Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » there is nothing you can do but face the turn of it with courage


there is nothing you can do but face the turn of it with courage

Сообщений 21 страница 40 из 41

1

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]

Талгарт, Альгерия
- - - - - - - - - - - - - - - -
Выгодный союз двух королевских домов был заключен еще прошлой осенью, однако невеста наследного принца Генриха не смогла добраться к Альгерии до наступления зимних морозов. Но, вот весна наступила, и долгожданная встреча состоялась...
_____________

http://funkyimg.com/i/2w9Kk.gif

[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

21

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wnch.gif[/float]Солнце уже успело давно позолотить небосвод и даже продолжило свой путь по небу к его зениту, тогда как ни принц, ни принцесса не были еще готовы покидать свои покои, дабы позволить своим обязанностям втянуть себя в водоворот очередных событий, которые ожидали на них в течении еще одного дня, в конце которого они снова найдут возможность обнаружить свое счастье в объятиях друг друга. Наверное, если бы строгая нянька принцессы, которая и занималась ее воспитанием, узнала об этом, с большой вероятностью поспешила бы отчитать свою благородную воспитанницу, что позволила взять над собой верх своей слабости перед мужчиной, которого доверчиво и беспрекословно впустила в свое сердце. При этом, даже не пытаясь бороться за то, что, как оказалось, тщетно пытались ей прищепить с юных лет, она отбросила науку своего двора, что славился строгим воспитанием королевских отпрысков и высокими требованиями к подданным габсбургской короны. Однако, как принято считать, плохой пример слишком уж заразителен? Во всяком случае, в том, что они делали с Генрихом, Глория не видела ничего дурного. Они оба были влюблены и наслаждались временем, которое могли провести вместе, как это было в том охотничьем домике, где они провели две прекрасные недели. Пожалуй, именно эти две недели вдали от королевского двора, при котором царили свои собственные правила и требования, юную принцессу окончательно избаловали ласки и любовь ее избранника, что и сейчас продолжал дарить ей свои поцелуи, стоило только ему утолить жажду вином, которое он и предложил ей тоже. А ведь устоять все-таки перед соблазном и возможностью побаловать себя тем, что приносит удовольствие – слишком сложно, практически даже невозможно. Человек ведь создан для того, чтобы быть счастливым или стремиться к своему счастью, обретя которое он старается удержать у себя максимально долго.
Да и к чему излишняя борьба с собой?
В какое-то мгновение Глории кажется, что Генрих не слушает ее, вновь соблазняя поцелуями, услащенные вином, которое они позволили себе уже с самого утра, что вряд ли одобрило бы духовенство или родители, однако мужчина определенно не упускает ничего мимо своих ушей. Принцесса улыбается в очередной раз вздыхая, но на этот раз уже от дразнящих поцелуев, которыми принц усыпает ее тело и грудь, а его руки скользят по теплой и мягкой коже, заставляя ее вновь стремиться быть ближе к нему. Он укладывает ее на мягкие подушки, нависая над ней, прежде чем начать ее расспрашивать о возможной беременности. Заметив огоньки радости в глазах своего благоверного, рыжеволосая принцесса, естественно, не может улыбнуться шире, но в то же самое время, ее сокрушает изнутри неуверенность перед тем, что было все еще так туманно.
- Я не уверенна в этом, - тихо повторила она. – Может быть, - она бы пожала плечами, если бы могла в этом положении своего тела, пока ее ладонь дотягивается до щеки мужчины, прежде чем она возьмется ему рассказать все, что сама знала. А знала она так ничтожно мало. – У меня есть некоторые основания так полагать, но для чего-то конкретного – еще очень рано. Нужно время, чтобы убедиться. Я обращалась к главному лекарю вместе с королевой Беатрис, но он ничего не сказал мне нового. Сказал, что нужно нам больше времени проводить вместе, прежде чем мы не будем уверенны в том, что у нас будет ребенок, - добавила она с долей смущения. Сейчас было бы в пору добавить, насколько она была смущена, когда главный врач осматривал ее и говорил о необходимости проводить побольше времени с мужем в постели. Пожалуй, от возможности сгореть со стыда девушку спасло только присутствие ее верной Анны и леди Кэтрин, что поддерживали ее во всем и были ее главной опоров в этой пока еще чужой, но уже более привлекательной стране.
Тем временем, подобные рекомендации от лекаря только радуют Генриха, что решает не останавливаться, даже не смотря на то, что в покои вот-вот должны были войти слуги. Он заставляет Глорию стонать от удовольствия, прежде чем овладел ею, погрузившись в очередную любовную феерию, которой им обоим было, казалось, не достаточно.
- Конечно, я буду волноваться за тебя, - шепчет она на выдохе, прежде чем подарит своему принцу продолжительный поцелуй. – Я ведь хочу стать первой леди турнира, - добавила она, хитро улыбнувшись, прежде чем им обоим стало совершенно не до разговоров.
Однако… обязанности, о которых вскоре напомнила всегда такая тактичная и сдержанная Анна, все же заставляют их выползти из постели. Набросив на себя нижнюю рубашку, Глория с внимательностью наблюдает за тем, как собирается принц, прежде чем отвлечь его поцелуем, в знак напоминания о том, что им только что было очень хорошо вместе. И еще будет …
- Освобождайся от своих обязанностей и приходи в сад, - после сладкого поцелуя, подаренного друг другу до следующей встречи, произносит Глория, и позволяет служанкам уже заняться ее внешним видом. Ей расчесывают волосы, подбирают платье, в котором она и отыскала Бет с Кларенсом. - Мы хотели позавтракать вместе в саду. Вы ведь присоединитесь к нам? – предложила она детям Генриха, когда отыскала их в одном из залов замка, где все только и делали, что говорили о предстоящем турнире. Конечно же, Кларенс также мечтал о славе лучшего рыцаря, тогда как его более взрослая сестра доказывала ему обратное. Нужно ведь еще подождать, прежде чем начинать сражаться.
Выйдя с детьми в сад, Глория прикрыла свои глаза и блаженно улыбнулась, когда теплые солнечные лучи коснулись ее лица и волос, собранных в аккуратную прическу по местной моде. Она и не заметила, как к ней подобрался граф Лотарингский, выполнявший ключевую роль при ее сопровождении в Альгерию, где он должен был выполнять собственную миссию и служить глазами и ушами ее отца, о чем мужчина и напомнил, начав говорить принцессе о беспокойствах ее отца.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wncc.gif[/float]- Доброго дня, милорд. Конечно, говорите, пару минут для вас я найду, - не останавливаясь, произнесла принцесса.
И что было говорить ей в ответ?
- Я очень признательна вам, лорд, за все то, что вы делаете для моего отца, - усмехнулась Глория, вспоминая последние дни в родном замке, что были далеко не идеальными. Пожалуй, сейчас она была склонна полагать, что погорячилась, когда высказала все обиды отцу в лицо. Конечно, об этом вряд ли было известно кому-либо, ведь королевские неурядицы всегда остаются где-то в стенах одних-двух покоев, которые стерпят все и даже больше.
Вот только… неужели отец все еще помнит те слова, которые произнесла она в обиде? – задумалась на какое-то мгновение рыжеволосая девушка, прежде чем к ним подошел Генрих, которому тут же стало интересно, о чем ведет беседу его супруга.
- Полагаю, что я напишу своему отцу письмо лично, - вопреки продолжившейся беседе между принцем и графом Лотарингским, произнесла Глория, взвесив все «за» и «против». – Я его передам вместе с верным мне человеком из моей свиты, - добавила она следом, прежде чем приняла руку Генриха, которому и решила объяснить свое решение по пути к накрытому в саду столу. - Понимаешь, дорогой, - начала она, тяжко вздохнув, - когда я должна была уехать, мы с отцом немного поссорились, и расстались не на самой лучшей ноте. Я ему наговорила лишнего из-за обиды на него и свою мачеху. Мне придется извиниться перед ним, потому что даже если и моя мачеха поспособствовала нашему браку, здесь я обрела свое счастье, и должна проявить благодарность. А еще извиниться за то, что не стоило говорить. Я тоже скучаю по нему и по Карлу. Глядя на Кларенса и Бет, я словно смотрю на себя и своего брата со стороны, - добавила с какой-то долей грусти юная принцесса, чувствуя, как легко идет на поводу у далеко не самой яркой эмоции. Так что, она изо всех сил старается ее прогнать, и улыбается, прежде чем они присоединяются за столом к детям.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+3

22

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/cD2ZxF/o_1111.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
-Я уверен, что твой отец уже забыл о былой обиде... иначе он не стал бы проявлять беспокойство, -ответил Генрих своей юной супруге. -Родные и близкие люди часто ссорятся, но семья на то и считается семьей, чтобы уметь прощать. Когда ты получишь ответ на свое письмо отцу, то обязательно убедишься в этом. И кстати - ты можешь пригласить своего брата навестить нас как-нибудь.
Направившись к богато накрытому столу, принц мельком бросил взгляд на графа, который в данную минуту был занят беседой с кем-то из придворных. Его довольная физиономия говорила сама за себя и если он кого-то и мог обмануть предложенной "дружеской услугой", то только не Генриха. Не зря же говорится, куда именно ведет путь, выложенный благими намерениями? Генрих не назвал бы себя святошей и потому прекрасно мог разглядеть подобных людей при дворе своего отца... и решил, что хорошенько проучит саксонца на ристалище. Для этого понадобится всего ничего - умело подмухлевать жребий для отбора на поединок.
-Отец, позвольте мне тоже участвовать в турнире.., -произнес Кларенс, усевшись за стол рядом со своей сестрой. -Хотя бы в поединках на мечах? Я не хочу чтобы при дворе говорили, что принц струсил или ни на что не годен.
-Кларенс, тебе даже нет еще шестнадцати... а в турнире будут участвовать опытные воины - ты хочешь чтобы я боялась за тебя каждую минуту что ты будешь на ристалище? -первой свое слово успела вставить Бет. -На твой век еще хватит турниров...
-Кто может осмелится говорить о тебе нечто подобное? -поинтересовался Генрих, принявшись за великолепно приготовленного каплуна. -Ну хорошо... ты будешь участвовать в поединках на мечах, так уж и быть - но без лишнего фанатизма, договорились? Кэт, а Дик собирается принимать участие?
-Дик собирается разбогатеть, заключая пари на турнире, -улыбнулась леди Кэтрин. -Мне не верится, что ему скоро придется поехать в Морганнуг... мне очень неспокойно на душе, когда я думаю об этом.
-Это будет еще не скоро, ведь лорд Данбар пока еще в состояни исполнять свои обязанности, -ответил наследный принц, посмотрев на невестку. -И не стоит волноваться раньше времени, дорогая Кэт - ничего плохого ведь еще не случилось.
-Вы правы, милорд, -улыбнулась Кэтрин и затем взглянула на Глорию. -Миледи, помните мы с вами собирались посмотреть как Джека и Джеффри будут учить ездить верхом? Специально для этого Дик приобрел двоих смирных и спокойных пони - я буду очень счастлива, если вы составите мне компанию.
Двое маленьких озорников были любимцами всей королевской семьи, так что в итоге посмотреть как близнецы будут кататься на своих пони, отправились все присутствующие за столом. Генрих улыбнулся, смотря как его племянники побежали обнять Глорию, а Джек даже принес ей три прелестные белые розы.
-Это вам... я знаю что они вам нравятся.., -улыбнулся мальчишка. -Я попросил садовника в королевской оранжерее срезать для вас самые красивые розы..
-Вот это настоящий кавалер, -рассмеялся наследный принц, подхватив маленького вредного чертенка на руки. -А что же ты маме не принес цветов?
-Мама любит цветочки, которые растут в саду, -объяснил Джек. -Мы с Джеффри их обязательно нарвем, когда они распустятся.
-Не надо, мои дорогие - в прошлый раз вы оборвали целую клумбу и бедному садовнику едва не влетело, -Кэт пригладила растрепавшиеся волосы Джеффри и нежно улыбнулась Джеку. -Ну что, мои любимые рыцари готовы увидеть своих боевых коней?
Пони были уже готовы и оседланы, так что мальчишки с радостью побежали к ним, как только их привели. Оседлав своих "боевых" скакунов, близнецы были вне себя от восторга и с удовольствием покатались по дорожкам замкового парка, под присмотром опытных конюхов. После этого Джек и Джеффри затеяли веселую игру в прятки, потребовав чтобы все любимые родственники в ней участвовали - даже Бет всегда старавшаяся выглядеть серьезной и взрослой леди, не отказалась немножко подурачится вместе с маленькими кузенами. Первым водить выпало Кларенсу, так что Генрих вместе с Глорией спрятались за живой изгородью из аккуратно подстриженных кустов и получили возможность немного побыть наедине, пока юный принц не найдет их.
-Знаешь что я придумал? -хитро улыбнулся принц, когда любимая жена обняла его за шею, подарив особенно нежный поцелуй. -Когда закончится турнир, мы с тобой снова уедем вдвоем - проедем по землям королевского доминиона и проверим как живется нашим будущим подданным. Я ездил в подобное путешествие несколько лет назад и считаю что будет неплохо повторить и совместить полезное с приятным. Подданные увидят свою будущую королеву, мы соберем все жалобы и прошения и заодно проведем много времени вместе, как и советовал королевский лекарь. Как тебе такая идея?
Кларенс достаточно долго искал Генриха и Глорию, так что они успели порядочно подразнить и раззадорить друг друга. Но прежде чем позволить себе забыться в очередной раз, принц вспомнил о проклятом саксонце и решил заранее распорядится относительно завтрашнего поединка.
-Я думаю что нам пора выполнить предписание королевского лекаря, -шепнул Генрих своей жене, как только они вернулись под тент, где все семейство собралось попробовать вкуснейшие восточные сладости. -Давай ты вернешься в нашу спальню и подождешь меня там? А я пока что схожу к распорядителю турнира и прикажу включить в список моего сына. Кстати сладости мы можем доесть и в нашей спальне...
Ненадолго покинув принцессу, Генрих сделал все именно так как задумал - приказал подмухлевать жребий для завтрашних поединков и заодно внести принца в список участников боев на мечах. Даже представить себе как завтра саксонец сядет в лужу перед всем двором было чертовски приятно... и принц надеялся что это наказание заставит графа хорошенько подумать, прежде чем приниматься оказывать знаки внимания чужой жене.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-14 23:38:22)

+3

23

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]
Слова Генриха были полны понимания и здравого смысла, на который Глория ответила легким намеком на улыбку, приподняв уголки своих губ, пока смотрела ему в глаза и слушала его более чем разумные слова. Впрочем, разве мужчина, что был уже отцом двух почти взрослых детей, мог ошибаться? Вряд ли. В какой-то степени, принцесса попросту доверилась своему любимому мужчине, как и должна была поступить на ее месте любая другая леди или женщина – ведь мужчинам стоит доверять, они знают, наверняка, лучше. Именно этому ее учили, и сейчас она предполагала, что не ошибется, если доверится супругу. У него ведь была возможность оценить ее проблему, быть может не существенную, с высоты собственного опыта и положения в обществе, в первую очередь как отца, а тогда уже как любящего и заботливого супруга. Поэтому она была благодарна за ту надежду, которую мужчина попытался так ненавязчиво, но весьма уверенно вселить в нее.
- Я буду верить, что так оно и будет, когда получу его ответ. Но сначала, я хочу понадеяться на то, что мне будет о чем еще написать отцу, помимо собственных извинений, - когда из-под листвы древа, потревоженного теплым летним ветром выглянуло солнце, заглянувшее в глаза Глории, она прищурилась, хитро улыбнувшись своему благоверному, к которому подошла ближе, чтобы обнять его. Он, конечно же, заслуживал поощрения и более откровенной благодарности, но… увы, на людях она была стеснена в действиях. К сожалению, далеко не каждая дама при их дворе поймет, почему это принцесса целуется с принцем и не может его отпустить от себя. Так легко слыть на весь двор развратной принцессой, что даже среди белого дня не может отказать себе в соблазне подарить мужчине слишком много своего внимания, поэтому юная принцесса держится из всех сил, чтобы не перейти черту. Тем более, они сейчас только-только собирались позавтракать…
Впрочем, добраться до накрытого стола, где уже все собрались, не составляет большого труда. Все-таки стол был накрыт в тени деревьев, к которым вела их аккуратно вымощенная дорожка, по которой они вскоре добрались до детей и присели на свои места, что только дожидались на них. Когда Кларенс заговорил о своем желании принять участие в турнире, Глория была нисколько не удивлена. Ее брат был таким же - он желал принимать во всем участие, добиваться подвигов, свершать великие дела и вообще, делать все то, что было ему, как бы, еще рано по возрасту. Поэтому принцесса предполагала, что Генрих легко и просто сведет на нет все желания сына. Но, не тут-то было? Очень быстро принц сдался и позволил сыну воплотить мечту своего сына в реальность, на что юная принцесса даже не знала, как реагировать – хорошо это было или плохо? Она продолжала смотреть несколько удивленно на своего супруга, не высказывая своих сомнений, хотя они могли быть совершенно необоснованными, ведь Глория оставалась всего лишь женщиной, что ничего не мыслила в фехтовании, и лишь продолжая мучить свое блюдо, что нисколько не «шло» ей сегодня и казалось слишком тяжелым, тогда как вино ей было очень по вкусу. Ее рука раз за разом тянулась к бокалу, в который служанка только и успевала, что доливать напитка, подслащенного цветочным медом. Из-за вина Глория пропустила мимо своего внимания разговор о той ситуации, что назревала в Моргануге и так беспокоила герцогиню. Однако леди Кэтрин очень быстро и ненавязчиво привлекла к себе внимание заграничной принцессы, предложив ей посмотреть на своих детишек, в которых Глория, как и каждый член королевской семьи, души не чаяла.
- Конечно, я составлю вам компанию! – охотно согласилась принцесса, улыбнувшись. – Джек и Джеффри – такие чудесные малыши и так ждали этого урока, что я просто не могу пропустить его. Помню, как меня учили – я тогда едва не свалилась со своего пони, но все обошлось лишь вывихнутой лодыжкой. Правда, даже она меня не отпугнула от верховой езды, - охотно поделилась Глория собственным опытом, после чего они всей дружной компанией направились к маленьким близнецам, что не могли дождаться того момента, когда уже сядут на своих пони. – Они так заразительно счастливы, - поделилась своими наблюдениями рыжеволосая принцесса, позволив себе лишь сдержанную улыбку, тихо вздохнув. – Прекрасная пора детства… - добавила она, облизав губы, прежде чем ее успели обрадовать ее любимцы. – Это мне? – спросила она, приятно удивившись. – Милорд, вы очень добры и обходительны, - заметила она, наклонившись к маленькому наследнику герцога, чтобы поцеловать его в щеку и обнять. Именно о таком живом, активном и неусидчивом и деятельном мальчишке она мечтала в последние дни, чувствуя, что она уже готова огласить новость супругу. Вот только уверенности в том, что она беременна – не было.
После они наблюдали за прекрасным и занятным уроком верховой езды, который закончился достаточно быстро – они не успели и глазом моргнуть, как время пролетело и солнце начало более интенсивно припекать, но это не заставило никого отказаться от продолжения их совместного времяпровождения. И уже совсем скоро Генрих и Глория обнаружили себя скрывающими за живоплотом в саду.
- Я бы с удовольствием посмотрела на то, как живет простой народ. Мне интересно присмотреться к их традициям и обычаям. Наверное, это интересно, - предположила она, обнимая своего супруга, прежде чем Глория дотянулась до его губ, став на цыпочки, чтобы дотянуться до него, и подарить ему долгий и много говорящий поцелуй. – Мм… какая у тебя идея, - тихо только ответила принцесса Генриху, когда тот прошептал ей на ушко свою идею, что сразу же заставила ее вспомнить их совместное утро, когда им пришлось едва ли не насильно покидать постель друг друга. – Быть может я тебя буду ждать тебя там, - добавила она тихо, прежде чем огласила всем о своем желании вернуться в покои, ведь уже якобы успела устать от жары. Уже в покоях она велела своим служанкам оставить ее наедине и принести ей сладостей и вина. Так что, к тому моменту, когда к ней вернулся Генри, Глория успела даже немного угоститься принесенными лакомствами. А когда она прогнула служанок, что готовы были дожидаться пожеланий Их Высочеств, принцесса просто и незатейливо притянула к себе мужа, даря ему совершенно не скромный поцелуй, и попросту срывая с него одежду, которая, как на зло, не поддавалась ее рукам с первого раза, заставляя ее даже чертыхаться (!!).
- Похоже, ты на меня плохо влияешь, - произнесла она уже после первого жаркого раунда близости, который состоялся без полностью сброшенной одежды, но хотя бы на постели. – Среди белого дня… как нам не стыдно? – спросила она, пытаясь привести свое дыхание в норму, после чего повернулась спиной к Генриху, чтобы он наконец-то расшнуровал шнуровку ее платья, туго стягивавшего ее. 
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+2

