К этому все и шло, да, мой милый? Каспер это понимал, но боялся признать. Боялся признать, что правда все идёт к черту в адское пекло... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse

[telegram: thegrayson]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » on the run


on the run

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://25.media.tumblr.com/2d84c8de6f8216dd7a65a19173aed7ef/tumblr_mg2uuxUH7t1r8epnko1_400.gif

______________
Lara Doyle & Honey Williams
- - - - - - - - - - -
26.08. 2016
Sacramento, USA
- - - - - - - - - - -
Утро, пробежка парком и неожиданная встреча двух старых знакомых?
______________

Отредактировано Honey Armstrong (2017-08-21 21:43:51)

+1

2

Утро. Обычное субботнее утро, которое не предвещало ничего необычного. Привычный распорядок дня не меняется, даже в другой стране. Большая часть моих вещей все еще находится в Лондоне, а приезжая в Штаты я брала по минимуму. Небольшой чемодан, в котором лежит пара комплектов чистой одежды и спортивный костюм, представляющий из себя кроссовки с мягкой подошвой серого цвета, бриджи, длинной почти до середины икр с белыми вставками и такой же короткий топ. Сверху я привычно натягиваю свободную футболку черного цвета, которая не будет стеснять движения при беге. На плече закрепляю плеер. И пока Хейден спит, почти бесшумно выскальзываю из дома.
Этот маршрут я уже почти заучила наизусть. В городе я ориентировалась плохо, поэтому с горем пополам запомнила маршрут, по которому бегала вместе с Хейденом. По главной улице, свернуть направо в парк, круг по нему и обратно. Получается вполне достаточное расстояние для меня. На улице яркое светит солнце, и приходится щуриться, пряча глаза от его лучей. Волосы собраны в тугой хвост, чтобы не мешали при беге.  Несколько секунд, пара нажатий кнопок и в наушниках звучит любимый трек, под который я начинаю постепенно увеличивать темп, переходя на бег.  Подобные занятия помогали очистить мозги от ненужной информации, а то, что оставалось – систематизировать по полкам. Приезжая в Сакраменто, я старалась не думать о работе, проводя время с Хейденом и наверстывая упущенное время. Пять лет – отнюдь не малый срок, для тех, кто так печально расстался. На бегу встряхиваю головой, чтобы отогнать подобные мысли, а вместе с ними страх и панику. Я рядом с ним, я могу к нему прикоснуться, и может ночные кошмары все же отпустят меня.
Сама не замечаю того, как заворачиваю в парк,  и на лице появляется улыбка. Бежать в тени деревьев – одно удовольствие. Здесь воздух какой-то другой, словно пропитан свежестью и прохладой, хоть на улице и довольно жарко. Музыка не мешает мне представить то, как сейчас шумит ветер в кроне деревьев, как откуда-то доносится радостный смех детей, которые вышли на утреннюю прогулку со своими родителями. Удивительно, но в этом парке было всегда людно, даже в субботнее утро. Здесь все было по-другому, не так, как в Лондоне, с его пасмурным небом и частыми дождями. Я любила солнце во всех его проявлениях, будь это маленький лучик или невыносимая жара. В Лондоне все слишком серьезны, словно на кону стоит их жизнь, и если они опоздают хоть на пару минут – случится нечто непоправимое. Я этого не понимала и не разделяла, но все равно старалась не опаздывать на встречи или интервью, дабы не сердить привыкших к такой жизни людей.
Постепенно сбавляю темп, приближаясь к главной площади парка, здесь слишком людно, и надо быть осторожной, чтобы не сбить какого-нибудь зеваку с ног, ну, или чтобы тебя с ног не повалили. Когда перехожу почти на шаг, совершаю небольшой круг пешком вокруг площади, чтобы потом усесться на лавочку под яркими лучами солнца. Дыхание все никак не придет в норму, поэтому прикрыв глаза, делаю несколько глубоких вдохов и прикрываю глаза, подставляя лицо солнцу. Сквозь кожу практически тут же чувствую его тепло, и на душе становится спокойно. Словно в моей жизни наконец-то все так, как и должно быть. Без проблем, паники, страха и вечной суматохи. И все это слишком идеально, чтобы быть правдой.
Жизнь показала мне, что если все хорошо – непременно жди подвоха. Так было всегда, испокон веков, и я не та особенная, у которой в жизни все будет не так, как у других. Нет. Совсем нет. Подобные мысли часто посещали мою голову. Особенно, последние пару месяцев, когда я перевернула свою и чужую жизнь вверх ногами.  Я натворила глупостей, и вот-вот должна была наступить расплата за них. Ведь за все, что мы делаем, нам рано или поздно приходится платить. Правда?
С тихим вздохом, я убираю наушники и плеер в карман, решив, что путь домой буду совершать под звуки улицы. Начинаю бежать медленно, увеличивая темп, слыша, как шумит ветер, ощущая, как он ласкает лицо и путает волосы. Прекрасное чувство. Даже не думала, что так скучала по Штатам, пока не вернулась сюда. Мне не хватало разговоров на чистом английском, без этого уже порядком надоевшего акцента, не хватало забегаловок с вкусными бургерами на каждом углу, которыми можно утолить голод и продолжить свой путь. Мне не хватало всего этого. Чертовски сильно.  А главное, что…. Поток моих бредовых мыслей останавливает звук моего имени, произнесенный таким знакомым голосом.  Резко торможу на месте, сбив дыхание к чертям, пока судорожно пытаюсь вспомнить, кому принадлежит голос.  Проблем с памятью у меня не было, но из-за своей профессии, я общалась слишком с большим количеством людей, чтобы вспомнить сразу и без ошибок. Тряхнув головой, стараясь выровнять дыхание, я оборачиваюсь и меня прошибает ток. В нескольких шагах от меня стоит девушка, с которой я была знакома еще в Лондоне. Кажется, мне не удастся разделить два моих мира, чтобы они существовали отдельно друг от друга. Рано или поздно,но они все равно сойдутся, и судя по всему, это время пришло.

