Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
У Славы в голове ветер и блядский питерский дождь, Слава угашен просто в нули, хрипло и громко смеётся, быстро... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » shrift


shrift

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ПАРК САКРАМЕНТО | 17 ИЮНЯ 2017 | 04:30 PM

Dustin Dixon, Odette Richard
http://se.uploads.ru/t/F56yO.jpg

Два человека собрались на пикник в парке. Два человека, на которых это ну очень не похоже. Да и пикник вышел не совсем обычный. В итоге он перерос в вечер исповеди. Но будет ли это хорошим решением для окончания вечера?

Отредактировано Odette Richard (2017-08-11 19:08:05)

+2

2

Сигарета тлела в густо забитой пепельнице в то время, как не так давно взобравшиеся на вершину славы Imagen Dragons заливали, что все, что они имеют, пришло к ним от боли. Дакс тихо подпевал своим хриплым голосом на словах "Боль!" Он уже несколько часов неотрывно смотрел в монитор, в редакторе поправляя цвета и свет на фотографиях. Последние несколько дней выдались для него тяжкими - фотосессии шли одна за другой, к тому же его попросили отснять одну вечеринку в клубе, так что теперь он силился за один день разобрать несколько тысяч фотографий. Конечно же в глазах его давно двоилось, а выходить покурить на балкон уже не было сил, так что Дастин перетащил пепельницу к своему заваленному столу.
Наконец-то партия с последней его порно-моделью была доведена до ума, и фотограф взялся пальцами за сигарету, надеясь затянуться. Не тут то было - от нее в пепельнице остался только бычок.
- Вот хрень, - выдохнул уставший Дастин и потер красные глаза.
Он вытащил из пачки еще одну, отметив, что она последняя, и закурил с чувством выполненного долга. Одной рукой он орудовал мышкой - открыл свой сайт, где крупным планом сразу выползло его фото со всеми татуировками сразу и характеристиками, заставил себя не нажать на маячившую на главном меню ссылку на страничку Одетт, и открыл галерею. Зайти на страничку его личной порно-модели, а по совместительству первому настоящему проекту в его карьере, означало словить крепкий стояк и забыть, что вообще намеревался делать. А потому как бы надпись "Одетт Ришар" не манила его, фотограф уверенно продолжил выполнять свою работу. Одетт должна была привлекать внимание посетителей сайта, а его задача - вести себя профессионально. Впрочем, это было практически невозможно с такой горячей штучкой, как его любимая порно-модель.
Создав новый альбом с очередным сексуальным названием, Дастин начал заливать туда фото брюнетки с длинной тугой косой до пояса. На ней из одежды были только крепкие веревки, завязанные интересными узлами. Шибари Дастин научился еще давно, кажется, даже не для своей работы, а для личных развлечений. Поэтому выходило у него вполне неплохо и в кадре девушка смотрелась как надо. Сайт грузил фото долго, а в это время Диксон  медленно затягивался, откинувшись на спинку своего подкосившегося кресла. Полосы загрузки завораживали, гипнотизировали, лишали мыслей и даже погружали в сон. Наконец и сигарета закончилась. В пачке стало пусто, вокруг сонно, а Дастину скучно.
- Ладно, девочка, иди сюда, - хмыкнул он и поддался искушению - нажал на страничку Одетт.
Они давно не виделись, а провести успели всего парочку фотосетов, включая тот первый в краске. Дастин облизнул пересохшие губы сразу же, когда открыл первый фотоальбом своего сокровища. Там было около десяти сексуальных фото Одетт: где она балуется с кисточкой, где ее грудь покрыта разводами краски, где ее прекрасное личико искажается от боли проникновения его пальцев, где она на камеру кончает брызгами разных цветов, еще несколько, где из ее дырочек течет краска. Да, она не боялась камеру, к тому же любила свое тело и была готова открыть его всем своим зрителям без стеснения. Дастин уже забыл о загрузке фото в основную галерею, он листал фото Одетт и вспоминал ту ночь. Как трахал ее, как разрывал своим членом ее весьма узкую дырочку, как думал: какие же наверное раньше маленькие члены ей попадались, что его так туго входит? И злорадствовал, чувствуя сразу свое превосходство перед всеми, кто до этого побывал в этой блондинке.
Дастин сглотнул и глубоко выдохнул. Возбуждение ударило в голову и снова захотелось сейчас видеть Одетт в его студии, пальцами растягивать все ее дырочки, слышать ее стоны, мучить ее своими руками, а потом засунуть свой член ей в рот. Мысли крутились в голове, но Дакс только откинулся на своем кресле и провел ладонями по волосам, лицу, шее и закрыл глаза, приходя в себя. Он был так ею увлечен. Будто бы одержим. Как любой творец своей музой.
Поэтому Дастин даже не заметил как схватил свой телефон с разбитым поперек экраном и набрал сообщение на номер модели:
"Приезжай. Хочу видеть тебя на своем члене."
Затем подумал, стер сообщение. Покрутился на стуле, попробовал еще пару вариантов, оба из которых ему не понравились - слишком скучно для того фанатизма, который бушует в нем. С ней хотелось особенного, странного, всего и сразу. Поэтому отправил он это:
"Завтра в половину пятого в парке. Возьми бутылку того, что сделает тебя пьяной."
Сообщение ушло. Дакс довольно откинул телефон, не дожидаясь ответа, поставил еще партию фотографий на загрузку и вышел из квартиры за сигаретами.

Сборы на пикник давались ему тяжело. Это было не в его духе, не в его стиле, не в его понимании. В итоге Дастин просто решил представить себе, что собирает стафф на фотосессию. В своей голове он раскинул на зеленом газоне типичный клетчатый плед, поставил на него корзинку, рядом - бутылку спиртного, в корзинке всякое съестное типа сыра, фруктов и чего-то еще. А посередине поставил голую Одетт, пальцами раздвигающую свои нежные половые губки и демонстрирующую его камере достойные кадры. Вот тогда пикник и все, что к нему нужно, быстро сложилось в голове фотографа.
И он собрал все необходимое.
Стоя на входе в парк с этой идиотской корзинкой в руках, пледом в одной руке, сигаретой в другой и большим рюкзаком с фотоаппаратом и объективами на плече, Дастин смотрелся странно и смешно. В такую жару на нем привычно красовалось все черное - от футболки и до потертых кроссовок. Он нервно затянулся и ждал, пока блондинка спасет его из неловкой ситуации.

+2

3

Лучи солнца пробились сквозь плотно закрытые веки, заставляя блондинку с лёгким стоном повернуться, а потом и привстать на кровати. Взглянув на часы Одетт отметила для себя, что проспала большую половину дня. И до ночи оставалось уже не так много времени. Лениво встав с кровати, девушка вновь потянулась и отправилась в ванну. Подрегулировав напор воды, француженка стала под тёплые струи, которые ручейками стекали по коже девушки.

И тут пришло осознание того, что у неё эта ночь свободна, что не надо спешить на работу и можно отдохнуть, посвятив время себе любимой, не только сегодня, но ближайшие пару дней. Из душа её заставил вылезти звук мобильного телефона. Вытерев мягким махровым полотенцем с тела капельки воды, Ришар взяла в руки телефон. На экране появился значок сообщения от Дастина, а на лице сразу лёгкая улыбка. Открыв сообщение она прочла: "Завтра в половину пятого в парке. Возьми бутылку того, что сделает тебя пьяной."

- Вот и планы на завтра образовались, - довольная девушка отложила телефон. Да, давно она уже не видела Дастина, даже успела соскучиться по этому большому и сильному мужчине. В голове сразу всплыли воспоминания о их первой встрече на выставке, их первой фотосессии в красках и её не менее приятном продолжении. Внизу плоского животика появилась приятная мягкая тяжесть.

Пройдя на кухню, она подошла к бару и достала бутылку красного вина и взяла один бокал. Да, вечер она решила провести дома, слушая музыку и расслабляясь, наблюдая за пейзажем за окном, нежась в лучах закатного солнца. Открыв бутылку вина, Одетт прошла к гамаку у окна, по дороге включив музыку на ноутбуке. Забравшись в гамак и налив себе в бокал вина, Ришар расслабилась и вволю отдалась музыке и вдохновению.

На следующий день, француженка вновь проснулась к обеду и сразу начала собираться на встречу к её дорогому фотографу. Одев лёгкое, короткое белое платье и босоножки на платформе, девушка выбрала в баре бутылку шотландского скотча. Решив, что сборы окончены, Ришар вышла из квартиры и отправилась в парк.