24

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/cD2ZxF/o_1111.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Ну а пока Генрих подготавливал ловушку саксонскому графу, его бывшая возлюбленная занималась своими обычными придворными обязанностями - сопровождала королеву, пока та проверяла все ли готово к турниру. Подобное развлечение всегда дорого обходилось казне, однако приносило много радости простому народу - да и к тому же, обычно устраивалось в честь дня рождения Беатрис. Будучи весьма умной женщиной, она прекрасно понимала, что подобные праздники необходимы, дабы горожане и крестьяне что приедут на турнир, имели возможность не только увидеть своих правителей и всю королевскую семью, но и в полной мере ощутить, что о них не забывают. Беатрис лично посетила готовое ристалище и тренировочный лагерь для будущих бойцов, что был устроен на берегу реки Талры - самое то, в жаркую летнюю пору. Графиня де Моубрей послушно следовала за королевой вместе с прочими придворными дамами, понимая что сейчас ей не стоит злить Беатрис или обращать на себя ненужное внимание. Увы, пока что она еще не вернула себе расположение Генриха и следовательно никто не помешает королеве, если она действительно решит отослать бывшую любовницу сына в родной Гвент.
Надо ли говорить, что графине этого чертовски не хотелось? Придворная жизнь всегда нравилась честолюбивой женщине... особенно когда ей удалось соблазнить наследного принца. Самым хорошим вариантом было бы родить ему ребенка, но Диана к своему сожалению не успела этого сделать из-за совершенно глупой ссоры. Тогда она позволила себе поспорить с дочерью своего любовника, не подумав о том, что он не станет терпеть подобного даже от любимой женщины и результат был весьма плачевным. И вот теперь леди де Моубрей как последняя неудачница вынуждена была наблюдать идиллию Генриха с габсбургской птичкой - правда, она не собиралась сдаваться и готовила свой собственный гамбит с помощью графа Лотарингского. Если этому олуху удастся соблазнить Глорию, Диана сумеет вернуть Генриха... измены жены его эго совершенно точно не стерпит.
-Миледи, позволите ли забрать несколько минут вашего внимания? -раздался весьма знакомый голос и обернувшись Диана увидела еще одного своего бывшего ухажера - правда, менее успешного чем Генрих. -Я обещаю, что вы не будете разочарованы.
-Неужели, барон? -ответила женщина, обмахиваясь своим веером. -Вы кажется решили меня удивить? Что же... мне скучно и я только поэтому вас выслушаю.
-Я слышал, что вас собираются отослать от двора, -нахально улыбнулся мужчина. -А что если я расскажу вас кое-что очень интересное, что поможет вам остаться? Если вы верно сумеете распорядится нужной информацией.
-Я заинтригована... продолжайте? -Диана была более чем удивлена, но постаралась не показать этого собеседнику. -Итак?
-Если позволите, я приглашу вас немного пройтись? Погода просто чудесная, а от реки веет прохладой, -произнес барон, галантно предложив руку графине. -И с вашего позволения, я начну издалека. Возможно вам известно, что я рано остался сиротой на попечении одного из дальних родственников моего отца - он был уважаемым человеком и получил место личного лекаря нашего доброго короля. Сопровождал его во всех походах, в том числе и на Святую землю...
-Не совсем понимаю, к чему этот экскурс в историю? -недовольно произнесла графиня. -Вы начинаете меня утомлять, Джозеф... переходите уже к делу?
-Терпение - добродетель, моя капризная нимфа, -рассмеялся барон. -Так вот... недавно мой крестный умер, оставив мне хорошее наследство и свой архив. В нем есть несколько очень любопытных писем... в которых король, видимо будучи в походе, приказывает моему крестному оберегать его возлюбленную, которая на тот момент находилась в тяжести. Это письмо датировано годом легендарного штурма Акры...
-Я зря тратила время слушая вас.., -насмешливо фыркнула Диана. -Всем известно, что Генрих появился на свет в крестовом походе... королева Луиса тогда сопровождала короля и они вернулись в Альгерию, уже вместе с наследником. Это не тайна... чем вы хотели меня удивить?
-Тем... что речь в письмах идет не о донне Луисе, -выдержав паузу, ответил барон. -Его Величество тщательно избегает имен в своих письмах... однако, один раз он все же забылся, написав о некой Марии. Вырисовывается весьма любопытная картина, вы не находите?
-Подождите..., -леди де Моубрей резко остановилась, посмотрев на своего собеседника. -Уж не хотите ли вы сказать, что... Генрих родился от любовницы короля?? Но это же немыслимо...?
-Прошло почти сорок лет... и большинство свидетелей того времени уже мертвы, но я все же попытаюсь разузнать о тех давних событиях, -хитро улыбнулся Джозеф. -Но эта информация будет вам дорого стоит, моя милая леди. Если вы готовы заплатить мою цену, я продолжу свои поиски.
-Хорошо... тем более что мне прекрасно известно чего именно вам хочется, -усмехнулась Диана. -Найдите доказательства и вы получите все что захотите. А сейчас, прошу меня извинить, но мне пора вернуться к Ее Величеству и своим обязанностям.
Графиня была более чем заинтригована всей этой историей и ее даже позабавил тот факт что Генри мог оказаться бастардом короля. Впрочем, надо было подумать как грамотно использовать все эти знания... по сути дела король Ричард тоже появился на свет незаконнорожденным, однако этот факт не помешал ему править Альгерией?
Ну а что же Генрих?
Вернувшись в спальню, он буквально сразу же оказался в объятиях своей нетерпеливой супруги, что принялась раздевать его, не единожды чертыхнувшись при этом. Принц рассмеялся, помогая Глории и в свою очередь очень быстро оставив ее без роскошного платья...
-Нам должно быть очень стыдно, любовь моя..., -улыбнулся Генрих, опустив с плеч своей принцессы легкую нижнюю рубашку из тонкого льняного полотна. -Но долг перед королевством важнее чувства стыда... и к тому же у нас есть четкое предписание личного лекаря короля, разве нет?
Он конечно же говорил о стыде и долге в шутку... потому как желал свою юную супругу с того момента как им пришлось покинуть постель поутру. Они любили друг друга и были очень счастливы вместе - а мгновения приятной близости давно уже стали чем-то больше чем супружеский долг по отношению к друг другу.
-Я решил... что обязательно увезу тебя после турнира..., -шепнул Глории принц, после того как они устроились возле постели - в комнате было достаточно жарко, чтобы прилично и пристойно устроится под простынями. Он обнимал свою принцессу со спины, позволив ей оперется о край постели, прежде чем взять свою желанную награду... -Мы все устроим так, чтобы можно было больше времени проводить вместе... а когда вернемся в столицу, то обрадуем всех долгожданной хорошей новостью... как тебе такой план?
Им удалось без помех провести наедине несколько приятных часов, после чего пришлось составить компанию королевскому семейству за ужином. Ну а после очередной жаркой ночи настало время большого королевского турнира, который Генрих собирался выиграть, провозгласив свою прекрасную даму королевой любви и красоты.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-15 22:00:49)

+4

25

[NIC]Беатрис[/NIC]
[STA]королева Альгерии[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/0t3f9.png[/AVA]
Судьба, определенно, сверх меры одарила обычную дочь еврейского купца, которой предстояло преодолеть долгий и не простой путь, как любят говорить в схожих, но отнюдь не идентичных случаях, через терны к звездам. Но, разве она рассчитывала на подобную благосклонность у коварной и хитрой злодейки-судьбы к своей скромной персоне? Единственное, чего она просила у судьбы – миг счастья рядом с тем мужчиной, которого она полюбила, встретив на самом обычном постоялом дворе. Тогда она предполагала, что настоящее чувство, зародившееся в ее искреннем сердечке, произошло от сочувствия, на которое она сослалась тем вечером, когда пришла к Ричарду в покои, чтобы облегчить его терзания, которые она видела в его взгляде и даже осанке. Однако сострадание не имеет ничего общего с жалостью и уж точно не ведет к любви. В этом обычная девушка Мария убедилась, как только ей пришлось оказаться в далеко не выгодной ситуации, предложив мужчине то, из-за чего на родине ее когда-то бы забили до смерти камнями. И все-таки она была готова пройтись кинжалом по своему сердцу, лишь бы мужчина обрел желанное счастье; счастье, которое от него, словно вода, ускользало сквозь пальцы, как бы он не пытался его задержать в своих сильных ладонях, что держали в руках крепко меч на каждом сражении, которых на его веку было не мало. Какая женщина была готова отдать свое дитя, не имея определенной уверенности в том, что она сможет вновь его взять на руки или видеть, как меняется его детское личико набираясь мужественности? Не знать, как сложится его судьба, а лишь надеяться на то, что она будет лучше, нежели у обычного еврейского мальчишки, которого наверняка жизнь заставила метаться, как и его предков, по миру? Что же… быть может, Мария не была одинокой в этом решении. Однако ей все-таки улыбнулась судьба именно в тот самый момент, пока соперница готовила для нее ловушку в Альгерии. Так уж случилось, что первая супруга короля заболела во время кампании Ричарда в Арелате, в ходе которой король посадил своего младшего брата Джеффри на трон в Арле, женив его на местной принцессе, не забыв и о другом брате, превратив его герцогство в королевство, к которому отошло несколько графств Арелата, и умерла. Именно тогда Марии, принявшей в крещении имя Беатрис, удалось подняться еще выше, чем она могла когда-нибудь рассчитывать – она вышла замуж за Ричарда и стала его королевой. Это дало ей возможность не только безнаказанно находиться рядом с любимым мужчиной, родить ему в законном браке сына, но находиться рядом со своим первенцем, который оказывает ей большую радость, ласково обращаясь к ней – мама.
Сначала это короткое и даже не решительное «мама» из уст сына, который в глазах всего королевства принадлежал другой женщине, будто бы не она носила его под своим сердцем и не переживала каждый проведенный день с ним, словно он мог оказаться последним, заставляло ее глаза ронять непрошенные слезы. Но позже, она научилась переживать эту боль недосказанности внутри себя, борясь с собственным соблазном – открыть страшную тайну ребенку, что уже давно не походил на ребенка. Вот только подобное происходило лишь в то время, когда ее Генри переживал какие-то не простые жизненные ситуации, и женщина сразу же отталкивала их от себя, прекрасно понимая, что порой правду лучше унести в могилу, как сделал каждый, кому она была известна. Придет черед и она тоже умрет, так и не рассказав сыну правды, который посчитает, что его мачеха была святой женщиной, взяв над ним опеку так, будто бы он был ей родным. Ведь он был ей родным…
Но Беатрис безумно боялась своего сына и за своего сына.
Боялась, что ему не понравится эта весть. Знала, что так оно и будет.
А кто был бы рад узнать, что его мать – еврейка?
Мария знала, помнила, как остро реагировал на шпильки Франциска ее любимый Ричард, называя короля Альгерии бастардом.
Беатрис боялась, что Генрих возненавидит ее за то, кто она. И это окончательно отбивало ей охоту к разговорам о том прошлом, что скрывало столько тайн в жизни их семьи. Однажды она поклялась быть собакой, которой хватит крох со стола господ, и она довольствовалась тем, что получала от жизни. Теперь она могла наблюдать за новым витком в жизни своего первенца. Таким счастливым она его еще не видела. Быть может, счастье влюбленности она Генри она могла сравнить разве что с той радостью, которая цвела на лице сына, когда он взял впервые на руки своего ребенка, очаровательную Элизабет, а после и своего сына, наследника – Кларенса. Каким будет его радость, когда габсбурская принцесса подарит ему еще одного сына? Ребенок от любимой женщины превращает его в особенного. И это только потому, что он ее, и ее сынишке еще придется постараться, чтобы скрыть собственные предпочтения, прежде чем их заметят его взрослые дети. Но, пока еще принцесса не успела обрадовать весь двор ожидаемой новостью, Беатрис внимательно следила за тем, чтобы ничто не сломало идиллию ее ребенка, пусть даже вмешиваться она не имела никакого права и обычно ничего подобного себе не позволяла, королева задумалась о необходимости отослать от двора некоторых женщин, что некогда были в фаворе ее сына. В конечном счете, ей не было необходимости держать при себе так много придворных дам, которым еще приходилось платить из казны золотом. Ее еврейская натура громко шептала о расточительности, от которой хотя бы на склоне лет стоило отказаться.
- Как ты себя чувствуешь, любимый? – спросила она у мужа, обняв его, когда у них возникла возможность хотя бы несколько минут перед ужином в своих покоях. – Я слышала, что на этом турнире ты решил повысить награды для победителей. Быть может, не стоило? – осторожно спросила она.
- Я чувствую себя прекрасно, - улыбнулся Ричард. - Хотя в моем возрасте по определению должно все болеть, уже начиная с самого утра - чтобы старики понимали что еще не умерли. А что касается турнира, то он ведь проводится в твою честь, любовь моя... почему бы не поощрить участников и не сделать призы более весомыми?
- Я рада, что ты себя хорошо чувствуешь. Сегодня после ужина, долго не задерживайся и приходи ко мне. Я приготовлю свои масла и позабочусь о том, чтобы у тебя и дальше ничего не болело, - улыбнулась она королю, продолжая обнимать его. – Ты знаешь, что я предпочитаю не тратить деньги на развлечения, пусть даже они проводятся в честь меня. Но, если ты этого хочешь… - добавила она, тихо вздохнув и облизав губы, собираясь подобраться к более деликатной теме. – Хотела тебе сказать первому, что я планирую сократить штат своих придворных дам. Мы платим им достаточно большое жалование, но … они мне не нужны, и в последнее время раздражают меня пустыми разговорами. Пусть принцесса Глория увеличит штат своих дам и выберет тех, кто будет интересен ей. Она молода и ей нужны друзья при дворе…
- Разве я когда-нибудь задерживался, зная что ты ждешь меня? - Ричард улыбнулся, нежно поцеловав свою королеву. - Мы с тобой итак не тратим деньги на ненужные развлечения, но турнир необходим и королевская казна выдержит его без каких-либо проблем. Генрих собирается участвовать и Кларенс тоже - у них будет отличный стимул побороться за главные призы. Правда я рад тому что сын не разрешил Кларенсу участие в конных поединках... все-таки для этого он еще молод. А если ты решила сократить штат своих фрейлин, то так тому и быть. Давай побалуем нашу невестку - кажется ей удалось выполнить поистине непомерную и сложную задачу: сделать из Генри преданного и любящего мужа. Я надеюсь и молю Создателя о том, чтобы они подарили нам еще внуков... тогда их семейство будет истинно "полной чашей"...
- Я не хочу показаться злопамятной старухой и занудой, но все-таки… несколько раз, когда у вас завязывался стратегически серьезные разговоры, особенно, когда обсуждались условия брака Генриха, мне приходилось подождать, - с долей иронии произнесла она, позволив себе улыбнуться в ответ на слова мужа. – Хорошо, я со всем разберусь уже после турнира. А пока пойдем к ужину? Наши дети наверняка уже ждут нас, - добавила королева, прежде чем они направились к столовой, где уже находились все, дожидаясь их прихода. Конечно, ей бы хотелось не только взять на руки еще одного внука или внучку, которую подарит их сыну Глория. Ей хотелось бы также взять на руки еще нескольких детей Ричарда, которые, быть может, заставили ее младшего сына отвлечься от карточных игр. Его азарт и желание легкой наживы совершенно не радовало. Но, разве Ричард способен был послушаться? Он считал себя уже состоявшимся мужчиной, которому нравоучения матери не были нужны.
- Всем приятного аппетита, - уже заняв свое место за столом, произнесла королева, обведя взглядом всех членов их семьи, начав с любимого мужчины и закончив самыми маленькими ее внучатами, что старались сидеть ровно и смирно, но в силу своего возраста не выдерживали такой необходимости. Было заметно, как Джек и Джеффри под столом мотыляют ногами, ковыряясь вилками в своих тарелках, из которых пытались выловить что-нибудь повкуснее. – Ну же, кушай, Джек, и не перебирай, - подбодрила она внука. – Ты же хочешь тоже вырасти большим, как твой кузен Кларенс? Завтра он будет сражаться на мечах, а мы будем за него болеть, - произнесла она, чтобы приободрить перед предстоящим поединком старшего внука и прибавить стимула младшему. – О, я вижу, Джеффри хочет раньше дорасти до Кларенса, - пошутила Беатрис, улыбнувшись. – Глория, мы сегодня с Его Величеством решили, что тебе стоит увеличить штат придворных дам. Во время турнира вы с Кэтрин присмотритесь к приезжим леди, а после выберем того, кто тебе подойдет. Я собираюсь уменьшить штат своих дам, - заглянув в счастливые глаза своей невестки, произнесла королева.
- Для меня это очень неожиданно, Ваше Величество, - удивленно произнесла Глория. – Но я вам очень благодарна, - добавила принцесса, переведя взгляд своих светлых глаз на мужа. Так, словно бы им было о чем рассказать? И, по правде говоря, Беатрис уже было подумала о той самой новости, которую ожидали в двух королевствах с тем еще нетерпением. 
[SGN]http://s5.uploads.ru/t/EeTg0.png[/SGN]

+4

26

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Этим вечером король решил ужинать только лишь в окружении своих родных и близких - как говорится, без лишнего пафоса и участия тех немногих придворных, что обычно удостаивались чести составить компанию за столом королевской чете. Генрих с детства любил такие спокойные и тихие семейные ужины... когда не велись разговоры о важных государственных делах и родители были прежде всего любящими отцом и матерью, а не королем и королевой. Просто большая и любящая семья, в которой по счастью все идет хорошо и гладко - а когда у детей и внуков все хорошо, то и родители очень счастливы. Смотря на отца и Беатрис, Генрих улыбался, мысленно благодаря Создателя за то что тот подарил им долгую и счастливую жизнь, а еще истинную любовь, которой не суждено было исчезнуть и спустя годы счастливого брака. Даже будучи уже в достаточно почтенных годах, Ричард и Беатрис были чудесной парой, а их любящий и благодарный сын наблюдая за их семейной идиллией, всегда хотел чего-то такого же и для себя, даже и не представляя, каким завзятым дамским угодником был его отец до встречи со своей возлюбленной.
Но это уже несколько иная история?
-Матушка, вы очень добры, -улыбнулся Генрих, после того как королева сообщила о своем намерении сократить свой штат придворных дам. Он прекрасно понимал, что могло послужить причиной для подобного решения - будучи мудрой и необыкновенно умной женщиной, Беатрис придумала как избавить своего сына от возможных соблазнов, а любимую невестку от ненужных волнений. Ведь по крайней мере несколько приятных леди из свиты королевы были в отношениях с Генрихом, включая и графиню де Моубрей... им совершенно незачем было оставаться при дворе, особенно в том случае если юная принцесса вскоре обрадует своего супруга радостной и ожидаемой новостью. -Я целиком и полностью поддерживаю ваше решение - Глории нужны надежные и верные люди. Те что будут окружать ее заботой не только ради королевских милостей...
-Бабушка, не сочтите меня непозволительно дерзкой, но я надеюсь вы не забудете про одну леди из вашей свиты... о которой мы с вами недавно говорили? -не сдержалась Элизабет, посмотрев на Беатрис. -Я полагаю, что она достаточно пробыла при дворе и ей пора уступить место более молодым и лучше воспитанным дамам.
-Не волнуйся, дорогая, -прежде своей супруги ответил король, прекрасно поняв о ком именно идет речь, но решив сейчас закрыть эту неприятную для Бет тему. -Я полагаю, что многие уважаемые лорды привезут на турнир своих дочерей, чтобы затем представить их при дворе - и наша милая Глория выберет из них самых достойных для своей свиты. Ну а те кто дурно воспитан, как ты сказала, отправятся домой на заслуженный отдых от моего двора.
-Я рада слышать это, Ваше Величество, -улыбнулась Элизабет, -Если принцессе и леди Кэтрин будет нужна моя помощь, я с радостью сделаю все что в моих силах.
-Кстати... у нас есть еще одна важная тема для обсуждения. Сегодня я получил письмо от моего младшего брата, короля Вьенна, в котором шла речь о тебе, моя милая Бет, -продолжил тем временем Ричард. -Джон уже много лет является опекуном юного бретонского герцога - он остался сиротой после того как владения его семьи были поражены чумой. Джек пишет, что этот молодой человек, которого он растил словно родного сына, может быть достойным кандидатом на руку нашей Элизабет.
-Неужели? -тут же отозвался Генрих. -Вообще, было бы неплохо познакомиться с этим перспективным женихом, прежде чем делать какие-либо выводы.
-Твой дядя написал, что уже отослал своего воспитанника в Талгарт... так что скоро мы его увидим, -ответил король. -Сейчас Бретань находится в составе Вьенна, однако Джек готов вернуть герцогству его суверенитет, если будет заключен договор вечной дружбы и взаимопомощи. Это стратегически важная часть Вьенна, содержащая множество акров плодородной земли и граничащая с владениями отца нашей дорогой Глории. Если перспективный жених понравится Бет, то мы получим еще одного ценного союзника на случай возможной войны с северными королевствами.
Бет лишь тихонько вздохнула, слушая как отец и дедушка говорят о ее возможном будущем... увы, но если все будет решено насчет бретонца, то ей придется подчинится и исполнить свой долг принцессы Альгерии. Далее разговор на ужине пошел о грядущем турнире, но от Генриха не ускользнуло то как мгновенно изменилось настроение его любимой дочки после упоминания о бретонском герцоге.
-Не могу поверить, что она уже невеста.., -улыбнулся Генри, оставшись наедине со своей женой после семейного ужина. Как и всегда, он предпочел самостоятельно раздеть свою любимую и единственную... -Мне кажется, что Бет расстроилась, услышав о женихе... и как бы мне не хотелось чтобы она подольше оставалась дома, в Талгарте, все равно рано или поздно придется ее отпустить. Я хочу чтобы у нее был любящий муж и хорошая семья...
После того как легкая нижняя рубашка принцессы отправилась на ковер следом за одеждой ее супруга, они устроились на постели и Генри вновь позволил жене взять инициативу в свои руки. Она устроилась сверху, дразня его провокационными и приятными прикосновениями, а он любовался ее красотой, тоже не оставаясь в долгу...
-Любовь моя, быть может тебе поговорить с Бет? Объяснить ей, что замужество это не так уж и плохо как думают некоторые дамы, -хитро улыбнулся наследный принц. В этот самый момент жена плавно опустилась на него, так что все важные разговоры можно было отложить на потом. -И ты еще не сказала, что любишь меня...
Это была очередная чудесная ночь, тоже пролетевшая достаточно быстро - а утром, Глории предстояло сопроводить своего мужа в тренировочный лагерь, где уже все было готово к открытию турнира. У Генриха была удобная и довольно-таки вместительная палатка и пока оруженосцы помогали ему одеть боевой доспех, Лори наблюдала за этим не забыв попросить принца быть осторожным во время поединков.
-Не волнуйся, любимая, -улыбнулся Генри, подойдя к Глории и нежно поцеловав ей руки. -Тебе пора занять свою место в королевской ложе на трибуне... а когда я выиграю, мы вместе отпразднуем мой успех. Я хочу повторить сегодняшнюю ночь...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-16 07:18:03)

