Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Джо никак не мог заставить себя отвести взгляд от девушки, невольно ища в ней прежние знакомые черты. Когда они познакомились, Пейшенс напоминала маленькое солнце; её улыбка...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » there is nothing you can do but face the turn of it with courage


there is nothing you can do but face the turn of it with courage

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]

Талгарт, Альгерия
- - - - - - - - - - - - - - - -
Выгодный союз двух королевских домов был заключен еще прошлой осенью, однако невеста наследного принца Генриха не смогла добраться к Альгерии до наступления зимних морозов. Но, вот весна наступила, и долгожданная встреча состоялась...
_____________

http://funkyimg.com/i/2w9Kk.gif

[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

21

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wnch.gif[/float]Солнце уже успело давно позолотить небосвод и даже продолжило свой путь по небу к его зениту, тогда как ни принц, ни принцесса не были еще готовы покидать свои покои, дабы позволить своим обязанностям втянуть себя в водоворот очередных событий, которые ожидали на них в течении еще одного дня, в конце которого они снова найдут возможность обнаружить свое счастье в объятиях друг друга. Наверное, если бы строгая нянька принцессы, которая и занималась ее воспитанием, узнала об этом, с большой вероятностью поспешила бы отчитать свою благородную воспитанницу, что позволила взять над собой верх своей слабости перед мужчиной, которого доверчиво и беспрекословно впустила в свое сердце. При этом, даже не пытаясь бороться за то, что, как оказалось, тщетно пытались ей прищепить с юных лет, она отбросила науку своего двора, что славился строгим воспитанием королевских отпрысков и высокими требованиями к подданным габсбургской короны. Однако, как принято считать, плохой пример слишком уж заразителен? Во всяком случае, в том, что они делали с Генрихом, Глория не видела ничего дурного. Они оба были влюблены и наслаждались временем, которое могли провести вместе, как это было в том охотничьем домике, где они провели две прекрасные недели. Пожалуй, именно эти две недели вдали от королевского двора, при котором царили свои собственные правила и требования, юную принцессу окончательно избаловали ласки и любовь ее избранника, что и сейчас продолжал дарить ей свои поцелуи, стоило только ему утолить жажду вином, которое он и предложил ей тоже. А ведь устоять все-таки перед соблазном и возможностью побаловать себя тем, что приносит удовольствие – слишком сложно, практически даже невозможно. Человек ведь создан для того, чтобы быть счастливым или стремиться к своему счастью, обретя которое он старается удержать у себя максимально долго.
Да и к чему излишняя борьба с собой?
В какое-то мгновение Глории кажется, что Генрих не слушает ее, вновь соблазняя поцелуями, услащенные вином, которое они позволили себе уже с самого утра, что вряд ли одобрило бы духовенство или родители, однако мужчина определенно не упускает ничего мимо своих ушей. Принцесса улыбается в очередной раз вздыхая, но на этот раз уже от дразнящих поцелуев, которыми принц усыпает ее тело и грудь, а его руки скользят по теплой и мягкой коже, заставляя ее вновь стремиться быть ближе к нему. Он укладывает ее на мягкие подушки, нависая над ней, прежде чем начать ее расспрашивать о возможной беременности. Заметив огоньки радости в глазах своего благоверного, рыжеволосая принцесса, естественно, не может улыбнуться шире, но в то же самое время, ее сокрушает изнутри неуверенность перед тем, что было все еще так туманно.
- Я не уверенна в этом, - тихо повторила она. – Может быть, - она бы пожала плечами, если бы могла в этом положении своего тела, пока ее ладонь дотягивается до щеки мужчины, прежде чем она возьмется ему рассказать все, что сама знала. А знала она так ничтожно мало. – У меня есть некоторые основания так полагать, но для чего-то конкретного – еще очень рано. Нужно время, чтобы убедиться. Я обращалась к главному лекарю вместе с королевой Беатрис, но он ничего не сказал мне нового. Сказал, что нужно нам больше времени проводить вместе, прежде чем мы не будем уверенны в том, что у нас будет ребенок, - добавила она с долей смущения. Сейчас было бы в пору добавить, насколько она была смущена, когда главный врач осматривал ее и говорил о необходимости проводить побольше времени с мужем в постели. Пожалуй, от возможности сгореть со стыда девушку спасло только присутствие ее верной Анны и леди Кэтрин, что поддерживали ее во всем и были ее главной опоров в этой пока еще чужой, но уже более привлекательной стране.
Тем временем, подобные рекомендации от лекаря только радуют Генриха, что решает не останавливаться, даже не смотря на то, что в покои вот-вот должны были войти слуги. Он заставляет Глорию стонать от удовольствия, прежде чем овладел ею, погрузившись в очередную любовную феерию, которой им обоим было, казалось, не достаточно.
- Конечно, я буду волноваться за тебя, - шепчет она на выдохе, прежде чем подарит своему принцу продолжительный поцелуй. – Я ведь хочу стать первой леди турнира, - добавила она, хитро улыбнувшись, прежде чем им обоим стало совершенно не до разговоров.
Однако… обязанности, о которых вскоре напомнила всегда такая тактичная и сдержанная Анна, все же заставляют их выползти из постели. Набросив на себя нижнюю рубашку, Глория с внимательностью наблюдает за тем, как собирается принц, прежде чем отвлечь его поцелуем, в знак напоминания о том, что им только что было очень хорошо вместе. И еще будет …
- Освобождайся от своих обязанностей и приходи в сад, - после сладкого поцелуя, подаренного друг другу до следующей встречи, произносит Глория, и позволяет служанкам уже заняться ее внешним видом. Ей расчесывают волосы, подбирают платье, в котором она и отыскала Бет с Кларенсом. - Мы хотели позавтракать вместе в саду. Вы ведь присоединитесь к нам? – предложила она детям Генриха, когда отыскала их в одном из залов замка, где все только и делали, что говорили о предстоящем турнире. Конечно же, Кларенс также мечтал о славе лучшего рыцаря, тогда как его более взрослая сестра доказывала ему обратное. Нужно ведь еще подождать, прежде чем начинать сражаться.
Выйдя с детьми в сад, Глория прикрыла свои глаза и блаженно улыбнулась, когда теплые солнечные лучи коснулись ее лица и волос, собранных в аккуратную прическу по местной моде. Она и не заметила, как к ней подобрался граф Лотарингский, выполнявший ключевую роль при ее сопровождении в Альгерию, где он должен был выполнять собственную миссию и служить глазами и ушами ее отца, о чем мужчина и напомнил, начав говорить принцессе о беспокойствах ее отца.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wncc.gif[/float]- Доброго дня, милорд. Конечно, говорите, пару минут для вас я найду, - не останавливаясь, произнесла принцесса.
И что было говорить ей в ответ?
- Я очень признательна вам, лорд, за все то, что вы делаете для моего отца, - усмехнулась Глория, вспоминая последние дни в родном замке, что были далеко не идеальными. Пожалуй, сейчас она была склонна полагать, что погорячилась, когда высказала все обиды отцу в лицо. Конечно, об этом вряд ли было известно кому-либо, ведь королевские неурядицы всегда остаются где-то в стенах одних-двух покоев, которые стерпят все и даже больше.
Вот только… неужели отец все еще помнит те слова, которые произнесла она в обиде? – задумалась на какое-то мгновение рыжеволосая девушка, прежде чем к ним подошел Генрих, которому тут же стало интересно, о чем ведет беседу его супруга.
- Полагаю, что я напишу своему отцу письмо лично, - вопреки продолжившейся беседе между принцем и графом Лотарингским, произнесла Глория, взвесив все «за» и «против». – Я его передам вместе с верным мне человеком из моей свиты, - добавила она следом, прежде чем приняла руку Генриха, которому и решила объяснить свое решение по пути к накрытому в саду столу. - Понимаешь, дорогой, - начала она, тяжко вздохнув, - когда я должна была уехать, мы с отцом немного поссорились, и расстались не на самой лучшей ноте. Я ему наговорила лишнего из-за обиды на него и свою мачеху. Мне придется извиниться перед ним, потому что даже если и моя мачеха поспособствовала нашему браку, здесь я обрела свое счастье, и должна проявить благодарность. А еще извиниться за то, что не стоило говорить. Я тоже скучаю по нему и по Карлу. Глядя на Кларенса и Бет, я словно смотрю на себя и своего брата со стороны, - добавила с какой-то долей грусти юная принцесса, чувствуя, как легко идет на поводу у далеко не самой яркой эмоции. Так что, она изо всех сил старается ее прогнать, и улыбается, прежде чем они присоединяются за столом к детям.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+3