Она сразу же заметила Дастина, который так ярко выделялся из толпы других людей, что решили посетить парк в этот же день. Фотограф выглядел немного глупо, но в то же время и чертовски мило. Весь в чёрном, большой брутальный мужчина, который держал в руке такой типичный для пикников клетчатый плед и корзинку. Всё как и принято для типичного пикника. - Хэй! Вот и я! - Ришар, виляя  бёдрами, подошла к мужчине с довольной и ослепительной улыбкой. - Надеюсь ты не долго меня ждёшь?

Девушка  чмокнула Дастина в щёку, не стесняясь рассматривать его. - Ты, кстати, очень органично смотришься со всей этой атрибутикой! - у неё же, в отличии от фотографа, был небольшой светлый кожаный рюкзачок, в котором она так успешно припрятала бутылку шотландского скотча. - Ну что, пойдём? Или мы ещё кого-то ждём?

внешний вид

http://iv1.lisimg.com/image/13854896/740full-charlotte-mckinney.jpg
http://ilarge.lisimg.com/image/13854899/1118full-charlotte-mckinney.jpg

+2

4

Видок у здорового забитого татухами мужика с клетчатым пледом и плетеной корзиной был так себе. Люди косились, кто-то иногда хихикал, многие просто пялились. А Дакс расхаживал на входе в парк и курил одну за одной. Внутренне он сам смеялся над собой и даже несколько наслаждался забавной ситуацией, ловя свой фан с этого.
Одетт была прекрасна как всегда. Точнее сказать - возбуждающая как всегда, вызывающая шевеление в его штанах и эту идиотскую улыбку, которая заиграла на губах Дастина, когда белоснежное, буквально светящееся, пятно на тонких загорелых ногах приближалось к нему. Перебивая стойкий запах табака, в нос ударил запах ее духов, затем волосы вихрем поднялись рядом с лицом на ветру, а губы коснулись его щеки. На комментарий девушки, Диксон только фыркнул и усмехнулся. А затем приобнял Одетт свободной рукой за талию, ощущая сквозь практически прозрачное платье ее кожу, и притянул к себе, а затем на ухо прошептал:
- Умоляю, пошли быстрее где-нибудь поставим эту чертову корзинку, а то, готов поклясться, весь парк уже считает меня геем, - он снова усмехнулся и шлепнул девушку по заднице. - Прекрасно выглядишь. У тебя есть что-нибудь под этим прикидом? - он поднял одну бровь и подмигнул Одетт.
Да, Дакс вдруг понял, что слишком привык видеть ее без одежды, так что сейчас даже это полупрозрачное платье вызывало в нем странное чувство парадности и официоза. Идея пикника была спонтанной, и Дастин даже не верил, что проснется утром следующего дня и все еще будет готов повести свою порно-модель обедать в парк на газоне, будто бы они обычная пара. К счастью профессия фотографа могла любое идиотское и бредовое действие прикрыть ширмой искусства. И тогда уже это не свидание, которых так боялся Диксон всю свою жизнь, а обычный антураж для очередной его задумки.
Но, черт возьми, как же он сейчас в этом сомневался, глядя на светящуюся улыбку блондинки. Она в обычной жизни была совсем не такой, как на его фотографиях. Внезапно ее сексуальность и похотливость отодвинулись на второй план. И вот уже он, Дастин, ведет девушку гулять по парку.
Он повел ее вглубь по небольшим тропинкам, рассказывая о какой-то ерунде. Наконец ему понравилась одна полянка. С одной стороны ее окружал большой кустарник, с другой стороны - спуск с небольшого холма к пруду. Поблизости не было ни скамеек, ни тропинок, так что возникновение случайных прохожих можно было практически исключить.
- Мне нравится, - подытожил мужчина и наконец-то выпустил из рук несчастный плед, расправляя его на газоне, а затем и пристроил на его край корзинку. - Слава богу, - он даже потряс рукой, будто избавился от чего-то неприятного. - Редко чувствую себя так глупо, - посмеялся Дастин. - Что же... Если ты принесла то, что сделает тебя пьяной, думаю, мы можем приступить к этому выходному, - улыбнулся он, получив бутылку, вскрыл ее. - Хм, кажется, у нас нет бокалов. Но из горла все равно интереснее, - пожал он плечами и сделал первый небольшой глоток. - Мм, отличный выбор, - Дакс передал бутылку девушке, так как пить не собирался - был за рулем. Он достал из корзинки несколько фруктов, орехи и даже нарезанный заранее сыр. Вообще он был не мастер всего этого, скорее просто действовал по стереотипам.
Докс довольно развалился на пледе, заложив руки за голову. Солнце пригревало его лицо и он зажмурился, словно довольный кот.
- Давно тебя не было на съемках, - ехидно промурчал он. - Нашла себе другого фотографа?

+2

5

Одетт стояла рядом с Дастином, на фоне большого сильного мужчины, одетого во всё чёрное, девушка была лучиком света, вся такая миниатюрная блондинка в белоснежном коротеньком платьице, которое на загорелой коже выглядело ещё более ярким. Большая рука мужчины легко притянула Ришар к себе. От Диксона пахло сигаретами, но не смотря на то, что девушка сама не курила, ей нравился запах сигарет.

- Умолять меня не надо. Я согласна пойти с тобой куда угодно! - Одетт вплотную прижалась к мужчине, и, привстав на носочки, прошептала тому в ухо. - А ты проверь?! Она хитро улыбнулась, обнажая ряд белоснежных зубов. Проходящие мимо люди странно косились на них, то ли потому как смешно и нелепо выглядел мужчина, то ли из-за столь откровенного наряда девушки, а может из-за того как они смотрелись вместе?

Решив больше не смущать людей, пара отправилась вглубь парка о чём-то беззаботно болтая и смеясь. Теперь они были больше похожи на влюблённую парочку и даже в голову не могло прийти, что не так давно она была полностью залита краской и трахала себя кисточкой, а он смотрел на всё это наслаждаясь. Что они трахались как животные, вымазанные в краске и отринув все мысли о приличии. Сейчас они выглядели просто как парень и девушка, которые решили в такой солнечный день просто устроить пикник в парке и отдохнуть от всех забот.

Найдя подходящую полянку, Дастин расстелил покрывало и поставил корзинку на край, выкладывая из неё припасы. Девушка же выудила из своего рюкзачка бутылку скотча. - Ну не так уж и глупо, а очень даже мило! - с улыбкой сказала француженка, присаживаясь на плед и отдавая бутылку мужчине. - Только не говори, что ты опять не будешь пить?! Если это из-за того, что за рулём, то всегда можно взять такси!
Ну или на крайний случай можешь переночевать у меня.
Последнее предложение она произнесла с некой истомой в голосе, хитро при этом улыбаясь.

Одетт гладила фотографа по голове, попивая из бутылки. - Ты что?! Как ты мог такое подумать?! - улыбка не сходила с довольного личика девушки. - Ты мой единственный и неповторимый фотограф! Просто работа, сам понимаешь. Да и ты ведь сам не зовёшь меня к себе! Она протянула бутылку мужчине.

