Представляете, Сакра онлайн уже целых 7 лет! Спасибо, что поселились в этом солнечном городе вместе с нами.
Где-то за стенкой капает не до конца закрытый Славиком кран, понемногу мотает оксимироновский счётчик, по копеечке тянет оксимироновские денежки... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 10°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » sugar sugar


sugar sugar

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

КВАРТИРА-СТУДИЯ ДАКСА | 15 АВГУСТА 2015 | 08:15 PM

Odette Richard, Dustin Dixon
https://image.ibb.co/nB4DGa/013.jpg https://image.ibb.co/cHYZNF/019.jpg https://image.ibb.co/fGxppv/018.jpg

На выставке современного искусства у него был целый отдельный уголок - там висели его работы "Падшие", где самые дешевые проститутки Сакраменто представали во всех возможных позах, но лица их, эмоции, чувства были далеки от типичного порно. Диксон пытался передать что-то про несчастных женщин. Но в целом это просто был клочок очередной его грязи среди заласканных гламурных фото.
Этот уголок привлек девушку, от которой Дакс сразу ощутил бешеную волну феромонов. Он не смог пройти мимо и не успел опомниться, как потратил на нее весь вечер, игнорируя всех других гостей. Конечно же он сразу узнал, что ей нравится, выстроил в голове несколько картин, с трудом смог унять стояк. Оставил ей визитку и взял номер телефона.
Через несколько дней Дакс прислал ей iMessage. Там было фото: его студия вид сверху, вокруг разлита краска, стоят банки с ней, много кисточек, а рядом в краске еще несколько игрушек. И текст сообщения: моя студия ждет руки талантливой художницы. Приходи сегодня?

+2

2

«Ни один художник не бывает художником изо
дня в день, все двадцать четыре часа
в сутки; все истинное непреходящее,
что ему удается создать, он
создает лишь в немногие и редкие
минуты вдохновения»

Пожалуй, нет человека, который бы был совсем равнодушен к искусству. Иногда утверждают, что «искусство – это сотрудничество бога и художника, и чем меньше участие художника, тем лучше». Бессмертные прекрасные творения древнегреческих скульпторов и архитекторов, флорентийских мозаичных мастеров, Рафаэля и Микеланджело...Данте, Петрарки, Моцарта, Баха, Чайковского. Они до сих пор завораживают своим совершенством всех ценителей прекрасного, да и обычные люди, которые хоть раз смогли увидеть это великолепие воочию, оставались неравнодушны к ним.

Но современное искусство, это даже искусством нельзя назвать. Взглянуть хотя бы на то, что сейчас выставляется в галереях. Картины, глядя на которые, боишься даже думать о том, как и чем творил это "великолепие" мастер.

***
Одетт оказалась на выставке современного искусства, где были выставлены работы разных художников, фотографов, скульпторов и других современных деятелей так называемого искусства, у которых таланта не на грош, зато хватает самолюбия и денег. Но на этой выставке всё же нашлись работы, которые смогли завладеть внимание француженки.

Это были фотографии Дастина Диконса, молодого фотографа, взгляд на жизнь которого отличался от других представленных здесь работ. Его работы были как глоток свежего воздуха. При взгляде на них Ришар буквально чувствовала, что ощущали девушки в момент создания фото. Все эти проститутки, обычные девушки, чьи-то матери и дочери, на месте их могла оказаться любая девушка этого города.

Разумеется, француженка не могла упустить возможности познакомиться с самим мастером. Они проговорили весь вечер и обменялись контактами.

***
Через пару дней Одетт получила сообщение с приглашением посетить студию Дастина, прилогающаяся фотография только подогревало желание и интерес девушки. Поэтому быстро собравшись и вызвав такси, она отправилась по нужному адресу, указанному в сообщении. Прибывая к месту, француженка понимала, что там её ждут не горы зефира с единорогами, но это только будоражило интерес.

Оказавшись внутри, Ришар увидела уже знакомую картину, которая была на фото. Комната, заляпанная краской, банки с ней и кисти, разбросанные вокруг. – Дастин! Я пришла! – позвала она мужчину, заодно сообщая о своём присутствии. – Я надеюсь ты не заставишь меня всё это отмывать?

На лице девушки играла хитрая улыбка. Ей всегда хотелось попробовать себя в боди-арте, но сегодня этого ей не видать. Ведь кроме Одетт и Дастина здесь никого не было, а значит будет что-то более интимное, а следовательно и более весёлое.
внешний вид

+3

3

Каждая модель всегда нуждалась в своем подходе. Для каждой было свое амплуа, свой фон, свой стафф, свой персональный жанр, в котором только она будет смотреться идеально. Дастин обожал моменты подготовки. Он закрывал глаза, долго курил, слушал музыку, слонялся из угла в угол по своей квартире. И так часами, чтобы в голове выстроились все детали предстоящей фотосессии. Никогда Дастин не работал в пол силы, никогда не оставлял какие-то недосказанности в своем проекте. Бывало, что он снимал просто подвернувшийся случай или просто так для себя, в стол, тогда все дело было в самом моменте. Но когда он готовил что-то необычное, он не упускал ничего.
Идея с красками пришла Диксону еще в тот момент, когда юная художница рассказала ему о живописи. Он уже в этот момент представил себе и холст, и краски, и позы. С тех пор он разрабатывал проект, зарисовывал на клочках бумаг позы, излазил интернет в поисках подходящих ему цветов краски, а потом заказал и только сегодня утром смог забрать. Он пол утра перетаскивал огромные листы хромакея, убирая их из зоны съемки. Туда он притащил полиэтиленовую пленку и гвоздями прибил часть к стенам, а оставшуюся часть разложил на полу. Поверх пленки он разложил ткань, чтоб создать фон. В целом ему пока нравилось.
Дастин распаковал краску и понюхал ее, а затем окунул палец в ярко-красный цвет и облизнул его. Не наврали на сайте, что краски эти вполне могут использоваться для подобных задумок и даже не вредны при попадании в рот - на вкус они были не отвратительной химией. Значит, решил Дастин, для использования на теле прекрасно сойдут. Если поставщики не наврали, то он обязательно оставит положительный отзыв на их сайте. Часть банок он сразу вылил на пол и по стенам, размазал руками и кисточками. Бросил кисти на пол в краски и притащил еще банок - их у него сегодня был не один ящик.
Наконец зона была готова. Дастин выставил свет, задернул шторы посильнее и закрыл все возможные щели, откуда могло поступать лишнее освещение. Он поставил посередине зоны табурет и начал настройку вспышки, фокусируясь на единственном объекте в зоне. Вот и вспышка была готова. Осталось только пригласить модель. Диксон поставил большую стремянку, залез на нее и сделал несколько кадров всего буйства красок на свой телефон, а затем отправил девушке, которая была записана как "Детка с выставки". Фото, приглашение, адрес.
И он остался ждать.

Simon Curtis - Flesh
Время шло. Дастин сделал погромче музыку и из колонок, большой системой расположившихся по студии, Simon Curtis призывал вцепиться зубами в плоть. Диксон вышел из студии и закурил на балконе. На нем были только старые джинсы, отлично подходившие ему и для работы под машиной, и для съемок в такой, так сказать, грязной обстановке. Он уже был весь испачкан краской, пока готовил студию.
Бычки на балконе валялись неприглядной горкой, давно заполонив собой пепельницу, и та скрылась из глаз. Дастин закурил и облокотился о перила, наблюдая за наступившим летним вечером. Вокруг было спокойно и тихо, только улицы гудели наперебой и разговаривали сотнями голосов людей, которых он не видел за домами. Район, прямо сказать, здесь был не очень. Грязь, гниль, разврат, - все, что было по душе Дастину. И то, что привлекало уставших от красоты и порядочности работников банка, офисных клерков, простых студенток и официанток. Или, например, барменов.
Он потушил сигарету и кинул в общую кучу ровно тогда, когда дверь за девушкой закрылась. Дастин вошел в студию и увидел Одетт - он с трудом вспомнил ее имя минут за тридцать до появления. Она, конечно же, была хороша, как он ее и запомнил. Диксон замер в дверях и хитро прищурился, разглядывая гостью. Сегодня у него будет долгая интересная ночь. С этой красавицей он планировал сегодня сделать все, что потом она будет вспоминать, краснея.
- Привет, - прохрипел он и подошел ближе. - Рад, что ты все-таки пришла, - впрочем, он не сомневался, что она придет. - Возможно, нам придется вместе потрудиться над чистотой в этой комнате, но только после основного действия, - он усмехнулся и щелкнул выключателем. - И да, можешь звать меня Дакс, - в комнате воцарилась темнота, и тогда Диксон подключил искусственное освещение, подсвечивая зону с краской. В остальной части студии были и другие экспозиции. Мотоцикл, стоящий неподалеку, куча полок с различной атрибутикой, фоны, вспышки, большие цепи и веревки, перемещающиеся по рельсам, закрепленным на потолке, и многое другое. Это все осталось в темноте.
- У меня есть бутылка вина, тебе открыть? - участливо поинтересовался вдруг Дакс. Он знал, что подобные съемки требуют определенной решительности. А разве что-то может расслабить сильнее, чем алкоголь? Бутылка красного вина и вправду стояла рядом, а с ней один бокал на тонкой ножке. - Возможно, тебе захочется немного расслабиться перед тем, как мы начнем. Потому что я планирую, - он подошел к девушке поближе, помахивая бутылкой вина в одной руке, а бокалом во второй, - раздеть тебя и облить краской.