+1

3

- Доброе утро, Хани! – поприветствовала свою соседку миссис Кларксон, выйдя на крыльцо своего дома, что располагался по соседству с домом, который приобрела в Сакраменто Уильямс немногим больше года назад. – Решила побегать с утра пораньше? – не дожидаясь ответа, быстро забросила удочку с вопросом женщина, которой ее более молодая улыбнулась хорошо знакомой белозубой улыбкой.
- Здравствуйте, - не прекращая разминку на участке у небольшого домика, что мало чем отличался от каждого дома в этом квартале (только цветом фасада и отсутствием цветов, за которыми матери-одиночке и бизнес-леди попросту некогда было присматривать), ответила Хани. – Да, хочу наконец-то побегать на свежем воздухе, - не углубляясь в причины своего желания, добавила темнокожая женщина встряхнув несколько раз по очереди каждой ногой, после чего вышла за пределы участка, что отделялся от улицы лишь небольшим барьером из самого обычного живой изгороди, едва дотягивавшейся до ее колен.
Вообще, пробежку улицами города Хани Уильямс никогда не заменит беговая дорожка в тренажерном зале, в котором как раз в последнее время темнокожая женщина и проводила свои привычные тренировки для поддержания своего тела в форме, к идеалу которого ей еще нужно было держать тот же ритм. Если только не прибавлять к нему, хотя бы еще чуточку больше усилий. Что же, кто-то может и не согласиться с убеждением танцовщицы и достаточно известного в своих кругах хореографа, утверждая, что для хорошего бега вовсе не нужно выходить из дому с утра пораньше вместе со всеми собачниками, которые сонно потирая глаза, выводят своих любимцев на прогулку. К тому же, когда ты бежишь на беговой дорожке, тебя, определенно, не должны заботить погодные условия, которые осенью и зимой в столице Калифорнии отличаются дождливыми днями. Особенно же мечтательные натуры всегда могут сунуть в уши плеер, как и сделала Уильямс, заглушив звуками динамичной песни весь окружающий мир, а для особенного эффекта можно было закрыть глаза и представить себе любой вдохновляющий вид, будь то любимый город или даже пляж. Однако женщина никогда не откажется от возможности подышать свежим воздухом, что ранним утром неподражаемо легкий и приятный.
К тому же, разве можно себе представить те городские пейзажи, которые представляются твоему взору именно в этот момент и это время года? Конечно же, нет. Город не спит ни днем, ни ночью, разве только прикидывается, будто он засыпает на какое-то время, желая приспать внимательность своего жителя. Ведь город постоянно меняется. Чего только стоило обнаружить, насколько преобразилась столица штата, пока Хани строила свою успешную карьеру в Лос-Анджелесе, а после в далеком Лондоне, откуда прибыла почти два года тому назад. Все-таки во время бега возможность наблюдать за окружающим миром, не позволяя ему следить за собой.
Свой график женщина на первый день пробежек под все еще теплыми лучами солнца, спланировала заранее, отметив на карте своего навигатора тот маршрут, по которому должна была пробежать все необходимые мили. Впрочем, как на первый раз после длительного перерыва, вызванного ее беременностью и уходом за малышом, Уильямс считала, что будет достаточно – всего она рассчитывала потратить на пробежку не больше сорока – сорока пяти минут, чтобы успеть к тому моменту, когда ее сынишка проснется, а она заботливо возьмет Мика на руки, и покормит. Конечно, ее мужчина мог также присмотреть за сыном, не хуже ее самой, ведь именно на Джайлса она оставила спящего ребенка, однако … мать остается матерью всегда. И как бы ни горел бизнес, и как бы ее не увлекала карьера успешного хореографа, которую она на время прервала, она все равно хочет находиться рядом со своим ребенком, держать его на руках и ловить каждый момент, в котором может рассмотреть его первые успехи или перемены.
Воодушевленно начав свою пробежку, женщина пробежала вдоль квартала, свернув к парковой территории, через которую и проходил маршрут Хани. И, если еще в начале пробежки темноволосая головушка Уильямс была занята ее проблемами и жизненно-важными вопросами, которые стоило решить уже в ближайшее время, то уже в парке она успешно абстрагировалась от всех тревог. Вообще, кто-то умный сказал, что женщины порой слишком много думают, занимают голову своими и чужими проблемами, решают одновременно сразу несколько вопросов, и этим портят себе жизнь, тогда как от этого есть лишь одна пилюля – бег. Что же, если размышлять с этой точки зрения, то именно с этого дня можно было начать отсчет времени, за который Хани должна была все расставить в своей жизни по полочкам. Или, по крайней мере, постараться это сделать.
Немного замедлившись в парке, темнокожая женщина обратила свое внимание на девушку, вывившую на прогулку сразу нескольких собак разной породы, и позволила себе улыбнуться, как только собаки начали друг на друга прыгать и дергать поводки, заставляя тем самым своего хозяина (или догситтер?) обращать на них больше внимания, пытаясь заинтересовать чем-то другим. И именно в это самое время женщина мельком замечает достаточно знакомое ей лицо. Ей понадобилось около двух или даже четырех секунд, чтобы вспомнить, откуда она знает эту женщину, которую окликнула, поборов свою нерешительность и сомнения, она это или не она.
- Рейчел? – громко обратилась она. – Рейчел Морган – это ты? – спросила она, дожидаясь, пока женщина повернется к ней лицом, чтобы убедиться, ошиблась она или нет.

+1

4

Вслед за расставаниями обязательно бывает встреча.