+1

6

Переночевать у нее? Дакс ехидно сощурился, вторя хитрому выражению лица Одетт. Конечно же это не простая забота о нем, не простое приглашения. В нем было куда больше смысла, томления, вожделения, ее стонов, его рычания, жарких шлепков, скрипа кровати и столов. В этом приглашении был уже весь секс, который мог между ними существовать. Воздух кольнул напряжением. Дастин любил это чувство с ней. Казалось бы, все уже давно ясно - он может трахнуть ее в любой позе, любым предметом, в любую из ее сладких дырочек. Он может сделать с ней вообще все, что пожелает, без стоп-слов и рамок. Но с ней эта вседозволенность не была скучной. Дастин не считал, что завоевал ее и на этом все, как с многими его пассиями на одну ночь. Их снимаешь, ведешь к себе, трахаешь, а потом нет желания перезвонить.
Одетт была не из этих. Она сводила его с ума своими голыми ногами и полупрозрачным платьем, своими позами, руками, улыбкой, хитрыми глазками, которые кричали о ее желании. Постоянном, неутомимом, неутоленном.
Дакс ощутил как от одного ее приглашения в гости у него шевелится член.
- Окей, - сдался он легко и приподнялся. - Я остаюсь у тебя, - он подмигнул Одетт и взял из ее рук бутылку. Сделал большой глоток, поморщился и облизнул губы. Алкоголь был просто отличным.
Он какое-то время не отвечал ей на последнюю фразу. Да, он действительно давно не звал Одетт к себе, был занят другими моделями. Ни одна не шла в сравнение с его восхитительной порно-звездой. У Одетт просто не было конкурентов. Как она любила камеру, как камера в ответ была без ума от нее. Он мог снимать с ней трогательные ню, где робкая блондинка стеснялась собственной красоты, прикрывалась легкими тканями, лишь слегка приоткрывая свои интимные места. Мог сделать из нее буквально святую. А мог распалить ее так, чтобы Ришар с обезумевшими глазами вставляла любые предметы в свою узкую дырочку, двигая задницей, насаживаясь все сильнее, крича от возбуждения. Он обожал ее безумное возбуждение. Тот момент, когда Одетт просто теряла связь с реальностью и по-животному входила в раж. О, ни одна бы не согласилась на то, на что была готова эта блондинка. Такое сокровище Дастин никогда бы не позволил себе потерять.
Так почему он давно ей не звонил? Будто растягивал удовольствие, насильно заставлял себя соскучиться по ней, заставлял пройти несколько моделей через его студию, чтобы осознать, как же сильно нуждается в ней.
Она - его настоящая муза, его вдохновение.
- Хотел посильнее соскучиться, - говорит он правду. Но тут же добавляет зачем-то: - Да и у меня было много работы, как и у тебя. В этот раз выпало много съемок, много моделей. С того момента, как бизнес пошел в гору, приходится постоянно выдумывать что-то новое, чтобы баловать моих клиентов, - Дакс усмехнулся. - Менять моделей, добавлять чьим-то любимицам новые образы и так далее. На той неделе пришли две новенькие, - он улыбнулся и, продолжая рассказывать, приподнял края платья Одетт пальцами одной руки. Он завороженно смотрел на ее тело. - Брюнетка с порога заявила, что хочет быть настоящей блядью. Захотела стать звездой программы, была не против, чтобы фото продавались. Более того - назвала район, в котором хочет их сбывать. Сказала, что ее ебырь просто кончает от того, что его девка - конченная блядь. Он предложил ей стать порномоделью, - Дакс приподнял тонкое платье до самой груди Одетт, оголяя ее. Черт. Он втянул ртом воздух. Дакс замолчал и потрогал пальцами сосок, зная, что ему все можно и даже не спрашивая. Сосок тут же затвердел, и мужчина слегка потянул за него, покрутил, будто бы между делом. Когда платье снова накрыло грудь, острый сосок отлично выпирал через ткань. - Потом она с удовольствием отдалась мне. Хотела, чтобы я снимал, как я ее трахаю, но, черт, это не мой вариант. В общем, у меня было дохрена работы, - подытожил он и переместился на покрывале. Он сел позади Одетт, позволяя той облокотиться на его широкую грудь, а затем отпил из бутылки. - Ну а у тебя что интересного было?
Дакс закатал платье девушки до бедер, чтобы открылись маленькие трусики и начал медленно поглаживать по ним, ощущая как набухают ее половые губы в возбуждении. Он давил пальцами, двигался медленно, а свободной рукой подцепил кусочек сыра и отправил себе в рот. Второй кусочек поднес к губам Одетт, давая ей закусить выпивку.

+2

7

Подавая идею Дастину переночевать у ней, француженка понимала чем это закончится, точнее чем это обернётся в их ситуации. Да что тут говорить, Ришар когда только согласилась на его предложение о пикнике понимала к чему всё идёт, и чем это обернётся, точнее чем всё это закончится. Понимала, и не сопротивлялась этому, даже была за!

Дастин не был похож на других её мужчин. Да, он не был романтиком, который бы встречал её после работы с цветами или приносил ей кофе в постель, устраивал сюрпризы. Он был большим, сильным, грубым...для неё он был настоящим мужиком! От одного только прикосновения его горячих рук, по телу девушки пробегала дрожь, а внизу живота появлялось приятное тянущее чувство. Ришар готова была буквально сразу сбросить с себя всю одежду и отдаться ему где и когда угодно.

- У меня так у меня! - блондинка довольно улыбнулась, наблюдая за тем как Диксон пьёт из бутылку горячительную, туманящую разум жидкость. Одетт сидела и ждала ответа на провокационный вопрос от самой девушки. Она понимала что у её фотографа полно работы и разных моделей. Да и француженка сама, на личном опыте, знала как проходят эти фотосессии и чем они обычно заканчиваются. Ведь не так давно Ришар сама была такой же моделью.

- Соскучиться хотел значит! - Такое от этого мужчины услышать было сродни признанию в любви, и это было приятно, но очень неожиданно! Последующий рассказ Дастина был уже не таким неожиданным и необычным. Он рассказывал об очередных фотосессиях и моделях, которые представали перед ним в разных видах и позах. Одетт не осуждала фотографа за то, как он себя ведёт с ними, что он их трахает, наверно не один мужчина не смог бы удержать свой член в штанах, если перед ним будут вытворять такое.

Манипуляции с платьем она оставила без внимания, слушая рассказ Диксона. Да, безусловно по телу девушки пробежала волнующая дрожь, на что она лишь нежно улыбнулась, прикрывая глаза. Вот и сейчас, она уже готова была на всё, послать к чёрту все разговоры, сбросить одежду и взабраться на мужской член.

Но последняя фраза резко спустила Одетт с небес на землю. Да, он её трахал. Да, они с ним не находятся в отношениях, никто не клялся друг другу в любви и верности. Но её это явно задело. Одно дело было знать, что он их ебёт, а другое дело было услышать это от него самого. Эти слова звучали в голове француженки как гром среди ясного неба.

Ришар облокотилась на широкую мужскую грудь, переваривая услышанное. Машинально взяла кусочек сыра, который поднёс к её губам фотограф и молча задумчиво прожевала. Она взяла бутылку из рук Дастина и сделала несколько больших глотков, словно пытаясь смыть всё услышанное. - У меня интересного? Ну я больше не участвовала ни в каких фотосессиях. И не изменяла тебе с другими фотографами. - на лице появилась загадочная улыбка. - Но недавно в клубе познакомилась с очень  милым врачом-хирургом. Очень интересный человек оказался. Главное что пришёл к самому закрытию клуба, мы мило побеседовали и отправились к нему, чтобы продолжить общение уже не в рабочей обстановке. Мы танцевали в свете утреннего солнца. Всё было так мило и романтично. Ну в итоге всё закончилось сексом в предрассветных лучах солнца!

Блондинка продолжила сидеть спиной к мужчине, то и дело попивая из бутылки алкогольную жидкость. В конце концов, раз он может так спокойной рассказывать ей о своих сексуальных похождениях, то почему и она не может сделать тоже самое?

+2

8

Пальцы замерли. Дакс не успел поймать себя ни на одной мысли, а его ноздри уже раздувались в нахлынувшей неведомо откуда злости. Губы вытянулись в тонкую жесткую линию, даже мышцы на груди напряглись. Он дышал медленно, размеренно, очень громко. Почему-то было чертовски отвратительно сейчас. Фотограф имел дело с конченными блядями, он трахал шлюх, глупых девиц, да он занимался сексом 24/7, не помня ничьих имен и цвета волос. Но сейчас забрало опустилось на его глаза, как в шлеме опускался визор, сковывая обзор.
Было сложно понять, что это за чувство. Ревность? Ярость? Он трахал за это время по меньшей мере шестерых шлюшек, но не мог подумать, что это что-то неправильное. Он никогда не вступал ни с кем в отношения, никогда не был женат, никогда не обязывал себя перед кем-то. Просто Дастин был всегда свободен и не имел представления о том, что такое любовь, верность, ревность и другие ингредиенты коктейля под названием "отношения". Сейчас Дастин ощущал ярость, потому что ту, что оставила яркий след в нем, лапал кто-то другой. Брал ее, возможно, так же, как он сам брал ее в своей квартире. Неужели такое возможно? Неужели его восхитительная модель, о которой он не мог перестать думать, была в чужих руках?
- Охренеть, блять, - только и выдохнул Дастин и одним быстрым жестом оправил платье Одетт. Убрал руки с ее тела и скрипнул зубами. - Ну и что? Он был так же хорош, как и я? - рычал он где-то около уха девушки.
Все его тело было напряжено, на скулах перекатывались желваки, а взгляд уходил куда-то вниз, на газон. Мрачный, немигающий. Внутри у фотографа все бурлило, но он совершенно не знал, что делать с этим чувством. Как говорить о таких эмоциях и как заявлять свои права на человека, которого не хочешь делить ни с кем? Он даже ощущал себя глупо. Назови Дастин это чувство ревностью, и Одетт посмеяться над ним. Глупый, глупый Диксон, который вдруг решил заявить свои права на порно-модель. Она не вещь, она не принадлежит ему, она такая же, как все прочие, кто переступал порог его студи...
Блять.
Не такая же.
Дастин не заметил, как сжал руки в кулаки и крепко зажмурился, пытаясь то ли отогнать мысли, то ли принять их, смириться, осознать.
Какая же она, черт возьми, не такая же, как остальные. И дело не в ее вседозволенности, распущенности, не в ее громких стонах под ним, не в ее узком лоне, которое принимает его член с особой жадностью. Дело не в том, как она исполняет каждый его приказ, как хочет быть этой самой шлюхой, такой же, как все его другие шлюхи... В ней все было другое.
И неужели он должен делиться всем этим с кем-то еще? С каким-то... как там, блять? С врачом-хирургом? Да хуй кто вообще достоин прикасаться к его музе. К его модели. Это все принадлежит ему одному.
- Ну? - не выдерживает он молчания, хотя оно, кажется, было недолгим. Просто он бесится как последний тиран. - Кончила с ним?