22

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/cD2ZxF/o_1111.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
-Я уверен, что твой отец уже забыл о былой обиде... иначе он не стал бы проявлять беспокойство, -ответил Генрих своей юной супруге. -Родные и близкие люди часто ссорятся, но семья на то и считается семьей, чтобы уметь прощать. Когда ты получишь ответ на свое письмо отцу, то обязательно убедишься в этом. И кстати - ты можешь пригласить своего брата навестить нас как-нибудь.
Направившись к богато накрытому столу, принц мельком бросил взгляд на графа, который в данную минуту был занят беседой с кем-то из придворных. Его довольная физиономия говорила сама за себя и если он кого-то и мог обмануть предложенной "дружеской услугой", то только не Генриха. Не зря же говорится, куда именно ведет путь, выложенный благими намерениями? Генрих не назвал бы себя святошей и потому прекрасно мог разглядеть подобных людей при дворе своего отца... и решил, что хорошенько проучит саксонца на ристалище. Для этого понадобится всего ничего - умело подмухлевать жребий для отбора на поединок.
-Отец, позвольте мне тоже участвовать в турнире.., -произнес Кларенс, усевшись за стол рядом со своей сестрой. -Хотя бы в поединках на мечах? Я не хочу чтобы при дворе говорили, что принц струсил или ни на что не годен.
-Кларенс, тебе даже нет еще шестнадцати... а в турнире будут участвовать опытные воины - ты хочешь чтобы я боялась за тебя каждую минуту что ты будешь на ристалище? -первой свое слово успела вставить Бет. -На твой век еще хватит турниров...
-Кто может осмелится говорить о тебе нечто подобное? -поинтересовался Генрих, принявшись за великолепно приготовленного каплуна. -Ну хорошо... ты будешь участвовать в поединках на мечах, так уж и быть - но без лишнего фанатизма, договорились? Кэт, а Дик собирается принимать участие?
-Дик собирается разбогатеть, заключая пари на турнире, -улыбнулась леди Кэтрин. -Мне не верится, что ему скоро придется поехать в Морганнуг... мне очень неспокойно на душе, когда я думаю об этом.
-Это будет еще не скоро, ведь лорд Данбар пока еще в состояни исполнять свои обязанности, -ответил наследный принц, посмотрев на невестку. -И не стоит волноваться раньше времени, дорогая Кэт - ничего плохого ведь еще не случилось.
-Вы правы, милорд, -улыбнулась Кэтрин и затем взглянула на Глорию. -Миледи, помните мы с вами собирались посмотреть как Джека и Джеффри будут учить ездить верхом? Специально для этого Дик приобрел двоих смирных и спокойных пони - я буду очень счастлива, если вы составите мне компанию.
Двое маленьких озорников были любимцами всей королевской семьи, так что в итоге посмотреть как близнецы будут кататься на своих пони, отправились все присутствующие за столом. Генрих улыбнулся, смотря как его племянники побежали обнять Глорию, а Джек даже принес ей три прелестные белые розы.
-Это вам... я знаю что они вам нравятся.., -улыбнулся мальчишка. -Я попросил садовника в королевской оранжерее срезать для вас самые красивые розы..
-Вот это настоящий кавалер, -рассмеялся наследный принц, подхватив маленького вредного чертенка на руки. -А что же ты маме не принес цветов?
-Мама любит цветочки, которые растут в саду, -объяснил Джек. -Мы с Джеффри их обязательно нарвем, когда они распустятся.
-Не надо, мои дорогие - в прошлый раз вы оборвали целую клумбу и бедному садовнику едва не влетело, -Кэт пригладила растрепавшиеся волосы Джеффри и нежно улыбнулась Джеку. -Ну что, мои любимые рыцари готовы увидеть своих боевых коней?
Пони были уже готовы и оседланы, так что мальчишки с радостью побежали к ним, как только их привели. Оседлав своих "боевых" скакунов, близнецы были вне себя от восторга и с удовольствием покатались по дорожкам замкового парка, под присмотром опытных конюхов. После этого Джек и Джеффри затеяли веселую игру в прятки, потребовав чтобы все любимые родственники в ней участвовали - даже Бет всегда старавшаяся выглядеть серьезной и взрослой леди, не отказалась немножко подурачится вместе с маленькими кузенами. Первым водить выпало Кларенсу, так что Генрих вместе с Глорией спрятались за живой изгородью из аккуратно подстриженных кустов и получили возможность немного побыть наедине, пока юный принц не найдет их.
-Знаешь что я придумал? -хитро улыбнулся принц, когда любимая жена обняла его за шею, подарив особенно нежный поцелуй. -Когда закончится турнир, мы с тобой снова уедем вдвоем - проедем по землям королевского доминиона и проверим как живется нашим будущим подданным. Я ездил в подобное путешествие несколько лет назад и считаю что будет неплохо повторить и совместить полезное с приятным. Подданные увидят свою будущую королеву, мы соберем все жалобы и прошения и заодно проведем много времени вместе, как и советовал королевский лекарь. Как тебе такая идея?
Кларенс достаточно долго искал Генриха и Глорию, так что они успели порядочно подразнить и раззадорить друг друга. Но прежде чем позволить себе забыться в очередной раз, принц вспомнил о проклятом саксонце и решил заранее распорядится относительно завтрашнего поединка.
-Я думаю что нам пора выполнить предписание королевского лекаря, -шепнул Генрих своей жене, как только они вернулись под тент, где все семейство собралось попробовать вкуснейшие восточные сладости. -Давай ты вернешься в нашу спальню и подождешь меня там? А я пока что схожу к распорядителю турнира и прикажу включить в список моего сына. Кстати сладости мы можем доесть и в нашей спальне...
Ненадолго покинув принцессу, Генрих сделал все именно так как задумал - приказал подмухлевать жребий для завтрашних поединков и заодно внести принца в список участников боев на мечах. Даже представить себе как завтра саксонец сядет в лужу перед всем двором было чертовски приятно... и принц надеялся что это наказание заставит графа хорошенько подумать, прежде чем приниматься оказывать знаки внимания чужой жене.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-08-14 23:38:22)

