внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Through it all, you could still make my heart skip


Through it all, you could still make my heart skip

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Выставочный зал картиной галереи | 26.08.2017 | 20:35

Charles Holden & Stephanie Brennan
http://i.imgur.com/xEXowJk.png

Последние события определенно что-то изменили в них, в частности отношения друг к другу, и вот теперь судьба вновь сталкивает их, так что отвертеться не получится... 

+1

2

Сакраменто всегда был большим солнечным городом, где то и дело проходили какие-нибудь важные мероприятия. Это было совсем не редким явлением.  Вот и сегодня вечером в выставочном зале картинной галереи должен был проходить благотворительный вечер, где, как и всегда, должны собраться все "сливки" общества. Не мудрено, что попасть на этот вечер мне хотелось так сильно. Не смотря на обилие прессы на этом мероприятии, каждый журналист хотел написать о вечере в своей газете или журнале. Да и мне нужно было как-то отдохнуть от постоянных передряг, в которые я умудрялась влипнуть и написать о чем-то нейтральном и не травмоопасном. Вот только вся проблема заключалась в том, что благодаря моей недавней выходке с Чарльзом Холденом, нашей газете было отказано в доступе на данное мероприятие. Стив только пожал плечами, едва удостоив меня взглядом и прошёл в свой кабинет, закрыв дверь. Даже дверью не хлопнул!
Стоит ли говорить, что его я тоже весьма сильно поставила своей выходкой? И поэтому между мной и редактором все ещё были весьма натянутые отношения. Как бы мне не хотелось загладить свою вину перед ним, Стивен все больше старался свести наше общение к минимуму. И то только в электронном виде. Не говоря уже о том, что лично со мной он и вовсе старался не общаться. Наверное, именно поэтому я решила, что во чтобы то ни стало достану материал для статьи о благотворительном вечере. Может, хоть это его немного порадует и он хотя бы чуточку оттает по отношению ко мне? Надежды на это, на самом деле, было весьма мало. Но не попытаться я не могла.
Я выскользнула из редакции немножко раньше, аргументировав это тем, что мне в очередной раз нужно провести какое-то сумасбродное расследование. Судя по безразличным взглядам в ответ, никого моё присутствие, как, собственно говоря, и отсутствие, не волновало. Кого-то такое отношение могло бы и задеть. Вот только я прекрасно понимала: чем я заслужила такие "радушие и любовь"  с их стороны. Поэтому я лишь развернулась и направилась к выходу. Нельзя сказать, что такое отношение меня совсем не задевало и где-то внутри, в душе не скребли кошки, но мне стоило быть благодарной хотя бы за то, что мне вообще позволили остаться, как журналисту. Хотя мои статьи теперь поддавались жёсткому контролю, цензуре и критике. Что ж, можно сказать, что это я ещё легко отделалась. Выйдя на улицу, я остановилась у дороги, высматривая машину такси. Можно было, конечно, воспользоваться популярным сервисом, но чуть дальше по улице я увидела желтенький автомобиль, в который и намеревалась сесть. Торговый Центр "Goden Center", конечно, был не единственным, где можно было найти модные бутики с дорогими платьями. Но мне очень хотелось именно в тот дорогой бутик, где я видела то прекрасное шифоновое платье с кружевами сапфирового оттенка. Или же я надеялась, что могу вновь встретить там Чарльза, с которым мы не виделись с того самого дня? Господи, как же все-таки было глупо полезть к нему целоваться пьяной!
Увы, в магазине меня ждал полнейший облом. Все дело в том, что когда тот сумасшедший с автоматом решил расстрелять Торговый Центр, несколько пуль задели и витрину, приводя шикарное платье в полнейшую негодность. Что ж, значит, не судьба. В прочем, походив между манекенов и витрин, я присмотрела несколько других платьев, которые тут же попросила принести мне в примерочную. Я стояла перед зеркалом, вертясь и рассматривая себя. Черное платье с юбкой из кружев в пол прекрасно облегало мою фигурку, подчеркивая все её прелести. Взглянув на ценник, я поняла, что придется, скрепя зубами, рассчитываться кpeдитной карточкой. С такими ценами мне никакой зарплаты на это платье не хватит. В планах, конечно, было не отрывать ценник и, если мне повезет и со мной на вечере ничего не случиться, то я уже завтра смогу вернуть его обратно в магазин, потому что оно мне якобы не подошло. Идеальное преступление. Хотя многие девушки так делали. Что поделать, когда твоей зарплаты не хватает на дорогие удовольствия, а рядом нет мужчины, который мог бы баловать тебя дорогими платьями. Приходится выкручиваться.
На само мероприятие я планировала попасть в качестве официантки. Конечно, просто так никто меня туда пропускать не собирался и нужен был специальный пропуск. Но удача мне сопутствовала, потому что обслуживал сегодняшнее благотворительное мероприятие ресторан моего знакомого. Конечно, пропуск на само мероприятие был бы куда уместнее, но у этого засранца уже была пара на этот вечер. Чуть-чуть лести. Много-много обещаний написать хвалебную статью о его ресторане (хотя это место и было очень популярным, от бесплатной раскрутки в газете никто отказаться не мог). И пропуск уже был у меня в кармане. И не важно, что я пока что не имею представления: каким именно образом я подсуну Стивену статью о модном ресторане, когда это вообще не было моей темой. Но об этом я подумаю чуть позже. Сейчас, главное, что части моего плана медленно собирались в единое целое. Я аккуратно сложила платье в сумку, положив так же туда косметичку, расческу и заколки. Если я попробую пройти мимо охраны с шикарной прической и макияжем, вряд ли меня кто-то вообще пропустит, ничего не заподозрив.
Когда настал "час Икс", я, вместе с другими людьми из обслуживающего персонала, вошла внутрь галереи с черного входа. Или, как его сейчас называли "входа для персонала". Чтобы не вызывать лишних подозрений, сумку я поставила в один из передвижных столиков, накрытых скатертью. Благо, что охрана проверяла только то, что находилось на самих столиках. Хотя это был явно их большой косяк. Отбившись от остальной части народа, я схватила сумку и прошмыгнула в уборную, закрываясь в ней. Я быстро стянула с себя одежду официантки, осторожно надевая платье и надежно пряча ценник, чтобы он не выглядывал. Не хватало ещё так опозориться. Дальше следовала очередь "боевого раскраса". Времени у меня было не так много, поэтому я решила на заморачиваться, подкрасив глаза в стиле смоки айс, что весьма подходило под моё черное платье. Волосы я подобрала, сделав что-то вроде греческой прически и вытягивая несколько прядей спереди, чтобы они слегка падали на лицо. Выйдя из уборной, я осмотрелась. Сумку с собой брать будет глупо, поэтому я оставила её в комнате для персонала, где до этого переоделась в форму официантки.
Так же осторожно я просочилась в зал, мило улыбаясь всем и здороваясь на манер всех "светских львиц". И, пусть я не знала некоторых людей, как и они меня, следуя правилу хорошего тона, все мне отвечали. Я прошла к столику с напитками, взяв в руки бокал с шампанским и немного пригубила его. Ох, это, конечно, не тайные расследования, но очень похоже на шпионские игры. Прямо-таки кровь кипит в венах от волнения. И, кажется, не зря. Уже через несколько минут моего хождения по залу, ко мне подошли двое мужчин с бейджиками, гласящими, что они из охраны. - Мисс, покажите своё приглашение, пожалуйста. - Я очаровательно им улыбнулась. - Конечно, минутку, - я сделала вид, что ищу несуществующее приглашение в своем клатче, а потом, все так же мило улыбаясь, сделала вид, что я вспомнила что-то очень очевидное. - Ох, точно! Я и забыла, что они у моего партнера, с которым я пришла. - Я обернулась по сторонам, делая вид, что высматривала его в толпе. - Только он где-то запропастился, пойду поищу его, - я уже хотела было под шумок сбежать, но рука, обхватившая моё запястье мне не дала. - Мисс, пройдемте с нами. - Я попыталась что-то промямлить в ответ, но меня, конечно никто не хотел слушать. - Милая, вот ты где, а я тебя повсюду ищу, - я не успела даже опомниться, как рука Чарльза уже обхватила мою талию, прижимая меня к себе, а его губы накрыли мои. Мои ноги едва предательски не подкосились. Так хорошо это было. Его мягкие горячие губы, сминающие мои в сладком поцелуе. Пусть, он так только спасал мою тощую задницу в очередной раз, но так хотелось, чтобы этот момент длился как можно дольше.

LOOK

Отредактировано Stephanie Brennan (2017-08-08 20:12:34)

+2

3

Мужчина никогда не любил эти людные мероприятия, где собирались люди из высшего общества. Хотя он и сам принадлежал в каком-то смысле к этому обществу, ведь врачи, а в частности хирурги обладали достаточно высокой зарплатой, а главное манерами и воспитанием по большей части, конечно, чтобы быть на вершине мира. Некоторые на самом деле так и делали, открывая даже лечебные центры своего имени, где исключительно лично проводили высококлассные операции за крайне немалые суммы и признаться клиентов у них было на отбой. Сливки общества любят подобные клиники, где все по высшему разряду и уровня «luxury», чтобы им было приятно чувствовать собственную важность, а когда всем заведует еще и опытный врач – разве может быть нечто привлекательнее? Тратить триста тысяч на операцию в обычном месте или полмиллиона в месте экстра-класса тут не большая разница для личностей, располагающих многомиллионным состоянием. Такие клиники не страдали от бесконечно долгих смен и работы на две, а то и на три ставки. Иногда они вообще могли работать по шесть часов день, за исключением дней с операциями. Количество клиентов покрывалось хорошими суммами выплат, также, как и выплат за постоперационное сопровождение клиента, когда врач посещал его каждый день, общался и проверял, рассказывая обо всех анализах и прочих вещах, за немалые деньги конечно же.
- Тебе надо там быть! – проговорил глава хирургии еще раз сообщая мужчине, что отвертеться не будет возможным.
- Я выдам тебе выходной, а потом поставлю вечернюю смену.
- Мне было бы спокойнее на работе.
- А мне нет! – его голос звучал слегка раздраженно, но, впрочем, он итак представлял себе, что с Холденом в этом плане будет куда как сложнее. Проще было уговорить того на двое суток работы, чем заставить отдохнуть от нее. Это казалось самому заведующему не менее странным, но в данной ситуации он предпочитал не задавать вопросов. Если человек хочет работать, а главное может это делать с высоким профессионализмом, то почему бы и нет?
- Администрация больницы меня уничтожит на месте, если ты не появишься там. Ты их восходящая звезда.
- Я хотел просто делать свое дело.
- Молодец, сделал. Теперь иди и отдувайся, я лично проконтролирую, чтобы ты там был, и если будет нужно от самой двери твоего дома. Может кого-нибудь прихватить, там приглашение «+1».
- Хорошо – конечно, никого мужчина брать с собой и не собирался. Да и не было у него должных претенденток на этот вечер? К тому же как он должен сказать это человеку: «Привет, сегодня тебе придется бросить все дела, потому что ты идешь со мной на благотворительный вечер в картинную галерею?». Вряд ли какая-то девушка вот так может сорваться со своего места и рвануть туда просто потому, что ей это сказал Холден, едва ли не в приказном порядке.
Смену пришлось завершить уже в три часа дня, чтоб отправиться в домой и превратиться из врача в человека. Да, это определенно было разными понятиями, ведь на работе он выглядел совершенно не привлекательно, хотя может кому-то и нравились все эти белые халаты и то, как Чарльз смотрелся в них, но сам он не оценивал такой облик, как выигрышный. К тому же белый халат крайне сомнительный наряд на благотворительную вечеринку. Обычный классический костюм, разве что не самый стандартный цвет (черный), а скорее темно-синий, но при некотором освещении их было сложно различить.
Брать свою машину он не стал, потому что почти был уверен в том, что без шампанского ему не обойтись, дабы пережить бесполезный треп и снующих повсюду официантов. Значит остаются один вариант – такси. Вызвав машину через приложение, он подождал пару минут и то уже крайне быстро домчало его до нужного места. Благо от центра города добраться куда-либо вообще было крайне просто и удобно. Место было вполне себе привлекательным, хотя сам Чарли не относился фанатам высокого искусства, да даже к фанатам низкого искусства и искусства в принципе. Картины и картины, можно посмотреть разок, потом пройти дальше. Ему тяжело было понять людское восхищение этим, особенно более современными стилями, ушедшими максимально далеко от реализма.
Его начальник был тут, и они успели перекинуться парой взглядов, так что Холден посмотрел на него со словами «ну что ты доволен» и видимо улыбка в ответ значил – «доволен». Сколько ему тут быть? Часа хватит? Может полчаса? Наверное, было бы неловко уйти до начала самого мероприятия, ведь оно должно было быть? В Хопкинсе ему доводилось бывать на таких вечерах, и даже в центре внимания, особенно по возвращению из Афганистана и получению своей врачебной лицензии, когда их награждали, в особенности наградами от мэрии города. Да, у него были военные награды, словно он правда воевал и был в боевых точках. За спасение людей они тоже полагаются и будучи просто резидентом он не мог от них отказаться, в честь чего обрел не малую славу у обитателей Хопкиса, где ни для кого не было секретом то, что он прошел через куда больший «ад», чем большинство начинающих хирургов в этом мире.
Вечер обещал быть крайне скучным, но стоило на горизонте появится Стефани Бреннан в своем черном наряде, как стало понятно: «жди веселья». Странным образом девушка умела притягивать к себе внимание и видимо не одного только Чарльза, потому как первыми к ней подошли именно охранники. Он сомневался, что она бы стала разыгрывать дурочку перед ними, находись она на этом приеме законным образом, а не пробравшись воспользовавшись своим журналистским хитрожопием. Но как не странно ее хитрость оказалась отнюдь не долговечной и вот ее уже почти взяли под руки дабы отправить прогуляться к выходу, пока еще цивилизованным образом, как рядом возник Чарли, подоспевший предельно вовремя.
- Милая, вот ты где, а я тебя повсюду ищу – сказал мужчина, а после обхватил девушку за талию, притягивая ближе к себе, тем самым заставляя охранников немного опешить и все же отпустить нарушительницу. Их губы сошлись в поцелуе, том самом, что он определенно задолжал ей из бара, но если целовать пьяную девушку, что не контролирует свое тело было бы крайне неправильно, то вот трезвая и вполне себе удивленная резким развитием событиями Бреннан была ему куда больше по душе. Холден не пытался сделать этот поцелуй каким-то театральным представлением, в данном случае все было исключительно по-настоящему, и никто из них не играл в наслаждение. Они правда целовали друг друга и им правда было хорошо от этого. Длилось это небольшое шоу секунд тридцать, пока их губы не расстались, а Чарли не продолжил разговор с охраной.
- Негодница сбежала за шампанским и видимо не смогла оторваться от него – усмехнулся Чарли, а потом достал из внутреннего кармана свое приглашение и на нее тоже, хотя там не было указано какого-то именно, но и не должно было.
- Извините, доктор Холден – проговорил один из охранников – будьте добры в следующий раз сообщить своей даме, чтобы она сразу называла ваше фамилию. Мы просто делаем свою работу – закончив речь пара мужчин покинули их, но Чарльз ничуть не отпускал девушку даже на миллиметр от себя, все также прижимая ее за талию ближе.
- В следующий раз, когда я буду спасать твой чудесный зад, то я потребую что-то большее чем поцелуй – пошутил мужчина, вспоминая, что это уже второй случай, а прошло сколько? Едва ли больше недели с момента, когда произошла стрельба в торговом центре. Развернув девушку к себе, он прижал ее к своему телу, как будто они танцевали, хотя та музыка что играла никак не подходила для этого и была слишком приглушенной, так что звуки от голосов людей перебивали ее с лихвой.
- Признайся, ты меня преследуешь – вновь улыбнувшись произнес Чарльз, глядя в ее глаза. Им еще не доводилось быть так близко друг другу, находясь на расстоянии, которое принято называть «расстоянием для поцелуя». Каждый мог бы приблизиться и оставить вновь свой след на чужих губах.
- Что же вы так растерялись, мисс Бреннан, еще недавно ведь именно ты пыталась поцеловать меня – вновь напомнил мужчина ей про тот случай в баре, что завершился абсолютно ничем. Но все же он определенно вызывал приятные эмоции, пусть и основанные на лжи, которой подливал в чувства двух людей алкоголь. Хотя на самом деле мужчина сейчас действовал точно также, как и мог бы действовать тогда, как желал действовать. Почему нет? Ему понравился поцелуй. Также ему нравилось держать девушку рядом, так что она едва ли могла освободиться сама, но хотела ли она этого?

+2

4

У всего хорошего, как бы прискорбно это не звучало, всегда есть конец. И у этого поцелуя он, к сожалению, тоже был. Я прибывала ещё в неком приятном шоке, пока мужчина ловко отвадил от нас охрану, показав своё приглашение, где указывалось, что он мог прийти с парой. Черт, а я, ведь, даже не подумала о том, что у Холдена может быть пропуск на подобное действо. Да и как бы это выглядело? В очередной раз подкараулить его у выхода из клиники с видом "а тебе случайно пара на благотворительный вечер не нужна?". Представляю всю комичность ситуации. - Знаешь, меня весьма удивляет, кстати говоря, что ты спас меня. Одно дело, когда вокруг идет пальба из автомата, но совсем другое, когда я занята тем, что тебя больше всего во мне раздражает - собираю материал, чтобы потом подлизаться к начальству и услышать хвалебные отзывы о своей статье, - я частично использовала его же слова, которые он говорил мне при нашей самой первой встрече. Я не передразнивала мужчину, просто хотела понять: с чего вдруг такие резкие перемены? - С чего это ты вдруг решил мне помочь? И спасти мою очаровательную задницу от неприятностей, а, Чарльз? - Я лукаво посмотрела в его серые глаза. Мы находились так близко к друг другу из-за того, что он прижимал моё тело к себе, отчего я буквально чувствовала, как плавится моё тело в его руках. Даже сквозь ткань одежды. Черт! А это, ведь, был всего один поцелуй! - Подумал, что в таком платье, ты будешь смотреться органичнее здесь, со мной, чем на крыльце. - Мои губы тронула улыбка. - Что ж, это очень мило с твоей стороны. Весьма неожиданно, но мило, - мне совсем не хотелось выбираться из его объятий или чтобы он сам меня отпускал. Наоборот, хотелось как можно дольше продлить этот волнительный момент. Когда жар от его пальцев проникал сквозь тонкую ткань моего платья, распаляя кожу под ней, заставляя где-то внизу живота даже от такой маленькой приятности скапливаться лаве. И мои мысли то и дело уходили куда-то совершенно за пределы этого вечера, этого благотворительного мероприятия, этих людей, что смотрели на нас. Мои мысли были где-то в постели, представляя совершенно не детские картинки совместного времяпровождения. От собственных фантазий становилось ещё жарче, а на щеках даже выступил легкий предательский румянец. - Преследую? - Я тихонько рассмеялась. - Мистер Холден, если бы я хотела Вас преследовать, я бы каждый день караулила Вас у госпиталя, в надежде увидеть, и тогда бы Вам пришлось вызывать полицию. А так получается, что это Вы меня преследуете. - Я в шутку перешла на "Вы". - Вот только не могу понять: то ли ты мне лжешь и тебе на самом деле нравится быть героем, то ли тебе нравится спасать конкретно мою очаровательную задницу и ты находишь для этого подходящий повод. - Я вглядывалась в его глаза, отмечая там лукавые искорки. А фантазия уже уходила намного дальше, рисуя картину его потемневших от страсти глаз, с обожанием изучающих каждый изгиб моего тела. Ох, мамочки, что-то шампанское у них какое-то странное. Выпила всего глоток, а рассуждаю так, будто в одно лицо выпила целую бутылку. - Помниться мне, Чарльз, Вы мне отказали в удовольствии коснуться Ваших губ. - И снова эта маленькая игра, переход с "ты" на "вы", подогревающая интерес ко всему происходящему. Я привстала на носочках, подаваясь слегка вперед. Мои губы нежно коснулись губ мужчины, вовлекая нас обоих в новый поцелуй. Надеюсь, что далеко не последний за этот вечер. Его губы мягко сминали мои, заставляя все тело наполняться приятным теплом. Но долго это продолжаться не могло - вокруг было слишком много людей, а ещё немного и этот поцелуй грозился из нежного перерасти в страстный и тогда пришлось бы срочно искать какую-нибудь каморку для уединения, чтобы сбросить то сексуальное напряжение, которое витало в воздухе вокруг нас. А сейчас мне не стоило забывать о том, что я, в общем-то, проникла на этот благотворительный вечер с целью собрать хоть какой-то материал для статьи. - Это моя маленькая благодарность за спасение моей очаровательной задницы, - я усмехнулась, легко прикусывая губу и чувствуя, как пальцы мужчины чуть сильнее впиваются в мою кожу. Приятно знать, что ты заводишь кого-то так же сильно, как и он тебя. - Ты мне немного подыграешь? - Невинно хлопая глазками, спросила я. Все-таки наличие спутника на этом вечере уж точно гарантировало мне пропуск в абсолютно любую часть мероприятия. Чего не было у многих журналистов. Моё внутреннее я довольно потирало ладошки, предвкушая, как будут кусать локти все остальные, когда выйдет статья. Если выйдет, конечно, и Стив её не отбракует. - Честное скаутское, я не буду о тебе писать, - я подняла одну руку вверх, как это обычно делали, когда клялись в чем-то. И не важно, что я никогда не была скаутом. Чарльзу об этом знать не нужно. К тому же, урок выучен сполна. Писать о нём - себе дороже.
Остаток вечера прошел как-то не заметно. Холден постоянно был рядом со мной, придерживая меня за талию и прижимая к себе, как будто бы заявляя этим самым всем вокруг, что я его и больше ничья. Или же он боялся, что моё платье выглядит слишком вызывающим и боялся, что меня кто-то решиться похитить? В прочем, мне весьма льстила его рука на моей талии. И я даже не пыталась её оттуда убрать. Пару бокалов шампанского и вечер становится веселее. Но нет, я не повторю свою прошлую ошибку и не буду напиваться в хлам. Как показывает практика, трезвой я получила в два раза больше поцелуев, чем когда была пьяна и готова на разврат в любой форме. Мне удалось взять достаточно материала для того, чтобы написать хорошую статью. Благодаря Чарльзу я познакомилась с несколькими новыми людьми и мы даже побывали на аукционе, куда обычно не пускали прессу. И, хотя я мало что понимала в современном творчестве, картины молодого художника уходили с молотка за баснословные цены, заставляя моего внутреннего еврея удушиться жабой, а потом наоборот.
- Спасибо тебе за этот вечер, - я улыбнулась, когда мы с Чарльзом уже стояли на улице, вдыхая ночной воздух Сакраменто. Над нашими головами расстилались тысячи звезд. А в моей голове была лишь одна мысль - я не хочу сегодня засыпать одна в своей постели. Одна машина такси на двоих - Холден аргументировал это тем, что многие сейчас вызывают такси, чтобы уехать с мероприятия домой. Я же увидела в этом шанс, которым непременно хотела воспользоваться. Мы сели в такси и, стоило нам только тронуться с места, как я повернулась к мужчине, легко проводя по его щеке пальцами и тут же касаясь его губ своими. - Предоплату за услуги по спасению принимаете, мистер Холден? - Я оторвалась от его губ лишь на секунду, чтобы жарко прошептать эти слова на его ухо. И теперь уже его губы накрывают мои, сминая в жарком поцелуе, от которого не хватало воздуха и начинала кружиться голова. От которого по венам вместо крови начинала течь разгоряченная лава, а внизу живота скапливалась приятная тяжесть. Он оторвался от моих губ лишь на секунду, чтобы назвать водителю единственный адрес, по которому мы сегодня поедем. И он будет не мой.