Всю свою сознательную жизнь, я старалась избегать проблем. Особенно, когда ты растешь в семье полицейского, который периодически появляется в твоей жизни и пытается контролировать все и вся. Я любила читать книги, проводила много времени за рисованием, мечтая стать художником, дизайнером или декоратором на худой конец, но все изменилось, когда в моей жизни появился Скарре. Все прочие увлечения ушли на второй план, на первый вышло времяпрепровождение с ним. Прогулки в парке, посещение аттракционов, невинные объятия, наверное, это было лучшее время в моей жизни. Затем, мы постепенно взрослели, а вместе с нами и увеличивались проблемы вокруг нас. Расстояние, какие-то тайны и недомолвки и вот, я в Лондоне совершенно одна. В тот день я снова пообещала себе, что буду обходить проблемы по широкой дуге, стараясь сохранить жалкое подобие моей жизни в равновесии. Тогда все было слишком шатко, хрупко и неустойчиво, любой мой неверный шаг, любой конфликт мог повлечь за собой необратимые последствия.
Решив открыться Хейдену, и признаться в том, что моя смерть – это лишь спектакль, я ввязалась в кучу неприятностей, и обрекла на них и самого Скарре. Мы вместе решили, что если уезжать из Лондона, то лучше оборвать все связи раз и навсегда. Кто-то исчез сам, кого-то пришлось вычеркнуть из собственной жизни, оставляя лишь срочные контакты, такие как Марк – редактор, и Джо – личная помощница. Этим двум я доверяла свою жизнь, пусть они и не знали правды. Никто, не знал, и мне приходилось хранить эту тайну в себе, опасаясь, лишний раз сболтнуть что-нибудь не то.  На Рождество, я устраивала что-то вроде вечеринки, приглашая самых близких в свою квартиру. Тогда один из них заметил фотографию с Хейденом, с улыбкой спросил у меня о том, с кем я на фотографии. Пришлось в очередной раз лгать, рассказывая о болезненном для меня разрыве, объясняя тем самым причину моего скоро отъезда из Штатов. Я боялась, что кто-то из моего прошлого, узнает правду, увидит во мне другого человека, ту, простую девушку, что любила рисовать и грезила мечтами о совместном будущем с ее первой любовью.
Сейчас, стоя в парке, и пытаясь выровнять дыхание, сбитое после пробежки, я решала, надо ли мне снова возрождать призраков прошлого. То, что я, так или иначе, встречусь с кем-нибудь из них, уже посещало мою голову. Даже если не сейчас, но это произошло бы рано или поздно. Но не в Сакраменто, нет. Здесь я хотела начать жизнь с того момента, когда села в самолет до Лондона, а спустя пару часов по местным канал крутили новости с сообщением о найденном женском теле, с обезображенным лицом.
-Хани? -  Мой голос дрогнул, да и звучал не ровно. – Не ожидала тебя здесь увидеть.

* * *

Мы познакомились пару лет назад, когда я, как белка в колесе крутилась. Дом-работа-дом. Иногда ночевала прямо на работе, ибо времени не хватало катастрофически. На тот момент, у меня уже было несколько удачных статей, планка поднялась, а значит – надо соответствовать. Никого не интересует, что ты устала и хочешь спать. В мире журналистики, где каждый гонится за сенсацией, надо уметь правильно распределять время и силы. Я не умела. Я кидалась в омут с головой в работу, забывая о сне, еде и отдыхе, но когда ты чувствуешь, что терпение вот-вот лопнет, а нервы сдадут, надо найти выход эмоциям. И я нашла.
Спортивный комплекс располагался в центре города, не так далеко от редакции, чтобы можно было прямо с работы, со спортивной сумкой, отправлять в зал, выплескивая весь негатив. Мне нравилось то, чем я занималась, но постоянные стрессы делали свое дело, пошатывая нервную систему. Тебя вечно критикуют за не правильно истолкованные факты, тебя вечно оскорбляют и грозятся подать в суд, или еще как-то навредить тебе за то, что ты задела больное место, вытаскивая наружу самые грязные тайны. И так изо дня в день. Бывали, конечно, и хорошие, но не так уж и часто. Тот день я помню плохо, что-то выбило меня из колеи прямо с утра пораньше, поэтому в зал я сорвалась почти сразу после обеда.
Короткая прогулка заканчивается входов в довольно популярный комплекс, где помимо просто тренажерного зала, проводились еще какие-то групповые программы и тренировки, но меня это мало интересует. Хоть я и обещала себе, что обязательно схожу на йогу, попробую медитировать, в надежде на то, что это хоть как-то поможет снять напряжение. Спустя полчаса, я уже чувствую себя лучше, сняв с себя брючный костюм и сменив его на короткие бриджи и белую майку. Наушники в уши, и с полюбившимися треками я ухожу в свой мир, как раньше уходила, когда брала в руки карандаш и начинала рисовать. Небольшая разминка позволяет разогреть мышцы, предотвращая травмы, и можно идти далее. Спустя еще час, я чувствую, как мышцы приятно болят после физических нагрузок, и стоит только присесть, убирая нагрузку с ног, как все тело разом расслабляется. Сквозь негромкую музыку в ушах, слышу чей-то голос рядом, но не сразу понимаю, что обращаются именно ко мне.
-А? – вытащив наушники, я поворачиваю голову на звук голоса. Тогда я первый раз увидела Хани. Может, я и видела ее раньше, но не обращала внимание. Не в моих привычках пялиться на все подряд, суя нос не в свое дело. И даже если я журналист, что с того? – Вы что-то сказали?
-Не стоит так нагружать мышцы. Утром с кровати не встанете. – У нее приятный голос, и добрая улыбка.
-Да, спасибо. Я знаю, так и надо. – Кому-то просто захотелось внеплановый выход. Сошлюсь на то, что перетрудилась в зале и попрошу отправить все документы на дом. Не знаю почему, но в одиночестве мне всегда работалось лучше. Никто не лез под руку, не сбивал с мысли, давая возможность расслабиться и сделать все так, как должно быть. Так, чтобы читателям это понравилось. Незнакомка смотрит на меня явно недоуменно и непонимающе, а я спешу пояснить. – Выходной среди недели, что может быть прекраснее?
Мы еще разговариваем около получаса, находя общие интересы и темы для разговоров. Затем мне приходится уйти. Мы обещаем, что как-нибудь вместе попьем кофе, и продолжим наше знакомство, но этого так и не случается. Через неделю мы снова встречаемся в зале, снова короткий диалог, правда в этот раз я никуда не тороплюсь, и предлагаю зайти куда-нибудь и перекусить. Мне читают короткую лекцию о том, что кушать после тренировки вредно, на то я лишь в присущей мне манере закатываю глаза и с улыбкой качаю головой. Она легкая, она добрая, и с ней легко общаться. Складывалось ощущение, что мы довольно давно знакомы, и можем говорить обо всем. У меня не было друзей уже слишком давно. Были знакомые, коллеги, но вот друзей – нет, их не было. Спустя полгода Хани исчезает, улетает из Лондона, и наше общение сходит само собой. Мне ее не хватало, но увидеть ее здесь стало для меня полной неожиданностью.

