонам, дабы сориентироваться. На девушку же не бросал и мимолетного взгляда. Слишком уж боялся, что мысль выкинуть ее из машины наконец одолеет его уставший и все еще находящийся под градусом рассудок. Они проехали на бешеной скорости еще несколько кварталов, после чего Дик сбавил скорость. Если вдруг на горизонте появится полиция, ему точно будет несдобровать. В отличие от его новой знакомой. Еще через несколько минут молчаливой езды, мужчина остановил машину возле тучного здания, на котором не было ни единой вывески, а на улице вдоль него не работало ни одного фонаря. Собственно говоря, как и всегда. – Можешь воспользоваться моментом и по-быстрому свалить отсюда. Будем считать, что мы в расчете. - С этими словами Оуэн вышел из машины, с шумом хлопнув бедной дверцей, и, еще раз бегло осмотрев дом, уверенно направился к ближайшему подъезду. Поднявшись на крыльцо, он замер, прислушиваясь. Если бы сейчас он услышал от Пэт хоть слово, то точно бы прострелил ей воображаемым пистолетом башку, но на этот раз вся улица была погружена в ласкающую слух тишину. Если, конечно, не считать той тишины, которая обитала внутри дома. Той самой тишины, которой там совсем не должно было быть. Шторы были занавешены, возле лестницы стоял повалившийся на бок горшок…
- Проклятье. – Проворчал мужчина себе под нос и осторожно, не совершая лишних движений, спустился с крыльца. Ему оставалось всего несколько шагов до машины, как вдруг за спиной послышались звуки выстрелов и шум разбивающегося стекла. Сегодня был определенно не его день… – Сдавай назад! Назад, дура! – Крикнул Дик, махая девушке в том направлении, в котором сам тут же рванулся бежать. Нужно было дотянуть всего лишь до следующего дома, за которым был поворот – тупик, который мог послужить их спасением.
- Живо вылазь из машины! Ну чего ты там копаешься?! – Оуэну уже была абсолютно наплевать на то, что думала Пэт обо всем происходящем. Была ли она чем-то недовольна? Срать он хотел на это с высокой башни! Пусть только попробует еще хоть раз возмутиться! Так, когда девушка заехала в небольшой проем между домами и чуть не врезалась бампером в мусорные баки, Дик чуть ли не за шкирку вытащил ее из салона автомобиля и толкнул в сторону стены, небольшая часть которой, как оказалось чуть позднее, была обыкновенной дверью, просто выкрашенной под расцветку кирпича. При свете дня особо не различишь, что говорить о глубокой ночи. Затолкав девушку внутрь, мужчина запер дверь на все замки и выдохнул, вслушиваясь в то, что происходило на улице. Кажется, их потеряли. Вот и славно.
- Эй, быстро убрала от меня руки! Если тут темно, это совсем не значит, что меня можно лапать! – Неженка? Нисколько, но едва ли кому-то на его месте понравились бы, кхм, интимные прикосновения человека, который еще двадцать минут назад чуть не угробил тебя своим чрезмерно раздутый самомнением. Ключевое слово, конечно же, «чуть», но для Дика оно не играло совершенно никакой роли. – У тебя есть чем посветить? - Нет? И чему их только в полицейской академии учили, а? - В двух шагах справа от тебя должна быть лестница. Ладно-ладно, я понял. – Взяв девушку за плечи, Оуэн поменялся с ней местами и, отпустив, начал по памяти двигаться в темноту. - Держись за мной, тут всего пара пролетов.
[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