+2

4

Разлитые на полу краски, вымазанные ей стены, напоминали девушке о детстве. Да, это немного глупо и смешно, даже нелепо, ведь Одетт прекрасно знает, что если уж она пришла сюда, то тут будет грязь и разврат. А у неё такие милые добрые и тёплые воспоминания о детстве. О тех моментах, когда она жила с бабушкой и только начинала рисовать, проявляя свои таланты везде где только можно: пол, стены и другие места. Только тогда бабушка не успевала застелить всё плёнкой или ещё чем, чтобы было проще потом убирать.

- Знаешь, а мне здесь очень даже нравится. Нравится как ты здесь всё обустроил. Надо было тебя приглашать своим дизайнером в квартиру, - Ришар вновь обвела комнату изучающим и блуждающим вокруг взглядом. - Ну может быть потом и получится всё оттереть, но ты очень предусмотрительно застелил всё плёнкой. Так будет всё куда проще. Она приблизилась к мужчине, вновь рассматривая его, словно видела его в первый раз.

Когда они встретились на выставке на нём было куда больше одежды, нежели сейчас. Обычные джинсы и абсолютно голый торс. Хотя ему и не нужна была одежда, татуировки на нём смотрелись куда лучше и органичнее. Это было некой слабостью девушки, может даже фетишем. Подкаченный большой мужчина, покрытый татуировками, что может быть лучше и сексуальнее? При одном только взгляде на Дастина француженку бросало в дрожь, а по телу пробегала приятная волна мурашек, оставляя после себя лишь приятное тепло, которое заставляло Ришар расслабиться.

- Вино? Можно и вино, - она буквально вплотную приблизилась к фотографу, на лице была хищная улыбка. А затем буквально прошептала ему на ухо. - Но учти, на будущее, я предпочитаю пить что покрепче. Одетт взяла бокал из рук Дастина, чтобы тот мог спокойно открыть бутылку. - А почему только один бокал? - девушка слегка сдвинула брови, изображая недовольство. - Не люблю пить в одиночестве. Или ты предпочитаешь прямо из бутылки?

Она ждала когда они начнут работать, ей было интересно узнать его, узнать его тайны и фантазии. Хотелось стать ближе, наверно во всех смыслах этого слова...ближе духовно...и может даже физически.

+3

5

- В следующий раз, обещаю, будет покрепче, - улыбнулся он и потянул за заранее вкрученный штопор. Под натиском его рук бутылка открылась мгновенно, и Диксон налил бокал своей гостье. Наблюдая за тем, как она пьет, Дастин изучал ее формы. Конечно же он не мог оторвать взгляда от ее большой груди, так выпирающей из белой футболки, что в комнате резко стало еще жарче, чем до этого. Фотограф заведомо включил обогреватель, чтобы обнаженной девушке в прохладной краске не было совсем зябко. - Я пока не буду пить, - улыбнулся он, ощущая как эта самая безумно сексуальная грудь практически касается его обнаженного торса. - Если у фотографа будут дрожать руки, то все наше мероприятие будет сорвано, - он отнял у девушки бокал на какое-то время, поставил вместе с бутылкой на небольшой столик, а затем взялся за края футболки: - Позволишь?
Конечно же да. Он потянул вверх, освобождая ее идеальную фигуру из оков одежды. Белья под тканью не оказалось, и Дастин замер, изучая круглую грудь с выпирающими сосками. Он не касался ее, а только сложил футболку и откинул подальше от места, где были разлиты краски, чтобы не запачкать. Дастин ловкими пальцами расстегнул пуговицу на шортах девушки, а затем, практически не касаясь ее кожи, стянул их вниз, опустился на колени, чтобы помочь девушки переступить через одежду. А затем хрипло начал:
- Хочу, чтобы ты была готова сразу, - он чеканил привычные слова. - Это не будет привычная фотосессия. Я буду просить делать тебя разные вещи. Если ты не хочешь или тебе не нравится - говоришь любое кодовое слово, которое сама сейчас придумаешь и скажешь мне, - он оставался внизу и посмотрел на девушку снизу-вверх. Отсюда ее грудь смотрелась еще великолепнее, а маленькие трусики были совсем близко к его губам. Он дразнил. И продолжал читать инструкции: - Если я буду слышать твое "нет" или "стоп", я буду продолжать. Знаю, что на многие вещи не сразу соглашаются, поэтому ждут, пока я буду уговаривать... Или же сделаю это сам, - Дастин подмигнул и встал с колен. Он налил еще один бокал вина и протянул Одетт. - В остальных случаях я говорю какую позу принимать - ты принимаешь. Говорю куда смотреть - ты туда смотришь. Я буду тебя трогать, направлять, перемещать. Это все моя работа, - слукавил он, хотя было и так понятно, что это все не просто работа. А чистой воды удовольствие. - И наконец... - он облизнулся и медленно потянул последнюю часть одежды с девушки вниз. - Твои фото будут у меня. Если ты захочешь, чтобы их видели только я и ты - так и будет. Но если нет, я могу продать их. Чтобы ты понимала о чем идет речь... Я сотрудничаю с многими журналами, сайтами и видеопрокатами соответствующего направления. Они хорошо платят за фото... Особенно с такими девушками, - он опустился к ногам Одетт вновь и подождал пока она переступит. Дастин все еще не касался ее кожи. - Если ты захочешь, на таких фото не будет твоего лица. Прибыль, конечно же, делим, - он встал на ноги перед обнаженной девушкой. - Но если ты не готова, то ничего подобного не будет. В любом случае в конце съемки я попрошу тебя подписать соответствующий договор, чтобы не было проблем.
Да, он давно обзавелся договорами, потому что в подобной индустрии попасть под арест - как нехрен делать. Лучше всегда иметь при себе бумаги и избегать лишних скандалов. Многие девушки не соглашались сбывать свои фото на сайты и в журналы, а некоторым, единицам, доставляло удовольствие знать, что половина Сакраменто дрочит на их задницы.
Дастин отошел подальше и посмотрел на девушку издалека.
- Ты прекрасна, - пробормотал он с придыханием - один из любимых его моментов в съемке. Процесс раскрепощения модели, восхищения ею. Тогда девушки чувствуют себя желанными и охотнее раскрываются на камеру. - Надеюсь, тебе достаточно тепло? - Дакс подошел вновь к девушке и протянул ей руку. - Для начала собери свои волосы повыше, не хочу пока, чтобы они пачкались. Иди сюда. Встань на колени в центре. Осторожнее, здесь скользко, - он подвел Одетт в центр освещенной зоны. Их ноги погрузились в разлитую краску. От нее пахло чем-то молочным. Дастин вообще предполагал, что краска эта была просто подкрашенной пищевыми красителями сметаной. - Надеюсь, что она не будет очень холодной, - он взял несколько банок и навис над девушкой. А затем начал медленно лить краску из двух банок - розовой и фиолетовой - ей на плечи. Краска сползала по груди, соски мгновенно затвердели, а Дастин с удовольствием наблюдал. Краска была жирной, маслянистой, а от того на теле девушки сразу образовался блеск. Затем он взял еще одну краску - бледно-зеленую. И вылил ее на спину модели, наблюдая как ручейки сползают по ее позвоночнику и круглой заднице. - Держи, - когда он закончил с краской, Дакс взял несколько кисточек и протянул девушке. - Ты ведь художник? Хочу, чтобы ты наслаждалась тем искусством, которое тебе нравится. Но делала это со своим телом, - он подмигнул и отошел подальше. Вид был восхитительный и Дастин без смущения поправил вставший член в своих штанах. - Мне нужно несколько кадров, чтобы пристреляться, - оповестил он и приложил фотоаппарат к глазу. Щелкнул затвор, сработала вспышка.
Первый кадр.

+3

6

- Ну смотри, ты пообещал! - она сделала пару глотков из бокала. Вино приятным сладко-вяжущим вкусом отдало во рту. Одетт, как ценитель прекрасного, сразу поняла что вино было довольно-таки неплохим. Но всё же она предпочитала более крепкие напитки, когда алкоголь обжигал внутренности, разливался огнём по телу. - Ну ладно, но это только пока! Потом я напою тебя! Уверена, что здесь у тебя не одна бутылка вина припрятана. Глаза девушки хитро блеснули в полумраке комнаты.