+3

23

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2w9Jn.png[/AVA]
Слова Генриха были полны понимания и здравого смысла, на который Глория ответила легким намеком на улыбку, приподняв уголки своих губ, пока смотрела ему в глаза и слушала его более чем разумные слова. Впрочем, разве мужчина, что был уже отцом двух почти взрослых детей, мог ошибаться? Вряд ли. В какой-то степени, принцесса попросту доверилась своему любимому мужчине, как и должна была поступить на ее месте любая другая леди или женщина – ведь мужчинам стоит доверять, они знают, наверняка, лучше. Именно этому ее учили, и сейчас она предполагала, что не ошибется, если доверится супругу. У него ведь была возможность оценить ее проблему, быть может не существенную, с высоты собственного опыта и положения в обществе, в первую очередь как отца, а тогда уже как любящего и заботливого супруга. Поэтому она была благодарна за ту надежду, которую мужчина попытался так ненавязчиво, но весьма уверенно вселить в нее.
- Я буду верить, что так оно и будет, когда получу его ответ. Но сначала, я хочу понадеяться на то, что мне будет о чем еще написать отцу, помимо собственных извинений, - когда из-под листвы древа, потревоженного теплым летним ветром выглянуло солнце, заглянувшее в глаза Глории, она прищурилась, хитро улыбнувшись своему благоверному, к которому подошла ближе, чтобы обнять его. Он, конечно же, заслуживал поощрения и более откровенной благодарности, но… увы, на людях она была стеснена в действиях. К сожалению, далеко не каждая дама при их дворе поймет, почему это принцесса целуется с принцем и не может его отпустить от себя. Так легко слыть на весь двор развратной принцессой, что даже среди белого дня не может отказать себе в соблазне подарить мужчине слишком много своего внимания, поэтому юная принцесса держится из всех сил, чтобы не перейти черту. Тем более, они сейчас только-только собирались позавтракать…
Впрочем, добраться до накрытого стола, где уже все собрались, не составляет большого труда. Все-таки стол был накрыт в тени деревьев, к которым вела их аккуратно вымощенная дорожка, по которой они вскоре добрались до детей и присели на свои места, что только дожидались на них. Когда Кларенс заговорил о своем желании принять участие в турнире, Глория была нисколько не удивлена. Ее брат был таким же - он желал принимать во всем участие, добиваться подвигов, свершать великие дела и вообще, делать все то, что было ему, как бы, еще рано по возрасту. Поэтому принцесса предполагала, что Генрих легко и просто сведет на нет все желания сына. Но, не тут-то было? Очень быстро принц сдался и позволил сыну воплотить мечту своего сына в реальность, на что юная принцесса даже не знала, как реагировать – хорошо это было или плохо? Она продолжала смотреть несколько удивленно на своего супруга, не высказывая своих сомнений, хотя они могли быть совершенно необоснованными, ведь Глория оставалась всего лишь женщиной, что ничего не мыслила в фехтовании, и лишь продолжая мучить свое блюдо, что нисколько не «шло» ей сегодня и казалось слишком тяжелым, тогда как вино ей было очень по вкусу. Ее рука раз за разом тянулась к бокалу, в который служанка только и успевала, что доливать напитка, подслащенного цветочным медом. Из-за вина Глория пропустила мимо своего внимания разговор о той ситуации, что назревала в Моргануге и так беспокоила герцогиню. Однако леди Кэтрин очень быстро и ненавязчиво привлекла к себе внимание заграничной принцессы, предложив ей посмотреть на своих детишек, в которых Глория, как и каждый член королевской семьи, души не чаяла.
- Конечно, я составлю вам компанию! – охотно согласилась принцесса, улыбнувшись. – Джек и Джеффри – такие чудесные малыши и так ждали этого урока, что я просто не могу пропустить его. Помню, как меня учили – я тогда едва не свалилась со своего пони, но все обошлось лишь вывихнутой лодыжкой. Правда, даже она меня не отпугнула от верховой езды, - охотно поделилась Глория собственным опытом, после чего они всей дружной компанией направились к маленьким близнецам, что не могли дождаться того момента, когда уже сядут на своих пони. – Они так заразительно счастливы, - поделилась своими наблюдениями рыжеволосая принцесса, позволив себе лишь сдержанную улыбку, тихо вздохнув. – Прекрасная пора детства… - добавила она, облизав губы, прежде чем ее успели обрадовать ее любимцы. – Это мне? – спросила она, приятно удивившись. – Милорд, вы очень добры и обходительны, - заметила она, наклонившись к маленькому наследнику герцога, чтобы поцеловать его в щеку и обнять. Именно о таком живом, активном и неусидчивом и деятельном мальчишке она мечтала в последние дни, чувствуя, что она уже готова огласить новость супругу. Вот только уверенности в том, что она беременна – не было.
После они наблюдали за прекрасным и занятным уроком верховой езды, который закончился достаточно быстро – они не успели и глазом моргнуть, как время пролетело и солнце начало более интенсивно припекать, но это не заставило никого отказаться от продолжения их совместного времяпровождения. И уже совсем скоро Генрих и Глория обнаружили себя скрывающими за живоплотом в саду.
- Я бы с удовольствием посмотрела на то, как живет простой народ. Мне интересно присмотреться к их традициям и обычаям. Наверное, это интересно, - предположила она, обнимая своего супруга, прежде чем Глория дотянулась до его губ, став на цыпочки, чтобы дотянуться до него, и подарить ему долгий и много говорящий поцелуй. – Мм… какая у тебя идея, - тихо только ответила принцесса Генриху, когда тот прошептал ей на ушко свою идею, что сразу же заставила ее вспомнить их совместное утро, когда им пришлось едва ли не насильно покидать постель друг друга. – Быть может я тебя буду ждать тебя там, - добавила она тихо, прежде чем огласила всем о своем желании вернуться в покои, ведь уже якобы успела устать от жары. Уже в покоях она велела своим служанкам оставить ее наедине и принести ей сладостей и вина. Так что, к тому моменту, когда к ней вернулся Генри, Глория успела даже немного угоститься принесенными лакомствами. А когда она прогнула служанок, что готовы были дожидаться пожеланий Их Высочеств, принцесса просто и незатейливо притянула к себе мужа, даря ему совершенно не скромный поцелуй, и попросту срывая с него одежду, которая, как на зло, не поддавалась ее рукам с первого раза, заставляя ее даже чертыхаться (!!).
- Похоже, ты на меня плохо влияешь, - произнесла она уже после первого жаркого раунда близости, который состоялся без полностью сброшенной одежды, но хотя бы на постели. – Среди белого дня… как нам не стыдно? – спросила она, пытаясь привести свое дыхание в норму, после чего повернулась спиной к Генриху, чтобы он наконец-то расшнуровал шнуровку ее платья, туго стягивавшего ее. 
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+2

