Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Влюбийство


Влюбийство

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgbox.com/Ui44gPSA.gif

C h r i s t o p h e r   &   T o m   B a n k s

Сидим на полу, курим Winston.
Молчим, избегая бесед.
Просто сидим, не то чтобы близко,
Будто с тобой не знакомы совсем.

Сентябрь 2003 года, дом семьи Бэнкс

+5

2

[AVA]https://i.imgbox.com/g5TOLbQy.jpg[/AVA]
[NIC]Tom Banks[/NIC]
[SGN]http://savepic.ru/10188053.gif[/SGN]
[STA]king of suburbia[/STA]
Tokio Hotel - Pain Of Love

Детство ведь прекрасная пора, ну, согласитесь? Конечно, у кого-то оно было не таким светлым и радужным, но в основном,  детство ассоциируется с яркими  эмоциями, летом, мороженным, свежим воздухом и родительской любовью. Тому повезло вдвойне - он купался не только в лучах материнской заботы, отцовского чуткого взгляда, но и внимания брата, с которым они с пеленой были не разлей вода. Это ведь нормально - быть всегда и везде с близнецом, с отражением своей души, своего мировоззрения. Ты просыпаешься и видишь его, бежишь к нему, хочешь быть рядом, проводишь с ним день - вам весело, вы счастливы. Так изо дня в день, так каждую минуту, так каждую секунду. Конечно, без ссор не обойдется любая дружба, даже самая крепкая, даже братская дружба, но как сладки минуты примирения. Ты всегда знаешь, что он будет рядом, он никуда не уйдет, ну и что, что вы не поделили игрушку. Игрушка быстро надоест, а брат - никогда.
Сложно сказать в какой момент Тому стало тесно, он захотел познавать мир не в рамках стен дома, сада и двора, родителей и брата. Это происходило плавно, и в этом нет ничего постыдного, то называется началом переходного возраста, детское любопытство, физиология, становление личности, взросление наконец. Том и сам не понял, как начал отдаляться от брата. Он полагал, что желание познавать мир, как минимум обоюдно, но не учел того факта, что по характеру братья разные. Да и как ему пытаться думать о последствиях своих действий, когда он - еще ребенок, двенадцатилетний ребенок. Всё только начинается, но уже кое-что безвозвратно повлияет на жизнь, мысли, желания обоих; но уже в памяти останутся воспоминания, которые не так просто стереть, забыть с течением времени. Первый опыт закладывает фундамент характера, психики. Кристофер всегда был натурой творческой, ранимой, эмоциональной. Гораздо эмоциональнее, чем Том. Как два брата, которые все время проводят вместе, могут быть такими разными? Могут, еще как могут. Том был сдержаннее, мог умолчать о своих чувствах, переждать, поперхнуться своей злостью, вскипеть, но смолчать. Просто не разговаривать. А Кристофер желал выяснить отношения, поделиться чувствами, переживаниями, помириться, в конце концов, поэтому их ссоры долго не длились. Да и вообще, их ссоры, как я уже говорил, глупые и на ровном месте, но, пожалуй, сегодня случился переломный момент, был он связан с одноклассницей Тома. Риа сидела с ним за одной партой, они дружили и общались, он бегал за ней на переменах, дергал за волосы, кидал ее ручки, портил тетради, чтобы она вспылила и разозлилась, била его, строила обиженную мину и не отходила от него. Так делали многие мальчишки, но не Кристофер. Ему не было дела до девочек, он будто витал в облаках и иногда Том его не понимал.
- У нее грудь выпирает. - Том стоял на перемене с другом и братом, смотрел на одноклассницу и тихо хихикал. - У нее она есть, у остальных вроде еще нет. - эту тему с удовольствием поддержал друг, но Кристофер нахмурился. Всю перемену они смотрели на девочек и обсуждали, что у кого появилось, но брат покинул их компанию, а Том даже не заметил, слишком увлечен был. После уроков Риа поросила Тома проводить ее до дома.  - Крис, я буду дома чуть позже, не жди меня. - мальчик предупредил брата, хлопнул его по плечу, они сели на велосипеды и скрылись за горизонтом. Он задержался на четыре часа, Риа пригласила его домой, сделать вместе домашнее задание, но делать его они, конечно же, не стали. Она включила музыку и начала танцевать, у Тома глаза в разные стороны разъехались - Риа была такой раскрепощенной, веселой, близкой. Непонятное чувство накрыло мальчика, он покраснел, потупил взгляд в сторону и отвернулся от одноклассницы. Подобное чувство он испытывал, когда они с братом учились целоваться. Просто в какой-то момент им стало интересно и они попробовали. Зачем тренироваться на помидорах, если есть брат? Невинный поцелуй в губы закончился спонтанным вторжениям языка, Том видел, как это делают в сцене фильма, который не успел переключить отец. Он пытался в точности скопировать движение губ и, кажется, у него получилось, по крайней мере Кристофер с энтузиазмом поддержал это занятие, и не раз было повторение сие события.
Теперь же пунцовые щеки Тома, его кошачьи испуганные глаза смотрели на Риа и ощущали что-то странное, необъяснимое.
- Мне пора, до завтра. - он пулей вылетел из ее дома ( оставив на ее кровати кепку), запрыгнул на велосипед и стремглав полетел домой, к брату. Надо было поделиться эмоциями, Том посчитал, что только ему можно доверить такой букет смешанных эмоций, навряд ли этим можно поделиться с родителями.
Мама звала его ужинать, но Том отрицательно покачал головой и побежал на второй этаж.
- Привет, я пришел! Мне нужно тебе кое-что рассказать. Ты обещаешь, что никому не расскажешь? - конечно, было глупо спрашивать о таком. Они никогда не выдавали тайны друг друга, никогда не выдавали секреты родителям, даже если были обижены друг на друга. Он отдышался, сел на край кровати и поправил волосы. Импульсы внизу живота прошли, щеки красные теперь уже от ветра, а не от смущения. - Риа пригласила к себе домой делать домашнюю работу. - начал было он, но осекся, нахмурился и подумал, стоит ли рассказывать подобное брату. Он быстро сообразил, что стоит! Потому что роднее и ближе Кристофера у него никого нет  и никогда не будет, кому, если не ему? Том представил, как они сейчас посмеются, посплетничают. Может, она тоже нравится Кристоферу? Они могут вместе провожать ее до дома, почем бы и нет?

Отредактировано Draco J. Marder (2017-07-31 23:36:46)

