Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и неужели на этом все?


и неужели на этом все?

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Техас | 12.09.2017 | как получится

Элмо и Коул
http://s1.favim.com/orig/150921/adventure-beach-beauty-gif-Favim.com-3335170.gif

Ровно 2 года спустя после случая в клубе.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-13 00:13:21)

+1

2

[indent] Прошло уже более двух лет с того дня, когда все началось и закончилось. Сейчас я уже давно не был тем, кем являлся тогда - моя жизнь резким образом изменилась, и я могу с уверенностью сказать, что в лучшую сторону. Я женат на прекрасной девушке, у меня есть любимая дочь и замечательная работа, на которой я действительно получаю удовольствие. Я больше не прима кабаре и не зарабатываю деньги где придется. Мне всего двадцать, но уже сейчас я могу сказать, что доволен жизнью. Громко сказал? Возможно. Может быть, я в чем-то лукавлю, но так или иначе, я и сам не смогу себе в этом признаться. Я долго строил эту стену из счастливой семейной жизни и только сейчас, спустя столько времени, я полностью свободен от разрушительных мыслей, связанных с тем днем. Но обо всем по порядку...
[indent] Наверное, стоит начать с того, что если бы не тот день, то я бы сейчас не был свободен и не имел все то, о чем может мечтать нормальный человек. Мне бы дали пять, а может и шесть лет лишения свободы за ту пьяную выходку в магазине, если бы Коул тогда дал показания в мою сторону. Тот поступок дал мне большую почву для размышлений, и я могу с уверенностью сказать, что до сих пор не имею совершенно точного мнения на этот счет. Но тогда что-то заставило меня спустя неделю прийти к нему в тюрьму на свидание.
[indent]Наверное, я никогда не смогу объяснить, почему я вообще пришел к нему в первый раз. Я не могу сказать, что двигало мной в тот момент, но, кажется, он этого тоже ждал. Я видел это по его лицу и по плохо скрываемым эмоциям. Я все еще злился тогда, и чувствовал по отношению к нему острую ненависть, но одного его касания к моей коже хватило, чтобы из головы вылетело все, о чем я думал до этого. Вспышка, помутнение, я, кажется, совсем не контролировал себя в тот момент, полностью отдавшись первоначальному желанию. Через секунду я открываю глаза и чувствую, как он грубо вжимает меня своим телом в столешницу, обдавая горячим дыханием скулу, а я... Я не могу сказать, что мне это не нравилось. Секс был грубым, страстным, практически таким же, как и в первый раз. И в тот момент, мне было совершенно плевать, что все это было записано на камеры видеонаблюдения. Осознал я это только после того, как при выходе из комнаты свиданий поймал на себе насмешливые взгляды полицейских. Уходить было крайне стыдно, как и приходить после этого на следующей неделе во второй раз. Я еще долго вспоминал эти взгляды, от которых краснели и огнем горели щеки и уши. Однако, вопреки всем законам логики, в этот раз я сам был инициатором, после чего проклинал себя каждый день в течении следующего месяца. Я много думал, много размышлял, как всегда загоняя себя в огромную яму из собственных мыслей. Я понял, что больше не хотел приходить к нему. Я знал, что нужно было оставить все, что связано с ним, в прошлом и начать двигаться в направлении своей собственнной жизни. Мысли меня больше отягощали и тянули за собой на дно, и я не мог никак от этого избавиться. Или это просто был самообман? Я, кажется, почти не испытывал те гложущие душу чувства ненависти и отвращения, которые ранее пожирали меня каждый день. И именно поэтому я старался прекратить наше общение. В конце концов, мы ведь никто друг другу и ничего друг для друга не значим, верно?
[indent] Однако, не сдержав слова, которое я дал себе сам, ровно через месяц я все же пришел. Я этот день я впервые назвал ему свое имя. Я знал, что он слышал его до этого, но тем не менее, никогда не называл его вслух. По крайней мере, при мне. В тот вечер мы о чем-то говорили, долго и увлеченно, но я совсем не помню о чем. Оказывается, он вполне мог быть нормальным собеседником и, более того, интересным. Мы говорил час, два или даже три. Я не помню. Совершенно не помню, так как потерялся в часах, в минутах, во времени, н смотря на то, что у нас всегда было его в обрез. Я поцеловал его на прощание, ни слова не проронив о том, что это был последний раз, когда мы с ними виделись. Интересно, он понимал, что это мой последний визит?