Последующие движения Дастина, вызывали всё новую и новую волну мурашек на теле девушки. Вначале избавились от майки, затем пошли в ход шорты, а в конце последний и самый маленький элемент одежды - трусики. - Стоп-слово? Даже не знаю что и придумать... - она на мгновение задумалась, позволяя мужчине снимать с неё остатки одежды. - Давай тогда arrêt. Это стоп по французски.

Она внимательно смотрела на фотографа, который продолжал разъяснять ей правила. - Дакс, я знала куда я иду и знала что тут не всё так просто. Я видела твои работы, ты помнишь это? - если честно, то Ришар не любила правила, ни в каких их проявлениях. Она сама прекрасно понимала на что идёт, когда только ловила такси, чтобы приехать сюда, когда только начала одеваться, чтобы вообще выйти на улицу. - Да, я не против продажи фото. И деньги можешь оставить себе. Для меня всё это лишь удовольствие. Так что всё остальное на твоё усмотрение. Так что я готова абсолютно на всё. И подпишу всё что скажешь.

Она стояла полностью обнажённая в полумраке комнаты, не пытаясь прикрыться и уж тем более без капли смущения. Она прекрасно знала все свои плюсы и фигура была одним из них. Большая пышная грудь приятной красивой формы, плоский животик и подтянутое тело. Да, она следила за этим, проводя почти каждый день в спортзале.

Но даже если она знала что прекрасна, это не означало что ей не хотелось слышать этого от других. Любой женщине приятно знать что она пресно выглядит, а вдвойне приятно видеть соответствующую реакцию у мужчины.

- Да, со мной всё хорошо. Не стоит так беспокоиться, - Одетт прошла в центр композиции и встала на колени. Связав волосы в пучок, она взглянула снизу вверх на мужчину. Да, она стояла на коленях перед мужчиной, но он при этом обливал её не краской из банок, да и всё это сопровождало куда более приятный процесс.

Краска стекала по телу девушки оставляя на гладкой коже след соответствующего цвета. Она была немного холодной и густой. Чем-то даже напоминала кровь по консистенции. Но, как не странно, ей это нравилось. Возможно она даже куда большая извращенка чем сама о себе думала.

Взяв кисточки, Ришар почувствовала себя как дома. Она представила себя сидя у окна, рисуя очередную картину на холсте. Только на этот раз холстом было её тело, а красками...красок как раз было здесь полно. Одетт обмакнула кисточку и провела ей по своей груди, ворс приятно щекотал кожу, а на коже начали появляться узоры, что придавало девушке ещё более необычный вид.

Не ускользнуло от взгляда блондинки и закипающая жизнь в штанах у Дастина. Она хищной и даже похотливой улыбкой сопроводила действия мужчины. Ей нравилось то что она вызывала у мужчин, ту бурю эмоций, заставляя сердце биться быстрее, а мужскую сущность вырываться из штанов.

+3

7

Правила, договор - простая формальность. Он имел несколько раз дело с богатенькими светскими львица, которые вдруг вспоминали о своей порядочности и пытались изъять у Дастина все архивы со своими фотографиями. Видите ли внезапно на них снизошла божья благодать и они вдруг стали невинными девственницами, хотя Дакс имел на руках все доказательства, что ни невинности, ни девственниц там нет и в помине. Поэтому с тех пор он предпочитает получить одну подпись и жить спокойно, чем ждать, когда придет повестка в суд.
То, что Одетт так легко согласилась на все, его весьма подбодрило и даже завело. Все? Готова на все? Ох, ему бы лучше не слышать таких слов, ведь тумблер переключался мгновенно, а в голове начинали работать совершенно грязные старые шестеренки, крутящие механизм разврата. Дастин отогнал эти мысли. Неужели в его руках действительно настолько прекрасная девушка, готовая упасть с ним в самые смелые фантазии? Он просто не верил своим ушам и глазам. Если к концу вечера Дастин убедится, что в голове этой девушки творится тоже, что и в его собственной, то он вряд ли уже когда-нибудь сможет спать спокойно.
Но сейчас он настраивал свет, крутил настройки вспышки и наблюдал за девушкой через призму объектива. За ее медленными движениями, за узорами, появляющимися на ее теле, за тем, как щетина кисти плавно скользит по груди. Он задумывался на лишнюю долю секунды, перед тем как нажать на кнопку.
Биты гулко расползались из колонок по студии, немного опьяняя даже Дастина. Вокруг все обволокло томной и жаркой атмосферой, воздух раскалился, а весь жар исходил из центра этого вечера - от Одетт. Ей явно нравилось играть с красками, значит Дакс не прогадал и выбрал для нее верный облик. Завороженно он следил за каждым ее движением и наконец, сглотнув, произнес:
- Я все настроил, давай приступим, - он улыбнулся и присел на одно колено, чтобы оказаться напротив сидящей модели. - Я буду снимать отдельно сначала твое лицо, потом плечи, потом руки, - оповестил он и заглянул в объектив. - Приподними немного голову, да, так. У тебя такой очаровательный носик, - хмыкнул Дакс, рассматривая маленький курносый нос, захваченный камерой. Разводы на теле напоминали реки, проложившие свои пути по бескрайней пустыни. Камера щелкала, девушка продолжала менять позиции согласно тому, как говорил ей фотограф. - Хочу снять твои ключицы, подай их немного на меня, - попросил он и как только острые косточки показались под кожей, защелкал фотоаппаратом с новой силой. - Ты прекрасна, как же ты прекрасна, - повторял он тихо, увлекаясь процессом все сильнее. Он ощущал как привычные поводки сдержанности и морали становятся прозрачным и вот-вот вовсе исчезнут, ведь из головы не выходило - она была готова на все. Дастин замер, посмотрел несколько последних фото, предложил переделать парочку и защелкал камерой.
Он закончил снимать лицо, руки в краске, плечи. Теперь настало время для груди, что очень волновало фотографа, ведь это была лучшая часть в девушке, то, что он просто не мог обходить стороной. Дакс отложил камеру на подставку и налил девушке еще вина. Ему нужно было, чтобы она как следует захмелела, но не теряла самообладания. Та стадия опьянения девушки, когда ей кажется, что она сексуальная тигрица. В такой момент он мог действовать по своему усмотрению, а девушка была только горячим пластилином в его руках.
- Выпей еще, прошу, - улыбнулся он и присел рядом, отдавая бокал. Пока девушка была занята напитком, он смотрел на нее все еще сверху-вниз, но уже сидя на корточках сбоку. - На этом часть знакомства моей камеры с тобой закончилась. И чтобы приступить к настоящей фотосессии, мне нужен поближе познакомиться с тобой. Чтобы ты не боялась ни меня... Ни моих рук, - Дастин улыбался хитро и протянул вперед большую ладонь. Грудь легла в нее послушно, легко, пальцы мужчины скользили по маслянистой краске, оставляя разводы на коже. Он завороженно следил за собственными действиями и ощущал как член упирается в плотную джинсовую ткань. На ощупь грудь ее была превосходной, Дакс даже успел забыть про фотосессию. Он гладил ее, потом сжал посильнее, потер большим пальцем сосок медленно, затем быстрее начал водить по нему и вдруг сжал двумя пальцами с силой. Потянул вперед так, чтобы девушка подалась за его рукой. Отпустил. - Сегодня ты будешь делать то, что я говорю, - голос его был возбужденный, томный, тихий хриплый шепот. - Ты обещаешь мне быть послушной девочкой? - промурлыкал он, подаваясь вперед к уху блондинки. Его рука уже переместилась на вторую грудь, не оставляя без внимания. Он так же гладил, теребил сосок, а затем резко потянул вперед, прокручивая между своими пальцами.
Дастин тяжело сглотнул и положил свою большую ладонь на живот девушки, немного спустился вниз. Он погладил ей внутреннюю сторону бедра и развел ее ноги в стороны, чтобы она сидела попкой на своих же пятках, а колени были раздвинуты в стороны. Немного нагнув голову на бок, он изучающе посмотрел ей между ног.
- Черт. Не думаю, что в этой студии была хоть одна девушка прекраснее тебя. В тебе все совершенно, - он без стыда продолжал смотреть, не отрывая взгляда, а затем взял одну из лежащих кисточек неподалеку. - Ну что, детка, ты готова? - прошептал он и погладил ее по ногам, оставляя разводы от своих рук. - Ночь будет долгая, надеюсь, ты не устанешь, - он усмехнулся и приложил свои губы к пышным волосам девушки, вдыхая ее сладкий запах. Кисточка, которую он взял, была с жесткой щетиной, широкая. Она не дотягивала до малярной, но по сравнению с остальными тонкими и живописными была мощной. Дастин окунул ее в желтую краску и провел по груди Одетт, обвел соски, с которых мгновенно закапала жидкая желтая краска, прочертил несколько узоров на животе, а после спустился вниз. - Не своди ноги, - приказал он, а затем начал массировать ее нежную кожу жесткой кисточкой. Вверх, вниз, по кругу, пачкая ее всю краской. А сам Дастин наблюдал за тем, как нежные складки между ее ног поддаются жесткой щетине, передвигаются за его рукой. - Теперь я хочу, чтобы ты делала это сама.
Он взял рядом полотенце, вытер руки и взял камеру. Дастин навел фокус на Одетт всю целиком и начал фотографировать, уделяя особое внимание ее лицу со всеми эмоциями и желтой краске между ее ног, которая каплями падала вниз, смешиваясь с остальными. Приближая в объективе фокус на кисточку, орудующую между ног девушки, Дакс замирал и разглядывал ее, ощущая непреодолимое желание изучать ее своими пальцами.
- Ты такая умница, - выдохнул он.