+3

3

[AVA]https://i.imgbox.com/v0knSBoF.jpg[/AVA]
У нее грудь выпирает. - неожиданно для Криса вдруг произнес Том, взглядом указывая на девчонку. Кристофер частенько витал в облаках, выпадая из общего разговора. Он был весьма тонкой и мечтательной натурой для двенадцатилетнего мальчишки, то и дело отвлекаясь на что - то постороннее. Вот и сейчас он вряд ли смог бы сказать о чем все трое говорили буквально минуту назад, однако эта весьма странная, на его взгляд, фраза заставила его отвлечься от собственных мыслей и найти взглядом ту, что стала предметом обсуждения. Перед глазами предстала одна из одноклассниц с некоторым подобием женского бюста, напоминавшего едва ли торчащие конусы, что нелепо проступали сквозь белую рубашку. Это выглядело не более чем нелепо. Кристофер рассмеялся, а их общий с Томом друг с энтузиазмом подхватил обсуждение выдающейся части женского тела всех остальных одноклассниц и девчонок постарше. Лишь спустя пару-тройку фраз и предложений Крис понял, что парни говорят обо всем этом вполне серьезно и заинтересованно. Пусть оба они тоже смеялись, но Кристоферу не составило никакого труда, сообразить, что их веселит скорее сам процесс нежели суть разговора. Он нахмурился. Неужели неопрятно выступающая грудь без лифчика или хотя бы топика и в самом деле могла им нравиться?
Что - то определенно перевернулось в сознании мальчика из-за всей этой ситуации. Ему стало не комфортно являться участником такого обсуждения и он резко почувствовал себя лишним. Крис не испытывал абсолютно никакого желания вместе с друзьями продолжать рассматривать девчонок, сравнивая у кого и сколько выросло впереди за лето, но самое главное: он нисколько не желал наблюдать за тем, как всем этим занимается Том.
Схожу попить воды. - сказал Кристофер и, сделав было уже пару шагов в сторону кабинета, обернулся взглянуть услышал ли его брат. Тем временем Том все также увлеченно продолжал что - то рассказывать, даже не замечая того, что Крис больше не стоит рядом... Вся эта ситуация так сильно поразила Бэнкса, что он еще некоторое время продолжал стоять там, не понимая, как только он успел стать для брата пустым местом и в ожидании того, что Том обернется, но он не оборачивался...
Мальчишка вернулся в класс совершенно потерянным и абсолютно подавленным. Пожалуй, он не помнил ни единого момента в своей жизни, когда бы случалось нечто подобное. В одночасье его стало переполнять какое - то необычное и совершенно новое чувство...
Тем временем начался последний урок. Братья сидели за разными партами, потому как по мнению учительницы близкое их соседство мешало образованию, впрочем,  дальность парт никогда не была для них преградой. Они обменивались записками, кидали друг другу самолетики, переглядывались и хихикали. Правда, стоит заметить, что в последнее время делать так они стали все реже. Том то и дело забывал прочесть послание или передать ответ. Все его внимание теперь занимала Риа, с которой он сидел за одной партой и которую мог дразнить и подначивать целыми днями напролёт. Кристофер всерьез полагал, что дело тут вовсе не в том, что одноклассница ему нравится. Конечно же он знал, что мальчишки не просто так "дергают девочек за косички", скорее всего им хочется привлечь девичье внимание, но с Томом все однозначно было иначе. Риа явно просто была ему не приятна. Еще бы, она ведь была такой... Такой... Вообще - то она была обычной, но Крис точно знал, что им обоим нравиться она никак не может, словно это было противоестественно.  Однако после сегодняшнего случая на перемене, он уже не был так в этом уверен. Его голову посещали самые разные мысли, и все же он совершенно не понимал, что происходит. С его непосредственностью и собственным, особенным восприятием мира и вправду было непонятно, почему двенадцатилетний парнишка, тем более его родной брат, мог бы интересоваться какой - то девушкой. Сравнить это можно было лишь с тем, как в раннем детстве все мальчики априори ненавидят девочек и наоборот. Это буквально свойственно им от природы, и лишь с возрастом у них просыпается интерес к противоположному полу. Но правда была в том, что выпуклая грудь сверстниц не привлекала Кристофера вовсе не по той причине, что он еще не вырос...
Он продолжал наблюдать за ними, за тем как Том улыбается, как дразнит её, как мило они беседуют, и как она, почему - то, кокетничает с ним...  И чем больше он смотрел, тем больше ему не нравилась девчонка, которую прежде он и вовсе не замечал... 
После звонка Кристофер по обыкновению быстро собрал вещи и скорее подошел к Тому. Разлука длинною в один академический час  давалась ему не просто и даже за такое, пусть столько и короткое время, он успевал соскучиться, предвкушая как они наконец вернуться домой и начнут проводить время вместе.
Крис, я буду дома чуть позже, не жди меня. - не с того не с сего обрушил Том на него сею новость, хлопнул  его по плечу, и уже через пару минут, сев на велосипед, вместе с Рией укатил куда - то вдаль улицы. Кристофер так и остался стоять на месте, как только что в коридоре, когда Том даже и не заметил, что брат ушел куда - то. Он глядел в ту сторону, куда они только что уехали, отказываясь верить в то, что Том бросил его, уехав с этой, успевшей стать ненавистной, девицей. А ведь он так хотел поговорить с ним, поделиться всеми своими мыслями, о том, что девчонки в переходном возрасте выглядят просто ужасно, и что Риа ему совсем не нравится... А он просто взял и уехал... С ней...
Не то, чтобы они совсем никогда не расставались с братом, бывали дни когда Том болел и Крису одному приходилось идти в школу.  Если честно, это было ужасно. Кристофер ненавидел, когда так случалось, он чувствовал себя непривычно одиноко, а на уроках, вместо того, чтобы внимательно слушать учителя по наказу мамы, чтобы потом все рассказать Тому, только и мечтал о том, чтобы скорее вернуться домой и тоже заболеть, чтобы они могли сидеть вдвоем дома, ведь в школе они, как ни крути, были разделены рядами и партами.  Но сегодня, сейчас, все было не как обычно, Крис остался один не потому что Том заболел или в силу каких - то  других обстоятельств, сегодня Том оставил его сам, потому что захотел оставить...
Тем временем Кристоферу ничего не оставалось, кроме как сесть на свой велосипед и отправиться домой. В одиночестве. Он ехал медленно глубоко, погруженный в свои мысли и дорога казалась ему бесконечно долгой. Почему брат не позвал его с ними? Что случилось? Неужели он чем - то его обидел? Однако чем больше рассуждал Кристофер, тем больше понимал несостоятельность этих вопросов. Суровая реальность, незаметно подкравшись, стремительно обрушилась на него. И вот уже совсем не детские мысли стали посещать его юную голову.
Он не представлял своей жизни без брата. А новое и незнакомое чувство, что он испытывал было обыкновенной ревностью, нет, не той которая бывает, например, к вниманию родителей, другой ревностью... Что - то больно защемило у него в груди и он стремительней стал крутить педали, мечтая как можно скорее закрыться в комнате...
А где Том, Кристофер? - спросила как всегда улыбчивая и добрая мама. Не знаю... - грустно пожал он плечами. Скорее всего она решила, что братья поссорились, они хоть и были невероятно дружными, но все же недопонимания у них, как и у всех, случались, но они прекрасно разбирались с этим и сами. Потому она, видимо, и не стала беспокоиться. Ужинать Кристофер отказался. Он зашел в их с братом комнату, сел на кровать, облокотившись о стену, и обнял подушку руками.
Том был для него всем, и как ни печально было ему это признавать, это, пожалуй, все же выходило за рамки простой и братской любви. Крис анализировал все произошедшее сегодня, перебирал в голове одноклассниц, задаваясь вопросом: почему ни одна из них ему не нравиться? И вместе с этим вопросом он понимал, что некоторые из них уже с кем - то встречались. Сверстники ходили парами, держались за руки, целовались. И Том, очевидно, хотел того же, но не Кристофер... От одной лишь только мысли о том, что Риа может поцеловать его брата, ему становилось противно... И больно... До слез...
Боооже... - взмолился он, зажмуриваясь и с силой сжимая подушку.
Неужели все это могло быть правдой и на самом деле случилось с ним? Ведь никто и никогда не говорил ему, что это странно - любить брата. Нет, безусловно он знал, что они не должны были целоваться, но ведь это же ничего и не значило..? А те трепетные чувства, что он испытывал к Тому, всегда объяснялись простой братской привязанностью, ну все же ведь говорят о какой - то неведомой связи существующей между близнецами, разве это была не она? Кристоферу отчаянно не хотелось верить в то, что постепенно доходило до него, вызывая не просто страх, но и самую настоящую панику. Он всячески пытался найти объяснение своему непомерному желанию быть с Томом постоянно рядом, обнимать его, чмокать в щеку, поправлять ему волосы, просто смотреть на него, но не находил... Его привычный и спокойный мир в одночасье рухнул и казалось, что уже никогда не станет прежним. Крис был напуган, сбит с толку, шокирован... Когда? В какой момент все случилось? Когда все вышло из под контроля и переросло в настоящее чувство? Им ведь обоим это нравилось, правда? Пожалуйста, пусть будет так... И тем не менее, как не хотелось бы того признавать, в какой - то момент Крис вдруг стал подводить глаза и красить волосы, а Том плести дрэды и носить широкие штаны... Они больше не знали и не понимали друг друга как раньше. И как только два одинаковых брата так резко успели стать такими разными и далёкими друг для друга?
За дверью послышался шорох, шаги и знакомый голос. Крис подскочил с кровати наспех вытер слезы и сделал вид, что копошиться в портфеле, когда Том вошел в комнату. Странное ощущение, но он больше не знал как вести себя с братом. Ему вдруг стало неимоверно стыдно и боязно от того, что Том может обо всем догадаться. Он волновался и нервничал как мальчишка на первом свидании, только что осознавший свое чувство, а впрочем чем его ситуация была диаметрально другой?
Привет, я пришел! Мне нужно тебе кое-что рассказать. Ты обещаешь, что никому не расскажешь? - что - то зловещее было в этих словах и Кристофер заранее успел испугаться.  Он лишь молча кивнул в знак ответа и медленно сел на кровать рядом с Томом нарочно близко, чтобы своей ногой касаться его ноги. Ему всегда нравилось чувствовать телесный контакт с ним, прикасаться к нему... Риа пригласила к себе домой делать домашнюю работу. - но Кристофер словно не слышал. Он медленно и с опаской положил свою ладонь на ногу Тому, словно проверяя их обоих. Он делал такой жест и раньше, ничего примечательного, не смотря на то, что это и было бы странно для кого - то другого.  В ту же секунду, стоило ему дотронуться до него, Все тело Криса начиная с кончиков пальцев и ладони, словно пропустило через себя электрический ток. Он ощущал эту волну и раньше, но теперь, понимая, что это может значить, испытываемое им возбуждение казалось в разы и в разы сильнее. Невольно он едва ли ощутимо сжал пальцы...
И что? Вы делали домашку? Почему меня с собой не позвали? - спросил он не отнимая руки

Отредактировано Christopher Banks (2017-08-03 02:54:34)