+1

27

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wqWs.gif[/float]По правде говоря, Глория была бы счастлива уже избавиться от своих подозрений и наконец-то получить подтверждения своей беременности теми методами, которые проявлялись у практически каждой беременной женщины, и о которых ей рассказал личный лекарь Их Королевских Величеств. Метод, о котором рассказал главный лекарь юной принцессе, на самом деле был составлен лишь на внимательности к себе и своему телу, которое девушка еще не научилась слушать и понимать верно, являясь еще очень юной и неопытной. Однако она успела запомнить, что с беременностью приходит также и излишняя капризность, раздражительность и даже сильное несварение желудка, при котором и кусок в горло не полезет, а все, что успела проглотить, то и дело, рвется наружу. И, тем не менее, их ребенка так ждал Генрих, что принцесса уже хотела наконец-то обрадовать своего супруга этой вестью, и увидеть его счастливые глаза. Впрочем, ровно с этим, юной принцессе было безумно страшно становиться на путь будущей матери ребенка. И боялась она не только потому, что не желала становиться капризной или вредной принцессой, которая станет изводить всех вокруг, из-за чего (иначе зачем?!) ее попросту сошлют в специальные покои для беременной леди, которые уж точно были при дворе ее отца. Ведь именно в тех темных покоях, где так мало находилось света и тепла, исходящего из тех нескольких маленьких окошек, ее мать дала жизнь ее младшему братишке, после чего испустила дух, навеки оставив своих детей в руках злодейки-судьбы, которая играла ими, словно жонглеры своими палочками на очередном представлении.
Конечно, родить ребенка – предназначение каждой девушки и женщины, поэтому принцесса лишь тихо вздыхает, наблюдая за тем, с какой неподражаемой радостью и счастьем смотрит леди Кэтрин на то, как заботливо обращается к ее сыновьям Ее Величество, старавшаяся привить их высокородному семейству более фамильярное обращение друг к другу. Сама она никогда не обращалась к детям или мужу по титулу, лишь по имени. Что сразу же для себя отметила Глория. Королева Беатрис лишь сначала, присматриваясь к ней, могла себе позволить положенное этикетом обращения друг к другу, тогда как теперь давала понять, что не против послабления этой необходимости. Самой же габсбургской принцессе было не просто принять это, ведь при дворе своего отца она была исключительно Ее Величеством Глорией Габсбургской и никак иначе.
- Вы безмерно добры ко мне, Ваше Величество, и я вам очень благодарна за эту щедрость, которой пока не заслужила, - ответила принцесса, прежде чем Элизабет решила поинтересоваться у своей бабушки о некой леди, которую она явно недолюбливала и желала сослать, по всей видимости, подальше от двора. По правде говоря, принцессе стало интересно, кого же все-таки имела в виду Бет и, как оказалось, Их Величества в своем коротком, но емком разговоре, из которого она вынесла лишь некую интригу, о которой решила позже расспросить как-нибудь юную дочь Генриха. В любом случае, не сегодня, так завтра она узнает о ней? Вряд ли юная принцесса будет скрывать от своей мачехи имя этой леди, что так раздражала ее. И, быть может, Глория подобралась бы значительно ближе к интересующей ее личности некой таинственной леди, если бы внимательней присмотрелась к выражению лица своего благоверного в этот момент, которого могло бы выдать отсутствие удивления или каких-либо эмоций. Сейчас он выглядел именно так, как полностью осведомленный человек во всем, что происходило. Но, Глория, конечно же, не могла пристально смотреть на всех и каждого, и ее внимание было приковано именно к Бет и ее великому дедушке с бабушкой, которым еще нужно было рассказать об их с Генрихом планах после турнира.
Тем временем, разговор зашел о потенциальном браке юной Элизабет, которую новость о прибытии жениха очень удивила и даже застала врасплох. Об этом говорили ее большие глаза, которыми она слушала рассказ своего дедушки, которому и пришло письмо с брачным предложением. Помнится, примерно такими же были ее глаза, когда она уставилась на своего отца в тот вечер, когда он поинтересовался ее успехами в альгерийском языке и истории, прежде чем сообщить ту весть, из-за которой она даже не могла уснуть той ночью. Наверняка и милую Бет ожидала бессонная ночь впереди? Впрочем, Глория предпочла лишь молча слушать, искренне сочувствуя своей падчерице, прежде чем у нее оказалась возможность вторгнуться в размеренную беседу Их Королевских Величеств, рассказом об их с Генрихом планах, в которые входило путешествие королевским доминионом. Однако это не значило, что возможный и при этом скорый брак Элизабет не задел за отцовские чувства Генриха. О своих мыслях мужчина поделился с супругой, пока был занят шнуровкой ее платья, остановившись позади нее.
- Конечно, она расстроилась, - произнесла принцесса, отвечая на предположения своего благоверного. – Не знаю, кто радуется переезду из родного дома и любящей семьи? Я не радовалась и даже обиделась на своего отца, - чувствуя, как скользит ее платье на пол, обнажая ее плечи и кисти рук, девушка повернулась к Генри, чтобы заняться его дублетом. – Наверное, если бы у каждой принцессы была надежда на то, что она будет любима и счастлива в браке, они больше радовались, чем их мужья, - ухмыльнулась она, поглядывая на принца, что не остановился перед желанием полностью раздеть свою супругу, продолжив свои начинания, теперь уже занявшись нижней юбкой и нижней рубашкой.
- Я постараюсь поговорить с ней обо всем, - тихо ответила уже в постели принцесса. – Но я не могу обещать, что после разговора со мной, она будет рада выходить замуж за незнакомца. Далеко не каждой принцессе везет так, как мне, - добавила она, прежде чем устроилась сверху, начав покрывать тело своего мужчины поцелуями, а также не менее смелыми и приятными прикосновениями. – А ты не знаешь, как сильно я влюблена в тебя? – решила немного поиграть с мужем в словесные баталии, прежде чем наклониться к нему, чтобы подарить ему дразнящий поцелуй. – Я очень люблю своего принца, - добавила она, прежде чем опустилась на него, начав неторопливые и плавные движения, желая растянуть удовольствие на более продолжительное время, пусть даже поутру им будет не просто проснуться и принять на себя все удары нового дня.
Впрочем, разве солнечное утро обещало когда-нибудь что-то плохое или не приятное? На памяти у огненно-рыжей девушки, что сопровождала своего супруга в сияющих латах в его палатку, никогда подобного не было. Казалось, что ей достаточно солнечного сияния, чтобы знать – у нее все хорошо, и даже лучше. Однако это не значит, что она не будет волноваться за своего супруга, у которого были прекрасные доспехи, настоящее творение искусства и мастерства кузнеца, что их сделал.
- Обещай мне, что всех победишь, и будешь осторожен, - произнесла Глория уже в палатке мужа. – Я тоже этого желаю, моя любовь, - улыбается она, несколько смущенно опуская свои глаза. – Обещай, что будешь беречь себя? – прежде чем уйти к трибунам, потребовала она.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wqWq.gif[/float]Конечно же, на трибунах уже находилась Элизабет, тогда как все, собравшиеся на этот турнир дожидались Их Величеств, что предусмотрительно задерживались, давая возможность всем и каждому поговорить с друзьями и попросту занять свои места. Это же было и хорошей возможностью для принцессы поговорить о предстоящем замужестве Бет. И той леди, о которой говорили за ужином…
Но, сначала стоило поговорить с девушкой о более серьезных вещах.
- Знаешь, Бет, - обратилась Глория к принцессе, наклонившись к ней ближе, - твой отец беспокоится о том, что ты не рада выйти замуж, - продолжила она, внимательно изучая выражение лица своей собеседницы. – Тебе не стоит сейчас говорить о том, что ты будешь рада исполнить свой долг – кому, как не мне, тебя понять? – добавила следом рыжеволосая принцесса, говоря с дочерью своего мужа. – Я знаю, что тебя пугает перспектива уехать из родного замка, где ты провела много счастливых дней, куда-то, где может быть не так уж и хорошо. Однако в то же самое время, тебя немедленно замуж не выдают. Хорошо, что ты хотя бы увидишь своего жениха и, если он тебе так сильно будет противен или не понравится, ты сможешь упросить отца, отказаться от этого союза и поискать кого-нибудь более достойного. Ну же, не хмурься, пока Ее Величество не пришла. Это ее праздник и все должны улыбаться! - сжав ладонь юной девушки в своей, она попыталась подбодрить ее и развеять ее грусть. И именно тогда она рискнула продолжить: - Кстати, о какой это особе вчера ты говорила? Кто тебя обидел при дворе? Я должна знать. Расскажи…
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

28

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Вернувшись в свои покои после семейного ужина, Бет долго не могла уснуть, думая о так называемом "перспективном женихе"... ну почему дяде пришло в голову именно ее предложить в жены для своего воспитанника? Принцесса прекрасно знала, что когда-нибудь должен наступить тот самый день, когда ее выдадут замуж и, увы, скорее всего не спросят, желает ли ее душа разделить судьбу с каким-то незнакомцем. Любимая бабушка всегда говорила Элизабет, что принцессы не вольны выбирать свою любовь... однако, у юной и доверчивой девушки было перед глазами целых два примера того что подобное высказывание о любви и долге вовсе не аксиома - возможны и исключения из правил. Бет знала, что Беатрис вышла замуж за короля по любви, а еще ее дядя Ричард предпочел Кэт какой-либо принцессе крови, потому что влюбился в нее.
Так почему же Бет должна была подчинится выбору короля?
Улегшись в постель, Элизабет постаралась представить себе этого самого герцога. По крайней мере он молод - так ведь сказал дедушка? Ему нет еще и двадцати трех лет...
Я знаю, что и неравные в плане возраста браки могут быть счастливыми, если люди любят друг друга... как Лори и мой отец, -подумалось девушке. -Им очень повезло искренне полюбить друг друга... но будет ли мой жених также относится ко мне как отец к Глории или дедушка по отношению к моей бабушке? Я тоже хочу хотя бы раз увидеть восхищенный и полный любви взгляд - но не потому что я внучка великого короля, а просто потому что я... это я...
После всех этих раздумий Бет было нелегко уснуть, однако сон ее все же сморил, а утром пришлось быстро поднятся и начать сборы на королевский турнир. Все собравшиеся там - и дворяне и простолюдины - желают увидеть королевское семейство в полном сборе, так что следовало поторопиться. Когда же Элизабет пришла на трибуну, вместе со своими служанками, то увидела там лишь Глорию и леди Кэтрин. Король и королева должны были появится непосредственно перед началом турнира, что давало возможность всем занять свои места, поздороваться со знакомыми и выслушать все самые свежие придворные сплетни. Бет улыбнулась своей юной мачехе и к своему удивлению слышала от нее совершенно неожиданные слова - Глория словно прочла ее мысли, решив поддержать и заодно убедить в том что не следует бояться приезда возможного будущего мужа.
-Милая Лори... я благодарна тебе за все добрые слова... Я действительно боюсь этого брака, но не потому что не хочу уезжать - хотя это тоже играет свою роль, -тихо вздохнула девушка. -Просто... мне бы тоже хотелось стать женой человека, который будет любить меня, понимаешь? Также сильно как отец любит тебя, а дядя Ричард нашу дорогую Кэт...
-Ее Высочество абсолютно права, -решила вставить свою ремарку Кэтрин, улыбнувшись юной принцессе. -Ты познакомишься со своим женихом и решишь сама, захочешь ли выйти за него... я уверена, что король и наследный принц не станут принуждать тебя к этому браку. Бретань итак сейчас часть земель принадлежащих Вьенну и этот союз по идее не так уж жизненно важен для Его Величества. В Европе мир, ничего не угрожает Альгерии, Арелату или Вьенну - ведь большинство европейских королевских домов связаны договором вечной дружбы и взаимопощи. Поэтому выбор жениха будет за тобой...
-Я надеюсь что это так и будет.., -улыбнулась Бет, однако услышав неожиданный вопрос от Глории, даже немного растерялась. Стоило ли рассказывать жене своего отца о его бывшей любовнице? -Видишь ли, Лори... при дворе есть одна дама... Я не знаю как бы тактично рассказать о ней тебе... но я попробую. Она при дворе уже несколько лет и ведет себя довольно-таки высокомерно - ее муж наместник Гвента, однако она там не бывает, предпочитая оставаться при дворе. Еще когда моя мать была жива, эта леди позволила себе недопустимое высказывание в ее сторону... а потом, забыв о своем долге и чести, она соблазнила...
-Их Величества король Ричард и королева Беатрис! -провозгласил тем временем герольд, заставив принцессу оборвать свой рассказ. Кэт лишь тихо вздохнула... она не была уверена, готова ли Глория узнать о любовнице своего мужа - пусть даже эта связь на данный момент была уже в прошлом. Однако, какая женщина потерпит присутствие подобной особы поблизости от своего супруга? Но по счастью, Элизабет не успела закончить фразу, после чего был открыт королевский турнир и пора было обратить свой взор на ристалище.
Поединок Генриха и саксонского посла был третьим по счету. Как и обычно, герольды представили публике каждого из доблестных рыцарей, причем наследному принцу досталось больше оваций чем заграничному гостю - он был любимцем благодарных зрителей. И прежде чем выехать на исходную позицию, Генрих подъехал к королевской трибуне, чтобы жена повязала свою ленту ему на копью - давняя и обязательная традиция для каждого рыцаря, желавшего прославить имя своей прекрасной дамы. После этого рыцари остановились друг напротив друга, ожидая сигнала к началу поединка.
-Четыреста золотых на моего брата! Кто поддержит, милорды? -произнес Дик, предвкушая веселье. -Ваше Величество?
-Хорошо, поддерживаю, -кивнул король, улыбнувшись. -Генри не проигрывал конных поединков с тех пор как участвует в них.
-Это наш с вами счастливый шанс разбогатеть, -рассмеялся герцог Сомерсет, после чего обратился к Глории. -Дорогая сестра, вы поддержите ставку?
Собравшиеся дворяне охотно поддерживали затею Ричарда со ставками и среди них нашлись и такие кто ставил на саксонца - во всяком случае слабаком или трусом он не выглядел. Когда же король дал знак к началу поединка, рыцари совершили короткий разбег, после чего последовал сильнейший удар... после которого граф фон Вальдек вылетел из седла и чудом увернулся из-под копыт собственного коня. Довольная толпа взревела от восторга, приветствуя победителя, тогда как Дик-младший радостно потирал руки.
-Мы точно разбогатеем благодаря Генри, -произнес герцог прежде чем Кэт его одернула. -Любимая, это ведь весело. Не забудь поставить на меня в поединках на мечах. Надеюсь что Кларенс не попадется мне в противники.
-А я надеюсь, что вы не станете слишком сильно его бить.., -вздохнула Элизабет. -Отцу надо было запретить ему участвовать... я буду умирать от страха за него.
-Милая Бет, твой брат уже мужчина, а настоящему мужчине нужно знать военное дело - тем более будущему наследнику престола, -ответил Дик. -Он внук короля не проигравшего ни одного сражения в своей жизни и должен показать на что способен.
-Ему еще даже нет пятнадцати лет... все его противники намного сильнее и опытнее его, -возразила Элизабет своему дяде. -И во время поединков нередки несчастные случаи...
-Кларенсу не вечно будет четырнадцать. Дик прав, подданные должны видеть, что будущий наследник храбр и не боится трудностей, -ответил король. -Не так важно выиграть, как важно показать что умеешь принимать удары и не боишься бросить вызов тому кто сильнее тебя.
Тем временем, на ристалище один за другим проходили отборочные конные поединки, пока из двенадцати участников не осталось шесть, которым и предстояло разыграть новый жребий и сразится затем друг с другом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-17 06:28:15)