+2

8

Краска стекала по телу двушки, заполняя все впадины и ямки. В этот раз Одетт сама стала и холстом, и художником. В голове девушки был ураган эмоций, красок, который вихрем уносил все тревожные мысли девушки куда-то далеко от сюда. Сейчас ей хотелось только творить...творить, неважно как и не имеет значения на чём, будь то холст, бумага или человеческая кожа. Главное сейчас это было искусство. Во всех его проявлениях.

Одетт выполняла всё, что говорил ей Дастин, принимала нужные позы, исполняла нужные движения. Ей нравилось быть ведомой им, нравилось исполнять его приказы, пускай они и были пока такие безобидные. Но ведь это только пока. Ришар прекрасно знала, что это всё цветочки, и простыми фотографиями в краске дело не обойдётся. Это так, только разогрев, скоро начнётся настоящее веселье.

- Ох смотри, я же тебя потом заставлю выпить куда больше, - она приняла новый бокал вина из рук своего фотографа и сделала пару новых глотков. Рука мужчины скользнула к груди Одетт и девушка почувствовала тепло, исходящее от неё. Крепкая мужская рука сжимала грудь, теребила соски. По телу девушки разливалось приятное тепло, то ли от действий Дастина, то ли от выпитого алкоголя. Внизу живота появилось приятное тянущее чувство, которое ещё больше сводило с ума француженку. - Я буду самой послушной девочкой для тебя, - в глазах девушки сияли хищные искорки.

Когда рука Дастина коснулась живота девушки, Ришар вздрогнула. Ей уже хотелось большего, хотелось чтобы эти прикосновения были не просто для того, чтобы она привыкла к его рукам и раскрепостилась ещё больше. Казалось бы куда уж больше, блондинка уже была готова абсолютно на всё.

- Я готова на всё, - томным голосом прошептала Одетт. Возможно в любой другой ситуации такая поза вызывала бы у неё дискомфорт, скорее даже больше моральный, нежели физический. Но сейчас она не боялась быть грязной и показать себя даже с такой стороны. Она прекрасно знала, что даже там она прекрасна. Узкая розовая щёлочка, ни единого волоска. - Надеюсь, что эта ночь не закончится.

Жёсткий ворс приятно щекотал нежные половые губы девушки. Жёлтая краска смешалась с соками струящимися из лона француженки, а затем та капала на пол, устланный плёнкой. Тепло волнами разливалось по телу, принося всё больше и больше удовольствия. А Ришар и не спешила заканчивать эту игру, продолжая водить кистью, добавляя всё больше и больше цвета. Всё сильнее отдаваясь удовольствию.

Отредактировано Odette Richard (2017-08-08 11:34:42)

+3

9

Готова на все. Произноси это почаще, - пронеслось в голове Дастина, пока он щелкал затвором и регулировал объектив.
Через эту студию проходило много девушек. Каждая из них, конечно же, мнила себя настоящей красавицей, выкладывалась на полную. У многих рамки были, у кого-то наоборот было больше фантазий и грязных желаний, чем сам Дастин мог себе представить. Он привык к ним. Обнаженным, раскрывающимся, раздвигающим ноги бесстыдно и с удовольствием, засовывающим в себя все, что он подавал. Бляди из борделей, порно актрисы, заскучавшие студентки. С легкостью Дакс уже мог контролировать свое возбуждение и ко многим относиться только как к моделям.
Но это оказался не тот случай. Аппетитные формы девушки и то, каким томным горячим шепотом она говорила "Я готова на все", заставляли фотографа реже нажимать на кнопку и чаще просто смотреть через объектив. В этом был его личный фетиш. Он всегда был наблюдателем. Ему нравилось ею командовать, пусть это и было в процессе съемки, нравилось приказывать и видеть, как она без вопросов исполняет. Это тягучее удовольствие заставляло его кипеть.
К слову, это касалось не только съемок и порно. Ему нравилось смотреть за жестокостью, за драками, за танцами в клубах. Ему нравилось ловить нужные моменты, чтобы запечатлеть их на камеру. Всегда были особенные моменты. Как меняется выражение лица в момент боли, в момент достижения удовольствия, в момент, когда ломается кость, когда выпускается пуля в лоб, когда наступает осознание слитого боя или же осознание собственного унижения в грязи и под потным телом насильника. Все эти моменты он ловил на свою камеру. Дастин гулял по городу, выбирая самые мерзкие его уголки, и снимал случайных людей, случайные ситуации. Часто получал в морду за это, а потому частенько менял разбитые фотоаппараты, но не прекращал искать грязь на улицах Сакраменто, чтобы потом устраивать свои выставки или же пополнять галерею на сайте.
Дакс подошел совсем близко к девушке, присел на колени и навел фокус ей между ног. Затем протянул руку и собственными пальцами направил кисть так, как считал нужным. Нежная кожа складок натянулась немного вверх, раскрывая все прелести, и фотограф защелкал объективом, снимая крупные планы.
- Тебя возбуждает мысль, что весь Сакраменто будет кончать фонтанами, глядя на тебя? - усмехнулся он, не выныривая из-за камеры и продолжая снимать. Вспыхивали яркие огни вспышки, освещая девушку. - Теперь хочу снять тебя с другого ракурса, - он снова отложил камеру в сторону, чтобы не запачкать. - Развернись спиной на камеру. Вот так, - он уже не пытался ее просить, а приказывал, каждый раз добавляя в свой голос немного резких нот. Дастину нравилось управлять этой хрупкой сексуальной блондинкой. Как только девушка оказалась к нему спиной, он надавил ей на лопатки и заставил наклониться вперед. - Немного в пол оборота, хочу чтобы твое прекрасное лицо и грудь тоже были видны, - он поправил ее тело, затем надавил на лопатки сильнее. - Ложись грудью на пол, прогни спинку и отставь назад задницу. А теперь сильнее разведи ноги, чтобы я видел все твои прелести сразу. Давай, детка, предлагай себя своим зрителям, - усмехнулся Дакс и отстранился, наблюдая за открывшейся картиной. - Совершенство, - в который раз произнес он восхищенно. - Распускай волосы, пусть кончики испачкаются в краске, - пока девушка была занята своими волосами, мужчина присел напротив ее задницы и замер, разглядывая. Два очаровательных розовых входа смотрели на него, освещенные большим количеством света, выставленным прямо на них. Зад у Одетт был просто великолепный, а потому Дастин не упустил момент и положил обе руки на половинки. Он начал мять их, водить по кругу, с силой раздвигать в стороны, чтобы было видно все. - Не могу понять, где ты была раньше? - ухмыльнулся фотограф и двумя большими пальцами раздвинул розовые половые губы девушки в стороны, утопая в оставшейся желтой краске. Все было скользким, а потому он начал массировать большими пальцами вход и клитор, возбуждая девушку сильнее. Ладони его продолжали сжимать ее задницу. Поиграв с ней какое-то время и сжав крепко зубы, потому что уже с трудом мог совладать с собой и вернуться к фотосъемке, Дастин подхватил одну из банок - это была розовая краска - и начал медленно лить вязкую маслянистую жидкость на копчик девушки так, что струйки побежали между ее ягодиц, на розовую гладко выбритую щелку, немного щекоча кожу. - Пока не трогай ничего. Хочу заснять так.
И он снова вытер руки и взялся за камеру, а затем отошел.
- Прогни свою спинку сильнее, но не шевели задом, - указал он. - А теперь смотри в объектив и излучай желание, детка, - он защелкал затвором. - Тебе нравится быть такой? - осведомился он. Наделав несколько снимков, Дастин приказал: - Возьми кисточку, заведи руку через спинку и води ею между своих ног. Открой ротик. Вот так. Как только будешь готова, начни медленно вводить кисточку в себя. И я хочу, чтобы ты стонала,- улыбнулся он. - Но это уже мое личное желание.

+2

10

Как низко может пасть девушка в своей сексуальности? Насколько каждой из женщин хочется быть желанной, хочется почувствовать свою сексуальность, хочет знать что её вожделеют, что её видят в эротических снах и представляют когда трахают своих жён. Какая женщина не желает этого? Разве что та, у которой и так всё это есть.