+1

5

Наверное, если бы не внезапное появление Стефани, то этот вечер точно попал в список «унылые мероприятия», но она разбавила его одиночество и теперь все становилось даже интереснее. С ней рядом все казалось иначе, чем в прошлые разы, да и этот поцелуй стал слишком приятным, чтобы забыть о нем, хотелось помнить и ничего кроме этого больше не могло проникнуть в голову. Ее губы – в этом было что-то притягательное, но было бы невежливо прервать ее слова и вновь отдаться власти тела.
- А может я спасал не тебя, а всех этих людей от тебя, жертвуя собой. – сказал Холден начиная их небольшую игру. Как еще можно было назвать весь этот диалог, построенный вовсе не на перепалке друг с другом, а на каком-то особенном флирте, понятным лишь им, впрочем, остальным и не следовало знать, что тут происходит. Ненависть слишком сильное чувство, чтобы поддерживать его слишком долго, да и к тому же в прошлый раз они явно примирились за бокалами горячительных напитков, едва не заставивших девушку не только упасть в объятия врача, но и поцеловать его, хотя в том случае из этого не получилось бы ничего хорошего. Сейчас правила игры изменились. 
- Подумал, что в таком платье, ты будешь смотреться органичнее здесь, со мной, чем на крыльце. – конечно, он знал, что сюда девушка проникла не ради встречи с ним и уж точно не ради бесплатного шампанского. Всему виной был сам прием и желание осветить его в газете, где она работала. После провалов со статьей о Холдене ей явно жилось не сладко в редакции, да и после того, как он высказал не мало «приятных» слов в адрес ее редактора, который с такой легкостью допустил все к печати. Ведь по факту ответственность несла даже не сама Бреннан, а именно этот человек, что не удосуживался проверить столь важный факт, заявленный в статье, никак не относящийся к каким-то секс-меньшинствам.
Они так и продолжали стоять прижимаясь друг к другу, а Чарльз все держал руки на ее спине и талии, не отпуская от себя Стефани даже на шаг. Это заводило, а их разговор словно керосин, которым никто даже не пытался тушить пожар. Желание расползалось по всему телу каким-то тягучим ощущением, мыслью покинуть это место, но девушку ждала работа, да и он не мог бы уйти столь скоро.
- Мне кажется мы уже выяснили, что караулить у госпиталя плохая идея – усмехнулся мужчина, явно намекая на их первую встречу, которая определенно не закончилась ничем хорошим. Конечно, он не собирался акцентировать на этом внимание, скорее использовал как легкую колкость, в которой была и доля шутки, ведь нельзя ко всему относиться настолько серьезно.
- И вообще из нас двоих именно меня пригласили сюда – ответил он на ее обвинение в преследовании, ведь по факту он уже был тут, а она только пришла и без него не долго бы задержалась на приеме, отправившись наблюдать за вечерним городом под свет уличных фонарей. Тогда бы девушка могла написать статью лишь о том, как хорошо работает охрана в этом заведении, что быстро обнаружила случайного незваного гостя и выставила его прочь.
- Героем мне быть не нравится, видимо все сводится к очаровательным задницам – усмехнулся мужчина, а дальше девушка все же решила взять свое, заручаясь большей уверенностью, чем после их первого поцелуя. В свою очередь прошло совсем не много времени, прежде чем последовал второй поцелуй, позволяя им вновь насладиться этим моментом. Правда в этот раз Чарли все же решил на самом деле узнать всю прелесть очаровательной задницы Бреннан, которую он спасал второй раз, отчего одна его рука с талии соскользнула чуть вниз, добавляя в поцелуй не просто приятных эмоций, но еще и чего-то чуть-чуть выходящего за рамки. Он сжал ее ягодицу через плеть, придвинув бедра девушки плотно к себе, она же впивалась теперь в его губы стараясь не сорваться на страсть, при этом демонстративно показывая лишь нежность. Если говорят, что между двумя людьми пробегает искра, то сейчас как минимум вереница из тысячи искр взлетала вверх. Высекаемые их телами от едва контролируемого желания, но стоит помнить, что вокруг прием, а они гости и надо быть чуточку сдержанней.
- А ты знаешь толк в благодарности – улыбнулся ей в ответ мужчина, при этом соглашаясь подыграть ей и стать даже кавалером на этот вечер. Все же он мог ненавидеть ее работу, но не целиком, а лишь некоторые аспекты. Писать о каком-то мероприятии это нормально, ведь далеко не каждый житель Сакраменто может позволить себе побывать на этой закрытой вечеринке, а потому почему бы и нет? Тут не происходит ничего секретного, люди приходят, жертвуют деньги и только. Разве что был еще аукцион, куда журналистам был вход закрыт по их пропускам, но Бреннан определенно была тут нелегально, отчего никто даже не обратил на нее внимания, и она получила тот самый небольшой кусочек собственного эксклюзива, хотя сам Чарльз не понимал, что может быть интересно в баснословных ценах за какие-то краски на холсте.
Наверное, стоило бы сразу позвонить ей или найти ее, чтобы встретиться и пригласить на вечер. Но это даже не пришло в голову мужчине сегодня, зато сейчас он ощущал себя прекрасно, держа при себе эту девушку и ощущая, как многие кидают на нее свои взгляды в этом привлекательном платье и взгляды эти выражают две эмоции: зависть и восхищение. Именно поэтому Чарли располагал свою руку на ее талии, порой даже чуть опускаясь на бедро, иногда и вовсе прижимал ближе к себе в каком-нибудь разговоре, словно они и правда были настоящей парой. Стефани же не стеснялась ему подыгрывать во всем, вряд ли она была против всех этих прикосновений, иначе сразу бы заявила о подобном условии, но Холден видел легкий восторг в ее глазах, что она пыталась скрыть. Можно было даже не задумывать о том, что это вызвано приятной компанией, а не восхитительным приемом. Вместе с ним ей с трудом удавалось быть журналисткой и все сильнее тело взывало к желанию быть лишь женщиной в руках сильного мужчины.
Вот таким должен был быть их вечер, а не пьяным вожделением друг друга, с которого было бы скорее стыдно, чем приятно. Это подходило под идеальную встречу, где каждый получил, чего желал: она нужны для статьи материал, а он прекрасную спутницу, которая будет рядом. – Без твоей компании он был бы самую малость скучноват – признаться Холден и не заметил, как пролетело время, ведь кроме как о девушке он больше ни о чем и не думал. Да даже говорить со всеми гостями ему было не столь интересно, как смотреть на нее, как она делает свою работу, как общается, как улыбается и как держится.
- Сегодня много машин, мы поедем вместе – сказал он, видя, что они не первые покидают галерею, а многочисленные такси подъезжают к месту, чтобы развезти гостей по домам. Впрочем, ему не хотелось завершать этот вечер, как в прошлый раз в баре. Тогда ее следовало отправить домой и не было иного правильного решения, сейчас же хотелось поступить неправильно и увезти домой Бреннан, но готова ли была она решиться на такой шаг, тут Чарльз еще не представлял себе этого. Да и как ее спросить? Это тоже кружилось в его голове, пока не приехала их машина, а они не оказались внутри.
Едва они сели в машину, как губы девушки сразу вновь прикоснулись к его. Они назвали какой-то адрес, скорее всего ее, но желание быстро победило над разумом. Вопрос решился сам собой, когда девушка прошептала столь возбуждающие слова на ухо Чарли, давая крайне однозначный ответ о дальнейшем продолжении их вечера.
- На перекресток пятой и джей-стрит. – сказал он, раздумывая над ее слишком уж заманчивым предложением, попутно сражаясь с образами абсолютно обнаженной Бреннан перед ним. Он мог думать о многом раньше, но никогда еще подобны мысли не были настолько навязчивыми, что казалось, если он не найдет чего-то другого за что можно зацепиться в своем сознании, то разорвет к черту ее платье и все что под ним для осуществления этой необычайной красоты картинки. На самом деле Чарльз мог даже не отвечать ей, просто все это было совсем не обязательно, да и ни к чему было лишний раз что-то говорить. Им было наплевать на таксиста, которому приходилось только видеть целующуюся пару на своем заднем сиденье автомобиля. Руки врача гуляли по ее телу, но все же та самая часть, что так старательно искала приключений притягивала его сильнее всего. Он бы определенно пожелал усадит ее к себе на колени, если не выяснилось бы, что они уже приехали к месту назначения. Расплатившись пятьюдесятью долларовой купюрой Чарли быстро двинулся вместе со Стефани внутрь здания, вестибюль которого чем-то походил на отель, хотя на самом деле тут располагался вполне себе жилой элитный дом с квартирами, ценники которых стартуют от полумиллиона долларов.
Лифт встретил их привычным звонком, повествующим о своем прибытии, а потом они достаточно быстро прошли внутрь. Стоило дверям закрыться, как нависающее напряжение начало давать свои результаты. Холден прижал девушку к стенке и теперь его поцелуи легли отнюдь не на губы. Их объектом стали шея девушки, а после и чуть ниже, доходя до границы платья, что не предусматривало декольте и очень зря. Они слишком долго терпели это вожделение между ними, игру, которая из простого легкого флирта казалось, что вышла из-под контроля и гори они все огнем. Сейчас ничто уже не имело никакого значение. Двери лифта открылись, а Чарли только успел вновь подхватить девушку на руки, как после инцидента в торговом центре. В этом было какое-то дежавю, ведь тогда он также выносил ее из лифта.
Карта открывает дверь в его квартиру, расположенную в конце коридора и вид на ночной город сразу встречает их внутри. Такое расположение квартиры считалось определенно элитным ведь охватывало по заверениям 280 градусов обзору во все стороны, что было может немножечко ложью, но в целом являлось почти правдой. Сейчас же им обоим было не до прекрасного Сакраменто, горевшего огнями, потому Холден только успел скинуть собственные ботинки, ступая по полу и все также держа на руках Стефани. Он донес ее до самой постели, пока не позволил наконец, ей погрузиться на его мягкую ночную обитель. Постель была достаточно просторной, потому что мужчина всегда любил свободу и много места. Пиджак в мгновение ока упал на пол, а сам он тут же оказался подле Бреннан, задирая собственными руками полупрозрачный подол ее платья даже чуть выше бедер. Он тянулся к ее губам и достиг их вновь, давая воля максимально страстному поцелую, когда за ними уже никто не наблюдает, в то время как руки сжимали плотно ту самую «очаровательную задницу» и уже не через ткань платья, а ощущая теплоту кожи. В его брюках становилось слишком тесно от возбуждения рядом с ней и если так Стефани собиралась отдавать ему тот самый долг за собственное спасение, то лучше пусть это будет очень длительная выплата, подобно ипотеке, чтобы он мог сладострастно наслаждаться каждый моментом, который непременно повториться еще и еще.

+2

6

Моё тело горело от каждого прикосновения мужчины. От его пальцев, жадно впивающихся в мою кожу сквозь тонкую ткань моего платья оставляя при этом на коже красноватые следы. От его губ, жадно и страстно с мигающий мои, уже саднящие, губы. И все моё тело наполнялось жаром его тела, растекающимся по коже и под ней, скапливаясь приятной тяжестью внизу моего живота. И, конечно, никто из нас не думал о том, что наша страсть вырвалась наружу на заднем сидении такси и за всем этим непотребством сейчас в зеркало заднего вида наблюдал водитель. Благо, что машина вдруг остановилась, доставим нас в пункт назначения, иначе, мне кажется, присутствие постороннего человека, нас бы ничуть не смутило продолжить наслаждаться телами друг друга дальше. Ночной воздух скользил по коже, создавая яркий контраст. Жар моего собственного тела сталкивался с прохладным ночным воздухом, заставляя меня невольно вздрогнуть сильнее прижимаясь к мужчине в поисках тепла, а мою кожу порыться мурашками.
Мы вошли в здание, которое я бы непременно оценила бы по достоинству, если бы все мои мысли бы не были заняты Кардио хирургов. А так дорогое убранство холла осталось мною не заслуженно не замеченным. Мы вошли в лифт, который встретил нас привычным звоном, когда его двери открылись. Стоило же им только закрыться, как Холден прижал меня к одной из стен лифта, зажимая меня между своим разгоряченным телом и холодом металла от стенки лифта. Новый контраст ощущений заставил мою кожу покрыться очередной порцией мурашек. С моих губ сорвался тихий стон, когда губы Чарльза заскользили по нежной коже на шее, оставляя после себя горящие участки кожи. Мои пальчики запутались в его волосах, притягивая мужчину ближе к себе. Внезапно двери лифта открылись. Я розачарованно простонала, но тут же тихонько пискнула, когда мужчина подхватил меня на руки, вынося меня из лифта. Было в этом действе что-то забавное, учитывая, что именно в тот день, когда Чарльз вынес меня на руках из лифта, все и началось. Маленькое ощущение дежавю. Я бегло осмотрелась, отмечая прекрасный вид из окон на ночной город и в тайне надеясь, что это будет не единственная моя ночь в этой квартире. И что я буду ещё не один раз наслаждаться прекрасным видом на сверкающие огоньки Сакраменто. Мужчина осторожно положил меня на просторную постель, сбрасывая свой пиджак и при этом тут же нависая надо мной. Одна его рука стала поднимать полупрозрачную юбку моего платья, скользя по голой коже. Его пальцы страстно вписалась в кожу моего бедра, соскальзывая на ткань трусиков и сжимая мою многострадальную попку. Его губы страстно впивались в мои жадно целуя, заставляя лёгкие внутри гореть от огня и нехватки воздуха. Я буквально чувствовала, что ещё немного и мужчина не выдержит - просто разорвет платье прямо на мне. Поэтому я отстранилась от его губ, упираясь ладошками в его широкую грудную клетку и слегка отодвигая от себя. - Подожди, остановись. Всего на минутку, - тяжело дыша прошептала я, осторожно выбираясь из объятий Чарльза. Первым делом я расстегнула ремешки на босоножках, сразу же становясь ниже на несколько сантиметров без них. Затем осторожно сняла сережки с птичками, откладывая их на тумбочку рядом с кроватью Холдена. Туда же отправились и несколько шпилек из моей причёски от чего волосы рассыпались по моим плечам. Последним я начала осторожно расстегивать молнию на платье. Когда оно упало к моим ногам, я аккуратно подняла его, складывая на кресло неподалёку. Я медленно подошла к кровати, где так и остался лежать Чарльз, все это время наблюдая за мной. Я забралась на кровать, нависая над мужчиной. Оседлав его, я шкодливо пробежалась пальчиками по грудной клетке мужчины. Пальчики ловко начали расстегивать пуговицы на рубашке Чарльза. Когда я справилась с последней, я распахнула рубашку. Ноготками я легонько провела по грудной клетке кардиохирурга, с наслаждением отмечая, как напрягается каждая мышца под моими пальчиками. Я склонилась к мужчине, касаясь губами его ушка, провела кончиком языка по ушной раковине, зубами слегка прикусила мочку уха, затем нежно посасывая её. Мои руки скользили по идеальному телу, с нескрываемым восторгом изучая каждый изгиб тела Чарльза. Мои губы сместились на его шею, покрывая её поцелуями. Местами я легонько прикусывала кожу оставляя свои отметины на теле мужчины, и тут же нежно касаясь губами, как бы извиняясь. Мои губы следовали за руками, изучая Холдена. Все ниже, и ниже. Минуя грудную клетку и слегка задерживаясь на соблазнительных кубиках пресса. Ох, и за какие такие достоинства мне достался такой мужчина?
Шаловливые пальчики потянулись к ремню на брюках Чарльза. Я нарочито медленно расстегивала его, чувствуя напряжение мужчины и то, как от возбуждения ему тесно в его брюках. Слегка приспустив их, я отодвинула ткань трусов, высвобождая возбужденный член мужчины. Сначала я обхватила его рукой, медленно проводя по всей длине и поднимаясь к головке, легонько массируя её большим пальцем. Затем мой язык заскользил от самого основания члена до головки, очерчивая её язычком, а затем легонько подув, чтобы уже в следующую секунду принять её в плен горячего ротика, создавая маленький контраст ощущений. Мой язык скользил по головке, очерчивая её по кругу, массируя. Пальцы Чарльза просколзили по моей щеке, тут же путаясь в волосах, как бы намекая на его желание почувствовать куда больше. И как можно было отказать в желании такому мужчине? Мои губки заскользили по члену вниз, постепенно принимая его до самого основания, позволяя ему полностью заполнить мой ротик, упираясь в глотку. Медленно, растягивая удовольствие от процесса, я начала двигать головой так, что то в моём ротике оставалась только головка члена, а то он уже полностью находился в нем до самого основания. Судя по тому, как сжались пальцы Чарльза на моих волосах - ему весьма нравились мои маленькие игры. Со временем я начала наращивать темп, от чего комната наполнилась пошлыми хлюпающими звуками. Я начала помогать себе рукой, массируя член мужчины у самого основания и его разрядка не заставила себя долго ждать. Прижав мою голову к своему паху, он кончил мне прямо в ротик. Я послушно проглотила всю его сперму, после отстраняясь и тяжело дыша. Хотя о какой передышке могла идти речь?
Холден подмял меня под себя, лишая меня остатков одежды в виде нижнего белья, едва ли не разрывая тонкую кружевную ткань. Его остатки одежды так же отправились в полет на пол и теперь мы были в равных условиях - полностью обнаженные друг перед другом. Я прикусила губу, с наслаждением представляя, как я могу в эту ночь раз за разом прикасаться к идеальному мужскому телу. Чувствовать напряжение его мышц под своими пальцами. Тем временем губы мужчины заскользили по моей шее, оставляя влажные следы и красноватые отметины засосов, словно клеймо о том, что теперь я принадлежу ему целиком и полностью. Что ж, я бы не отказалась, если бы у меня была возможность проводить каждую ночь в его постели - слишком сладко его губы терзали мою нежную кожу. И слишком страстно его пальцы скользили по ней. Губы мужчины спустились ниже, по моей ключице, оставляя кожу гореть от каждого прикосновения. Он проводит языком по ложбинке меж грудей. Оставляет несколько легких, едва ощутимых прикосновений губами на груди, а затем его губы обхватывают один сосок, слегка оттягивая его и причиняя лёгкую, но вместе с тем, возбуждающую боль. С моих губ опрометчиво срывается сладостный стон и я уже вижу лукавую ухмылку мужчины. Его язык скользит вокруг соска, заставляя его стремительно твердеть. Его зубы слегка прикусывают его, а затем губы вновь накрывают сосок, который он начинает нежно посасывать, как будто извиняясь за боль, которую только что причинил. Пальцы его одной руки обхватили второй сосок, слегка сжимая, перекатывая его между пальцев, заставляя тело выгибаться навстречу ласке, а губы приоткрыться в попытке поймать воздух, который словно стал тяжелее вокруг нас. Его губы отпускают один сосок и тут же пленяют второй, проделывая ту же сладкую пытку. В один момент, словно наигравшись, мужчина оставляет мою грудь в покое, вызывая у меня стон разочарования. Но он движется ниже, спускаясь губами по плоскому животику. Словно издеваясь, он оставляет несколько поцелуев на бедренной кости, затем - на второй, не спускаясь ниже. - Хватит меня дразнить, - нетерпеливо выдохнула я. Его руки скользят по моим бедрам, раздвигая мои ножки в сторону. Его язык спускается ниже, заставляя меня задохнуться от приятных ощущений и вцепиться руками в простыни. С губ срывается стон и я прикусываю губу от приятных ощущений, прикрывая глаза, чтобы в полной мере насладиться приятными ощущениями внизу живота.

+1

7

Одежда была явно лишней в такой момент, и сама девушка отлично понимала это, отчего остановила мужчину, когда тот был уже готов избавит ее от платья, но отнюдь не самым деликатным способом, а просто грубо разорвав его, конечно, обязательно в дальнейшем оплатив его стоимость. Но к черту одежду, черту все, что может позволить закрыть ее тело от его рук и не только рук. Холдену пришлось ждать и просто наблюдать за тем, как она аккуратно избавляется от каждого мешающего элемента: серьги, туфли, платье – все остается перед кроватью, теперь же к нему идет девушка в нижнем белье, что явно было лишним, но раз она приближается к нему в таком виде, значит, определенно не боится, что оно пострадает.
Чарльз лежал на постели, а она же теперь подошла и оказалась сверху над ним. Стоило ему поднять свой корпус, как Стефани тут же начала быстро расстегивать его рубашку, чтобы оголить тело, но он и сам был готов сорвать ее, благо он уже слишком давно не носил классических рубашек с пуговицами, а предпочитал заклепки, иначе потом после таких вот феерических кульбитов обнажения пришлось бы еще подчищать свой дом от посыпавшихся запчастей и главное выкидывать рубашку, ведь как бы это забавно не звучало, но шить он не умел. Может людей, но определенно не вещи – тут на самом деле разная техника. Бреннан касалась его, но он хотел совсем других прикосновений, ощущая тепло ее губ, ощущая поцелуи, которые были куда более резкими под стать их желаниям. Нежность определенно прекрасна, но она никак не согласуется со страстью и той накопленной энергией, что искрила между ними на протяжении всего приема. Нужно срочно было выпустить все из-под контроля и только тогда можно хоть как-то вернуть контроль над собственным сознанием.
Девушка тоже не могла слишком долго медлить, потому пальцы потянулись к ремню мужчины на брюках, а скоро избавившись от одной преграды, позволили и другой остаться в небытие, открывая ей доступ к чего члену, уже жаждущему ласки, той самой, что входила видимо в этот приятный «аванс». Ее откровенные желания было не тяжело предугадать, когда рука сомкнулась на затвердевшей плоти мужчины, а язычок прошелся от основания до самой головки. Воздух заполнял легкие, согревая их теплом. Казалось, что в доме слишком жарко, но на самом деле тут всегда было даже слегка прохладно.
Казалось, что он была должна оказаться тут еще в тот день, вот только в том случае все было бы не столь приятным, как теперь. Они оба желали этого по своей трезвости, ведомые исключительно собственными позывами, доведенными до предела. Прикосновения и ласки Стефани были слишком приятными, чтобы сдержать собственный стон, да и зачем? Она явно довольствовалась этим не меньше. Ему казалось, что девушка должна была быть тут всегда, должна быть и после, какая-то непреодолимая тяга заставляла его желать ее только сильнее. Ладонь мужчины проходила по ее щеке, добираясь до волос и головы, чтобы управлять ситуацией помимо ее собственных действий. И все же он желал, чтобы губы его любовницы плотно сомкнулись на члене, сдавливали его сильнее и двигались, заставляя ее глубже заглатывать разгоряченную плоть. Противиться было явно не в ее интересах, Бреннан жаждала подчиниться в такой ситуации, следуя тому, куда направлял ее мужчина.
Движения набирали темп и вот уже слово «ласка» потеряла всякий смысл. В этом было куда больше насилия, желанного и приятного, но все же насилия, с которым мужчина трахал ее ротик, подавая и направляя ее голову так, как хотел того сам. Стефани же только послушно вбирала его внутрь до предела, так что он ощущал ее горло, а потом выпускала, оставляя в губах лишь головку, успев несколько раз быстро вскружить по ней собственным языком. Темп перестал быть медленным, быстрый рывок: один, другой, третий и никакой пощады. Холден и сам не заметил, как уже перешел всякую грань, отчего инстинктивно только прижал голову девушки так, чтобы она могла одну за другой поглотить все его струи спермы, что он давал ей ощутить на вкус. Каждый раз мужчина вздрагивал, как ее язычок проходил по его головке, нежной лаской, вбирая последние капли, но сейчас после разрядки это было чересчур приятно и сводило с ума.
Никто не собирался останавливаться на этом. И уж точно если в его руках оказалась мисс Бреннан, то надо уделить ей должное внимание и чем дольше, тем лучше. Было забавно ощущать, как внутри зреет желание наказать ее за ту самую статью, демонстративно показав все прелести собственной ориентации, которую ей пришлось оболгать и очень зря. Наверное, проведи она с ним ночь в тот раз и не подумала бы совершать такой поступок. Но это была не злость, а лишь приятный гнев и ярость, преобразующиеся лишь в единственное доступное чувство на данный момент – страсть.
В одно мгновение они поменялись позициями, так что Стеф оказалась внизу, а он поверх. Одежда девушки еще все была на ней – какое упущение. Одна вещь за другой и вот уже обнаженная любовница в своем первозданном сексуальном виде возлегает на его постели. Ему же самому лишь стоило завершить то, что начала делать девушка, дабы скинуть остатки одежды, которые были определенно лишними между ними. Ее тело, как полигон для действий раскинулось перед мужчиной, и он начал исследовать все, что было скрыто до этого момента. Губы опустились на шею, а потом стали двигаться вниз, уже не скрывая желаний оказаться на ее груди, наконец, открывшейся перед ним во всей своей красе. Не большая и не маленькая, ровно такого размера, чтобы он мог целиком захватить ее своей рукой и сжать, наслаждаясь этим чувством. Влажный след от его языка остался в ложбинке между ними, а следующие несколько прикосновений стали аккуратными шагами охотника, что ожидал своей добычи, которой был сосок девушки, скрывшийся меж его губ. Они плотно сжимаются на нем, а потом оттягивают, даже немного прикусывая. Боль следом за которой идет удовольствие еще более безумное, чем было прежде. Дальше нежность поглощает ее тело, язык кружит по ореолу соска, аккуратно касаясь его, пока другая рука мне ее грудь без всякого стеснения и нежности. Сладкий контраст действий ощущается острее и острее.
Сколько хороша не была бы ее грудь, то что наиболее привлекательно находиться не здесь. Приходиться спускать ниже, скорее проходя животик, дополняя все очередными мурашками от легких касаний, пробуждающих большее желание меж ее ног. Конечно, сейчас Стефани хочет всего и сразу, побольше, но еще настанет момент, когда, получив это, ей придется просить остановиться. Впрочем, сейчас девушка и сама не понимала какие терзания ей предстоят в самые ближайшие секунды, если просила остановиться. Руки мужчины раздвигают ее ноги по обе стороны, но дальше не следует никакой приятной прелюдии, легкого прикосновения, действий, что могли бы сильнее оттянуть тот самый момент. Нет, Чарльз просто впивается в ее лоно, пройдясь языком несколько раз по всей ее длине, лаская ее нежные губки. Язык пробивается внутрь, раздвигая стеночки ее влагалища, ощущая влагу, которая приятно сочится ему на встречу, и слыша при этом, как стонет Бреннан, откинувшись на постели от подобного удовольствия. Он вновь и вновь пробирается внутрь, потом проходит несколько раз снаружи, создавая максимально разные ощущения. Но и этого ей должно быть определенно мало, так что его губы поднимаются чуть выше, теперь заботясь совершенно о другой части тела, что заставляет девушку вздрогнуть от столь резкой смены эмоций. Язык проходит вокруг ее клитора, касается его несколько раз, слегка вдавливая, а потом губы наоборот втягивают его чуть внутрь продолжая уже старательно ласкать. Может, Чарльзу было и приятно растянуть этот сладкий путь по ее телу до самой промежности, но теперь ему хотелось заставить ее скорее забиться в эмоциях, захватывающих разум, зарождаясь меж ее ног и порабощая женщину безумными желаниями относительно своего любовника. Пару пальцев проникают в ее полное влагой нутро, заставляя застонать еще сильнее. Теперь губы на пару с языком насаждают свою власть чуть выше, а ее нутро совсем не остается в гордом одиночестве ожидания последующих ласк. Его действия в какой-то степени грубы, но обладают ритмичностью. Чарли слушал ее желания, которые не имели никакого человеческого воплощения, а лишь являлись позывами тела, он удерживал власть над ситуацией до тех самых пор, пока не ускорял ритм до момента официальной сдачи ее тела, которое уже забилось в легкой судороге нахлынувшего оргазма, которому успели предшествовать не менее бурные вскрики от предстоящего удовольствия.
На этом все? О нет, пока Холден занимался ответным удовольствием его член успел вновь окрепнуть от подобного вида нагой стонущей девушки под его губами. Он специально выжидал момент, когда оргазм вобьет ее в постель своей тяжестью, а потом быстро собрал ноги девушки вместе, чтобы вторгнуться в ее лоно, жестким рывком, заставляющим вскрикнуть в полной голос. Чарльз ощущал, как внутри нее мышцы влагалища еще все пульсировали не в силах остановиться по одному велению своей хозяйки, а потому он тут же приступил к своим действиям. Сведенные ноги создавали итак более узкое положение, а при неконтролируемых пульсациях тела внутри и вовсе создавалось ощущение, что Бренанн всего секунду назад потеряла девственность. При этом совсем никакой пощады, Чарли сразу врывался в ее нутро жесткими рывками, заставляя их тела врезаться друг в друга, а его пах упираться в ее бедра, отзываясь шлепками. Она уже едва могла все контролировать, крики, стоны, протяжные или быстрые – хаос, которые получился в итоге уже не мог попасть под контроль. Тело дрожало от удовольствия, предвещая что это чересчур даже для него, но мужчина уже не слышал ее тело, а действовал сам, как того желал. Рывок один за другим достигали своей цели, врезаясь целиком в ее лоно, срывая очередной вскрик с губ Стеф. Он развернул ее ноги на бок, немного изменив положение девушки, а потом продолжил все такой же быстрые темп, ощущая, что эта пытка была чрезмерно чувственной для нее и не хватит никаких сил бороться с этом, да и вряд ли ее организм собирался. Он снова просто вверг ее в пучину удовольствий, а потом с силой бросил об оргазм, закричав от которого можно было бы и вовсе сорвать голос. И все же теперь мужчина решил дать ей чуть-чуть передохнуть, оставляя на своем лице изящную улыбку. Она могла даже не мечтать вот так отделаться. Кто-то говорил про аванс, ну что же предположим первую выплату она сделала, но одной выплатой сыт не будет. Надо еще. Определенно еще. Чем больше, тем лучше.