+1

29

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wsEo.gif[/float]Так уж устроен этот мир, что миром управляет мужская сила. Ни одно войско, ни одно королевство не признает во главе себя женщину, а тем единицам правительниц, которые сумели добиться чего-то подобного, осталось войти в историю лишь исключением из этого правила, по которому вертится в этом мире все. Именно рождения сына с нетерпением ожидают короли и лорды, желая передать ему свои владения и золото. Счастлива та женщина, которая подарит своему возлюбленному мужу ребенка и этим ребенком будет мальчик. Долгожданный сын, который сможет заявить о своих правах на трон и познать полноту власти, которая находилась в руках его предков, способен подарить истинную радость мужчине, тогда как наличие дочерей считается отнюдь не благословением. Глория слышала о том, что говорили о короле Ричарде, прежде чем у него родился долгожданный и многострадальный наследник, настоящее благословение со священной земли, захваченной магрибами. Об этом долго шептались в каждом королевстве материка, и обычная история обросла настоящими сказочными подробностями, которые заставляли удивиться и преклониться перед тем правителем, что был награжден за установленный мир в священной земле. Однако, при всем при этом, являясь такой же дочерью, которая дерзнула родиться раньше наследника престола Саксонии, Глория понимала, каким должно быть было разочарование ее отца, когда он узнал, что любимая супруга подарила ему вместо сына – дочь. Дочь, что была слишком сильно похожа на своего отца, особенно этими огненно-рыжими волосами, что блестели на солнце, словно истинное золото. Принцессе не хотелось думать о том, что Генрих мог бы оказаться разочарованным, когда взял на руки свою дочь, что появилась на свет вместо долгожданного наследника рода и будущего правителя, на которого возложили бы все альгерийци свои надежды, видя в нем свое будущее. Все-таки девушка видела, как искренне переживал о судьбе своей старшей и пока еще единственной дочери Генри.
Быть может, ее отец тоже так переживал, когда решал судьбу, ведя переговоры с Альгерией?
Что же, этого Лори, как ее нежно и искренне называли при дворе короля Ричарда, никогда не узнает. Жаль, что порой невозможно заглянуть в душу своих близких, чтобы узнать наверняка о том, что происходит там, какие бури скрывает спокойное выражение лица. Однако она постаралась донести до Бет то, что было ей известно наверняка – ее отец заботится о ней и не хочет ей зла. Элизабет должна была понять, что ломать жизнь и заставлять ее поступать вопреки своим чувствам и желаниям ее никто не будет. По крайней мере, проникнувшись симпатиями к девочке, что была младше от нее на каких-то два года, Глория желала быть рядом с ней и поддерживать, не давая возможности ни поссориться с отцом, ни упасть в отчаяние из-за неизбежной судьбы каждой принцессы.
Впрочем, Бет очень быстро продемонстрировала, что она истинная принцесса крови. Она не боялась будущего, которое надвигалось на нее со скоростью штормовой бури, которая не единожды набрасывается, словно дикий зверь на свою жертву, на тихие портовые городки и бухты. Элизабет была смелой и отважной принцессой, которая попросту хотела познать любовь в этой жизни. Все-таки видя, как счастливо блистают глаза и улыбки влюбленных, она не могла отказаться от мечты также почувствовать это чувство, что было так естественно и желанно каждой юной леди.
- Никто не знает, как сложится будущее, милая Бетти, - тихо вздохнула принцесса, держа руку падчерицы в своей, когда к их беседе присоединилась леди Кэтрин, озвучив весьма интересные вещи, о которых далеко не сразу задумалась бы Глория. Не было нужды повторять то, что было верно отмечено, поэтому юная принцесса лишь утвердительно кивнула головой в знак своего согласия с замечанием своей дамы. И про себя рыжеволосая Габсбургская Роза отметила, что герцогиня Сомерсет куда умнее, чем кажется на первый взгляд, и под своей скромностью и краткостью умело скрывает весьма живой ум и способность мыслить на несколько шагов вперед. Сказать об этом как-нибудь иначе, Лори попросту не смогла бы. – Но я надеюсь, что ты обретешь желанное счастье, и я приложу всех усилий для того, чтобы оно так и было, - добавила она, улыбнувшись Элизабет, желая ей лишь самого лучшего, чего бы себе пожелала.
Тем временем, девушка отвлеклась на тот ответ, которого после ушедшего ужина ожидала всю ночь принцесса – женщина, которая удостоилась упоминания за столом Их Королевских Величеств. При этом, Глории заинтриговало еще само вступление Бет, когда она, словно нарочно, не называла имени этой леди, обойдясь лишь коротким сокращением – одна дама. Не так ли она напомнила королеве Беатрис о той женщине, что побеспокоила ее покой? Впрочем, это было не так уж и важно, поскольку Элизабет продолжила рассказ, еще больше заинтриговав принцессу. Некая женщина позволяет себе дерзить члену королевской семьи, самой принцессе, отзывается о супруге наследного принца отнюдь не лестно и при этом ей это сходит с рук?! Тяжко и удивленно выдохнув, Глория нахмурилась, чувствуя, как внутри нее нарастает недовольство от такой несправедливости. Однако дослушать до конца Лори помешало прибытие короля и королевы, для приветствия которых они с Бет поднялись и поклонились. Впрочем, Глория надеялась позже продолжить разговор и более подробно узнать обо всем, что касалось такой дерзкой особы, что откуда-то черпала силы для своей дерзости.
Впрочем, на какое-то время принцесса выбросила из головы некую таинственную особу, что возмутила ее из недосказанного рассказа Бет, как только было оглашено начало поединков, оглашены награды победителям и на арене появился ее Генрих. Улыбнувшись принцу в сияющих на ярком солнце доспехах, Глория  едва дождалась того момента, когда он подъехал на своем коне к королевской трибуне, чтобы она на глазах у всех собравшихся зрителей повязала на его копье свою ленту, которая еще недавно украшала ее волосы.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wsEq.gif[/float]- Желаю тебе только победы, - произнесла она, прежде чем вновь сесть на свое место рядом с леди Кэтрин и Элизабет. Тогда же до нее донесся голос герцога Сомерсета, призывающего благородных зрителей делать ставки. Пожалуй, Дику удалось возбудить у всех интерес к данному поединку, и только королева Беатрис была несколько недовольна подобным поведением своего сына. Во всяком случае, именно так Лори оценила брошенный на Ричарда мимолетом взгляд его матери, что промолчала на все то веселье, которое он устроил на королевской трибуне. А ведь даже король решил поддержать его начинание, сделав ставку на своего сына. – Я верю в победу мужа, Ричард. Знаю, что граф Лотарингский был знаменитым рыцарем в Саксонии, однако он уступит Генриху. Я это точно знаю, сердцем чувствую, - в ответ на предложение младшего брата своего мужа, ответила Глория. – Я готова поставить хоть тысячу золотых, хоть целый сундук золота. Но не хочу разорять господ, - дав понять, что она не настолько уж азартна, Лори все-таки считала, что с достоинством ушла от подобного веселья, которое явственно не поддерживала королева Беатрис.
На протяжении всего поединка, Глория не сводила глаз с Генриха, облегченно вздохнув лишь тогда, когда он выбил из седла посла Саксонии, на которого принцесса даже не посмотрела, радостно хлопая в ладони, когда ее супруг объезжал арену с почетным шествием победителя. Ничто уже более не казалось интересным Глории, пока в начале самого последнего поединка возле королевской трибуны, а его копье не опустилось перед юной принцессой Элизабет, на которую и уставились все присутствующие зрители.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wsEr.gif[/float]- Миледи, окажите мне милость сражаться за вашу честь, - донесся голос рыцаря, узнать который было невозможно из-за того, что на нем был шлем, а забрало было опущено.
- Бетти… - тихо прошептала Глория, заметив на лице юной падчерицы замешательство и странную гордость. Наверняка она не ожидала, что могла бы настолько понравиться кому-то из рыцарей, чтобы он пошел на подобный поступок?
- Отцу это не понравится… - также тихо произнесла в ответ Элизабет, тяжко вздохнув при этом. И к всеобщему удивлению она все-таки поднялась со своего места, чтобы повязать свою ленту на копье рыцаря, что происходил из каких-то неизвестных Глории земель. Во всяком случае, озвученный герольдом род рыцаря и местность не задержались в милой головушке принцессы, что лишь думала о том, какие последствия будет иметь эта дерзость. В действительности, он ведь видел в своей дочери лишь свою маленькую дочь, свежую и чистую красоту которой уже успели заметить многие рыцари. И кто-то даже влюбился?
- Это было очень смело, - произнесла Глория, обращаясь к своей падчерице, прежде чем первая часть поединков, рассчитанных на первый день поединков на лошадях, была завершена. Всех сейчас ожидало представление, подготовленное бродячим театром, после которого должен был состояться банкет под открытым небом. Повара уже готовили все в огромных казанах для гостей королевской четы, жарились поросята на вертелах, из-за чего порой до ноздрей рыжеволосой принцессы доносился характерный запах. Направившись в сопровождении нескольких придворных дам, Глория решила зайти в палатку своего супруга, чтобы поздравить его с победой, когда внезапный приступ тошноты заставил ее задержаться на поляне. Девушка испугалась, что ее стошнит сейчас же и прикрыла ладонью свой рот, прежде чем все не прошло со свежим дуновением ветра. Она надеялась, что никто не видел сейчас ее. Но все-таки к ней уже успела подойти королева Беатрис…
- Что-то случилось, милая Глория? – обеспокоено обратилась королева к супруге наследника престола, которая выглядела сейчас бледной.
- Ничего. Наверное, я что-то не то съела, Ваше Величество. Не стоит беспокоиться, - покачала головой принцесса, но Беатрис было не так просто убедить в чем-либо или разуверить.
- Давно это с тобой происходит? – со всей серьезностью спросила она у рыжеволосой принцессы.
- Было на прошлой неделе всего раз, и сегодня, - виновато отчиталась она, глядя в глаза королевы.
- Давно тебя осматривал врач?
- Несколько недель назад. Вы думаете, что я больна? Ваше Величество, я хорошо себя чувствую, уверяю…
- Не думаю, что беременность – это болезнь. Сегодня вечером тебя осмотрит врач. Я распоряжусь об этом. Быть может, ты даже не подозреваешь, что носишь дитя. Но твои щеки округлились, у тебя хороший аппетит, пусть порой ты бледная, как весенний снег. Так и со мной было, когда я носила… дитя, - Беатрис осеклась на полуслове, едва не сказав лишнего, но вовремя себя поймала. Впрочем, как и всегда правда рвалась наружу, пока она ее держала на коротком поводке. – Что же, ты к Генриху шла? Иди, позже мы еще встретимся, - добавила она, прежде чем получить утвердительный кивок и вместе со своими придворными направилась к королю, тогда как путь принцессы лежал прямиком к палатке принца, к которому она сразу же подошла и обняла со спины, пользуясь тем, что он сейчас был безоружен. И без своей рубахи, только-только закончив с умыванием…
И хорошо, что ей хватило ума оставить своих дам дожидаться ее у палатки?
- Ты был великолепен, - прошептала Глория, прикоснувшись губами к плечу своего мужа.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

30

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
-Ваше Величество! Лорды и леди, а также все кто решил почтить своим вниманием королевский турнир! -объявил глашатай, выйдя вперед после того как трубы пропели сигнал, заставивший все собравшихся притихнуть и на время прекратить все разговоры. -Наши доблестные и храбрые рыцари благодарят вас за поддержку! Как вам известно, после первого дня турнира, у нас осталось шестеро претендентов на главный приз. Жребий для отборочных поединков будет разыгран через четыре дня и тогда же вы станете свидетелями финальной схватки, которая и определит победителя! Завтра на нашем турнире начнутся поединки лучших бойцов королевства, предпочитающих мечи и щиты. А пока что, Его Величество король приглашает всех насладится специально приготовленным для первого дня угощением!
Естественно, это самое угощение отдельно предлагалось дворянам и отдельно - простолюдинам. Благородные лорды и леди могли попробовать изысканные восточные кушанья в тренировочном лагере, где заодно была возможность поздравить победителей отборочных поединков и конечно же выпить за здоровье короля. Крестьян и горожан ожидал щедрый пир на главной площади Талгарта - там была еда попроще и самый обычный эль вместо изысканных сладких вин, но людям понравилась щедрость их короля. Они были рады поднять кубки за королеву и поучаствовать в празднике, не говоря уже о том, что талгартские бедняки могли наестся досыта и вдобавок забрать достаточно угощения с собой. Таким образом, Ричард делал свой вклад в добрые дела, которыми славилась его супруга, несмотря на то что ей не нравилась излишняя расточительность . однако, нечто подобное король Альгерии позволял себе крайне редко.
После того как первый день турнира был официально закончен, Ричард направился в тренировочный лагерь, чтобы поздравить победителей и заодно официально открыть начавшийся там пир. Восточные блюда были выбраны не случайно... это была дань памяти тому счастливому времени, когда король познакомился со своей будущей женой. Для всех Беатрис была незаконной дочерью покойного короля Валенсии и сводной сестрой прежней королевы Луисы - и согласно официальной версии, она познакомилась с Ричардом, когда совершала паломничество в Святой земле, но этому помешал очередной крестовый поход.
-Я слышал, что Его Величество единственный человек, которого уважал и боялся магрибский султан.., -произнес один из придворных, когда Бет направилась к палатке своего отца, следом за Глорией. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как перед ней оказался тот самый молодой человек, что стал ее рыцарем на турнире.
-Ваше Высочество, не сочтите за дерзость, но я хотел поблагодарить вас за честь, которую вы оказали мне.., -произнес рыцарь, улыбнувшись. Элизабет скромно опустила взгляд, одернув себя едва начав разглядывать незнакомца - определенно это было более чем неприлично? -Для меня нет дамы красивее вас в целом свете...
-Сударь... я благодарю вас за добрые слова, но я не должна слушать подобные речи.., -робко ответила юная принцесса. -Простите, но мне нужно идти...
-Примите от меня небольшой подарок в знак моего восхищения вами? -прежде чем Бет опомнилась, мужчина протянул ей небольшую коробочку, вместе с ярко-алой розой. -Красота драгоценных камней меркнет по сравнению с вашей, миледи... но все же я дерзну подарить вам нечто необыкновенное...
Вместо того чтобы поблагодарить рыцаря и с выражением способным заморозить любого наглеца, вернуть ему подарок, Элизабет попросту... сбежала, сжимая ту самую коробочку в пальцах. Благодаря длинным рукавам ее нового роскошного платья, никто не заметил как она спрятала подарок. Дойдя до палатки своего отца и узнав от леди Кэтрин, что Глория уже зашла к нему, Бет решила не мешать двоим влюбленным и отойдя в сторону, открыла заветную коробочку. Там была редкой красоты восточная брошь, изображавшая скарабея - настолько искусно сделанного, что от него было глаз не оторвать. Бет тихо вздохнула, вновь спрятав подарок... ведь настоящая леди не должна принимать подобных подношений от незнакомого мужчины. Что о ней теперь подумают?
-Моя дорогая, ты снова грустишь? -поинтересовалась тем временем Кэт, обняв принцессу за плечи. -Ну полно... я уверена что твой отец не станет тебя бранить за то что ты оказала честь тому рыцарю. Нынче ведь турнир и он позволяет участникам выбрать любую незамужнюю леди своей дамой - это совершенно ни к чему не обязывает. Давай же, улыбнись? Ты так красива, что многие кавалеры при дворе заглядываются на тебя...
-Перестань, Кэт! -ответила Бет, ощущая как у нее прямо-таки горят щеки. -Пожалей меня и не смущай... ты очень добра, но преувеличиваешь... Я помню как ты первый раз появилась при дворе, в прекрасном золотом платье, которое так удивительно шло тебе - я тогда смотрела на тебя затаив дыхание и мечтала стать такой же как ты.
-С того дня прошло почти что пять лет и и одна милая принцесса успела за это время превратится в прекрасного лебедя, -рассмеялась Кэтрин. -Если ты не веришь мне, то посмотри в зеркало?
Пока шел этот разговор, Генрих успел как следует умыться и заодно попасть в нежные объятия своей любимой супруги. Обернувшись, он прежде всего нежно поцеловал ее и уже после заметил как Лори бледна...
-Мое счастье и самое драгоценное сокровище, -произнес наследный принц, ласково коснувшись ладонью щеки Глории. -Что с тобой? Ты точно хорошо себя чувствуешь?
Услышав от Лори возможную причину ее легкого недомогания, Генрих улыбнулся - ему очень хотелось, чтобы его матушка оказалась права. И если счастливая и долгожданная новость подтвердится, у королевского семейства будет еще один повод для веселого праздника?
-Я очень хочу чтобы все подтвердилось... но не из-за военного договора с твоим отцом, любовь моя. Просто знать что ты только моя и всегда будешь со мной, уже великое счастье... а наш ребенок свяжет нас еще крепче чем это только возможно. Давай прогуляемся немного? Еду тебе предлагать не буду, а вот пройтись и подышать свежим воздухом в тени будет очень кстати.
После того как Генрих собрался и вместе с Глорией и ее сопровождающими направился немного прогуляться, Бет поздравив его, решила навестить Кларенса - молодому принцу завтра предстояло показать на что он способен. Однако по дороге к палатке брата, принцессу нагнала та самая неприятная дама, которую ей меньше всего хотелось сейчас видеть.
-Ваше Высочество, я хотела еще раз попросить у вас прощения за свою бестактность, -елейным голосом произнесла Диана, в голове которой родился еще один коварный план, стоило ей только увидеть как молодой рыцарь выбрал Элизабет своей дамой сердца. -Нам с вами совершенно незачем ссориться...
-Неужели? Вы думали что я могла забыть как вы позволили себе высказаться о моей матери? -ответила Бет, наградив графиню ледяным взглядом. -Или как вы, соблазнив моего отца, решили что стали принцессой крови, попав в его постель? Я не так глупа как вы обо мне думаете, сударыня...
-Я сожалею о том что говорила, Ваше Высочество, -картинно вздохнула Диана. -И умоляю вас не думать обо мне плохо... в нашем обществе женщину считают падшей, если она позволит себе полюбить. Вас тоже скоро выдадут замуж и тогда вы поймете каково жить рядом с человеком, которого вам придется допустить в свою постель... и которого вы разве что сможете уважать за хорошее отношение к вам. Хотя... редкие лорды относятся подобным образом к своим женам, тем самым поощряя их заводить любовников.
-Вы говорите ужасные вещи..., -от возмущения, Бет даже остановилась, взглянув на графиню. -Что хуже всего... вы верите собственным словам и считаете их неоспоримой истиной. Но не все дамы ведут себя так как вы....
-Неужели? Посмотрите на придворных дам Ее Величества? Я знаю по крайней мере трех счастливиц, кому удалось привлечь внимание вашего отца и нисколько их не осуждаю, -не растерялась леди де Моубрей. -Уверена, что и вам бы хотелось подарить ребенка любимому человеку, а не незнакомцу, которому вас продадут... словно красивую вещь, которой так не хватает в его замке. Когда вы встретите такого человека, вам будет абсолютно наплевать на все возможные правила. Запомните мои слова, милое дитя - пусть вас выдадут замуж и заставят уехать... вы красивы и желанны для многих мужчин, так пользуйтесь же своей красотой. Тем более что она очень быстро увянет и останется лишь горькое сожаление о том что вы следовали правилам, но так и не были счастливы.
-Ваша жизненная философия не всем подходит, графиня, -оборвала разговор Бет, резко развернувшись и направившись к палатке своего брата. Эта женщина продолжала вести себя самым возмутительным образом и еще и имела наглость поучать принцессу! -Посмотрим, как вы запоете, когда бабушка отправит вас наконец домой...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-18 07:15:02)