Одетт никогда не была обделена мужским вниманием, но даже при всём при этом, она понимала что чего-то ей не хватает. Все мужчины, которые были с ней, были какие-то одинаковые. Считали себя хозяевами жизни, думали что им все должны и все обязаны. Даже в сексе они были такими же эгоистами и всё было как по написанному сценарию. Флирт, ужин, поездка домой, быстрый секс, полное моральное и физическое удовлетворение со стороны мужчины и абсолютно никакого со стороны Одетт. И её это очень злило, с каждым новым, она надеялась, что всё будет по другому, что хотя бы этот мужлан вспомнит, что от секса должны получать удовольствия обе стороны, а не только мужчина. Так что, что касалось нерастраченной сексуальной энергии, то у неё её было хоть отбавляй.

- Сейчас меня куда больше заводит мысль о том, что кто-то уже на взводе, глядя на меня, - она хитро улыбнулась, продолжая при этом выполнять все приказы Дастина. Она развернулась к нему спиной, прогнулась, выставляя попку на обозрение фотографа, грудь окунулась в краску, разлитую на полу. Распущенные волосы упали на плечи, окунаясь и вымазываясь в краску.

Когда Диксон прикоснулся к её заднице, Одетт вновь обдало волной удовольствия. Она изо всех сил сдерживалась, готовая уже вот-вот взорваться бурей эмоций. - Я была во Франции, mon chéri! - с придыханием ответила Ришар. Ей уже не терпелось ощутить в себе что-то большее, пульсирующее и горячее, как она сама. Что-то столь же жаждущее страсти и удовольствия, как и разгорячённая плоть француженки. Пальцы Дастина только больше распыляли её удовольствие. Заставляя всё больше и больше отдаваться эмоциям и удовольствию.

Она вот-вот уже готова была взорваться, полностью отдавшись волнам удовольствия. Но Диксон словно почувствовал это и вылил на неё очередную банку краски, остужая её пыл и продлевая эти приятные мучения. Вновь яркие вспышки, а значит это новые кадры, на которых будут её прелести, но уже с другого ракурса.

Одетт буквально ждала разрешения ввести в себя что-нибудь, пусть даже для начала это будет обычная кисточка. Отполированное и покрытое эмалью древко вошло во влажное узкое лоно девушки. Из груди девушки вырвался страстный стон, даже если бы Дастин и не попросил её об этом.

+3

11

Кадры получались отменные. Диксон брал ее крупным планом отдельно: залитая краской попка, прижатая к полу большая грудь, лицо, полное страсти и желания, волосы, падающие в краску белыми волнами, бедра, ноги, но главное - раздвигающаяся навстречу древку кисточки розовая щелочка, залитая розовой и желтой краской. Краска проникала внутрь вместе с кистью, размазывалась по древку. Дастин облизнулся, представляя как внутри этой красотки сейчас размазывается краска по узким стенкам лона.
Он продолжал снимать, а в ушах уже шумело от безумного возбуждения. Такой девушки еще никогда не было в его студии, внутри Диксона рвались наружу животные инстинкты. Хотелось напасть на нее, вцепиться зубами ей в хрупкую шею, отшлепать эту бесстыдно поднятую задницу, мучить ее своими руками, пока девчонка не начнет умолять трахнуть ее. А потом вставить ей так, чтобы она закричала от боли и удовольствия, и сразу набрать такой темп, чтобы ее шикарная грудь колыхалась вперед-назад.
Дакс вынырнул из своих мечтаний и вздохнул, делая еще несколько кадров.
- Медленнее, девочка, я еще не разрешал тебе кончить, - ехидно произнес он. На этот момент ему нужна будет другая ее поза, чтобы взять крупным планом ее лицо, запечатлеть оргазм этой сексуальной красотки. - А теперь введи ее поглубже, вот так. Убери руку, пусть она просто стоит в тебе, - он продолжил щелкать фотоаппаратом, слушая тихие стоны. Ему нравилась власть над ней. Дакс знал, что сейчас все, что он прикажет ей, она исполнит без сомнений - такое было у нее сильное возбуждение. Осталось поддерживать его и не давать ей кончить. Но не слишком долго. - Ты так легко возбуждаешься. Любишь, когда внутри тебя что-то твердое, да, детка? - Дастин пощелкал фотоаппаратом с разных углов и снова отложил его. Он подошел к Одетт, из розовой испачканной краской щелки которой торчала кисточка, и отвесил ей хорошего шлепка по заднице. Попка француженки всколыхнулась, кисть дрогнула. Фотограф погладил место шлепка, а затем ударил по второй половике и снова погладил ушибленное место. Диксон проделал это несколько раз, слушая тихие стоны, а затем снова опустился на колени.
- Тебя заводит, что у меня на тебя стоит? - хмыкнул он. - Я захотел тебя еще тогда, когда увидел на выставке. Я представлял как буду заставлять тебя трахать себя на камеру, снимая все твои прекрасные части тела, - он присел на корточки сбоку от девушки так, что лицо ее оказалось совсем близко от его ног. Дастин взялся за кисть и начал сам потрахивать девушку ею. Медленно, не торопясь, иногда делая внутри круговые движение. Потом отпустил, взялся ладонями за задницу, как уже проделывал это раньше, развел половинки в стороны, наблюдая за тем, как два входа растягиваются. Он вытащил кисточку и перевернул ее ворсом вниз, а затем немного подразнил вход в ее лоно жесткой щетиной, поводил кругами. - О, детка, - выдохнул он, - все члены будут стоять на тебя. Как мой сейчас, - Дастин усмехнулся. - Хочешь с ним познакомиться, да? - он говорил хрипло и возбужденно. - Как только я отсниму все, что хочу с тобой, моя хорошая девочка, я дам его тебе, обещаю. А пока у меня есть еще несколько идей. Ты же помнишь стоп-слово, верно? - хмыкнул он. Дастин встал с колен, вытер руки и установил камеру на штатив. - Встань на четвереньки, но только лицом ко мне, - скомандовал фотограф и, дождавшись пока девушка выполнит приказ, навел камеру на ее лицо, захватывая круглую висящую грудь. - Мои любимые кадры - это кадры подлинных эмоций человека. Будь то злость, гнев, боль, оргазм или грусть. В момент, когда человек не думает о своем лице, не играет на камеру, и получаются самые правдивые кадры. Поэтому старайся держать лицо так, как сейчас, я буду снимать твои эмоции от того, что ты будешь чувствовать. Немного вытяни шею и старайся не шевелиться, - Дастин выставил режим съемки на десять кадров, взял небольшой пульт со стола и обошел девушку. Он присел за ней на одно колено. - Хочу, чтобы твое лицо отображало все, что ты почувствуешь.
Дакс взял банку с фиолетовой краской в руки, немного развел ноги девушки, прогнул ей спину так, чтобы лицо оставалось на прежней точке, и заставил снова приподнять к нему свой зад. Краска полилась обильно, заливая все и капая на пленку, а мужчина свободной рукой подхватил ее и начал растирать по внутренней стороне бедер девушки, по ее заднице, затем перешел на половые губы и тяжело вздохнул. На ощупь она был превосходна. Такая нежная кожа. Дастин отставил банку с краской и начал массировать половые губы Одетт, то раздвигая их в разные стороны, с силой натягивая, то сжимая в своей мощной ладони и делая немного больно, то круговыми движениями лаская клитор, то двигаясь у самого входа, но не проникая в него.
- Давай, стони, - шептал он, наслаждаясь процессом. - Нравится? А теперь расслабься еще сильнее.
Дастин медленно переместился выше, начиная поглаживать упругий зад блондинки. Фиолетовая краска оставалась разводами, ее было очень много. Она была такая маслянистая, что отлично пальцы мужчины скользили по самым нежным местам Одетт. Он начал массировать пальцами ее попку, круговыми движениями гуляя вокруг входа. Конечно же он не предупредит ее ни о чем, ведь его волнуют только кадры с ее настоящими живыми эмоциями. Ему нужно ее удивление, немного боли и все это смешанное с наслаждением. Одна рука его зажала пульт, приготовившись нажать кнопку, а вторая гуляла вокруг узкой дырочки, размазывая краску все сильнее. Наконец в краске был весь его указательный палец, а вокруг все скользило и окрашивалось в яркие разводы разных цветов.
Все произошло в один момент. Дакс ввел в ее задницу один свой палец практически до основания, а вторая рука его нажала на спуск, и фотоаппарат сделал серию из десяти кадров, вспышка ослепила глаза.

+2

12

Она ласкала себя древком кисточки, получая всё больше и больше удовольствия. Отправляя девушку в мир грёз и иллюзий. В мир, где было одно только удовольствие. Закрыв на мгновение глаза она представила как чьи-то руки ласкают её разгорячённое тело, как эти невидимые руки гладят её шелковистую кожу, нежно проводят по внутренней стороне бёдер. Как пальцы проникают в её горячее лоно, буквально разрывая её изнутри. Стоны девушки стали ещё громче, казалось что она уже реально занимается сексом, а не просто ласкает себя кисточкой. В её мыслях именно это и происходило, если бы не голос Дастина, то Одетт уже давно полностью отдалась бы своим фантазиям и позволила своему разгоряченному телу закончить и полностью отдаться волне оргазма, которая с каждым мгновением всё сильнее и сильнее подступала к девушке.