+2

9

Одетт буквально спиной чувствовала всю злость и ярость Дастина. В какой-то момент ей даже показалось, что он просто убьёт её, закопав прям тут в парке под осинками. Но тем не менее продолжала невозмутимо сидеть спиной к мужчине. Да, а ведь встреча так хорошо начиналась. Никто бы и не мог подумать, что всё обернётся таким неприятным разговором.

Блондинка сделала ещё несколько глотков, прежде чем что-либо сказать Диксону. - Тебе это действительно интересно? Или ты просто хочешь потешить своё самолюбие? - она обернулась к мужчине, присев уже на колени, бутылку она всё так же продолжала держать в руках. - Так хочется знать, что ты был лучшим мужчиной?!

Да, Дастин для неё был самым лучшим...самым лучшим, даже если брать в расчёт то, что он трахает почти всё живое, что приходит к нему на фотосессию. И он сейчас закатывает ей сцену из-за того, что она переспала с другим, когда у самого на неделе по несколько девушек проходит через постель, впору просто сжигать простыни, потому что отстирать их было бы уже просто нереально. И сейчас этот мужчина закатывает ей тут сцену ревности, когда любой другой на его месте молчал бы в тряпочку или же просто отшутился каким-либо образом.

Ришар снова сделала несколько больших глотков, алкоголь приятно обжёг рот девушки, разливаясь волной тепла по телу. Ох уж этот фотограф, что он творил с девушками. Просто сводил их с ума, заставляя терять голову от каждого прикосновения, каждого его приказа. Он занимался с ними сексом, со всеми ними, и с ней тоже. Фотосессия, никаких обязательств, никто никому не клялся в любви и не обещал быть верным до гроба. Но вот сейчас он сидит и просто кипит от злости.

- Скажи, а тебе было с ними хорошо? А? - она ехидно улыбнулась, алкоголь явно давал о себе знать. - С кем тебе больше всего понравилось? Они были послушными девочками? Француженка буквально смеялась, передразнивая мужчину. Но всё это было лишь показное, в попытке скрыть свои настоящие чувства и эмоции. - И да, дорогой, я кончила! - она широко, но зло улыбнулась, ожидая реакцию мужчины. - Или тебе нужны подробности?

+4

10

Борешься со своей темной стороной,
Но все усилия на ноль, когда ты со мной.

Нужно ли ему подтверждение, что он лучший? О, девочка, вы оба прекрасно знаете, что он лучший. К слову, половина гребанного города знает, что он лучший, потому что какая только шкура не была в его постели. Дакс отрешенно моргнул, когда девушка посмотрела ему в глаза. Ее собственные уже явно захмелели, а потому язык развязался, и Дастин услышал ее издевки. Вот так, значит, да?
Зубы его скрипнули, а глаза превратились в две гневные тонкие линии.
Конечно, у него не было никаких прав на Одетт. От того ярость брала его еще сильнее. Как объяснить самому себе, что эта ехидная смеющаяся над его ревность блондинка - та, кто заставляет все его нутро выворачиваться наизнанку? Как вообще он, Диксон, может сам себе признаться в подобной хуйне? Он всегда был один. И, наверное, всегда будет. Отношения - не про него. Любовь - не про него. Слишком самодостаточный, чтобы нуждаться в чьей-то поддержке, любви и нежности. Так было всегда.
Он даже считал, что не достоин всего этого. В его мире, где только блядство, наркота, вечный пьяный угар, какие-то шлюхи в его доме, никакого постоянства, сомнительный доход, который могут прикрыть копы в любую минуту... А еще непостоянный зароботок. И что, ему во всем этом дерьме строить отношения? Семью? Кому-то признаваться в любви на простынях, пропитанных соками других женщин? Блять, что за бред.
Дастин лишнюю секунду смотрел в глаза Одетт после того, как она закончила свою наглую речь, а потом резким движением схватил ее пальцами за запястье. Бутылка от такого резко дернулась, и капли алкоголя упали на руки девушки и ее фотографа.
Мало кто из девчонок, что видели его раз или два в своих постелях, видели его в других ситуациях. Например, когда он с друзьями в баре устраивает пьяную драку. Или же когда пацаны с другого района дали в морду их типу - тогда забрало опускается на его глаза. И Диксон пиздит каждого, кто подвернется под руку - футбольным фанатам и не снилось. Он разбивает руки в кровь, подставляет лицо под удары и ржет потом с пацанами в баре, прикладывая холодное пиво к опухшему глазу.
Короче, никто не видел его в других эмоциях, кроме как в экстазе или же во время съемки. А сейчас эта легкомысленная блондинка оголяла его, заставляя вытащить собственных демонов наружу. Она задевала такие вещи в его душе, которых, ему казалось, никогда не было. Да и души-то у него не было.
- Не играй со мной, девочка, - прорычал Дастин сквозь плотно сжатые зубы. - Что-то, блять, я тебе не верю, что ты с ним кончила, - рыкнул он и хмыкнул. Получился скорее звериный оскал. Он и вправду сейчас ощущал себя хреновым волком, который готов наброситься на свою жертву и растерзать ее. Такие сильные чувства она в нем вызвала. - Неужели после меня... После наших игр, - он дернул девушку за руку к себе, заставляя упасть на свою грудь. Бутылка скотча ударилась о его плечо, а белые волосы взметнулись и зацепились за его щетину. - Он смог удовлетворить тебя? Что там было? Скучный секс в одной позе? Он шептал тебе, что ты совершенство, а ты таяла в его руках? Он засовывал свой член в тебя и ты делала вид, что он такой большой и тебе хорошо? После моего члена разве он тебе нравился? - рычал Дастин.
Он вдруг резко отпустил девушку и перехватил ее. Одно сильное движение и Одетт рухнула лицом вперед под его руку, прижавшись животом к его коленям. Дакс крепко прижал ее к своим ребрам рукой, не давая выбраться, отобрал скотч у девушки и сделал несколько мощных глотков, заливая гнев. Да похрен, его уже ничто не зальет. Перед ним из-под задравшегося платья уже сверкала задница модели.
- О да, я хочу услышать все подробности, - рявкнул он, с силой потянул платье Одетт вверх, полностью оголяя красивую круглую задницу в стрингах. Он одной рукой посильнее прижал ее к своему боку, чтобы она не смогла вырваться, а второй с силой ударил по ее оголенной попке. Шлепок разнесся в полуденной тишине. - Расскажи-ка мне как он драл тебя. Тебе нравилось? Ты отсосала ему? А? - рычал он.
О черт, как же Дастин был зол. Да, он тоже трахал шлюх. Но, блять... Это шлюхи. Это почти часть его работы. Но она... Она принадлежит только ему.

+2

11

Вы когда-нибудь чувствовали это напряжение в воздухе как перед бурей? Воздух становится наэлектризован и кажется что вот-вот произойдёт что-то ужасное...что молния ударит в дерево, сжигая его дотла и оставляя лишь обуглившийся ствол, а то и вообще просто горку пепла. Что вот-вот налетит ураган, сметая и уничтожая всё на своём пути. Вот и сейчас воздух буквально кипел между этими двумя, хрупкая блондинка и большой брутальный мужчина о чём-то спорили, казалось что между ними просто сверкали молнии. Благо рядом никого не было, а значит и нет лишних свидетелей, а так же тех, кого могло зацепить ударной волной надвигающегося взрыва.