+1

8

Воздух вокруг наших разгоряченных тел, казалось, вот-вот начнёт искрить, чтобы после вспыхнуть ярчайшим пламенем. Каждый вдох давался с трудом, обжигая легкие изнутри жаром и от того заставляя ещё более отчаянно хватать пересохшими губами столь необходимый мне сейчас кислород. Пальцы одной руки сжимали и комкали простынь так сильно, что кончики пальцев немели, а костяшки белели от напряжения. Пальцы же другой руки путались в шелковистых, тёмных волосах мужчины. Я то нежно перебрала его волосы, то слегка сжимала их меж своих пальчиков в моменты, когда мне было особенно хорошо. Ни о каком контроле не могло быть и речи. Я лишь наслаждалась каждым прикосновением Чарльза к собственной коже. Его горячий влажный язык проникает внутрь, срывая с моих губ сладостный стон. Его язык движется внутри, раздвигая стеночки моего влагалища и заставляя моё тело желать куда большего, чем эта ласка, кажущаяся сейчас столь невинной. Я вздрагиваю, когда губы мужчины касаются моего клитора, одновременно с тем едва не задыхаясь от приятных ощущений, волной захлестывающих все моё тело. Его пальцы приникают внутрь, срывая с моих губ очередной стон. Его губы и пальцы ласкали меня, заставляя все моё тело дрожать и гореть, метаться по постели в безумном желании, чтобы эти ощущения никогда не заканчивались. Мои стоны наполняли квартиру кардиохирурга, отбиваясь от стен и, казалось, от этого звучали ещё громче, оглушая. Моё тело задрожало, слегка прогибаясь в спине, а с губ сорвался уже не стон, а крик удовольствия. Приятная волна тепла взорвалась где-то внизу живота, заставляя все моё яство разорваться на миллиарды осколков.
Я ещё не успела прийти в себя, чувствуя, как сердце отчаянно бьётся в груди, грозясь вырваться наружу, как мужчина резко вошёл в меня, заставляя все внутри сжаться ещё сильнее, а из грудной клетки вырвался ещё более громкий крик. Бедные соседи Чарльза, сегодня ночью им будет совсем не сладко спать, в прочем, сейчас я не могла думать ни о ком, кроме мужчины, который жёсткими, резкими движениями входил в меня, заставляя тело вздрагивать от каждого толчка внутри, а мозг взрываться от противоречивых ощущений. Одновременно мне хотелось, чтобы он так и двигался во мне, подталкивая меня с каждым движением внутри к краю пропасти, и в тоже время, мне хотелось попросить его остановиться, слишком яркие были ощущения, слишком сладкой и чувственной была эта пытка. Холден немного меняет наше положение, но не сбавляет темп, продолжая резко двигаться внутри. Когда моё тело задрожало во второй раз, я уже не обращала внимание ни на что. Ни на пошлые звуки шлепков голых тел друг о друга, ни на крики, иногда срывающиеся на хрип. На несколько секунд все перед глазами померкло, окуная меня в темную пучину наслаждения.
Мне далеко не с первой попытки удалось приоткрыть глаза и я сразу же наткнулась на довольную улыбку Чарльза. Словно всем этим он мне доказывал мою ошибочную теорию о его сексуальной ориентации. Кардиохирург расположился рядом со мной на постели, наблюдая за мной. За вздымающейся от тяжёлого дыхания грудной клеткой. За разметавшимися по подушке светлыми волосами. За пересохшими губами, которые я решила облизнуть в этот момент. Его взгляд, словно взгляд хищника, что рассматривал свою жертву, скользил по моему телу. Я слегка приподнялась на кровати, опираясь о локти. Прикусив губу, я легко заскользила пальчиками по грудной клетке мужчины. Это был только первый раунд и сейчас я практически была готова ко второму. Холден лежал так, будто ждал от меня ответных действий, словно хотел посмотреть: что же я предприму дальше? Не став обманывать ожидания мужчины, мы, ведь, оба понимали, что на этом ночь не заканчивается, я нависла над ним, впиваясь в его губы поцелуем. Мой язычок проскользнул в его рот, углубляя поцелуй, встречаясь с его языком, сталкиваясь в страстным танце, что больше походил на борьбу за первенство. И я явно сдавала свои позиции под натиском страсти этого мужчины. Оторвавшись от его мягких губ, я легонько потерлась лоном о его член, чувствуя, как он твердеет, упираясь в мою промежность.
Направив член рукой, я медленно опустилась на него до самого основания, прикусывая губу. Но предательский стон удовольствия все же срывается с моих губ. Приятное чувство заполнености и то, как глубоко я чувствовала член мужчины в себе подталкивали меня к действиям. Сначала медленно, растягивая это удовольствие, я начала двигаться, приподнимаясь и опускаясь на члене. Руки Холдена заскользили по моим бедрам, поднимаясь выше и останавливаясь на моей талии. Он не диктовал мне свой темп, позволяя мне двигаться самой. По крайней мере пока что.
Я склонилась к мужчине, щекоча своими волосами его оголенную грудную клетку. Мои губы заскользили по его шее, спускаясь к плечу, оставляя за собой влажные следы от поцелуев. Мне нравилось пробовать его кожу на вкус. Солоноватый привкус пота, смешивался с его собственным, терпким вкусом. Аромат его одеколона смешивался с его собственным, мужским запахом, вскруживая мне голову не хуже какого-нибудь афродизиака. Оторвавшись от шеи мужчины, я ускорила свой темп движений, постепенно подводя нас обоих к новой черте наслаждения. Мужчина привстал на постели. Его руки заскользили по моей коже, сбивая проступившие капельки пота. Его губы заскользили по моей груди, вновь пленяя один из сосков. С моих губ срывается стон. То, что начиналось, как моя игра, вновь шло под диктовку Холдена. Его губы, скользящие по моей коже. То играющие с возбужденными сосками, то нежно ласкающие кожу, создавая феерический контраст из нежности и приятной боли. Его руки скользили по моему телу, сильнее прижимая меня к себе с каждым моим движением, от чего движения внутри вновь приобретали резкий и немного жесткий оттенок, сводя меня с ума. Мы были похожи на двух сумасшедших, что только что вырвались на волю. Мы не могли сдерживать страсть и она вырывалась из нас наружу, оставляя на друг-друге отметины из дорожек красноватых следов, что завтра утром приобретут сине-фиолетовый оттенок. Мы задыхались от того, как нам было приятно вместе и в то же время не могли остановиться, чтобы замедлиться и, уж тем более, оторваться от тел друг-друга. В эту ночь хотелось испытать выносливость друг друга по максимуму, чтобы не жалеть о том, что она может быть единственной и с теплотой и румянцем на щеках вспоминать все безумства, происходящие сейчас в спальне кардиохирурга. Я уже чувствовала, как внутри все вновь сжимается, грозясь взорваться оглушительным оргазмом, но именно в этот момент Чарльз остановился, подминая меня под себя, а после и вовсе покинул моё тело, вырывая из грудной клетки стон разочарования. - Перевернись, - это была даже не просьба. Приказ. Звучавший, как тогда, в Торговом Центре. Безоговорочный. И требующий подчиниться. Хотя постель, наверное, была единственным местом, где мне не хотелось спорить с мужчиной, отдаваясь в его власть. Этой ночью Стефани Бреннан ждала полная и неизбежная капитуляция. И не стоит лгать хотя бы себе, что мне было не приятно признавать своё поражение. Это было приятно. Так приятно, что словами это ощущение было слишком сложно описать.
Я послушно перевернулась, вставая на четвереньки, предугадывая дальнейший приказ мужчины. Его руки заскользили по моим плечам, спускаясь по спине и задерживаясь на талии. Одним толчком он вновь погрузился в меня, срывая с моих губ стон наслаждения. Но теперь его движения были не резкими. Наоборот, они были плавными, глубокими, равномерными. Он практически выходил из меня и тут же плавно погружался внутрь до самого основания, заставляя тело покрываться мурашками от новых приятных ощущений. Его губы стали покрывать поцелуями мои плечи и спину, сводя нашу неконтролируемую страсть к приятной нежности, которая давала нам обоим немного передохнуть от безумных столкновений наших тел. Этот момент продлился недолго.
Чарльз потянул моё тело на себя, заставив меня встать. Его руки заскользили по моему плоскому животику, прижимая меня сильнее к себе. Его губы заскользили по нежной коже моей шеи вновь и вновь оставляя на ней багровые отметины. Его движения вновь стали резкими, а темп снова свелся к бешеному, заставляя меня тихонько всхлипывать от каждого движения, потому что я уже, кажется, не в силах была даже стонать. Одна рука мужчины плавно заскользила к груди. Его пальцы стали сжимать мой сосок, слегка оттягивая его и перекатывая между пальцами. Его вторая рука заскользила ниже, проходясь по животику и ещё ниже - заставляя меня шире расставить ножки. Его пальцы коснулись клитора, из-за чего я невольно дернулась, ощущая маленькую порцию электрического заряда по своему телу. Клянусь, в этот момент я кожей чувствовала ехидную ухмылку Холдена. Его пальцы стали массировать мой клитор, с каждым движением члена внутри вновь подталкивая меня к пропасти. Казалось, будто он был везде. Чувствуя моё тело, будто он касался его сотни раз, а не впервые. Угадывая каждое моё желание ещё до того, как я успею пожелать об этом. Чувствуя каждый отклик моего тела на прикосновения. И стимулируя именно те зоны, которые были более уязвимыми. Он четко знал где именно и как нужно прикасаться к моему телу, чтобы уже через несколько движений его члена внутри, моё тело забилось в его руках в приступе очередного оргазма. Ещё более яркого, чем те два до него. Настолько сильного, что я даже потеряла связь с реальностью на несколько секунд, буквально обмякая в руках мужчины, что все ещё двигался во мне, продлевая это неземное ощущение.
Его руки бережно прижимали меня к себе, не давая моему телу упасть, пусть даже и на мягкую постель. Его тяжелое горячее дыхание опаляло моё ушко и шею. И в этот момент я отчетливо поняла, что хотела бы проводить такие безумные ночи в его постели всегда. Чтобы мы без устали наслаждались друг другом, открывая в каждом из нас новые грани. Чтобы между нами практически не было запретов. Хотелось опробовать так много, что только от одних фантазий о возможностях низ живота сводило от приятного ощущения. Немного придя в себя, я повернулась к мужчине, встречаясь с его, казавшимися черными в полутьме спальни, глазами. Мои губы мягко коснулись его губ. Мои губы саднило от всех наших поцелуев, но сейчас мне хотелось ещё. Его его губ, его рук, его тела, его жара. Это может продолжаться до тех пор, пока мы оба не упадем на постель без сил к продолжению. И такой расклад меня более чем устраивал.

+2

9

Интересно, что было бы тогда при их первой встречи, если каждый из них знал к чему она приведет. Действовали бы они также или парковка увенчалась чем-то другим? Внутри все больше проблескивала мысль о том, что Чарльзу не хотелось, дабы их текущая ночь была последней. Слишком много желаний было относительно Стефани, и он уже не мог думать о чем-то другом, а главное о ком-то другом. Было странно видеть, как недавнее противостояние выливалось в такие чувства, при этом давая им вполне четко понять, что их вкусы совпадают и сейчас каждый наслаждался этим в своей мере. Ему нравилось видеть, как она теряет свои силы, слышать ее стоны, смотреть в эти безумные от похоти и страсти глаза, а потому продолжать использовать ее тело по собственному желанию. Стеф была крайне податливой в этот момент, подчиняясь мужчине, как в последний раз, когда он руководил ей при экстренной ситуации в торговом центре, но тогда это делалось исключительно из контроля над ситуацией, а сейчас приносило еще не малое удовольствие.
Мужчина уже лежал рядом, когда Бреннан очнулась после той бури эмоций, поглотившей ее дважды за достаточно непродолжительное время. Однако внутренние делания определенно заставляли ее двигаться дальше, хотеть большего, ведь останавливаться стоило только в случае, когда твои силы на нуле и ты уже ни на что не способен. Девушка приподнялась на локтях, а потом провела пальцами по телу ее любовника, находящегося рядом. Чарли только наблюдал, наслаждаясь таким моментом. Он определенно показал собственные желания, может далеко не все, но хотя бы малую часть, теперь эта возможность предоставлялась ей. Она уже нависала над ним, целовала, а он лишь желал этого сильнее прежнего. В голове вспоминались моменты, когда они делали тоже самое пытаясь не поддаться страсти на приеме, тогда на них было обращено уж точно много взглядов, так как даже в тот легкий поцелуй они точно вышли за рамки дозволенного.
Язык девушки проникал глубже в его рот, и они сплетались, словно в борьбе за власть и превосходство, даря друг другу это приятное наслаждение, тянущееся до момента чего-то большего, легкая игры дабы заполнить собой пустоту. И все же долго никто уже не мог ждать, отчего он почувствовал, как ее влажная промежность скользит по длине члена, а потом сразу целиком оказался внутри Стефани, заставляя ее простонать от удовольствия. Ему было интересно посмотреть на Бреннан во всей ее красе свободы действий. Отчего он не собирался торопить девушку. Делай что хочешь, а потом мужчина возьмет свое любым образом, каким пожелает. Она наклонялась к нему, старательно поднимаясь и опускаясь на его твердой плоти, но пока не спешила брать какой-то слишком быстрый темп, словно улавливая каждую нотку этих ощущений от члена внутри ее лона. И все-таки она не могла бороться с этим, никак не могла бы справиться с желаниями, поглотившими девушку. Такое нравилось Холдену сильнее, ведь он отчетливо наблюдал, как внутри нее беснуется все то вожделение, которое мужчина вызывал у нее и в их случае чувства были абсолютно взаимны.
Теперь поднялся и он сам, сразу принявшись вместе с ускорившимся темпом дополнять ее ощущения ласками груди, которая тряслась в так ее скачкам, отчего Чарльз сразу впился в один из ее розовых отвердевших и набухших сосков. Он не контролировал процесс целиком. Однако стал задавать своими движениями ритм, тем самым и девушка пришлось войти в него, дабы синхронизировать все воздействие на свое тело, подводящее Стефани к очередному краю. Но было бы слишком просто, если она получила бы это вот так. Нужно было что-то забрать у нее, а потом, когда желание получить будет превозмогать все остальное – вернуть.
- Перевернись – сказал мужчина, когда наклонил девушку на бок, нависая над ней. Она не особо задумывалась или пыталась сопротивляться. Скорее теперь воспринимала эти его приказы, как нечто должное. Встать на четвереньки – будет исполнено. Такая безграничная власть над журналисткой и ее телом возбуждала сильнее всякого предела. Руки Холдена прошли по ее спине, плечам, а потом зафиксировали бедра, и член мужчины вновь ворвался в ее нутро, заставляя вскрикнуть от удовольствия. Ему нравилось также играть с ней, заставлять ожидать, и сейчас вместе быстрых движений оставался только вариант насладиться этими медленными и тягучими проникновениями. Поцелуи по коже, на спине и плечах определенно заставляли ее впасть в приятную негу от каждого действия, хотя где-то в разуме точно звонил колокол с желанием: грубо и жестче.
Подняв девушку выше, он одной рукой тут же обхватил ее грудь, пальцы отвели в сторону волосы с шеи Стеф, а потом позволили губам прикоснуться к ним, как прежде в лифте, выражая неприкрытую страсть. Ее тело откликалось каждому толчку, однако этого было мало, теперь настало время куда более решительных действий, от сладкой встречи переходить к более жесткому насилию, наращивая не только темп, но все напряжение в целом. Он словно лучник, что оттягивал тетиву, с каждым разом все дальше и дальше. Посылая стрелу все выше и выше, но еще не дошедший до предела, осознающий, наиболее интересная часть должна быть в конце, иначе все остальные его достижения померкли бы после нее, а это было не к чему.
Пальцы опустились вниз, дополняя и без того набор ощущений последними и наиболее важными в такой ситуации. Прикосновения к ее клитору вызывали легкую дрожь, что ощущал мужчина и не переставал делать подобного. Действия по всему ее телу должны были бы быть одновременным в едином ритме, но нет тут царил настоящий хаос, отчего теперь Бреннан едва понимала происходящее ощущая, как быстро ее подводят к очередному пику, как все внутри начинает наливаться приятной теплотой, а потом взрывается. Тело сразу обмякло в руках мужчины, а девушка успел прикрыть глаза от такого наслаждения. 
Снова ей потребовалось дать немного времени на отдых, пока сам мужчина продумывал, как же поступить дальше. В его голове все заканчивалось определенно не таким образом. Так что ее поцелуй только пробудил окончательно его к действиям. Но дальше игра намеривала продолжаться по другим правилам. Почему бы и нет? Холден никогда не причислял себя к скромным любителям секса, которые не предполагали использовать огромное количество всего в этом деле. Это было равносильно, что хирургу запретить пользоваться всем, кроме скальпеля – в чем суть подобного извращения? Чарли бросил девушку на постель, а сам подвинулся к ее краю, а если быть конкретнее к тумбочке рядом, чтобы достать оттуда небольшую вещицу, зажатую в руке для определенной интриги.
Оставляя девушку лежать на кровати, Чарльз лишь сильнее поднял ее бедра, чтобы попка была выставлена прямо перед ним. Под аккомпанемент ее стона мужчина провел своими пальцами прямо по всему лону, собирая избытки слегка отблескивающих в свете выделений девушки. Он прошелся еще раз, а после уже направился к другому ее отверстию. Пальцы плавно стали ласкать ее анальное колечко, слегка надавливая на него, стараясь проникать внутрь, изрядно смазанные ее собственным соком. Чарли действовал аккуратно, не пытаясь доставить ей неудобства, но и слишком долго н мог все затягивать, ведь в данном случае это не было самоцелью всего действа. Один из пальцев раздвинул ее плоть, проскальзывая глубже на пол фаланги, пока любовник наблюдал за реакцией своей подопечной, сдавшейся в его власть. 
Плотное колечко ее попки сдавливало его, но медленно начинало сдаваться под властью этой легкой эйфории, которая зарождалась где-то внутри Бреннан. Она еще не понимала, что будет дальше, точнее могла осознавать, но знать и ощущать в данном вопросе вещи сугубо разные. Наконец, она почувствовала холодный металл своими розовыми блестящими от влаги губками, по которым мужчина проводил той самой игрушкой, добытой из его около кроватной тумбочки. Она погружалась чуть глубже в лоно, приятно холодя его, но была предназначена совсем не для этого. Собрав достаточно смазки Холден отправил ее по назначению, слегка надавливая вновь на колечко попки, пропускающее медленно и неохотно внутрь «пробку». Но тело не могло противиться металлу, который проскальзывал внутрь, пока основная его часть не скрылась, и Чарльз чуть не надавил на него, чтобы завершить начатое, оставляя снаружи только круглое блестящее розоватое стекло, пытающееся косить под драгоценный брильянт. Ее эстетический вид стал определенно еще более привлекательным, хотя куда уж там.
После такого возбуждение и без того было вне всякого предела, да и сама Стефани явно желала его сильнее. Член мужчины оказался у самого ее лона, а потом протолкнулся внутрь, теперь уже ощущая дополнительные эмоции, от легкой наполненности ее другого отверстия. Тонка перегородка внутри нее позволял чувствовать все и чувствовать не только самому Холдену, но и Бреннан, которая явно разрывалась от подобного использования собственного тела. Она даже не смогла бы подняться на четвереньки, да и не стоило этого делать, поток ощущений был выше возможных ожиданий и если медленное движение твердой плоти внутри срывало крики, которые Стеф пыталась порой прятать в постель, но у нее даже это легкое действие получалось не всегда. Чарли действовал куда жестче, чем в первый раз, заставляя не просто свой член плотно двигаться в ней и набирая скорость, он также отвешивал и шлепки на ее зад, заставляя максимально четко ощущать в себе это сладкое двойное проникновение, от анальной пробки и члена ее любовника.
Крик. Оргазм. Протяжный стон, словно она в нем умоляла остановиться, но это уже было невозможно. Чтобы не завершить все слишком быстро, пока ее влагалище всеми своими мышцами пыталось обхватить плоть мужчина, он покинул его, разворачивая девушку. Наверное, она ждала того, что он окажется сверху, но этого не случилось. Чарльз лишь поднялся с кровати, а потом за ноги подтянул ее к себе, подхватив под колени, он просто поднял ее над полом, благо Бреннан весела определенно меньше него и была крайне легкой в руках человека, который хорошо следил за собой, в чем она уже успела удостовериться. Словно куклу с раздвинутыми ногами он насадил ее на свой член и вот тут окончательно сорвался с цепи, позволяя себе все, что хотел бы сделать с ней, смыкая обе руки за ее спиной.
Милая и приятная прелюдия, что была между ними прежде, позволяя целовать друг друга и снабжать каждое действие лаской закончилась. Теперь Холден просто трахал ее и получал удовольствие, впрочем, для нее эмоций итак было слишком много. Глаза девушки, то закрывались, то открывались вновь. У нее уже не было сил стонать, кричать, только шепот срывался с этих губ. Ее тело давно не имело контроля над собой и поставь ее на ноги Стефани непременно упала бы, не продержавшись и секунды, но сейчас от нее не требовалось абсолютно ничего. Можно было не считать оргазмы, в этом уже не имелось никакого адекватного смысла. Они были и этого факта достаточно, один или двадцать – какой толк, если все тело стало одним большим пучком нервов, что вопили и доносили своей хозяйки одно единственное осознанное чувство: «удовольствие». К нему можно было приложить еще десяток эпитетов, дабы во всех красках описать весь смысл слова «удовольствие», но и в том не было прока. Вожделенное безумие похоти – наверное, такое определение подошло бы больше.
Мышцы влагалища плотно стягивали член Чарльза, продолжая пульсировать от неминуемого наслаждения, также, как и каждый оргазм отзывался и в ее заднице, наполненной металлической затычкой в форме обтекаемого конуса с закругленными углами. Холден бросил ее на постель, когда уже сам ощутил конец, а после быстро развернул девушку к себе так, что ее голова свешивалась с постели чуть вниз. Бреннан открыл рот, вполне понимая, чего ожидает от нее любовник, и тот буквально от единого прикосновения языка девушки, став обильно наполнять его свой спермой, наслаждаясь тем, как она глотает. В этот раз было куда больше, чем в предыдущий, ведь сам мужчина чрезмерно долго удерживался от того, чтобы закончить и поддаться эмоциям.  В голове мужчины промелькнула отчетливая мысль о том, что он определенно хочет видеть ее каждый день в собственной постели, ведь все, происходящее между ними было апогеем эмоций, которых так не хватало ему ранее. Закончив, мужчина просто повалился рядом, а потом чуть притянул к себе ножку девушки, целуя ее чуть ниже бедра.