Шлепки мужчины по заднице, заставляли Ришар вздрагивать и стонать ещё сильнее, при каждом ударе древко кисточки подрагивало внутри неё, заставляя девушку всё сильнее и сильнее сдерживаться от подступающего оргазма. Он в буквальном смысле издевался над ней и упивался мгновениями её слабости.

Хотела ли она увидеть его член? Оооо, она не просто хотела, она жаждала этого. Жаждала когда сможет не только увидеть его, но и ощутить в себе, почувствовать всю его силу и мощь. Принять его в себя целиком и полностью. Ощутить его горячую, пульсирующую плоть внутри. -
Жду не дождусь этого момента!
  - томным голосом прошептала девушка.

Она вновь сменила позу по приказу Дастина, подставляя своё личико камере, а попку своему фотографу. Новая волна краски вновь остудила пылающее лоно девушки, позволив отсрочить заветные минуты удовольствия. Кисть щекотала её ещё совсем узкое анальное колечко. Она не была противницей разнообразия в сексе, но и сказать, что у неё был большой опыт анального секса нельзя было. Так что её попка была ещё чертовски узкой, почти девственной.

Когда палец Диксона оказался внутри её попки по телу девушки прошёлся словно разряд электрического тока. Она уже никак не могла сдерживать свои эмоции, понимая, что если он сейчас сделает хоть ещё одно лишнее движение, она просто зайдётся в сильном оргазме, который лишит её рассудка как минимум на пару минут. - Я так больше не могу... - сквозь стоны вырвалось у неё. - Господи, я больше не могу сдерживаться...

Отредактировано Odette Richard (2017-08-08 22:24:20)

+3

13

- Вот так, детка, молодец, - выдохнул он, наблюдая, как палец все еще находится в ее узкой попке. Она обхватила его и сильно сжала, Дастин понимал, что ей было и больно, и хотелось этого одновременно. Ведь возбуждение ее уже было на пределе. - Знаю, знаю, - ехидно прошептал он на ее слова. - Но я еще не разрешал тебе. А сегодня ты послушная девочка и выполняешь только то, что я тебе говорю, - Дастин разглядывал как дрожит ее попка и извиваются бедра. Одетт так безумно хотелось насадиться на что-нибудь твердое, что нетерпение переходило все границы. - Нам нужно будет тренироваться, малышка, чтобы ты выдерживала долгие фотосессии. Ты так быстро заводишься, - он шептал довольно, ведь на самом деле ему нравилось, что она жаждет члена с момента, когда переступила этот порог. Или и того раньше. Дастин, все еще держа указательный палец в ее заднице, немного просунул средний в ее лоно, буквально на одну фалангу, проверяя какая она мокрая. Это было и так понятно, ведь на пол капала не только краска, но и ее соки. Он все думал: какие же потрясающие кадры запечатлел его фотоаппарат, когда на лице этой милой блондинки отразились эмоции от введенного в задницу пальца. Ему бы хотелось увидеть. - Ты восхитительная, Одетт, - прошептал он и вздохнул. Он сам тоже уже не мог сдерживаться, а потому медленно извлек палец, слушая тихий стон девушки. За пальцем следом тонкая струйка краски вытекла наружу, и Дакс не смог удержаться от того, чтобы не засунуть палец еще раз. На этот раз всего на фалангу, растирая краску внутри.
Возбуждение с этой девушкой давалось ему тяжело. Он хотел сделать с ней все, самые свои ужасные фантазии, втоптать ее в самую унизительную грязь, но вместе с тем и носить на руках. Смешанные эмоции и чувства бурлили в ним. Дакс уже и забыл каково это, ведь зачастую все его модели вызывали в нем одно и тоже чувство. Сейчас все было так живо, так ярко, так возбуждающе, что он тяжело сопел.
- Ладно, пора дать тебе то, что ты хочешь, - сжалился он. Дастин резко встал, засунул в карман своих джинсов пульт от фотоаппарата, а затем двумя руками подхватил девушку за талию и как пушинку перевернул на спину задницей к камере. Он уже не боялся испачкать ее шикарные кудри в краске, а потому положил ее на пол резко, грязно. Властными движениями мужчина согнул ей ноги в коленях и заставил притянуть их к груди, широко раскрывая в сторону. Затем он примерился к камере, все еще надеясь, что Одетт и ее прекрасные формы в кадре. В любом случае он потом сможет все откадрировать. - Сейчас я хочу, чтобы ты кончала, - он стоял у нее между ног немного в стороне, чтобы камере было четко видны прелести модели и ее лицо. - Хочу, чтобы ты кричала, чтобы твое тело извивалось на этом полу, чтобы ты благодарила меня за удовольствие и чтобы называла себя грязной похотливой девчонкой, - Дастин тихо рассмеялся, глядя на нетерпение девушки. О да, она была на пределе - проси, что хочешь. Фотограф очень быстрым движением подтянул к себе все банки с краской, которые оказались поблизости. Синяя, красная, розовая, зеленая, желтая, белая. Он завел ноги девушки далеко вперед так, чтобы попка ее торчала кверху, а затем всунул в ее лоно два пальца на одну фалангу и расширил проход, вглядываясь в нее. - Не смей кончать прямо сейчас. Позже. Иначе я жестоко тебя накажу, - серьезно он сверкнул глазами, а затем начал немного заливать в нее краску. Одну, другую, третью, всего по несколько небольших струек, пока не увидел, как краска начала медленно сочится наружу. Затем он закрутил на банке с синей краской крышку с небольшим узким носиком и примерился к попке Одетт. Он медленно ввел носик в нее и надавил на банку, чтобы краска оказалась внутри, а затем вынул, прислушиваюсь к стону девушки. - У меня есть столько всего интересного для твоей восхитительной попки, - он погладил ее извивающиеся в нетерпении бедра и аккуратно опустил ее попку снова на пол, подтянул Одетт немного вверх, чтобы она встала на локти и согнула колени. - Хочу, чтобы ты смотрел на себя, - шепнул он и достал снова пульт от камеры. Дастин широко развел ноги француженки, погладил ее розовые половые губы, размазывая немного вытекшую краску. - Сжимай сильнее, не хочу, чтобы она вытекла раньше времени, - скомандовал он и двумя пальцами крепко сжал ее складки, немного оттягивая. Дастин заметил, как из ее попки по капле сочится краска. - Нравится ощущать себя заполненной до краев? - выдохнул он грубее, чем рассчитывал. Он уже сжимал зубы от возбуждения и был готов накинуться на свою жертву и разорвать ее на части. Дастин без предупреждения ввел в девушку два пальца, а затем загнул их недалеко от входа, утопая в маслянистой краске, смешавшейся с ее собственным соком. Внутри был невероятно узко и горячо, не смотря на холодную жидкость. Дакс немного привстал, чтобы было удобнее двигаться рукой, а затем, нащупав нужную точку, начал с невероятной силой быстро двигать рукой, массируя в нужном месте. - Давай детка, хочу, чтобы ты кончила струей и забрызгала все вокруг, - зарычал он, разбрызгивая смешанную краску вокруг. Еще немного и ее накроет оргазм, и тогда краска смешается с соками и будет брызгать во все стороны. Дастин хотела слышать ее крик, ее слова, видеть как разум ее отключается и остается только низменное желание.
Он нажал на кнопку и камера начала запечатлевать оргазм Одетт.

+2

14

Тело девушки всё дрожало от переполнявших её эмоций, казалось бы ещё чуть-чуть и она просто взорвётся бурей эмоций. В её голове уже всё полыхало, яркие вспышки заставляли нейроны её мозга взрываться на мириады ярких звёзд. Её разум уже отказывался воспринимать всё происходящее и витал где-то далеко, позволяя телу насладиться этими низменными плотскими утехами.

Одетт чувствовала как Дастин продолжает издеваться над ней, дразня её розовые узкие дырочки. Но вот слова которых она ждала так долго. Француженка наверно так ничего не ждала в этой жизни, как одно небольшое разрешение от её фотографа-мучителя. Боже, в этот момент она не была бы так рада даже предложению выйти замуж, как, казалось бы, простому разрешению кончить, позволить волнам оргазма подхватить её и унести в мир грёз, отправить на седьмое небо.

Очередная смена позы и вновь оттягивание заветного момента. Её тело горело от нетерпения, если бы она не знала причину этого, то подумала бы что просто простыла и её бьёт озноб, заставляя кровь то закивать, то остужаться и, казалось бы, вообще переставать циркулировать по организму.

Ришар почувствовала как краска заполняет её дырочки, заставляя сердце замирать от каждого прикосновения мужчины. Она чувствовала свою наполненность, даже переполненность. Она уже просто не могла больше сдерживаться. - Я твоя грязная похотливая девочка! - самое интересное, что она на самом деле чувствовала себя такой, но  она не боялась этого признавать и получать от этого удовольствия.