[indent] Через два месяца я познакомился с Эшли и с этого момента в моей жизни все поменялось. Мы впервые встретились с ней в кафе, в котором я на тот момент работал. Я не могу назвать эту встречу какой-то необычной: так знакомятся миллионы людей и еще большее количество вообще после этого не видятся. Но она своим присутствием и вешним видом значительно выделялась среди общей массы наших посетителей. Я помню, как коллеги перешептывались о том, откуда такая птичка прилетела в наш курятник, а я лишь улыбался ей в ответ, когда ловил на себе ее взгляды. Он правда была особенной - идеальная осанка, плавные движения и изящность в каждом изгибе ее тела. Мы были с ней похожи. Она оставила мне свой номер на салфетке вместе с щедрыми чаевыми, что аккуратно вложила под корешок меню, и после этого я ее в кафе не видел. Я долго думал о ней и о том, что стоит сделать первый шаг кк знакомству, но только спустя неделю позвонил ей и назначил встречу. Мы долго гуляли по пляжу, обмениваясь мыслями и историями о себе. Оказалось, что она артистка приезжего цирка, временно остававшегося с труппой в нашем городе, и совсем скоро намечалось их первое шоу здесь. Я бы приглашен на этот вечер и именно с него вечера все и началось. Я влюбился в нее и ее мир, и, кажется, заново восстал из пепла собственных мыслей. Я был увлечен в ее яркую и насыщенную жизнь циркового артиста, и вскоре, после того, как мы начали встречаться, я оставил дом в Спирнге, собрал свои вещи, взял Честера и без малейшего сомнения уехал вместе с ней в гастроли по стране. Флорида, Каролина, Мичиган, Вашингтон, Юта, Висконсин... Множество штатов и множество городов. Их труппа была известной и мне было правда приятно иметь с ними дело. Меня приняли, словно в свою семью, и я вскоре стал частью их команды. Эта жизнь настолько захватывала и интересовала меня, что все, что со мной было до этого, стерлось из моей памяти, казалось бы, если не навсегда, то надолго.
[indent]Изнурительные выступления и тренировки, которые я проводил бок о бок с Эшли настолько нас сблизили, что в скором времени я сделал ей предложение. Я доверял ей, кажется, все, что было в моей голове. Она знала, что моя семья совершенно не эталон идеальной американской семьи, она знала, по какой причине я ее покинул, у меня совершенно не было от нее секретов, кроме одного. Она до сих пор не знает о том моем прошлом, которое было связано с Коулом и с Фениксом. Я не был уверен, что она воспримет это как должное, поэтому я пытался всеми способами удержать ее рядом с собой, не давая и намека на что-то, что могло стать угрозой нашим отношениям.
[indent] Свадьба была шикарной, как и она - моя невеста, в белоснежном пышном платье и нежным букетом в руках. Я тогда был счастлив, совершенно точно ощущая, что это главный момент в моей жизни. Ведь как могло быть иначе? На свадьбе не было моих родственников, более того, с моей стороны была лишь Роуз и Честер, которого мы специально нарядили в собачий смокинг. Это было забавно.Не смотря на то, что Эшли даже не была знакома с моими братьями, сестрами и отуом, она вовсе не была против, что мои родные не знают о нас, более того, ее родители, кажется, приняли меня в свою семью как родного. Я наконец-то обрел то, о чем давно мечтал - нормальную семью и любовь, которой меня окружали и которой мне так не хватало в прошлом.
[indent] Через месяц мы узнали, что Эш ждет от меня ребенка. Я был счастлив осознавать, что скоро стану отцом. Но еще больше я был рад за Эшли, которая была просто без ума от счастья. Через два месяца мы вместе временно покинули труппу и осели в Остине. Денег, которые мы вместе заработали и которые нам подарили ее родители, хватило на то, чтобы купить просторный двухэтажный дом в центре города. Конечно же, помощь родителей была очень существенной, но это был их подарок для нас на нашу свадьбу и мы были не в праве отказаться. Дизайн и интерьер нашего дома мы выбирали вдвоем, подстраивая его под себя и продумывая каждую мелочь комната за комнатой. А еще через месяц я устроился на работу в театр оперы и балета танцором. И в ближайшем будущем я планировал осуществить свою давнюю мечту - занять место ведущего танцора театра и труппы. У меня было много планов, и я готов был их реализовывать, так как чувствовал огромную поддержку за своей спиной.
[indent] Когда родилась Ева, мне исполнилось девятнадцать. Меня совершенно не смущало, что я был очень молодым папой. Напротив, я чувствовал в себе силы и желание быть хорошим отцом. Могу точно сказать, что за эти два года я изменился. В моем внешнем виде мало что поменялось: я отпустил бороду, но не обрезал волосы, которые давно уже были многим длиннее плеч. А вот в моей голове больше не было разрушительных мыслей, я обрел долгожданный покой. У меня было все, о чем я мечтал и даже больше. Я часто вспоминаю его слова: "Ни один святой не получил своего звания просто так. Все они были мучениками", и не вольно задаюсь вопросом. И неужели на этом все?