+3

4

Такая привычная, уютная комната, где братья сутками проводили время друг с другом. Том переступает порог их комнаты в прекрасном расположении духа, готовый обсудить свои переживания с братом, он ведь внимательно его выслушает и даст дельный совет. И как вообще живут мальчишки, у которых нет братьев? С кем тогда делиться всей ерундой, что прочно засела в голове и не хочет вылезать? К кому бежать при глобальной проблеме, которая вот-вот разрушит жизнь? Не повезло им, а вот Крису и Тому чертовски повезло. Это Том понял давным давно, говоря "спасибо" невидимому человек, что тот сделал их единым целым. И как же здорово, что они с детства находили общий язык, лишь изредка ссорились и всегда понимали друг друга, но никогда не стремились стать одной слитной копией. Индивидуальность пестрила в каждом из них, и чем старше они становились, тем сильнее это проявлялось. И комната, изначально выполненная в одном стиле, вдруг в одночасье поделилась пополам, и родители без сомнения знали, какие вещи принадлежат Крису, а какие Тому. Что-то более женственное, более нежное они относили к первому, а грубоватое, мощное ко второму. И оба брата в глазах родителей были уникальными, особенными и любимыми. Воспитанные в условиях максимальной заботы, понимания и творчества, они просто радовались жизни, не ведая проблем, но, к сожалению, недомолвок и серьезных разговоров не избежать. Проходя по ровной и гладкой тропе взросления, братья умудрились сойти с пути в сторону густой и темной чащи леса, где их никто и никогда не видел, где они были только вдвоем и без зазрения совести делали то, что не одобрили бы родители, если бы, конечно, узнали. Но они никогда не узнают, братья поклялись друг другу в этом, а свои клятвы они всегда держат - проверено временем. - Мне бы хотелось, чтобы ты тоже сегодня поехал в гости к Риа вместе со мной, но она тебя не позвала, а я не стал напрашиваться... - их всегда приглашали вдвоем, будто то обычный субботний футбольный матч или день рождения одного из друзей Тома или Криса ( хотя, в основном, друзья у них были общие), но сегодня Риа даже не намекнула на то, чтобы Том мог взять с собой Криса. Где-то в глубине души Том так и не смог признаться себе  в том, что на самом деле, он и сам не хотел брать Криса, потому как тот был бы лишним в паре. Парочку друзей Тома уже встречаются с девочками, они рассказывают, что когда ты встречаешься с девочкой, ее можно целовать когда угодно, обнимать, трогать за разные места, и она даже не пищит, а наоборот, просит еще. Тому интересно потрогать Рию за ее выпирающие треугольники. Говорят, соски твердеют от холода, как у девочек, так и у мальчиков. Интересно, как трансформируются ее треугольники при соприкосновении с его руками. Что-то в последнее время мысли у Тома далеки от школьных предметов, прогулок с братом и своей коллекции игрушечных машинок. Играть в машинки уже не так интересно, Том вообще не понимает, что он находил в миниатюрных автомобилях. Конструктор уже не собирается, пульки от игрушечных пистолетов потеряны навсегда. Все это, кажется, уже в прошлом. Играть в прятки с братом весело, но, если бы Том играл в прятки с Рией, он бы обязательно зажал ее где-нибудь в темном углу,  в котором она имела неосторожность от него спрятаться. - Извини, что  я так долго... Что задержался... - внезапно энтузиазм мальчика спал, он аккуратно пододвинулся к брату, зацепил его ногу своей и глубоко выдохнул. Он не чувствовал свою вину перед Крисом, когда был у одноклассницы дома, но сейчас, глядя на брата, ему стало неловко и даже стыдно. Стыдно за то, что он думает о девочке, хотя с детства и по сей день его мысли всегда были заняты только братом. Рука Криса медленно, едва заметно сжимает ногу Тома, тот делает вид, что ничего не чувствует, лишь бы не вспугнуть брата, лишь бы тот не убрал любимую руку и не испугался. - Ты знаешь, мне кажется... - разговор давался неимоверно тяжело. Рука брата заставляла Тома говорить заторможенно, расслабленно, и Том уже не знал, хочет ли он рассказывать то, что планировал Крису. Может, появилось то, о чем лучше вслух не говорить? Тем более. то чувство, что так явственно на себе испытал сегодня Том в гостях у Рии, он уже, оказывается, испытывал много раз у себя дома, в комнате с братом. Вот и сейчас, едва ладонь Криса коснулась его тела, Тому невольно немного пришлось поерзать, дабы придти в чувства.
В итоге, для продолжения беседы, которая, по мнению Тома, все-таки должна была состояться, ему пришлось встать и внимательно посмотреть на брата. - Ты грустный. Очень грустный. Меня не проведешь. Ты с кем-то поссорился? - может, Том и понимал многое, но он понимал ровно столько, сколько пока еще не имел возможности уяснить для себя. Чувства Криса для него были книгой непрочитанной, сложной для восприятия, хотя где-то их чувства соприкасались, но все равно выражались по-разному. - У Рии есть большой пес, Ричард. Он прикольный, ты же любишь собак, думаю, вы бы подружились. Еще у нее есть много компьютерных игр и приставка. Думаю, если я с ней буду встречаться, я попрошу у нее приставку, и мы будем играть. - Том активно жестикулирует руками, оживленно рассказывает, объясняет, думает, что тем самым обязательно поднимет брату настроение, но только, кажется, он делает еще хуже. Правда, не стоит винить его, ведь он искренне, от всего сердца пытался сделать, как лучше. Если он и будет целоваться с Рией, то почему не может продолжать целоваться с братом? Они ведь не расскажут ей, а она не обидится. Хотя, с другой стороны, насколько правильно продолжать делать это с братом, если у него появится полноценная девочка? Они ведь целовались только ради того, чтобы потренироваться и понять, каково это. Ведь только ради этого. Только.
- Её мама печет неплохие вишневые пироги - это я понял по первому пухлому теплому кусочку. Обожаю вишневые пироги. - он продолжал рассказывать безобидные мелочи, ведь привык описывать в деталях и красках то, что видел он, но по каким-то причинам не смог увидеть Крис. Так было всегда, и особенно это работало, когда кто-то из них болел. - Вот если бы у нее была сестра-близняшка... Мы бы ходили парочками! - Том мечтательно поднял голову к потолку, сделал один круг вокруг себя, рассмеялся и снова сел рядом с братом.
И если в комнате царила атмосфера непонимания, то Том этого точно упорно не замечал, и не потому что был глуп, просто он не мог понять, почему он чувствует радость, а его зеркальное отражение грусть? Как такое вообще может быть? Ведь, если они радуются, то вместе, грустят, кстати, тоже вместе. У них всегда было одно настроение на двоих, а тут настоящие дисбаланс.  И как бы Том не старался, а Крис с ним не рассмеялся ни разу, значит, он сильно обиделся на то, что не взял его вместе с нами. На что еще Крис может обижаться? Будто отвечая на свой немой вопрос, Том покачал головой и приобнял брата за плечи.

[AVA]https://i.imgbox.com/g5TOLbQy.jpg[/AVA]
[NIC]Tom Banks[/NIC]
[SGN]http://savepic.ru/10188053.gif[/SGN]
[STA]king of suburbia[/STA]

Отредактировано Draco J. Marder (2017-08-05 14:22:52)