- Наконец! Да! - тело словно пронзил заряд электрического тока, ноги и бёдра девушки дрожали, а из её разгорячённого лона вырвалась струя краски, смешанная с соками девушки. Из груди просто вырвался крик блаженства и наслаждения.

Оргазм накрыл её с головой. Если у мужчин оргазм был чем-то из рода привычного и само собой разумеющегося, то женский оргазм совершенно другой. Он многослойный, он назревает где-то в голове, там какие-то слои, там должно сойтись куча всего. Женский оргазм — это как психоделическая музыка. Только автор понимает, что там вообще происходит. В секунде оргазма сосредоточен весь мир.

Она лежала там вся в краске, грязная, но такая довольная и счастливая. Краска продолжала тонкой струйкой вытекать из её распалённых дырочек. По телу то и дело пробегала дрожь, а ноги продолжали ещё дрожать от оргазма и напряжения, а на коже словно плясали язычки холодного пламени.

+3

15

Краска смешалась с соками Одетт и вырвалась наружу, заливая все. Дастин резко вытащил пальцы, позволяя цветному потоку вытекать из кричащей девушки. Черт, он вряд ли видел что-то более прекрасное. Настолько сексуальная блондинка, готовая ощущать себя грязной девчонкой без тени смущения или стыда, готовая принять все его извращения, готовая всему миру показать свои дырочки, чтобы мир кончал на нее. Рассудок Дастина помутился, но где-то на подкорке он не мог поверить, что ему так повезло.
- Умница. Моя послушная грязная девочка, - улыбнулся он, пальцами быстро разбрызгивая соки Одетт вокруг. На ее теле, на нем, на полу, - везде были мелкие цветные капли. - Никогда не видел настолько красивого оргазма, - усмехнулся фотограф, надеясь, что камера засняла все. - Хочу, чтобы со мной ты постоянно так кончала.
Он видел как девушка дрожит от волны оргазма, которого так ждала. Да, он успел ее изрядно помучить, прежде чем дал то, что она хочет. Дакс погладил Одетт по мокрым складкам, размазал краску и соки по ее животу, сжал грудь, оттянул сосок и немного его скрутил, пока блондинка прибывала в нирване после оргазма. Он гладил ее, сжимал, трогал, наблюдал как из ее дырочек до сих пор вытекает краска и лужицей смешивается около попки девушки. Пальцы снова добрались до ее набухших разгоряченных половых губ и легко похлопали по ним, затем чуть сильнее, а после Дастин шлепнул ее по мокрым складкам. На попытку свести ноги он только с силой развел их в стороны и снова похлопал легонько, потом чуть сильнее и - шлепок.
- Я не хочу, чтобы такое тело оставалось в тени, - усмехнулся мужчина. - Хочу сделать тебя своей порно моделью, что скажешь? Сделаю на своем сайте отдельную страничку для тебя, куда буду публиковать фото. Знаю еще несколько сайтов, которые заплатят огромные бабки за фото твоих прелестей. Тем более, если тебе это нравится, - он смотрел ей между ног и медленно поглаживал дырочки, собирая вытекающую краску. - Ты будешь моей звездой. Ты будешь только моей, - рыкнул он сквозь зубы и отбросил в сторону пульт от фотоаппарата. Дастин встал на колени и расстегнул джинсы, спустил их немного и достал твердый член, поводил по нему рукой, пачкая в краске. - Я обещал тебе знакомство, - усмехнулся он и наконец отпустил все свои поводки. Работа окончена, а значит теперь он может взять свое. Теперь все это не для фотосессии, а только для него. Вся она. - Иди сюда, маленькая шлюшка, я хочу тебя трахнуть, - Дакс подтянул девушку к себе за бедра, а затем заставил сесть сверху, обхватив его сзади ногами. Белые волосы сразу прилипли к его груди, а ее соски уперлись ему в цветные татуировки. Он слегка приподнял Одетт и ощутил как из нее по ее же бедрам и ему на джинсы и член полилась краска из расслабленных дырочек. Мужчина довольно ухмыльнулся и направил свой член в ее лоно.
- Ууух, - выдохнул Дакс, когда член погрузился в нее полностью, внутри все хлюпало от краски и соков, там было горячо и узко. Член входил медленно, давай девушке немного привыкнуть.
Сильные руки обхватили задницу Одетт и начали поднимать и опускать ее, словно невесомую. Движения были медленными, хотя Диксону ужасно хотелось жестко ее оттрахать и кончить, потому что возбуждение его было на пределе. Но так быстро заканчивать ему не хотелось. Пальцы его гладили заднюю дырочку девушку, размазывая вытекающую синюю краску, руки поднимали и опускали ее на член. Мужчина тяжело сопел и громко дышал, прикрыв глаза. Темп начал ускоряться.
- Кричи, кричи, - прохрипел Дастин и впервые за все это долгое время нашел губы Одетт и вцепился в них поцелуем. Он сразу вторгся в ее рот своим языком, настойчиво изучая.
Поза вскоре ему надоела, его руки хотели трогать тело Одетт полностью. Он, не отпуская девушку, привстал и бережно положил ее на спину на пол, а затем сильно завел ее ноги вперед, входя в нее вновь.
- Такая мокрая, - он начал двигаться быстрее и быстрее, иногда останавливаясь, делая несколько медленных и глубоких толчков, а затем вновь набирая скорость.
Руки Дастина крепко сжали грудь девушки, тянули ее за соски, несколько раз он наотмашь ударил ее по груди ладонью, наблюдая как та колышется в такт толчкам и шлепкам. Пальцы изучали все ее тело, в глазах у Дастина было только звериное желание - рвать, сжимать, кусать, делать больно, не давать даже вздохнуть. Вокруг все было залито краской, и Дакс правой рукой сгреб ее целую горсть с пленки, указательный палец его прочертил линию из краски по шее Одетт, затем нагло вторгся в ее приоткрытый ротик, пачкая губы и язык. К нему присоединился еще один палец, скользя по языку от кончика и в глотку. Он пачкал ее все сильнее, наблюдая за разводами. Затем к пальцам присоединился третий и четвертый - Дастин глубоко засовывал пальцы, трахая ее рот и продолжая трахать ее чудесную узкую щелку. Пальцы входили так глубоко, чтобы девушка начинала давиться, затем он резко их вынимал, давал отдышаться и делал так снова. Ему нравилось видеть как он немного задыхается, он уже представлял как она будет отсасывать ему, глубоко беря в рот. Но это он хотел оставить на потом.
- Грязная шлюха, - зарычал он, продолжая двигаться и наблюдая как лицо девушки заливает краска. Ему нравилась как она утопала во всей этой грязи, как подставляла свой зад ему, как стонала в ответ на каждый его шлепок или щипок. - Моя шлюха, - он вытащил руку из ее рта, давая отдышаться, уперся коленями в пол, взял ее за бедра и начал с силой натягивать на свой член. Ее ноги легли Дастину на плечи и он не упустил возможности вцепиться зубами в ее мягкую кожу на лодыжке. Мужчина закрыл глаза и тяжело дышал.

+2

16

Одетт изнемогала от нахлынувшего на неё оргазма, всё ещё пытаясь прийти в себя, собрав мысли в кучу, и осознав для начала где же она всё-таки находится, в раю или вернулась в суровую реальность. Во всём теле была приятная слабость, конечности не слушались, да и вообще казалось что они где-то далеко-далеко и сделаны из ваты. Но ободряющий шлепок по её разгорячённым половым губкам.

- Порно моделью? Такого мне ещё не предлагали, - томным и тихим голосом прошептала Одетт. - Но, я согласна быть твоей... Она не смогла закончить, после того как увидела обещанный и такой долгожданный член Дастина. Он был просто прекрасен: прямой, идеальной формы, такой мощный, что она думала, если он войдёт в неё, то просто разорвёт изнутри. А её маленькая узенькая киска больше никогда не будет такой узкой.

Когда он всё же оказался внутри неё, Ришар просто не смогла сдержать стон счастья, который вырвался у неё из груди. На мгновение она вновь почувствовала себя девственницей, а Дастин казался её первым парнем. Его мощный член пульсировал внутри, заставляя девушку буквально сгорать и плавиться как воск. Оставшаяся краска, вперемешку с соками Одет, вытекала из её розовых дырочек и стекала вниз по бёдрам, капая на пол и на джинсы.

Он трахал её как озверевший, с такой силой, с какой голодный лев прокусывает тонкую шею молодой антилопе, а потом начинает струится кровь, такая тёплая густая и вязкая. В их случае крови конечно не было, но её с лихвой заменяла вытекающая краска.

Тёплые мягкие губы Дакса впились в пухлые губки Одетт, в этом поцелуе не было любви или романтики, это был поцелуй страсти. Его язык сразу же проник в ротик девушки, став там полноправным хозяином.

Очередная смена позы и вот она уже лежит на полу на спине, волосы все в краске, как и лицо, но сейчас её это меньше всего волновало. Пальцы мужчины не желали оставаться не удел и с радостью занялись ротиком девушки. Она играла с ними  языком, облизывала, сосала, словно это были не пальцы, а мужской половой орган. Они заставляли её задыхаться и ей это нравилось.