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-13 00:13:06)

+2

3

[AVA]http://s5.uploads.ru/8lo9W.jpg[/AVA]
[NIC]Cole Cord[/NIC]
[LZ1]КОУЛ КОРД, 28 y.o.
profession: ебырь-террорист; местный автомеханик;
[/LZ1]

[indent] Мне понадобилось несколько часов, для того, чтобы сменить одежду и забрать из гаража родительского дома свою девочку. Я не заходил внутрь, не виделся с матерью и сестрой, только пересекся взглядом с отцом, который ленивыми движениями одной руки толкал перед собой газонокосилку, а второй прикладывал к губам бутылку, потягивая пиво медленными глотками. Два коротких «привет», как обмен любезностями, но по его взгляду я успел заметить, что он был рад меня видеть. Еще бы, за эти два года он приходил дважды. Через неделю после вынесения вердикта и второй – когда привозил ко мне сестру и сам поднялся спросить, как дела. В его понимании этого было достаточно, а мне не нужно было большего, чем осознание того, что он принял меня с моими изъянами, о которых мы говорили в первый его визит на протяжении двух часов. Он не был рад слышать особенности того вечера, а я, рассказывая, чувствовал себя школьником, которого вызвали на ковер в кабинет директора. Я не вдавался во все детали, но и того, что я сказал было достаточно, чтобы увидеть, как он хмурит брови в неодобрении. Однако, дослушав, изредка задавая уточняющие вопросы, он перед уходом оставил свое емкое: «Ты все равно остаешься моим сыном» Это, пожалуй, одна из причин, которые не дали мне окончательно поехать крышей за эти два года.                                                                                 
[indent] Второй причиной была сестра. Она регулярно ходила ко мне, обивая пороги и привлекая к себе много лишнего внимания. Регулярно и ровно до того момента, пока я не  запретил ей  приходить чаще раза в месяц, а потом и того реже, ограничивая наши визиты какими-либо праздниками. В нашей жизни было достаточно одного инцидента, чтобы впредь  не провоцировать обстоятельства в подобное русло. Ее внешний вид не был вульгарен, скорее наоборот. Золотые кукольные локоны, пышная фигура и аккуратная одежда. Такие проводили вечера за книгами и таких, чаще всего, хотелось испортить, научить плохому. К счастью обстоятельства сложились так, что мы являлись кровными родственниками, а потому она стала в моей жизни той, ради кого я был готов убивать. Я судил по себе, и если бы она была не моей сестрой, то, быть может, я позволил бы себе подобные мысли в ее сторону. Такие, как, например, я позволял себе к нему.                                   
[indent] Он был третьей причиной, которая в первый же месяц заставила меня остаться на плаву. Его первый визит настолько выбил меня из колеи, что я напрочь забыл обо всем, что внушал себе все это время. Одного касания мне хватило, чтобы перестать держать себя в руках. Но более всего – он был взаимен, как в первый раз. Это сорвало крышу, заставляя захлебнуться во всем том нахлынувшем дерьме, которое я так старался избежать. Возбуждение этой встречи держалось ровно до второй, которая по концентрации пиздеца превосходила первую. Его инициативность и самоотдача прочно затягивали меня в голубое болото, выхода из которого я не видел. Его стоны, ласки, шепот крутились в голове каждую ночь, мешая спокойно спать. А потому, когда он не пришел через неделю, взвинченные до предела нервы, разлетались ударами кулаков по окружающим. Разбитое лицо и кулаки быстро привлекли к себе внимание, а потому ко всей прочей хуйне добавились и воспитательные работы с психологом.                                                         