+1

5

[AVA]https://i.imgbox.com/6IcVfqts.jpg[/AVA]
...она тебя не позвала, а я не стал напрашиваться... - и в самом деле, чего Кристофер так распереживался? Все же и вправду могло быть именно так. Ну не всегда же их везде будут приглашать вместе. В конце концов, пусть почти все друзья у них и были общими, находились все же и те с которыми больше общался Том и те с кем больше общался Кристофер. А то, что они не могут понравиться одной девочке и вовсе было более чем очевидно. Все же с взрослением они становились разными. Индивидуальность каждого лишь увеличивалась и вот настал момент, когда спутать их было практически невозможно а, мало знакомые люди и вовсе не сразу понимали что они близнецы. Наверное Рие больше нравились такие Том, нежели такие как Кристофер, ну и пусть. Все равно Крису не было дела до этой девчонки. Но все же это не отменяло основного вопроса: почему все это не интересовало Кристофера настолько сильно, что он удивлялся происходящему, как если бы ему рассказали нечто невероятное? И почему ему было чертовски неприятно от того, что какая - то девчонка привлекла внимание брата настолько сильно?
Крису очень не хотелось верить в то, что у него есть не братские чувства к Тому, и он всячески пытался мысленно себя успокоить, истолковать сложившуюся ситуацию как - то по - другому, любым возможным способом. Все его существо было направлено на поиск объяснения, только бы опровергнуть страшную мысль. Он отрицал все то, что только что казалось ему подтверждением собственных чувств. Все это какая - то нелепица, ошибка, страшный сон, такое не могло приключиться с ним. Но он себя обманывал, где - то в глубине души понимая, что истинно то, из-за чего еще пару минут назад из его глаз лились слезы... Да и электрический ток, пронзивший его тело от малейшего соприкосновения с Томом являлся худшим подтверждением диагноза, который Бэнкс так боялся себе поставить.
[float=left]https://i.imgbox.com/FVdnKuW9.gif[/float]Тем не менее, Том тоже отреагировал на прикосновение. Кристофер внимательно и проникновенно следил за братом, пытаясь поймать каждое малейшее изменение в его мимике, движениях, голосе, поведении. Том заговорил медленнее, как - то неуверенно, но Крис был лишь несказанно рад этому. Брат всегда так реагировал и это взбудораживало Кристофера, меняя его взгляд с мягкого, как поволока, на более уверенный и вожделенный.Том заерзал на месте, но и это лишь подстегнуло Криса и он невольно закусил губу... Глаза Кристофера всегда томно скользили по лицу Тома стараюсь ничего не упустить. Именно поэтому порой он выпадал из разговора, не слышал сути и видел лишь его. А опомнившись, всегда невольно отводил взгляд и чуть отворачивался. Так же случилось и сейчас. И это могло означать лишь одно... Кристоферу захотелось встать, встряхнуться, замотать головой, прогоняя все дурное из головы, но он будто бы не мог пошевелиться, опечаленный новой мыслью и ошеломленный осознанием того, что только что произошло. Вместо этого встал Том.
Ты грустный. Очень грустный. Меня не проведешь. Ты с кем-то поссорился? - не смотря на грусть и тяжесть осознания своего чувства, это замечание невероятно сильно обрадовало Криса. Словно это было гарантией того, что Том, не смотря ни какие там предложения "сделать домашку вместе", все еще сильно любит и ценит его Он заметил... Том по - прежнему все видел и чувствовал.  Это внушало Кристоферу какую - то призрачную надежду... На что? На то, что чувство взаимно конечно же... Он хоть и пытался отрицать неизбежное, обмануть самого себя, увы был не в силах. Да и надо ли, если Том чувствует тоже самое?
И все же, не смотря на эту мнимую надежду, что заставила уголки губ Криса едва ли заметно приподняться, что - то новое присутствовало в его взгляде. Прежде он всегда счастливо улыбался, обволакивая Тома заботливым и любящим взглядом. Все вокруг будто бы замедлялось для него, когда Том что - то рассказывал и по обыкновению жестикулировал руками. Кристофер словно тонул в нём, просто наслаждаясь тем что мог видеть его. Сейчас же он скорее испытывал страх от привычного ощущения при взгляде на брата, напоминавшее скорее мучение нежели наслаждение. Том это заметил. И может быть юному мальчишке и не дано было понять, в силу возраста, что именно изменилось, он видел, что что - то определенно было не так, не как прежде. Кристофер всегда был весёлым в глазах Тома, потому что иначе он на него никогда и не смотрел, было странно видеть печаль в глаза брата, но с этой самой минуты, она буквально осталась с Кристофером навсегда... Словно не было больше прежнего Кристофера, с горящими и лучезарными глазами, заводного и непосредственно радующегося мелочам. На кровати теперь сидел совершенно другой, незнакомый и меланхоличный мальчик...
Кристофер помнил, как периодически в школе смотрел на губы Тома, мечтая здесь и сейчас коснуться их, но держал себя в руках.  Он помнил, как мог, неосознанно или якобы случайно провести пальцами по его пальцам, коснуться его руки, а после одернуть себя, прекрасно понимая, что делать такое на публике они не должны. Это не давало ему покоя, ведь выходит, что подсознательно он будто бы всегда знал о своем чувстве и нещадно стыдился его.
Том выжидающе смотрел на Криса, и тот улыбнулся. Расстроился немного, что пришлось ехать домой одному. Тебя долго не было, я соскучился - и пусть он не заметил пролетевших так скоро часов за своими тяжелыми размышлениями, Тому он не соврал, он не хотел ему врать, он никогда и не врал ему и не собирался начинать этого делать. Это было бы как - то ненормально. Кристофер сказал правду. Ему в самом деле было грустно по пути домой, и он соскучился. Это не было игрой фактов или чем - то подобным... Он ничего не утаивал, а то что не озвучивал своих страшных мыслей, так это лишь потому, что он и сам еще не успел во всем разобраться. К тому же Кристофер не хотел расстраивать Тома почем зря.
Разговор давался им не легко. Может быть Том тоже чувствовал, что ситуация с Рией какая - то странная? По крайней мере только так Крис мог объяснить для себя, почему Том не спешит с рассказом. Но вскоре он заговорил как то бывало обычно. Был эмоционален, стал размахивать руками, улыбаться... Стал похож на прежнего, знакомого и любимого брата. Но Кристоферу не нравился его рассказ. Каждое слово, любая мельчайшая подробность, о том как замечательно они провели время, отзывалась ревностью и подтверждением нездорового чувства. Думаю, если я с ней буду встречаться... Встречаться..? - Кристофер тяжело вздохнул, приподнимая плечи и опустил вниз глаза. Ну почему же все это так не нравилось ему? Кристоферу так хотелось, что б все это было неправдой, чтобы Том вдруг сказал, что шутит, что младший Бэнкс даже не старался скрывать своей грусти, словно это могло бы все изменить, или обернуть время вспять...
Вот если бы у нее была сестра-близняшка... Мы бы ходили парочками! - Нет! - абсолютно решительно и необдуманно прозвучала эта мысль в его голове словно чья - то другая, так, что он и сам удивился ей. Впрочем, спорить с ней Кристофер не стал. Парочками бы они не ходили, в этом Кристофер был почему - то уж очень сильно уверен.
[float=right]https://i.imgbox.com/PrMHYaRd.gif[/float]Том снова сел рядом и обнял Кристофера за плечи. Все же ничто не могло быть скрыто от его внимательных братских глаз. Крис любил такие моменты. Когда им не нужно было никаких слов. Обычно они, конечно, если и грустили, то непременно вместе, но даже тогда когда между ними случался рассинхрон он длился недолго, кто - то непременно подхватывал печаль, деля ее пополам или же радость, приумножая вдвое. Сейчас, Кристоферу было сложно разделить веселье Тома, зато Тому, не составило никакого труда подбодрить Криса. Ведь Кристоферу было нужно не так уж и много.. Просто чтоб брат был рядом...
Так ты хочешь встречаться с ней? - переспросил Кристофер, не поднимая головы... Ведь ему так хотелось, чтобы Том все же сказал что шутит, но он не шутил... Мне она не нравиться... - замялся он, рассматривая свои ноги... Том... - все слова давались ему ужасно не легко. Но ведь он привык ничего не скрывать от брата, делиться с ним любыми переживаниями, все обсуждать. Подобных разговоров у них никогда не было, но ведь не мог же он просто молчать глядя на то, как Том гуляет с отвратительной девчонкой? К тому же он хотел поговорить с ним сразу же после уроков, что же должно было измениться сейчас?
Кристофер не мог подобрать слов, потому что даже не знал, что именно нужно сказать, чтобы брат все понял... Вы уже целовались? - решил он спросить, пожалуй, о самом главном. Ведь если б они целовались, это означало бы то, что Кристофер больше не является для Тома особенным. Осознать это было бы слишком страшно... И если вы... Будем ли Мы продолжать целоваться? - сделал он акцент на слове "мы" и наконец взглянул в его глаза в поисках ответа. Вообще - то он понимал, что они не должны будут этого делать, да и вообще столь сильно затягивать с тренировкой никогда не входило в их планы. Но кто бы мог знать, что Том окажется более веселой и дикой натурой, а Кристофер романтичным однолюбом?

Отредактировано Christopher Banks (2017-08-10 23:33:01)

+2

6

[AVA]https://i.imgbox.com/g5TOLbQy.jpg[/AVA]
[NIC]Tom Banks[/NIC]
[SGN]http://savepic.ru/10188053.gif[/SGN]
[STA]king of suburbia[/STA]

My Chemical Romance - The Light Behind Your Eyes

Тома все больше и больше вовлекала в жизнь его новая составляющая, его взросление, его новые увлечение, а главное - новые впечатления и эмоции, неведомая ему химическая связь, волшебные преображения тела и мечты. Мечт в голове у Тома было много, все они были разные, но всегда рядом с ним под руку шел его брат, которого Том никогда в жизни не променяет на новых друзей и новые знакомства. И даже сейчас, когда он полностью поглощен с ног до головы девочкой, его братская сторона не сдает позиций и интуитивно чувствует боль_переживания своего брата. Обеспокоен ли Том? Естественно, хотя особенности настроения брата и его характера Том усвоил уже давно. Иногда Кристофер грустил без повода, и это считалось нормальным. Иногда резко отводил взгляд и упорно смотрел в пол или с интересом рассматривал кончики своих пальцев, что тоже Том считал обыденным. Но сейчас глаза брата были слишком... трагичны. Именно так, будто в его жизни случилось нечто непоправимое, и Том был напрочь сбит с толку, не догадываясь о причине. Раньше, чтобы ни случилось, едва Том появлялся на горизонте, все проблемы Кристофера были исчерпаны. Он утрачивал ко всему интерес и тонул в объятиях и внимании брата, а теперь же Том словно сам был причиной той боли и грусти, что видел в родных глазах, от чего Тому становилось не комфортно и неловко. Что же он мог натворить? Чем он так обидел брата? Почему тот начал подбирать слова и отстраняться от него?... Том решил, что откровенный разговор расставит все на свои места, но сначала Кристоферу надо рассказать о своем новом чувстве, может, он просто порадуется да и перестанет грустить, кто знает?
- Извини, я так и знал! Впредь, я больше никуда без тебя не пойду, обещаю. - искренне вымолвил Том, когда Кристофер наконец улыбнулся и ответил ему на вопрос. Так вот, что заставило его невероятно глубоко грустить... Том поджал губы и мысленно проклял себя, потому как больше всего на свете он не хотел быть причиной такой тоски брата. Он также мысленно выругал себя за безрассудство, за то, что поехал за Рией, сломя голову, даже не подумав о том, что можно было взять с собой брата. И уж конечно, если бы он сделал все, как надо, не спешил, подумал, то оба обрата приехали бы от Рии в прекрасном настроении, поужинали и пошли играть или делать уроки, сейчас этот сложный разговор вообще бы не возник. - Черт. - тихо выругался Том, начиная углубленные самокопания и пожирания себя изнутри.
Атмосфера в комнате царила напряженная - такого на моей памяти в их жизнях еще никогда не было, однако Том всё же начал свой рассказ, покуда деваться было некуда. Вообще, он был сторонником того, что  правильный и искренний разговор может решить абсолютно все проблемы, надо только начать. И любой рассказ Тома обычно всегда активно комментировался ремарками Кристофера. Тот шутил, спрашивал, помогал вести дружеский, братский диалог, но в этот раз Кристофер молчал. Это молчание удивило Тома, но он решил не останавливаться и говорить дальше, может, брат просто не хочет перебивать и внимательно слушает? То, что слушал он точно внимательно, было видно невооруженным взглядом - Кристофер нахмурился, пристально смотрел на Тома и, казалось, по максимуму напряг свой слух, только пальцы нервно вжимались в матрас кровати, что Том тоже заметил и отложил к себе в копилку непониманий.  - Я не знаю, хочу ли с ней встречаться... - ложь, провокация и вранья чистой воды, Том откашлялся и сказал правду, ведь брата обманывать нельзя. - Извини, я нечестно тебе ответил. Хотел бы встречаться, она мне нравится. И целоваться бы хотел. И вообще, когда мы сегодня были у нее дома, я почувствовал такой жар внизу живота, щеки стали пунцовыми, я вспотел и убежал. - ну а с кем поговорить о таком, если не с братом? Он должен подсказать, что это и как с этим бороться. - Наверное, она подумала, что я псих. Я так резко вскочил, даже не попрощался, и жар этот спал только через минут пятнадцать. - завтра он скажет ей, что ему срочно позвонила мама и он должен был бежать, ну, а пока надо разобраться с братом. - Мы почти поцеловались. - он кивнул головой, отпустил плечо брата и посмотрел ему в глаза. Как ни странно, Том не увидел в своем отражении души и намека на радость за него. Казалось. с каждым его словом Кристофер становится все угрюмее и загруженнее, что не могло не озадачить Тома. Ну, а следом шел и другой вопрос, и Том наконец-то все понял. ( если бы точнее, понял - но не до конца). - Ох.. Эм... - Том опустил взгляд, нахмурился и почесал затылок. Молчание. Тишина. Будто целая вечность, прежде чем Том все-таки набрал в легкие воздуха и просто начал рассуждать вслух. - Мы ведь тренировались, да? Думаю, я смогу встречаться с Рией и целоваться с тобой, ведь это наш секрет, и все равно, целуюсь я там с кем-то или нет. Тебе то надо тренироваться, может Рия меня научит, как лучше, а я потом тебя. А когда у тебя появится девочка, мы прекратим наши тренировки. - задорным, полушутливым тоном сказал Том, но Кристоферу не было весело, он не подхватил веселую нотку от брата, лишь блеск в его глазах потух. На самом деле, Том до конца не знает, хотел бы он целоваться с братом или нет, но сейчас обижать его точно нельзя было и бросать, пока у того тоже не появится девочка. Все честно - подумал Том и отмахнулся рукой, вновь обнимая брата за плечи. Но Крисотофер так много чувств вложил в этот вопрос, что Том вдруг подумал: "А уж не это ли причина его грусти?"  - Послушай, мы ведь взрослеем, но я тебя никогда не брошу. Даже, когда у меня будет жена, ты будешь со мной всегда, да! Ты ведь знаешь, насколько сильно я тебя люблю, Крис. Ну чего ты в самом деле? - ласково спросил Том, крепче прижимая брата к себе. - И вообще... Я тут подумал... Раз тебе не нравится Рия, давай я не буду с ней встречаться. Давай ты сам мне найдешь девочку, которая тебе бы нравилась. Я не хочу, чтобы ты грустил. - рассудил Том, встал с кровати и сел на пол перед братом, чтобы лучше его видеть, смотря снизу вверх на него. Старший Бэнкс подумал, раз Кристофер так критично относится к этой девочке, то не стоит испытывать его терпение и заставлять грустить, когда можно найти другую. Этих девочек столько... Она запросто найдет ту, что будет устраивать брата.
- Или ты вообще не хочешь, чтобы у меня была девочка? - Том не понимал, насколько точно попал в цель, задавая этот вопрос. Вдруг брат вообще не хочет его ни с кем делить, и Рия тут вообще не при чем? - Давай открыто поговорим, если тебе есть, что сказать... Я ведь всегда на твоей стороне, ты знаешь. - шутливый тон его голоса уже не прозвучит, отныне Кристофер слышит взволнованный, взрослый голос своего брата, который хочет знать правду, который всем сердцем переживает за его состояние. Том взял брата за руку и замер в таком положении, ожидая того момента, когда Том наконец-то перестанет догадываться и услышит настоящую, возможно пугающую, но правду. Но, конечно, есть вариант того, что Кристофер так и не осмелиться озвучить эту правду вслух...