* * *


-Сколько времени прошло?
– Я улыбаюсь, как бы там не было, но я рада была ее видеть. По-настоящему рада. – Больше трех лет прошло, ведь так? Куда ты пропала?
Мне хочется завалить ее вопросами, узнать, почему она так резко исчезла, не объясняя причины. Я могла бы попытаться ее искать, но не стала лезть в чужую жизнь. Она почти не изменилась, разве что лицо стало взрослее, а в глазах появилась какая-то мудрость и нежность, не смотря на огонек, что всегда горел в них.

+1

5

Наша жизнь невозможно без различных встреч, которые наполняют своими неповторимыми красками каждый новый день: кому-то нынешний день отсыплет частичку светлых красок, кому-то же достанутся более мрачные. Ну, что с этим поделаешь? Никогда не знаешь, что на тебя будет ожидать уже за первым поворотом. Быть может, там на тебя поджидает какая-то опасность или какой-нибудь студент, опаздывающий в колледж на семинар или лекцию с чашкой горячего кофе, торопится на всех парах и снесет тебя со своего пути, словно поезд во времена Дикого Запада индейцев?! Предугадать что-либо в нашей жизни невозможно, если уж ты не живешь в изоляции на лоне природы, куда так порой и тянет от переизбытка общения со всей этой толпой из своих знакомых и друзей, которые ежедневно приносят свои оттенки в нашу жизнь; жизнь, что никогда не стоит на месте. Наверное, еще во время молодости наших матерей и отцов, когда нас самих еще не было в планах, городская жизнь была все-таки менее размеренной. Во всяком случае, Хани слышала нечто подобное от своего отца, что был одним из тех людей, которые любили в своих зрелых годах поговаривать о том, как было раньше. Несомненно, когда-нибудь мистер Уильямс скажет еще своим дочерям о том, какой «зеленой травой» было все окружено раньше, но к этому им еще стоило дожить, как говориться.
Ну, а сегодня Хани посчастливилось увидеть воистину неожиданного человека. Во всяком случае, увидеть свою британскую знакомую, темнокожая женщина никак не могла ожидать, поэтому какое-то время удивленно смотрит на миловидную девушку, прежде чем сделает шаг навстречу ей, воедино сведя мысленно свои воспоминания, сохранившие ее образ, и нынешнюю картинку перед карими глазами хореографа. Теперь, когда спустя какое-то короткое мгновение, ее знакомая из далекого Туманного Альбиона узнала ее тоже, она позволила себе улыбнуться чуть шире.
- Не могу не ответить тем же, - произнесла темноволосая женщина, покачав головой от удивления. Все-таки подобные неожиданные, но приятные, чего уж там говорить, встречи - та еще редкость. Обычно судьба готовится нам преподнести свои подарки в менее приятных формах или лицах. Во всяком случае, когда не так давно, а лишь несколько недель назад в ее спортивном зале Хани вновь увиделась со своим бывшем из той же Англии, она была менее довольна встречей. Естественно, они с Джайлсом тогда расстались не на самой приятной ноте, чего не скажешь о Рейчел. Как бы там ни было, а перед этой девушкой Хани даже было немного стыдно, поскольку она укатила из Лондона так быстро, как только могла себе это позволить, спешно собрав вещи в квартире-студии Армстронга и купив билет на первый попавшийся рейс из Англии в США. Тогда ей повезло, и было свободное место в самолете на Лос-Анджелес, откуда было уже рукой подать в столицу штата, где у темнокожей леди оставалась семья: отец и сестра. – Уж никак не ожидала тебя увидеть в Сакраменто, - продолжила, тем временем Уильямс.
- Сколько времени прошло? – в это же время, озадачилась Морган, заставив и свою темнокожую подругу задуматься. А ведь, правда: как давно они уже не виделись с тех пор, когда в последний раз общались в Лондоне? Мику был уже целый год – выполнилось в средине июля. Именно эти фотографии из празднования первого дня рождения своего маленького озорника и настоящего шоколадного мишки, увидел Джайлс, прежде чем приехал. А они с ним не виделись еще почти целых десять месяцев до этого…
- Эм, - пытаясь справиться с элементарными подсчетами, выдала Хани, - мне кажется, что все-таки не три, а два года, - улыбнулась женщина, блеснув вновь своими белоснежными зубами. – Моему сыну только год, а приехала я из Лондона сюда чуть больше полтора года тому назад, - озвучила свои не хитрые подсчеты Уильямс. – Поэтому, все-таки не три, а два года прошло, - поправила она свою знакомую, которая не забыла поинтересоваться, куда пропала Хани с Лондона.
Ну, и как тут вкратце объяснить?
– У меня были некоторые сложности, скажем так… - начала она, предпринимая попытку объяснить. Все-таки каждый раз говорить одно и то же, бывает утомительно. Да и так ли необходимо и нужно это знать другим людям, у которых, несомненно, найдутся свои проблемы? – Было дело, мы с моим парнем поссорились, и я решила уехать на родину тогда. Так я оказалась здесь, - развела руками Хани, все-таки вкратце описав свои жизненные перипетии. – А ты какими судьбами в Сакраменто? Чем занимаешься здесь? – взялась за свою допрос Уильямс, чувствуя неподдельный интерес к жизни своей знакомой из Лондона. – Лондон так далеко от Сакраменто, что сложно представить себе, как можно было здесь оказаться столь многим его жителям именно здесь, да и еще в этом месяце и году, - продолжила говорить Хани, которой было порой сложно сдержать поток собственных слов, продиктованных эмоциями. – Ты сейчас куда-то торопишься? – небольшой намек на то, что можно было бы продолжить разговор либо за чашкой чая где-то неподалеку в парке или же встретиться позже.
Но, тут уже дело полностью зависит от Рейчел…