О, этот секс не был ни капли похож на тот, которым обычно занимаются подростки или влюбленная пара. Здесь не было место романтике! Здесь царил разврат, грязь и порно!

+3

17

За прикрытыми в наслаждении веками Дастина не было ни мыслей, ни ощущения реальности, а только непреодолимая животная страсть, пелена, опустившаяся ему на глаза. Такое он редко ощущал, зачастую только когда вел мотоцикл и разгонял его так, что спидометр тормозил на 299, а ревущий зверь под ним все продолжал набирать скорость. Это чувство, когда даже электроника не способна тебя ни в чем ограничить, когда ведут вперед только мгновенные инстинкты, зачастую даже простая интуиция, уберегающая от опасности. Тогда отключалось все, как и сейчас.
Дакс сжал зубы и запрокинул голову, крепко сжимая бедра стонущей Одетт и ощущая, как внутри у нее все влажно и горячо, как крепко она сжимает его член, как он упирается в нее до конца.
- Рррр, - выдохнул мужчина и сделал паузу, открыл глаза и посмотрел на девушку. Впрочем, глаза его почти ничего не видели - перед ними была пелена страсти, которая не давала ему ни на чем сосредоточиться. - Поработай немного, - ухмыльнулся он и, выйдя из девушки, упал рядом на спину. Все его многочисленные татуировки быстро покрылись краской, которая мгновенно нагрелась на разгоряченном теле. Дакс прохрипел, устраиваясь лопатками на твердом полу и даже успел подумать, как же тут было жестко Одетт лежать под ним и двигаться в такт его быстрым движениям. Однако, вряд ли они оба вообще могли думать о комфорте.
Дастин помог девушке опуститься на него сверху, снова вошел в нее и медленно двигал ее бедра, помогая не опускаться сразу на всю длину, чтобы той не было больно.
- Сядь на корточки, - прошипел он и, когда девушка послушалась, зажмурился и громко выдохнул.
Дастин открыл глаза и любовался открывшейся картиной. Грудь девушки подпрыгивала в такт ее движениям, а потому он протянул руки и сжал ее в свои широкие ладони. Но не достаточно широкие, чтобы охватить весь шикарный объем. Это нравилось Дастину, он любил такие формы. Он продолжал сжимать и мять их, пока девушка работала на его члене, тянул соски, шлепал их, крепко сжимал тонкую талию, усаживая на себя сильнее.
- Как же ты хороша, - шипел Дакс, иногда рычал, может быть даже девушка не слышала эти выдохи. - Какая узкая, черт. Горячая, - он иногда заставлял сесть ее как можно сильнее, почти на всю длину, еще где-то подсознанием стараясь не сделать ей слишком больно. Хотя Дакс хотел растерзать ее, съесть, обладать ею полностью. Он сходил с ума от этой внезапной страсти, которой у него давно не было. - Подожди, - ухмыльнулся он и поддержал Одетт за зад. - Не хочу слишком быстро кончить. А ты так хорошо... Я уже на грани, - Дастин облизнул губы. - Поработай своим ротиком немного.

+2

18

Одетт лежала, отдаваясь всё больше эмоциям, которые поглощали девушку начиная от кончиков волос, до кончиков её стройных прелестных ножек. Огромный член Дастина буравил девушку изнутри, заставляя с каждой секундой стонать её всё сильнее и сильнее. Порой француженке казалось, что он просто её разорвёт. Мозг полностью отключался, оставались только лишь страсть и животные инстинкты. Ей хотелось, чтобы Дастин был только её и больше ничей! А она принадлежала только ему одному.

Краска окрасила нежную фарфоровую кожу девушки в немыслимые тона, придавая ей различные оттенки, словно блондинка была не человеком, а каким-то внеземным существом. Возможно даже чем-то отдалённо напоминала хамелеона, столько на ней было цветов.

Снова смена позиции и теперь девушка оказалась сверху на фотографе. Теперь она уже сама могла регулировать глубину проникновения мужского члена в своё уже и без того разгорячённое лоно. Если вначале она ещё боялась, что после члена Дастина её узкая розовая щёлочка станет куда менее узкой, то сейчас ей было уже абсолютно всё равно. Ришар только хотелось чтобы Диксон трахал её когда никогда в жизни. Чтобы брал её как последнюю шлюшку, чтобы драл куда только можно и во всех мыслимых и немыслимых позах.

Стоны то и дело вырывались из груди девушки. Она изнемогала, продолжая скакать на мужском члене, позволяя с каждым разом проникнуть ему всё глубже и глубже. Одетт даже дошла до того, что решила помочь себе ручкой. Та нежно скользнула к лону девушки, лаская пальчиками и без того возбужденный клитор.

После того как слезла с члена мужчины, Ришар начала ласкать его сначала ручкой, а потом взяла его в ротик, ощущая на нём свои соки, вперемешку с мужскими. Она облизывала его, легонько покусывала, ласкала язычком головку, позволяя фаллосу с каждой секундой проникнуть всё глубже в ротик. Француженка так жадно сосала член Дастина, словно он был последней каплей воды в пустыни, а Одетт была брошенной без еды и воды под палящим солнцем. Она была уже на грани, лаская мужской член, при этом пальчиками лаская свой нежный бугорок, всё сильнее приближая заветный момент.

+4

19

Больше всего на свете Дакс обожал глубокий минет. Поэтому, глядя как эта охренительная блондинка заглатывает его член, Дакс просто сходил с ума. Он шумно выдыхал и напряженно дышал, наблюдая за движениями Одетт. Ее большая грудь касалась его ног, а шикарная задница, которую та подняла вверх, виляла из стороны в сторону. Черт, как же это все сводило с ума.
Дастин вцепился руками в волосы девушки и начал трахать ее рот, потом крепко надавил на ее затылок, погружая член как можно глубже.
- Чер-р-р-рт, - выдохнул он, ощущая как головка упирается в горячую глотку.
Он держал так ее голову, пока не ощутил, что Одетт задыхается, а потому отпустил. Слюна капала и смешивалась с краской. Дастин отпустил девушку, быстро стянул с себя рабочие джинсы и откинул в сторону, а затем встал на колени и, возвышаясь над девушкой, стоящей на четвереньках, снова взял ее за волосы.
- Давай еще, - приказал он и снова начал трахать ее рот самостоятельно, двигая бедрами. Он врывался ей в рот настойчиво, жестко, не давал ей возможности лишний раз вдохнуть, наслаждаясь жесткостью и грубостью. Ему нравилось подчинять и унижать. Особенно наблюдать за этой милой блондинкой, готовой на все.
Ее глаза иногда поднимались на него, рот широко был распахнут, чтобы вместить толстый член, брови слегка вздернуты вверх. О, она была так хороша в своем унижении! А потому Дакс не мог перестать сходить по ней с ума. Он снова прижал ее голову так, чтобы головкой упереться в глотку, наблюдая как морщится ее прекрасный лобик, когда она давится, как спазмы бьют ее глотку, как руки невольно тянутся к его ногам, чтобы оттолкнуть. Но только Дакс здесь решает, когда прекратить. А потому он выжидает еще лишние две секунды, наслаждаясь тем, как девушка пытается вывернуться, и отпускает ее. Слюна вытягивается от его члена до прелестных пухлых губ, часть капает с подбородка, Одетт тяжело дышит, а Дакс довольно наблюдает за ней. Он подобрал пальцами слюну и ладонью прошелся по лицу блондинки. Ее тушь размазалась, смешалася с разводами краски.
- Ты великолепна, - произнес он и снова насадил рот модели на свой член.
Он трахал ее жестко, быстро, а потом, даже не спрашивая разрешения, кончил ей в рот, заставляя проглотить все до капли. Дакс тяжело дышал, подтянул Одетт к себе и поцеловал. Запахи и вкусы секса его никогда не смущали, а потому целовал он ее страстно и долго, в перерывах между поцелуями говоря, какая же она восхитительная. Перед тем, как перейти ко второму раунду, Дастин не оставил девушку без еще одного оргазма. Он положил ее на живот, заставил приподнять задницу, и трахал ее двумя пальцами, массируя и слегка проникая в задницу, снова заставляя кончить сквиртом.

Остаток ночи он практически и не помнил. Его с ума сводило все, что делала эта девушка. Вскоре и его тело тоже было полностью покрыто краской, она хлюпала под их ногами, внутри Одетт, под спинами, на его члене и даже привкус ее плотно засел во рту. У них было два или три подхода, Дакс с удовольствием ощущал, как блондинка кончала под ним или над ним.
Под утро они совершенно обессиленные залезли под душ, а после только и смогли добраться до кровати. Кажется, они так и не обмолвились ни одним словом, а проспали практически до обеда. После чего вместе убирали студию от застывшей краски. И даже еще раз потрахались перед тем, как Одетт уехала на такси домой.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » sugar sugar