+2

7

[AVA]https://i.imgbox.com/P9t13hhY.jpg[/AVA]
В каждой части меня ты находишься.
Дышишь воздухом лживым приличия.
К моим вечным вопросам относишься.
Между мной и тобой нет различия... ©

Том явно расстроился из-за того, что Кристоферу пришлось какое - то время грустить в одиночестве. И как бы сильно младший из братьев Бэнкс не хотел бы сказать, что все в порядке и что нет никаких поводов для беспокойства, сделать этого он никак не мог. Кристофер чувствовал себя невероятно подавлено и потеряно. Он сидел на кровати молча, теряясь и путаясь в собственных мыслях и ощущениях. В его жизни больше не было ясности и определенности, и хотя на тот момент он еще этого толком не понимал, надеясь, что все странности так или иначе пройдут, исчезнут или растворяться сами собой, словно их никогда и не было, он все же не мог заставить себя произнести хоть единое лишнее слово. Было страшно. Пошевелиться или произнести что - то вслух, казалось что голос непременно подведет его, а любое неверное движение тот час же выдаст всю подноготную. Кристофер попросту не мог признаться Тому и самому себе в том, что все их прежние прикосновения друг к другу, объятия, нежные взгляды значат куда больше чем должны значить. Кристоферу хотелось сбежать от самого себя. От ощущения, нарастающего каждый раз, стоило ему увидеть или коснуться Тома, от мыслей столь неправильных и столь запретных. Хотелось все это в одночасье прекратить, словно нажав на какую - то неведомую кнопку, выключить, чтобы все стало как прежде, без проблем, противоречий и возникающими из ниоткуда стыда, страха и боли... Все естество Кристофера обратилось в отрицание происходящего. То что он сам видел, ощущал и чувствовал, словно видел, ощущал и чувствовал кто - то другой, некто иной, но не он сам. С ним ничего подобного не могло случится. Это кто -то другой... Кто - то другой...
И все же не смотря на непонятное новое чувство, было странно делить с кем - то человека, с которым вы не не просто росли рядом, но и 12 лет задували свечи с одного торта. Кристофер ощущал себя с Томом единым и неделимым целым и был уверен, что Том чувствует тоже самое. И правда, ведь некоторые качества личности достались лишь Крису, а некоторые только Тому, а когда они были вместе, все у них получалось как - то органично и сбалансированно. Братья были близки. Больше чем братья, но даже если отбросить всю эту ненормальность и появившиеся еще только в зачатке романтичные чувства было тяжело признавать, что их жизни уже сейчас слегка расходятся. Сегодня это чья - то девушка, а потом у них будут разные друзья, увлечения, работа... Кристофер не был готов к этому, не сейчас, не так рано...
Извини, я нечестно тебе ответил.- Крис с грустью на мгновение прикрыл глаза. Это ранило его еще сильнее, чем все остальное. Как же так? Почему они вдруг стали друг другу чужими? Почему Том боится о чем - то рассказать своему родному брату? Кристоферу! Самому близкому и родному человеку! Что происходило между ними обоими? Ведь Крис и сам едва ли выдавливал из себя некоторые слова. Бэнкс испугался и в одночасье решил, что больше не станет давить на Тома и вести себя будет еще осторожнее, чем до этого, лишь бы брат не закрылся от него насовсем и навсегда.
я почувствовал такой жар внизу живота, щеки стали пунцовыми, я вспотел и убежал.
Кристофер бы тоже убежал, если бы мог...
Описываемое братом чувство, было до боли знакомым Крису, но он не стал признаваться в этом, сбитый с толку опасением, что Том может и вовсе смолчать о чем - то. Причина сомнений брата не рассказывать о подобном Бэнксу была неизвестна, но на всякий случай он решил лишить их всех возможных вариантов, могущих спровоцировать нарастающее недоверие.
Даже кепку забыл...Да? - кивнул он, указывая на непривычный внешний вид Тома. Крис заметил отсутствие вещи, без которой  брат не выходил на улицу сразу же, стоило тому войти в комнату, но будучи столь угнетенным, в начале он даже не предал этому никакого значения. Теперь же такая мелочь не казалась ему столь невинной...
На вопрос Кристофера о поцелуях, как показалось ему самому, Том ответил какую - то непонятную и несвязную чушь и хотя тот смеялся нотки неуверенности и сомнений никак не могли быть скрыты от внимательных глаз Криса, знающих наизусть каждую эмоцию родного брата. Кристоферу совершенно и абсолютно определенно не нравилось то, что происходит, эта жуткая идея с перениманием опыта Рии - Боже упаси -  и само по себе нежелание прекращать поцелуи с Томом, да и то как брат задумался перед ответом говорило о многом. Пусть Том и не решался озвучить единственно правильный вердикт, Кристофер итак обо всем догадался...
Следуя намеченному плану - не спугнуть Тома, ведь с каждой секундой брат все сильнее понимал, что кое-что, непременно, случилось и даже стал догадываться о причинах, Кристофер заговорил - Нет, думаю это будет не правильно. Продолжать нам с тобой... Пока вы с ней... -  на самом деле слова давались не легко, ведь вопреки своим  чувствам и желаниям Кристофер всячески хотел показать Тому, что поцелуи и девочка вовсе не причина его расстройства. В каком - то смысле так и было. Причина для грусти была иная, а сложившиеся обстоятельства лишь обнажили глубоко спрятанную грязную правду. Сам того не понимая, благими намерениями, Кристофер стал закрываться от Тома, в надежде на то, что с прекращением их не братских проявлений чувств, ревность и нездоровая любовь, если они и вовсе есть, то обязательно пройдут. Крис подумал, что пока Том будет гулять или встречаться с Рией, он сумеет как минимум во всем разобраться, все обдумать. Будет наблюдать за ними, за собственными чувствами и в конце концов убедится в том, что весь этот день и дурные мысли всего лишь вздор и не более. Всеми силами юный мальчишка пытался избежать горькой истины, сам не ведая того, что закрываясь в самом себе лишь взращивает нездоровую любовь. Но ведь ему так хотелось, чтобы все это оказалось лишь мыслями...
Кристофер тяжело вздохнул, когда брат задал очередной вопрос. Не знаю, Том... Такое странное ощущение... Словно ты меня бросил... - вопреки всему Кристофер был очень ранимым, особенно, когда дело касалось Тома - Я ни с кем не хочу тебя делить. Я очень тебя люблю. -  возможно, говорить этого ему и не стоило, но все же печаль раздирающая его изнутри не давала  покоя и возможности просто сделать вид, что все в порядке, как он того и хотел. Заметив едва ли, появляющиеся на лице Тома нотки печали, Кристофер молниеносно принялся исправлять то, что породил своими последними словами, мысленно проклиная себя за сказанное. Он встал с кровати и сел рядом с Томом,  положив руку ему на плече. Но это не значит, что ты не должен встречаться с девочками или целоваться с ними. Все это просто с непривычки.- Кристофер заговорил как обычно, как всегда и говорил с Томом, наверное потому, что меньшее, чего бы ему хотелось - это расстроить его. Отсутствие радостной улыбки на лице близнеца мобилизовало его к активным действиям. В конце концов ты же старший брат - улыбался Кристофер - Просто все случилось так неожиданно. Наверное я не был готов к этому, я же младше - Крис пожал плечами, показывая тем самым что это его догадки по поводу причин собственного поведения - Но я очень рад за тебя. - взял он его обеими руками за плечи и слегка встряхнул. [float=left]https://i.imgbox.com/pLONxpen.gif[/float] Ты только мне все рассказывай. Честно.  А не как сейчас... Что это вообще было с вопросом про "встречаться"? - стукнул он его тыльной стороной ладони по груди - Ты же знаешь, что мне можно рассказать обо всем. Так всегда было. Кристофер немного приподнялся и подавшись вперед чмокнул Тома в щеку, нарочно, как будто случайно, попадая в уголок губ. Последний раз... - проронил Крис шутя, но грустно поджав губы...  Он искренне улыбался, потому что понимал, что поступает правильно, однако его глаза блестели, предательски выдавая внутреннюю грусть. Он был невероятно горд собой и вместе с тем безумно печален. Крис полагал, что разберётся со всем этим. Что все наладится и ему попросту не о чем будет рассказывать брату. И все же было слишком много смысла и много печали в этой короткой фразе про прощальный поцелуй...
Что за игры у нее на приставке? Какой породы собака? - стал он отвлекать его внимание от своей грусти обыкновенным разговором. С удовольствием кстати попробовал бы пироги, пусть принесет для тебя в школу, ты же угостишь меня? Потому что, ты же помнишь, я тоже безумно люблю вишню.