24

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/cD2ZxF/o_1111.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Ну а пока Генрих подготавливал ловушку саксонскому графу, его бывшая возлюбленная занималась своими обычными придворными обязанностями - сопровождала королеву, пока та проверяла все ли готово к турниру. Подобное развлечение всегда дорого обходилось казне, однако приносило много радости простому народу - да и к тому же, обычно устраивалось в честь дня рождения Беатрис. Будучи весьма умной женщиной, она прекрасно понимала, что подобные праздники необходимы, дабы горожане и крестьяне что приедут на турнир, имели возможность не только увидеть своих правителей и всю королевскую семью, но и в полной мере ощутить, что о них не забывают. Беатрис лично посетила готовое ристалище и тренировочный лагерь для будущих бойцов, что был устроен на берегу реки Талры - самое то, в жаркую летнюю пору. Графиня де Моубрей послушно следовала за королевой вместе с прочими придворными дамами, понимая что сейчас ей не стоит злить Беатрис или обращать на себя ненужное внимание. Увы, пока что она еще не вернула себе расположение Генриха и следовательно никто не помешает королеве, если она действительно решит отослать бывшую любовницу сына в родной Гвент.
Надо ли говорить, что графине этого чертовски не хотелось? Придворная жизнь всегда нравилась честолюбивой женщине... особенно когда ей удалось соблазнить наследного принца. Самым хорошим вариантом было бы родить ему ребенка, но Диана к своему сожалению не успела этого сделать из-за совершенно глупой ссоры. Тогда она позволила себе поспорить с дочерью своего любовника, не подумав о том, что он не станет терпеть подобного даже от любимой женщины и результат был весьма плачевным. И вот теперь леди де Моубрей как последняя неудачница вынуждена была наблюдать идиллию Генриха с габсбургской птичкой - правда, она не собиралась сдаваться и готовила свой собственный гамбит с помощью графа Лотарингского. Если этому олуху удастся соблазнить Глорию, Диана сумеет вернуть Генриха... измены жены его эго совершенно точно не стерпит.
-Миледи, позволите ли забрать несколько минут вашего внимания? -раздался весьма знакомый голос и обернувшись Диана увидела еще одного своего бывшего ухажера - правда, менее успешного чем Генрих. -Я обещаю, что вы не будете разочарованы.
-Неужели, барон? -ответила женщина, обмахиваясь своим веером. -Вы кажется решили меня удивить? Что же... мне скучно и я только поэтому вас выслушаю.
-Я слышал, что вас собираются отослать от двора, -нахально улыбнулся мужчина. -А что если я расскажу вас кое-что очень интересное, что поможет вам остаться? Если вы верно сумеете распорядится нужной информацией.
-Я заинтригована... продолжайте? -Диана была более чем удивлена, но постаралась не показать этого собеседнику. -Итак?
-Если позволите, я приглашу вас немного пройтись? Погода просто чудесная, а от реки веет прохладой, -произнес барон, галантно предложив руку графине. -И с вашего позволения, я начну издалека. Возможно вам известно, что я рано остался сиротой на попечении одного из дальних родственников моего отца - он был уважаемым человеком и получил место личного лекаря нашего доброго короля. Сопровождал его во всех походах, в том числе и на Святую землю...
-Не совсем понимаю, к чему этот экскурс в историю? -недовольно произнесла графиня. -Вы начинаете меня утомлять, Джозеф... переходите уже к делу?
-Терпение - добродетель, моя капризная нимфа, -рассмеялся барон. -Так вот... недавно мой крестный умер, оставив мне хорошее наследство и свой архив. В нем есть несколько очень любопытных писем... в которых король, видимо будучи в походе, приказывает моему крестному оберегать его возлюбленную, которая на тот момент находилась в тяжести. Это письмо датировано годом легендарного штурма Акры...
-Я зря тратила время слушая вас.., -насмешливо фыркнула Диана. -Всем известно, что Генрих появился на свет в крестовом походе... королева Луиса тогда сопровождала короля и они вернулись в Альгерию, уже вместе с наследником. Это не тайна... чем вы хотели меня удивить?
-Тем... что речь в письмах идет не о донне Луисе, -выдержав паузу, ответил барон. -Его Величество тщательно избегает имен в своих письмах... однако, один раз он все же забылся, написав о некой Марии. Вырисовывается весьма любопытная картина, вы не находите?
-Подождите..., -леди де Моубрей резко остановилась, посмотрев на своего собеседника. -Уж не хотите ли вы сказать, что... Генрих родился от любовницы короля?? Но это же немыслимо...?
-Прошло почти сорок лет... и большинство свидетелей того времени уже мертвы, но я все же попытаюсь разузнать о тех давних событиях, -хитро улыбнулся Джозеф. -Но эта информация будет вам дорого стоит, моя милая леди. Если вы готовы заплатить мою цену, я продолжу свои поиски.
-Хорошо... тем более что мне прекрасно известно чего именно вам хочется, -усмехнулась Диана. -Найдите доказательства и вы получите все что захотите. А сейчас, прошу меня извинить, но мне пора вернуться к Ее Величеству и своим обязанностям.
Графиня была более чем заинтригована всей этой историей и ее даже позабавил тот факт что Генри мог оказаться бастардом короля. Впрочем, надо было подумать как грамотно использовать все эти знания... по сути дела король Ричард тоже появился на свет незаконнорожденным, однако этот факт не помешал ему править Альгерией?
Ну а что же Генрих?
Вернувшись в спальню, он буквально сразу же оказался в объятиях своей нетерпеливой супруги, что принялась раздевать его, не единожды чертыхнувшись при этом. Принц рассмеялся, помогая Глории и в свою очередь очень быстро оставив ее без роскошного платья...
-Нам должно быть очень стыдно, любовь моя..., -улыбнулся Генрих, опустив с плеч своей принцессы легкую нижнюю рубашку из тонкого льняного полотна. -Но долг перед королевством важнее чувства стыда... и к тому же у нас есть четкое предписание личного лекаря короля, разве нет?
Он конечно же говорил о стыде и долге в шутку... потому как желал свою юную супругу с того момента как им пришлось покинуть постель поутру. Они любили друг друга и были очень счастливы вместе - а мгновения приятной близости давно уже стали чем-то больше чем супружеский долг по отношению к друг другу.
-Я решил... что обязательно увезу тебя после турнира..., -шепнул Глории принц, после того как они устроились возле постели - в комнате было достаточно жарко, чтобы прилично и пристойно устроится под простынями. Он обнимал свою принцессу со спины, позволив ей оперется о край постели, прежде чем взять свою желанную награду... -Мы все устроим так, чтобы можно было больше времени проводить вместе... а когда вернемся в столицу, то обрадуем всех долгожданной хорошей новостью... как тебе такой план?
Им удалось без помех провести наедине несколько приятных часов, после чего пришлось составить компанию королевскому семейству за ужином. Ну а после очередной жаркой ночи настало время большого королевского турнира, который Генрих собирался выиграть, провозгласив свою прекрасную даму королевой любви и красоты.

Отредактировано Dietrich Danziger (Вчера 22:00:49)