Дастин схватил Одетт за руку, притягивая к себе, он в буквальном смысле слова изменился. Сейчас он стал похож на дикого животного, которого загнали  в угол и теперь он вынужден либо просто сдаться, либо бороться за свою жизнь. Зная Диксона, можно было безошибочно сказать, что он будет сражаться за свою жизнь до последнего. И он в буквальном смысле слова сражался.

Блондинка на мгновение растерялась, ожидая что же будет дальше и прикидывая в мыслях как себя вести. Она прекрасно знала, что может продолжать бесить его, вытаскивать из него эти эмоции, чувства. Могла же всё прекратить, но между ними осталась бы какая-то недосказанность, что висела бы тяжёлым грузом у каждого на сердце, и явно бы усложнила и без того непростые отношения. Ришар молчала, глядя на своего фотографа, а на лице была лишь лёгкая, но немного хищная улыбка.

Он притянул её к себе, закидывая на колено и задирая и без того короткое платье, и шлёпнул её по заднице, словно она маленькая девочка, которая в чём-то провинилась и папа её наказывает таким образом за плохой проступок. Ягодицу обожгло, Одетт закусила губу, во рту девушки смешался металлический привкус крови и остаточный вкус скотча. Такой коктейль явно будоражил сознание. - О да, я хочу услышать все подробности. Расскажи-ка мне как он драл тебя. Тебе нравилось? Ты отсосала ему? А? - это было последней каплей. Пелена буквально застлала глаза девушки, пара рывков и вот француженка уже на свободе, вырвавшись из цепких "обьятий" Дастина.

- Я не твоя собственность! Не смей так со мной обращаться! - и вот раздался звук шлепка, Ришар зарядила мужчине пощёчину. То ли это была попытка привести его в чувства, то ли просто порыв эмоций, а скорее всего и то, и другое. Но этот шлепок заставил прийти в себя и блондинку. Одетт замерла, ожидая хоть какую-то реакцию от мужчины, машинально облизывая кровоточащие губы.

Отредактировано Odette Richard (2017-10-03 19:32:34)

+2

12

Удар отрезвил и самого Диксона. Он так ошарашенно смотрел на Одетт, что уже было сложно понять какие чувства в нем бурлят. Злость, ревность, желание обладать, даже какая-то обида... На Дакса было жалко смотреть, ведь сейчас он был в совершенно новой для себя ситуации и не знал, что ему делать.
Кажется, все должно быть просто. Раз он ощутил те самые чувства к этой девушке, значит и она должна их испытывать. Значит ей не должно хотеться быть с кем-то еще, раз он мысленно заявил свои на нее права. Дастин не мог допустить, что Одетт захочет чей-то другой член после всего, что было между ними. В его голове попросту не укладывалось все это.
- Не моя собственность? - сощурился Дастин, ощущая как щека пылает. - Не моя собственность, - утвердительно повторил он, пробуя фразу на вкус.
То ли настоящее, то ли притворное признание поражения. Это ли верный путь в их ситуации? Да и чего он вообще сейчас от нее хотел? Он бы хотел, чтобы этого дерьма не было. И чтобы больше никто не прикасался к этой девушке, кроме него. Хотел сделать ей больно, пусть даже физически, так, как она сейчас причинила ему боль. Чертов пятнадцатилетний мальчишка с идиотскими романтическими наклонностями. Дастин злился на себя за все это, катал желваки по скулам, скрипел зубами.
Одетт была слишком хороша для кого-то, кроме него. Дастин подумал об этом и в тоже мгновение сделал выпад вперед, повалил девушку спиной на плед и придавил своим телом. Он нашел ее губы уже привычно, ощутил на них капли крови и поспешил слизать своим языком. Поцелуй был долгий, глубокий, страстный. Дастин не знал никаких романтических слов, не знал и как заглаживаются конфликты у нормальных людей, а потому просто надеялся, что через этот поцелуй Одетт поймет все, что он хотел бы ей сказать.
Поймет, что он не в состоянии делить ее хоть с кем-то, что не позволит никому прикасаться к его женщине, что она, как бы того не хотела, теперь принадлежит ему. Если не поймет и попросит Диксона объяснить... Он не подберет ни одного слова, и выйдет ужасно коряво.
Поцелуй закончился, когда мужчина ощутил своими лопатками прикосновение холодных капель. Сначала он подумал, что это кто-то включил поливальные машины на парковом газоне, но оторвавшись от девушки увидел, как моросит мелкий летний дождь. Облака набежали быстро, а за деревьями уже были видны тучи посерьезнее.
- Дождь, - констатировал неприятный факт Дастин и посмотрел на блондинку сверху-вниз. Глаза его все еще пылали яростью, он злился, а зубы его тут же жестко сомкнулись. - Идем, - он рывком поднял девушку. - К тебе? - и не дожидаясь ответа быстро свернул все атрибуты пикника, упаковал в корзину. В одной руке у него была бутылка скотча. Дастин сделал пару больших глотков и отдал Одетт. - Напейся, - предложил он и потер щеку, которая еще горела. - А потом мы придем к тебе домой, разденем тебя догола и в ванне сотрем с твоей кожи прикосновения этого ублюдка, поняла? - рычал он, а брови его были нахмурены. Диксон подошел к Одетт и ладонь его легла ей на затылок. Он прижал девушку к себе и произнес над ее виском: - Потому что я тебя никому не отдам.
Такие вещи в понимании Дастина были сродни признаниям в любви, обещаниям верности и многим другим атрибутам отношений. Он не мог позволить себе много, но даже этого Одетт должно быть достаточно.
Взяв девушку за руку, Дакс направился в сторону выхода из парка. Дождь все сильнее поливал их по дороге.

+2

13

Этот удар был отрезвляющим не только для Диксона, но и для Одетт. Она не знала что ожидать от него прямо сейчас, какой будет ответная реакция, успокоится он и остынет, или же взбесится ещё больше и её просто при копают тут под липками, даже мама не будет знать куда прийти и навестить дочь.

Но всё обошлось. Дастин на мгновение замер, словно смакуя то что она сказала. В голове блондинки последняя фраза раздавалась словно эхо в горах. "Не твоя собственность!" - оно эхом разлеталось по закоулкам сознания, словно пытаясь убедить в этом и саму девушку. Но это было лишним, француженка и без того знала, что это не правда. Она его...его с того самого первого дня, с той фотосессии. Да, возможно у них было не самое идеальное начало, но оно у них по крайней мере было. И сейчас они наконец смогли признаться в этом, пусть и не друг другу, но по крайней мере сами себе.

Следующие действия мужчины явно дали понять о том, что он уже забыл, ну или по крайней мере успокоился. Мягкие губы мужчины приятно коснулись губ девушки, фотограф прижал её своим телом к земле, не отрываясь от губ блондинки. Поцелуй был долгим и сладким, явно примирительным. Прекращать его явно не хотелось, но пару капель упали на лоб Ришар, заставляя её слегка и недовольно поморщить лоб. Диксон оторвался от губ девушки поднимаясь и высвобождая её тело, позволяя девушке свободно вздохнуть.

Она ничего не говоря последовала следом за своим фотографом и, после того как они собрали свой мини-пикничок, направились к выходу из парка.- Ну ты ведь пообещал, что пойдёшь ко мне. К тому же ты уже неплохо выпил и я тебе в любом случае не дам сесть за руль! - Одетт взяла его за руку и потащила в нужную сторону. В другой руке у неё была бутылка скотча из которой девушка то и дело попивала, позволяя алкоголю понемногу брать верх. - Да, конечно дорогой, как скажешь! Она уткнулась ему в грудь, понимая, что теперь явно всё изменится. - Я тоже тебя люблю, - прошептала Ришар в ответ, услышал её Диксон или нет она решила не проверять, оставив всё на волю случая.
***
Девушка достала из сумки ключи, открывая ими дверь квартиры и пропуская мужчину внутрь. Когда-то белое платье теперь было полностью мокрым и плотно прилегало к телу француженки, подчёркивая и без того явно аппетитные формы. - Проходи, располагайся! - она сбросила босоножки, позволяя босым ногам коснуться пола. - Ну вот я была у тебя дома, а теперь и ты у меня!