+1

31

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wtef.gif[/float]Будь то простой народ или знать, все любили турниры, которые проводились далеко не на регулярной основе и служили отличной возможностью встретиться с новыми людьми, которые могли бы стать либо новыми друзьями или даже врагами. Помимо этого турниры всегда заставляли рыцарей продемонстрировать все свои умения и способности, которые только были у них, чтобы во время каких-либо военных действий, знать, на кого же, собственно, может положиться корона или же сюзерен того или иного рыцаря. Впрочем, не стоит забывать и о том, что в такой простой способ – демонстрируя собственное превосходство, - каждый рыцарь мог прославиться, заставив всех бардов слагать о себе и своих подвигах песни, и набить золотом свои кошели. Для прекрасных леди подобные турниры также были настоящим развлечением. И это не только по той простой причине, что в подобной оживленной среде прекрасным леди было интереснее коротать свое время за прогулками, наблюдением поединков и, конечно же, пиром с танцами и музыкой. Одной из самых важных причин было то, что турнир являлся одним из наилучших способов показать себя, а там … кто знает, как сложится судьба? Может быть, даже сам принц обратит внимание на прекрасную дочь верного подданного его короне феодала? Во всяком случае, именно так и было в случае с герцогиней Сомерсет, что заставила многих рыцарей добиваться ее внимания, тогда как ей был нужен всего лишь один-единственный мужчина, прежде не замечавший ее золотых, словно пшеница волос и синих, словно два озера, глаз. Именно после турнира леди Кэтрин была призвана ко двору, где и осталась на всю последующую жизнь, если только Его Величеству не захочется отправить своего сына куда-нибудь править. К примеру, в мятежное герцогство, где всегда должен был находиться преданный короне человек.
Никто не знает, когда пройдет следующий турнир, которому придется хотя бы попытаться перещеголять этот, проводимый щедрым королем, жаждущим отпраздновать день рождения одной из самых любимых в народе королев. Наверное, именно поэтому подобный праздник настолько важен для каждого прибывшего человека, что готов рискнуть всем ради славы или забытья. В палатку, где Глория нежно обняла своего супруга, доносились из улицы хаотично брошенные слова, не составлявшие никакой ценности для их с Генрихом идиллии, в которой попросту никто не сомневался, глядя на счастливую чету.
О, да! Юная принцесса была счастлива. Ей повезло обрести счастье в чужом крае, пусть даже и не рассчитывала в жизни переживать это нежное и трепетное чувство, заставлявшее сердце трепыхаться в груди, словно пойманная в силки птица. Так и сейчас, когда принц повернулся к своей принцессе, чтобы в свою очередь обнять и поцеловать ее, Лори почувствовала, как земля едва не ушла из-под ее ног в этот самый момент. И, видимо, она снова побледнела, раз уж мужчина решительно поинтересовался тем, что происходит с его супругой.
- Все хорошо, моя любовь, - уверила Глория своего благоверного мужчину, прежде чем набрать воздуха в легкие и все ему попытаться хоть как-нибудь объяснить. – Не думаю, что стоит беспокоиться, - добавила она, облизав свои губы, на которых сохранилось воспоминание о недавнем поцелуе. – Знаешь, пока я шла к тебе от трибуны, мне тоже стало немного дурно, а Ее Величество подошла ко мне, - решительно продолжила принцесса, зная, что не должна была ничего скрывать от мужа. – Она задала несколько вопросов и предположила, что я могу быть беременна, - смущенно улыбнувшись, произнесла Лори, пока ее взгляд цеплялся за мужчину, что очень быстро продемонстрировал свои эмоции. – Пока еще рано говорить наверняка. Ее Величество говорила о том, что стоит дождаться лекаря. Вечером после турнира она пришлет его ко мне, - скромно улыбнувшись мужчине, добавила она, тогда как Генрих не задержался с должным ответом.
- Надеюсь, что я смогу подарить тебе сына, - добавила с долей некой торжественности, с которой обычно и уверяет мужа в том, что ее ребенок будет именно тем претендентом на трон, которого и ожидает мужчина, желавший обезопасить свой род и престол. – И я буду не против прогуляться, - пристала на предложение супруга Лори, отойдя на какое-то мгновение от принца, чтобы он смог одеться и привести себя в порядок, прежде чем они выйдут из палатки, у которой на своего отца и дожидалась Элизабет. Конечно, она была все еще испугана и смущена, о чем говорил румянец на ее щеках, но пока еще никто не пытался бранить ее, от чего юная Бет почувствовала себя более спокойно и уверенно.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wtee.gif[/float]После непродолжительного разговора отца с дочерью, Генрих повел Глорию немногим дальше в сад, где они могли прогуляться в тишине и покое, наслаждаясь прекрасным днем, солнечным и теплым днем, которых в Альгерии было на самом деле не так много, как хотелось бы. Зеленый ковер из травы стелился мягким ковром впереди их, а ближайшее озеро, к которому низко-низко наклонилась плакучая ива, издавало свежесть. Именно тогда принцесса решила заговорить, когда они присели на траве, и она смогла положить свою голову на плечо мужчине.
- Я сегодня поговорила с Бет, - начала она. – На самом деле у тебя очень мужественная дочь, которую не так уж и легко напугать предстоящим отъездом из родного дома в чужие края. Она расстроилась вчера только потому, что боится, что не познает в браке любви, - продолжила габсбургская принцесса, посмотрев на мужа. – Она хочет любить и быть любимой. И в этом нет ее вины. Однако никто не знает, придет любовь сразу или позже. А может быть ее и вовсе не будет? – добавила Глория, прежде чем тихо вздохнуть. – Мы с леди Кэтрин постарались успокоить Бет. Но, похоже, что только один рыцарь смог отвлечь ее, - улыбнулась принцесса, глядя на мужа. – Ты не слышал? Некий  рыцарь просил у Элизабет чести быть ее рыцарем на турнире. Он выступал последним … или предпоследним? – нахмурилась Лори, прежде чем рассказала о том, что происходило на арене, пока наследный принц отправился в свою палатку.
Этим вечером супружеская четы поздно вернулась в свои покои, ведь музыка играла еще долго, а барды, казалось, способны были петь своих песен до самого рассвета. И, кто знает, может быть, они и пели их до утра? В любом случае, уйдя с праздника, принцесса даже позабыла о том, что ей предстоял осмотр врача, вместе с которым на Глорию и Генриха дожидались королева Беатрис и главный лекарь.
- Ты был неподражаемым сегодня на арене, Генри, - поспешила похвалить принца королева, подав ему руку для приветствия. Сегодня у них не было возможности поговорить, все время и внимание друг от друга отнимали придворные, жаждущие внимания членов королевской семьи. – Проходи пока, присаживайся и главный лекарь осмотрит Глорию, чтобы подтвердить все наши догадки, - предложила она Генриху, пока Глория начала готовиться к осмотру. Приняв чашу с вином из рук принца, королева сделала лишь небольшой глоток, прежде чем присмотреться более внимательно к своему сыну, которого она никогда не могла назвать своей кровью и плотью, как бы нежно он не обращался к ней, считая, что она лишь заменила ему мать.
[float=right]https://media.tenor.com/images/c2d820573be7c7b0535b62884212b614/tenor.gif[/float]- Как быстро время летит, не находишь? – вдумчиво поинтересовалась королева у Генриха, пока он с нетерпением, что было присущим каждому мужчине, дожидался самой желанной новости. – Кажется, еще недавно я видела тебя совсем крохой, и ты делал свои первые шаги в тихом дворцовом саду. Кажется, еще совершенно недавно мы узнали о том, что твоя первая жена ждет первенца, а после взяли на рук нашу милую Бет, тогда как скоро в нашей семье появится еще один чудесный малыш, - с уверенностью добавила королева, практически зная наверняка, что ее невестка беременна.
Впрочем, ответить Беатрис что-либо принц не успел, поскольку к ним подошел лекарь.
- Ваше Величество, не знаю, как вы догадались, но принцесса действительно беременна, - улыбнулся главный лекарь, порадовав королеву и принца. – Я осматривал ее несколько недель назад и не обнаружил признаков беременности. Поэтому я могу сделать вывод, что принцесса еще только находится в начале своего ожидания, - продолжил лекарь, прежде чем задумался, размышляя над последовавшим вопросом принца, о возможных рекомендациях для беременной принцессы.
Нужны ли ей особенные условия?
-  Свежего воздуха и счастья побольше – вот залог благоприятного периода беременности для женщины. Разве не так? – спешно произнесла королева Беатрис, заговорив до того, как лекарь мог попытаться сказать какую-то глупость, которыми обычно лечили на материке или в Альгерии. А ведь подобные методы больше вредят порой, чем помогают. Во всяком случае, порой…
- Да, вы правы, Ваше Величество, - согласился лекарь, прежде чем откланяться и уйти, предварительно получив просьбу придержать эту новость при себе, а еще дождаться на королеву у двери. – Как пожелаете, Ваше Величество, - ответил покорный слуга королевской семьи, прежде чем Беатрис решительно заговорила со своим сыном.
- Пока срок Глории маленький и ничего не заметно, мы будем скрывать эту весть. Поверь мне, так будет лучше для того, чтобы обеспечить ей покой, - понизив тон своего голоса, произнесла Беатрис. – Пусть свита принцессы отправится к себе на родину, не зная истины, а твоя жена пусть обо всем напишет в своем запечатанном письме к своему отцу, - добавила она свое предложение Генриху, надеясь, что он согласится на эту небольшую хитрость.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

32

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Как и всегда, сад возле королевского замка был особенно прекрасен летом - и его ухоженные дорожки, клумбы и аккуратно подстриженные на вьеннский манер кусты приятно радовали глаз. Король Ричард не единожды рассказывал Генри, что всю эту красоту приказал создать его отец для своей любимой жены. До ее появления в Талгарте, вокруг замка был самый обычный сад - без фантазии или какой-либо изысканной вычурности. Однако, после поездки на родину Элеонор, дедушка Генриха (в честь которого он получил свое имя) был приятно удивлен красотой замка в котором родилась и провела пору детства и юности его обожаемая супруга. Дворец Теней и сейчас по праву считался красивейшим в Европе... а король Генрих, заполучив самую прекрасную розу Вьенна постарался повторить тот самый прелестный парк, что был у нее на родине. И вот теперь, много лет спустя, наследие королевы Элеонор продолжало радовать глаз, теперь уже ее правнукам, став наглядной картинкой к простой и понятной истине - красота живет веками и делает людей куда лучше чем они есть на самом деле...
Прогулявшись по дорожкам замкового парка, Генри направился к своему самому любимому месту - берегу небольшого искусственного пруда. Леди Кэтрин тактично предложила прочим придворным дамам принцессы прогуляться поблизости, пока Ее Высочество не позовет их. Любящим супругам явно было что обсудить сейчас и им не нужны были любопытные свидетели для этой беседы.
-Лори, я очень хочу счастья своей дочери... поверь мне. Быть этаким отцом-тираном и заставлять ее делать лишь то что хочется мне, означало бы потерять Элизабет, -ответил Генрих, внимательно выслушав свою жену. -Но пойми... ее браком распоряжается король и даже если я выскажу собственное недовольство по поводу возможного жениха, решающее слово останется за ним. Надеюсь что он пойдет на уступки, если бретонец не понравится Бет... позволил же он Дику женится на Кэт, хотя его собирались женить на принцессе крови. А что касается того рыцаря на турнире - я слышал о том, что он выбрал мою дочь своей дамой сердца, но еще не имел возможности поговорить с ним. Мой оруженосец сказал что он родом из Морганнуга... дворянин по происхождению и его родовым замком является Дамфрис - по роковому стечению обстоятельств или капризу судьбы, это тот самый замок и город, где родился мой отец. Я даже знаю одну пикантную легенду, связанную с семейством этого рыцаря. Хочешь расскажу тебе?
Конечно же, Глория была не против выслушать давнюю и интересную историю, которую Генри случайно услышал, когда был еще мальчишкой - немного младше чем его сын сейчас - и ездил вместе с королем и королевой в тот самый северный город на границе с Альгерией. Ричард рассказал тогда королеве, что в вечер его рождения супруга пожилого лорда, которому принадлежал замок и город в котором жили Генрих и Элеонор, попыталась соблазнить будущего короля. Естественно, об этом узнала ревнивая королева и отправила пылкую леди замаливать грехи в одном из местных монастырей, посоветовав лорду жениться на более достойной женшине. Молодой и пылкий рыцарь был внуком того самого лорда, а совет данный Элеонор судя по всему оказался судьбоносным - ведь до него, радушный хозяин, давший кров будущим властителям Альгерии долгое время оствался бездетным.
-Отец говорил, что мой дедушка был намного младше своей возлюбленной королевы... и они полюбили друг друга с первого взгляда, встретившись на турнире в Арле. Тогда это было скромное графство, позже оно получило статус герцогства и обрело суверенитет, что весьма разозлило бывшего мужа королевы Элеонор. Когда же мой дядя стал королем Арелата, он вновь вернул родной Арль в состав своего королевства. А еще, королева Элеонор была не только хитрой и умной, но еще и очень-очень ревнивой.., -с хитрой улыбкой произнес Генри после небольшого исторического экскурса. -Когда же ее супруг неожиданно скончался от болезни, она будучи все еще красивой и желанной женщиной, хранила ему верность всю оставшуюся жизнь, посвятив ее своим детям. Я плохо ее помню, но матушка всегда отзывалась о ней с самым искренним и неподдельным уважением. Любимая, я тебя еще не утомил своими рассказами? В общем, резюмируя все вышесказанное, я могу сказать что пока что не стану вмешиваться в ухаживания этого рыцаря, если он будет соответствующе вести себя. Все же сейчас турнир и это время предполагает некоторые отступления от правил этикета... Я знаю Бет и доверяю ей как самому себе - она не позволит своему кавалеру чего-либо недостойного себя. А что будет дальше, посмотрим?
После замечательной прогулки, они вернулись в замок, где вечером Глории предстоял очередной осмотр личного королевского лекаря. Беатрис тоже пожелала присутствовать и дождаться хороших новостей - и пока принцессу осматривали, она успела похвалить своего любимого сына.
-Матушка, вы как всегда очень добры ко мне, -ответил наследный принц, не забыв поцеловать руки королеве. -Разве я мог оставить нашего Дика без выигрыша? По крайней мере на время турнира он забудет о своих любимых картах... я уверен, что и вам этого очень хочется.
Присев рядом с Беатрис, Генрих не забыл налить вина в два кубка и протянул один из них матери. Ему не терпелось поскорее узнать самую желанную и прекрасную новость, так что он едва усидел на одном месте. Королева, наблюдая все это, заговорила о времени, что порой несется даже слишком быстро - казалось бы еще вчера, Генри был еще ребенком, тогда как сейчас он уже счастливый отец прелестной дочери что скоро сама станет счастливой невестой. Сразу что-либо сказать в ответ наследник престола не успел, потому как лекарь войдя в комнату, подтвердил беременность леди Глории.
-Я помню то время, когда родилась Бет... мне было страшно брать ее на руки, такой маленькой она была. Однако, у нее с детства был смелый и упрямый характер - помните как отец говорил что она ему напоминает его матушку? Ум, смелость и красота - весьма опасное сочетание, -ответил Генрих, допив свой кубок. -И вот теперь Создатель вновь благословил наше семейство. Я знаю, что этот ребенок будет совершенно особенным...
-Пока срок Глории маленький и ничего не заметно, мы будем скрывать эту весть. Поверь мне, так будет лучше для того, чтобы обеспечить ей покой, -посоветовала своему сыну королева, на что он охотно и согласно кивнул. Как и король Ричард, Генрих никогда не пренебрегал советами своей мудрой и хитрой матушки. -Пусть свита принцессы отправится к себе на родину, не зная истины, а твоя жена пусть обо всем напишет в своем запечатанном письме к своему отцу.
-Я согласен с вами и прошу вас тоже окружить заботой и вниманием мою жену, -улыбнулся принц. -Ваши познания в медицине ничуть не хуже чем у королевского лекаря. Благодаря вам отец до сих бодр и прекрасно себя чувствует.
После этих слов в комнате появилась Глория, глаза которой лучились счастьем и радостью и ее любящий муж тут же заключил ее в объятия и расцеловал.
-Любовь моя, мы с матушкой подумали, что пока что скроем счастливую новость от дворе - так будет лучше и безопаснее, ведь завистники есть всегда и везде, -сообщил своей жене Генри. -Своим людям ты тоже ничего не скажешь и немного погодя напишешь отцу - когда он пришлет свой ответ на твое первое письмо.
Лори послушно согласилась на предложение Генриха и Беатрис, после чего вместе с ними присоединилась к королю, Кэт, Дику, а также драгоценным королевским внукам за ужином. Во время трапезы, близнецы как вседа баловались и хихикали, Кларенс строил грандиозные планы на следующий турнирный день и лишь только Бет была молчалива и задумчива. Она приколола подаренную брошку к подкладке длинного рукава своего платья, чтобы никто ненароком не увидел ее и раздумывала о том, верно ли поступила, приняв этот непозволительный подарок. Ведь Элизабет была принцессой, тогда как ее кавалер даже не герцог... и им навряд ли позволят продолжить приятное знакомство?
-Отец, я надеюсь что завтра вы поставите на нас с Кларенсом? -из раздумий Бет вывел как всегда веселый голос ее любимого дядюшки. -Мы покажем всем как сражаются Плантагенеты.
-О да, -поддержал Дика Кларенс. -Я старательно тренировал все-все боевые приемы и не отступлю перед более сильным противником.
Элизабет вздохнула, мысленно отругав себя. Она не должна была думать о каком-то там рыцаре, ведь завтра ее брат должен будет сражаться на ристалище - а его вверила ее заботам покойная матушка. Естественно, Бет не могла промолчать и попросила брата быть очень осторожным и не забывать что она будет за него переживать...
-Не бойся, Бет - завтра ты увидишь собственными глазами, что я настоящий рыцарь! -ответил сестре Кларенс. -И я очень даже неплохо фехтую.
Бет снова тяжко вздохнула, поймав понимающий взгляд своей юной мачехи. Мужчины никогда не изменятся и не будут думать о благоразумии, когда у них есть возможность как следует покрасоваться. Неважно, перед родней или красивыми дамами, но этого у них не отнять.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-20 11:07:34)

+1

33

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wxT8.gif[/float]Взгляд синих глаз огненно-рыжей принцессы был направлен к высокому потолку, который она привычно рассматривала во время каждого осмотра, который ей проводил главный лекарь Его Величества, был то ясный день или вечер подобно этому. Сначала ее взгляд блуждал по покоям и цеплялся лишь за маленькие детали, на которые она обычно не обращала никакого внимания, прежде чем она не выбрала самый любимый уголок, который ей было видно, словно «на ладони», если только можно так сказать в подобной ситуации. И сейчас она снова смотрит в то место, предполагая, как именно изменилось оно за те несколько недель, которые она не находила времени посмотреть туда, пока лекарь был занят осмотром, осторожно и внимательно осматривая девушку, что уже надеялась услышать долгожданную весть о ребенке под ее сердцем, чтобы порадовать мужа и короля. Меньше всего ей хотелось слыть бесплодной женщиной, на которой зря женили принца – быть может, король и королева подобного и не сказали бы, ведь они были так любезны к ней, однако девушка прекрасно знала, что к заезжим принцессам никогда не были снисходительны придворные дамы. Каждая из них всегда мечтала оказаться на месте принцессы крови и примерить когда-нибудь на себя корону. Все или большинство из них. А ведь Глория все-таки не переставала опасаться той судьбы, которая настигла ее мать, когда она давала жизнь ее брату. Но, что поделаешь, если именно таковой была ее судьба? Привести в мир новую жизнь…
Впервые, когда ей пришлось столкнуться с необходимостью осмотра, проводимого пожилым и, несомненно, мудрым лекарем, заслуживающим уважения, Глория помнила, как дрожали у нее руки от волнения и страха перед неизвестным. Пожалуй, все неизведанное и непознанное будет всегда пугать юную принцессу, преодолевшую столь долгий путь навстречу своей судьбе. Сначала она боялась далекой Альгерии и ее принца, который оказался далеко не таким страшным, как рисовало ее воображение со страху, позже она боялась их близости, а теперь взамен этих уже пройденных страхов, хрупкая девушка боялась других вещей, что были, пожалуй, не такими уж и важными.
Когда все закончилось, Глория села в постели, но не торопилась приводить себя в порядок, прежде чем не услышала ту новость, которую ожидала услышать даже мышь в королевском замке и разнести ее по всему королевству. Впрочем, долго ждать принцессе не пришлось, и она сумела расслышать благую весть, улыбнувшись тому, что порадовало ее уши и успокоило сердце. Все-таки теперь никто даже не подумает о том, что она не может порадовать своего мужа-принца известием о беременности. Положив свою хрупкую ладонь на живот, Лори вспомнила о том утре, когда Генрих сказал ей о своем желании – он хотел, чтобы она подарила ему сына. Тогда она была также осторожна в своих желаниях, не торопясь с мыслями о том, что уже так скоро понесет дитя, но довольно-таки быстро, она знала наверняка – ей хочется доставлять удовольствие и радость своему принцу. И теперь он окажется на шаг ближе к тому желанию, которым с ней поделился уже не единожды.
Поднявшись с постели и приведя себя в порядок, Глория подошла ближе к Генриху и Ее Величеству, с которой он разговаривал какое-то время. Вряд ли можно было сейчас найти менее счастливую женщину, чем принцесса в тот самый момент, когда ее благоверный супруг на глазах у королевы Беатрис заключил ее в свои объятия. Смутившись, принцесса спрятала свое лицо на бархатном дублете мужа, не ощущая земли под ногами, прежде чем услышала о планах королевы.
- Хорошо, - безропотно согласилась принцесса, посмотрев по очереди то на принца, то на королеву, что и предложила эту затею. – Я никому не скажу, даю слово. Но если кто-то тоже догадается, как и вы, Ваше Величество? – спросила она, высказав собственные предположения.
- Не беспокойся зря, мое дитя, - прикоснувшись к поалевшей щеке принцессы, произнесла Беатрис. – При дворе не так много внимательных людей. К тому же, тайна не веками будет тайной, а лишь несколько месяцев, за которые ты освоишься и привыкнешь к новым ощущениям, - нежно и ласково, словно бы настоящая и заботливая мать, произнесла королева, обращаясь к Лори. – Если тебе будет дурно: кружиться голова, тошнить будет, как было сегодня, сразу дай мне знать. У меня есть хорошие средства, что помогают в таких случаях, - продолжила королева, осекшись на данном слове. – Только постарайся отказаться от услуг портнихи. Эти женщины всегда первыми замечают какие-либо изменения у дам, что прибегают часто к их услугам, - добавив напоследок мудрый совет, которым Глория воспользуется. Все-таки ей было, действительно, полезно провести немного времени наедине со своей маленькой тайной.
На ужине с королем принцесса была не самой внимательной за столом. Аппетита есть жареную оленину у нее не было, как и пойманная ловчими короля дичь тоже не радовала ее глаз. Единственное, чем была занята Глория – ковырялась в своей тарелке, делая вид, что она ест, дабы не привлекать к себе внимание, пока все за столом обсуждали следующий день турнира. По большей части именно мальчишки с охотой слушали все разговоры мужчин за столом, умудряясь вставлять свои комментария, тогда как дамы были более отстраненными и погруженными в свои собственные мысли.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wxT9.gif[/float]- Глория, не хочешь составить мне компанию на прогулке? – через несколько дней после осмотра предложила королева принцессе как-то утром, когда у них было время прогуляться немного в саду после завтрака. Завтрак королевская чета нынче предпочла провести в своих покоях, тогда как принцесса с принцем завтракали привычно с Элизабет и Кларенсом.
- Конечно, Ваше Величество, с удовольствием, - согласилась Глория, после чего они рука об руку направились в саду, а все дамы королевы следовали за ними немного вдали.
- Как ты себя чувствуешь, моя дорогая? – заботливо поинтересовалась королева у принцессы, держа ее за руку.
- Все хорошо, Ваше Величество. Я выпила, как вы и советовали, немного воды прежде чем встать на ноги, и меня почти не тошнило, когда пришли служанки, - охотно ответила принцесса, не замечая, насколько пристальным взглядом одной из фрейлин королевы она была одарена.
- Я рада, что тебе легче, - улыбнулась уголком губ Беатрис, прежде чем добавила. – Ешь побольше фруктов, не бойся солнца и того, что кожа покроется веснушками. Это будет полезно для твоей кожи, а веснушки – тебе очень идут, - продолжила королева повторять то же, что уже однажды говорила Кэтрин.  Другое дело, что тогда они не пытались скрыть от окружающих беременность герцогини.
- Да, я пытаюсь, Ваше Величество, но мне не всегда хочется, - честно призналась она, прежде чем набралась храбрости расспросить королеву о том, что ее интересовало. – Позвольте мне расспросить вас, моя королева? – спросила она и после короткого кивка, оглашавшего согласие королевы, продолжила. – Как вы узнали о том, что я ношу дитя? Я даже сама не знала… Это связано с тем, что сказал Генри? Вы знаете медицину?
- Хм, - вздохнула королева, задумавшись на мгновение. – Мне кажется, что ты не честна с собой, Глория. Думается мне, что ты уже подозревала свое деликатное положение, но не торопилась призывать лекаря, пока не появились еще какие-то знаки. Я знаю, что женщина замечает первой перемены, которые происходят в ней, когда жизнь зарождается у нее под сердцем. И дело вовсе не в тех факторах, которые бросаются в глаза первыми: бледности, тошноте или слабости, - она благосклонно улыбнулась, продолжая отходить вместе с Глорией дальше от придворных дам. – Дело в том, что меняется у тебя внутри. При должной внимательности, можно все заметить. Ведь люди, на самом деле, книги, которые нужно уметь читать, - мудро заметила Беатрис, определенно вызвав интерес у принцессы.
- Вы научите меня тоже читать людей? – спросила Глория.
- Это не всегда бывает приятно. Но со временем, если ты этого хочешь… может быть, - дала уклончивый ответ женщина, прежде чем заметила приближавшегося к ним Генриха. – А вот и наш принц, - улыбнулась она. – Готов уже сразиться в сегодняшнем финале? – спросила королева у сына, чувствуя лишь маленькую толику грусти о том, что не может быть с ним максимально откровенной. – Хорошо, ступайте, прогуляйтесь к пруду, а я со своими дамами пройдусь к северной аллее. Там, говорят, кто-то сломал куст роз. Нужно осмотреть его, - добавила она следом, давая возможность прогуляться молодым супругам, которым уж точно не понадобилась компания придворных дам.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-08-20 11:06:25)