0

6

Мне давно пора было привыкнуть к тому, что жизнь – штука удивительная, и удивляет в основном она меня. Какова вероятность того, что я встречу человека, с которым виделась пару лет назад в Лондоне? Я всегда была уверена, что минимальная, но это оказалось совсем не так. Ханни стояла напротив меня, и она была почти такой же, какой я ее помнила.
Меня всегда раздирали противоречивые чувства, касательно Лондона и моей жизни в нем. Я знала, что там мне не место, что вся моя жизнь там – сплошная паутина лжи, искусно сотканная страхом разоблачения. Но, даже не смотря на это, я смогла завести друзей,  как то наладить общение, и вот я снова решаюсь на переезд. И все начинается вновь. Только что поделать, когда тебя раздирает чувство, что  твой дом и семья здесь, а все родные люди там? Я не знала, и откровенно говоря, даже не представляла, что можно предпринять в такой ситуации.
- Подожди-подожди, - я подняла руку, пытаясь осмыслить то, что произнесла девушка. – Твоему сыну? Серьезно?- Я улыбнулась широкой улыбкой. – Я рада за тебя, правда.
Когда-то давно я так же мечтала о семье и детях с единственным человеком, которого хотела видеть рядом с собой.  Кто-то говорил, что нельзя так сильно любить друг друга, как мы любили, но нас мало волновали чужие слова. Мы проводили вместе столько времени, сколько могли, пока в один день все не рухнуло. Следующие несколько лет любые мысли о детях, семье, да, даже, об отношениях, были задвинуты далеко в ящик стола и прикрыты рабочими заметками. Но где-то около года назад, я призналась себе, что моя семья сейчас заключается в одном человеке, который сейчас спит в нашей спальне, отдыхая после тяжелого трудового дня. Возможно, когда-нибудь, когда наш мир не будет казаться таким шатким – мы сможем создать семью, и уехать туда, где сможем начать все с чистого листа. Но это поток, сейчас, мы учились жить вместе, учились прислушиваться и любить друг друга вновь.
- Я? – на мгновение я задумалась о том, как правильно сформулировать ответ на ее вопрос. – Все так же работаю журналистом  на одном из местных телеканалов. Скажем так, приезд сюда – это попытка начать жизнь с чистого листа. – Подмигнув девушке, я коротко рассмеялась. – Нет, у меня еще есть свободное время. На центральной площади парка стоит мобильная кофейня, можем заказать что-нибудь и пройтись.
Махнув рукой, я указала направление, в котором мы с девушкой пошли никуда не торопясь. Солнечные лучи приятно согревали кожу, заставляя иногда щуриться от слишком яркого солнца. Ветер все так же шумел в кронах деревьев, иногда спускаясь вниз и принося с собой долгожданную прохладу. Разгоряченное тело после пробежки никак не хотело остывать, а  учитываю жару на улице, то я буквально чувствовала, что между лопаток у меня стекла капелька пота.  Я была той девушкой, которая любила солнце в любом его проявлении, будь то запредельная жара или лишь небольшой лучик, который будит тебя по утрам. Но с переездом и жизнью в Британии – моя любовь понемногу сбавила обороты.
- Признаться честно, я рада, что встретила тебя, пусть и при таких необычных обстоятельствах. – Мы вошли под тень деревьев, подходя ближе к месту, откуда исходил тонкий аромат кофе. – Мне не хватает тех людей, которые были в Лондоне. Там все было по-другому.
Мне не хватало Марка с его вечными шутками и подколками. Он стал для меня кем-то ближе, чем друг. Возможно, я могла даже назвать его братом, которого у меня никогда не было. Я могла позвонить ему в любое время суток, зная, что он всегда снимет трубку, поворчит, но все равно ответит. О, а сколько раз он спасал мою задницу из переделок, в которые я влипала по собственной глупости и неопытности, посчитать весьма трудно.
Большинство моих друзей были мне коллегами по работе. Те, с кем я, так или иначе, по долгу службы проводила весьма много времени в редакции, но Ханни была той, которая не имела к журналистике никакого дела. Мы обсуждали любые проблемы, все, что угодно, начиная от похода по магазинам, заканчивая тем, что погода в Лондоне снова испортилась, но тему работы мы старались обходить стороной.  И за это я была ей благодарна, в то время мне была необходима моральная разгрузка, и тренировки или просто прогулки с ней - были идеальным выходом.
- Расскажи мне, как у тебя дела? Ты все еще занимаешься хореографией? -  Я улыбнулась, когда наша очередь почти подошла. Небольшой вагончик коричневого цвета, притягивал взгляд, среди этой яркой зелени, а запах кружил голову. Организм напомнил мне о том, что вторая чашка кофе за несколько часов моего бодрствования явно будет лишней, поэтому мой взгляд пал на свеже-выжатый сок.