+2

14

Пока они шли под дождем до дома, Дастин старался не опускать глаза на блондинку рядом, ведь ее платье стало совсем мокрым и плотно прилегало к телу. Просвечивалась эта шикарная грудь, а мокрые замерзшие соски стояли торчком и выпирали через ткань. Диксону казалось, что если он посмотрит на нее дольше, чем стоит, то уже не сможет сдержаться, и тогда вся улица будет наблюдать за их сексом под дождем.
Практически молча они дошли до дома. В голове у Дастина крутились слова Одетт, понять которые он просто был не в силах. Любовь - не по его части. Он очень хотел, чтобы ему лишь послышалось, ведь слова были тихие, сказанные куда-то в его одежду, в сторону, не ему напрямую. Что она имела в виду? Зачем? Неужели глупая наивная девочка не видит, что любовь - не про него? С ним не будет семьи, не будет "долго и счастливо", не будет даже отношений, свиданий и прочего, к чему так привыкли девочки ее уровня. Он не тот, кто будет за ней ухаживать красиво и носить розы в зубах. Не тот, кто будет петь ей про любовь.
Собственник, животное, мразь и конченный мудак. У него были совершенно иные понятия любви и чувств. И вряд ли когда-нибудь милая блондинка смирится с этим, поэтому он просто не мог позволить себе дать ей слишком много надежды, а потом обмануть. Она должна понимать какой он на самом деле... Но понимал ли он сам сейчас? Понимал ли вообще какого черта все это чувствует к ней? И как это назвать?
Дастин сжал зубы и наконец вынырнул из своих мыслей, когда Одетт уже открывала дверь в квартиру.
- О черт, - выдохнул он, смотря на девушку сзади, пока та возилась с замком. Вся мокрая, практически голая. У него мгновенно снесло крышу и дальнейшее самообладание было настолько тонким, что Диксон и не понимал на каких нервах еще держится.
Дома у Одетт было просторно, уютно, светло и чисто. Не под стать захламленной квартире Диксона, где пахнет сексом, потом и холостяком. Он прошел вслед за девушкой, стянул с себя обувь, носки и остался босиком. За ними по полу тянулись мокрые следы. Дастин подхватил девушку и одним легким движением закинул ее на плечо.
- Где ванная? - он открыл первую попавшуюся дверь и тут же угадал - за ней была нужная комната. Огромная душевая именно то, что ему было необходимо.
Пощады Одетт все равно не стоило ждать. Возбуждение и злость застилали Диксону глаза, так что вскоре она увидит в нем настоящее животное. Впрочем, не это ли животное она полюбила? То самое, которое творит с ней все, что захочет и не терпит возражений. Сегодня она снова будет подчиняться. Ему нужно было поиграть в тирана, нужно было донести до нее, что она принадлежит ему, что он не потерпит никого другого рядом с ней. Ей нужно расплатиться перед ним за эту ошибку...
Щелкнул выключатель, зажегся свет в комнате, мужчина поставил девушку на ноги, а потом стянул с себя футболку, обнажая многочисленные татуировки на мышцах. Одним движением он включил воду в душе.
- Готова? - прорычал он, хотя знал, что она готова всегда, хоть и не всегда знает, что он ей предложит.
Дастин потянул края мокрого платья вверх, освобождая девушку. Она осталась в одних уже мокрых трусиках. Боже, она была совершенством... Ее тело было таким пьянящим, что Дастин начинал злиться еще сильнее, ведь кто-то другой видел ее такую, трогал ее такую. Он подхватил девушку на руки, заставляя обвить себя за пояс ногами, а затем сделал несколько шагов под душ. Мгновенно их тела покрылись теплой водой, волосы блондинки прилипли к ее обнаженным плечам и груди, а Дастин прижал ее к стене и впился в ее губы страстным властным поцелуем.
- Думаю, сейчас мы должны поставить жирную точку в этом разговоре, что скажешь? - ухмыльнулся мужчина и опустил девушку на ноги, а затем развернул к себе спиной и стянул с нее трусики. Потянул назад за бедра, заставляя прогнуться. - Хочу слышать, что тебе жаль, - усмехнулся он и положил широкую ладонь на задницу Одетт, провел ею между двух половинок, слегка задел ее прекрасные нежные половые губы. - И мне все-таки придется тебя отшлепать, - мужчина улыбался, по их телам текла вода, а Одетт как всегда была прекрасна в своем повиновении ему.

+1

15

От любви до ненависти один шаг. Видимо это сейчас и происходило между этими двумя. Но если бы обычный человек мог видеть ауры и эмоции других людей в цвете, то явно не смог бы смотреть на этих двоих, по крайней мере без тёмных очков или маски, потому что иначе была велика возможность ослепнуть, от искрящего между ними пламени.

Почему она сказала ему что любит? Почему? Зачем? И почему он никак на это не отреагировал? Почему сделал вид что не услышал? А может и вправду не услышал? Да нет, она знала, что Дастин точно слышал её, слышал её признание....и ничего не ответил. Хотя чего она ждала?! Блондинка прекрасна знала какой он и понимала, что то, что сказал он ей в парке, для него это было уже верхом признания и проявления своих чувств. Она это понимала и ей этого было более чем достаточно.

Когда они оказались в квартире, Дастин легко подхватил девушку на руки и забросил на плечо, напоминало кадр из фильма о жизни доисторических племён, где большой брутальный мужчина закидывает на плечо свою женщину и просто тащит её в пещеру, потому что это именно его женщина и ничья больше.

Она болталась на плече, не проявляя какого-либо сопротивления. Одетт любила когда Диксон делал то, что ему хотелось, нравилось выполнять все его приказы, чувствовать его рядом с собой, в себе, почувствовать себя слабой и беспомощной в руках такого сильного мужчины. Её мужчины...в этом она уже точно не сомневалась, особенно после того, что случилось в парке.

Пара секунд и они оказались в просторной ванной комнате с большой душевой, в которой поместились бы не только двое человек, но наверно человек пять и то было бы им не тесно. Дастин поставил её на пол, при этом сам стянул свою мокрую майку, обнажая накаченный торс, весь укрытый многочисленными татуировками.Сердце девушки буквально затрепетало в груди, ускоряя свой темп. Ришар аккуратно дотронулась рукой до тела мужчины, нежно проводя по нему подушечками пальцев, словно изучая татуировки. Звук льющийся воды не отвлекал блондинку от созерцания мужского тела, да и казалось её сейчас вообще мало что способно было отвлечь. Диксон легко стянул с неё мокрое платье. Ещё секунда и вот она снова в его руках, только теперь её стройные длинные ножки обвивают его тело, а грудь прижимается к его обнажённому торсу.

Им не нужно было никаких лишних слов. Всё было уже сказано и сделано. Губы слились в страстном поцелуе, капли воды стекали по обнажённым и разгорячённым телам. Сколько длился этот поцелуй трудно сказать, но прервав его, фотограф решил сменить позу. -Да, я согласна! - француженка выгнула спину, позволяя рукам Диксона гулять по её телу. Он знал как свести её с ума, знал как заставить её умолять, содрогаться в экстазе, заставлять её мучатся, пусть эта мука была и такой приятной.