+1

10

Это могло быть всего на одну ночь. Безумие, поглотившее нас в одну секунду целиком и полностью, заставляя бросаться друг на друга в животном инстинкте. Желать друг друга, словно эта ночь была первой и последней в нашей жизни. Не обращать внимание на то, как все тело ломило от легкой боли из-за чрезмерной страсти, которая на утро явно выльется россыпью сине-фиолетовых кровоподтеков по всему телу. Это было безумие в его самой чистейшей форме проявления. Каждое прикосновение было наркотиком, от которого сносило крышу круче, чем от героина или ЛСД. И мне хотелось ещё. С каждым касанием мужчины, с каждым его поцелуем, я сходила с ума ещё больше, желая продолжать до тех пор, пока силы не покинут тело. И, кажется, в своём безумии с Чарльзом мы сходились. Каждому из нас хотелось довести другого до критической точки удовольствия, когда разум уже ничего не решает, а остается лишь тело. Ощущения. Эмоции. Только вот стоит признать, что Холден справлялся с этой задачей куда лучше меня, доводя меня до исступления.
Мужчина осторожно положил меня на кровать, оставляя лежать на постели, как бы давая мне маленькую передышку. Я повернула голову, наблюдая за тем, как он придвинулся ближе к краю кровати, доставая что-то из прикроватной тумбочки. Сохраняя интригу и оставляя меня теряться в догадках, он вновь придвинулся ближе. Его руки заскользили по моим бедрам, приподнимая мою попку выше. Его пальцы заскользили по моим половым губам, вызывая у меня приглушенный стон, утонувший в подушке, которую я успела притянуть ближе к себе. Я вздрогнула, когда его пальцы заскользили выше, к другой дырочке, что ранее так никем и не была тронута. Я затаила дыхание. Где-то в грудной клетке вместе с учащающимся сердцебиением зарождались крошечные искорки страха. Вдруг это будет больно? Но стоит признать, что Чарльз был прекрасным любовником, чутко отмечая каждое изменение в поведении партнерши. И при этом, словно интуитивно, угадывая что именно и как нужно ласкать. Поэтому, когда его пальцы заскользили по анусу, слегка надавливая на тугое колечко мышц, я лишь прикусила губу. Мне хотелось попробовать что-то новое. Так почему бы не попробовать это с любовником, от которого, в прямом смысле этого слова, тряслись ноги от количества оргазмов? Поэтому я и решила доверится ему. Один палец медленно заскользит внутрь. Не слишком глубоко. И это не было резким вторжением. Плавно и мягко, позволяя мне привыкнуть к новым ощущениям. И эти новые ощущения заставляли все внутри сжиматься ещё сильнее от наслаждения.
Моё тело содрогнулось, покрываясь стаей мурашек, когда по половым губам заскользил холодный метал игрушки. Медленно мужчина надавливал на неё, заставляя ту проникать глубже в моё лоно. Контраст ощущений от того, как все горело и плавилось, словно от разгоряченной лавы, внутри и холодного металла игрушки, скользящей по стеночкам моего лона вызывал в моём теле дрожь и ещё один стон утопает в подушке. Но я прекрасно понимала, для чего предназначена эта вещь. Что уж греха таить, я частенько засматривалась на такие, когда меня, порой, заносило в магазин "для взрослых", только вот я никогда не решалась купить нечто подобное. Холодный металл покинул моё лоно и уже в следующую секунду я почувствовала давление этого самого холодного металла на тугое колечко ануса. Игрушка медленно и неохотно скользила внутрь, вызывая внутри меня самые противоречивые чувства. С одной стороны мне было немного больно от того, что пробка растягивает мой анус. А с другой стороны эти ощущения проникновения в попку приносили какое-то невероятное наслаждение. Пока что ещё мне не понятное. Игрушка все же проскользнула внутрь, заставляя меня тихонько всхлипнуть в подушку, когда мужчина слегка надавил на пробку, чтобы она вошла ещё глубже. На моих щеках выступил пунцовый румянец, который Чарльзу увидеть не удалось. Но все же такая поза, да ещё и в такой вариации с игрушками смогла меня смутить. Да, Стефани Бреннан умеет смущаться!
Член мужчины заскользил по моим половым губам и практически сразу ворвался в моё тело, заставляя меня тихо вскрикнуть от нового ощущения. Его член, сквозь тонкую перегородку, терся о пробку и это заставляло меня дрожать от возбуждения, снова и снова срываясь на хриплые стоны и полу-крик. Мои пальцы вновь впились в простынь, скомкывая её так, что костяшки моих пальцев начали белеть. Новые ощущения от наполнености сразу обеих дырочек сводили с ума едва ли не в прямом смысле этого слова. Я чувствовала как каждое движение мужчины внутри все ближе и ближе подталкивает меня к краю самой темной пропасти. К его движениям добавились и шлепки по попке, что заставляло все внутри сжиматься и от этого ещё отчетливее чувствовать движение члена и анальную пробку.
Всхлип. Стон. Крик. Я уже абсолютно не контролировала себя, чувствуя, как эйфория накрывает меня с головой. Очередной оргазм, каждый из которых был сильнее и ярче прежнего, заставляя моё тело биться в судоргах. Но и это не было концом сегодняшней ночи, хотя мне и казалось, что я больше не способна хоть что-то чувствовать. Чарльз подхватил меня на руки, поднимая и буквально насаживая меня на член. Мои руки хаотично скользят по его плечам, пытаясь ухватиться хоть за какую-то точку опоры, но мне это удается с трудом. Я пьяна. Только не от алкоголя. А от страсти и того сумасшествия, что сейчас происходил в спальне кардиохирурга. Я давно потеряла счет оргазмам, лишь с каждым разом падая все глубже в пропасть. Полностью и без остатка отдаваясь мужчине и той похоти, что была между нами. Будь я сейчас в более трезвом состоянии я бы могла подумать о том, что этого ли я хотела бы? Мы дошли до той точки, когда моё тело уже ничего не соображало, не говоря уже о мозге, который выключился, казалось, задолго до того, как мы переступили порог квартиры Чарльза. И теперь это больше походило не на секс, а на то, что Холден тупо трахал меня, удовлетворяя свои потребности, как мужчины. И я бы обязательно подумала. Если бы могла.
Мужчина бросил меня на постель, разворачивая к себе так, что моя голова немного свисала с кровати. Я скорее инстинктивно, чем осознано коснулась язычком его члена, который он приставил к моему лицу. Вязкая сперма заполнила рот, вынуждая меня проглотить все, до последней капли. После всего я так и осталась лежать, лишь прикрыв глаза и пытаясь хоть как-то прийти в себя. Все тело пульсировало и дрожало от пережитых оргазмов. Возможно, слишком множественных, от чего я сейчас то и дело теряла связь с реальностью. Голова кружилась от пережитого. Или же это все ещё были отголоски последствий моего сотрясения, о котором, я, конечно же, и думать забыла? Губы Чарльза коснулись моей ноги и я вздрогнула, едва сумев приоткрыть глаза. Ещё одного раунда я точно не выдержу. Разве что только мужчина добивался того, чтобы трахать бесчувственное тело раз за разом. Но тогда это уже точно не походило на любовь. Только на простое удовлетворение потребностей. А я вдруг, в угасающем сознании, осознала, что хочу совсем не этого. Мне было приятно. Очень приятно. Возможно, даже слишком. Но мне хотелось, чтобы он меня не тупо трахал. А...любил?
Пальцы мужчины заскользили по моему бедру. Я всхлипнула, когда его пальцы сомкнулись на игрушке, потянув её, от чего она медленно и, словно нехотя, стала выходить из моей попки. Я уже более, чем смутно соображала. Но я почувствовала несколько легких поцелуев. На шее. На щеке. На губах. Как руки мужчины в очередной раз подхватывают моё тело, только уже для того, чтобы мы удобнее расположились на его постели, что сегодня повидала многие безумства. Его руки крепко и бережно прижимают меня к себе. От чего где-то внутри становится так приятно тепло. Не от возбуждения. Это было что-то другое. Более приятное и важное. Моя голова покоится на его плече, а носом я уткнулась в его шею. Его губы касаются моей макушки, оставляя легкий поцелуй. И мои губы расплываются в глуповатой, но счастливой улыбке прежде, чем я отправляюсь в царство Морфея. Возможно, это лишь сегодня нас так поглотила страсть и не стоит боятся, что я для него могу стать лишь очередным "куском мяса", предназначенным только для того, чтобы его трахали, но не любили?
Солнечные лучи, пробираясь сквозь шторы, скользили по комнате. Сейчас уже точно не было утро, потому что я отчетливо помню, что когда мы с Чарльзом засыпали, начинало светать. Наши ночные игры немного вышли из-под контроля и мы потеряли не только рассудок, но и счет времени. По крайней мере - я точно. Сладко потянувшись на кровати и приоткрывая глаза, я отметила, что я в кровати я оказалась совершенно одинока. Вот тебе и "доброе утро, Стефани". Где-то внутри зазвонили тревожные звоночки. Если это все не просто секс на одну ночь, то что помешало Холдену остаться со мной в одной постели и дождаться пока я проснусь? Я сползла с кровати, чувствуя, как все тело ноет от боли. Грубый секс, конечно, доводил до исступления и множеству оргазмов, но вместе с тем на утро чувствовались и его последствия. Низ живота ныл от легкой боли от чего мне пришлось прикусить губу, когда я нагнулась за своими трусиками, заодно подхватывая и рубашку мужчины, что так и осталась лежать на полу с ночи. Наспех натягивая трусики, я накинула на плечи рубашку Чарльза, застегивая пуговки. Ещё не понятно: что именно меня ждало? Может, ничего. Мы позавтракаем и разойдемся на хорошей ноте. Или же он просто скажет, чтобы я выметалась. И такое мы уже проходили. Я осторожно двинулась из спальни. Заглянула на кухню, но там было пусто. Как и в гостиной. И лишь остановившись у ванной комнаты я услышала приглушенное журчание воды. Любопытство победило и я, приоткрыв дверь, заглянула внутрь. В душевой кабине, откуда и шел звук воды, даже сквозь матовые стекла отчетливо угадывалась фигура Холдена. Что-то внутри меня щелкнуло и я, сбросив рубашку на пол и там же оставляя трусики, направилась к душевой кабине, открывая дверь и присоединяясь к мужчине в душе. Возможно, это была попытка оставить себе на память ещё одно приятное воспоминание? Или же я просто окончательно сошла с ума. Просто хотелось ещё хотя бы раз почувствовать тепло его рук. И его мягкие губы.
Чарльз был весьма удивлен моему поведению в его душе. Но я не дала ему и шанса опомниться, мягко касаясь его губ своими. - Мне кажется, что ночью было весьма не честно, что я получила куда больше удовольствия, чем ты. - Возможно, я сама все сводила к тому, что единственные возможные между нами отношения - это тупо трахаться? И, хотя мне хотелось нежности с его стороны. Легких поцелуев и объятий, мне так же хотелось "отплатить" удовольствием за удовольствие. Поэтому я опустилась на колени перед мужчиной, проводя рукой по его твердому члену. Мой язык несколько раз прошелся по всей длине: от основания и до головки, очерчивая её по кругу, слегка отодвигая крайнюю плоть и скользя там язычком. Мои губы коснулись яичек мужчины. Мягко и нежно покрывая поцелуями нежную кожу. Затем я обхватила одно яичко, вбирая его в свой ротик, лаская язычком и при этом лаская рукой член мужчины, то и дело массируя большим пальчиком головку. Выпустив из плена ротика одно яичко, я обхватила губами второе, посасывая его, так же мягко и осторожно, чтобы не причинить мужчине неприятные ощущения. И, хотя где-то внутри вновь зарождались ночные переживания, а голос разума твердил остановиться, чтобы не опускаться до уровня шлюхи, которую просто трахают, я заглушала все собственные ощущения, желая лишь доставить Чарльзу удовольствие. Время для самобичевания будет потом. Поласкав яички, я вновь прошлась языком по всей длине члена в этот раз обхватывая головку губами. Посасывая её и лаская язычком, нежно массируя. Не дожидаясь пока мужчина возьмет все в свои руки, направляя мои движения, я заскользила губами ниже, позволяя члену заполнить ротик. Задержавшись на несколько секунд, когда член полностью оказался во рту, утыкаясь в глотку, я начала двигаться. Но не медленно, как вчера, а сразу набирая темп, чтобы быстрее подвести мужчину к пику удовольствия. Одной рукой я стала помогать себе то лаская член мужчины пальчиками у самого основания, то нежно массируя яички. Результат не заставил себя слишком долго ждать. Член запульсировал во рту, изливаясь вязкой спермой, которую я тут же проглотила. Тяжело дыша, я осторожно поднялась на ноги, все ещё чувствуя слабость после ночных "приключений в постели". Я не смотрела в глаза Холдену. Не зная даже: что именно боюсь в них увидеть? Просто мне показалось, что на такой ноте уж точно можно было закончить, начатое ночью. Все же я любила, когда последнее "слово" было за мной.

+1

11

В этот момент они были полностью удовлетворены, каждый по-своему, но определенно каждому было сейчас крайне хорошо. Сумасшедший ритм сексуального безумия между ними забрал себе все, отчего едва можно было шевелиться. Собрав последние силы Холден двинулся к телу девушки, чуть пододвигая ее ножку, чтобы достать затычку, красовавшуюся в ее попочке. Медленно игрушка покидала ее узенькое отверстие, оставляя легкие и приятные ощущения, от которых простонала Бреннан уже почти потерявшая связь с реальностью в такой момент. Она была в состоянии полудрема, когда ты ощущаешь все, что происходит, но как будто находишься слишком далеко от собственного тела. Чарли определенно измотал ее, но именно этого и хотелось мужчине, получить не просто красивую женщину в свою постель, а взять каждое мгновение этой ночи для себя, настолько насколько вообще это было возможным. Он оставил несколько поцелуев на ее теле, а потом постарался положить девушку так, чтобы им можно было удобно заснуть в объятиях друг друга. Совершенно не хотелось выпускать никуда Стеф от себя, и когда Чарльз прижимал ее к себе ощущал какое-то особенное тепло, которое уже осталось словно позабытой дымкой из прошлого. С этой мыслью мужчина и закрыл глаза, как оказалось уже до самого утра.
Утро застало мужчину внезапно, будто еще вот секунду назад он просто прикрыл глаза в компании с прекрасной девушкой, уместившейся на его груди, а теперь проснулся столько времени спустя. Хвала богам, хотя на самом деле хвала главе отделения, который поставил Чарли дежурство на ночь после приема, иначе он бы просто не успел никуда днем после такого полного страсти и необузданных желаний марафона удовольствия, что они провели с журналисткой, с которой должны были бы ненавидеть друг друга. Однако не было никаких плохих ощущений, ему даже слишком понравилось, чего сам Холден определенно не ожидал. Она была невероятной, и сейчас выглядела куда более умиротворенной после столь изматывающего вечера, когда осталась без всякой одежды в желании расплатиться. Вышло отлично, аванс получился на славу, и все же хотелось, чтобы это была не единовременная выплата, а долгий и продолжительный кpeдит.
Дожидаться пока она встанет мужчина не стал, потому что он все равно никуда не торопился, да и насколько мог подозревать Чарльз работа журналиста не требовала от того постоянного нахождения в офисе, потому девушка в случае чего сможет выцепить себе времени просто побыть тут с ним, если сама того захочет. Никогда раньше он не думал ни о ком в подобном ключе. Да, после жены и развода у него были какие-то короткие встречи с женщинами, чаще на ночь, может на две, но в целом ничего хоть как-то попадающего под слова «серьезное». Сейчас же, хотелось просто запереть дверь и потерять ключи (хотя на самом деле тут лишь фигура речи, ведь никаких ключей и не было, лишь карта, открывающая дверь). Он прошел в душ, включил его и мысли сами собой, стали обволакивать тело, как приятные горячие струи воды, восстанавливающие тонус после всего, что произошло между ними ночью. Это было чем-то особенным, хотя и казалось каким-то диким желанием тела и всплеском похоти, затмившей всякие доводы разума. Но к черту все мнения людей, живи сам как хочешь и не думай ни о чем. Холден всегда придерживался подобной парадигмы, и она еще никогда не подводила его.
Его одиночество успело прерваться. Он и сам не заметил, как долго провел времени в душе, однако, когда дверца открылась и внутрь спокойным образом зашла девушка, это даже заставило мужчину немного опешить. Казалось, будто он только что пожелал ее и вот, вуаля, все сбылось и Стефани уже тут как тут в своем опять же прекрасном первозданном нагом виде. Она сразу устремилась к нему, оставляя поцелуй на губах.
- Мне кажется, что ночью было весьма нечестно, что я получила куда больше удовольствия, чем ты. – в ее словах может и имелся смысл, но удовольствия было более чем достаточно, чтобы желать этого еще и именно с Бреннан. Но девушку уже было не остановить. Стоило ей оказаться на коленях. Как своей ладонью она обхватила член Чарльза, начиная двигаться рукой и сразу дополняя ощущения своими губами и языком. Как же она была хороша в этих весьма развратных ласках в струях воды, когда девушка уделяла внимание не только его затвердевшей плоти, но и всему остальному приятно лаская и посасывая. Если бы не шум воды, то стоны Холдена были бы куда громче, а так они скрывались под общим шумом, но черт, он был готов начинать так каждое утро с ней. Стоило только мужчине пожелать направить член в ее рот, как она сама сделал это без всякого промедления, плотно захватывая его в плен туго сомкнутых губ, проталкивая максимально глубоко, заставляя его даже слегка вздрогнуть от резких и приятных ощущений, которые она отдавала ему с такой легкостью. Ему лишь оставалось упереться обеими руками по разные стороны душей кабинки, наблюдая за самым невероятным зрелищем которое устраивала ему Стефани этим утром.
Она делала это так умело, так быстро и главное так приятно, что сдержаться было невозможно. Бреннан целенаправленно доводила его до самого пика, о чем и сказал в самом начале. Конечно, мужчина мог бы сопротивляться, но не видел в этом никакого смысла. Движение одно за другим, словно набрав в себя всей страсти девушка сосала в быстром ритме, лаская его плоть. Итог был очевиден, финал при котором ее ротик начал наполнятся его спермой, а Стеф лишь старательно глотала все, слизывая последние капли с его головки, поднимаясь, наконец, на ноги.
- А тебе я смотрю удалось осуществить мечту каждой женщины: сделать из гея натурала. – с легкой усмешкой на лице произнес Холден, однако успел заметить, что подобная шутка не слишком была отлично принята его любовницей, но руки Чарли среагировали быстрее, чем журналистка. Они притянули ее к себе, а потом успели развернуть и прижать к прозрачной плотной перегородке из стекла, через которое кроме очертания фигуры ничего нельзя было увидеть. Пальцы мужчина сразу обхватили ее грудь, начиная слегка подергивать сосок, а другие опустились к ее промежности.
- Я бы и не подумал, не встретив тебя, что журналистки бывают такими сексуальными – проговорил Чарльз на ухо девушки, уже пускаясь ласкать ее клитор и даже поглаживать меж ее половых губок, чуть-чуть погружая пальцы глубже в ее лоно, явно желающее его после того, как губы старательно обхватывали член, вызывая не мало фантазий на этот счет у Бреннан, в чем мужчина мог даже не сомневаться.
-Ты же не спешишь сбежать от меня? – наверное, он обхватил ее так и держал лишь от того, что не желал никуда отпускать. Это было даже слишком глубоко, чтобы задуматься о подобном, сидело в самом подсознании, как монстр в далекой клетке на задворках разума и все же даже оттуда его приказы были слышны, хотя и могли принимать другое обличие. Два его пальца уже свободно проникали в ее тело, погружаясь в лоно и лаская его, иногда чуть раздвигаясь, срывая непроизвольный стон с губ девушки, которая успела расставить свои ножки шире, открывая лучший доступ к своему телу для Чарли.
- Я думаю нам стоит чего-нибудь перекусить, чтобы восстановить силы – вода помогала, но она никак не восстановит энергию, хотя телу стало определенно лучше после этих жарких объятий и не только с Стефани, но и просто под струями душа, где оказалась и она.
- Правда готовлю я чертовски плохо, но я определенно обещаю отплатить за все старания, миссис Бреннан – он даже в шутку назвал ее именно так, оставляя фамилию девушки, но используя иной тип обращения. Конечно, это не было предложением стать его девушкой или женой, скорее просто та приятная игра, что они вели между собой еще на приеме и которая лишь заводила их сильнее. Его пальцы задвигались чуть быстрее, заставляя девушку сильнее вжиматься в его тело, что придавливало ее сзади, пока, наконец, и Стефани не постигла легкая разрядка, ведь ей требовалось снять все напряжение, зародившееся пока она стояла на коленях. Пальцы мужчины проскользили чуть выше к ее груди, но потом поднялись до самых губ и один за другим она нежно обсасывала их, не давая даже на секунду желанию остыть между ними. С ней было настолько хорошо прямо тут, что не хотелось покидать душ. Однако другого варианта не было, и мужчина вышел первым, а следом за ним последовала и его обворожительная любовница, чьи волосы намокли и теперь прилипали к ее телу спереди, на плечах и со спины. Одежды на них не было, да и она была не нужна. Лишь пара полотенец. Мужчина прикрыл свои бедра, а она оказалась перед ним в достаточно коротком платье и с улыбкой на лице.
Если бы она пришла сюда завтра или в любой другой день, то Холден даже не задавал бы вопросов, просто впустил девушку. Внутри их что-то связывало и трудно было понять, что именно, однако желание находится рядом при одном лишь взгляде на Бреннан было выше обыкновенного. Опасно и притягательно. Будто ты вновь нашел человека, с которым можешь разделить свою жизнь, хотя сейчас думать об этом не хотелось. Прошлый его брак был не самым удачным и повторять ошибки быстрым стартом казалось глупым решением. Если судьба все же свяжет их воедино, то так тому и быть, он не против и сейчас, но сам не будет пытаться форсировать события и направлять их в нужное русло. Для всего есть судьба и может глупо врачу верить в какие-то высшие силы, но как еще объяснить то, что они встретились врагами, а теперь расходились из одного душа любовниками?

+3

12

Вот они мы, стоим оба в душе, в его квартире, абсолютно нагие друг напротив друга. И впервые в жизни я понимаю, что не знаю исход сегодняшнего утра. Сегодняшнего дня. Обычно все шло по стандартной схеме: выпивка, страстная ночь и безразличное утро, после которого я больше не видела человека, с которым провела ночь. Не слишком у меня серьезное отношение, я знаю, но у меня раньше даже не появлялось мыслей что-то изменить. Но не сегодня. Словно Чарльз что-то сделал со мной ночью, что-то сломал во мне. Какой-то непреодолимый для остальных барьер, который я выстроила между собой и любым мужчиной, с которым я когда-либо оказывалась в постели. А он сломал его, оголяя все мои чувства, заставляя отчетливо ощущать невообразимое желание быть рядом не только здесь и сейчас, но и всегда. Вот так вот по утрам вместе принимать душ, завтракать, а ночью наслаждаться телами друг друга доводя этим самым другого до исступления, до потери сил, чтобы потом засыпать вместе в его горячих, крепких объятиях и слушать каждый удар его сердца, каждый размеренный вдох и выдох с поднимающейся и опускающейся грудной клеткой. И это было так странно. Это чувство одновременно грело где-то внутри моей грудной клетки и вместе с тем сжигало ярким пламенем от одного осознания того, что так никогда не будет. Не со мной. Кому нужна взбаламошенная журналистка, которая с завидным упорством находит неприятности на свою пятую точку, тем самым ставя под удар и своих близких людей? Да никому. Ни одному нормальному человеку со здоровой психикой. А Чарльз Холден уж точно не был болен на голову. Одна ночь. Одно утро. И это все, что есть в моём распоряжении. Зачем портить такие воспоминания бесполезной тратой на мысли о будущем, которого никогда не будет? И в этот момент я отчетливо поняла, что не стоит. Нужно просто наслаждаться тем, что есть здесь и сейчас. Взять по максимуму, чтобы потом вспоминать о том, как было хорошо одинокими вечерами за бокалом вина.
Мой поток мыслей прервала фраза мужчины, заставившая меня опешить и едва ли не с полными глазами ужаса, посмотреть на него. Казалось бы, невинная шутка, но все же...Неужели все, что было - это было лишь для того, чтобы мне что-то доказать? Наказать меня за ту глупую ошибку, статью, где я высмеяла ориентацию мужчины. Доведя меня до вершины блаженства, он буквально сбросил меня с небес на землю всего одной фразой. Я оцепенела. Хотелось развернуться и выбежать из душа. Собрать вещи и никогда, никогда не возвращаться в эту квартиру. Но я не успела. Стоило мне попытаться сделать шаг назад, как руки мужчины притянули меня к себе, а затем он и вовсе прижал меня к матовому стеклу, зажимая моё тело между прохладой стекла и своим разгоряченным телом. Шутка. Это была всего лишь шутка. Как удивительно, порой, неосторожные слова могут ранить в неподходящий момент. Мне это было знакомо, как никому другому.
Моё дыхание сбилось уже только от одного ощущения прикосновения его кожи к моей. Не говоря уже о том, что одна рука мужчины сжимала мою грудь, играясь с соском, а другая заскользила по моему телу к промежности. Он словно извинялся за свои слова, за свою шутку, даря моему телу очередную порцию приятных ощущений и заставляя мой мозг выключится, забыть обо всех дурных мыслях. И жить только этим моментом, только его прикосновениями. Его жаркий шепот опалял нежную кожу ушка, его губы слегка касались его, от чего каждое слово, сказанное Чарльзом, будто отпечатывалось на моей коже, впитывая их в себя и отражаясь россыпью мурашек по всему телу. Его пальцы заскользили по клитору, вынуждая меня непроизвольно вздрогнуть, но мне было некуда деваться. Впереди только матовое стекло, сзади - его разгоряченное тело, каждую клеточку которого хотелось изучать пальцами, губами, чувствовать в себе и на себе. Очередная порция безумия подоспела как раз вовремя. Пальцы Холдена заскользили внутрь, срывая с моих губ стон. Глубже и глубже, проникая внутрь от чего легкая боль после бурной ночи смешивалась с удовольствием, которое приносили его пальцы. И от этого контраста ощущений все внутри сжималось сильнее, а желание почувствовать большее, чем его пальцы в себе, только возрастало. Но это была лишь маленькая игра. Крошечная капелька ласки, подогревающая лаву внизу моего живота, но не дающая большего. От чего желание только возрастало. -Ты же не спешишь сбежать от меня? – Я отрицательно замотала головой. Мне и не хотелось. Возможность побыть с ним ещё немного рядом опьяняла меня куда сильнее всякого вина, заставляя меня буквально терять голову и отдаваться во власть мужчины. Снова и снова. Пока не будет даже сил сомкнуть ноги.
Я расставила ножки немного шире, позволяя пальцам Чарльза проникать все глубже. Он умело ласкал меня. Не грубо, а так нежно и сладко, от чего где-то на задворках сознания промелькнула мысль о заботе. О том, что, может и ему хотелось бы куда большего? Возможно ли это? - Мистер Холден, Вам придется каждое утро ласкать меня так, чтобы отплатить за все мои старания, - срывается с моих губ необдуманно. Но и плевать. Потому что уже в следующую секунду моё тело содрогается. Конечно, оргазм был не столь ярким, как те, что были ночью. Но приятное тепло растекается по телу, принося чувство удовлетворения и какого-то непостижимого счастья. Его пальцы заскользили вверх по моему телу, останавливаясь на уровне моих губ. И я принимаю правила его игры, мягко обхватывая его пальцы, что ещё несколько секунд назад были во мне, нежно посасывая их и лаская язычком, чувствуя на языке и губах свой собственный вкус. Ох, это невероятно заводило. Будь у нас обоих силы, маленькой прелюдией бы все не закончилось. Но мы оба были истощены. А мой желудок, к тому же, умудрился издать предательский урчащий звук, едва не вогнавший меня в краску, но он теряется в шуме воды.
Мужчина выключает воду и первым выходит из душа. Он обматывает полотенце вокруг своих бедер и я прикусываю губу, едва не простонав, когда по его идеальному прессу скатываются капельки воды, теряясь в ткани на бедрах. Я сама кутаюсь в полотенце, но все же подхватываю свои трусики и рубашку Холдена. Мои волосы мокрые после душа и их нужно будет подсушить полотенцем. Поэтому первым делом я проскальзываю мимо мужчины в его спальню, где вновь натягиваю на себя трусики и застегиваю на своем теле его рубашку. Я подкатываю рукава, чтобы они не мешались. Беру полотенце, отжимая волосы, слегка просушивая их, чтобы они не прилипали к одежде и телу. Оставив полотенце в ванной сушиться, я вошла на кухню. Поймав на себе изучающий взгляд мужчины, я решила все же спросить, - ты не против, что я взяла твою рубашку? В полотенце, увы, не так удобно, - я как-то по хозяйски подошла к холодильнику, заглядывая внутрь. Я предполагала, что многого там не найду - Чарльз слишком много времени проводил на работе. Но, в принципе, на завтрак нам точно хватит. - Может одолжить тебе парочку? - Я вижу на его губах усмешку и, доставая продукты из холодильника, оставляю их на столешнице. Опираюсь о стол руками, приближаясь к мужчине, который был с другой стороны так близко, что наши губы едва не касаются, создавая очередной столп искр между нашими телами. - Мистер Холден, Ваше предложение столь заманчиво, что я могу и согласиться. И тогда Вам придется терпеть меня в таком виде каждое утро, - мои губы трогает усмешка. Никакого поцелуя. Если сейчас коснусь его губ, знаю, что точно сорвусь и тогда этот стол обречен на надругательство и непотребство, которое точно будет на нем творится. Поэтому я лишь отворачиваюсь, начиная творить нам завтрак. Омлет с овощами и беконом. Не самый худший вариант завтрака.
Немного сливочного масла на сковородку. Выливаем смесь для омлета с овощами, следим за тем, чтобы все не подгорело. Переворачиваем, доводя и вторую сторону до золотистой корочки. Затем разделяем большой омлет на две части, раскладывая по тарелкам и поджариваем бекон, заставляя его шкварчать на сковороде. Когда и бекон оказывается на тарелках, я выключаю плиту. Все это время я буквально чувствую взгляд Чарльза на своем теле, но стараюсь не обращать внимание, потому что точно знаю, стоит отвлечься и омлет превратиться в несъедобное нечто. Я ставлю на стол две тарелки, беру пакет с соком из холодильника, стаканы и вилки. Благо, у Холдена все расставлено буквально на виду и мне не приходится рыться в ящиках и полках. - Приятного аппетита, - я легко улыбаюсь, присаживаясь на стул. Я так голодна, что тут же вилкой отделяю кусочек омлета, отправляя его в рот с приглушенным стоном. Да, это вкусно. И да, я ужасно голодна. Поэтому на взгляд Чарльза я только тихонько смеюсь, - не волнуйся, в моих планах нет тебя отравить, - я беру бекон прямо пальцами, откусывая его кусочек за кусочком, а после облизывая пальцы. В целом завтрак проходит в свойственной нам накаленной до предела от сексуального напряжения атмосфере. Невольно каждый из нас делает что-то, что заводит другого. Я жадно ловлю каждое его движение, когда он облизывает свои губы. И так хочется в этот момент впиться в его губы сладким поцелуем, кусать его мягкие губы и тут же зализывать каждый укус, словно извиняясь. И я вижу, как взгляд мужчины скользит по моим губам, каждый раз, когда я облизываю пальчики после бекона, как он скользит взглядом ниже, по моей шее, спускаясь в ложбинку меж грудей, что сейчас была не скрыта тканью - я застегнула далеко не все пуговки на рубашке. И мне нравится эта наша маленькая игра. Она заставляет каждый нерв в моем теле растягиваться до предела от сексуального напряжения, витающего в воздухе. Казалось, что сейчас вокруг нас вспыхнут искры, но этого не происходило. Покончив с завтраком, я собрала посуду. Её было не так много, поэтому я решила её быстро помыть. К тому же, нужно было немного времени, чтобы омлет успел осесть в желудке. О, да, я задумала шалость. Большую шалость и я надеюсь, что стол выдержит, иначе будет весьма забавно. Помыв посуду и расставив её на полке, я вытерла руки полотенцем. Одна только мысль о том, что я собиралась сделать заставляла внутри все сжиматься в комок от возбуждения.
Я заскользила руками по своему телу, подцепляя края трусиков, медленно стягивая их вниз и оставляя лежать на полу кухни. Обойдя стол, я оказалась прямо напротив мужчины. Не долго думая, а думать в такой момент было просто противопоказано, я села на стол, в весьма недвусмысленном жесте раздвигая ножки прямо перед Чарльзом. Мои пальчики коснулись половых губ, проводя по ним, лаская клитор, затем спускаясь ниже и немного проникая внутрь. Я видела, как Холден ловит каждое моё движение и с усмешкой наблюдала за тем, как его член напрягается под полотенцем. Я бесцеремонно ласкала себя перед мужчиной прямо на его кухонном столе, призывая взять меня прямо здесь и сейчас. Мы, ведь, уже поели и набрались сил, так почему бы и не продолжить? Чарльз резко поднялся со стула, когда я отправила свои пальчики в рот, облизывая их. Стул, на котором он сидел, он буквально отбросил в сторону, тут же повалив меня на стол, заставляя полностью лечь на него. Его руки потянули рубашку в разные стороны, от чего пуговки быстро расстегнулись с характерным звуком от заклепок. Его полотенце уже валялось где-то под столом, а я чувствовала его напряженный член, скользящий по моим половым губам. Я ожидала, что он грубо возьмет меня на столе, опасаясь, что мне будет немного больно, но мужчина, словно чувствуя каждое изменение в моем теле, плавно вошел в меня, заполняя полностью. С моих губ срывается сладостный стон. Его губы скользят по моей шее, а размеренные толчки внутри дарят лишь наслаждение. Это все кажется каким-то наваждением. Вот так отдаваться мужчине прямо на столе в его кухне - даже для меня это было в новинку. Но с Чарльзом хотелось перепробывать все. Абсолютно все грани наслаждения, которые возможно было бы открыть для себя. И это даже не смущало. Наоборот, заводило ещё больше.