+1

7

Время – вещь, которую невозможно остановить. Так стоит ли даже пытаться? Его бег бесконечно быстрый, неукротимый и неумолимый. Оно подобно песку в ладонях – чем больше пытаешься ухватить, тем быстрее уносит ветер; чем сильнее хочешь его задержать, тем быстрее оно уходит. Оно подобно воде, что сбегает быстро, едва оставляя по себе след на руках. Впрочем, быть может, именно в этом и состоит бесценность того времени, которое было нам отведено свыше? В том, что подобного мгновения, подобной встречи и людей в нашей жизни не будет, является свое очарование, своя удивительная магия и непревзойденность момента, который несет в себе наше непредсказуемое сегодня.
Казалось бы, еще недавно Хани приехала в Сакраменто, поджав хвост после очередной жизненной неурядицы? Однако время быстро слетело, принеся в ее жизнь новые перемены – ее сыну теперь уже больше год, он самостоятельно ходит и продолжает радовать свою молодую и такую занятую мать, устраивая свои новее открытия и делая новые достижения. И не так давно в Сакраменто приехал Джайлс, внеся свои коррективы в жизненный устой темнокожей танцовщицы, что одновременно удивляется и радуется встрече со своей лондонской знакомой, которая тоже оказалась в столице Калифорнии по своим жизненным обстоятельствам, доказав в который раз, что мир теснее, чем может показаться на первый взгляд.
- Ах… - она набирает воздуха в легкие, чтобы остановить поток своих слов, что может обрушиться на ее собеседницу сейчас, если она не удержится от комментария и начнет в подробностях рассказывать все жизненные перипетии, которые были на ее веку за то время, что они не виделись. – Да, моему сыну - год назад у меня появился мой Микки, - тем не менее, она ограничивается коротким ответом, предполагая, что при более удобной обстановке сможет уделить больше вниманию своим проблемам. В конечном счете, говорить о собственных проблемах не так уж и весело и интересно, куда интереснее всегда послушать других. Ведь так?
Морган ограничивается таким же коротким ответом, который озвучила Уильямс. Они обе многозначительно улыбнулись на слова Рейчел; обе они хотели начать жизнь с чистого листа, исправив огрехи прошлого. Интересно было узнать, получилось ли эта затея у ее лондонской подруги? Все-таки Хани в полной мере могла сказать, что идет по «наклонной». Она снова ступает по тому пути, усыпанному раскаленными углями, что обжигают ее ноги своим огнем; они снова с Джайлсом вместе и это вновь огнеопасная тема для любого, кто окажется рядом.
- Да, давай, выпьем кофе. Хотя я не отказалась бы и от возможности встретиться позже во время шопинга или ужина, - темнокожая женщина охотно кивает в знак своего согласие на предложение Морган, когда та предложила им выпить в небольшой кафешке в парке кофейку. Обычно Хани не пьет кофе так рано, да и не прерывается вовремя пробежки для того, чтобы отдохнуть, но по случаю нынешней встречи не может не согласиться на предложение. Тем более, ничего страшного не будет, если однажды женщина даст своему режиму послабление.
- Знаешь, Рейчел, я тоже в какой-то степени скучаю по Лондону, - в такт словам своей лондонской подруги, что были пропитаны нотками ностальгии, произносит Хани. – Пусть туда я приезжала за свершениями и большой славой, от которой мне отломилось не так много, но этот город мне дал многое, - не без доли улыбки добавляет женщина следом. – Лондон дал мне знакомство с человеком, которого я люблю, он дал мне сына и тебя тоже, - сложно сдержать свою радость, которая прорывается на лицо кареглазой шоколадки, осветляя выражение ее лица яркими красками белоснежной улыбки по-голливудски.
Как оказалось, желающих выпить в это время дня кофе было не так уж маленьким. Подойдя ближе к кафешке, женщины были вынуждены остановиться в конце очереди, что постепенно подбиралась к своей цели – к продавцу, что готовил вожделенный ароматный напиток, что уже сейчас приятно щекотал ноздри посетителей. Так что, пока они постепенно продвигались к своей цели, у Хани и Рейчел было время поделиться еще чем-нибудь интересным из своей жизни.
- Я пытаюсь вернуть себе прежние позиции, - уверенно заявляет в ответ на вопрос Морган, отвечает Уильямс. – Я не могу бросить танцы; просто не могла без них, поэтому дождалась того времени, когда Мику исполнилось полгода, и вернулась к занятиям: сначала начала приводить себя в форму, а теперь только поддерживаю ее, занимаюсь и готовлюсь к парочке новых проектов, что обещают быть интересными. Возможно, было бы проще, не переберись я тогда полностью в Лондон, ведь тут я потеряла парочку контрактов. Но, в целом я не жалею, что получила опыт работы в Лондоне. Те полгода были очень особенными для меня, - с особенным воздыханием произносит Хани, прежде чем они подошли к продавцу. Женщина прервалась в своем разговоре, чтобы заказать кофе – американо без молока или сахара, который она не употребляет вот уже полгода, придерживаясь правильного питания. Ну, а стоило ей расплатиться за ароматный напиток, из которого отпивает несколько глотков, заплатив за него, отходит в сторону, чтобы продолжить с Рейчел их разговор. – Сакраменто – мой родной город. На самом деле, я хотела переехать в Лос-Анджелес, но сначала меня отговорил отец, позже появился Мик, и я поняла, что я нахожусь на своем месте. А ты почему выбрала именно этот город? – задается вопросом Уильямс, озвучивая ход всех своих мыслей постепенно и порционно, как она умеет. – Мне казалось, журналисты и публицисты больше любят Нью-Йорк, чем такой спокойный городишко, как этот, - с долей иронии она называет столицу городишком, хотя в этом есть зерно истины. Все-таки своими масштабами Сакраменто уступает, как Большому Яблоку, так и другим большим городам, вроде ЛА и Фриско. 
– Кстати, я бы пригласила тебя к себе в гости – ты, как, не занята на выходных? – озвучивает свое предложение женщина, надеясь, что Морган не устоит от предложения.