+1

16

Конечно она была согласна, в этом даже не было интриги. Поэтому изначальная реакция Одетт в парке застала Диксона врасплох. Он не привык к отказам, не привык к сопротивлению, а уж тем более от этой шикарной блондинки. Впрочем, ее отличало от других женщин то, что ее готовность на все, ее доступность и искры в глазах не делали ее менее желанной добычей для Дастина.
Обычно его тяга к женщине заканчивалась ровно после первого секса с ней. Потом было скучно, не интересно, женщина превращалась в пройденный этап. И как бы его пассии потом не пытались звонить Дастину, писать ему, просить еще одной встречи и всячески крутить перед ним задницей, ему откровенно говоря было на них похуй. Иногда он уже утром забывал их имена, а чуть позже - лица. В какой-то момент Дастин даже словил себя на повторах, но это было пару раз и с тех пор он старался лучше запоминать девушек, проходящих через его постель.
С Одетт все было иначе. Ее хотелось постоянно. Даже зная ее тело наизусть, побывав губами и руками на каждом сантиметре ее кожи, Дакс все равно продолжал желать ее словно в первый раз, будто бы она все еще для него загадка.
- Я так и думал, - довольно кивнул он и тяжело выдохнул, а затем отстранил широкую ладонь и с размаху опустил ее на задницу девушки. Шлепок вышел громкий, вода брызгами разлетелась по сторонам, а шикарная попка Одетт затряслась.
В голове Диксона смешивались две противоречивые мысли: с одной стороны он испытывал невероятное возбуждение и хотел просто наслаждаться этой девушкой, а с другой стороны тут же представлял, что кто-то другой делал с ней тоже самое совсем недавно. После него. После того, как она уже трахалась с ним... Неужели он недостаточно хорошо ее трахал, чтобы француженка пошла искать себе другой член? Эти мыслили злили. Мышца над верхней губой Диксона дрогнула, он оскалился, словно дикое животное, и снова ударил Одетт по заднице.
- Не могу представить, что твоя задница была в руках другого, - прорычал он сквозь зубы.
На Дастине все еще были штаны, которые мгновенно прилипли к телу и сделались тяжелыми, но он перестал обращать на это внимание. Член его был каменный, а ярость только подпитывала желание. Но мужчина прикусил язык, зная, что все сказал еще в парке. Они оба все понимали и без слов, он был уверен, что Одетт понимает. Был уверен, что больше такой херни не повторится и она знает, что принадлежит ему. Поэтому продолжать скандал не было смысла. Нужно было его завершить прямо сейчас, унять злость и выпустить пар. Шлепки повторялись. Раз, два, три, четыре... Шесть... Десять... Задница Одетт стала красной, по ней стекала вода, но девушка покорно не двигалась, принимая свое наказание. Это заводило Дастина еще сильнее. Но на десятом шлепке он остановился, сгреб волосы Одетт в свою сильную руку и потянул ее на себя, чтобы она выпрямилась и уперлась затылком в его грудь. Он прошептал ей на ухо:
- Надеюсь, мы поняли друг друга? И больше ты не захочешь ничей член, кроме моего, - выдохнул Дакс, с силой прижимаясь носом к виску девушки и вдыхая ее запах.
Свободной рукой фотограф сжал аппетитную грудь Одетт, которая и в ладонь то его не помещалась. Он помял одну, потом вторую, а затем взялся за один сосок пальцами и начал его крутить и тянуть. В это время его язык прошелся от плеча девушки по ее шее, по щеке, к виску. Если бы она только знала, как он мечтал просто сожрать ее - такой степени было возбуждение. Отпустив девушку, Дакс развернул ее лицом к себе и надавил ей на плечи, заставляя опуститься на корточки перед ним. Лязгнул ремень, ширинка, и он достал свой член, а после без каких-либо предисловий направил его в рот Одетт.
- Давай, постарайся загладить свою вину, - хмыкнул он, снял душ с крепления и направил себе на лицо, закрыл глаза, потом помотал головой, смахивая капли. Он направил струи воды сверху на Одетт, вторую руку положил ей на лицо и с удовольствием начал грубо размазывать ее макияж. Тушь потекла двумя темными дорожками, пока девушка сосала его член, а пальцы Диксона не унимались и он продолжал с наслаждением размазывать краску.

+1

17

Струйки воды били в лицо и стекали ручейками по телу, оставляя за собой влажный след. Одетт подставляла лицо струям воды, бьющим прямо из насадки для душа, словно позволяя им смыть всё то, что произошло сейчас в парке, что произошло не за долго до этого, о той ночи с доктором. Да, пусть она и была всего одной ночью, и в ней вроде не было ничего особенного, не считая конечно её ухода. Когда блондинка оставила на постели у спящего мужчины сто баксов и просто ушла, ничего не объяснив и не сказав. Не было ни обмена номерами, ни каких бы то ни было личных чувств. Просто секс, и ничего больше. Взрыв гормонов и ничего большего. Да, возможно это было её ошибкой, но она уже случилась и её не исправить. Оставалось только смириться.

Да и вообще, если так подумать, то что ей было делать, когда она вроде и свободная девушка, не принадлежит никому. Никому не клялась в любви и не обещала быть верной. Но всё же Дастин не давал ей покоя. Мысли о нём мучили её день ото дня, не давая ей покоя ни в реальной жизни, ни во снах. Сколько раз ей снилось, после их фотосессии, как его руки ласкают её тело, как он снова и снова входит в неё, ощущает его твёрдую, возбужденную, пульсирующую плоть внутри неё. Сколько раз она ловила себя на том, что просыпается и одна её рука сжимает грудь, а другая нежно поглаживает чувственный бугорок в трусиках, заставляя мозг вспыхивать всё новыми и новыми красками.

"Раз...два..три...четыре..." - считала она про себя удары, которые приходились на её округлую упругую пятую точку. Она же в ответ отдавалась лишь обжигающим пламенем, разливающим тепло по телу. Было немного больно, но не было ни обидно, ни как-то больно морально. Физическая боль - она очищает, позволяя осмыслить всё что происходит и происходило до этого. Но на четвертом ударе она всё же прекратила считать.

Он притянул её к себе за волосы, да, грубо, но ей это нравилось. Именно это и нравилось Одетт в Диксоне. Видимо поэтому она не смогла просто забыть о нём и жить дальше после фотосессии. Она чувствовала его дыхание на своём лице. Вскоре Ришар просто опустилась перед ним на колени.

Она взяла в рот член мужчины, пухлые губки заскользили вдоль члена, позволяя ему проникнуть вглубь ротика девушки. Ласкала язычком головку, изучала им каждый бугорок вены.

+1

18

Как всегда она делала это с невероятной самоотдачей, с безумным желанием. Диксон запрокинул голову от удовольствия и даже, не рассчитав расстояния, приложился затылком о створку двери душевой кабины. Но он даже не заметил этого, облокотившись головой на твердую поверхность и закрыв глаза.
Любовь Одетт прослеживалась даже в том, как она сосала его член. Как бы отвратительно это не звучало, но Диксону так казалось. Он ни черта не знал о любви, о чувствах, об отношениях, а Одетт вообще была первым человеком в его жизни, который смог вызвать хоть какой-то отклик в его душе. Обычно чувства он проявлял к своей работе, к друзьям, к мотоциклу, но никак не к женщинам. Они для Дастина - средство получения оргазма и бабла. Он не видел смысла дарить им цветы или куда-то водить, называть "любимой" и "родной", ведь и без того знал с десяток способов завалить их в постель. А что еще нужно?
С Одетт, блять, все было не так. Это злило, раздражало и выводило из себя. Диксон совершенно не знал как ему реагировать, а потому просто делал то, что умел лучше всего в жизни. А именно сейчас трахал ее рот своим членом, заставляя девушку брать его глубже, сосать быстрее.
- Умница моя, - выдохнул он и усмехнулся, опуская взгляд и наблюдая за блондинкой.
Вода стекала по ее размазанному макияжу, очерчивая ровные темные дорожки. Это было чертовски грязно и сексуально, ровно как любил Диксон. Как любила Одетт, он был в этом уверен. В голову вместе с этими мыслями закрались другие, словно бы фоном, вторым дном. Что будет дальше? Изменится ли его жизнь? Останется ли при нем его работа, его суть? Или из-за того, что Одетт любит его, а он просто не в силах отвергнуть эту любовь, ему придется все резко поменять? Дастин так не умел, не представлял себе, что ему придется перекроить свою жизнь только ради того, чтобы эта блондинка больше не искала себе другой член. И в этом ли суть отношений?
Черт. Диксон вдруг подумал, что проще было бы ее бросить. Закрыть глаза, развернуться и уйти прочь, не вспоминать о ней больше. Одно из потрясающих - в представлении Дастина, конечно - его свойств, было умение вычеркивать людей из своей жизни. Один раз и навсегда без права на возвращения, без права на хоть одну встречу или разговор. Он умел вырывать людей из жизни, но обычно это было безболезненно. Диксон пропадал, не перезванивал, читал сообщения и не отвечал на них, молчал в трубки и даже на улице делал вид, что не знает случайного прохожего, с которым его могли связывать долгие года дружбы. Этот человек отлично умел избавляться от людей.
Но стоило ему представить, что он избавится от этой блондинки с большими глазами, в которых куда больше ума и искр, чем во всех его женщинах вместе взятых, ему становилось тошно. В груди что-то начинало тянуть и ком образовывался в горле.
- Блять, иди сюда, - рявкнул Дастин, отгоняя свои мысли. Он подтянул девушку вверх одним мощным рывком и впился в ее губы поцелуем. Жадным, настойчивым. Приоткрыв глаза, Дакс попытался нашарить рукой подставку для душа и повесить насадку на нее. Получилось. Его руки сжали девушку, сжали ее великолепную задницу, на которой еще оставались красные отметины. - Ты больше от меня никуда не уйдешь, ты поняла? Поняла?! - шипел он сквозь поцелуй и все никак не мог насытиться ею. Пальцы оставляли следы на ее коже.
Он снова резко развернул девушку к себе спиной и прогнул в спине. Наблюдая за открывшимся видом, Дакс быстрым движением стянул промокшие насквозь джинсы и начал водить ладонью по своему члену, рассматривая Одетт: набухшие от возбуждения половые губы, маленькая аккуратная дырочка, в которую он медленно начал просовывать палец, ощущая ее соки, которые тут же смывало водой; круглая упругая задница и маленький вход, который он иногда любил подразнить своими пальцами. Он знал ее наизусть, но каждый раз сходил с ума от вида.
Дастин медленно трахал Одетт пальцем, а затем добавил второй, расширяя проход, ведь знал, что Одетт все еще не привыкла к его размерам. Когда наконец мужчина решил, что достаточно, он направил свой член в узкую дырочку. Из-за того, что смазка смывалась водой, входить в нее было тяжело, внутри все было узко, а член не скользил привычно по сокам, текущим из француженки. Дастин надавил с усилием и ощутил, как член оказался внутри.