+2

13

Казалось, что пока они рядом все может продолжаться бесконечно, будто между ними каждую секунду появлялся какой-то непонятный электрический ток, заставляющий тела воздействовать друг на друга. Чарльз даже не ждал, что она вот так вот буквально вломиться в его душ, и примется делать ровно то, что она делала там. Это было не передать словами, но такое заводило, а главное, такое на самом деле было приятно. Даже не просто физически, именно на уровне мыслей, когда ты ощущаешь чье-то присутствие и ты не один. Нет, у него была жена, но их совместный опыт жизни не казался каким-то особенным. Может, потому что изначально все было не идеальным и изначально он просто не замечал всех этих недочетов. Но теперь Холден смотрел на все куда как более трезво, и проблема была в том, что он даже не влюблен в Стеф, но ему нравилось, что она тут, нравилось видеть ее сегодня и сейчас.
- В таком случае тебе придется каждое утро приходить сюда – усмехнулся мужчина. Не сказать, что ион испытывал сильный голод, но все же от завтрака не отказался бы, однако сам Холден привык скорее заказывать еду, нежели готовить самостоятельно, ведь это выходило за рамки его возможностей. К тому же когда имеешь достаточно денег зачем самому стараться ради этого. У него просто нет времени готовить и нет времени учиться это делать. Он итак потратил достаточно, чтобы стать хирургом и врачом, а тех денег, что были на его счету хватит, чтобы круглосуточно питаться только из доставки и никогда не использовать кухню, которая итак была достаточно декоративным местом, отчего казалась необычайно чистой и почти как новой. За все время он лишь трижды использовал ее, а ведь живет в Сакраменто мужчина уже больше трех месяцев.
- Может одолжить тебе парочку? – сказал Чарли, когда увидел свою рубашку на Бреннан и услышал ее вопрос. Впрочем, так было даже лучше, ведь она же где-то подсознательно говорила ему, что не прочь вернуться, и он как-то тоже был за это. Так у нее определенно появится повод, почему бы и нет?
- Я умею быстро привыкать к изменениям – сказал он на нее фразу. Они словно оба пытались подкалывать друг друга по этому поводу, хотя сами явно не были против встретиться снова. Странно, что раньше их отношения начались с вражды, а теперь они вот так вот могут спокойно завтракать утром, будучи едва одетыми, хотя на мужчине и вовсе кроме полотенца ничего не было. Женщина на его кухне была определенно приятным дополнением к типичной скучной картине одной лишь бездушной мебели. Видеть ее каждый день? Наверное, стоило бы попробовать. Может, их отношения не тянут на что-то серьезное, но в то же время они уж точно не могут быть и одной ночью. Еще вчера они оба прочувствовали это, задолго до того, как оказались вместе в постели, еще на том приеме стало понятно, что их желания относительно друг друга выходят за рамки профессионального общения, которое в некоторый момент развело их по разные стороны, а после вновь стянуло вместе.
- У тебя определенно получается готовить лучше меня – усмехнулся Холден, ничуть не стесняясь признать собственное поражение в данном вопросе. Омлет с овощами и беконом, походило на классический завтрак «по-американски», если такой имел право быть. Обычно Чарльз вообще питался тем, что попадало под руку утром, чаще всего это была еда, оставшаяся со вчерашнего дня. Лишь в редких случаях приходилось прибегать к непосредственной готовке, если не считать готовкой сборку сэндвичей из уже заранее нарезанных ингредиентов.
Стефани действовала на его кухне так, словно жила тут уже не первый день. Сама разобралась с посудой, все разложила и буквально поставила перед мужчиной. Ему оставалось просто есть под ее комментарий о нежелании травить этого человека. Хотя на самом деле мотивы у этой привлекательной убийц вполне могли быть, ведь как-никак, но он успел подпортить ей карьеру, заставить выпустить опровержение к статье, а это позор для любого уважающего себя журналиста. Именно поэтому ей пришлось проникать на тот прием, потому как места для прессы были, и они видели тех людей, однако для нее в этот раз редакция явно не желала выделять того самого места, поняв, что второго скандала им совсем не нужно.
- Вкусно – сказал мужчина, вбирая сразу целый кусок бекона в рот, а вместе с тем отправляя туда хороший такой кусок омлета, что он отрубил вилкой. Не смотря на воспитание в достаточно аристократичной обстановке, которую пытался прививать ему отец, Холен напрочь не желал есть всеми этими столовыми приборами. Будь его воля вообще бы питался только руками. Поэтому ножи, вилки, часто были лишними в его употреблении пищи, даже тайскую еду, что он заказывал порой ел банальной ложкой, чем точно вызвал бы негодование у многих. Кому вообще какая разница, как и что он ест? Это ведь не эстетический ужин в ресторане, а просто употребление пищи и зачастую у него нет того времени, чтобы обедать или завтракать красиво, надо делать это быстро.
Самым интересным, впрочем, было даже не это. Сам процесс стал особенным, когда они ели и смотрели друг на друга. Чарли облизывал губы, наслаждаясь вкусом бекона и его соков, а девушка пристально смотрела на него в этот момент и каждый ей, почти не обращая внимания на еду, скорее изучая друг друга. Напряжение, что казалось исчезло на мгновение, вновь начинало искрить. Она определенно заводила его и теперь встать было бы проблематично, потому, как и в паху мужчина ощущал возбуждение, которое никак не могло скрыть полотенце. Хорошо, что она этого не видела в принципе, иначе давно бы попробовала наброситься на мужчину. В ее глазах точно отражался огонь и желание, не способное остановиться и закончиться в утреннем душе. Скорее наоборот, душ стал только катализатором дальнейшего вожделение, показав, что ей определенно будет мало просто уйти после всего. Стефани нуждалась в Чарльзе, но как оказалось нуждалась даже слишком остров.
На самом деле действия Бреннан по началу ничего не предвещали. Она собрала посуду, потом стала мыть ее – все как всегда и ничего необычного. Но так как девушка стояла спиной, то Холден никак не мог видеть ее лица, которое определенно выражало заговорщицкую улыбку. Все же когда она спустила свои трусики, все начинало становиться более очевидным. Теперь она обошла стол и оказалась напротив мужчины, успевшего уже отодвинуться на стуле чуть назад и просто наблюдавшего за ситуацией, как будто он простой зритель. Девушка же предоставила ему максимально лучший обзор на всю картину, когда уместилась на столе совсем однозначно раздвигая свои ножки перед Чарльзом. Ему нравилась эта ее бесцеремонная дерзость и желание возбуждать мужчину перед собой, с которым она в который уже раз за их непродолжительную встречу решалась на подобный шаг. Он же был только рад насладиться таким зрелищем, хотя долго переносить его не мог.
Желание и без того уже выдавало себя с потрохами, потому Холден поднялся со стула откидывая тот куда-то назад, после чего стул упал. Полотенце в миг слетело с его бедер, обнажая мужчину, который тут же подошел ближе к столу, наблюдая за тем, как Стеф облизывала собственные пальцы только сильнее подогревая всякий интерес к своему телу. Она чувствовала, как его плоть упирается в ее промежность, как губки уже готовы пропустить его член внутрь, но этого не происходило, так как мужчина сначала сорвал с нее рубашку, заставляя заклепки дружно расстегнуться, а потом отправил ее на пол. И вот он тот самый момент, когда с губ девушки вновь слетает стон, когда она слегка прогибается, вбирая внутрь своего влажного лона его твердую плоть.
В этот раз Чарльз не желает быть грубым, он скорее получает удовольствие от того, что они сейчас рядом и каждое движение выглядит медленным и размеренным. Нет никаких рывков, лишь плавные покачивания бедрами, и она тут же обхватывает его торс своими ножками, начиная помогать двигаться в едином такте, окончательно засевшем в голове, словно надоедливая мелодия. Сегодня желание является совсем другим и хочется просто получать максимум эмоций от такого момента страсти, когда он может поцеловать ее грудь, насладиться движениями и тем, как она прижимает к себе мужчину, которому готова отдаваться. Даже с бывшей женой он никогда не имел таких отношений и в какой-то момент это могло начинать пугать, но в то же время приятно завораживать. Стефани была безумной. Но настолько, чтобы можно было влюбиться в нее и считать каждую грань ее безумств лучшим событием в собственной жизни. Он никак не мог объяснить или понять этой необычайной тяги к девушке, однако возможно именно такая тяга и является выражением чего-то большего, чем желания провести вместе ночь. Они ведь уже доказали, что ночи им будет мало? А сколько нужно, чтобы насытиться этим? Неделя, месяц, год, а может тому и вовсе нет предела?
Сейчас все равно было не до этих мыслей. Руки мужчина прошлись по ногам девушки, расцепляя их за своей спиной, а потом заводя вперед и опуская на собственные плечи, создавая для нее особое положение, в котором она смотрелась наиболее пошлым образом. Руки Чарльза интенсивно и нежно сминали ее грудь, слегка подергивая за набухшие соски, а сама девушка теперь полностью была в его власти, а мужчина лишь наслаждался каждым медленным движением, когда его член едва ли не покидал ее нутро, а потом вновь врывался внутрь, медленно продвигаясь до самого конца, ощущая, как она дополнительно напрягает свои мышцы. Их новые движения пьянили ничуть не меньше того, что было вчера, а потому Холден в какой-то момент ощутил, как внутри нее все единовременно сжалось, а девушка лишь простонала от удовольствия. Страсть сменилась какой-то развратной нежностью, но им нравились новые ощущения, потому что Чарли не останавливался и продолжал брать ее дальше. Он даже свел ее ножки вместе, чтобы каждое проникновение вздымало новую бурю эмоций, еще и еще. Оргазм успел охватить ее тело еще раз, прежде чем и сам Чарльз понял, что не сможет продолжать дальше, слишком приятно было от всех этих действий и слишком долго он прорывался внутри ее лона, пока то пульсировало от удовольствия, растекающегося по телу. Потянув девушку на себя, он помог ей оказаться на краю стола в сидячем положении, а потом она едва спустилась вниз, встав на ноги, как те подкосились, и она быстро сползла по мужчине на колени, чтобы удобнее усесться. Ее рука легла на его член и сделала буквально пару движений, не успевая запустить его вновь внутрь своего рта, как первая струя спермы ударила ей по лицу, оставаясь следом на щеке, скатываясь медленно вниз, остальное девушка успела поймать язычком, а потом уже и вовсе обхватило извергающуюся плоть своими губами. Стоило ей в такой момент коснуться Холдена губами, как ему не хотелось, чтобы это когда-либо прекращалось.
- Я помню ты что-то говорила про каждое утро? – усмехнувшись сказал Чарли, собирая пальцами остатки своего семени с ее лица и аккуратно запуская их в ее ротик, который старательно вбирал все это внутрь. Он взял салфетку, помогая вытереть остальное, а потом подхватил ее на руки и таким образом вновь отнес к кровати. Но никакого продолжения их сейчас не ждало. Им просто нужно было побыть вместе, что-то посмотреть по Netflix и насладиться тем, что люди делают постоянно, когда не один лишь секс способен объединить их вместе друг с другом.
Время вместе пролетело незаметно, ближе к вечеру они все же не выдержали и вновь дали волю собственным страстям, но ненадолго, так как мужчине уже нужно было собираться на работу. Он не пытался прогонять Стеф, она могла остаться в его доме и не стоило переживать за сохранность чего-либо. Этот день можно было смело записывать с самой ночи в раздел «лучших», может даже он возглавлял бы весь список, как бы это странно не казалось. Секс и обнаженная женщина – что может быть тут особенным, но важен не сам факт, а какие ощущения ты от этого получаешь. Сейчас же ощущения Холдена были на высоте и вообще за всякими пределами разумного.
- Можешь остаться тут на ночь, если пожелаешь – все это время они так и провели, не одеваясь и только теперь на Бреннан вновь красовалась его рубашка и трусики, что она успела подобрать на кухне, вернув их на бедра законной владелицы. Также мужчина успел заметить и ее платье, еще все лежавшее в его спальне. Он увидел бирку с ценой, достаточно высокой, что можно было позволить себе такое платье на зарплату журналистки. Нет, она могла бы взять его, но как минимум в кpeдит, да и выплачивать бы пришлось не меньше нескольких месяцев, чтобы еще при этом спокойно жить, а не бедствовать и голодать. Бирку не срывают лишь по двум причинам: первая – это просто забыла и замоталась, однако такое не походило на Стефани, ведь она очень аккуратно подходила к своему образу на приеме, в чем Чарльз даже не сомневался; второе – она хотела вернуть его после всего, именно поэтому не позволила мужчине прошлой ночью порвать его или что-то сделать. И все же оно слишком хорошо смотрелось на ней, дабы просто вернуть его в магазин.
- Меня ждут пациенты, мне пора – он уже вышел из гардероба, одетый, как и подобает в классический неброский костюм, который, не смотря на всю свою обычность отлично смотрелся на мужчине.
- Еще увидимся – сказал он и правда надеясь о их новой встрече.

+1

14

Это было очередным всплеском безумия между нами. Словно мы вчера на приеме пересекли какую-то невидимую грань, которая сохраняла между нами дистанцию, а теперь мы сорвались с цепи лишь в одном желании - насладиться друг другом. И, казалось бы, ночью мы более чем достаточно насытились телами друг друга. Но нет. С каждым игривым взглядом, с каждым прикосновением, с каждым его толчком внутри меня я желала мужчину все больше и больше. Хотя было ли уже куда ещё больше? Рядом с Чарльзом мой мозг отключался, словно само моё тело брало меня под контроль, в своем похотливом желании раз за разом отдаваться Холдену. Причем на всех поверхностях его квартиры. А это, даже по меркам безумных поступков Стефани Бреннан, явно занимало лидирующие строчки чарта. Это сейчас мне хорошо, когда его губы скользят по моей груди, ласкают затвердевшие соски, срывая с моих губ сладостные стоны. Но стоит мне остаться наедине с собой и здравый смысл будет с укором смотреть на весь тот разврат, что я устроила сегодня в душе и на кухне мужчины, нервно топая при этом ножкой. Но разве может быть какая-то речь о здравом смысле, когда внутри все горит от желания? От двоякого желания обладать и отдаваться во власть мужчины. Нет уж. Сейчас я буду наслаждаться моментом в полной мере, а стыдно...Пусть мне будет стыдно за свое поведение потом. Я притягиваю Чарльза к себе, впиваясь в его губы. Так сладко и так жарко. Его язык скользит в мой ротик, сталкиваясь с моим языком, сплетаясь в диком танце страсти и похоти. Он отстраняется, давая мне возможность сделать несколько тяжелых вдохов после нашего поцелуя. Его руки скользят по моим ножкам, расцепляя их за своей спиной и тут же возлагая на свои плечи. При этом угол под которым мужчина входил в меня изменился, даря новые ощущения, задевая какую-то точку, от которой всё моё тело дрожало от наслаждения. Его руки нежно сжимали мою грудь. Такой яркий контраст между вчерашней яростной страстью и сегодняшней невероятной нежностью буквально опьянял мой мозг, заставляя меня неосознанно представлять, чтобы так было всегда. Каждую ночь и каждое утро. Я замираю, слегка прогибаясь в спину, чувствуя, как все внутри пульсирует и тут же взрывается волной оргазма, накрывающей меня, пусть и не так ярко, как это было ночью, но все же настолько приятно, что я просто не могу сдержать стон. Холден не останавливался, от чего движения его члена внутри сводили меня с ума ещё больше. От приятных ощущений все внутри сжималось так, что член скользил внутри очень плотно. К тому же, Чарльз вновь свел мои ножки вместе от чего это ощущение тугости проникновения стало ещё более ощутимым. Ох, Господи, как же это приятно! Вторая волна оргазма накрыла моё тело, заставляя его дрожать ещё сильнее. Приятное тепло растекалось по всему телу, даря приятное ощущение наслаждения. Мужчина подтянул меня к краю стола, покидая моё тело. Я осторожно встала на ноги, но они все равно подкосились, и, если бы не руки Чарльза, я бы буквально упала бы перед ним на колени. Осторожно опустившись, я обхватила рукой член мужчины, проводя по нему вверх-вниз. Я даже вздрогнула от неожиданности, когда струя спермы буквально ударила мне в лицо, оставляя след на щеке. Быстро открыв ротик, я приняла остальное, обхватывая губками член мужчины. Я послушно принимаю все, проглатывая его сперму. Его большой палец скользит по моей щеке, собирая остатки семени и тут же отправляя их в рот. Я обхватываю его палец губами, лаская язычком. Чарльз берет со стола салфетку, стирая ей все, что осталось на моей щеке. Он наклоняется ко мне, подхватывая меня на руки. И я готова признаться, хотя бы самой себе, что мне до приятного тепла внутри нравится, когда он вот так вот, совершенно легко подхватывает меня на руки и бережно прижимает к себе. Хочется ощущать это особенное чувство всегда. Но тогда это грозит стать чем-то большим. Холден вновь уложил меня на кровать, но дальше продолжения не было. Мы просто лежали вместе в одной постели, абсолютно голые и удовлетворенные, просматривая какие-то сериалы, что шли по телевизору. Моя голова лежала на его плече. Мои пальцы скользили по его грудной клетке, вырисовывая какие-то замысловатые узоры. Его пальцы скользили по моему плечу и иногда путались в волосах. И это было как-то настолько обыденно, словно мы уже давно были парой, которая после секса могла себе позволить просто расслабиться в компании друг друга. И эта мысль не давала мне покоя. Могло ли все стать серьезнее? Возможно ли это со мной? Но ответа у меня не было. По крайней мере такого, который бы меня устроил.
Время, проведенное вместе, пролетело как-то неожиданно незаметно. Уже ближе к вечеру, легкая страсть вновь охватила наши тела в потребности наслаждением другим человеком. Но ненадолго. Чарльзу пора было собираться на работу. Ох, как же мне не хотелось покидать его постель! Но я все же поднялась следом за мужчиной, подхватывая на кухне свои трусики и его рубашку, тут же прикрывая своё оголенное тело. - Остаться? - Мои губы трогает усмешка. - Мистер Холден, Ваше предложение столь заманчиво, что я практически готова на него согласиться, - я замечаю его взгляд, который он бросает на платье и замечаю, что я плохо спрятала бирку и та теперь висела на всеобщем обозрении. Вот черт! Я, как бы невзначай подошла обратно к платью, чтобы взять в руки лифчик и спрятать злосчастную предательницу. Пока мужчина одевался, я тоже решила не терять времени. Его предложение остаться было очень заманчивым. Даже слишком. Слишком, потому что я боялась, что проведя здесь ещё одну ночь точно поверю в то, что у нас есть шанс на что-то большее, чем сногсшибательный, во всех смыслах этого слова, секс. А этого не было. И не будет. Не со мной, это уж точно. Я не создана для серьезных отношений хотя бы потому, что я не умею ценить то, что у меня есть и безрассудно гоняюсь за материалом для очередной статьи, откровенно забивая на то, что могу своими действиями ранить чувства своих близких. А, ведь, я не раз была на волосок от смерти, чем могла сделать им больно. Нет, Стефани, все на что ты можешь рассчитывать - это классный секс. А в такой ситуации лучше было согласиться хоть на что-то, чем на вообще ничего.
Поэтому я крайне быстро оделась, тщательно запрятав бирку. Когда мужчина вышел из гардероба в более простом, но все же классическом, костюме, я уже тоже была готова. Дома меня ещё ждала статья, а завтра ещё нужно было сходить обратно в бутик и вернуть это платье пока у меня ещё есть время. Все же нужно уметь вовремя остановится. Как бы странно это не звучало от меня. - Ещё увидимся, - я касаюсь губ мужчины. Совсем легко и даже как-то слишком нежно, словно мы и правда влюблены в друг друга, а затем каждый расходится по своей машине. Чарльз в свою, я - в машину такси, столь учтиво вновь вызванную им для меня. Только в этот раз я не плачу на заднем сидении от своей глупости и обиды. Мои губы расплываются в какой-то глуповато-счастливой улыбке от того, что эта ночь и этот день прошли в невероятно приятном безумии и я готова была повторить его вновь. И вновь.
Приехав домой, я первым делом приняла душ и аккуратно сложила платье обратно в коробку. Обидно будет расставаться с ним после всего приятного, что произошло на банкете, но моя зарплата не покроет все расходы по кpeдитке так, чтобы потом не пришлось питаться одним воздухом. Поэтому, тяжело вздохнув, я закрыла коробку крышкой и отложила в сторону. Хочется мне или нет, а вернуть платье все же придется. Включив ноутбук, я сразу же открыла Word. Пока мои воспоминания о вчерашнем благотворительном вечере ещё достаточно свежи стоило сесть за статью. Уже сегодня, уверена, во многих газетах появились заметки о вчерашнем благотворительном вечере, но ни у одного журналиста не было той информации, что была у меня. Поэтому ничего страшного, если статья в нашей газете выйдет на денек позже. Спать я легла поздно, но статью дописала и отправила Стивену. Посмотрим, возможно это сгладит острые углы в наших отношениях хоть немного?
Проснулась я от того, что мой мобильник разрывался и это был не будильник. На экране высветилось "Стив". Неужели статья ему не понравилась? - Алло, - подавив зевок, ответила я. - Через пол часа в офисе. - Как-то злобно бросил мой редактор, тут же сбрасывая звонок. Ой, не к добру это. Пришлось слезть с кровати, с которой я не собиралась вставать ещё минимум те самые пол часа, что мне выдал Стивен на сборы. Что же я там такого криминального написала, что он так зол? Наспех позавтракав, я схватила пакет с коробкой, где было платье, сумочку и выбежала из квартиры.
Стивен, увидев, что я вошла в офис, тут же подозвал меня к себе в кабинет. Я сглотнула. Ой, что-то я той самой пятой точкой чую неладное. Но идти пришлось. - Присаживайся, - Стив указал мне на кресло, а сам сел за стол напротив меня. - Как это понимать? - Он пододвинул ко мне распечатанные листы с моей статьей. - В смысле как это понимать? Это статья о благотворительном вечере. - Пожимая плечами ответила я. - Хорошо, пойдем другим путем. - Мужчина потер виски, глядя на меня. - Как ты туда пробралась, Стеф? - Ах, так вот что его интересует! - Если ты боишься, что напечатав эту статью ты вызовешь ещё один скандал, то можешь быть спокоен, Стивен, - честно говоря, меня начинало раздражать его недоверие ко мне. Я оступилась всего раз. Раз за все то время, что я приносила в эту газету кучу просто ачешуительного материала. Раз за все те статьи, которые поднимали тираж нашей газеты. Всего раз. А теперь я была виновна во всех грехах. - Если так боишься, то не печатай. Но я была на вечере законно, по приглашению. С Чарльзом Холденом. Если не веришь мне - позвони ему, спроси. - Бросила я, вставая с кресла и выходя из кабинета. Вот так и делай потом старым друзьям приятное, чтобы загладить свою вину. Да, пусть я не с самого начала была на вечере законно, да, пусть Чарльз спас мою задницу, но потом-то я и вправду провела весь вечер в его компании по его приглашению плюс один, не так ли? А, значит, все законно.
В обед я съездила в бутик. Расставаться с платьем было жаль, но я наврала девушке на кассе, что мой молодой человек не оценил фасон платья и мне придется искать что-то иное, а это якобы было единственное платье, которое мне здесь понравилось. Как бы ни было жаль, а платье приняли и деньги уже вскоре должны быть зачислены мне обратно на кpeдитку. Прогуливаясь с чашечкой кофе из Старбакса и пончиком, ведь у меня был официальный обед, я то и дело останавливалась у каких-то витрин, рассматривая содержимое. Так, меня привлек магазин с весьма не детскими игрушками. А чем черт не шутит. Подумала я, входя внутрь. Разнообразие товара, конечно, было весьма и весьма впечатлительным. Мне хотелось чем-то удивить Холдена, учитывая, что я собиралась бесцеремонно и без приглашения сегодня прийти к нему. Остановив свой выбор на нескольких покупках, я расплатилась и вышла из магазина с черной коробочкой средних размеров, перевязанной ярко-красной лентой.
С работы я ушла раньше. Со Стивеном теперь не разговаривала я, обижаясь на него за то, что он был таким козлом. Неужели нельзя простить мне одну мою ошибку? К тому же, я уже не первый раз пыталась перед ним её загладить. Надоело. И думать о сегодняшнем утре больше тоже не хотелось. Поэтому, взяв работу на дом, я дописала очередную статью, то и дело поглядывая на часы. Ближе к вечеру я начала собираться. Удивить Чарльза я хотела не только подарком, но и своим внешним видом. За неброским, даже каким-то целомудренным, платьем скрывалось шикарное сексуальное белье, наличие которого выдавали разве что чулочки. Прихватив подарок, я, прежде чем отправиться к Холдену, взяла еду на вынос, решив, что сначала нужно поужинать, потому что ночь обещала быть бурной.
- Привет, - я мило улыбнулась, когда Чарльз открыл мне дверь. Да, я была настолько наглой, что решила прийти к нему прямо в квартиру. Нет, конечно, сначала я хотела встретить его у больницы после дежурства, но потом я решила, что это будет несколько глупо. Да и навевало не лучшие воспоминания. - Пустишь? - Мужчина отодвинулся от двери, пропуская меня в квартиру. - Я принесла ужин, надеюсь, ты голоден. - Я как-то даже по-хозяйски прошла на кухню, прежде разуваясь и оставляя туфли в прихожей. Раскладывая еду по тарелкам, я бросила через плечо мужчине, - не бойся, еду я купила в ресторанчике, поэтому и в этот раз травить тебя не буду. - Я засмеялась, поставив тарелки с едой на стол. - Но сначала, у меня кое что есть. - Я улыбнулась, - маленькая благодарность за вчерашний вечер и то, что ты спас мою задницу, хоть мой редактор, увы, и не оценил мои старания. - Я протянула Холдену коробочку. - Обещаю, тебе понравится, - я прикусываю губу, пока удивленный всеми развитиями событий мужчина открывает коробку. Наручники с черным меховым покрытием, анальная цепочка с шариками разного диаметра, кляп в виде красного шарика с дырочками, бутылочка смазки и небольшой фалоимитатор, довершающий всю картинку. Я выжидающе следила за реакцией мужчины, боясь, что моя выходка будет излишне неуместной. - Мне понравились наши эксперименты в постели, - как бы оправдываясь сказала я. - Но если тебе не нравится... - Я прикусила губу. Не хотелось бы думать, что моя идея с ужином и ещё одной ночью, полной страсти, провалиться.