+1

8

Кто-то из моих знакомых, кто имел детей, говорили, что они – радость жизни. Кто-то наоборот, опровергал подобное выражение. Я же к этой теме относилась нейтрально. Нет, не спорю, любая девушка так или иначе хочет создать семью, завести детей и стать примерной домохозяйкой.  Вот, только я была не уверена, что смогу прожить без любимой.  Да, и Скарре пока в роли отца я не представляла. Иногда он сам похож на великовозрастное дитя. Между тем, за Хани я была рада, трудно было не заметить, с какой теплотой, любовью и нежностью она отзывается о сыне.
- Я надеюсь, что ты познакомишь меня со своим сыном. – Произношу с тихим смехом, мысленно рисуя себе картину Хейдена с ребенком на руках. Что-то мне подсказывало, что держать он его будет на вытянутых руках и с какой-то мольбой о помощи в глазах смотреть на меня. – Насчет ужина не могу ничего обещать, график слишком расплывчатый, чтобы что-то планировать заранее, а вот шопинг…. Шопинг – мне нравится.
Если меня нет дома, значит я на работе. Если меня нет на работе, то вероятнее всего я или еду на нее, или возвращаюсь домой. И признаться честно, я почти привыкла к такому, если бы не одно существенное «НО». Хейден работал ночью, а я днем. И редко когда получалось так, что наши выходные совпадали, а чаще всего мы видимся по утрам, когда он только приходит, а я уже ухожу. Весьма интересное совместное проживание, не находите?
- Так или иначе, но жизнь идет вперед и не стоит унывать из-за того, что кого-то нет рядом. – Провожаю взглядом девочку лет пяти с охапкой воздушных шаров, после чего перевожу взгляд, улыбаясь. – Всегда можно взять небольшой отпуск и вернуться в Лондон, отдохнуть и вспомнить былые времена.
Мы приближаемся к заветному фургончику, и пока девушка делает свой заказ, я бросаю короткий взгляд на перечень напитков. Фруктовый чай – должно быть весьма не плохо. Не могу сказать, что Лондон привил мне любовь к этому напитку, как гласят все известные стереотипы, но и пить вторую кружку кофе за два часа – не лучшая идея. Рано или поздно мой организм не выдержит такого количества кофеина, поэтому, лучше не рисковать.  Забрав кофе, Хани отходит в сторону, и спустя пару минут с холодным фруктовым чаем в руках, я присоединяюсь к ней.
-Твое рвение похвально, и что-то мне подсказывает, что ты так или иначе добьешься того, чего захочешь. -  А вот ее вопрос о выборе мной города ставит меня на несколько минут в тупик. Подобный вопрос я уже слышала, поэтому и ответила так же, как и в прошлый раз. – А чем плох Сакраменто? – Прячу улыбку за глотком чая. Фруктовый вкус с легкой кислинкой поднимает настроение.  Может, чай все же не так плох? – Я нажила себе немало врагов, пока работала в Лондоне, влезая туда, куда лезть и вовсе не следует, поэтому Сакраменто  для меня что-то вроде глотка свободы. Да, и я бы не сказала, что он такой спокойный, как кажется на первый взгляд.
Легким кивком голову указываю на свободную лавочку в тени деревьев, которую. Можно занять, чтобы нормально поговорить. Родители учили меня, что не стоит обманывать близких тебе людей, а стоит всегда говорить им только правду, но что делать, если последние шесть лет ты только и делала, что лгала? Продолжать обманывать дальше? Или стоит начать говорить все так, как есть? Хани была мне подругой в Лондоне, и будет подругой здесь. Не смотря на внешнюю легкость и взбалмошность, она рассудительна и умна, и ей наверняка можно сказать все так, как есть.
- Если быть до конца откровенной, то мой приезд это не просто смена обстановки. – Произношу я, понимая, что уже начала говорить, и обратного пути нет. – И я приехала сюда не просто так. Эмм… - Замолкаю на пару мгновений, формулируя мысли в слова. – У меня довольно серьезные отношения кое с кем, поэтому я переехала и начала жизнь практически с чистого листа.
Ну, вот, молодец, Морган. Ты вроде и сказала правду, и не открыла занавес полностью. Даже не знаю, было ли это тайной, ведь журналисты не раз ловили нас вместе, запечатляя на фотоснимках: одна из скандальных журналисток идет в объятиях управляющего известного ночного клуба. Дааааа, вы даже не представляете, какими потом заголовками пестрила пресса.

+2

9

- Можешь быть уверенна, что у тебя не будет шансов не познакомиться с моим Микки, - улыбнулась Хани, услышав о желании своей лондонской подруги познакомиться с маленьким мистером Уильямсом, что только делал свои первые шаги в жизни, знакомился со всем тем великим множеством знакомых и друзей, которыми себя окружали его родители. Ну и, конечно же, пытался говорить первые слова, что даже близко не походили на привычное «мама» или «папа». Впрочем, женщина не испытывает никаких иллюзий относительно своей знакомой, как и большинства своих друзей из мира танцев и шоу-бизнеса, которым не было дела до чужих детей. Они сами походили на детей, с которыми возились их менеджеры и родственники, пытаясь отбелить от того дерьма, в которое они угождали каждый раз по собственной глупости. Нет, конечно, Хани не сводила всех и вся к общему знаменателю, только понимала, насколько четко проходит линия между тем, где находится жизнь «до» и «после» рождения ребенка в жизни женщины. Насколько сильно меняется тип мышления, взгляды на некоторые вещи…
Материнский инстинкт? Кто знает.
Увы, но у темнокожей женщины до сих пор не было времени для того, чтобы в полной мере осознать и принять, насколько круто сменила свой вектор жизнь. Она лишь пытается по-новому приспособиться к тому, как теперь будет жить в этом мире, добиваться своих новых вершин и возвращать былые. Все-таки она с Рейчел она была честна – ей было необходимо танцевать; Уильямс считала дни и часы к тому времени, когда сможет снова воссоединиться со своей стихией – с музыкой и танцами. И зная, насколько сильно ее подруга из далекого Лондона любит свою работу, Хани полагала, что когда-нибудь, когда ей придется выбирать между профессией и маленьким чадом – она поймет, насколько не простым был этот бег с препятствиями к желанной цели. Все-таки другого сравнения пока у темнокожей танцовщицы пока не было. И пусть даже появление в ее жизни ребенка, чья жизнь и судьба в полной степени зависела от нее, она умела любить своего пухленького сына, что внешне совершенно не походил ни на Джайлса, ни на нее саму, являясь какой-то смесью их внешних и характерных качеств.
- Что же, если у тебя будет возможность, тебе стоит только позвонить – мы устроим ужин; ничего вычурного, все просто и со вкусом, и без вреда для фигуры, - улыбнулась Хани своей подруге, с которой они были близки к тому, чтобы договориться к совместному походу по магазинам, что грозил опустошить их кpeдитные карточки. – А тем временем, я смогу тебе показать местные моллы, - добавила радушно женщина, надеясь сделать доброе дело, помогая освоиться новенькой в городе. Она еще не забыла, как ей были нужны знакомые в Лондоне, когда только перебралась туда работать. Впрочем, если бы она своевременно знала о той истории, которая пряталась за именем Речел Морган, она не изменила бы своего решения и постаралась бы поддержать молодую женщину, в жизни которой происходило немало событий.
– Ты, кстати, посещаешь еще тренажерный клуб? – спросила она, вспомнив в очередной раз их внезапное знакомство. – Года полтора назад мы с подругой открыли свой тренажерный зал, где я часто появляюсь. Если захочешь вернуться к тренировкам – у тебя будет прекрасная площадка для этого, - добавила капельку собственной рекламы Уильямс, разыскивая больше возможностей для общения. Несомненно, все упиралось и в желание, но почему-то Хани была уверенна, что оно было. Знаете, это чувство? Внутренний голос, который подсказывает, когда человек к тебе расположен или нет. Именно он и подсказывал ей, что Морган все еще расположена к общению с ней женщина; не смотря на детей, которые появились в жизни у Хани!
Тем временем, они уже практически подобрались к одной из лавочек, в сторону которой кивнула девушка, пока Хани оставалось принять информацию о том, что Лондон обошелся и с ее подругой тоже не слишком хорошо. Впрочем, можно ли было сопоставлять две совершенно разные истории? Личную трагедию и опасность, реальную угрозу здоровью и жизни? Пожалуй, все-таки нет.
- Что же… Лондон был не только со мной жесток, - вздохнула она, прежде чем присела на лавочку, к которой они уже подобрались. Поднеся к губам бумажный стаканчик с горячим кофе, Хани отпила из него несколько глотков, прежде чем продолжила свою мысль. – Сакраменто в сравнении с Лондоном далеко не большой город. Но иногда нам всем нужно отдохнуть от большого города, - позволила она себе улыбнуться, посмотрев на Рейчел, что скрывала еще один маленький секретик.
- О! Как здорово! – не удержалась от комментария женщина. – Я очень рада за тебя и за то, что у тебя кто-то здесь есть, - улыбнулась Хани. – И теперь тебе есть с кем меня знакомить, - добавила она следом, вовсе не требуя от Морган немедленного знакомства с мужчиной, к которому она перебралась.