+1

10

Ну, нахуй все эти геройствования! Лея в следующий раз не то чтобы думать будет, нет, она даже не задумается, в тишине погладит свой махровый эгоизм и пойдет досыпать положенное. Это… это же ни в какие ворота не лезет!
- Нет, блять, я! – В самом деле. Будто кто-то его тогда просил лезть не в свое дело, заступаться за неё, дерзить и врать Диасам. Никто. И ни о чем. Его. Не. Просил. Супер, мать его, герой! И, конечно, теперь во всем виновата Лея. Может быть, и виновата, свою вину в некоторых местах она не отрицает, но и быть собачкой для битья не собирается. Сам виноват. Мог, как и все остальные, сидеть себе в уголке и тихонько курить, никуда не вылазить. Нет, надо было вляпаться! Мистер Я тебя, конечно, вытащу, но потом разбирайся со всем сама, но никуда при этом не лезь и вообще, дура неадекватная. И сейчас что? Сейчас он ей рассказывает, что это вообще всё из-за нее, и она ему только мешает. Замечательно! Всю жизнь именно о таком и мечтала.
Лею бесило всё: начиная Диком и заканчивая им же. Слишком много он о себе возомнил. Решил, что дохрена умный. Лея не собиралась ему ничего доказывать, как впрочем, и вообще больше помогать. Она пыталась придумать, в какую сторону ей будет выгодно свалить, какой закат сегодня ей подходит больше всего. Пока придумывалось слабо, но только лишь потому, что район она практически не знала. Все эти грязные улочки, темные подворотни и покосившиеся здания. Всё это было словно из другого мира. Солнечный город остался где-то далеко позади, а впереди маячила лишь эта бесконечная вереница глупых вывесок и шарахающихся от каждого шороха прохожих. Просто предел мечтаний!
- Не очень-то и хотелось! – на очередную фразу Дика Лея лишь вновь принялась огрызаться. Информативный, складный и цельный диалог не клеился. Они грызлись, как кошка с собакой, вызывая друг у друга лишь ненависть и раздражение. Пора было принять поражение и заткнуться. В общем-то, природа не обделила Лею талантом вовремя закрывать рот и всё делать молча, а уж сколько опыта у неё в этом было, не сосчитать, поэтому она просто замолчала и отвернулась к окошку. Оно было скучным, но, по крайней мере, оно не гундело.
Злость, гнев и оттенки ненависти. Адреналин и бешеная скорость движения. Всё это бурлило и плескалось, норовя вылиться в очередную порцию взаимных обвинений. Атмосфера в машине была накаленная и весьма напряженная. Даже в условиях опасности им не хватало ума взять себя в руки и хотя бы попытаться поладить. Невысказанные слова, замерзшие на губах ругательства и ничего из того, что могло бы пригодиться. Словно не взрослые, а два подростка, не поделившие косяк. И бог с ним, будь это действительно не поделенный косяк. Но нет, проблема стояла серьезная, а всерьез они её до сих пор не воспринимали.
Машина остановилась. Они приехали куда-то в ещё большую дыру, из которой только что выбрались. Улица встретила их грустным молчанием и темнотой, что называется, глаз выколи. Дик сразу же предпочел вывалиться через дверцу, предварительно весьма дружелюбно попрощавшись. Но Лее было не до него, его она и не слушала, по привычке озираясь вокруг. Она привыкла замечать мелочи, вглядываться в каждую тень и никогда не выходить из укрытия, не убедившись в том, что вокруг всё спокойно.
- Погоди… - Слова утонули в тишине ночи, Дик её тоже не слушал. Обстановка Лее не нравилась. Чувство дежавю упорно скользило вокруг, а крохотная паранойя долбила куда-то прямо в левый висок. Что-то во всей этой улице было не так. Слишком тихо. Где машины, грубые окрики прохожих и перебранка людей в домиках, что только выглядят прочными? Всё так спокойно, словно все вымерли. Куда он, блять, их завез? Что это такое вообще?
Впрочем, осознать, что ей не понравилось в самом воздухе улицы, Лея не успела. Дик принялся орать, как будто его режут, под чудные звуки выстрелов. Засада. Никто и не удивился, ну, по крайней мере, точно не Лея. Она пыталась хоть что-то сделать, но под чужие окрики дело шло как-то очень медленно. Видимо, некоторые Флэши решили, что она мастер перелезать с одного сидения на другое за две секунды и в это же время успевать куда-то двигать машину.