Отредактировано Christopher Banks (2017-08-24 00:31:35)

+1

8

We're innocent creatures
That's what they want to teach us
Forget to tell you what to do when
All your feelings are gone/i]

И если Кристофер выбрал для себя тактику самокопания, пытаясь познать себя, признаться себе, как бы ни было это тяжело, вовлечь себя, в окутанную нетипичной любовью братьев, жизнь ( как бы ни было это тяжело), то Том выбрал иной путь. Этот путь в какой-то мере безответственный, но, по крайней мере, он проще и легче, ибо Том посчитал, что пустить ту часть отношений  с братом, что кажется странной и не вписывается в рамки общества, на самотек, будет намного легче.. Он прекрасно знал, что они еще маленькие и многого не понимают. Так, пускай их проблему ( или это совсем не проблема?) разрешит время, опыт и разные ситуации, что непременно будут сталкивать их лбами, заставлять раскрывать душу и говорить вот так, как сегодня. Душу Тома терзает не столь наличие самих странных отношений, сколько реакция младшего брата на происходящее. Кристофер - мальчик впечатлительный, добрый, открытый, свежий, как глоток утренней росы, но таким людям идти по жизни тяжело, ведь каждый норовит воспользоваться этой добротой, забрать ее часть, взамен запихнув чуточку зла и лжи, а таким, как Кристофер, от этого невыносимо больно. Том уже давно решил, что будет оберегать брата от всех невзгод, но что же делать, если самая настоящая боль - это ты?  При этом Тому хочется жить полноценной жизнью, как это делают его сверстники: гулять допоздна ( пока до девяти вечера), разговаривать о девочках и поцелуях ( после о сексе и о количестве партнерш в постели), пить лимонад и представлять, что это пиво ( позже бухать на вечеринке и хвастаться тем, что выпил больше всех, но все еще на ногах.) Безусловно, у Тома есть желание попробовать все это, а у Кристофера, похоже, мечты и желания возвышенные, невесомые, будто маленькое перышко в огромном космосе... Иногда Том не понимает своего брата, потому что тот слишком далеко уплывает от реальности на волнах своей фантазии, но старший Бэнкс все равно при этом чувствовал самое главное - они единое целое, и пусть они по-разному воспринимают мир, делают акценты на разные его стороны, все же они уникальный сгусток единства.
- Угу, даже кепку забыл. - утвердительно покачал головой Том, мысленно рассуждая, а уж не забыл ли он ее специально, чтобы еще раз остаться с ней наедине и чтобы был повод посетить ее дом вновь? Нет. Кепку Том, действительно, забыл, потому что времени думать о то, что он там оставил, совершенно не было. Тому вообще показалось, что кто-то дергал его за нитку, одну, что заняла все его мысли. Какой-то импульс от низа к верху, или от верха к низу - он понятия не имел,что именно произошло, но на интуитивном уровне догадывался, что случилось. Мальчики говорили, что это такое, только Том забыл название. Но подобное чувство он испытывал не в первый раз, взять хотя бы журнал одного одноклассника с яркими красочными картинками, где голые женщины показывают свое тело. Или... Прикосновения Криса... Нет. Значит, это было что-то другое, ведь Том не может испытывать то же самое и при видя голых женщин,  и при близком взаимодействии с Рией, и при касаниях Кристофера...
- Крис... - совесть старшего брата заиграла в ярких красках - он поник, яркий огонек в глазах потух, руки, будто две тяжелые палки, разбито упали вниз и висели, как две сосиски, около туловища. Сейчас Тому в идеале надо было и успокоить брата, и не прогнуться перед ним, поскольку все то, что он хотел делать, он все еще хочет делать, а отказываться от этого тоже нечестно. Том садится на кровать и берется за голову - он эмоционально измотан, выжат, как тряпка, и то, что пару часов казалось таким веселым и вдохновляющим, теперь кажется сплошной проблемой. [i]"Дурацкая Рия. Это она во всем виновата." И вот, он уже мысленно винит не в чем неповинную девочку за то, что та вообще имела наглость появиться на свет. - Крис, я тоже тебя люблю. Я же всегда с тобой. И буду с тобой. - тихо, почти шепча, но с чувством и нежно сказал Том и глубоко выдохнул. - Я старше тебя всего на десять минут, хах. - Том натянул улыбку и горько поджал губы. Получается, что Кристофер должен принять эту ситуацию ровно через десять минут после того, как ее принял Том - это даже забавно. Конечно, такое маловероятно. - Я буду тебя все-все рассказывать, вплоть до мелких деталей, хочешь? Сегодня я просто постеснялся и очень боялся, что обижу тебя. - конечно, близнец близнеца не проведет, Том чувствовал, что чтобы ни говорил младший брат, ему все равно не по себе от таких рассказов, с другой стороны, что же теперь делать? Такова жизнь.
Уверенные, нежные прикосновения брата его успокоили, а быстрый поцелуй в уголок губ и вовсе заставил Тома вновь дышать полной грудью. - Девчонок мальчишки меняют, как перчатки, а ты у меня на всю жизнь, поэтому ничего я тебя не бросаю, Крис. Все будет хорошо. - Том взял руку брата и крепко ее пожал, с таким жаром и энтузиазмом, что казалось, она вот-вот отвалится, а затем он встал и обнял брата, крепко-крепко. - Конечно!  И я, и ты любим вишню, так пускай делает все на двоих, раз хочет со мной дружить. И приставку и вкусности всякие. У нее там "Ведьмак", "Мортал Комбат" еще какие-то игры, я их не успел пока разглядеть. - Том вернулся к своему типичному поведению, с жаром рассказывал, активно жестикулируя руками, кивал головой, пытался в красках объяснить, как расположена ее комната и сколько там разного девчачьего непонятного хлама. Они, вроде бы, забыли то, о чем говорили еще пару минут назад ( по крайней мере, так хотел думать каждый из них), но ничто не забыто - в глазах Криса по-прежнему горят угольки грусти, а Тома не покидает ощущение того, что он сильно обидел брата. - Собака у нее хаски, представляешь? Глаза разного цвета, очень большая и добрая. - он улыбнулся, показав приблизительно, каких же размеров пес, глазами скользнул по губам Кристофера и подумал, что тоже будет скучать по его губам. Оказывается, это всё взаимно. Ну, ничего, их никто и никогда не разлучит друг с другом, никто и никогда не отнимет друг от друга.

[AVA]https://68.media.tumblr.com/e94c81bbafedd21e1ea92987c391e681/tumblr_onzufe2OMA1qc1sb1o1_400.gif[/AVA]
[NIC]Tom Banks[/NIC]
[SGN]https://68.media.tumblr.com/1aba571a5b6a3c517ea48b68a46040dc/tumblr_olzpxyAIRt1re05rso3_400.gif[/SGN]
[STA]king of suburbia[/STA]

Отредактировано Draco J. Marder (2017-08-27 20:02:39)

+2

9

[AVA]https://i.imgbox.com/P9t13hhY.jpg[/AVA]
Tokio Hotel - Ich Bin Nicht Ich


Meine Augen schaun´ mich müde an und finden keinen Trost
(Мои глаза устало смотрят на меня и не находят утешения)
Ich kann nicht mich nich´ mehr mit ansehn´ -bin ichlos
(Я больше не могу смотреть – что-то случилось)
Alles was hier mal war, kann ich nich´ mehr in mir finden
(Все, что когда-то было здесь, я больше не могу найти в себе)
Alles weg- wie im Wahn
(Все исчезло – как мираж)
Ich seh mich immer mehr verschwinden
(Я вижу, как все больше исчезаю)


П р о л о г

Что есть любовь? И чем принципиально отличается любовь матери от любви мужа? Любовь к брату от любви к девушке? Что есть любовь...?