Белье Платье

Отредактировано Stephanie Brennan (2017-08-20 21:21:36)

+1

15

Было бы ложью сказать, что он думал о ней целый день, как и обо всем, что произошло с ними после приема. На работе Холден всегда оставалась прежде всего профессионалом своего дела и только потом был человеком, который мог поддаться личным чувствам. Именно поэтому, когда он был женат, то старался не пересекаться с собственной женой лишь от того, что это мешало ему в профессиональном плане. Хирург должен быть сосредоточенным, а влюбленный мужчина скорее рассеян, так как его мысли уходят далеко за пределы реальности, отдавая больше внимания на фантазии, чаще всего сексуального характера. Впрочем, после того, как он видел Стеф обнаженной в постели, в душе, на столе трудно было удержаться от подобных мыслей и не придумать еще с десяток мест, где может проходить их особое шоу. Хотя трудно было представить то, что она бы правда вернулась к нему. Это может и не выглядело, как разовая акция на ночь, но Бреннан не создавала о себе мнения девушки, желающей чего-то более постоянного. Хотя возможно, тут Чарли был неправ и недооценивал вновь эту крайне своенравную особу.
Во всяком случае его ждала продолжительная четырнадцатичасовая смена. Они вместе покинули квартиру и дальше Холден лишь работал, несколько операций были назначены на этот день и шесть часов он провел в операционной. Потому пять часов выделил на осмотр пациентов и предоперационную подготовку, ну и конечно никуда было не деться от вполне стандартных бумаг, которые приходили к нему пачками и все это требовалось разгребать, если не каждый день, то раз в неделю уж точно. Он никогда не входил в число тех, кто детально описывал шаги операции, любил выписывать слова ручкой на бумаге – на самом деле подобное вообще не интересовало его, зачастую мужчина был крайне скромен в выражениях, предпочитая лаконичность, нескончаемому потоку слов и терминов, словно ты пытаешься выглядеть в десяток раз умнее, чем есть на самом деле.
Что же было потом? Вечер, самый обычный вечер, когда садишься за руль своей машины, где есть лишь еще одно свободное место, когда нажатием кнопки запускаешь двигатель, ощущая, как он рычит под капотом, словно зверь, заждавшийся хозяина, а потому едешь куда нужно. Десять минут, может двадцать в случае пробок, но в такое время их уже не было, так что добрался до дома Чарльз достаточно быстро, оставляя машину на подземной парковке под зданием, где жил. Лифт, коридор, комната. Вот он и дома, оставив пиджак висеть на спинке кресла сам он взял пачку чипсов и три банки Доктора Пеппера, а после двинулся в гостиную к телевизору, запрыгивая на диван и расслабляясь за просмотром нового сезона «Игры престолов» на HBO. Не сказать, что он был фанатом какого-то определенного сериала, но в следствии того, что достаточно много времени проводил у телевизора или монитора, то пересмотрел их достаточное множество, также как прочитал книг. В его комнате даже был стеллаж в одном из углов, где хранилось не менее сотни книг, купленных им за последние три или четыре года. Там была классика, начиная от Олдоса Хаксли и заканчивая совсем недавно вышедшими «Скандинавскими богами» Нила Геймана. Как существуют меломаны в музыке, таким был и мужчина относительно сериалов и книг, позволяя себе просто наслаждался качественным произведением, а жанр его мало волновал, ведь глупо судить книгу по жанру, как это как судить человека по цвету его кожи.
На самом деле Холден не ожидал гостей, но где-то внутри хотел верить, что за дверью окажется именно Бреннан, так и получилось. Стоило ему открыть дверь, как уже был слышан ее «привет», а после вопрос о том, пустят ли ее внутрь, словно Чарльз мог просто закрыть дверь перед ее носом, оставив стоять там шокированную происходящим.
- А ты еще разве не здесь живешь? – усмехнувшись спросил он у девушки, лишь намекая на то, что для «одной ночи» их ночей становится куда больше. Он был не против видеть ее в любом образе, не важно своей девушкой или может просто приятной сожительницей, с которой у них будет роман, даже если ей нужен был секс, то тут Стеф тоже выступала идеальной партнершей, уже доказавшей тягу к различного рода экспериментам со своим телом.
- Вряд ли пачка чипсов сильно могла бы меня насытить – произнес он. Сам же Холден как-то забыл заехать за едой, ведь в его голове кружила совершенно другая мысль – платье. Да, он не упустил возможности выкупить его. Может быть, они даже успели разминуться, ведь продавщица в салоне сказала, что девушка недавно сдала его под предлогом, что фасон не понравился ее мужчине, отчего Чарли сделал глупое лицо, потом удивленное и тут же оплатил счет, забрав платье с собой. Может она и не могла себе его позволить, но для него это был сущий пустяк, от того сделать ей что-то приятное было крайне привлекательным желанием, после того, как он почувствовал все тепло, что исходило от этой женщины рядом с ним. Дело тут даже не в сексе, а чем-то большем, что она явно могла бы ему дать.
Как оказалось, она пришла дважды не с пустыми руками, предложив ему не только покупной еды, но еще и какой-то подарок, пока остающийся совсем неизвестным под плотными стенками не такой большой коробочки. Оказавшиеся внутри предметы превосходили его ожидания, ведь на самом деле девушка сразу показывала ему немалое количество собственных желаний и предпочтений, что приходилось по душе Чарльзу.
- А ты явно подготовилась – на его лице появилась вновь улыбка полная желаний и вожделения, но кое в чем девушка была права. Сначала им требовалось поесть, лишь потом приступать к этому нескончаемому потому удовольствий и наслаждений. Забавно, что ее достаточно целомудренное платье никак не подходило к содержимому коробки, создавая какой-то образ сорвавшейся с петель девицы, решившей ощутить все, что может дать ей мужчина. Впрочем, почему бы и нет? Ел Холден с достаточно высокой скоростью, ничуть не стесняясь уминать еду, как будто уже неделю ее не видел. После работы он всегда бы голоден, ведь еда в госпитале оставляла желать лучшего, а когда приходилось заказывать в основном все успевало остыть, ведь дела не ждали его обеденного перерыва, которого вообще по факту не было. Десять минут урвать на еду – уже считалось чем-то особенным, моментом истинного спокойствия.
- Мне нравится, как ты элегантно перевозишь свои вещи ко мне – пошутил мужчина, вставая из-за стола. Благо мыть посуду тут не приходилось, так как все можно было выкинуть. Взяв коробочку, а следом и Стефани за руку он провел ее в спальню. Руки хирурга слишком быстро избавили ее от платья. Пока они ели те самые предметы находились перед их глазами, вновь создавая небывалое напряжение между парой. Они оба хотели попробовать каждый, конечно, все вместе не вышло бы, да и было бы не так интересно, но чередовать их один за другим, испробовав различные способы и компоновку – вот это было нереально привлекательным.
Теперь он мог еще больше восхищаться своей непревзойденной любовницей. Она позаботилась о внешнем виде куда больше, чем он мог бы думать. Стоило ему только увидеть ее боди на пару с чулками, как в районе паха стало тесновато в штанах. Избавиться от них пока не представлялось возможным, но вот с силой расстегнуть рубашку одним движением, чтобы каждая из заклепок протрезвонила об этом характерным звуком – запросто.
- Ко мне дорогая, на четвереньки – и отвесив на ее зад легкий шлепок мужчина направил Стеф на постель, куда она грациозно забралась, предоставляя ему свои ягодицы во всей их женственной красоте. Вожделенную улыбку на ее лице скрыть уже было нереально, да и не пыталась его любовница делать вид, будто ей не интересно и все равно. Первым что пошло в ход оказался кляп, так будет определенно интереснее, к тому же он подходит ко всему наряду, дополняя элегантный черную по всему телу ткань своим ярким красным оттенком – незабвенная классика в сочетании страсти и похоти. Трусики Стефани одним рывком оказались спущены до ее колен, а потом быстро отправились куда подальше, слетев с ее тела. Остальная одежда почти не закрывала доступа к потенциально привлекательным зонам, разве что грудь была под тканью, но пока грудь не интересовала их настолько, чтобы забросить все остальное. 
Шлепок по ее заднице, в ответ лишь стон вперемешку с мычанием, ведь девушка теперь не могла говорить или кричать. Она была словно жертвой в руках этого человека, игрушкой или даже рабыней, с которой Холден мог проделывать все, что пожелает сам, хотя ее желания на сегодня аккуратно помещались в эту коробочку и большая их часть была определенно нацелена на нечто грубое и видимо приятное для нее, другая же на анальный секс, легкие заигрывания с которым они производил в прошлую их встречу и по-видимому Бреннан понравился такой опыт, о чем она успела упомянуть сама, проявив свое чуть-чуть фальшивое стеснение и самое настоящее кокетство. Впрочем, он уже был соблазнен чарами этой женщины, и она могла не применять их более, однако было одним удовольствием ощущать, как это происходит вновь и вновь.
Ее бедра находились в самом приятном и соблазнительном ракурсе с расставленными шире ногами, когда Стеф прогибала свою спинку, дабы сильнее показать ему все свое тело. Смазка из тюбика быстро оказалась на пальцах Чарли, а потом эти самые пальцы приблизились к ее анусу, слегка надавливая на это манящее отверстие, остававшееся для нее еще предельно непознанным в плане разнообразия средств удовольствия. Он ласкал ее попку совершенно бесцеремонно проникая сначала одним пальцем внутрь, наслаждаясь этими действами, когда узенькое колечко мышц старательно стягивалось вокруг инородного тела. Но мужчина не сдавался и продолжал двигаться еще и еще, пока мычание не становилось громче вперемешку со стонами. Ему нравилось, как она возбуждалась от этого, потому как даже без особых прикосновений можно было заметить, как промежность буквально источала собственные соки беспредельного желания. За одним в ее смазанную попку уже проскальзывали два пальца и тем еще более интенсивнее возбуждая девушку, пока, совсем не позволяя ей получить оргазм, как это было в их первый раз. Холден решил чуть помучить свою любовницу, чем позволить ей сорваться в пучину блаженства.
Добавив еще немного смазки на анальную цепочку с шариками разного диаметра, мужчина стал погружать первый из них внутрь ее уже разработанного им отверстия. Колечко ее ануса расширилось, позволяя проскользнуть внутрь шарику, а потом старательно обхватило его, стягиваясь сразу следом. Второй был чуть крупнее и вызывал уже куда больше эмоций, при условии, что первый находился внутри. Дальше третий, а после наконец и четвертый шарик из цепочки погрузился в ее попочку. Как же Чарльз хотел скорее вытащить их все, заставив прокричать в кляп девушку, пуская при этом не мало слюны, а потом самому ворваться в это узенькое отверстие и трахнуть ее так, чтобы завтра она могла говорить только шепотом, не смотря на способность кляпа сдерживать крики.
Холден быстро управился с собственным ремнем и уже через несколько секунд, полностью скинул с себя то небольшое количество одежды, что на нем было. Хорошо, что в его случае не было никаких сложных застежек, молний и чего-то подобного, лишь одна пуговица и ремень с бляхой на заклепке из металла, который легко расстегивался с приложением силы. Подвинув ее к самому краю кровати, Чарльз расставил ножки Бреннан еще чуть шире, заставляя раскрыться ее лоно перед ним своими розоватыми сочными от влаги половыми губками, в который мужчина не постеснялся впиться в тот же момент, оказавшись на коленях. Он держался за ее бедра, проникая языком глубже внутрь, заставляя девушку стонать сильнее, ощущая теперь предельную наполненность в своей попке (цепочки куда глубже погружалась внутрь и была шире, чем пробка, побывавшая внутри Стефани в прошлый раз). Нежность и ласки смешались с первобытной похотью, вызывая совершенно новый спектр эмоций. Член мужчины уже был на пределе, затвердев, подобно каменной статуе.
Отвесив очередной шлепок по ее заднице по завершению этого легкого шоу, он медленно погрузился в самое ее нутро, старательно целиком заполняя лоно девушки собственной плотью. Он не давал ей прийти к пику, позволял лишь желать его сильнее, сходя с ума от мыслей, чтобы достигнуть этого момента – апогея удовольствия. Мужчина слишком плотно ощущал это уже по-настоящему двойное проникновение в ее тело, потому как текстура шариков хорошо проглядывалась в каждом его медленном движение внутри Стефани. Это ожидание приносило еще больше удовольствия и начни он двигаться быстро все наслаждение было бы испорчено ритмом, который отвлек бы на себя внимание. Но сейчас в таком положении, заставляя девушку медленно прочувствовать каждый раз наполненность сразу в двух своих отверстиях, ощутить себя немного грязной, немного шлюхой, немного или даже очень много развратной. Чарли невозможно было чем-то смутить, потому желание перейти к любого рода экспериментам лишь затрагивало его новую сторону, часто остающуюся лишь созерцателем подобного, но благодаря Бреннан он мог спустить своих демонов на ее тело, давая им волю. И черт побери, единственным желанием в голове было всю ночь на пролет пытать эту непревзойденную женщину, заставляя ее чуть ли не умолять его и выпрашивать очередного оргазма, которые слишком просто доставались ей в прошлый раз.

+1

16

Мои губы тронула легкая усмешка, - мне показалось, что с содержимым этой коробочки нам будет куда веселее в постели сегодня ночью, - я провела языком по губам, облизывая их. От одного только предвкушения того, что ждало нас ночью в постели Чарльза у меня внутри все буквально сжималось, а губы пересыхали. Как бы там ни было, первым делом нам обоим стоило поесть. Мы оба ещё не ужинали, поэтому стоило хотя бы немного перекусить, чтобы эта ночь действительно длилась долго, а не закончилась слишком быстро от того, что мы оба упадем без сил на кровать. Открытая коробочка с её содержимым так и лежала на столе, словно манящий "десерт", обещающий быть столь сладким, что хотелось отбросить все, плюнуть на абсолютно все нормы приличия и начать испытывать мои новые покупки прямо здесь и сейчас. Но я держалась, пока мы оба быстро поглощали ужин. И тут уж было не разобрать: то ли каждый из нас и правда был столь голоден, то ли само предвкушение "десерта" вызывало это жгучее изнутри желание быстрее расправится с едой и перейти к главному блюду сегодняшнего вечера. - В следующий раз захвачу с собой зубную щетку и сменные трусики, - ответила я, собирая со стола коробочки из-под еды, я отправила их у урну. Все-таки было в покупной еде это привлекательное ощущение - ненужность мытья посуды. Ведь все упаковки можно было просто взять и выбросить в урну. Мужчина взял со стола черную коробочку, затем его ладонь обхватила мою, слегка переплетая наши пальцы в таком простом, но все же невероятно нежном жесте. Я послушно шла за Холденом в его спальню. Было в нем что-то особенное, от чего хотелось, порой, отбросить в сторону свой взрывной характер и просто наслаждаться властью мужчины над своим телом.
Тоненький ремешок. Затем ряд маленьких пуговочек и "целомудренное" платье теперь открывает для Чарльза ещё один маленький подарочек. Что ж, кажется, и эта моя затея была одобрена мужчиной. По крайней мере его взгляд, жадно скользящий по каждому моему изгибу тела, прикрытые разве что полу-прозрачной черной тканью, говорил сам за себя. Это было куда лучше любого комплимента - видеть в его глазах желание и страсть обладать мной. Я прикусила губу, наблюдая за тем, как мужчина с силой расстегнул свою рубашку с характерным звоном от заклепок. Хотелось прикоснуться к его груди, пройтись пальчиками по его идеальному торсу и чувствовать это невероятное наслаждение от того, как каждая мышца напрягается от легкого прикосновения подушечек моих пальцев. Но сегодня ночью между нами вновь будет жаркая и необузданная страсть. И не важно, что после прошлого раза синяки местами так и не сошли до конца. Легкий шлепок по попке и я усмехаюсь. Медленно и со всей своей грациозностью и сексуальностью на которую была способна в этот момент, я расположилась на кровати, слегка прогибаясь в спине и расставляя ножки, открывая при этом мужчине самый лучший ракурс для обзора. Первым в ход пошел кляп в виде красного шарика с дырочками. Как бы довершая нашу маленькую игру в "Хозяина и рабыню" этим атрибутом покорности и повиновения. Я слегка свела ножки вместе, чтобы мужчине было проще снять с меня трусики, а затем, вновь расставила их шире, когда маленький кусочек ткани отправился в путешествие по комнате в неизвестном мне направлении. Ещё один шлепок по моим голым ягодицам и с моих губ срывается неясное мычание, заглушаемое шариком во рту. От одного только предвкушения того, что должно было произойти, моё дыхание сбивалось, а сердце уже начинало отбивать бешеный ритм. Звук открывающейся баночки со смазкой и уже через мгновение тугого колечка ануса касаются пальцы Чарльза, обильно смазанные, предусмотрительно купленной для таких утех, смазкой. Несколько легких круговых движений, а затем один палец мужчины проникает внутрь, заставляя меня всхлипнуть от этого нового ощущения. Обильно смазанный смазкой палец скользил внутри куда легче, чем в прошлый раз, и проникал куда глубже, от чего с губ то и дело срывалось мычание вперемешку со стонами. Ещё один палец медленно заскользил внутри, растягивая тугое колечко ануса. Моё тело дрожало от новой ласки и я никогда бы не могла подумать, что нечто подобное заставит меня сходить с ума от удовольствия. Я и сама не заметила, как мои бедра начали медленно двигаться навстречу пальцам желая ощутить их проникновение глубже в себе. Его пальцы покидают моё тело. Но где-то на интуитивном уровне я знаю, что мне не стоит разочаровываться. И я оказываюсь права, когда первый шарик начинает проникать внутрь, как и пальцы прежде, растягивая анус и исчезая внутри. Второй, уже чуть большим диаметром, проникал внутрь чуть медленнее, заставляя меня вцепится пальчиками в простынь. Третий шел ещё более туго, срывая с моих губ стоны. Четвертый шарик так же медленно погрузился внутрь, заставляя меня замычать от удовольствия. Несколько капелек, собравшейся во рту, слюны капнули на постель. Воздух вокруг наших тел вновь накалялся, от чего я отчаянно старалась вдыхать его и кислорода все равно не хватало. К новым ощущениям стоило привыкнуть. Цепочка проникала куда глубже, чем анальная пробка в прошлый раз. И диаметр последних двух шариков был куда больше от чего легкая боль смешивалась с непонятным чувством удовольствия. Кто бы мог подумать, что я могу быть настолько распутной женщиной. Или это только Чарльз на меня так влиял, вызывая внутри какое-то первобытное желание покорности мужчине и страсти? Он подвигает моё тело ближе к краю и я вздрагиваю, когда язык мужчины проникает в моё влажное лоно, словно специально надавливая на тонкую стеночку языком так, чтобы я чувствовала наполненность от шариков внутри себя.
Я вскрикнула, хотя из-за шарика это все так же больше походило на громкое мычание, когда член мужчины медленно погрузился внутрь, наполняя меня. Сегодня это было иначе. Каждое размеренное движение члена внутри задевало шарики от цепочки в моей попке, заставляя меня буквально сходить с ума от новых ощущений. Он не срывался на бешеный ритм, как бы специально растягивая эту сладкую пытку. В какой-то момент мужчина просто замер внутри меня, давая мне в полной мере ощутить как игрушка и его член наполняют оба моих отверстия. Но я была слишком нетерпелива. А ещё я слишком сильно хотела получить столь желанную для себя разрядку. Поэтому я легонько качнула бедрами, самостоятельно насаживаясь на член Чарльза. То ли он специально этого хотел, то ли ему просто нравилось меня мучить и это была его очередная маленькая игра с моим телом. Но он все так же стоял неподвижно, лишь его руки скользили по моей спине, но никак не направляли. Мне приходилось двигаться самой и от этого все действо ещё более походило на сладостную пытку, когда я буквально всем своим видом и каждым движением вымаливала у мужчины дать мне возможность получить столь приятную разрядку. Но в тот момент, когда я начала двигаться в более-менее ровном ритме, наслаждаясь тем, как каждый раз член скользит по шарикам внутри, Холден отстранился, покидая моё лоно, чем вызвал у меня стон, полный негодования. Мужчина сел на кровати и я тут же оседлала его, опускаясь на его член до самого основания, что вызвало новую порцию мычания с моей стороны. В новом положении его член иначе задевал шарики, в моей попке от чего ощущения стали только ярче, подстегивая меня двигаться. Пальцы мужчины заскользили по моим рукам, подцепляя лямки и тут же спуская их вниз, оголяя мою грудь. Его губы коснулись моего набухшего от возбуждения соска, который он тут же начал ласкать языком. Одна рука мужчины легла на мою талию, контролируя мои движения, заставляя меня каждый раз насаживаться на член до самого его основания. Другая же рука легла на маленькое колечко цепочки, иногда легко натягивая шарик внутри от чего тот немного выходил из попки, растягивая тугое колечко и срывая с моих губ все более громкое мычание. Наши движения стали грубее и резче, теряя всякий ритм, но от этого не становясь менее приятными. Несколько толчков внутри и я чувствую, как все сжимается от удовольствия, в предвкушении получения оргазма. Как раз в этот момент рука мужчины, что все это время лежала на колечке цепочки сильнее натягивает её, заставляя шарики один за другим выскользнуть из моей попки, делая столь желанную разрядку куда более яркой, чем можно было ожидать. Крик, срывающийся с моих губ, утопает в шарике-кляпе. Все это время Чарльз не перестаёт двигаться внутри, продлевая это удивительное чувство пульсации внутри, от которой все моё тело пробивала сладостная дрожь. Кляп летит в сторону, а мужчина бросает меня на постель его член оказывается у моих губ и я тут же принимаю его, позволяя ему проталкиваться глубоко внутрь, так что он упирался в глотку. Несколько глубоких толчков и мой ротик заполняет густая сперма мужчины, которую я едва успеваю принимать, хотя несколько капель-таки скатываются по моей щеке на постель. Кажется не только для меня это было сладостной пыткой, но и для него тоже.
Мы оба лежим на постели, тяжело дыша и приходя в себя после "первого захода" в эту ночь. А то, что он не будет последним, я как-то даже не сомневалась. Потому как мне хотелось с головой уйти в пучину похоти и страсти, как бы грязно со стороны не выглядело наше соитие. К тому же, будет обидно уйти так и не опробовав абсолютно все предметы из коробочки за сегодняшнюю ночь. Немного придя в себя, я решила, что моя очередь немного помучить мужчину. Уж слишком долго он мне не давал получить разрядку, едва ли не заставляя вымаливать у него возможность получить оргазм. Подхватив наручники, я взяла руки Чарльза, сковывая их у него над головой, приковывая мужчину в изголовью кровати. Конечно, ему совсем не составит труда легко разорвать эти наручники, но тогда играть было бы не так интересно. Я сразу же оседлала мужчину, и легонько начала тереться своим лоном о его член, который начал стремительно твердеть, упираясь в мою попку. Я медленно опустилась на член мужчины, чувствуя, как он заполняет моё нутро. Но я не собиралась просто двигаться вверх-вниз. Двигая бедрами, я как будто описывала восьмерку, давая нам обоим ощутить новые для себя грани удовольствия. Его член скользил внутри меня, задевая каждую стеночку. Но и это продолжалось недолго. Я вдруг остановилась, а потом и вовсе слегла с мужчины. Мои губы тронула улыбка, когда я услышала его тихое, словно неодобрительное, рычание. Но оно тут же утонуло в стоне, что сорвался  его губ. Ведь мои губки уже обхватили головку его члена, которую я стала старательно ласкать язычком. Выступающие капельки смазки с его члена вперемешку со вкусом моей собственной смазки заводили меня ещё больше. Я старательно ласкала головку, облизывая её, словно самый сладкий леденец. Весьма длинный леденец. Мои губы заскользили по члену до самого его основания, вновь принимая его внутрь своего ротика так, что головка вновь упиралась в глотку. Несколько глубоких движений, срывающих с губ Чарльза тяжелое дыхание и я вновь останавливаюсь, прерывая свои движения. Но лишь для того, чтобы оседлать мужчину так, что его член находился у моего лица, а моё, истекающее соками, лоно - у его лица. Пикантная поза, позволяющая обоим партнерам ласкать друг-друга. Мой язычок прошелся по всей длине члена мужчины от основания и до головки, а потом наоборот, очертив несколько раз головку, от неё обратно вниз. Оставляя несколько легкий прикосновений губами к коже у самого основания члена, я прошлась своим язычком по яичкам, а потом вновь вобрала член мужчины глубоко в ротик, вздрагивая, когда его язык в ответ заскользил по моему лону.