+4

25

[NIC]Беатрис[/NIC]
[STA]королева Альгерии[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/0t3f9.png[/AVA]
Судьба, определенно, сверх меры одарила обычную дочь еврейского купца, которой предстояло преодолеть долгий и не простой путь, как любят говорить в схожих, но отнюдь не идентичных случаях, через терны к звездам. Но, разве она рассчитывала на подобную благосклонность у коварной и хитрой злодейки-судьбы к своей скромной персоне? Единственное, чего она просила у судьбы – миг счастья рядом с тем мужчиной, которого она полюбила, встретив на самом обычном постоялом дворе. Тогда она предполагала, что настоящее чувство, зародившееся в ее искреннем сердечке, произошло от сочувствия, на которое она сослалась тем вечером, когда пришла к Ричарду в покои, чтобы облегчить его терзания, которые она видела в его взгляде и даже осанке. Однако сострадание не имеет ничего общего с жалостью и уж точно не ведет к любви. В этом обычная девушка Мария убедилась, как только ей пришлось оказаться в далеко не выгодной ситуации, предложив мужчине то, из-за чего на родине ее когда-то бы забили до смерти камнями. И все-таки она была готова пройтись кинжалом по своему сердцу, лишь бы мужчина обрел желанное счастье; счастье, которое от него, словно вода, ускользало сквозь пальцы, как бы он не пытался его задержать в своих сильных ладонях, что держали в руках крепко меч на каждом сражении, которых на его веку было не мало. Какая женщина была готова отдать свое дитя, не имея определенной уверенности в том, что она сможет вновь его взять на руки или видеть, как меняется его детское личико набираясь мужественности? Не знать, как сложится его судьба, а лишь надеяться на то, что она будет лучше, нежели у обычного еврейского мальчишки, которого наверняка жизнь заставила метаться, как и его предков, по миру? Что же… быть может, Мария не была одинокой в этом решении. Однако ей все-таки улыбнулась судьба именно в тот самый момент, пока соперница готовила для нее ловушку в Альгерии. Так уж случилось, что первая супруга короля заболела во время кампании Ричарда в Арелате, в ходе которой король посадил своего младшего брата Джеффри на трон в Арле, женив его на местной принцессе, не забыв и о другом брате, превратив его герцогство в королевство, к которому отошло несколько графств Арелата, и умерла. Именно тогда Марии, принявшей в крещении имя Беатрис, удалось подняться еще выше, чем она могла когда-нибудь рассчитывать – она вышла замуж за Ричарда и стала его королевой. Это дало ей возможность не только безнаказанно находиться рядом с любимым мужчиной, родить ему в законном браке сына, но находиться рядом со своим первенцем, который оказывает ей большую радость, ласково обращаясь к ней – мама.
Сначала это короткое и даже не решительное «мама» из уст сына, который в глазах всего королевства принадлежал другой женщине, будто бы не она носила его под своим сердцем и не переживала каждый проведенный день с ним, словно он мог оказаться последним, заставляло ее глаза ронять непрошенные слезы. Но позже, она научилась переживать эту боль недосказанности внутри себя, борясь с собственным соблазном – открыть страшную тайну ребенку, что уже давно не походил на ребенка. Вот только подобное происходило лишь в то время, когда ее Генри переживал какие-то не простые жизненные ситуации, и женщина сразу же отталкивала их от себя, прекрасно понимая, что порой правду лучше унести в могилу, как сделал каждый, кому она была известна. Придет черед и она тоже умрет, так и не рассказав сыну правды, который посчитает, что его мачеха была святой женщиной, взяв над ним опеку так, будто бы он был ей родным. Ведь он был ей родным…
Но Беатрис безумно боялась своего сына и за своего сына.
Боялась, что ему не понравится эта весть. Знала, что так оно и будет.
А кто был бы рад узнать, что его мать – еврейка?
Мария знала, помнила, как остро реагировал на шпильки Франциска ее любимый Ричард, называя короля Альгерии бастардом.
Беатрис боялась, что Генрих возненавидит ее за то, кто она. И это окончательно отбивало ей охоту к разговорам о том прошлом, что скрывало столько тайн в жизни их семьи. Однажды она поклялась быть собакой, которой хватит крох со стола господ, и она довольствовалась тем, что получала от жизни. Теперь она могла наблюдать за новым витком в жизни своего первенца. Таким счастливым она его еще не видела. Быть может, счастье влюбленности она Генри она могла сравнить разве что с той радостью, которая цвела на лице сына, когда он взял впервые на руки своего ребенка, очаровательную Элизабет, а после и своего сына, наследника – Кларенса. Каким будет его радость, когда габсбурская принцесса подарит ему еще одного сына? Ребенок от любимой женщины превращает его в особенного. И это только потому, что он ее, и ее сынишке еще придется постараться, чтобы скрыть собственные предпочтения, прежде чем их заметят его взрослые дети. Но, пока еще принцесса не успела обрадовать весь двор ожидаемой новостью, Беатрис внимательно следила за тем, чтобы ничто не сломало идиллию ее ребенка, пусть даже вмешиваться она не имела никакого права и обычно ничего подобного себе не позволяла, королева задумалась о необходимости отослать от двора некоторых женщин, что некогда были в фаворе ее сына. В конечном счете, ей не было необходимости держать при себе так много придворных дам, которым еще приходилось платить из казны золотом. Ее еврейская натура громко шептала о расточительности, от которой хотя бы на склоне лет стоило отказаться.
- Как ты себя чувствуешь, любимый? – спросила она у мужа, обняв его, когда у них возникла возможность хотя бы несколько минут перед ужином в своих покоях. – Я слышала, что на этом турнире ты решил повысить награды для победителей. Быть может, не стоило? – осторожно спросила она.
- Я чувствую себя прекрасно, - улыбнулся Ричард. - Хотя в моем возрасте по определению должно все болеть, уже начиная с самого утра - чтобы старики понимали что еще не умерли. А что касается турнира, то он ведь проводится в твою честь, любовь моя... почему бы не поощрить участников и не сделать призы более весомыми?
- Я рада, что ты себя хорошо чувствуешь. Сегодня после ужина, долго не задерживайся и приходи ко мне. Я приготовлю свои масла и позабочусь о том, чтобы у тебя и дальше ничего не болело, - улыбнулась она королю, продолжая обнимать его. – Ты знаешь, что я предпочитаю не тратить деньги на развлечения, пусть даже они проводятся в честь меня. Но, если ты этого хочешь… - добавила она, тихо вздохнув и облизав губы, собираясь подобраться к более деликатной теме. – Хотела тебе сказать первому, что я планирую сократить штат своих придворных дам. Мы платим им достаточно большое жалование, но … они мне не нужны, и в последнее время раздражают меня пустыми разговорами. Пусть принцесса Глория увеличит штат своих дам и выберет тех, кто будет интересен ей. Она молода и ей нужны друзья при дворе…
- Разве я когда-нибудь задерживался, зная что ты ждешь меня? - Ричард улыбнулся, нежно поцеловав свою королеву. - Мы с тобой итак не тратим деньги на ненужные развлечения, но турнир необходим и королевская казна выдержит его без каких-либо проблем. Генрих собирается участвовать и Кларенс тоже - у них будет отличный стимул побороться за главные призы. Правда я рад тому что сын не разрешил Кларенсу участие в конных поединках... все-таки для этого он еще молод. А если ты решила сократить штат своих фрейлин, то так тому и быть. Давай побалуем нашу невестку - кажется ей удалось выполнить поистине непомерную и сложную задачу: сделать из Генри преданного и любящего мужа. Я надеюсь и молю Создателя о том, чтобы они подарили нам еще внуков... тогда их семейство будет истинно "полной чашей"...
- Я не хочу показаться злопамятной старухой и занудой, но все-таки… несколько раз, когда у вас завязывался стратегически серьезные разговоры, особенно, когда обсуждались условия брака Генриха, мне приходилось подождать, - с долей иронии произнесла она, позволив себе улыбнуться в ответ на слова мужа. – Хорошо, я со всем разберусь уже после турнира. А пока пойдем к ужину? Наши дети наверняка уже ждут нас, - добавила королева, прежде чем они направились к столовой, где уже находились все, дожидаясь их прихода. Конечно, ей бы хотелось не только взять на руки еще одного внука или внучку, которую подарит их сыну Глория. Ей хотелось бы также взять на руки еще нескольких детей Ричарда, которые, быть может, заставили ее младшего сына отвлечься от карточных игр. Его азарт и желание легкой наживы совершенно не радовало. Но, разве Ричард способен был послушаться? Он считал себя уже состоявшимся мужчиной, которому нравоучения матери не были нужны.
- Всем приятного аппетита, - уже заняв свое место за столом, произнесла королева, обведя взглядом всех членов их семьи, начав с любимого мужчины и закончив самыми маленькими ее внучатами, что старались сидеть ровно и смирно, но в силу своего возраста не выдерживали такой необходимости. Было заметно, как Джек и Джеффри под столом мотыляют ногами, ковыряясь вилками в своих тарелках, из которых пытались выловить что-нибудь повкуснее. – Ну же, кушай, Джек, и не перебирай, - подбодрила она внука. – Ты же хочешь тоже вырасти большим, как твой кузен Кларенс? Завтра он будет сражаться на мечах, а мы будем за него болеть, - произнесла она, чтобы приободрить перед предстоящим поединком старшего внука и прибавить стимула младшему. – О, я вижу, Джеффри хочет раньше дорасти до Кларенса, - пошутила Беатрис, улыбнувшись. – Глория, мы сегодня с Его Величеством решили, что тебе стоит увеличить штат придворных дам. Во время турнира вы с Кэтрин присмотритесь к приезжим леди, а после выберем того, кто тебе подойдет. Я собираюсь уменьшить штат своих дам, - заглянув в счастливые глаза своей невестки, произнесла королева.
- Для меня это очень неожиданно, Ваше Величество, - удивленно произнесла Глория. – Но я вам очень благодарна, - добавила принцесса, переведя взгляд своих светлых глаз на мужа. Так, словно бы им было о чем рассказать? И, по правде говоря, Беатрис уже было подумала о той самой новости, которую ожидали в двух королевствах с тем еще нетерпением. 
[SGN]http://s5.uploads.ru/t/EeTg0.png[/SGN]