Любовь естественная, как и большинство других, присущих человеку, самых разных, чувств. Естественна, как страх или как голод. Как глоток воды в жаркий день, и столь же сильно необходима. Любовь проявляет себя по-разному, иногда она проявляет себя своим отсутствием. Она многогранна и является тем самым чувством, споры о котором длятся испокон веков.  Она - предмет рассуждений писателей, идея для книги, вечный сюжет для фильма. Любить и быть любимым чрезвычайно важно. В сущности это единственное, что делает нас самими собой. С детства окруженный любовью ребёнок вряд ли с годами превратиться в черствого циника, лишенный же этой заботы никогда не сможет даровать её другому… 
И все же, в чем разница между родственным чувством и привязанностью к стороннему человеку? В сексуальном влечении? Неужто ли только в этом? С другой то стороны… Разве же этого мало? Но что же делать, если обе эти любви, неминуемо, по какой – то чудовищной ошибке совпали? Да и важно ли это? Неужели, в самом деле, столь светлое и хорошее чувство, может быть таким ужасным? Может быть все это навязанные обществом стереотипы, мораль и правила? Что если обоим хорошо и они не делают ничего, что навредило бы кому – то другому? Разве это плохо? Разве плохо заботиться о ком – то? Поддерживать, в трудную минуту, целовать от радости…? Ну и что, что кто – то решил, что это неправильно? Разве от этого должны страдать другие? Разве должен мучиться человек из-за того, что общество диктует ему какие – то там принципы? Неужели только потому, что он не таков как все, что полюбил не того, он стал не нужным этому самому обществу?

https://i.imgbox.com/k5k8N82P.png

Подростковую голову  часто посещают самые разные вопросы: начиная от «кто я есть?», «кем хочу стать?» и «в чем смысл жизни?», заканчивая самыми простыми банальностями. Это возраст нестабильности, время рассуждений, противоречий и поиска себя. И если в период  до 5-ти лет формируется характер, то в подростковом возрасте происходит становление личности. Подросток познает себя, пробует новое, считает себя взрослым, готовым ко всему, и в какой – то степени так оно и есть: решиться на что – то в 12 куда проще, чем в 25. И, тем не менее, каждая мысль, каждое неверно или наоборот принятое решение во многом определяет дальнейшую жизнь. Взгляды на самые простые и, казалось бы, на первый взгляд, не важные вещи, понимание того что хорошо и что правильно, а что находится за гранью собственно выработанной нормальности,  в конечном счете оказываются ключевыми.   
Тот самый, всем известный, переходный период, в действительности оказывается переходным.  Личным и определяющим выбором каждого. Формируются первые цели, планы на будущее, осознанное восприятие окружающей действительности.  Но вместе с тем, это тот самый период неопределенности, время, когда ты ничего о себе не знаешь, когда находишься под влиянием чужого мнения, сомневаешься на счет всего... Тебе в самом деле нравится эта музыкальная группа, которую слушают все одноклассники? И стоит ли ненавидеть  ту девочку за то, что ее попросту ненавидят все?
Кристофер всегда был тем самым парнем, про которых частенько говорят «сам себе на уме». Он не стеснялся выражать самого себя, красить глаза, носить странную одежду... И если и был зависим от чьего – то мнения, то это был единственный, по-настоящему дорогой ему человек… И все же этот период не обошел стороной и его. Тем временем, как все вокруг обсуждали банальные подростковые вещи,  все также споря друг с другом и сомневаясь в каждом слове, в надежде найти истину, он задавался куда более глубокими и пугающими его самого вопросами…
Прошло 8 месяцев… Том Бэнкс  по-прежнему встречался с девочкой, с той самой, с Рией, в подробностях, как и обещал, рассказывая Кристоферу все самые интересные детали их отношений.  Как ни старался Крис, слушать ему все это было, если и не противно, то невероятно сложно, и все же он не спешил отказываться от неприятных моментов.   Он путал присущие ему ощущения от рассказов брата с чем угодно… Ревностью  к вниманию Тома, завистью, что у того есть девушка, братской и близнецовой привязанность, с любым иным, нежели любовь, сентиментом… 
Чувства к Тому не изменились, не прошли со временем,  не исчезли… Да и вопрос об их природе, как прежде, оставался открытым... День ото дня Кристофер убеждал себя, что все в порядке, занимался самокопанием, пытался подружиться с Рией, радоваться за брата... Они даже пробовали гулять втроём, весело проводить время, но чтобы ни делал Том, и как бы ни старался Кристофер, он чувствовал себя лишним в их непосредственно счастливом подростковом дуэте. Совместное времяпрепровождение  было сокращено до минимума – стен школы, превратившись  в болтовню со своим, некогда полностью идентичным, отражением перед сном, ведь Том так часто стал возвращаться домой слишком поздно…  Кристофер рисовал, писал тексты, часами проводил в собственных мыслях, делал сам за двоих домашку, забросил гитару… Он любил старшего брата, всегда хотел для него лучшего, но шли дни, недели, месяцы… Недавно осознанное странное ощущение не отпускало его слишком долго. Все чаще Кристофер понимал, что если б можно было к этому привыкнуть, он бы привык, через месяц, два, три, пол года, но он не привыкал… Он лишь грустнел с каждым днем. И хотя счастливо и неподдельно улыбался Тому, ведь иметь возможность проводить с ним вместе время стало столь редкой роскошью, глаза его по-прежнему оставались печальными. Бэнкс смотрел на свое отражение в зеркале и не узнавал сам себя. Плакал, тем временем, как Том руками изучал девичье тело...
Он уже давным-давно многое понял, отказываясь признаваться в случившемся самому себе и своему брату.  Он лишь отворачивался к стенке каждой ночью, поджимая к груди колени, мечтая проснуться на утро без гнетущего тяжелого ощущения внутри...  Кристофер в красках представлял Рию и Тома вместе, все что они делают, и с каждым разом только сильнее понимал как же это неправильно, что все эти фееричные подробности заставляют его задыхаться… Он все никак не мог смириться, ни с тем, что у Тома появилась девушка, ни с тем, что испытывает и чувствует по этому поводу он сам. Неужели так и должно быть? Неужели так всегда и будет?
Он притворялся, мысленно убеждая себя, что нужно радоваться, нужно улыбаться, что это правильно, что именно так и должно быть. И тем временем, он как никогда ясно и четко знал чего хочет, сомневаясь лишь, ибо признавать этого все еще не хотелось,  в том почему. По-че-му?  Разве могли быть какие – нибудь иные, кроме как «любовь» объяснения? Бэнкс надеялся, проклиная тот день, когда идея «попробовать целоваться»  показалась им забавной и интересной. Кристофер помнил тот поцелуй в деталях… Интересно, помнил ли его Том? И все же чем больше проходило времени, тем меньше Кристофер надеялся, что причина его желания может крыться в банальной привычке…
Этим днем Кристофер как обычно, ведь теперь так и правда, случалось куда чаще, вернулся домой один. Это была пятница, один из немногих дней недели, когда он не просиживал дома до вечера в одиночестве.  По пятницам у Криса были занятия в вокальной студии, и хотя по возвращению домой, Тома в комнате он чаще всего не находил, лишние пару часов его сознание имело возможность отдохнуть от самого себя, а в его ситуации, это, бесспорно, было весьма не плохо. Петь Кристофер любил, сколько себя помнил, как и Тома, но в силу объективных обстоятельств, вокал был единственным, что у него осталось…
Вернулся домой он, как и всегда, около пяти вечера, устало открыл дверь комнаты с удивлением заметив, что брат уже дома. - О! Ты уже вернулся… - проговорил Кристофер, сбрасывая с плеча сумку. Что – то ты рано сегодня – усмехнулся он, параллельно занимаясь своими делами, даже не глядя на брата. Устал сегодня… - выдохнул он, разбирая вещи – Говорили сегодня о ломке…Гм… Мутации голоса, типо вот – вот… Страхово немного, ну, знаешь, вдруг… - он поднял глаза, как вдруг заметил, некоторую озабоченность на лице брата – А как твои дела? – поспешил он перевести тему – Как погуляли..? – догадываясь, что все дело может быть именно в этом, ведь именно с Рией, Том должен был проводить время.


Ich bin nich´ ich, wenn du nich´ bei mir bist- bin ich allein
(Я не я, когда тебя нет со мной – я один)
Und das was jetzt noch von mir übrig ist- will ich nich´ sein
(И я не хочу больше быть тем, что от меня еще осталось)
Draußen hängt der Himmel schief
(На улице криво висит небо)
Und an der Wand hängt dein Abschiedsbrief
(А на стене висит твое прощальное письмо)
Ich bin nich´ ich, wenn du nich´ bei mir bist- bin ich allein
(Я не я, когда тебя нет рядом – я один)

Отредактировано Christopher Banks (2017-09-17 00:48:34)

+1

10

Midnight in my city
All these lights that call my name
My world isn't pretty
I've seen the best of it
I've got the best of you