+1

34

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Итак, все дни турнира прошли просто великолепно - особенно для Генриха, узнавшего очень приятную и дорогую его сердцу тайну. Это было невероятно, упоительно и прекрасно: знать, что любимая женщина носит долгожданное и очень желанное дитя. Естественно, принц охотно согласился со своей мудрой матушкой, прекрасно понимая, что в первые месяцы беременности следует оградить его супругу от любопытных взглядов придворных сплетников и перешептываний за ее спиной. Не зря же считается, что будущая мать должна сообщить о своей тяжести только лишь отцу своего ребенка и никому больше? К тому же, ребенок, которому предстоит появится на свет в королевской семье и связать договором вечной дружбы две влиятельные и сильные семьи, стал особенным еще до своего рождения. С этими приятными мыслями наследный принц просыпался каждый новый день турнира и думал только лишь о хорошем. И Генри на волне всего этого счастливого куража даже не подозревал, что о будущем прибавлении в семействе узнал еще один близкий и дорогой ему человек - естественно, королева не могла не сообщить радостную новость любимому мужу.
-Я решил сегодня утром отменить совет и провести его завтра, -сообщил Беатрис Ричард, встретив ее в саду, возле того самого куста, что оказался сломанным. -Я надеюсь, твои любимые розы не очень пострадали?
Королевский садовник, успевший уже ловко и быстро обрезать поломанные ветки, осмелился заверить короля, что розам Ее Величества ничего не угрожает. По всей видимости, кто-то из придворных после нескольких здравиц в честь королевы просто не нашел дорожку ко входу в замок в сумерках.
-И тем не менее... я не хочу чтобы нечто подобное повторялось, -усмехнулся Ричард и подозвал одного из стражников. -Следите за порядком лучше - этот сад очень любила моя мать и я не потерплю повторения чего-либо подобного. А те придворные что любят заливать за воротник могут посидеть в холодке, невзирая на все титулы и звания... К вечеру, удвойте караул.
-Будет исполнено, Ваше Величество! -ответил стражник, прежде чем вернуться на свое место. Ну а Ричард, подал жене руку, предложив ей немного пройтись перед финалом королевского турнира.
-Знаешь... мне отрадно видеть наших детей счастливыми, любимая, -улыбнулся король, когда Беатрис привычно взяла его под руку. -Когда ты сказала, что у нас будет еще один внук, мне вспомнился один постоялый двор... и очень смелая и прекрасная дева, сказавшая что желает сделать меня счастливым, вопреки всему. Ведь ты помнишь что обо мне говорили? Будто бы я проклят и поэтому у меня не будет наследника...
Воспоминания... та самая драгоценность, что есть у каждого человека - она всегда будет хранится в самом сокровенном уголке души и ее никому не дано отнять. Ричард помнил тот вечер в гильдейском доме так, словно это случилось только вчера, а не почти что сорок лет назад. Он вновь видел себя молодым и полным сил, рядом с прекрасной женщиной, которой суждено было стать его судьбой...
-Как-то раз матушка мне говорила, что проклятья имеют силу только если человек в них верит и позволяет себе опускать руки.., -тихо произнес Дик-старший, оглянувшись в сторону живописного пруда, возле берега которого сейчас гуляли Генрих и Глория. -Она ему очень подходит, правда? Добра, умна и красива... надеюсь, что у них будет не один рыжий ребенок, а Генри наконец-то научится ценить женщину что любит его всем своим сердцем. Ведь до недавнего времени, он вел себя совсем как я в молодости.
Беатрис лишь снисходительно улыбнулась, напомнив своему королю, что юной и прекрасной деве было непросто решится прийти тогда в его комнату. Но судьба все решила за нее, в тот самый момент, когда она первый раз увидела в трапезной гильдейского дома того самого мужчину, что был предназначен лишь для нее одной. После этого разговора, король и королева направились к ристалищу, где нынче должны были выяснить отношения рыцари, блиставшие на отборочных конных поединках.
-Ваше Величество, нынче замечательный день! -улыбнулся Дик-младший, увидев любимых родителей. -Мы разбогатеем благодаря Генри - я уверен, что он выбьет своих противников из седел с первого же удара. А потом мы с Кларенсом еще добавим вам золотых в кошелек...
-Сегодня я так уж и быть поддержу твою ставку, Ричард, но с завтрашнего дня ты забудешь про азартные игры! -снисходительно улыбнулся король, посмотрев на младшего сына. -Вспомнишь о том, что у тебя есть жена и дети и свозишь их в охотничий домик. Кэт, Джеффри и Джеку там понравится, а тебе будет полезно неделю не вспоминать о картах и ставках. Это мой королевский приказ.
-Который я с радостью поддержу, Ваше Величество, -рассмеялась Кэтрин, увидев как вытянулось лицо ее любимого мужа. -Вы как всегда предупредительны и добры.
Тем временем, вновь пропели трубы, возвещая о начале последнего дня турнира и после представления герольдами, рыцари выехали на ристалище для финальной жеребьевки. Всего их было три пары и затем, решающий поединок должен был начаться между бойцами, набравшими больше всех очков. До этого времени безусловным лидером шел Генрих, выбивший всех своих противников из седла одним точным и верным ударом турнирного копья - и спустя где-то минут двадцать, ему пришлось выехать против того самого молодого рыцаря из Морганнуга, что получил ленту от Элизабет.
-О боже.., -тихо выдохнула Бет, сжав руку Глории. -Это он...
Далее все было быстро и весьма предсказуемо... совершив короткий разбег, Генри при помощи обманного удара выбил противника из седла под почти что громовую овацию, что ему устроила благодарная публика. Он подъехал к лорду Сэмпиллу и спешившись помог ему подняться, прекрасно зная что после такого падения (пусть и на песок) в тяжелых латах бывает трудновато встать.
-Вы мужественно держались, милорд - и вылетели только потому что ваш конь испугался удара, -произнес Генрих. -А еще - вы были очень невнимательны и пропустили направление моего удара.
-Я не жалею что проиграл вам, Ваше Высочество, -ответил Сэмпилл, сняв свой шлем. -Буду надеяться на реванш в следующий раз. Мне жаль только, что я не сумел прославить свою даму сердца... однако честь называться самой прекрасной леди должна по праву принадлежать будущей королеве.
-Неплохо сказано, милорд, -кивнул Генрих и отдав свой шлем оруженосцу, поехал к королевской трибуне чтобы получить главный приз состязаний и передать его любимой жене. А после небольшого перерыва, состязания продолжились и в поединках на мечах не было равных Дику-младшему, что по счастью умел не только болтать и развлекаться.
Ну а этим же вечером, Генри и его юная супруга решили устроить себе небольшой праздник наедине, в шатре наследного принца, отменно поужинав и поговорив о своих ближайших планах. На следующее же утро, Генрих собирался рассказать своему отцу о поездке по землям королевского доминиона... однако, этому не суждено было случится. Где-то уже за полночь, уединение наследника было безжалостно прервано его младшим братом, примчавшимся с плохими новостями...
-Генри, в Морганнуге восстание... только что оттуда приехал гонец и сообщил, что старого лорда Данбара прилюдно казнили на главной площади Данблейда. За его излишнюю преданность альгерийской короне... Отец срочно собирает совет и прислал меня за тобой. Собирайся скорее - на рассвете мы вместе с войсками отбываем в военный поход.
-Хорошо, я сейчас буду, -ответил брату Генрих и когда тот ушел, обернулся к жене. -Надеюсь, это не новая война и она не затянется надолго... прости, любимая моя, но я должен тебя покинуть.
Когда Лори крепко обняла его, наследник престола нежно коснулся губами ее ярко-рыжих волос. Раньше он бы порадовался очередной заварушке как хорошему развлечению... но теперь все было совершенно иначе и уезжать из Талгарта Генри по понятным причинам не хотелось.
-Пообещай мне, что будешь беречь себя? Я буду писать тебе каждый день и ты даже не успеешь по мне соскучиться.., -тихо произнес Генрих. -Я очень тебя люблю и мы обязательно поедем в наше путешествие, сразу как только я вернусь. Помни что ты мое счастье и самая большая радость в этой жизни...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-21 07:48:03)

+1

35

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wySs.gif[/float]Даже поверить было сложно: казалось бы, турнир только начался, а вот уже, словно в одно мгновение, и пролетели дни, полные беззаботного торжества праздности, в котором купались все гости и участники турнира. Глории самой было трудно поверить в то, что круговорот праздника сумел затянуть и ее тоже, ведь она уже привыкла к новым знакомствам, что имели место быть в перерывах между состязаниями, праздничными застольями, на которых звучала громкая и мелодичная музыка приглашенных бардов, из которых рыжеволосая девушка вынесла для себя много новых и интересных стихов. Определенно, эти стихи и песни запали ей в самое сердце, и по-новому открыли далекую страну со столь прекрасным названием - Альгерия. Впрочем, юная принцесса не печалилась по тому, что уже сегодня придет конец турнира, что, по словам королевы Беатрис, сунул жадную руку в казну государства, из-за тех растрат, что сопровождали любое устраиваемое короной празднество, как для аристократии, так и для бедняков, которых кормила корона. Сама Лори успела уже заметить, насколько бережно обращалась с золотом королева, не в пример многим знатным леди, что предпочитали проводить свои дни в беззаботной праздности, не смотря ни на возраст, ни на возможность казны их семьи. Тем не менее, Глория уже чувствовала неизбежность прощания со своими соотечественниками, которым пора было уже давно отбыть в Саксонию. Все-таки они оставались при ней из-за праздника, на который их позвал король Ричард. Отказаться от такого любезного приглашения попросту было бы глупо и не благодарно за оказанное радушие приема, и несло за собой риск оскорбить короля. Впрочем, сама принцесса была рада тому, что ее люди все еще были рядом с ней и могут наблюдать своими собственными глазами за их с Генри счастьем, которое рано или поздно прославят в своих песнях барды, как это сделали о королеве Элеонор и короле Генрихе, первом своего имени короля Альгерии.
После непродолжительной прогулки вместе с принцем, Глория была вынуждена отпустить своего мужчину, и направиться к трибунам, на которых уже с нетерпением дожидались все, собравшиеся гости. Заняв свое мест рядом с Бет, девушка тихо вздохнула, отыскав взглядом своих соотечественников. Быть может, этих людей, большинство из которых было ей знакомо еще с раннего детства, она могла больше не увидеть никогда в жизни. Но, такова судьба? От размышлений наполненных ностальгией, связывавшей Лори с ее знакомыми, отвлекла Бет, как только было дано начало бою … между ее отцом и тем самым рыцарем, что решился добиться внимания от дочери наследного принца, пусть наверняка знал, сколь мало шансов у него. Принцесса сжала ладонь Элизабет, присмотревшись к тому, как разворачивались события перед их глазами и, когда Генрих выбил из седла рыцаря, сжала сильнее ладонь падчерицы.
- Ничего страшного, - тихо прошептала она. – Он хорошо держался и с достоинством уступил наследному принцу, - на самом деле рыжеволосая принцесса не решилась сказать о том, что рыцарь не только смог показать себя с достойной стороны, но и остаться при добром здравии. Как-то раз на турнире, устроенному в честь ее мачехи в Саксонии, Лори пришлось наблюдать за тем, как отважный рыцарь пострадал настолько, что умер на глазах у всех собравшихся зрителей. Глории тогда было немногим меньше, чем Бет, и она сначала даже не поняла, как все произошло. Поэтому сейчас, она была рада, что судьба защитила рыцаря от неприятных стечений обстоятельств, что стоят порой жизни.
Тем не менее, принцессе выпала честь принять из копья своего супруга венец, свидетельствующий о том, что она является признанной леди красоты и изящества среди всех леди, присутствующих на турнире. Это было первой подобной наградой для Глории, что отчаянно смущалась, замечая, как все смотрят на них с Генрихом, к которому она направилась после завершения турнира в палатку, где они и должны были провести в уединении время до самого утра, если бы… не внезапный визит Дика.
- Восстание? – переспросила Лори, набросив на плечи халат, который перевязала полоской ткани. Нужно было отдать должное герцогу, что побеспокоил уединение супружеской четы, но не стал приближаться слишком близко, от чего и не мог увидеть, насколько была обнажена жена его брата, что последовала за Генрихом к Ричарду, желая узнать, в чем дело. Тут в пору было вспомнить о тех словах леди Кэтрин, которые она говорила наследному принцу, расспрашивая его о ситуации в Морганнуге. – Генри,… неужели нужно так быстро уезжать? – выдохнула Лори, тяжко вздохнув, устремившись своими синими глазами в лицо своего отважного мужа. – Я обещаю, что буду заботиться о себе и о нашем ребенке. Обещай мне, что ты будешь также осторожен и вернешься ко мне целым и невредимым, - продолжила она, подарив поцелуй своему благоверному, свидетелем которого и стал Ричард.
Покинув вместе с принцем палатку, Лори направилась в замок, где должна была направиться в свои покои. Но, вместо этого … пошла к Элизабет, что не спала и сидела у окна, любуясь звездным небом.
- Ты не спишь? – удивилась Глория, встретившись взглядом с дочерью Генриха, что пошла в него своими светлыми волосами и глазами, которые были полны грусти.
- Мне не спится, - тихо ответила Бет, подойдя ближе к жене своего отца. – Что-то случилось, Лори? Почему ты пришла? Я думала, что вы сейчас с отцом…
- Плохие новости и я не решилась идти к себе, - произнесла принцесса, облизав свои губы, что все еще помнили поцелуй Генрих. – Говорят, в Морганнуге восстание, и твоему дяде Ричарду, а также отцу придется отбыть туда на рассвете, - произнесла Глория, видя, как на глазах помрачнела Бет.
- Как ужасно… - выдохнула девушка, к которой Глория подошла, чтобы утешить и, обняв ее, услышала нечто такое, что заставило ее заглянуть в эти большие глаза Элизабет, чтобы увериться в том, что они принадлежали ей. – Я так переживала из-за того, что закончился турнир, и я больше не увижу его, а тут … восстание в Морганнуге. Именно там, откуда мой рыцарь… - с тяжким вздохом произнесла она. - А если он тоже причастен к восстанию? – задалась вопросом принцесса, на что Лори уже не знала, что ответить. Она была так погружена в свои собственные дела, в свою беременность, что не углублялась в те отношения, что зародились под самым ее носом. Ведь Бетти … влюбилась? Было очень похоже на то, поэтому Глория, которой не пришлось испытать это чувство к какому-либо мужчине вне брака, не знала, какой могла бы дать совет своей падчерице.
- Не стоит думать о том, что может оказаться не правдой. Подумай сама, что мятежники воспользовались ситуацией, и позаботились о том, чтобы начать свое восстание тогда, когда мы его не будем ожидать. Вряд ли они бы стали отправлять рыцаря сюда, - не слишком уверенно произнесла принцесса, но на Бет эти слова не справили впечатления.
- Я должна с ним увидеться и поговорить, - решительно заявила девушка.
- С ума сошла? А если вас кто-то увидит?! Ты знаешь, что подумают? Даже не думай об этом! – Глория попыталась отговорить Элизабет от не разумных действий. И, казалось бы, девушка прислушалась к ее словам, но рыжеволосая принцесса даже не могла подумать о том, что Бет была слишком решительной в своих мыслях, и ускользнула из своих покоев, едва только Лори оставила ее, договорившись, что они вместе простятся с Генрихом, выйдя к парадным воротам из замка.
Как не трудно догадаться, Глория не сомкнула глаз той ночью. Она даже не ложилась, а лишь сидела и смотрела за тем, как угасает свеча, пока в покои не пришел ее муж, чтобы проститься наедине и провести оставшееся им время наедине. Ведь на рассвете уже вся королевская семья прощалась с принцем и герцогом.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wySo.gif[/float]- Береги себя, Генри, - произнесла королева Беатрис, взяв свои ладони руку принца. – Ты знаешь, что я тебя очень люблю и верю в успех. Ты всегда был достойным имени своего покойного деда, имя которого носишь. Но также ты являешься зеркальным отражением своего отца, поэтому я знаю, что бы ни случилось, ты вернешься к нам с победой, - добавила королева, прежде чем Генрих подошел к своей дочери и жене.
Ну, а Беатрис оставалось еще проститься с младшим сыном…
- Мое беспечное дитя, - тяжко вздохнула она, обняв Дика. Беатрис могла себе позволить такие объятия по отношении к Ричарду более смело, чем с Генрихом, боясь лишний раз обнимать свою плоть и кровь, чтобы не вызвать подозрений у наблюдавших их. Возможно, это порой ранило ее старшего сына, что всю жизнь считал ее лишь доброй мачехой, заменившей ему покойную мать, но это слишком сильно ранило и ее. Все-таки она не решилась бы ему никогда рассказать всей правды. – Просто держи свой меч крепко и будь всегда рядом с братом. Вы оба должны вернуться к нам, - добавила она, обнимая младшего сына, прежде чем смахнула слезы с уголком глаз. Все-таки женщины – они такие… сентиментальные и взволнованные.
Если же говорить о Глории, то она старательно держалась, понимая, что сейчас должна быть храброй. Ее мужчина должен был запомнить вовсе не плачущие глаза своей супруги, а ее готовность к ожиданию, ее храбрость…
- Просто возвращайся как можно раньше… мы ждем тебя, - и не важно, кто бы мог услышать сейчас ее слова, Глория попросту никак иначе не смогла бы сказать сейчас.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