+4

26

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Этим вечером король решил ужинать только лишь в окружении своих родных и близких - как говорится, без лишнего пафоса и участия тех немногих придворных, что обычно удостаивались чести составить компанию за столом королевской чете. Генрих с детства любил такие спокойные и тихие семейные ужины... когда не велись разговоры о важных государственных делах и родители были прежде всего любящими отцом и матерью, а не королем и королевой. Просто большая и любящая семья, в которой по счастью все идет хорошо и гладко - а когда у детей и внуков все хорошо, то и родители очень счастливы. Смотря на отца и Беатрис, Генрих улыбался, мысленно благодаря Создателя за то что тот подарил им долгую и счастливую жизнь, а еще истинную любовь, которой не суждено было исчезнуть и спустя годы счастливого брака. Даже будучи уже в достаточно почтенных годах, Ричард и Беатрис были чудесной парой, а их любящий и благодарный сын наблюдая за их семейной идиллией, всегда хотел чего-то такого же и для себя, даже и не представляя, каким завзятым дамским угодником был его отец до встречи со своей возлюбленной.
Но это уже несколько иная история?
-Матушка, вы очень добры, -улыбнулся Генрих, после того как королева сообщила о своем намерении сократить свой штат придворных дам. Он прекрасно понимал, что могло послужить причиной для подобного решения - будучи мудрой и необыкновенно умной женщиной, Беатрис придумала как избавить своего сына от возможных соблазнов, а любимую невестку от ненужных волнений. Ведь по крайней мере несколько приятных леди из свиты королевы были в отношениях с Генрихом, включая и графиню де Моубрей... им совершенно незачем было оставаться при дворе, особенно в том случае если юная принцесса вскоре обрадует своего супруга радостной и ожидаемой новостью. -Я целиком и полностью поддерживаю ваше решение - Глории нужны надежные и верные люди. Те что будут окружать ее заботой не только ради королевских милостей...
-Бабушка, не сочтите меня непозволительно дерзкой, но я надеюсь вы не забудете про одну леди из вашей свиты... о которой мы с вами недавно говорили? -не сдержалась Элизабет, посмотрев на Беатрис. -Я полагаю, что она достаточно пробыла при дворе и ей пора уступить место более молодым и лучше воспитанным дамам.
-Не волнуйся, дорогая, -прежде своей супруги ответил король, прекрасно поняв о ком именно идет речь, но решив сейчас закрыть эту неприятную для Бет тему. -Я полагаю, что многие уважаемые лорды привезут на турнир своих дочерей, чтобы затем представить их при дворе - и наша милая Глория выберет из них самых достойных для своей свиты. Ну а те кто дурно воспитан, как ты сказала, отправятся домой на заслуженный отдых от моего двора.
-Я рада слышать это, Ваше Величество, -улыбнулась Элизабет, -Если принцессе и леди Кэтрин будет нужна моя помощь, я с радостью сделаю все что в моих силах.
-Кстати... у нас есть еще одна важная тема для обсуждения. Сегодня я получил письмо от моего младшего брата, короля Вьенна, в котором шла речь о тебе, моя милая Бет, -продолжил тем временем Ричард. -Джон уже много лет является опекуном юного бретонского герцога - он остался сиротой после того как владения его семьи были поражены чумой. Джек пишет, что этот молодой человек, которого он растил словно родного сына, может быть достойным кандидатом на руку нашей Элизабет.
-Неужели? -тут же отозвался Генрих. -Вообще, было бы неплохо познакомиться с этим перспективным женихом, прежде чем делать какие-либо выводы.
-Твой дядя написал, что уже отослал своего воспитанника в Талгарт... так что скоро мы его увидим, -ответил король. -Сейчас Бретань находится в составе Вьенна, однако Джек готов вернуть герцогству его суверенитет, если будет заключен договор вечной дружбы и взаимопомощи. Это стратегически важная часть Вьенна, содержащая множество акров плодородной земли и граничащая с владениями отца нашей дорогой Глории. Если перспективный жених понравится Бет, то мы получим еще одного ценного союзника на случай возможной войны с северными королевствами.
Бет лишь тихонько вздохнула, слушая как отец и дедушка говорят о ее возможном будущем... увы, но если все будет решено насчет бретонца, то ей придется подчинится и исполнить свой долг принцессы Альгерии. Далее разговор на ужине пошел о грядущем турнире, но от Генриха не ускользнуло то как мгновенно изменилось настроение его любимой дочки после упоминания о бретонском герцоге.
-Не могу поверить, что она уже невеста.., -улыбнулся Генри, оставшись наедине со своей женой после семейного ужина. Как и всегда, он предпочел самостоятельно раздеть свою любимую и единственную... -Мне кажется, что Бет расстроилась, услышав о женихе... и как бы мне не хотелось чтобы она подольше оставалась дома, в Талгарте, все равно рано или поздно придется ее отпустить. Я хочу чтобы у нее был любящий муж и хорошая семья...
После того как легкая нижняя рубашка принцессы отправилась на ковер следом за одеждой ее супруга, они устроились на постели и Генри вновь позволил жене взять инициативу в свои руки. Она устроилась сверху, дразня его провокационными и приятными прикосновениями, а он любовался ее красотой, тоже не оставаясь в долгу...
-Любовь моя, быть может тебе поговорить с Бет? Объяснить ей, что замужество это не так уж и плохо как думают некоторые дамы, -хитро улыбнулся наследный принц. В этот самый момент жена плавно опустилась на него, так что все важные разговоры можно было отложить на потом. -И ты еще не сказала, что любишь меня...
Это была очередная чудесная ночь, тоже пролетевшая достаточно быстро - а утром, Глории предстояло сопроводить своего мужа в тренировочный лагерь, где уже все было готово к открытию турнира. У Генриха была удобная и довольно-таки вместительная палатка и пока оруженосцы помогали ему одеть боевой доспех, Лори наблюдала за этим не забыв попросить принца быть осторожным во время поединков.
-Не волнуйся, любимая, -улыбнулся Генри, подойдя к Глории и нежно поцеловав ей руки. -Тебе пора занять свою место в королевской ложе на трибуне... а когда я выиграю, мы вместе отпразднуем мой успех. Я хочу повторить сегодняшнюю ночь...