[indent] Копала она глубоко и долго, от чего складывалось впечатление, словно ей действительно не безразлична судьба какого-то уголовника. Она-то и стала четвертой причиной. Вероятнее всего мотив ее увлеченности был в возрасте и минимальном опыте работы. Или, как оказалось позже, виной был молодой паренек, которого она курировала когда-то за пределами решетки, сетки и колючей проволоки. И все ей казалось так радужно и замечательно, ровно до тех пор, пока тот не затянул петлю на своей шее, оставляя предсмертную записку, которая бесповоротно ломала карьеру молодой девушки-психолога. Влиятельный папа, подтянув связи, все же сохранил любимому чаду работу, но куча уголовников дегенератов, даже при его подвязках было пределом. Сначала я почти буквально посылал ее на хуй, пока у нее все же не получилось завоевать мое снисхождение, а после и некое доверие. Решить мои проблемы она не могла, но очень хотела, а потому, спустя девять месяцев после последнего визита кисы, получила возможность предоставить утешение в своих непропорционально длинных руках. Секс был настолько так себе, что кончить у меня вышло только закрыв глаза и присунув ей в зад. Впрочем, все последующие разы были идентичны.                                                 
[indent] Полнейшее разочарование в себе, да и не только, после подобного настолько резко въелось в мой мозг, что по кругу пошли все любители присесть на хуй. Становилось мерзко только от одной мысли о том, что ебанный пидр, ряженный в кружевное платье, не просто запидарасил меня, а в буквальном смысле делал себя особенным. Отпустить эту навязчивую идею было невозможно. Раз за разом она сводила меня с ума, прокручивая последнюю встречу в клубе перед задержанием. Однако не было ни минуты, чтобы я жалел о принятом решении. Подставить его, называя имя, которое я по счастливой случайности узнал немногим ранее, или же просто показать пальцем, так как у него хватило наглости припереться и насмехаться мне в лицо, было не сложно, но не нужно. Трех дней перед началом суда мне хватило, чтобы понять, что такие как он, тут не будут жить нормальной жизнью. Вероятнее всего, эту хрупкую куколку сломали бы максимум на третий день, если польстить ему в своих мыслях, а то и ранее. Одной мысли о том, как его пустят тут по кругу, мне хватило, для того, чтобы понять, что добровольно я этого не допущу. Тешить себя надеждами, что никто не присунет ему в зад, пока я нахожусь тут, было забавным и сказочным, поэтому я просто старался не думать на эту тему.                             
[indent] Свободного времени было достаточно, чтобы спокойно, а иногда не очень, обдумать все, что беспокоило меня последнее время. Перспектива оказаться геем уже была не такой устрашающей, на фоне нового страха в том, что тот парень был единственным членоносцем, который меня привлекал. И так как с девушками тоже не получалось, это начинало пугать.                         
[indent] Вам соврут те, кто скажут, что, оказавшись за железным забором, вы напрочь теряете коммуникации и социальное взаимодействие. Прослышав о том, что я за решеткой, кое-кто из старых знакомых решил облегчить мое там пребывание своим визитом. Везде есть свои авторитеты. Этот же человек, помог мне и дальше.                                                             
[indent] Припарковав машину в том же месте, где и в первый раз, я довольно быстро пересек лужайку и громко постучал в дверь. Мне открыла женщина в годах, поправляя на себе поношенный халат и выбившиеся полуседые пряди. Когда я наводил справки, мне рассказали, что он женился, но я ожидал увидеть кого-то совсем другого возраста, да и дважды переспросил действительно ли это так, что в моем понимании было весьма удивительно.                                                                                             