36

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
После того как Глория покинула спальню Бет, юная принцесса не находила себе покоя, пока не решилась на отчаянный и рискованный шаг и не вышла ночью в сад. Плохие новости еще не успели распространится и в тренировочном лагере все еще отмечали последний турнирный день и поднимали здравицы за короля и королеву, а также за тех рыцарей что сумели достойно проявить себя. Закутавшись в темный плащ с капюшоном, Элизабет подошла к палатке того самого морганнугского рыцаря, но на пару мгновений потеряв всю свою решительность, остановилась перед входом, не зная что ей делать. В этот самый момент, словно по наитию, молодой человек вышел ей навстречу и едва не выронил из рук кубок с вином, увидев неожиданную гостью. Далее, все было решено за Бет - рыцарь решительно взял ее за руку и повел за собой в палатку, где и подарил совершенно непозволительный поцелуй.
-Вы все же пришли... несмотря на то что я проиграл вашему отцу, -шепнул принцессе мужчина, опустив плащ с ее плеч и на пару мгновений оторвавшись от ее губ. -Я мечтаю о вас с тех пор как увидел...
-Я должна спросить вас об одной важной вещи, -ответила Бет, у которой уже не было сил оттолкнуть рыцаря. От его жарких поцелуев у нее уже начала кружится голова... -Супруга моего отца только что сказала мне, что в Морганнуге восстание... и завтра  мой отец и дядя должны будут уехать вместе с войсками. Вам известно что-нибудь об этом?
-Восстание...? Когда я выезжал из Дамфриса, спеша на турнир, мой отец получил известие, что король намерен назначить лордом-протектором Морганнуга своего младшего сына - но это должно было произойти после смерти милорда Данбара, -ответил Сэмпилл и не думая скрывать собственного удивления. -Я надеюсь, вы не думаете, что моя семья... или я сам... можем быть причастны к заговору против короля?
-Я не знаю что мне думать, милорд, -грустно вздохнула Элизабет. -Мне хотелось увидеть вас... и хотя бы один-единственный раз самой решить свою судьбу. Не по указке отца или моего дедушки. Прежде чем они выдадут меня замуж за нужного короне человека, я хотела попробовать какова свобода на вкус...
-Я докажу вам, что я не изменник - и завтра отправлюсь в поход, предложив свой меч вашему отцу и дяде, -Сэмпилл снял с головы Бет украшенную драгоценными камнями диадему. -И я сделаю все чтобы доказать вам свою любовь...
Как всегда и бывает в жизни, радостные и беззаботные дни сменились черной полосой... ведь для войны сложно придумать какое-либо более подходящее определение. И кто бы мог подумать, что король Альгерии, долгое время живший лишь военными сражениями, не желал подобного исхода в данный момент времени. Он знал что мятежникам не удержать Данблейд против королевского войска - и прекрасно понимал, что взять столицу Морганнуга следовало до того как пламя мятежа разгорится по всему герцогству. Именно об этом Ричард говорил своим сыновьям, перед тем как попрощаться с ними.
-Вот и настал тот самый час, о котором вы всегда мечтали, -невесело усмехнулся король, посмотрев на Генри и Дика-младшего. -Помните что перед вами весьма сложная задача - вернуть Морганнуг, но сделать это так чтобы местная знать не вышла из подчинения альгерийской короны. Я разрешаю тебе действовать согласно ситуации, Генрих и поступить с мятежниками по собственному усмотрению. Однако... остерегайся излишней жестокости и помни что она может сделать из этих предателей мучеников, чего я бы хотел избежать. Ричард - не забывай, что ты должен стать опорой и поддержкой своему брату. Пока вы действуете заодно, вас никому не победить. Будьте хитрее и умнее своего противника, просчитывайте свои действия на несколько шагов вперед. Ступайте с богом и возвращайтесь с победой.
После разговора с отцом, для Генриха настал момент трогательного прощания с любимой женой - и Глория показала себя истинной дочерью короля, постаравшись сдержать слезы. Наследный принц прекрасно понимал какой ценой ей это далось... если бы она позволила себе заплакать, ему было бы намного сложнее уехать и оставить ее.
-Береги себя и не забывай что я очень тебя люблю, -улыбнулся Генрих, обнимая Лори. -Я буду писать тебе так часто как только смогу... и буду очень ждать ответных писем.
Эта были не самые простые минуты в жизни принца, но ситуацию как всегда "разбавил" Дик-младший, умевший поднимать своим любимым родственникам настроение.
-Не волнуйтесь, матушка, -улыбнулся герцог Сомерсет, обняв и расцеловав королеву. -Знаете о чем я жалею сейчас? Я не успею потратить свои честно выигранные на турнире деньги...
-Дик.., -как бы королеве не хотелось выглядеть серьезной и строгой, она не могла не улыбнутся. -Я уверена, что Кэт с радостью их сохранит до твоего возвращения. У нее надо полагать не возникнет желания спустить их в карты...
-Удар ниже пояса, Ваше Величество, -засмеявшись, Ричард обнял Кэтрин. -Я очень скоро к тебе вернусь, обещаю. Поцелуй наших мальчиков и скажи что я их люблю. Отец - готовьтесь принимать наши военные трофеи. Полагаю, в Морганнуге есть чем поживится?
-А где Бет? -поинтересовался тем временем Генрих, после того как попрощался с Кларенсом. -Ей разве не сказали что я уезжаю?
Кларенс лишь пожал плечами. Что же до драгоценной пропажи - юная принцесса догнала своего отца в саду и крепко-крепко обняла, не в силах сдерживать слезы.
-Простите меня... я едва не проспала, -повинилась Бет, прижавшись к груди Генриха. -Я ненавижу себя за это... обещайте что вернетесь целым и невредимым?
-Конечно вернусь. Ну хватит плакать, дорогая..., -Генрих протянул любимой дочери свой платок. -А ты обещай мне, что будешь меня ждать и поддерживать Глорию? Ты сейчас будешь ей особенно нужна...
-Я обещаю.., -увы, но Элизабет пришлось отпустить своего отца и наскоро обняв Дика, она направилась обратно в замок... не зная, верно ли поступила этой ночью. Принцесса нашла своих любимых родственников на одной из стен замка Бьюмонт - они молча наблюдали как королевское войско покидает столицу, чтобы направится в сложный и долгий поход на север. Королю Ричарду больше всего на свете хотелось бы отправится вместе со своими сыновьями, однако он понимал, что его военное время закончилось много лет назад, а их только началось.
Правда хотелось бы надеяться, что война не продлится долго...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-22 07:20:43)

+1

37

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wAWs.gif[/float]Пожалуй, Глория никогда не забудет того зрелища, которое открылось взору ее синих глаз, когда она стояла рядом с королевой и королем, наблюдая за тем, как отдаляется армия сил королевских войск от их замка. Во главе этой армии находилось два всадника, одним из которых был ее супруг. В какой-то момент, рыжеволосой принцессе показалось, что ее супруг даже оглянулся, когда успел отъехать далеко вперед, ведя свою армию против восставших подданных. В этот самый момент милая Элизабет тихо вздохнула, и ее прижала к себе королева Беатрис, не забыв погладить ее по плечу, пытаясь донести до юной внучки, что с ее отцом все будет хорошо. Глория же в это время не отводила взгляда от величественной процессии, которая выдвигалась в сторону восставшего Морганнуга, пусть даже понимала, что уже даже не может отличить, где среди всех этих маленьких силуэтов облаченных в доспехи мужчин верхом на быстроногих лошадях, находится ее мужчина. Она продолжала смотреть так, словно бы могла увидеть что-то впереди их, пока солнце не начало подниматься выше над холмом, за которым практически успел спрятаться арьергард армии. Несколько солнечных лучей заставили заблестеть железо на солдатах армии Его Величества, которому было, наверное, тоже не просто пропускать войну. Все-таки он был опытным воином, который никогда не пропускал сражений, и с готовностью бросался в бой, словно он был его последним счастьем на самоутверждение в этом мире. Впрочем, именно эту картину и наблюдала принцесса практически каждый божий день. Стоило ей открыть свои глаза и уставиться в сторону окна, за которым виднелось ясное небо, по которому проплывал золотой диск солнца, пока под ним продолжали жить и трудиться жители Талгарда, принцесса  видела все тот же сон. Она снова видела картину удаляющейся армии во главе с Генрихом, которого она ждала с замиранием сердца уже не один месяц, утешаясь его короткими и далеко не всегда вовремя доставленными письмами.
Это утро не стало исключением, когда она вновь открыл глаза, и повернулась на бок, приглаживая свой живот так, словно бы это мог сделать ее мужчина, лежа на соседней подушке и прижимая ее к себе. Ведь именно только так им было удобнее всего согреться холодной ночью, которые неизбежно приближались к Альгерии вместе со свинцовыми тучами и долгими, продолжительными дождями, что превращали некоторые тропы в непроходимое болото. Глория никогда не любила осень и продолжительную зиму, во время царствования которой предпочитала кутаться в меха и сидеть у камина, не глядя даже в сторону окошка. И ведь именно осенью и зимой, что так долго и давно не отступала в Альгерии не в пример материковым королевствам, ей пришлось отправиться в дальний путь навстречу со своим будущим. Молодой принцессе даже не верилось в то, что с тех пор успело пройти столько времени. Казалось, она только недавно приехала сюда, а ее любимый принц – завладел всем ее вниманием, окружив ее любовью и нежностью. Вот только сейчас она лежала в своей постели, одна и с ребенком под сердцем, согреваясь вовсе не в его объятиях, а теплым одеялом, поверх которого служанки набросили также и несколько шкур диких зверей, что пали от руки Генриха. Она грустила по тому мужчине, которого была вынуждена проводить в поход против восставших, молясь Создателю каждый день о том, чтобы он вернулся к ней, и ни одна вражеская стрела не настигла его. Вместе с одним из своих писем принцесса таки отправила принцу медальон, в который вложила прядь своих волос, надеясь, что этот подарок не только согреет ему сердце, но и подскажет, что его ожидают терпеливо и преданно дома.
- Доброе утро, Ваше Высочество, - поприветствовала Глорию леди Кэтрин, что стоически держалась, не смотря на то, что и ее супруг отбыл подавлять восстание в Морганнуге. Она даже продолжала заниматься своими обязанностями, пусть даже принцесса от нее подобного не ожидала. И именно сейчас она привела вместе с собой служанок для того, чтобы они помогли ей собраться и приготовиться к воскресной молитве в храме, которую должна была огласить королевская семья. – Как вы себя чувствуете? – добавила она, пока служанки принялись разжигать огонь в камине, а также принося теплую воду в тазах для умывания и готовя наряды для принцессы, что пока еще была в постели.
- Доброе утро, Кэти, - ответила Лори, сев в постели. – Все хорошо, спасибо, - ответила она, пока герцогиня подошла ближе, положив свою ладонь ко лбу юной принцессы. Несколько дней назад Глория, видимо, простыла, когда задержалась на молитве в королевской часовне и провела несколько ужасных дней в постели, королева лично давала ей пить лекарства, и следила за тем, чтобы ей стало лучше.
- Вам совсем не обязательно идти в собор сейчас. Ее Величество просила меня поговорить с вами и попытаться отговорить от этой затеи, - проверив, не горячий ли лоб у принцессы, произнесла Кэтрин, на что Габсбургская Роза только тяжко вздохнула.
- Я должна пойти и я пойду, - решительно заявила она, пусть и не торопилась выбираться из-под своего одеяла, где ей было тепло, тогда как воздух вокруг нее еще не прогрелся до нужной температуры. – Кэти… - тихо обратилась Лори к своей штатс даме. – Никаких новостей нет? – спросила она, словно бы для того, чтобы никто из ее новых придворных дам не слышал их разговора. Конечно, она не слушала королеву и взяла всего лишь нескольких из девушек, которые были представлены двору во время турнира, взамен своей свиты, что отбыла в Саксонию. Конечно же, она решила, что во время военных действий, ей незачем содержать слишком большое количество фрейлин, которые могли ей и не понадобится.
- Пока нет, - также тихо поддержала тон разговора и леди Кэтрин, отвечая принцессе. – Отец говорил, что все должно закончиться еще до наступления зимы. А зима уже близко, - тяжко вздохнула она, демонстрируя то, что скрыла под маской беззаботности глубоко на сердце.
- Ладно… будем молиться, что мы узнаем о том, что наши мужья вернуться скоро, - накрыв своей ладонью руку герцогини, Глория легонько сжала ее в своей руке, прежде чем не набралась храбрости выскользнуть из-под нагретого места и на цыпочках пробраться к тазу с теплой водой, в котором она умылась, прежде чем принялась одеваться в те одежды, что ей помогали надеть ее дамы. Теперь принцессе больше не приходилось скрывать свою беременность, что был давно уже заметен всем, даже когда она была облачена в зимние одежды. 
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

38

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Осада морганнугской столицы стала еще одной славной страницей истории и доказательством доблести и отваги солдат, сражавшихся за своего короля. Конечно, куда проще было бы взять город измором, но Генрих не желал гибели простых горожан и людей что не были повинны в дерзком мятеже... он помнил слова своего отца, о том что должен вернуть герцогство и погасить пламя мятежа как можно скорее. Прибыв под стены Данблейда, наследный принц решил действовать хитростью, не желая рисковать жизнями своих солдат и поступил точно также как когда-то королева Элеонор - с помощью подкупленных людей распространил в городе королевский указ, гарантировавший прощение всем кто раскается в измене и положит оружие. Жители Данблейда, которым неплохо жилось при прежнем лорде-протекторе, решили послушаться голоса разума и открыли ворота войску под командованием Генриха. Узурпатор, видя что дело плохо, успел сбежать из столицы вместе со своими сторонниками и укрылся в старинном монастыре, что был расположен высоко в горах и считался неприступным. Два небольших городка у подножия горы Фого, на которой и был в незапамятные времена построен монастырь, присягнули мятежникам, так что у Генри не было выбора кроме как осадить их и тем самым лишить младшего Данбара возможности получать продовольствие.
Однако... не все было так просто. Как оказалось, в монастыре были хорошие запасы провизии, на которых вполне можно было достаточно долго продержаться - и наводя порядок в городках после ожесточенных боевых действий, Генрих и Ричард порядком задержались в Морганнуге. Незаметно прошли два теплых месяца лета и началась осень - предвестница скорой зимы. Старший Плантагенет знал что должен увести войска до наступления холодов и это означало лишь одно - с мятежным аббатством надо было что-то решать и как можно скорее.
-Господа... я собрал вас сегодня, потому как нам необходимы решительные и радикальные меры, -начал Генри, после того как приказал своим приближенным собраться в ратуше на главной площади Карсфэрри - одного из городков у подножия горы Фого. -Как вы все прекрасно понимаете, армия не может надолго быть расквартирована в этом городе. Если мы задержимся здесь, спровоцируем еще один бунт - я не могу позволить нашим солдатам голодать, а это означает что все местные жители и крестьяне останутся без своих припасов. Вы все знаете, что взять приступом аббатство не представляется возможности - это неприступная крепость, к которой не подведешь катапульты и осадные машины. Тропа что ведет к монастырю слишком узка и опасна... Я хотел бы услышать ваши соображения по этому поводу.
-Милорд, все что вы говорите, более чем разумно.., -первым ответил один из приближенных военачальников Генриха. -Вам удалось взять Данблейд с минимальными потерями, проведя успешные переговоры... быть может, стоит поступить также и в случае с аббатством? Найти кого-то, кто мог бы предать Данбара?
-Идея была бы хороша, если бы было возможно подвести войска к стенам аббатства, -ответил Ричард. -Но проблема в том, что монастырь является частью горы и строился с таким умыслом, чтобы защитить богатства церкви и ее верных слуг от каких-либо захватчиков. Как и сказал уже Его Высочество, тропа слишком узка... и они могут долго держать осаду. Мне бы не хотелось, чтобы над нашей неудачной осадой смеялся потом весь Морганнуг - Генрих прав, не желая напрасно рисковать жизнями наших солдат. Остается предательство, о котором только что говорил барон Фоссет... но мы знаем что Данбар попросил убежища и оно было ему предоставлено. Как известно, даже сам король не может забрать преступника из убежища, не осквернив при этом святых стен.
-Ваше Высочество.., -осторожно вставил слово епископ Карсфэрри. -Вы были милосердны, пощадив жителей города, после того как взбунтовались лорды... и я хочу ответить вам добром на добро. Позвольте мне поговорить с настоятелем аббатства - я постараюсь убедить его выдать вам Малькольма Данбара и его сторонников. Он должен понять, что своим упрямством подвергает опасности жизни людей в Карсфэрри и Барре, что стали вашими заложниками.
-Для меня было бы очень просто убить их, Ваше Высокопреосвященство, -ответил Генрих. -Но... отец приказал мне вернуть герцогство, избегая лишних жертв и жестокости. Хорошо, я позволю вам попытаться устроить мирные переговоры - возьмите с собой нескольких человек из города для того чтобы настоятель и Данбар вас выслушали. Завтра на рассвете, вы отправитесь в аббатство и надеюсь, преуспеете больше чем я со своей попыткой переговоров.
После того как все собравшиеся разошлись, Дик подошел к своему брату и протянул ему кубок со сладким летним вином. Герцог Сомерсет прекрасно знал, что в военных хитростях Генри нет равных... и значит братец наверняка что-то придумал?
-Завтра мы с тобой пойдем вместе со святым отцом и как следует разведаем обстановку. Он привел с собой двоих монахов из своего ордена... это нам на руку, -хитро улыбнулся Генрих. -Мы с тобой заберем их одеяния и составим компанию епископу и тем горожанам, что рискнут пойти вместе с ним.
-Это интересная мысль, Генри... но ты не думаешь, что нас раскроют? -рассмеялся Дик, посмотрев на старшего брата. -Хотя... это была бы хорошая возможность захватить Данбара. Оставшись без своего предводителя, остальные сдадутся, поверив в королевское прощение.
-Отец говорил не делать из них мучеников... поэтому мы воздержимся от публичных казней. Данбара будут судить в столице Морганнуга в первую очередь как отцеубийцу - ведь старый лорд, которого он отправил на плаху, растил его словно собственного сына, -ответил старший Плантагенет. -Ну так что, ты со мной, Дик? У нас есть шанс закончить эту войну и вернутся в Талгарт до наступления зимы.
Следующее утро выдалось уже по-зимнему холодным - пожухлую траву посеребрил иней и подъем по узкой горной тропе стал еще опаснее. Епископ будучи погруженным в свои благочестивые мысли, не заподозрил, что места его спутников заняли двое принцев - к тому же, двое монахов-францисканцев дали обет молчания, что облегчало Генриху и Дику задачу. Холод позволил им пониже натянуть капюшоны своих одеяний, так что пока что никто ничего не заметил. Когда же наконец показались высокие стены и ворота аббатства, один из спутников епископа, поднял белый флаг, чтобы сообщить о своих мирных намерениях. Несколькими минутами спустя, все спутники святого отца оказались в неприступной цитадели и предстали перед аббатом и мятежниками.
-Ваши люди порядком замерзли и устали, пока поднимались на гору, Ваше Высокопреосвященство, -произнес Данбар, оглядев незваных гостей. -Их накормят и позволят обогреться - а мы с вами поговорим.
Генри и Дик последовали за несколькими жителями Карсфэрри в трапезную монастыря, где был подана скромная пища. Усевшись за стол чуть поотдаль от своих спутников, они отказались от еды и начав перебирать четки, сделали вид что молятся.
-Это чечевица? Боже всемогущий... меня сейчас стошнит, -тихо сказал Ричард, не поднимая головы. -Я не понимаю как эти монахи ходят фактически без штанов и босыми в такую холодину... я бы точно уже все себе отморозил.
-Тише... ты забыл про обет молчания? -таким же шепотом ответил Генрих. -Взгляни лучше... у Данбара около двадцати рыцарей и примерно сорок-пятьдесят солдат. Ты был прав - над нами бы смеялись, затей мы осаду.
Переговоры продлились около двух часов и судя по виду епископа, ни к чему не привели. Данбар был упрям и на данный момент считал себя хозяином положения, считая что альгерийцы обломают себе зубы об гору Фого и в конце-концов вернутся в Талгарт, испугавшись местной суровой зимы.
-А как только войска уйдут, можно будет взять передышку и начать настоящую войну.., -продолжил Данбар, зайдя в трапезную вместе с епископом и аббатом. -Когда закончится зима мы будем готовы дать решительный отпор...
-Вы говорите неразумно, сын мой... из-за вашей гордыни уже погибло множество людей - остановитесь, пока не поздно, -ответил епископ. -Вы приговариваете жителей Карсфэрри и Барра к смерти, продолжая упорствовать! Король Ричард милостив, однако и у него есть пределы терпения...
-Совершенно верно, -добавил Генрих, поднявшись из-за стола и сняв свое одеяние. Все кто был в трапезной вскочили со скамеек, удивленно уставившись на наследного принца. И хотя ситуация в любой момент грозила стать еще более опасной, он все же продолжил. -Жалкий трус, отправивший на плаху больного и беспомощного старика - я вызываю тебя на божий суд. Здесь и сейчас.
-Божий суд? -Дик усмехнулся, сняв свой капюшон. -Для предателя, изменника и жалкого труса, недостойного называться рыцарем, куда больше подходит топор палача. Ты оказываешь ему слишком большую честь, Генрих.
У Данбара не было выбора, кроме как принять вызов принца и как нетрудно догадаться, он проиграл поединок на двуручных мечах более опытному и сильному противнику. Увы, но желание Генриха привезти горе-узурпатора на суд в Данблейд не сбылось... однако, он в очередной раз доказал свою хитрость, взяв неприступное аббатство и заставив мятежников сдаться. Правда на этот раз, наследник престола не собирался быть милосердным, ведь рыцари Данбара прекрасно понимали на что шли, когда решили присягнуть ему на верность. Те кто отказался поклясться в верности королю Ричарду были казнены в тот же самый день на главной площади Карсфэрри...
-Наверное нашему отцу не приходилось брать осажденные крепости таким образом, -произнес Дик-младший, догнав своего брата на старом тракте спустя несколько дней после событий в Фого. Армия неспешным маршем покидала Морганнуг, в котором пока что был наведен порядок - и временным лордом-протектором был назначен тот самый лорд Сэмпилл, сын которого славно послужил в прошедшей военной кампании. -Уверен, что скоро мне придется вернутся в Данблейд... но прежде, я хочу домой - обнять матушку, Кэт и мальчишек. Мы слишком долго уже отсутствовали... да и тебя ждут с нетерпением.
-В своем последнем письме, Лори написала что считает дни до моего возвращения.., -улыбнулся Генрих. -Я тоже очень соскучился и хочу как можно скорее увидеть ее. Она пишет, что чувствует себя хорошо, а наш ребенок стал большим и сильным и не дает ей покоя. Надеюсь и молю Создателя, что больше мне никто не помешает быть с ней рядом.
Спустя еще несколько дней, поутру,  войска достигли столицы, а Генрих с Диком приехав в замок Бьюмонт, узнали что королевское семейство уехало в аббатство на воскресную мессу. Надо ли говорить, что оба принца тут же помчались по хорошо знакомой им дороге? Их появление стало приятным сюрпризом и ответом на молитвы короля и королевы...
-Ее Высочество пожелала помолится одна после мессы, -сообщила Генриху, Кэтрин, ожидавшая Глорию возле входа в главный собор аббатства, вместе с прочими придворными дамами. Она обнимала Дика, счастливо улыбаясь и совершенно позабыв обо всех правилах придворного этикета. -Идите скорее, Ваше Высочество - леди Глория только сегодня утром говорила о вас...
И вот наконец, последние минуты до желанной встречи... Генри направился по проходу между скамейками, увидев свою любимую жену возле алтаря. Ради этих драгоценных мгновений стоило рискнуть своей жизнью в том аббатстве...
-Мы снова одни в этом храме, -улыбнулся Генрих, когда Лори обернулась и увидела его. -И я рад что могу сказать тебе уже не в письме... я тоже скучал и считал дни до того как смогу наконец тебя обнять. Иди ко мне?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-24 01:35:53)