+1

17

Это было слишком просто, а главное без каких-то заморочек. В каком-то смысле такие отношения почти походили на идеальные и казалось, что вот прямо сейчас повесь на все это бирку серьезности, то ничего бы не изменилось. Зачем жить по каким-то старым придуманным непонятно кем правилам? Какой толк от того, что ты их соблюдаешь? Разве людям не должно быть хорошо друг с другом и это должно стоять во главе всяких отношений. Они не могли видеться каждый день, все же у них у обоих есть работа, но вот такие встречи, когда они превышали количество случайного ночного секса становились слишком приятными.
Кто бы вообще мог подумать, что Бреннан окажется настолько развратной девушкой, которая ничуть не стеснялась пробовать все, что могла получить от соития двух тел, при этом прибавляя в уравнение страсти еще и дополнительные переменные в виде той самой черной коробочки, которую она прихватила с собой в качестве подарка. Холден мог только наслаждаться решимостью этой женщины, обладая ей этой ночью на все сто процентов. С ней не было границ и это привлекало только сильнее, ведь все, что зарождалось в голове могло просто взять и осуществиться в одно мгновение, а с таким спектром различных предметов – это явно выходило за рамки какого-то тривиального удовольствия. Чем более похотливая и развратная мысль приходила в голову, тем было лучше.
Пытать девушку являлось не менее приятным занятием, особенно, когда Чарльз полностью прекратил свои движения, вынуждая именно Стеф подаваться к нему бедрами, дабы плотнее насадиться на его член, давая себе самой прочувствовать, как сразу два ее отверстия прекрасно работают совместно, обдавая ее удовольствием. Ее сладкое мычание выражало все удовольствие девушки, а главное желание скорее сорваться с цепи, ощутить тот самый пик эмоций, что ускользал прямо из-под носа каждый раз, словно она шла по бесконечной дороге наслаждения, и ей было приятно, но финала не предвиделось и от того Стефани начинала набирать ритм, сама контролируя процесс.
Нет, сейчас было еще рано, потому стоило его любовнице уловить нужный ритм, как все действо прекратилось, и мужчина сел перед ней, а после и девушка уже уместилась вновь, запуская в себя его плоть, ощущая, как все нутро сжимает его. Шарики в ее попке придавали особый вид удовольствия каждому действию, что могло казаться простым и банальным. Так и сейчас она просто поднималась и опускалась на его члене, но не прекращала стонать от тех эмоций, что раньше были недоступны и только Чарльз позволял ей открывать себя с этой новой полной разврата стороны. Руки прошлись по ее телу, а потом опустили лямки этого наряда так, чтобы грудь девушки смогла выбраться из-под плена ткани, сразу подставляя себя под новые пытки с его стороны. Губы коснулись ее груди, язык тут же пустился описывать круг вокруг соска, пока зубы не возжелали даже прикусить эту ее плоть, оттягивая чуть на себя.
Бреннан успела заслужить свою разрядку, а потому Холден принялся контролировать процесс сильнее, положив руку на ее талию, а вторую опустив ниже к попке, аккуратно хватаясь за колечко, за которой тут же потянул на себя, приводя шарики внутри нее в действие, заставляя их податься назад и растягивать колечко ее ануса. Она стонала в красный кляп, который не давал звукам прорываться, продолжала двигаться и уже каждое новое действие уподоблялось какому-то хаосу, где было лишь дикое желание, а цель – удовольствие. Еще и еще, Стеф двигалась на нем, а Чарли продолжал пытать ее до тех самых пор, пока не стало понятно, что еще движение или несколько приведут к самому неизбежному финалу. Но получить его столь легко опять же было скучным занятием, потому мужчина, не сбавляя ритма стал вытягивать за то самое колечко все шарики из ее попки, не быстрым рывком, в котором не было бы никакого смысла, а медленно, так чтобы мышцы то расширялись, то сужались вновь, заставляя девушку погружаться в пучину удовольствия и дрожать всем телом прямо сидя на твердом члене Холдена, что не спешил покидать ее сочного влагалища, теперь своими мышцами стягивающего его пульсациями. Это был ее первый мощный оргазм от смеси классического проникновения и совершенно нового, что явно уводило ее за всякие рамки дозволенного, заставляя желать этого еще и еще. Разве можно отказывать себе в таком удовольствии?
Лоно любовницы не долго позволило ему оставаться внутри, а потом сорвав с нее кляп, Чарльз бросил девушку на постель, ощущая, что уже и сам был готов кончить после всей этой пытки, что была и для него ничуть не в меньшей степени. Ее губы знали свое дело, принимая член внутрь ротика, а сама Бреннан ничуть не стеснялась заглатывать его до самой глотки. Он уже успел понять, насколько сильно она любит секс и каждую его грань, начиная от нежной, заканчивая самой грубой и если ей нужно делать своему мужчине приятно, то она будет это делать с полным удовольствием, как сейчас. Эта податливость просто сводила с ума и была чем-то нереальным, что Чарли даже выпал из этого мира на пару секунд, пока заполнял ротик своей непревзойденной любовницы собственным семенем. Его нереально заводило, когда девушка проглатывала все, спокойно и без всякой тени сомнения, что стоит поступать иначе. Конечно, его жизнь никогда не была нескончаемым чередом женщин, просто потому что не малую часть этой самой жизни было просто не до них, а когда Холден стал уже взрослым человеком, то и времени на все отношения у него не имелось. Даже вспомнить сейчас, все его попытки не больше чем потуги в Сакраменто ограничивались парой одноразовых ночей, случившихся уже больше месяца назад. После этого Стефани казалась настоящим чудом, которым ему довелось овладеть и между ними были не просто какие-то животные инстинкты, а самые настоящие чувства и сейчас Чарли имел в виду совсем не любовь, а просто эмоции и контекст, ведь эти отношения длились уже почти месяц или чуть больше. Враги, друзья, любовники – все складывалось куда интереснее, чем можно было ожидать.
Им требовалось немного времени, чтобы прийти в себя и возобновить это действо, которое точно не могло завершиться на первом акте. Минута, две, три, пять – они лежали, оба наслаждаясь каждым мгновением не только искрометного удовольствия, но и просто тем, что им повезло быть рядом. Стефани начала действовать первой, потянувшись к коробочке, а после достав наручники, которыми определенно желала сковать мужчину. Что же, ему оставалось только подчиняться и наслаждаться этим моментом, когда руки приковывали к изголовью, как бы лишая его всякой возможности сопротивления, предоставляя тело в полное пользование этой коварной особе, на лице которой красовалась похотливая улыбка. Холден не был против передать немного власти ей самой и отдохнуть, хотя вряд ли Стеф позволила бы ему, желая отомстить за эту пытку, когда он отбирал у нее долгожданную разрядку.
Она уместилась сверху, восседая на нем, начиная двигаться, словно все и в самом деле продолжалось, но за видимостью скрывалась лишь попытка к возбуждению мужчину, отлично сработанная, судя по возымевшему эффекту. Стоило органу вновь стать твердым, как девушка тут же направила его меж своих половых губок, пропуская внутрь, давая мужчине снова прочувствовать это блаженство от пребывания в ее лоне. Бедра Стефани теперь подобно экзотической танцовщице выплясывали восьмерки верхом на члене ее любовника, так что они оба могли ощутить все это разнообразие углов, заставляя девушку стонать и продолжать свой танец.
Продолжилось все недолго, и Чарльз успел даже прикрыть глаза, когда действие прекратилось, а Стеф уже слезла с него. С губ сорвалось неодобрительное рычание, зародившееся из стона, вот только продлилось всякое ожидание совсем недолго, ведь девушка тут же вновь обхватила головку его члена своим губами, начиная облизывать и наслаждаться вкусом своих соков, оставшихся на его плоти. В таком положении это было не меньшей пыткой, так как у Холдена не было иного выбора, как оставаться наблюдателем шоу, словно он смотрит порно в 4D или как там сейчас принято, когда ты вроде бы зритель, но для тебя создается максимальная атмосфера участия. Она увеличивала темп, как и всякий раз, когда они сходились друг с другом. Мгновение и вот член уже полностью проникает в ее рот, затрагивая глотку, но она останавливается, вновь меняя положение на более выгодное и для самой девушки. Чего оставлять себя без удовольствия?
Губам мужчины особо не требовалось указаний, так как они сразу пристрастились к ее нежному лону, проникая внутрь языком и ощущая обилие ее смазки от того насколько же сильно Бреннан была возбуждена в этот момент. Они уже настолько сошли с ума, что не могли думать ни о чем, выходящем за рамки этой постели, зато тут теперь сконцентрированная фантазия работала на все сто процентов щедро одаривая мыслями, что сбивались только инстинктами, твердящими «обладать». Видимо Стеф ощутила, что ей и этого мало, но без помощи Чарли уже было не обойтись, пришлось отпустить его из этого заключения. Конечно, мужчина и сам мог бы попытаться сломать наручники или разорвать цепь между ними, все же они были муляжом из алюминия, а не настоящими из легированной стали, однако даже подобный муляж не так просто повредить и следы определенно остались бы на его руках.
Слегка затекая, руки вновь были свободны и подчинялись своему хозяину, сразу отправляясь к ее бедрам, раздвигая их чуть в стороны, чтобы удобнее подобрать к этой ее нежной плоти, прикосновения к которой вызывали в девушке столько эмоций. Пальцы же мужчины не оставались без дела, начиная поглаживать ее узенькое отверстие попочки, которое до сих пор поблескивало от смазки и крайне легко пропустило в себя палец Чарльза стоило ему только надавить. Бреннан даже пришлось оторваться от своей игрушки, чтобы испустить этот протяжный стон насаждения, как бы требуя еще и больше от своего любовника. Уже два пальца спокойно погружались в ее отверстие так, чтобы язык внутри лона пытался добраться до перегородки и ощутить их внутри. Они и сами не углядели момента, когда обычные ласки вновь перешли к тому сладострастному разврату, что происходил между ними сегодня, сковывая двух любовниках невероятным чувством друг друга и общего ритма в совокупности с желаниями.
- Я хочу эту очаровательную задницу – с ухмылкой произнес Холден вспоминая слова само девушки. Стефани не требовалось повторять, она итак поняла, как и что он желает, а потом двинулась чуть вперед, чтобы разместить свои бедра ровно на расстоянии, чтобы аккуратно сесть ими на член мужчины. Теперь девушка уже сама приставила его твердую плоть к своему анальному колечку, начиная медленно насаживаться, утопая в этих новых ощущениях, что после стольких работ над ее попочкой не вызывали каких-то приступов боли, а благодаря смазке вторжение и вовсе казалось приятным, нежели болезненным. И все же Стеф не торопилась, медленно погрузив внутрь сначала головку, все также придерживая член Чарльза рукой, словно он мог куда-то сбежать, а потом стала опускаться чуть боле глубже, проверяя собственные ощущения. Он не мог знать нравится ей или нет, однако судя по тому, что она продвигала его все дальше и дальше ей определенно хотелось этого ничуть не меньше.
В этот раз они выдохнули и простонали в один момент, едва не попав в унисон. Ее попка очень плотно стягивала его член, принося нереальное удовольствие от каждого даже малейшего движения, такое было даже не сравнимо с девственницей, она казалась еще уже, но в то же время никакой сложности не имелось из-за обилия смазки внутри и слюны, которую Стефани совсем не жалела, обильно покрывая ей член своего мужчины. Девушка чуть приподнялась, потом опустилась бедрами вновь. Дальше сделала несколько движений по кругу, поднялась вновь и вновь со стоном опустилась. Руки Холдена легли на ее ягодицы, начиная поднимать ее выше, но эмоции зашкаливали, особенно когда она вновь запускала его на всю длину внутрь. Такое положение было приятным, но не слишком удобным для движения, потому с помощью Чарли его любовница встала теперь на корточки, находясь все еще спиной к нему и начала двигаться уже более интенсивно, стараясь взять ритм, хотя это было и не просто. Каждый толчок, словно выбивал дыхание из груди, и она стола, срываясь на крик от безумия в ее теле.
Бреннан даже не успела понять, как эти движения заставили ее застонать, а потом повалиться вперед, содрогаясь всем телом в оргазме, наступившем так внезапно, что еще несколько секунд назад она спокойно двигалась, наслаждаясь процессом, сейчас же она просто лежала, будто кто-то сильно ударил в живот, выбив весь воздух при этом из легких. Чарли и вовсе открылся крайне пошлый вид на все ее прелести, учитывая, что сейчас вместе со всем пульсировало и ее анальное колечко, то сжимаясь до исходного размера, то растягиваясь шире, призывая покорить вновь эту ее дырочку. Холдена не требовалось приглашать дважды, но он потянулся к их черной коробочке, чтобы окончательно выбить всю землю из-под ног у своей любовницы, доставая оттуда вибратор, а потом включая его отправляя эту игрушку внутрь ее лона, которое даже не успело прийти в себя. Стон или крик – уже было даже не важно, он просто действовал вновь, подхватывая ее бедра и притягивая ближе, чтобы потом войти в ее попочку.
Казалось, что еще несколько минут и она сорвет голос, если будет также продолжать изливать все свои эмоции, а завтра на работе придется общаться исключительно шепотом. Мужчина, конечно, ощущал насколько сильно ее тело наполнено сейчас вибратором, его собственным членом, а главное, как эта вибрация передается на ее соседнее анальное отверстие, заставляя их обоих сгорать от наслаждения.
- Я хочу кончить в этот очаровательный зад – только проговорил он, продолжая свои движения. Она едва держалась в таком положении, с трудом стоя на коленях, но руки Холдена помогали ей, направляя тело. Но кто знает может она сохранила свои силы для чего-то большего, дабы не расходовать их в такие моменты, когда удовольствие перекрывает все ощущения, кажется, что ты даже слепнешь, ведь настолько хорошо не может быть, не должно быть. Тишина, словно нет ни единого звука, хотя на самом деле вся комната наполнена ими, но все меркнет перед этим бесконечным вожделением. Этот грязный секс возбуждал все сильнее, а девушка выступала вполне себе податливой рабыней, которая могла как поддаваться хозяину, так и эффектно завладеть моментом, подготавливая мужчину для новых удовольствий, которые преимущественно уходили в ее копилку, хотя глупо было бы сказать, что Чарльзу что-то не нравилось. Это было превосходно и без единой задней мысли он мог бы назвать это лучшим сексом в своей жизни, потому как не было никогда такой женщины, что могла бы понимать его целиком и полностью, будучи при этом за закрытыми дверьми их спальни настоящей шлюхой, способной отдаться в любом положении. Сейчас бы ей могло даже показаться, а может она так и представляла, что занимается этим сразу с двумя Холденами, один из которых лежит снизу, проникая в ее лоно, другой же трахает ее попочку, а она в свою очередь жадно стонет от того, как же этот разврат ей приходится по душе. Не хватало лишь третьего, что заполнил бы ее ротик, но у них было как раз отличное трио, состоящее из пары игрушек, плюс самого мужчины и ночь даже близка не подходила к концу.

+1

18

Каждая из ночей, что мы успели провести вместе с Холденом, была по своему особенной, открывая между нами все новые и новые грани удовольствия, которые хотелось познать. И которые мы могли позволить себе познать без тени сомнения или брезгливости. Только с Чарльзом я впервые поняла, что могу дать волю абсолютно любому своему, даже самому развратному, желанию и оно будет исполнено со всей страстью или нежностью, на которую только будут способны наши с ним тела. И в этом было что-то особенное. Не обыденный секс, который кончается на одной или двух позах, а потом вы засыпаете, чтобы утром разбежаться по своим делам. Нет, с хирургом хотелось раз за разом возвращаться в его постель, примерять на себя различные образы, где-то позволять ему больше в его желаниях, а где-то выпускать всех своих демонов и руководить процессом именно так, как того хотелось только мне. Все, что происходило в его постели просто сводило меня с ума, словно спуская с цепи ту часть меня, где таились самые потаенные, развратные и несбывшиеся в своё время, желания. И в такие моменты можно было понять, что нас связывает куда больше, чем одна или две ночи. Такие ночи хотелось проводить постоянно, чтобы наслаждаться этим безумием раз за разом, пока тела не будут падать в истощении и наслаждении на влажные от пота простыни.
Сейчас же мои губки плотно обхватывали член мужчины, который скользил глубоко в моём ротике, иногда даже затрагивая головкой глотку, что, к счастью кардиохирурга, не вызывало у меня рвотных позывов. Иначе сладостная ночь могла бы закончится весьма неприятно. Но сейчас не об этом. Его язык скользил внутри моего лона, иногда мужчина проводил им по моим половым губкам, задевая клитор и вынуждая меня каждый раз вздрагивать от электрического тока, пробивающего моё тело при каждом подобном прикосновении. Но этого было мало. Для себя я взяла на заметку, что однажды у меня ещё будет ночь, когда только я буду решать что и как делать, а Чарльзу останется лишь подчиниться, как и я каждый раз подчиняюсь велению его рук и тела. Но сейчас хотелось получить максимум новых ощущений, а для этого руки мужчины пришлось освободить. Тихий "щелк" и руки Чарльза вновь принадлежат ему, чем он тут же поспешил воспользоваться. Руки мужчины заскользили по моим бедрам, затем поднялись к ягодицам, недвусмысленно давая мне понять, что сегодня нас обоих больше всего интересует именно мое, пока ещё девственное, отверстие. Его пальцы заскользили по тугому колечку, размазывая оставшуюся после игрушки смазку, а затем палец Чарльза, уже без особого труда, проскользнул внутрь, так глубоко, насколько это было возможно от чего моё тело задрожало, а мои губы на несколько секунд выпустили член из плена моего ротика, в сорвавшемся с них сладостном стоне. Кто бы мог подумать, что подобное мне когда-нибудь будет нравится? В прочем, до Холдена никто и никогда не давал мне ощутить все грани удовольствия, и уже тем более никто не пытался раскрыть мои истинные желания. Пусть, со стороны могло бы показаться, что я веду себя, как настоящая шлюха, что ради новой дозы удовольствия готова была отдаваться мужчине в любой позе, но было что-то особенное в том, чтобы познать каждую новую грань своего партнера, доставлять ему удовольствие и получать столько же взамен. И это уже становилось больше, чем просто сексом. Хотя и любовью это назвать было сложно. Пока что это просто походило на, перетекающее из одной грани в другую, безумие. Но нас обоих это более чем устраивало.
Мои губки вновь обхватывают член мужчины, так плотно, чтобы каждое движение внутри моего горячего ротика подводило его все ближе к черте, за которой его ждало только удовольствие. Мой язычок скользил по всей длине члена, очерчивая каждую вздувшуюся венку. Мои пальчики скользили по яичкам мужчины, нежно лаская их, давая ему почувствовать столько же удовольствия, сколько и он дарил мне. Внутри моей попки скользили уже два пальца Чарльза, вместе с языком, который проникал в моё лоно, даря просто незабываемые ощущения. Вынуждая все моё тело дрожать в предвкушении разрядки. Его слова только подстегивают меня к действиям. Да и глупо было бы отрицать, что я не хотела ощутить его член в своей попке так же сильно, как и он хотел побывать там. Я сдвинулась ниже, так, что теперь член мужчины упирался меж моих ягодичек. Я слегка потерлась попкой о член, размазывая собственную слюну по анальному колечку. Я не спешила, ведь где-то внутри все же боялась, что даже не смотря на все наши "подготовительные игры", мне будет больно от подобного проникновения. Я обхватила рукой член мужчины, направляя его в свою попку. Головка медленно заскользила внутрь моего тела, благодаря слюне и смазке проходя чуть легче, но все равно немного туго. Член мужчины был куда больше его пальцев или той же игрушке, что побывала сегодня в моей попке. Медленно я стала опускаться на член Чарльза все ниже и ниже, не спеша, давая себе привыкнуть к новым ощущениям. Это не было больно, но скользил он внутри очень туго, от чего продвижение члена глубже чувствовалось весьма ярко. Я прикусила губу, чувствуя, как новые ощущения буквально захлестывают меня, подобно огромной волне. И это были просто невероятные чувства. Кто-то бы мог назвать подобное грязным, но мы с Холденом явно назвали бы это лишь очередной гранью удовольствия, которую мы просто могли себе позволить. С моих губ срывается стон и он смешивается со стоном мужчины, едва не попадая в унисон. Нам обоим слишком приятно от такого проникновения и я не сразу позволяю себе двигаться, давая самой себе несколько секунд передышки, чтобы привыкнуть. Я немного приподнялась и вновь опустилась на члене мужчины, слыша его тяжелое дыхание в этот момент, которое смешивалось с моим. Это было слишком хорошо. Для меня, потому что его член проникал так глубоко, даря мне новые впечатления, а для него, потому что мышцы моей попки плотно обхватывали член мужчины с каждым, даже легким движением, принося неимоверное удовольствие. Я сделала несколько движений по кругу, все ещё привыкая к этому чувству заполненности, а затем вновь приподнялась и опустилась на члене мужчины, срывая с наших губ новые стоны. Руки Чарльза легли на мои ягодицы, помогая мне двигаться, приподниматься выше так, чтобы анальное колечко плотно обхватывало головку, а потом медленно опускаться вниз, принимая его полностью на всю длину. Каждое движение было приятным, но медленным, поэтому с помощью Холдена я слегка изменила своё положение, привстав на корточки. Его руки легли на мою талию, все так же помогая двигаться. Теперь наши движения приняли определенный ритм, хотя это было совсем не просто. Каждое движение члена внутри попки, словно выбивало воздух из моих легких с каждым стоном, срывающимся с губ. Ещё несколько подобных движений и моё тело содрогается в сладких судорогах внезапно настигшего меня оргазма. Моё тело повалилось вперед, все так же сотрясаясь от приятных ощущений, и при этом открывая мужчине крайне пошлый вид. С моих губ срывается крик, когда внутрь моего, все ещё пульсирующего после полученного оргазма, лона, мужчина помещает вибрирующую игрушку, которая сразу же наполняет меня полностью. Его руки скользят по моим бедрам, вынуждая меня приподняться на колени. Его член тут же надавил на тугое колечко ануса, медленно проскальзывая в мою попку, наполняя меня собой полностью. Каждое движение внутри казалось чем-то нереальным из-за заполненности обеих дырочек и вибрации внутри моего лона, которая, сквозь тонкую перегородку передавалась и на член Чарльза, чьи движения внутри меня становились немного резче и приобретали определенный ритм. Уловив нужный темп, я сама начала двигать бедрами навстречу движениям мужчины. Комната наполнялась пошлыми звуками, шлепками голых тел о друг друга, тихим жужжанием вибрирующей внутри меня игрушки, моими собственными стонами, которые уже срывались не на крик, а на хрип, тяжелым дыханием мужчины. Каждое движение внутри было пыткой для нас обоих. Слишком туго моя попка обхватывала член Холдена, и слишком сильно ощущалась при каждом его толчке вибрация. Не удивительно, что уже через несколько движений нас обоих накрыла волна оргазма. Сначала меня, заставляя мир вокруг буквально померкнуть, взорваться на сотни тысяч частей и одновременно с тем ввергнуть меня в самую пучину удовольствия. А затем и мужчину, который, сделав ещё несколько движений в туго стягивающей его член, моей попке, стал изливаться внутрь.
В этот раз нам понадобилось куда больше пяти минут. Мы лежали друг напротив друга, пытаясь восстановить сбившееся дыхание и привести, разметавшиеся, мысли в порядок. Игрушка во время оргазма выскользнула из моего лона и теперь лежала рядом, напоминая о себе тихой вибрацией. Из моей попки стекала на постель сперма мужчины. Но мы оба были более чем довольны от того, что сейчас произошло. В прочем, останавливаться только на этом не стоило. Можно было бы, но тогда остаток ночи прошел бы зря. А мне не хотелось терять столь драгоценное время с Чарльзом на обычный сон в его постели. Я словно боялась, что каждая наша ночь может стать последней и пыталась урвать для себя как можно больший кусок удовольствия, чтобы потом запомнить эти ощущения безумия надолго. Пусть даже на утро все тело будет болеть от нашей страсти - это всегда будет стоить того. Несколько минут отдыха прошли. И теперь я поняла, что хочу не только повиноваться, но и, в какой-то мере, взять на себя управление ситуации. Быть не только "рабыней" в руках Холдена, но и хотя бы равной ему во власти над его телом.
Я выключаю вибрирующую на постели игрушку, но не убираю её далеко - она нам ещё понадобиться. Пошлые утехи с моей попкой этой ночью ещё далеко не закончены. Я сажусь сверху мужчины. Мои руки скользят по его волосам, путаются в них, хочется немного нежности прежде, чем вновь окунуться в жаркую пучину страсти. И я понимаю, что за сегодня, кажется, так и не касалась его губ. Это упущение стоит исправить. И я тут же касаюсь его губ своими. Обманчиво нежно, но уже в следующую секунду провожу по ним своим язычком и легко прикусываю его губу, оттягивая на себя, чтобы еще через секунду наши языки столкнулись в яростном танце страсти и похоти. Отрываясь от его губ, я спускаюсь на его шею, оставляя несколько прикосновений от собственных губ на его коже. Но это лишь ещё одна легкая передышка перед тем, как начать наш новый "раунд". Я скольжу лоном по члену мужчины, чувствуя, что он снова напряжен и готов к активны действиям. Но прежде чем начать, я быстро расстегиваю белье, все это время скрывающее большую часть моего тела и отбрасываю в сторону, оставаясь лишь в черных чулочках, которые нам никак не мешали продолжать свои любовные утехи. Я приподнимаюсь и тут же опускаюсь на член Чарльза до самого его основания от чего с моих губ срывается сладостный стон. Но двигаться я не спешу. Подхватываю ту самую игрушку в виде члена, щедро поливая её смазкой из бутылочки. Скольжу игрушкой по своей попке, размазывая смазку, а затем медленно ввожу её внутрь, пока ещё выключенную. Даже не смотря на смазку, игрушка медленно входит внутрь, вновь наполняя обе мои дырочки. С моих губ срывается стон, когда игрушка, наконец, проскальзывает внутрь до упора. И я ловлю на губах мужчины ехидную усмешку. - И не говори, что тебе самому это не нравится, - парирую я, начиная двигаться, вместе с тем двигая и игрушкой внутри себя. Несколько движений, чтобы разогнать кровь в наших венах до состояния лавы и я наконец включаю игрушку на максимум, позволяя сладостной вибрации охватить оба наших тела. С губ срывается ещё один сладостный стон. Мои пальцы путаются в волосах Чарльза и я притягиваю его к своей груди. Ему не нужно объяснять дважды и его губы тут же обхватывают мой сосок, слегка прикусывая и оттягивая его. Его одна рука так же не оставляет без внимания мою вторую грудь, лаская и сжимая её. А я все быстрее начинаю двигаться на члене мужчины одновременно с тем двигая и игрушкой внутри своей попки давая нам то малую дозу вибрации, то позволяя ощутить её полностью и как можно глубже. Каждое движение так же быстро подводит нас к разрядке, как и перед этим, поэтому мужчина в какой-то момент останавливается, вытаскивает игрушку из моей попки, выключая и отбрасывая её в сторону. А затем он подминает меня под себя, оказываясь сверху. Его член, до этого все время находившийся во мне, покидает моё лоно и он тут же приставляет головку к моему анальному отверстию, надавливая и проскальзывая внутрь от обилия моей собственной смазки на его члене и смазки от игрушки. Его движения размеренны. Он практически выходит из моей попки, а затем вторгается внутрь на всю длину, срывая с моих губ хриплые стоны. Нам больше не нужны никакие игрушки, когда его член так глубоко скользит в моей попке, даря нам обоим незабываемое удовольствие. Но все же я отмечаю коварную улыбку на губах Чарльза. Он вновь подхватывает игрушку, включая вибрацию на полную мощность. Но в этот раз игрушка не проникает в моё лоно или попку. Холден кладет игрушку так, что вибрация заставляет меня едва ли не задохнуться от сладостных ощущений, задевая возбужденную горошинку клитора. Движения хирурга становятся резче и глубже, приобретают определенный ритм, заставляя меня вновь и вновь жадно хватать губами столь недостающий воздух. Еще несколько движений и я вновь разлетаюсь на кусочки от оргазма, столь сильного из-за вибрации на клиторе, что я не какое-то время теряю связь с реальностью, лишь отдаленно чувствуя, как моя попка вновь наполняется горячей спермой мужчины.
Игрушка вновь валяется рядом, а мужчина вдавливает меня в постель тяжестью своего тела, не спеша покидать мою попку. Его губы касаются уголка моих губ. Моей щеки. Виска. Так нежно, словно и не было этого грязного секса между нами ещё несколько секунд назад. Я с трудом приоткрываю глаза, встречаясь с его улыбкой. От чего-то такой довольной и счастливой, что где-то в глубине души это затрагивает какие-то струны, и мои губы так же расплываются в улыбке в ответ. Мы лежим так какое-то время, а затем Чарльз осторожно покидает моё тело. Я чувствую, как на постель из попки стекает его сперма. И, если бы в моём теле остались ещё силы хотя бы на один оргазм, то мы бы точно продолжили. Но сегодня мы измотали себя куда быстрее, чем в прошлый раз, опробовав куда более интересные способы наслаждения. - Что ж мистер Холден, теперь, когда вы лишили мою попку девственности, вы, как порядочный джентльмен, просто обязаны на мне жениться, - усмехаюсь я, помогая мужчине сложить предметы наших сегодняшних утех обратно в коробочку, которую он оставляет на прикроватной тумбочке. Он притягивает меня к себе, позволяя вновь положить голову на его плечо и уткнуться носом в его шею. Где-то на задворках сознания маячит мысль о том, что хочется, чтобы так было всегда. Чарльз накрывает наши нагие тела легким покрывалом. Его губы касаются моего виска. И это настолько приятно, что с моих губ едва ли не срывается необдуманное "я люблю тебя". Благо моё сознание успевает быстрее провалиться в объятия царства Морфея, чтобы потом не получилось неловкой ситуации. И я так и не произношу слова, которые могли бы повлиять на наши отношения, возможно, совсем не в лучшую сторону. А я пока не могла отказаться от наших, пусть и немногих, встречь. От страсти и безумия, что дарило мне его тело. От наслаждения и оргазмов, которые я получала в его постели. Одна фраза может разрушить все. И иногда полезнее не сказать ничего, чем сболтнуть лишнего. Наутро я уже и не вспомню, что подобное и вовсе пришло мне в голову.