[indent] - Элмо дома? – Заглядывая через ее плечо, я и сам не понимал, что хотел там увидеть. Его? Псину? Или что-то, что напоминало бы случай двухлетней давности? В любом случае ничего из этого я не увидел. А удивление в глазах женщины и вовсе подтвердило мои догадки. Ее отрицательный ответ и душещипательный рассказ о том, как она приобрела этот дом на последние деньги, которые остались от мужа, из тех, что не просадил сын пьяница, несколько озадачили меня. В смысле мне было до пизды на нее, но это значило, что поиски начинать нужно было с нуля, а потому, мне все же пришлось обратиться к старым связям.                         
[indent] Неделя ушла на то, чтобы найти его новый адрес и еще неделя, чтобы достать информацию о нем и его новоиспеченной супруге за последние два года. Все то, что мне о ней рассказывали, не давало никаких надежд на то, что если он не стал мои тогда, то теперь, имея рядом такой лакомый кусочек, вероятность того, что он пойдет со мной по доброй воле была за гранью фантастики. Я до последнего оттягивал принятие соблазнительного предложения старых знакомых. Девушка и вправду оказалась порядочной, а потому втягивать ее в то говно, которое вечно окружало меня я не хотел. Все же не настолько я уебок. Да и, если посмотреть, она была ни в чем не виновата, а потому, выбирая наиболее гуманный способ, я все же дал согласие.                         
[indent] Мне позвонили рано утром, сообщая, что все готово и высылая его адрес по смс. Пожалуй, садясь в машину в этот раз, я нервничал больше обычного. Учащенное сердцебиение, сбитое дыхание, нервное постукивание пальцами по обивке руля. Мне стоило особых трудов не ужраться перед тем, как я все же добрался до адреса, хотя и путь оказался не так близок, и искушений в пути было не мало.                       
[indent] Дверь открыла она. Кажется Эшли. Сейчас, смотря на нее в живую, мне даже стало от части ее жаль, но отступать я был не намерен. Она смотрела на меня испуганными глазами, из-за чего, рассматривая ее лицо, я был рад увидеть на нем отсутствие применения грубой физической силы. Пожалуй, ей крайне тяжело жить теперь с этой мыслью.                                   
[indent] - Здоров, - кинув короткое приветствие, я сам раскрыл шире дверь, проходя внутрь. Сейчас я был уверен, что он дома, по крайней мере, мне совсем недавно сказали именно так. Не прошло и трех секунд, как я услышал наверху шаги и звук закрывающейся двери. Мне не нужно было приглашение, я не нуждался в демонстрации перед ней правил приличия, да и, откровенно говоря, она меня сейчас интересовала меньше всего. Полностью игнорируя ее присутствие и тихую мольбу в ее голосе, я пошел на встречу шуму, огибая ее фигуру и поднимаясь по лестнице.                                           
[indent] Шаг. Второй. Третий. Мне казалось, что сердце вот-вот выскочит у меня из груди, а потому, увидев его в самом верху лестнице, я замер на середине. Он шел, уткнувшись носом в экран мобильного телефона, быстро бегая глазами по тексту. Знал бы ты, как это злило меня в тот раз.                                                     
[indent] - Я ее уложил, не разбуди. - Поравнявшись со мной, он сделал еще три шага вниз, пока до него дошло осознание того, что я значительно отличаюсь от Эшли, которая, в свою очередь, стояла в самом низу. Все было как в замедленной съемке многобюджетного фильма. Его взгляд, лицо, губы. Он заметно изменился. И наличие бороды его совершенно не красило.                               
[indent] Мне хватило секунды, чтобы, подавшись вперед, обнять его лицо руками и притянуть к себе для поцелуя. Тогда ты говорил о моей грубости. И сейчас я вложил всю нежность, которую можно отыскать во мне. Ты говорил о том, что без чувств, все это лишь ебля, которая ничего не значит. Ты чувствуешь, как бьется мое сердце в твоем присутствии? Дыхание рваными выдохами обжигало губы, а в голове от выброса адреналина в такой ситуации все пошло кругом. Казалось этот поцелуй длился вечность, и еще дольше я ждал, когда это случиться. Прошло два бесконечных года, теперь ты чувствуешь, как я скучал?                             