+1

19

Она ласкала член Дастина, позволяя проникнуть ему всё глубже в ротик. Блондинка нежно посасывала головку, лаская её кончиком язычка. Время от времени она доставала его, проводя язычком по всей длине возбуждённого мужского органа, лаская каждый бугорок вены, каждый сантиметрик кожи. Одетт ласкала член Диксона с душой, со всей отдачей.

Чувствовала ли она свою какую-то вину? Да, возможно. Но он был виноват во всём не меньше, возможно даже больше, что не сказал этого сразу, не сказал что она только его и больше ничья! Да, другая бы девушка скорее всего закатила бы сцену о том, что она не вещь и никому не принадлежит, что свободный человек и всё остальное в этом духе, но только не Одетт. Она бы осталась только с ним и делала бы всё для того, чтобы он был счастлив! Но ничего этого не было, Диксон вовремя не сказал и ничего не сделал, а сейчас они вдвоём пожинают плоды.

Вода стекает по лицу, оставляя мокрые и тёмные разводы от туши. Сейчас ей было всё равно, что её дорогой сердцу мужчина видит девушку без косметики, с размазанной тушью. Ришар знала, что и такая вызывает у него бурю чувств и эмоций. Вот и сейчас, он рывком поднял её и впился страстным поцелуем в губы, руки отправились гулять по телу с силой и страстью, оставляя красные следы на нежной коже блондинки. - Никогда... - прошептала в ответ Одетт сквозь поцелуй, обвивая руками шею мужчины. Она целовала его как  в последней раз, со всей страстью и любовью, позволяла проникнуть ему своим языком в ротик, играла своим язычком с его.

Ришар развернулась, вновь поворачиваясь спиной к Диксону и нагибаясь, открывая мужчине вид на её округлую попку и узкие дырочки. Девушка слегка вздрогнула от прикосновения фотографа. Она почувствовала как руки изучают её задницу, как пальцы добрались до заветного розового и уже разгорячённого лона, как проникли внутрь, лаская девушку. Одетт в удовольствии прикрыла глаза, предвкушая уже как пальцы сменятся на мужской член. Он не заставил себя долго ждать и вот француженка почувствовала как головка члена раздвинула розовые половые губки, проникая вглубь девушки. Ещё немного и член вошёл полностью. Ришар закусила губу, а из груди девушки вырвался стон удовольствия.

+1

20

Одетт была просто охуенна в любой позе. За их недолгий роман Дастин успел поиметь ее во всех возможных позициях, но сексуальная блондинка никак не могла ему наскучить. Он трахал ее стоя, сидя, лежа, сверху, снизу, сбоку, сзади... Он изучил все ее тело наизусть, но продолжал восхищаться им. Возможно, тут дело было и в его творческой натуре. Одетт давно стала музой для него как для творца.
На этот раз Дастин не стал ее жалеть и давать ей время привыкнуть к члену внутри себя. Он все еще был зол, а злость его сейчас отражалась в его манерах. Так что Диксон просто вогнал член в Одетт, пока не уперся в нее до конца, а потом начал быстро наращивать темп. Где-то на фоне накрывшего его экстаза, Диксон думал, как бы не подскользнуться на чертовом кафеле, а потому старался контролировать ситуацию и поддерживать девушку. Да, черт возьми, душ все-таки был не самым его любимым местом для секса. Одно дело - прелюдия в душе и игры, но другое - сам секс. Входя в ритм и раж, Диксон часто забывал обо всем, а разбить голову в душе, подскользнувшись на скользком полу было совершенно не круто.
Трахал он Одетт не очень быстро, зато входил в нее глубоко, тяжело дыша. Ее соки смывались, так что входить в нее было тяжело, член двигался медленно, а ее узкая дырочка плотно обхватывала его. Вода хлестала их по горячим телам, и вскоре Диксону это надоело. По большей части надоело ему отвлекаться на мысли о равновесии и скользкой поверхности, так что он вытащил член резко и потянул девушку из душа.
На выходе из ванной комнаты он заметил сушилку для белья, на которой весели вещи Одетт, а с ними несколько пустых прищепок. Дастин усмехнулся и снял их, а затем, открыв дверь, Дакс подтолкнул Одетт вперед. Прохладный воздух заставил поежиться после горячего душа.
- Ну-ка стой, - позвал он, чтобы девушка повернулась к нему лицом. Голая она была просто восхитительна. Если бы он мог, он бы заставил ее никогда не носить одежду, но тогда исчезло бы желание ее раздеть каждый раз, когда мужчина видел на ней хоть какую-то тряпку. Когда девушка повернулась к нему лицом, Дакс сразу увидел пелену возбуждения в ее глазах, ей явно хотелось продолжения, но он не был бы собой, если бы трахал ее просто так. Поэтому он выложил на кухонный стол все собранные в руку прищепки и взял одну. Все происходило быстро и жестко: Дастин наотмашь ударил девушку ладонью по пышной груди, затем наклонился и ухватил сосок губами, начало быстро его посасывать и кусать зубами. - Нравится, да? - усмехнулся он и покрутил сосок пальцами, затем сжал всю грудь мощной ладонью и зажал маленький сосок прищепкой. Дакс проделал тоже самой с другой грудью, а затем несколько раз ударил двумя ладонями по большой груди, наблюдая как прищепки болтаются на ее сосках.
- Иди сюда, - скомандовал мужчина, зная, что все его приказы она будет выполнять. Подтащил он ее к кухонному столу, заставил мокрую девушку лечь на стол своим животом так, что прищепки ударились о поверхность, и закинуть на него колено, чтобы снова открыть вид на все свои дырочки. Половые губы ее были красные, дырочка оставалась приоткрыта после того, как он ее трахал. - Класс, - выдохнул фотограф, жалея, что под рукой нет камеры. Хоть и фотографий ее узких дырочек у него уже было предостаточно, Дастин хотел снимать их еще и еще. Тем более они пользовались отличным спросом на его небольшом рынке. Мужчины любили дрочить на фотографии мокрой Одетт, открывающейся им так, будто она хотел впихнуть в себя все их члены разом. Эта девочка умела работать на камеру, что приносило ее фотографу не малый доход. Он наклонился к ней и начал ласкать языком ее приоткрытый вход, вылизывая воду и ее соки. Ладонями он раздвигал шикарную задницу, чтобы добраться и до второго входа своим ртом. - Хочу в следующий раз заняться твоей задницей на фотосессии, - прохрипел Диксон, разглядывая вблизи ее аккуратную дырочку, а затем плюнул, наблюдая как по ней стекает слюна. Подхватив ее пальцами, он ввел в задницу Одетт средний палец и начал ее трахать им, быстро вращая. - Класс, да, вот так, - рычал он сквозь возбуждение, наблюдая, как палец плавно входит в зад шикарной блондинки. - Ты только посмотри на свой зад, - выдохнул он. - Как же я хочу увидеть в нем здоровую пробку... А? Что скажешь? - усмехнулся он. - Хочешь что-то большое в своей заднице?
Дастин усмехнулся и, встав на ноги, снова вставил свой член в девушку. Вытащив свой палец из Одетт, Дакс взял ее ладонь и завел ей за спину. Он снова плюнул ей на зад и положил ладошку девушку поближе к ее анусу.
- Давай, вставь теперь себе в задницу столько палецев, сколько поместится, - усмехнулся он и снова начал трахать девушку, на этот раз быстрее.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » shrift