Идти на поводу у брата полноценный мальчик-подросток, жаждущий таких привычных, банальных глупостей, как погулять с друзьями, пообсуждать девочек и стрелялки, просто не мог. Во-первых, как бы Том не старался не обидеть брата, со временем возникли вещи, которые сложное опустить, которые сложно не сделать. В их числе и тривиальные отношения, которые возникают в жизни каждого парня. Каждого, но не Кристофера... Тот за те восемь месяцев, что Том посвящал своей Рии, даже не вздумал посмотреть в сторону противоположного пола. Однако, в таком возрасте это не показатель чего-то странного, чего-то не такого, как у всех остальных, ибо в классе были мальчики, которым до девочек было, как до Китая. Они были поглощены компьютерными играми, игрушечным оружием или машинками. Правда, Кристофер ничем этим особо не увлекался, зато музыка была неотъемлемой частью его жизни. Проще говоря, Том, то ли пытаясь закрыть глаза, то ли правда не понимая всей масштабности проблемы, просто не видел того, что творилось на душе у Кристофера за это время.
Младший брат, с каким-то странным чувством, постоянно спрашивал о деталях и подробностях их отношений с Рией. Тома и это не наводило на мысли о том, что между братьями не только братская связь, он с радостью делился всем с братом, даже теми эмоциями, что испытывал при близости с Рией, даже ее подарками, ее фотографиями. Всем, что дарила она, он непременно считал своим долгом пересказать/передарить брату. Он звал гулять Кристофера с ними, даже тогда, когда это точно должно было быть свидание тет-а-тет. Словом, братья считали, что это нормально, но был кое-кто в этих отношениях, кто точно не был доволен подобным раскладом. Сама Рия, будучи девушкой смышленой не по годам, заметила, как странно ведут себя близнеца, но поспешных выводов делать не стала. Да, и какие могут быть выводы? Все настолько глубоко, зарыто под семью печатями, семью замками и доступно только этим двум, что Рия могла сделать только неправильные выводы. Однажды, она отважилась поговорить с Томом о брате,  и они впервые поссорились. Та просила, чтобы они больше времени проводили вместе, вдвоем, что чертовски не устраивало Тома. Он был искренне удивлен подобным заявлением, что хлопнул дверью прямо перед ее носом, оставив бедняжку в одиночестве и в одном белье. Словом, секса у них так и не вышло. Были прелюдии, разной уровни сложности, и каждый раз Том в красках рассказывал об этом брату. В основном, Кристофер его молча слушал и кивал головой, иногда задавал дополнительные вопросы, чтобы представлять все так, как это было на самом деле. Ничего в этом криминального нет, ведь так? Почему самые близкие люди не могут поговорить об этом? Ерунда какая-то. [float=right]http://68.media.tumblr.com/4f2602dae256db4ffeb13e5b4069b5fb/tumblr_naz1aligNY1r3xyooo4_250.gif[/float]
После той ссоры с Рией, их отношения пошли на спад. К тому времени они уже встречались месяцев восемь, и Том давно мечтал только об одном - выполнить ачивмент, завалить ее в постель. Но после того, как она не лестно отозвалась о Кристофере, пытаясь согнать его на второй план, Том все меньше думал о ее теле, да и вообще о ней. Та влюбленность, что сидела в нем, день ото дня становилась размером с крупицу.
Том был всегда за брата горой, и если кто-то сказал хоть одно слово против, Том тотчас забывал, как хорошо отзывался об этом человеке. Не стала исключением и Рия, правда, она совершила не только эту ошибку. Было еще кое-что, что действительно повлияло на взросление Тома. Девственная Рия совершила "променад" с их одноклассником. Причем на вечеринке и подшофе. Такое свинства Том не ожидал. Он в своем возрасте вообще не думал, что подобное возможно. Она ему нравилось, ему хотелось близости, он проводил с ней каждый день в течение восьми месяцев, терпел ее капризы, истерики, тупизм, и нельзя сказать, что у него к ней не появились определенные чувства. Он еще не употреблял никаких спиртных напитков, если был на вечеринках, то ради музыки, ради того, чтобы сыграть. Нет, Тома нельзя отнести к плохим мальчикам, но когда он чисто случайно увидел эту картину, ему хотелось занести кулак над наглой мордой Рии. Кто поможет? Брат поможет, правильно. Поэтому уже через минуту Том пулей бежал домой, к Кристоферу. Такое омерзительное зрелище. Такое гадкое шоу.
И вот тогда, впервые, уже не Кристофер изливал душу, а Том. Во всех подробностях, как любил брат, эмоционально, до трясучки. - Ненавижу. Ненавижу этих тупых дряней. - Том кричал, дергая за плечи брата. Было больно. Где-то внутри, сердце кололо, а все тело переполняло несправедливость. Том проигнорировал рассказ о том, как Кристофер провел день. Забыл поинтересоваться о ломке голоса, о всем прочим, но Крис не был в обиде, он понимал, насколько Тому сейчас больно. Наверное, он испытывал боль за брата, но и долю облегчения в том числе, что конечно же не сказал Тому.  В тот вечер старший Бэнкс испытал огромный заряд разочарования. Он всегда шел по жизни с улыбкой, с шутками, никогда не расстраивался. Ничто не могло испортить ему настроение, но этот вечер, увиденном им, сделали из него угрюмого клоуна. И Том бы даже прослезился, но отец учил его никогда не плакать, особенно из-за особей противоположного пола. - Если бы ты видел... Нет, это зрелище не для тебя. Не для меня. - и вот что уникально - Кристофер все же смог подобрать нужные слова и успокоить брата. Тот, переволновавшись, заснул в одежде рядом с Кристофером. Он чувствовал тепло и уют, и подумал, что брата он никогда ни на кого не променяет.

[AVA]http://68.media.tumblr.com/97af68e81e601115b74d6d9409e1c580/tumblr_ncy217dlQJ1qc1sb1o1_250.gif[/AVA]
[NIC]Tom Banks[/NIC]
[SGN]https://68.media.tumblr.com/1aba571a5b6a3c517ea48b68a46040dc/tumblr_olzpxyAIRt1re05rso3_400.gif[/SGN]
[STA]king of suburbia[/STA]

Отредактировано Draco J. Marder (2017-09-23 23:01:36)

+1

11

[AVA]https://i.imgbox.com/P9t13hhY.jpg[/AVA]

Пускай все ложь, что ты мне говоришь,
Но все равно ты мне принадлежишь

Новость с которой Том встретил Кристофера ошарашила Бэнкса младшего словно кто-то в ту же секунду стукнул его обухом по голове. Она никогда мне нравилась! - только и успел подумать он, отбрасывая в сторону все сторонние дела целиком и полностью обращаясь в слух. Он слушал всю историю предельно внимательно от начала и до конца, со всеми подробностями, то и дело мысленно ругая несносную девку последними словами. Злость и ненависть за брата с каждой секундой взращивались где-то внутри, и хотя из близнецов в роли защитника всегда выступал Том, сейчас Крис готов был разорвать на части ту, что посмела так низко поступить с любимым братом. Попадись гадкая стерва ему сейчас на глаза, он непременно сделал бы что-то с ней.
Никогда прежде Кристофер не видел брата в столь эмоциональном состоянии и это пугало. Том тряс Криса за плечи, говорил громко, чувственно, размахивая руками, а в голосе так и звучало возмущение. Какое-то время, Крис не столько по привычке сколько от растерянности просто слушал согласительно кивая головой и дожидаясь момента, когда Том готов будет воспринимать стороннюю информацию. Знаешь,
это даже хорошо, что ты узнал сейчас.
- начал было Кристофер, пытаясь хоть как-то подбодрить брата - Хорошо, что у вас еще не было.
Они проговорили несколько часов. Кристофер всеми силами старался сделать так, чтобы плохое настроение Тома куда-нибудь испарилось. Но даже не смотря на более устойчивую, нежели у Криса, психику невооруженным глазом, по крайней мере Кристоферу, было видно как сильно сея неприятная новость задела Тома. Еще бы, он ведь не день и не два провел вместе с ней. Они встречались целых восемь месяцев, и вполне логично было полагать, что у Тома были чувства к той, чье имя более не произносили в этой комнате. Крис знал, что были. Он видел опустевшие глаза родного и любимого брата, утратившие сегодня тот самый задорный огонек, который всегда так сильно нравился Крису и радовал его. Только благодаря тому, что глаза старшего брата светились от встреч с противной девчонкой ей позволительно было находиться с ним рядом. Теперь же она и близко не посмеет подойти к братьям. Ни к одному из них. Кристофер ни за что на свете этого не допустит.
Он так старательно находил слова успокоения, так проникновенно смотрел на брата, стараясь показать ему, что он с ним, он рядом, что во всем поддержит его и во всем ему поможет. От злости на ситуацию и от обиды из-за случившегося Крис даже и думать забыл о том, что так продолжительно долго занимало его мысли. Он всего лишь проявлял заботу к Тому, не задумываясь ни о чем постороннем.[float=right]http://s2.uploads.ru/t/nXN4C.gif[/float] Правильно ли он прикасался к нему, было ли в этом что-либо нездоровое..? Сейчас это было абсолютно не важно. Кристофер лишь ругал себя за то, что в свое время все же не настоял на том, что Тому не стоит встречаться с этой омерзительной особой. И причины своих долгих и странных переживаний теперь уже видел лишь в том, что все это время внутри него кричало так называемое шестое чувство, словно предостерегая от чего-то плохого. Вот она какая близнецовая связь... - подумалось Кристоферу, и это его в конце концов и успокоило. 
Крис осторожно взял руками брата за предплечья - Ужасно, что все вышло так. - а после провел ладонями по рукам брата вплоть до его кистей, обхватил пальцами его ладони и немного встряхнул их - Все наладится, Том. Ну а я всегда рядом, если нужно, ты же знаешь. - в этих словах так и звучало: "не важно, что эти месяцы мы проводили вместе куда меньше времени, все будет по-прежнему". Кристоферу и вправду казалось, что завтра, субботнем утром, он проснётся также как 8 месяцев назад и все будет также как и всегда. Возможно Тому все еще будет грустно, но и это со временем пройдет, Кристофер все сделает для того, чтобы брат как можно меньше думал и вспоминал события сегодняшнего дня. Все наладится. Все снова будет хорошо.
За разговором они так и провели остаток вечера, а когда Кристофер разразился очередным длинным монологом Том и вовсе уснул прислонившись головой к его плечу. Крис широко улыбнулся завидев спокойное и умиротворенное лицо любимого брата. Его сердце радовалось, впервые за столь долго время. Он внимательно посмотрел на любимый подбородок, нос, ресницы, губы и улыбнулся еще сильнее. Слегка склонил голову, так чтобы не побеспокоить брата и едва ли ощутимо коснулся губами его лба, а после, по-свойски, как и раньше, поправил выбившийся из его необычной прически, волос.  Наконец-то все было как прежде. Два брата, две половинки одного целого, они снова были вместе, так и должно было быть. Кристофер прислонился головой к стене и взглянул куда-то вверх. Он снова почувствовал себя необычайно счастливым...

Я буду тем, кто обнимет,
Я буду тем, кто тебя примет

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Влюбийство