[SGN]  [/SGN]

Отредактировано Lionel Pai (2017-09-13 15:52:35)

+2

4

Black Rebel Motorcycle Club – Windows

[indent] - Я сегодня весь день дома, так что можем провести где-нибудь вечер вдвоем. Роуз согласилась посидеть с Евой, - я нежно поцеловал ее в висок, вдыхая родной запах ее тела, когда мои руки оказываются на ее талии. Прижимаю к себе со спины и жду ответа, однако она почему-то молчала, - Ты чего? - я непонимающе смотрю на нее, когда замечаю в выражении ее лица какую-то... грусть? Последние несколько дней она была странной, совсем не такой, какой я привык видеть ее все время, пока мы были вместе. В ней как будто что-то изменилось, и я искренне не хотел, чтобы это оставалось между нами без обсуждения. Однако, я только сейчас решил завести об этом разговор. Она поджимает губы в странной улыбке, отводя взгляд от меня в сторону. Чувствую, как она вздыхает и снова целую ее, не отпуская. Впрочем, она и не уходит. 
[indent] - Все в порядке, - ее голос был тихим и спокойным, но я чувствовал, что она из-за чего-то переживает. Я прокручиваю в голове последние дни и никак не могу найти хоть одну зацепку о том, почему она была так обеспокоена. Она тут же меняется в лице, будто отгоняя тяжелые мысли и поворачивается ко мне, утопая в моих объятьях. Снова вижу ее прекрасную улыбку и любимые мною огни во взгляде. Ощущаю ее пальцы в своих волосах, и закрываю глаза от нежных расслабляющих прикосновений к коже, вслушиваясь в ее голос, - Куда пойдем?
[indent] Громкий и резкий лай Честера, который влетел в дом с улицы, заставил нас вдвоем синхронно вздрогнуть. Увидев мой злой взгляд, пес резко остановился, а когда я приложил к губам палец, в знак тишины, он виновато прижал уши к голове и жалобно отвел взгляд. Мы в напряжении вслушивались к звукам на втором этаже, надеясь, что Ева все так же спит. Ее сон был крайне чутким сейчас и еще сложнее было ее уложить, оособенно после того, как кто-то ее ненароком посмеет разбудить. Несколько секунд была идеальная тишина и я перевел свободно дух, однако буквально через мгновение из детской послышался громкий обиженный плач. Эшли мягко выскользнула из моих рук, но я перехватил ее за запястье.
[indent] - Моя очередь, - я видел, как она устает, поэтому всегда помогал ей с ребенком и по дому, когда был свободен от работы. Я очень много сил тратил во время тренировок и редко бывал последнее время дома, но я так же знал, что и ей было не легко. Да и, честно говоря, заниматься дочерью мне доставляло одно лишь удовольствие и я часто сам искал причины уделить ей внимание. Целую Эш в макушку и поднимаюсь по лестнице вверх, - Отдохни немного.
[indent] Открываю дверь и впадаю в царство детства и безопасности, где свет с улицы тускло пробивался сквозь щель шторы. Она слышит, как я захожу в комнату и затихает, лепеча себе что-то под нос, но все еще не переставая тихо плакать.