+1

39

[NIC]Беатрис[/NIC]
[STA]королева Альгерии[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/0t3f9.png[/AVA][float=right]https://68.media.tumblr.com/131b82fd0ed7ae41c671780971e7f060/tumblr_inline_oudrztgiGt1r9wysc_540.gif[/float]Королева с королем уже были в замке, когда прибыл гонец с известием о том, что королевские отпрыски вернулись, успешно подавив восстание в Морганнуге, как и полагалось – до наступления зимних холодов, во время которых вести военные действия в полной мере не представлялось возможным. Однако несколько гарнизонов все же было оставлено в мятежно регионе для напоминания о том, что сила по-прежнему остается за Плантагенетами, и никакие хитрости не могут обойти их. Беатрис привычно сдержано отреагировала на весть от гонца, переживая на сердце по-настоящему бурные эмоции. Не меньше своих невесток или внуков, женщина переживала о своих сыновьях, ежедневно молясь об их успехе и скорейшем возвращении домой, вот только продемонстрировать весь спектр эмоций она не могла себе позволить в силу того статуса, который каменным грузом лег на ее плечи со дня их с Ричардом брака. И пусть она никогда не желала быть королевой, как и не мечтала занимать место, которое никогда не должно было ей принадлежать, женщина постаралась сделать все для того, чтобы соответствовать той легенде, которую из воздуха соткали для нее королева Элеонор и Ричард.
Опустив взгляд на свои руки, которые грели друг друга, сложенные в непринужденном положении рук, Беатрис внимательней присмотрелась к кольцу на своем указательном пальце, что переливался разными цветами при попадании солнечных лучей, тем самым наглядно демонстрируя своей обладательнице, что ее изумруд хранит в себе смертоносный секрет. Это кольцо нынешняя королева подарила матери Ричарда по их возвращению в Альгерию из длительного похода, во время которого Ричард успел стать вдовцом, раз уж его валенсийская супруга умерла от простуды. Тогда они с Диком уже успели обручиться до того, как мир увидел их второй сын. Ричард не желал ее лишать возможности называть второго их ребенка своим сыном, поэтому они ослушались традиционного времени, что отводилось на скорбь по усопшей супруге. Однако за то время, которое они провели на материке, еврейке удалось наладить контакт со своей свекровью, что оценила способности новой возлюбленной своего венценосного сына, когда обратилась за ней с одной деликатной просьбой, и с которой Мария справилась практически идеально. Этот дар, преподнесенной одной из самых великолепных и сильных женщин своего времени, должен был стать напоминанием о том, что произошло на материке, но по большей степени демонстрировал готовность помогать вдовствующей королеве дальше. Даже если она захочет подсыпать яд, не оставлявший никаких следов по себе, своей еврейской невестке. О, да! Мария была готова принять яд, если бы того пожелала королева. Вот только она верила, что та не пойдет против нее. Смотрела порой на звездное небо, пытаясь предугадать свою судьбу, и звезды пророчили ей долгую жизнь…
После смерти королевы Элеонор, кольцо вернулось к ней, но вовсе не потому, что этого хотела Мария. Нет. Его передала вдовствующая королева избраннице своего сына незадолго до того, как испустила последнее дыхание, сказав при этом, что оно, кольцо, должно прислужиться ей. Прошло уже слишком много лет для того, чтобы пустить в ход яд, которым был отравлен король Арелата, осмелившийся заигрывать с Ричардом Львиное Сердце, называя его бастардом и незаконным королем Альгерии, но яд в кольце все еще сохранялся. На какое-то мгновение Беатрис задумалась, почему не избавилась от кольца или яда, но так и не смогла дать тому объяснения. Вероятно, слова умиравшей женщины произвели на нее слишком большое впечатление, и ей попросту хотелось сохранить память о той женщине, что не только хранила ее тайны, но и поделилась парочкой своих. И кольцо со смертоносным ядом под крышечкой из изумрудами и бриллиантами, было одной из их общих тайн.
- С возвращением, дорогой, - произнесла Беатрис, когда к ней наконец-то подошел Генрих, чтобы отдать должное уважение супруге своего отца. Это было теплое приветствие, но по-своему сдержанное. Засевшая мысль о том, что приветствие могло быть куда более теплым, если бы ее сын знал правду, не давало ей покоя. В ровной степени, как и тот факт, что правда могла провести между ними стену отчуждения. Как бы там ни было, а принять факт незаконнорожденности – не просто. Помня, как терзался сомнениями Ричард, когда его называли бастардом, королева знала, что не желала подобной участи для своего ребенка. В точности, как и не желала, чтобы он узнал о том, что его матерью была самая обычная дочь еврейского купца. Они с Ричардом приложили всех усилий, чтобы никто об этом не узнал. Многим из-за этого пришлось умереть, но ради счастливого будущего их ребенка – ничего не жалко.
- Матушка, теперь вы будете ко мне добрее, я надеюсь, - как всегда на положительной ноте, обратился к своей матери ее младший сын, заставив матушку улыбнуться.
- Даже не надейся, - произнесла она, крепко обняв его. – Я все еще хочу из тебя сделать человека. Так что прекращай сопротивляться, - добавила она следом, после чего они прошли в общий зал, где принцы могли рассказать о своей торжественной победе, после чего удалились в свои покои, чтобы провести время в более тесном кругу. И никто не пытался им в этом препятствовать, ведь они давно не были дома. А за это время дети успели подрасти, познать что-то новое, не говоря уже о приятном и дорогом запахе любимой супруги, объятий которой наверняка не хватало им все то время, что они провели в походных палатках.
- Я завершу одно дело, которое больше не могу откладывать, и приду в наши покои, - подарив своему супругу полный нежности поцелуй, произнесла Беатрис. Она надеялась, что ее мужчина поймет, о каком таком деле она говорила – ей предстояло уже огласить свою волю бывшей фаворитке Ричарда, что за последнее время успела «залечь на дно» и не мозолить глаза королеве или принцессам, одна из которых уже давно не выносила эту надменную и амбициозную особу.
Так что, направившись в свой будуар, состоявшим из нескольких небольших комнат, где королева обычно читала книги, отвечала на личную корреспонденцию, а также занималась своими маслами и травами, из которых варила лекарства для членов королевской семьи. Эти покои женщина величала своим царством, ведь оно впитало все ароматы масел и обладало определенным антуражем, которое было дорого ее сердцу, прощаться с которым она не собиралась ни за что на свете. Именно туда и вызвала королева графиню де Моубрей, которая не заставила себя долго ждать. В это самое время, когда графиня вошла в небольшую комнатку, королева была занята отваром для Глории, которое должно было поддержать ее самочувствие после небольшой простуды и жара, от которого им удалось довольно-таки быстро избавиться. Отослав других своих придворных дам, пожелав остаться с де Моубрей наедине, Беатрис, прежде всего, закончила дело, после чего тяжко вздохнула, повернувшись к женщине.
- Вы, должно быть, догадываетесь, зачем я вас позвала? – обратилась она к женщине, что все еще сохраняла свежесть своей красоты, которая привлекала в ней мужчин.
- Что вы, Ваше Величество. Я с нетерпением жду, когда вы расскажете мне, что я могу сделать для Вас, - с должной учтивостью ответила графиня, которой королева могла лишь аплодировать за хорошую игру.
[float=left]https://68.media.tumblr.com/1828e7619b18bbf8336bef7d59ef45d9/tumblr_inline_oudrzvFFmP1r9wysc_540.gif[/float]- Напомните мне, леди Моубрей, сколько лет вы находитесь при дворе? – наклонив голову на бок, спросила Беатрис. Сейчас она наследовала прекрасной учительнице, у которой ей пришлось научить всем тонкостям придворной игры и возможности предусматривать все шаги своего окружения далеко наперед.
- Я была представлена ко двору, когда мне едва исполнилось семнадцать, но в фрейлинах я так и не побывала тогда. Меня выдали замуж, после чего я провела подле мужа несколько лет, родила парочку детишек, а после была удостоена чести быть подле вас, - словно пропела свой путь к королевскому двору графиня, которой королева усмехнулась.
- Честь? Хм… - вздохнула Ее Величество, улыбнувшись своим мыслям. – Интересное у вас понимание чести, леди Моубрей, - продолжила спустя какое-то мгновение Беатрис. – Вы забываете о своих детях, о своем законном супруге, которого, может быть, и не любили никогда, но очень охотно позволяете наследному принцу увлечься вами, словно вы для этого и прибыли сюда. И я не виню вас за это, - если графиня желала перебить сейчас королеву, она не дала ей этого сделать, приподняв к верху руку. – Генрих – мечта любой придворной дамы. Не вы первая, не вы последняя, - продолжила королева, замечая, как изменилась в лице графиня, вероятней всего, предполагая, что последует следом. – Но вы забылись, графиня, когда неуважительно заговорили к внучке короля, о ее матери и нынешней избраннице принца. Вы слишком много о себе возомнили. Завтра же с первыми лучами вы уедете домой, к мужу, и больше не будете являться желанным гостем при королевском дворе. Займитесь детьми, вспомните о своем долге перед семьей и прекращайте плести свои интриги. Вы думаете, я ничего не замечала? Мне хорошо известно, с кем вы встречались и зачем. И если не прекратите, мне придется сменить тональность нашего разговора, - продолжила Беатрис, надеясь, что сейчас настырная особа, из-за которой ее любимая внучка пролила не одну слезу, подожмет под себя хвост и спрячется, словно мышь в свою норку.
Но, не тут-то было?
- Значит, вам все известно? Признаюсь честно, я не удивлена, но … – вместо того, чтобы молча поклониться и удалиться прочь из глаз королевы, графиня лишь ухмыльнулась кривой улыбкой, сбросив ненужную ей сейчас маску, словно перчатки для конной прогулки. – Вам все известно, и вы не желаете, чтобы ваш сын, как единственный законный наследник альгерийского престола, наследовал своему отцу? – удивилась графиня, прикусив губы, размышляя. – Неужели вы настолько благочестивы, что не желаете короны для своего сына? А он-то и знает? – добавила женщина, пока королева повернулась к ней спиной, чтобы разлить по кубкам немного вина, не заметно приподняв крышечку своего кольца, из которого в один кубок и попал яд.
[float=right]https://68.media.tumblr.com/4d8a31d84d7e6e1cfee89c42c01bdd2b/tumblr_inline_oudrzwWQY01r9wysc_540.gif[/float]- Мне даже интересно, зачем вы решили, поднять это дело и начать копаться в грязи? Только из желания отомстить Генриху? – подав графине кубок с отравленным вином, королева предложила женщине сесть за стол, после чего дала понять, что готова выслушать ее. И, быть может, дав ей надежду на обретение заинтересованного лица в ее мести, пока она будет говорить, медленно подписывая себе смертный приговор с каждым глотком вина.
Что же… она не хотела убивать графиню. Но, оказалось, она все-таки узнала то, что не должна была…
[SGN]http://s5.uploads.ru/t/EeTg0.png[/SGN]

+1

40

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Все время что длилась военная кампания на севере, графиня де Моубрей не теряла даром времени и вместе со своим сообщником даже и не подозревала, что королева давно же наблюдает за ними обоими. Но стремление некоторых людей считать себя лучше и умнее прочих, порой может сыграть весьма злую шутку... и для предприимчивой придворной дамы все шло к не самой лучшей развязке. Но обо всем по порядку?
Весьма сложно узнать что могло произойти почти что сорок лет назад... особенно если учитывать, что свидетели того времени по большей части мертвы и кто-то могущественный и сильный сделал все чтобы тайна рождения наследника престола никогда не стала достоянием гласности. Однако, к вящей радости графини, ее новый поклонник показал ей дневник своего покойного дядюшки, который тот собирался сжечь вместе со всем своим архивом, но так и не успел это сделать. Именно из этого дневника Диана де Моубрей узнала о таинственной женщине, которую тогда еще молодой и полный сил король встретил на пути к Святой земле - и надо полагать, это было вовсе не простое (временное?) увлечение? Лекарь писал, что та самая дама сопровождала короля на пути в Акру вместе со своим отцом и после прибытия в магрибские земли они расстались лишь когда Ричард отправился на войну с султаном. Поначалу королевский лекарь не старался быть осторожным, ведя свои записи, но позже тон их заметно изменился... по всей видимости, это произошло когда возлюбленная короля забеременела. И еще одна немаловажная деталь - на момент рождения Генриха, королева Луиса была еще только на пути к Святой земле.
-Это невероятно..., -сама себе тихо сказала Диана, когда прочитала дневник старика. -Дочь купца Иосифа из Яффы... так значит, наш добрый король был влюблен в еврейку??? Но это значит, что он забрал у нее ребенка и заставил свою жену лгать... и при этом привез свою любовницу в Талгарт. Лекарь пишет что Иосиф из Яффы умер через восемь лет после приезда в Альгерию, но что случилось с его дочерью? Она будто пропала... неужели и от нее тоже избавились?
Некоторые тайны способны убивать... и наверное, если бы графиня могла знать кто именно был настоящей матерью ее бывшего любовника, она никогда бы не осмелилась шантажировать королеву всеми этими сведениями. Но как оно часто и бывает, человек не может предугадать абсолютно всего в своей жизни - особенно, когда недооценивает возможного противника.
Инстинкт самосохранения не сработал у Дианы даже в тот самый момент, когда королева совершенно не удивилась, услышав всю эту давнюю историю. Графиня в тот самый момент хотела лишь одного - чтобы ей позволили остаться при дворе, ведь вот-вот должен был наступить более чем благоприятный момент для нее. Жена Генри часто чувствовала себя нехорошо из-за беременности, так что оставшись без постельных утех, принц должен был заскучать... и вот тут-то леди де Моубрей и вернула бы его себе. К тому же зная главную тайну его рождения, она рассчитывала стать ключевой фигурой при дворе - но не тут-то было?
-Мне даже интересно, зачем вы решили, поднять это дело и начать копаться в грязи? Только из желания отомстить Генриху? -поинтересовалась тем временем королева, налив вина в два кубка и передав один из них собеседнице. Диана довольно усмехнулась - ей показалось, что она почти что выиграла.
-Один из моих знакомых показал мне весьма интересные старинные письма и записи, что хранились в его семье почти что сорок лет. Или вернее говоря - тридцать восемь. Я не хотела мстить Генриху... только лишь вернуть его и снова быть счастливой, -с ангельской улыбкой ответила графиня, сделав глоток сладкого вина. -И там говорится о том, что в походе король полюбил молодую даму... далеко не благородного происхождения. Я бы даже сказала, что она из рода, презираемого как альгерийцами, так и арелатцами и магрибами. Эта женщина была еврейкой и не просто стала любовницей короля, но и матерью его ребенка... а затем, королевского бастарда безропотно признала своим сыном королева Луиса, которую заставили приехать в Святую землю. Знаете... когда мы с Генри были вместе, он не единожды говорил о том что мать его никогда не любила и всегда была холодна и надменна с ним. Теперь это многое объясняет, не правда ли?
-Все верно, леди де Моубрей, -ответила Беатрис с не менее милой и дружелюбной улыбкой. -Но судя по всему, тот человек, чьи записи вы прочитали, побоялся дописать финал этой давней истории. Я вижу что вы сгораете от любопытства... хотите я расскажу вам все как было?  Если только вы не боитесь этой правды...
Диана удивленно посмотрела на королеву и решив что ей больше нечего терять, кивнула головой. Беатрис поставила свой кубок на стол и после минутной паузы, начала свой рассказ...
-Знаете, графиня... когда я была молода, то не мечтала о скором замужестве и просила бога лишь об одном - чтобы он хранил моего любимого отца и не дал мне остаться совершенно одной.., -тихо произнесла королева. -Я хорошо помню ту ночь в Мессине, когда началась ужасная буря и мы вынуждены были задержаться в порту... а когда в трапезную гильдейского дома вошел Ричард, я не думала, что он станет моей судьбой. О нем шептались... говорили что он незаконно занял трон будучи бастардом и мол, за это бог наказал его, забрав двоих сыновей. Не знаю в какой именно момент я поняла, что могу изменить его судьбу... но я знала, что он заслуживает счастья и должен получить долгожданного сына. Мы стали жить вместе, несмотря на то что я происходила из презираемого всеми, как вы выразились, рода. И три месяца спустя после рождения Генри, мне пришлось отдать его другой женщине... однако, я не колебалась ни минуты и готова была сделать все ради его счастья.
-Но... как это возможно?? -воскликнула Диана, не на шутку испугавшись и вскочив со своего кресла. -Вы та женщина? Но вы ведь дочь короля Валенсии...
Королева лишь рассмеялась в ответ, тогда как графиня де Моубрей бросилась к двери и затем побежала в свои покои, прекрасно понимая, что ей осталось лишь сбежать из замка. Но она не успела даже приказать служанкам начать собирать вещи, ощутив что не может сделать не единого вдоха...
Примерно минут за двадцать до разговора королевы с графиней, Генрих находился в спальне, рядом с любимой женой. Лори была очень счастлива, что он вернулся домой, однако беспокойный ребенок к вечеру оставил ее совершенно без сил. Когда же принцесса задремала, Генри решил навестить свою матушку и попросить у нее какой-нибудь отвар или настойку для Глории... и совершенно случайно стал свидетелем весьма необычной беседы.
Он слышал каждое слово, оставаясь незамеченным и не мог поверить тому что слышит. Оказывается... королева, которую Генри искренне любил и которая постоянно его отталкивала, не была его матерью?? После того как Диана стрелой вылетела из комнаты, наследный принц зашел туда и затем приблизился к своей настоящей матери... как же много ей пришлось вынести ради него? И это значило, что Дик и Шарлотта вовсе не были сводными братом и сестрой для Генриха?
-Наверное, в глубине моего сердца я всегда знал, что именно вы моя мать... ребенком я молился об этом, -тихо произнес Генрих, протянув руку Беатрис. -Все мою жизнь, ты была моим ангелом-хранителем... я рад, что наконец-то узнал всю правду. Мне все равно из какой ты семьи - я хочу... требую, чтобы ты наконец обняла меня, не сдерживаясь при этом. Я всегда любил, люблю и буду любить тебя.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » there is nothing you can do but face the turn of it with courage