Отредактировано Stephanie Brennan (2017-08-25 18:44:55)

+2

19

Должен ли вообще быть конец подобному удовольствию? Никогда раньше Холден еще не ощущал себя настолько хорошо и свободно с любой девушкой, с которой ему доводилось встречаться в собственной жизни. Уж так получилось, что его жизнь в этом плане не слишком была насыщенной из-за работы. Лишь закончив резидентуру, он получил хоть какую-то свободу в жизни, а переезд в Сакраменто оставил все, что он знал раньше далеко позади. Мужчина еще общался с некоторыми друзьями, что порывались приехать на свой отпуск в солнечную Калифорнию и даже заскочить к нему, хотя бы поздороваться или выпить в баре и узнать о том, как проходит его жизнь на новом месте. Они никогда не отговаривали мужчину от подобного переезда. Дело даже не в престижной работе или клинике самого Хопкинса, что считается едва ли не лучшей в США по качеству услуг. Дело в личной составляющей человека, ведь некоторые видели, что Чарльзу проще быть лидером, а быть лидером среди них не так уж и просто, да и конкуренция просто огромная. Калифорния совсем другое место, где и люди мыслят иначе и тут он может построить свою жизнь ровно так, как того захочет, а не будет загнан в рамки огромным медицинским центром, где он не личность, а лишь маленький винтик в невероятной по своему размеру системе.
Наверное, только радикально переменив свою жизнь, оставив все прошлое в прошлом можно по-настоящему открыть двери чему-то новому и как не странно Стефани успела отлично вписаться в это свободное место. Трудно было думать о ком-то другом, трудно даже представлять кого-то другого, любая пошлая мысль в голове связывалась автоматически с этой девушкой, которую он успел видеть в совершенно разных ипостасях. Она могла быть нежной и просто находиться с ним рядом, никуда не торопясь и наслаждаясь моментом, как они делали это в их прошлую встречу днем и до самого вечера. Так теперь она представлялась ему в роли апогея разврата, самого воплощения «похоти», ведь все-таки Холдена растили католиком и ему доводилось читать все эти сказочные истории о ангелах и демонах. Вот только саму Бреннан нельзя было отнести ни к одной из двух сторон, как принято думать стереотипами, будто такая девушка, и все что она позволяет ему определенно должна быть демоном внутри, но Чарли знал, что это не так.
Вибратор врезался в ее лоно, член Чарльза находился в попке девушки и это были ровно те ощущения, что выходили за рамки всяких слов, что он знал. Его любовница и сама уже не могла кричать или стонать, но все же подавалась назад своими бедрами, чтобы плотнее насадиться тугим анальным отверстием на плоть мужчины, ощущая его как можно глубже внутри себя, обхватывая всеми мышцами, на которые теперь распространялась и вибрация, позволяя получать нескончаемое количество наслаждения. Это была вовсе не пытка. Они оба знали, что не выдержат долго, оба отлично понимали, что скоро все закончится, очередной раунд подходит к концу. Их тела звонкими шлепками врезались друг в друга, и Холден уже ничего не мог поделать с собой. Ее тело содрогнулось немного раньше, заставляя все внутри пульсировать и стягиваться упорнее прежнего, отчего вибратор даже успел выскользнул из напрочь сочащейся соками промежности девушки. Мужчина же наоборот лишь сильнее вжался в ее тело, а потом вздрогнув от резкого удовольствия стал изливаться внутрь ее попки, от чего тело Бреннан вновь охватывала дрожь. Казалось, что девушка вовсе сейчас где-то очень далеко, потеряла всякую связь с реальностью, потому как настолько сильными были все ощущения. Он и сам едва не лишился мыслей в такой момент повалившись рядом с ней, глядя в глаза, которые успели открыться.
Дыхание восстанавливалось, хотя казалось, что куда еще. Но время отлично позволяло восстановить силы, да и обнаженная Стеф рядом лишь только сильнее заводила. Руки Холдена проходились по ее телу, она едва ли могла пошевелиться в такой момент, но даже ее легкая улыбка от этих прикосновений была столь приятной и возбуждающей. Если уж и заканчивать ночь, то просто упав без всяких сил и возможности двигаться, когда ты уже понимаешь, что, едва закрыв глаза, заснешь и лишь утро, а то и день смогут заставить тебя очнутся снова. Сейчас же их глаза встречались друг с другом и было видно, что Бреннан настроена куда, как решительно, если не считать того, что ей требовалось еще минут пять, а дальше все закрутиться с новой силой.
Девушка начала подниматься, первым делом выключив вибратор и отложив его чуть в сторону. Она садиться сверху на Чарли, а он лишь вновь ощущает прикосновения ее уже влажного тела, однако им нет никакого дела до этих мелочей. Дикая страсть сменяется приятной нежность, а поцелуй служит словно благодарностью за все между ними, причем с обеих сторон. Однако нежность исчезает из их прикосновения губ в первые же секунды освобождая больше места страсти и желанию, которое связывало их в эту ночь. Требовательные движения, языки сталкивающиеся друг с другом вовсе не в легких аккуратных движениях, а наоборот в быстрых и резких, словно между ними происходило сражение. Своим влажным лоном она уместилась вновь на его члене, так что ее половые губки раздвигались в разные стороны, охватывая больше его плоти, разжигая в нем вожделение к ее крайне заманчивой персоне. Белье, красовавшееся на ней все это время, теперь летит куда-то в сторону, а девушка остается нагой и в одних чулках, что лишь дополняли е приятный образ, но никак не мешали.
Чарльз не пытался мешать ее действиям, скорее наслаждался всем этим процессом, наблюдая за тем, как она вновь погружает в свое нутро его плоть, как плотно насаживается на нее, но не начинает двигаться. Девушка берет тот самый вибратор, добавляет смазки, отправляя его явно к своей попке, чего он не может видеть воочию, но вполне способен представить все происходящее зрелище перед своими глазами. Бреннан определенно понравились игры с ее другим отверстием и теперь анальный секс явно вписывается в один из любимых видов удовольствия, ведь так просто она продолжает вводить вибратор глубже в свою попку, так что Холден уже чувствует его, как тот движется и почти целиком оказывается внутри нее, в то время как на лице мужчины появляется улыбка.
- Тебе я смотрю, это нравится еще больше – определенно ей уже нет смысла скрывать хоть что-то перед этим мужчиной, если когда-нибудь в жизни Стефани мечтала быть максимально развратной, так что даже самой бы от удовольствия сводило бы все тело судорогой, то сейчас – это определенно тот момент и тот человек, который лишь поддерживает ее начинания, подпитывая то самое безумие между ними. В такие моменты ощущаешь будто всю свою жизнь ты был на цепи, а теперь ощутил, какого это расправить крылья и насладиться полетом над всеми предрассудками, что связывают других людей, мешая им спокойно жить в свое удовольствие, не задумываясь о чужом мнении. Впрочем, эта пара уж точно не искала какой-то ответной реакции. Им хорошо вместе, лишь когда они двое, остальное явно не вписывается в эту историю.
Медленно Стеф начинает двигаться, при этом не забывая помогать себе и вибратором в попке, чтобы максимально ощутить себя столь развратной, будто лишь двое мужчин одновременно достаточно, чтобы утолить все ее желания. Но держится она не долго, чтобы не включить вновь игрушку, давая вибрацию внутри своего тела, которая сразу распространяется и на член мужчины, добавляя определенно ощущений от этих действий. Пальцы девушки оказываются в его волосах, а потом заставляют подняться, чтобы прильнуть к ее груди, охватить ту губами, оставляя несколько поцелуев, стараясь даже поставить пару засосов, как отметин на ее плоти. Он покусывает сосок, охватывая его своими губами, слегка оттягивает на себя и наслаждается всей полнотой реакции, которая происходит сейчас внутри ее тела. Другой же рукой Чарли сжимает ее грудь уже сильнее, добавляя нотку грубости в и без того замечательный коктейль из эмоций.
Темп ускорялся и продлись все это действие дальше, то уже через несколько минут оно бы закончилось, уж слишком их тела были восприимчивы теперь к подобному желанию и бесконтрольному удовольствию, которому не требовалось часовой терапии, чтобы пробить все тело. В итоге Холден решил взять ситуацию в свои руки. Первым делом он потянулся к ее бедрам, доставая игрушку, что вторила каждому его толчку в руках Стефани, но теперь она выключена и отправлена прочь. Мгновение и вот она уже лежит под ним, а сам мужчина оказывается сверху, покидая ее лоно. Но это все лишь от того, что в нем теперь есть какая-то нереальная тяга оказаться снова в плотно стягивающейся попке, приставляя свой член к ее анальному колечку, надавливая на него, чтобы он вновь проскользнул внутрь, наполняя Стеф очередной порцией этих новых для нее ощущений.
Наверное, в этот самый момент ему в голову пришла интересная мысль, использовать их игрушку немного иначе. Чарльз вновь берет вибратор в руку, включает его, а потом аккуратно укладывает его так, чтобы он касался клитора девушки, а потом сводит ее ножки вместе, заставляя зафиксировать игрушку в таком положении. Она уже совсем теряет сознание от того, как тело хочет разорваться в буре наслаждения, но Чарли продолжает резкие движения. Как же ему нравилось трахать ее в это узкое отверстие попочки, зная насколько приятно девушке такое насилие. Мужчина был не из тех, кто заботиться исключительно о себе, ему нравилось наблюдать за Стефани, тем как она содрогается в оргазмах, как улыбается или стонет, кричит или сама руководит ситуацией. Ему нравилось заставлять ощущать себя желанной, причем настолько, что фантазия не каждого человека способна желать ее в таких положениях и таким образом. Она была безумна и тем самым бесподобна, никогда раньше Холдену не удавалось встретить человека, с которым он мог бы чувствовать себя настолько «своим», ведь им не требовалось проводить какие-то разговоры, интуиция сама подсказывала что делать и как. Казалось, что они знакомы уже долгие годы и долгие годы спят вместе, хотя на самом деле сейчас все было лишь во второй раз, а они уже приступили всякую грань дозволенного.
И снова своей спермой он наполняет ее анальное отверстие, оставаясь в нем, несмотря на то, что продолжать они не собирались. Просто не хотелось покидать этого сладкого тела. Мужчина лишь пододвигается ближе, оставляя легкий поцелуй у самого уголка губ Стефани. Наверное, в этот момент он наконец-то чувствовал себя счастливым после всего что приключилось в Балтиморе. Теперь он обрел свободу и мог оставить все в прошлом, забыв это окончательно и только благодаря этой женщине в его постели, которая позволила жить дальше, а он будто начинал обретать где-то в глубине понимание того, что жить дальше можно с ней.
- Мне уже заказывать свадебный торт? – усмехнулся мужчина ее словам. Их встречи определенно похожи на просто свидания двух любовников, что не желают серьезности, готовы лишь к удовольствию, но на самом деле все больше казалось, что это не так. Конечно, пока еще слишком рано судить, но не может двух людей вот так тянуть друг к другу просто потому что им нужен исключительно секс. Мужчина лишь накрывает их легким покрывалом, а потом прижимает девушку ближе к себе, но уже через несколько минут они погружаются в сон, забывая все.
Утро наступило совсем внезапно, когда Чарли проснулся, открывая глаза и замечая, что девушка еще спит. Постель совсем не хотелось покидать, да и вместе было настолько приятно и хорошо. Наверное, они могли бы так пролежать целый день, просто наслаждаясь объятиями друг друга, но Холден все же решил дотянуться до своих штанов, лежащих с одной из сторон кровати, где нащупал в кармане телефон, чтобы заказать еды. Благо технологии дошли до того, что можно просто зайти в приложении и вообще не общаться с людьми. Оплатив всю стоимость прямо с телефона, а доставка и вовсе работает круглые сутки, если брать в расчет крупные города, куда Сакраменто непременно вписывался.
Минут через пятнадцать проснулась и Стефани, улыбаясь и легко открывая глаза, ощущая мужчину рядом с собой. - С добрым утром – сказал он, глядя на нее, а потом поцеловал сначала в нос, а потом дотянулся и до ее губ, когда девушка подняла голову. Они совсем не торопились куда-то вставать, да и времени было достаточно, чтобы насладиться жизнью и немного побыть вместе, помимо того безумия, что творилось ночью. Это еще раз каким-то образом в голове мужчины подтверждало тот факт, что Бреннан может казаться девушкой, которая не ищет отношений, но все же ей также хочется немного нежности и какой-то заботы, быть рядом с человеком, с которым приятно. Секс – это замечательно, но должно быть что-то и помимо него, иначе отношения просто не проживут достаточное количество времени.
Они бы лежали так и дальше, если не звонок в дверь, после которого можно было заметить некоторое удивление в глазах девушки, но Чарльз опередил ее вопрос – это наш завтрак прибыл – усмехнулся мужчина, поднимаясь с кровати, а потом быстро натягивая штаны и рубашку, на голое тело, отправляясь принять доставку. Курьеру пришлось подождать пару дополнительных минут, но потом открылась дверь и Холден забрал все, что им привезли, а это без малого пару не очень больших пакетов с едой, чего хватит даже на плотный завтрак, все-таки вчера они потратили не мало сил и сейчас, поднявшись с постели, Чарли ощутил, как урчит его живот, требуя скорее заправить его пищей.
Только успев поставить еду на стол, мужчина услышал голос Стефани, исходящий откуда-то из гардероба по-видимому, куда успела забрести его любовница, увидев явно то, что предназначалось определенно ей, ведь там было то самое платье, в котором она пришла на прием, а потом и к нему домой. Стоило бы как-то иначе представить этот подарок, но раз уж она звала его, то значит другого шанса и не будет.
- Что такое? – только сказал Чарли, отправляя собственную рубашку к белью для стирки. – Ааааа… это – усмехнулся он, видя, как девушка разглядывала то самое платье, явно с некоторым недоумевающим взглядом – Я же говорил, что на тебе оно смотрится замечательно – сказал мужчина, улыбаясь, стоя перед Бреннан с оголенным торсом в одних только брюках. И дело тут было не в цене или дорогих подарках, это не играло никакой разницы по крайней мере для самого мужчины. Он уже слишком давно не задумывается о ценах, в этом есть плюс его работы. Если вещь хорошо смотрится, то ты ее покупаешь, а упускать такой шанс для Стефани было просто грешно. В этом платье она выглядела, как настоящая леди, но с заявкой на нечто-то большее, а главное в нем она возбуждала его.
- Я тоже начал по чуть-чуть перевозить твои вещи к себе – развел он руками в сторону, напоминая, что их уже ждет завтрак. Второй раз они едят вместе, как вполне себе обычная пара, хотя и не заявляют о собственных отношениях перед кем-либо. Да и зачем это вообще нужно? Живи как хочешь, получай от этого удовольствие, а ярлыки оставь тем, кому они так важны. Именно поэтому в какой-то степени Холден не любил то высокое общество, где если появишься без дорогих часов или запонок, то ты явно недостаточно обеспечен. Конечно, нельзя на заметить тенденции в США меняться, того как в местную элиту все больше вторгаются люди, сделавшие свое состояние и оставшиеся самыми обычными, не пытающимися нарядиться в золото и брильянты, а носящие самые обычные Левайсовски джинсы за семнадцать баксов и футболку из какого-нибудь магазина за десятку. К чему эта попытка быть лучше других?

+1

20

Мне совершенно не хотелось просыпаться и открывать глаза. И на то, казалось, было столь много причин! Я боялась, что открою глаза, и вновь окажусь в огромной постели совершенно одна. Словно, имело большое значение, чтобы Чарльз был рядом, а не просто оставил меня в постели, как он сделал это в прошлый раз. Пусть, тогда мы весьма интересно продолжили нашу ночь в его душе, а затем и на кухонном столе, но было что-то особенное в том, чтобы просто проснуться рядом и поваляться немного в постели в объятиях друг друга. И еще мне казалось, что стоит лишь открыть глаза, и всё, что было между нами ночью - просто рассеется. Словно, ничего и не было и каждый просто продолжит жить своей жизнью и заниматься каждый своим делом. Но это утро, определенно, отличается от того, что было в прошлый раз. Ещё в полудреме я чувствовала тепло мужчины, что все так же не выпускал меня из своих объятий. И я не смогла сдержать сонную улыбку, расползающуюся на моих губах ещё до того, как я приоткрыла глаза. Его губы касаются моего носа, так легко и нежно, и в этом прикосновении есть что-то столь приятное и важное, что где-то внутри моей грудной клетки растекается приятное тепло. И я даже ловлю себя на мысли, что в этот момент даже не нужно ничего иного и я действительно...счастлива? Губы мужчины накрывают мои, стоит мне только слегка приподняться. Этот поцелуй нежен, мягок, и не имеет ничего общего с той страстью, что высекала искры из наших тел, и подталкивала испытывать все новые грани удовольствия. Я уткнулась носом в шею мужчины, оставляя на его коже несколько практически невесомых касаний. Я не собиралась сводить все к очередному половому акту, скорее, мне просто хотелось куда-то выпустить всю ту нерастраченную нежность, что копилась во мне за все то время "одноночевых отношений". Потому что с Чарльзом все было совсем иначе. Настолько иначе, что меня даже начинали пугать те чувства, что по крупице зарождались внутри. Я вдохнула аромат его тела. Смесь его собственного, мужского запаха с легкой толикой одеколона, которым он пользовался. Мои губы вновь расплылись в немного глуповатой улыбке, которую Холден видеть не мог, но, возможно, чувствовал своей кожей. Приятно было вот так просто лежать в объятиях друг друга, чувствовать кожей тепло другого и наслаждаться моментом, не нарушая создавшуюся тишину словами. Потому что сейчас они казались какими-то лишними. Но этот момент был нарушен звонком в дверь. Я вздрогнула, инстинктивно отстраняясь от мужчины и удивленно глядя на него? В моих глазах отчетливо застыл вопрос: разве мы кого-то ждем? Чарльз лишь усмехнулся, сообщив, что это прибыл наш завтрак. Господи, и когда он успел заказать еду? В прочем, учитывая, что на предложение о завтраке, мой желудок весьма одобрительно заурчал, намекая, что да, как бы пора и было бы не плохо поесть, я была совсем не против такой инициативности со стороны кардиохирурга. Я укуталась в покрывало, подхватывая с пола свои трусики и собирая остальную одежду, складывая её на кресле, но не спеша одеваться. Было что-то весьма занятное в этой маленькой игре, когда я переодевалась в рубашки Холдена. Только вот свою он надел, и ушел встречать курьера. В прочем, разве меня это остановило? Напротив, это было шансом изучить комнату, где я ещё не была - гардероб.
Я вошла внутрь, рассматривая висящие на вешалках рубашки, пока мой взгляд не зацепился за чехол с платьем. То есть с тем самым платьем! Тем самым платьем, черт подери, которое я сдала обратно в магазин! И ошибки быть не могло, потому что другой такой модели не было. Я подошла ближе, не веря своим глазам. Нет, он серьезно его купил? Может, он купил его не для меня? Нет, это точно не может быть для меня. Я сделала шаг назад. Скорее всего, у такого мужчины как Холден есть кто-то ещё, кто более подходить на роль его спутницы, что должна носить подобное платье. В прочем, мне стало интересно, поэтому, я тут же позвала мужчину, - Чарльз! - Я обернулась ко входу в гардероб, все так же прижимая к своему нагому телу покрывало. - И что это такое? Скажи, что ты купил его не для меня, - я прикусила губу, теряясь от того, что взгляд то и дело скользил уже не столько по шикарному вечернему платью, сколько по оголенному торсу мужчины. - Ты сумасшедший, если купил его для меня, - выдохнула я, удивленно. Зачем ему это? Столь дорогой подарок. Да, он мог себе позволить подобную покупку, в отличии от меня, но тогда к чему всё это? Эдакая плата за секс?
Я схватила первую попавшуюся рубашку, надевая её поверх своего голого тела. Трусики, чулки и рубашка - весьма экстравагантный наряд, но для завтрака вполне сойдет. Я бросила последний взгляд на платье, качая головой, - нет, ты и правда сумасшедший, - я оставила покрывало на кровати, следуя за Холденом на кухню, где на столе уже стояли два пакета с едой. Желудок вновь отозвался тихим урчанием. В прочем, не только мой. Я улыбнулась, чувствуя даже какую-то неловкость от того, насколько просто мы переходили от страстного секса ночью в милое утро, будто мы и правда какая-то парочка. Завтракали мы молча. В прочем, ели мы достаточно усердно, потому как этой ночью израсходовали слишком много сил. Я старалась не смотреть на Чарльза, понимая, что любой кажущийся безобидный взгляд, вновь мог запустить в нас эту цепную реакцию страсти, которая приведет к очередному сексу прямо на кухне. И в этом не было ничего плохого, просто мне вдруг захотелось просто провести с ним время, вот так просто. Без секса. Просто быть рядом. Просто завтракать. Просто валяться с ним в постели и смотреть сериалы. Да, вот так просто. Но это "просто" только все усложняло. Потому как ранее я редко с кем проводила больше одной ночи, еще реже - я оставалась на завтрак или позволяла остаться на завтрак у себя. Сейчас же - это был наш второй завтрак вместе. А я все чаще ловила себя на мысли, что мне нравится проводить время с мужчиной. И все больше я понимала, что дело было даже не в сексе. Меня просто тянуло к нему, словно мы вдруг стали магнитами разной полярности, которых непреодолимо тянуло друг к другу. И я начинала бояться этих ощущений, этих чувств.
Наши встречи совершенно не ограничились двумя ночами. Наоборот, у них появилась даже какая-то закономерность. Практически каждую ночь, не считая тех, когда Холден работал в ночную смену, мы проводили в его постели, а утром мы завтракали, разговаривали, смеялись, смотрели фильмы и сериалы, дурачились и просто валялись в постели, простыни которой ещё ночью были мокрыми от пота наших тел. Мы стали чаще видится и с каждым разом осознание того, что это вышло куда дальше за рамки привычных мне отношений, буквально сбивало меня с ног. Потому что я начинала четко понимать - я хочу от Чарльза куда большего. Возможно, даже большего, чем сама могу ему дать. Но наши отношения оставались под грифом "без обязательств" и в какой-то момент я поняла, что этого так невообразимо мало! Настолько мало, что я не придумала ничего лучше, чем собрать те немногочисленные вещи, что я оставила в его квартире и просто...уйти. Единственными вещами, что я оставила в квартире Холдена были та самая коробочка и дорогое вечернее платье. Слишком дорогой подарок, чтобы я могла его принять. Да и как бы выглядел бы мой уход, если бы я его забрала? Будто мы потрахались, я забрала платье и свалила в закат? Пусть, я и так ушла в закат, но хотя бы я не стала одной из тех, кого называют весьма нелицеприятными словами, весьма прямо намекая на то, каким именно образом они заполучили ту или иную дорогую вещь. А мне не нужны были никакие вещи, потому что все, чего я хотела от Чарльза умещалось в одно единственное чувство - мне просто хотелось, чтобы он любил меня. Возможно, впервые в своей жизни я хотела серьезных отношений с мужчиной, но не нашла ничего лучше, чем сбежать от собственных чувств.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Through it all, you could still make my heart skip