+1

10

- Да, знаешь, это действительно будет замечательно. – Кивнула я, деля глоток холодного чая. – Живу здесь уже достаточно долгое время, но так и не освоилась в городе до конца. Мой топографический кретинизм будет со мной всю жизнь. – Тихо рассмеялась,  окидывая взглядом проходивших мимо людей.
Я действительно страдала этой формой болезни, когда способен заблудиться, сделав пару шагов от какого-либо места. Необходимо было несколько раз пройти этим маршрутом, чтобы в голове остался маршрут. Тогда проблем с передвижением не было. Хейден вечно подтрунивал надо мной из-за этой проблемы.
- Последний раз была в зале пару месяцев назад. – Виновато поджимаю губы, осознавая, что совсем выбилась из своего привычного графика жизни. Кстати, а какой он, привычный? Наверное, проснуться утром, приготовить завтрак или влить в себя кружку кофе, пересечься с Хейденом, а после собраться и умчаться на работу. Далее – сумасшедший день на работе: вечные телефонные звонки, словно они все разом хотят поговорить со мной, горящие сроки, в которые необходимо сдать материал, и нервные люди вокруг. Да, и именно это я называю работой всей моей жизни. Интересно, на сколько еще хватит моих нервов? Приходя домой, я обычно переодеваюсь во что-нибудь мягкое и уютное, силком заталкиваю в себя что-нибудь съедобное и отправляюсь спать, чтобы утром этот день сурка начался вновь.
-  Когда я решала насчет переезда, то наивно предполагала, что здесь моя жизнь станет чуточку тише, чем в Лондоне. И я смогу наконец-то нормально высыпаться, питаться и не вливать в себя литрами кофе. Ох, как же я ошибалась…. – Покачав головой, чуть прищурила глаза, пряча их от лучей солнца. – Ты и, правда, молодец! Я в последнее время все чаще и чаще задумываюсь о том, чтобы бросить журналистику и открыть кофейню. Такое тихое и милое местечко, где люди смогут отдохнуть от городской суеты, выпить чашечку кофе или горячего шоколада и погрузиться в собственные мысли, не опасаясь, что их размышления кто-то прервет.
Мне действительно казалось, что это неплохая идея.  Пусть Сакраменто кажется тихим и спокойным город – это совсем не так. Здесь кипит жизнь, люди постоянно куда-то спешат, словно боятся опоздать на самое главное событие в их жизни. И я была такой, и до сих пор остаюсь, вот только иногда появляется ощущение, что из-за этой беготни, я теряю саму себя и собственную жизнь. Наверное, подобное замечание покажется вам глупым, но посмотрите сами. Большинство людей так же, как и я, почти все время проводят на работе, затем спешат домой, уже не имея каких-либо сил на семью. Хочется просто снять с себя надоевшую за весь день одежду, принять горячую ванну и лечь спать. Мы не замечаем, как быстро летит время вперед, пока мы стоим, и копошимся на одном и том же месте.
- Уверена, настанет когда-нибудь такой день, когда я снова вернусь к тренировкам. Возможно, даже в ближайшее время. – Стоит только утрясти все дела в редакции. Этого вслух я произносить не стала,  ибо тогда наш разговор неумолимо перейдет в другое русло, а говорить про надоевшую работу – нет никакого желания. Она и так заполняет все мои мысли.  – С одной стороны, я все же рада, что все так получилось. Нет, правда.  Считай меня карьеристкой, но Лондон дал мне множество возможностей продвинуться вперед, и я не упустила шанс воспользоваться ими. Может, не будь всего этого, я бы не сидела здесь сейчас? Кто знает, что было бы?
Услышав ее комментарий по поводу моих отношений, я сама улыбнулась. Наверное, мне все же требовался человек, с которым я могла бы поделиться чем-то личным. В Лондоне сначала это был Марк, затем и девушка, сидящая рядом, стала таким человеком. После переезда весь мой круг людей ограничивался Хейденом, Мартином и парой человек из редакции. И этого было мало. Необходим был человек, который знал меня еще до переезда сюда. Можно сказать, что Скарре был таким, но нет. После нескольких лет в другой стране я сильно изменилась.
-Знаешь, я предполагаю, только предполагаю, заметь, что ты его знаешь. – Прячу лукавую улыбку за очередным глотком. Хотя, с чего я вообще взяла, что Хани  может знать Скарре? Или все же знает? Хм…  - Знаешь, мы действительно могли бы собраться на ужин, познакомиться с семьями друг друга и обсудить то, что у нас произошло в жизни. Но сначала шопинг, а уже потом ужин. – Кивнула собственным мыслям. – Да, определенно в таком порядке.

+1

11

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » on the run