[indent] - Ева, смотри, даже солнышко ложиться спать и мама спит внизу, - говорю я, плотно зашторив занавески, погружая комнату в полумрак, - И тебе пора, - я вижу, как она протягивает ко мне свои ручки, просясь ко мне на руки, неуверенно сидя в кроватке. Я аккуратно беру ее к себе в объятья, тихо напевая каку-то детскую песню под нос и медленно качаю, чувствуя, как она окончательно успокаивается на моих руках, посасывая соску и перебирая мои волосы маленькими пальчиками. Через несколько минут она проваливается в сон и я укладываю ее обратно в кровать, целуя в лоб и аккуратно накрывая одеялом. Включаю ночник на вечер и тихо закрываю за собой дверь, чувствуя, как в кармане назойливо вибрирует телефон. Хорошо, что я всегда ношу его на беззвучном. Вытаскиваю его и выхватываю на экране взглядом огромное сообщение, кажется, от нашего тренера. Уже заочно хмурюсь, предчувствуя, что сегодняшний вечер я опять буду проводить в театре на репетиции, а не с любимой женой.
[indent]- Я ее уложил, не разбуди, - на автомате выдаю я, когда вижу, как Эшли поднимается наверх, набирая ответное сообщение. Стоп, с каких пор от Эшли пахнет мужским одеколоном? Знакомый запах настойчиво закрался в легкие и я чувствую, как что-то больно сжимается в груди от этого аромата. Терпкий, горький и резкий, прямо как... Поднимаю взгляд выше, и роняю из рук айфон, застывая в немом удивлении, от которого во мгновение застыла в жилах кровь, особенно, когда до мозга доходит истина от увиденной картинки. Что ты тут делаешь? Секунда, и я ощущаю, как к моим щекам прикасаются его горячие руки, чувствую, как его губы касаются моих и я с готовностью отвечаю ему на поцелуй, будто так оно и должно быть. Нежный, чувственный и мягкий... я, кажется, был более настойчивым, словно осознанно разрушал все границы. Как будто бы сейчас я поменялся с ним местами, полностью отдаваясь ударившей раскаленной крови мне в голову. Ощущаю его сердцебиение, когда он прижимается ко мне, чувствую, как оно отдается в моих висках унисоном. Я не помнил, чтобы он хоть раз за все время так целовал меня. Настолько жадно, что, кажется, я начал задыхаться. Вместе с этим поцелуем в моей голове цепочкой выстроились все воспоминания, о которых я забыл. И я нескоро понимаю, что слишком увлекся. Моя голова была опять словно в непроглядном темном тумане и я словно оглох под этой лавиной накативших чувств. Я с усилием, но резко отстраняюсь, чувствуя, как красным горят щеки и уши. Вылавливаю его затуманенный взгляд и стыдливо отвожу свой в сторону, замечая наконец, что Эшли была рядом. Боже, что за дерьмо сейчас происходит? Вижу, как она плачет и мое сердце на секунду останавливается, когда я понимаю, что она, вероятно, все не так поняла. Да-да, как и полагается во всех драмах. 
[indent] - Слушай, я... - однако она не дала мне закончить, так как скрылась за дверьми в гостиную и я слышал только ее размеренные всхлипы. Я хотел броситься в след за ней, но я словно прирос ногами к лестнице, боясь сделать хоть одно лишнее движение. Я был слишком поражен ситуацией и я был настолько обескуражен, что совершенно не знал, как вести себя в такой момент.  Поднимаю на него растерянный взгляд, пытаюсь что-то сказать, но слова словно все разом вылетели из моей головы. Я накрываю лицо ладонями и облокачиваюсь на стенку, пытаясь собрать все мысли в одну трезвую кучу. Выходит плохо, отчего я медленно выдыхаю. Так. Спокойно. Провожу ладонями по лицу и все же нахожу в себе силы, чтобы открыть рот.
[indent] - Что ты... что ты тут делаешь? - мой голос сбит, я нервничал и поэтому запинался, - Как... ты меня нашел?