- Да ты можешь заткнуться хоть на секунду, а? – Видимо, орать под руку это было его. До конца перелезть на сидение Лея так и не успела, было ужасно неудобно и всё то время, что она пыталась откатить машину, ей казалось, что у неё позвоночник просто рассыпется. Но ничего, не рассыпался. Справился с этой тяжелой нагрузкой.
- Ты заткнешься сегодня или нет?! – Лея уже смирилась с тем, что её очень нежно вытащили из машины и так же очень нежно толкнули. Блять! Даже тупые гопники себе такого не позволяли. Она, конечно, не хрустальная, но и у него пальцы не плюшевые так-то. Лея недовольно передернула плечами и послушно пошла туда, куда отправили. Было не время выебываться, жизнь как-то была дороже, чем желание сделать поперек.
- Я тебя вообще не трогаю! – Руки в карманы как на улице убрала, так там и держала, а если у кого-то проблемы с ощущениями и паранойей – так это к психиатру, говорят, групповые сеансы помогают.
- Конечно, у меня же глаза лазеры или ты не заметил? - Откуда у неё может быть фонарик или то, чем можно святить? Она похожа на человека, который обычно чем-то куда-то светит или как? Ни в жизни фонарик с собой не носила, даже в детстве, когда шла темными проулками и мечтала лишь о том, чтобы никого не встретить.
- Эй! – Лея позволила Дику поменяться с ней местами, потому что спотыкаться на каждой ступеньке ей совсем не улыбалось. А спотыкаться тут, судя по всему, было где. Ступеньки были какие-то слишком узкие и ужасно неудобные, целиком нога на них не попадала, приходилось ступать на самый краешек и материться сквозь зубы, когда вместо ступеньки под ногами оказывалась пустота. Слава богу, идти, правда, оказалось недолго, а то иначе Лея бы тут шею свернула.
- Что это? – Вежливая интерпретация вопроса, куда ты меня притащил. Лея по-прежнему не горела желанием оставаться с ним ещё на пару часов, и что-то ей подсказывало, что он таковым тоже не страдал. Они взаимно друг друга раздражали, и было бы очень здорово, если бы они держались друг от друга подальше. Как можно дальше. Амелия, как ни старалась, не могла вспомнить, раздражал ли её кто-нибудь так же сильно, как и Дик. Он, несомненно, бил все рекорды. Обычно Лея терпима к другим людям, но тут… Нет, он слишком сильно её бесит!
- Я, пожалуй, пойду, раз я так тебя выбешиваю. Здесь есть черный выход? – Наверняка должен быть, везде есть черные выходы. Плевать, что Лея совершенно в районе не ориентируется, как-нибудь дойдет до дома. Даже прогулка по сомнительному району лучше, чем общество человека, который в душе мечтает тебя придушить.
- Можешь меня не провожать, сама дойду, - Лея натянула капюшон на голову, в нём ей всегда было комфортнее. Иллюзия защищенности, иллюзия безопасности. Надо было уходить, пока на улице всё затихло. Пока везде всё более-менее затихло.
Лея пошла к выходу, который ей показал Дик, но на самом пороге обернулась. Нет, не чтобы попрощаться.
- Я вывела тебя из бара только потому, что там тебя ещё несколько человек ждали. Ты умный, но и Диасы не дебилы. Я, может быть, и не твоя мечта, но, по крайне мере, ты живой, - пожала плечами и дернула на себя ручку двери, - постарайся таким и остаться, - не то чтобы ей есть какое-то дело до того, живой он будет или нет, просто… Просто ей работы достаточно, выезжать на ещё один явно криминальный труп у неё нет никакого желания.
На улице по-прежнему было темно, хоть глаз выколи. Лея прошла до конца проулка, свернула на какую-то широкую улицу и пошла вверх по ней. По дороге она достала телефон, посмотрела на карте свое местоположение и позвонила другу.
- Заберешь меня с пятой авеню? Я тебе дома расскажу, как сюда попала. Давай быстрее! – Ей тоже необходимо паранойю полечить, но это как-нибудь потом, а пока она попробует не заблудиться к чертовой матери и выйти всё-таки на пятую авеню. Желательно ещё выйти туда относительно здоровой…