Отредактировано Dietrich Danziger (Сегодня 07:18:03)

+1

27

[NIC]Глория [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wqWr.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2wqWs.gif[/float]По правде говоря, Глория была бы счастлива уже избавиться от своих подозрений и наконец-то получить подтверждения своей беременности теми методами, которые проявлялись у практически каждой беременной женщины, и о которых ей рассказал личный лекарь Их Королевских Величеств. Метод, о котором рассказал главный лекарь юной принцессе, на самом деле был составлен лишь на внимательности к себе и своему телу, которое девушка еще не научилась слушать и понимать верно, являясь еще очень юной и неопытной. Однако она успела запомнить, что с беременностью приходит также и излишняя капризность, раздражительность и даже сильное несварение желудка, при котором и кусок в горло не полезет, а все, что успела проглотить, то и дело, рвется наружу. И, тем не менее, их ребенка так ждал Генрих, что принцесса уже хотела наконец-то обрадовать своего супруга этой вестью, и увидеть его счастливые глаза. Впрочем, ровно с этим, юной принцессе было безумно страшно становиться на путь будущей матери ребенка. И боялась она не только потому, что не желала становиться капризной или вредной принцессой, которая станет изводить всех вокруг, из-за чего (иначе зачем?!) ее попросту сошлют в специальные покои для беременной леди, которые уж точно были при дворе ее отца. Ведь именно в тех темных покоях, где так мало находилось света и тепла, исходящего из тех нескольких маленьких окошек, ее мать дала жизнь ее младшему братишке, после чего испустила дух, навеки оставив своих детей в руках злодейки-судьбы, которая играла ими, словно жонглеры своими палочками на очередном представлении.
Конечно, родить ребенка – предназначение каждой девушки и женщины, поэтому принцесса лишь тихо вздыхает, наблюдая за тем, с какой неподражаемой радостью и счастьем смотрит леди Кэтрин на то, как заботливо обращается к ее сыновьям Ее Величество, старавшаяся привить их высокородному семейству более фамильярное обращение друг к другу. Сама она никогда не обращалась к детям или мужу по титулу, лишь по имени. Что сразу же для себя отметила Глория. Королева Беатрис лишь сначала, присматриваясь к ней, могла себе позволить положенное этикетом обращения друг к другу, тогда как теперь давала понять, что не против послабления этой необходимости. Самой же габсбургской принцессе было не просто принять это, ведь при дворе своего отца она была исключительно Ее Величеством Глорией Габсбургской и никак иначе.
- Вы безмерно добры ко мне, Ваше Величество, и я вам очень благодарна за эту щедрость, которой пока не заслужила, - ответила принцесса, прежде чем Элизабет решила поинтересоваться у своей бабушки о некой леди, которую она явно недолюбливала и желала сослать, по всей видимости, подальше от двора. По правде говоря, принцессе стало интересно, кого же все-таки имела в виду Бет и, как оказалось, Их Величества в своем коротком, но емком разговоре, из которого она вынесла лишь некую интригу, о которой решила позже расспросить как-нибудь юную дочь Генриха. В любом случае, не сегодня, так завтра она узнает о ней? Вряд ли юная принцесса будет скрывать от своей мачехи имя этой леди, что так раздражала ее. И, быть может, Глория подобралась бы значительно ближе к интересующей ее личности некой таинственной леди, если бы внимательней присмотрелась к выражению лица своего благоверного в этот момент, которого могло бы выдать отсутствие удивления или каких-либо эмоций. Сейчас он выглядел именно так, как полностью осведомленный человек во всем, что происходило. Но, Глория, конечно же, не могла пристально смотреть на всех и каждого, и ее внимание было приковано именно к Бет и ее великому дедушке с бабушкой, которым еще нужно было рассказать об их с Генрихом планах после турнира.
Тем временем, разговор зашел о потенциальном браке юной Элизабет, которую новость о прибытии жениха очень удивила и даже застала врасплох. Об этом говорили ее большие глаза, которыми она слушала рассказ своего дедушки, которому и пришло письмо с брачным предложением. Помнится, примерно такими же были ее глаза, когда она уставилась на своего отца в тот вечер, когда он поинтересовался ее успехами в альгерийском языке и истории, прежде чем сообщить ту весть, из-за которой она даже не могла уснуть той ночью. Наверняка и милую Бет ожидала бессонная ночь впереди? Впрочем, Глория предпочла лишь молча слушать, искренне сочувствуя своей падчерице, прежде чем у нее оказалась возможность вторгнуться в размеренную беседу Их Королевских Величеств, рассказом об их с Генрихом планах, в которые входило путешествие королевским доминионом. Однако это не значило, что возможный и при этом скорый брак Элизабет не задел за отцовские чувства Генриха. О своих мыслях мужчина поделился с супругой, пока был занят шнуровкой ее платья, остановившись позади нее.
- Конечно, она расстроилась, - произнесла принцесса, отвечая на предположения своего благоверного. – Не знаю, кто радуется переезду из родного дома и любящей семьи? Я не радовалась и даже обиделась на своего отца, - чувствуя, как скользит ее платье на пол, обнажая ее плечи и кисти рук, девушка повернулась к Генри, чтобы заняться его дублетом. – Наверное, если бы у каждой принцессы была надежда на то, что она будет любима и счастлива в браке, они больше радовались, чем их мужья, - ухмыльнулась она, поглядывая на принца, что не остановился перед желанием полностью раздеть свою супругу, продолжив свои начинания, теперь уже занявшись нижней юбкой и нижней рубашкой.
- Я постараюсь поговорить с ней обо всем, - тихо ответила уже в постели принцесса. – Но я не могу обещать, что после разговора со мной, она будет рада выходить замуж за незнакомца. Далеко не каждой принцессе везет так, как мне, - добавила она, прежде чем устроилась сверху, начав покрывать тело своего мужчины поцелуями, а также не менее смелыми и приятными прикосновениями. – А ты не знаешь, как сильно я влюблена в тебя? – решила немного поиграть с мужем в словесные баталии, прежде чем наклониться к нему, чтобы подарить ему дразнящий поцелуй. – Я очень люблю своего принца, - добавила она, прежде чем опустилась на него, начав неторопливые и плавные движения, желая растянуть удовольствие на более продолжительное время, пусть даже поутру им будет не просто проснуться и принять на себя все удары нового дня.
Впрочем, разве солнечное утро обещало когда-нибудь что-то плохое или не приятное? На памяти у огненно-рыжей девушки, что сопровождала своего супруга в сияющих латах в его палатку, никогда подобного не было. Казалось, что ей достаточно солнечного сияния, чтобы знать – у нее все хорошо, и даже лучше. Однако это не значит, что она не будет волноваться за своего супруга, у которого были прекрасные доспехи, настоящее творение искусства и мастерства кузнеца, что их сделал.
- Обещай мне, что всех победишь, и будешь осторожен, - произнесла Глория уже в палатке мужа. – Я тоже этого желаю, моя любовь, - улыбается она, несколько смущенно опуская свои глаза. – Обещай, что будешь беречь себя? – прежде чем уйти к трибунам, потребовала она.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2wqWq.gif[/float]Конечно же, на трибунах уже находилась Элизабет, тогда как все, собравшиеся на этот турнир дожидались Их Величеств, что предусмотрительно задерживались, давая возможность всем и каждому поговорить с друзьями и попросту занять свои места. Это же было и хорошей возможностью для принцессы поговорить о предстоящем замужестве Бет. И той леди, о которой говорили за ужином…
Но, сначала стоило поговорить с девушкой о более серьезных вещах.
- Знаешь, Бет, - обратилась Глория к принцессе, наклонившись к ней ближе, - твой отец беспокоится о том, что ты не рада выйти замуж, - продолжила она, внимательно изучая выражение лица своей собеседницы. – Тебе не стоит сейчас говорить о том, что ты будешь рада исполнить свой долг – кому, как не мне, тебя понять? – добавила следом рыжеволосая принцесса, говоря с дочерью своего мужа. – Я знаю, что тебя пугает перспектива уехать из родного замка, где ты провела много счастливых дней, куда-то, где может быть не так уж и хорошо. Однако в то же самое время, тебя немедленно замуж не выдают. Хорошо, что ты хотя бы увидишь своего жениха и, если он тебе так сильно будет противен или не понравится, ты сможешь упросить отца, отказаться от этого союза и поискать кого-нибудь более достойного. Ну же, не хмурься, пока Ее Величество не пришла. Это ее праздник и все должны улыбаться! - сжав ладонь юной девушки в своей, она попыталась подбодрить ее и развеять ее грусть. И именно тогда она рискнула продолжить: - Кстати, о какой это особе вчера ты говорила? Кто тебя обидел при дворе? Я должна знать. Расскажи…
[SGN]http://funkyimg.com/i/2w9Jp.gifhttp://funkyimg.com/i/2w9Jo.gif[/SGN]