+1

11

Нет, это уже ни в какие ворота не лезло, честное слово! Столько грубости, цинизма и хамства в одном единственном человеке – явный перебор. Дик был даже в какой-то степени растерян, столкнувшись лоб в лоб со столь пестрым комплектом негативных качеств. Чего греха таить, сам он тоже был далек от идеала, но по крайней мере никогда и никого не пытался свести в могилу из элементарного желания отдать долг. И правда, Пэт же просто хотела помочь, так сказать, услуга за услугу. Только почему ему казалось, что она с ним пыталась расквитаться? Вполне же хватало обычного спасибо, которое он услышал еще тогда, в маленьком комнате Богом забытого, но только не полицейскими, наркопритона. Просил ли мужчина что-то еще? Требовал ли? Нет! И не подавал ни малейшего намека на то, что ему что-то нужно было от этой полоумной. Иначе и не назовешь! Пришла, интересная такая, чуть ли не за шкирку вытащила на улицу и попыталась спасти. Ей, наверное, и в голову не могло прийти, что в ее помощи никто не нуждался, правда? Оуэн лелеял себя мыслью, что это было действительно так. В противном случае он зря позволил испортить себе не только вечер, но и ближайшие несколько месяцев, в течение которых он будет пытаться утрясти все то, что они наворотили за какой-то жалкий час. Нет, ну надо было такому случиться!
- Я заметил, что ты слишком остра на язык с людьми, о которых не знаешь ровным счетом ничего. – То была отнюдь не мораль, которую Дик собирался прочитать своей новой знакомой. Обычная констатация факта. Сам он по натуре своей был человеком спокойным и достаточно сдержанным, чтобы с терпением и пониманием относится к людям, даже таким как Пэт. Никогда не поднимал пыли, не возмущался по любому поводу и вообще особо старался не показывать признаков жизни. Однако большинство тех, с кем ему приходилось работать, делить еду, кров и перемещающийся из рук в руки косяк, были слеплены совершенно из другого теста. Они бы и слушать не стали это глупую дурочку. Просто пустили бы пулю в голову, а после со спокойной душой и совсем не грязной совестью вернулись к своим привычным делам. И Пэт могла вести себя несколько поскромнее, несмотря на напряженную ситуацию, в которую их угораздило обоих вляпаться. Разумеется, она вполне могла что-то нарыть на него в полицейской базе, где Дик в жизни еще не разу не светился, или же через свои личные каналы. Ей могли быть известны какие-то незначительные детали, но в целом девушка не знала о нем абсолютно ничего. И ладно бы она пыталась как-то наверстать упущенное, но нет, гораздо ж интереснее вместо этого испытывать судьбу, нарываясь то ли на ответные оскорбления, то ли на пулю. Дик еще не знал наверняка и, если честно, не хотел знать. Он лишь выдохнул после очередной дерзости, брошенной в его адрес. Оперевшись правой ногой на следующую ступеньку, вытащил из кармана брюк старый кнопочный телефон и, поняв, что от него нет никакого толка, вернул обратно. Нащупывая рядом с собой стену, мужчина двигался медленно, но уверенно. У него была слишком хорошая память, чтобы не помнить этот злополучный черный ход дешевой забегаловки, которая являлась его кормилицей на протяжении всей его учебы в институте. Сейчас, конечно, она была как несколько лет закрыта, но помещение по каким-то причинам до сих пор не выкупили. Может быть этому мешала непомерная цена, а может дурацкие и едва ли правдивые слухи о том, что здесь как-то произошло массовое убийство. Веских причин было наверняка достаточно, раз эта часть здания до сих пор пустовала. Наткнувшись впереди на что-то твердое, Оуэн обрадовался, потому как это была та самая дверь, которую он искал. Отворив ее, он зашел в просторное, но грязное и ужасное пыльное помещение. Останки стульев и столов были развалены по полу, под потолком висела на половину развалившаяся стеклянная люстра, а пианино, на котором когда-то так искусно играл незнакомый Дику старик, сейчас уже походило больше на гору обломков лакированного красного дерева, нежели на цельный музыкальный инструмент. Странно, но оказавшись внутри, мужчина несколько взгрустнул по тем временам, которые теперь были для него, к сожалению, совершенно недосягаемыми.
- Это ресторан. Точнее он здесь когда-то был. - Дик не видел смысла вдаваться в подробности, все равно это едва ли было кому-то интересным. Тем более он слишком устал, чтобы пытаться донести до кого бы то ни было то, что человек не желал слышать. Ему надоело кричать, надоело спорить. У него начинала болеть голова, а через пару часов, если он не примет определенные меры, она будет буквально раскалываться. Поэтому, когда Пэт сообщила о своем намерении уйти, Оуэн несказанно обрадовался, словно выиграл в лотерею. На его лице вряд ли можно было заметить и жалкой нотки счастья, тогда как душа его чуть не пела за компанией с надеждой, что это была их вторая и последняя встреча. Не стоит им больше пересекаться. Ни завтра, ни через день, ни через два. Ни через месяц, ни через год. Ни-ког-да. Так будет лучше для них обоих.
- Тебе вон туда. - Ему было даже лень объяснять - он просто показал рукой в сторону другой двери, находящейся в правом углу прямо противоположной от них стены. Конечно, там нужно было знать, куда идти после и где поворачивать, но Дик был более чем уверен, что его знакомая несомненно справится и рано или поздно найдет выход из здания. Ну, может поплутает немножко, прогулка еще никому не шла во вред, тем более после такой экстремальной поездки. Так что физическая нагрузка - прям как доктор прописал! Заодно остынет. Тоже хорошо.
Проводив девушку взглядом, Оуэн заметил, как она остановилась возле двери. Он спокойно выслушал ее и теперь уже был полностью уверен, что Пэт не обладала практически никакой информацией ни о братьях Диас, ни о нем. В ответ на ее слова мужчина промолчал. Ему нечего было сказать, ибо... Все и без того было донельзя очевидно. Девушка скрылась из виду, а Дик еще с несколько десятков секунд стоял и просто смотрел на дверь, закрывшейся за ней.
- Спасибо. - Произнес он серьезно, без насмешки или издевки. Оуэн искренне был благодарен Пэт за то, что она пришла. Это ничего не значило. Как минимум для него. И у Дика не находилось ни одной причины, чтобы благодарить, но... Она пришла. И это, блять, хоть что-то да должно было значить! Плевать, что он пока не понимал, что именно.
[NIC]Dick Owen[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/Ze465mx.png[/AVA]
[SGN]за аватар спасибо .angvar[/SGN]
[LZ1]АВАГДУ "ДИК" ОУЭН, 31 y.o.
profession: сисадмин в клинике "Health", наркодилер
[/LZ1]

Отредактировано Shean Brennan (2017-06-19 17:00:46)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You are my problem