+1

28

[NIC]Генрих[/NIC]
[AVA]https://image.ibb.co/kP4Ora/222.png[/AVA]
[LZ1]Генрих Плантагенет, 38 y.o.
profession: наследный принц Альгерии;
relations: принцесса Глория
[/LZ1]
Вернувшись в свои покои после семейного ужина, Бет долго не могла уснуть, думая о так называемом "перспективном женихе"... ну почему дяде пришло в голову именно ее предложить в жены для своего воспитанника? Принцесса прекрасно знала, что когда-нибудь должен наступить тот самый день, когда ее выдадут замуж и, увы, скорее всего не спросят, желает ли ее душа разделить судьбу с каким-то незнакомцем. Любимая бабушка всегда говорила Элизабет, что принцессы не вольны выбирать свою любовь... однако, у юной и доверчивой девушки было перед глазами целых два примера того что подобное высказывание о любви и долге вовсе не аксиома - возможны и исключения из правил. Бет знала, что Беатрис вышла замуж за короля по любви, а еще ее дядя Ричард предпочел Кэт какой-либо принцессе крови, потому что влюбился в нее.
Так почему же Бет должна была подчинится выбору короля?
Улегшись в постель, Элизабет постаралась представить себе этого самого герцога. По крайней мере он молод - так ведь сказал дедушка? Ему нет еще и двадцати трех лет...
Я знаю, что и неравные в плане возраста браки могут быть счастливыми, если люди любят друг друга... как Лори и мой отец, -подумалось девушке. -Им очень повезло искренне полюбить друг друга... но будет ли мой жених также относится ко мне как отец к Глории или дедушка по отношению к моей бабушке? Я тоже хочу хотя бы раз увидеть восхищенный и полный любви взгляд - но не потому что я внучка великого короля, а просто потому что я... это я...
После всех этих раздумий Бет было нелегко уснуть, однако сон ее все же сморил, а утром пришлось быстро поднятся и начать сборы на королевский турнир. Все собравшиеся там - и дворяне и простолюдины - желают увидеть королевское семейство в полном сборе, так что следовало поторопиться. Когда же Элизабет пришла на трибуну, вместе со своими служанками, то увидела там лишь Глорию и леди Кэтрин. Король и королева должны были появится непосредственно перед началом турнира, что давало возможность всем занять свои места, поздороваться со знакомыми и выслушать все самые свежие придворные сплетни. Бет улыбнулась своей юной мачехе и к своему удивлению слышала от нее совершенно неожиданные слова - Глория словно прочла ее мысли, решив поддержать и заодно убедить в том что не следует бояться приезда возможного будущего мужа.
-Милая Лори... я благодарна тебе за все добрые слова... Я действительно боюсь этого брака, но не потому что не хочу уезжать - хотя это тоже играет свою роль, -тихо вздохнула девушка. -Просто... мне бы тоже хотелось стать женой человека, который будет любить меня, понимаешь? Также сильно как отец любит тебя, а дядя Ричард нашу дорогую Кэт...
-Ее Высочество абсолютно права, -решила вставить свою ремарку Кэтрин, улыбнувшись юной принцессе. -Ты познакомишься со своим женихом и решишь сама, захочешь ли выйти за него... я уверена, что король и наследный принц не станут принуждать тебя к этому браку. Бретань итак сейчас часть земель принадлежащих Вьенну и этот союз по идее не так уж жизненно важен для Его Величества. В Европе мир, ничего не угрожает Альгерии, Арелату или Вьенну - ведь большинство европейских королевских домов связаны договором вечной дружбы и взаимопощи. Поэтому выбор жениха будет за тобой...
-Я надеюсь что это так и будет.., -улыбнулась Бет, однако услышав неожиданный вопрос от Глории, даже немного растерялась. Стоило ли рассказывать жене своего отца о его бывшей любовнице? -Видишь ли, Лори... при дворе есть одна дама... Я не знаю как бы тактично рассказать о ней тебе... но я попробую. Она при дворе уже несколько лет и ведет себя довольно-таки высокомерно - ее муж наместник Гвента, однако она там не бывает, предпочитая оставаться при дворе. Еще когда моя мать была жива, эта леди позволила себе недопустимое высказывание в ее сторону... а потом, забыв о своем долге и чести, она соблазнила...
-Их Величества король Ричард и королева Беатрис! -провозгласил тем временем герольд, заставив принцессу оборвать свой рассказ. Кэт лишь тихо вздохнула... она не была уверена, готова ли Глория узнать о любовнице своего мужа - пусть даже эта связь на данный момент была уже в прошлом. Однако, какая женщина потерпит присутствие подобной особы поблизости от своего супруга? Но по счастью, Элизабет не успела закончить фразу, после чего был открыт королевский турнир и пора было обратить свой взор на ристалище.
Поединок Генриха и саксонского посла был третьим по счету. Как и обычно, герольды представили публике каждого из доблестных рыцарей, причем наследному принцу досталось больше оваций чем заграничному гостю - он был любимцем благодарных зрителей. И прежде чем выехать на исходную позицию, Генрих подъехал к королевской трибуне, чтобы жена повязала свою ленту ему на копью - давняя и обязательная традиция для каждого рыцаря, желавшего прославить имя своей прекрасной дамы. После этого рыцари остановились друг напротив друга, ожидая сигнала к началу поединка.
-Четыреста золотых на моего брата! Кто поддержит, милорды? -произнес Дик, предвкушая веселье. -Ваше Величество?
-Хорошо, поддерживаю, -кивнул король, улыбнувшись. -Генри не проигрывал конных поединков с тех пор как участвует в них.
-Это наш с вами счастливый шанс разбогатеть, -рассмеялся герцог Сомерсет, после чего обратился к Глории. -Дорогая сестра, вы поддержите ставку?
Собравшиеся дворяне охотно поддерживали затею Ричарда со ставками и среди них нашлись и такие кто ставил на саксонца - во всяком случае слабаком или трусом он не выглядел. Когда же король дал знак к началу поединка, рыцари совершили короткий разбег, после чего последовал сильнейший удар... после которого граф фон Вальдек вылетел из седла и чудом увернулся из-под копыт собственного коня. Довольная толпа взревела от восторга, приветствуя победителя, тогда как Дик-младший радостно потирал руки.
-Мы точно разбогатеем благодаря Генри, -произнес герцог прежде чем Кэт его одернула. -Любимая, это ведь весело. Не забудь поставить на меня в поединках на мечах. Надеюсь что Кларенс не попадется мне в противники.
-А я надеюсь, что вы не станете слишком сильно его бить.., -вздохнула Элизабет. -Отцу надо было запретить ему участвовать... я буду умирать от страха за него.
-Милая Бет, твой брат уже мужчина, а настоящему мужчине нужно знать военное дело - тем более будущему наследнику престола, -ответил Дик. -Он внук короля не проигравшего ни одного сражения в своей жизни и должен показать на что способен.
-Ему еще даже нет пятнадцати лет... все его противники намного сильнее и опытнее его, -возразила Элизабет своему дяде. -И во время поединков нередки несчастные случаи...
-Кларенсу не вечно будет четырнадцать. Дик прав, подданные должны видеть, что будущий наследник храбр и не боится трудностей, -ответил король. -Не так важно выиграть, как важно показать что умеешь принимать удары и не боишься бросить вызов тому кто сильнее тебя.
Тем временем, на ристалище один за другим проходили отборочные конные поединки, пока из двенадцати участников не осталось шесть, которым и предстояло разыграть новый жребий и сразится затем друг с другом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » there is nothing you can do but face the turn of it with courage