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-14 00:41:36)

+2

5

[AVA]http://s5.uploads.ru/8lo9W.jpg[/AVA]
[NIC]Cole Cord[/NIC]
[LZ1]КОУЛ КОРД, 28 y.o.
profession: ебырь-террорист; местный автомеханик;
[/LZ1]
[indent] Пропуская через себя вибрациями подкожными его дыхание, я сходил с ума от одной только мысли, что нахожусь здесь, а в моих руках он. Зацикленные мысли о нем, копившиеся в течении двух лет, ураганом вырываются из меня и, кажется, еще секунда и они в буквальном смысле начнут ерошить волосы и края одежды. Накал разрезал атмосферу, как ножом по маслу. Мгновение. Второе. Столь короткие, что  за это время не успеешь даже моргнуть глазами. Я чувствую, как он отвечает на поцелуй и от этого становится только хуже. Лучше, но хуже. Дыхание сперло, дышать становится невозможно. Я задыхаюсь от собственных мыслей, эмоций, чувств. В воздухе кружат ароматы, смешивая терпкий аромат моего одеколона с кокосовым маслом, и нет на свете запаха лучше, чем их сочетание. Я чувствую, как горит его лицо под моими пальцами, с какой готовностью и страстью он вступает в поцелуй, полностью отдаваясь ему. В действительности я ожидал другой реакции, но эта нравится мне куда больше. Он отстраняется, что-то говорит, и я слышу где-то на заднем плане плачь. Его глаза сухие и в них совершенно другие эмоции. Этого достаточно. Сейчас вся вселенная крутится вокруг нас двоих, сейчас мы вдвоем и есть целая вселенная, а то, что творится за ее пределами, совершенно меня не волнует.
[indent] Отступая назад, он облокачивается о стену, но мне совершенно не хочется терять с ним контакт. Спускаюсь ниже, опираясь рукой о стену возле него и как только он отнимает руки от своего лица заглядываю в его глаза. Сейчас меня не раздражает даже разница в росте. Сейчас я просто образец спокойствия. Я есть Дзен. Провожу кончиками пальцев по овалу его лица, убираю выбившуюся прядь назад, после чего тут же запускаю руку в его волосы, что за это время стали только длиннее. Время ничто по сравнению с тем, что творится сейчас. Эти два года стоили того, чтобы сейчас быть вот в такой ситуации. Сколько бы я не прокручивал ее в своей голове, она и на грамм не совпадала с тем, как вышло на самом деле. И это нравилось мне намного больше. Мне не хочется отвечать на его вопрос, хотя бы потому, что правда ему не понравится, а врать с первой фразы мне не хотелось. Подаюсь вперед и вновь касаюсь его кожи губами, замечая, как он отводит смущенно взгляд. Мягкие поцелую нежной кожи шеи, словно спелый кокосовый плод, что под легким нажимом готов лопнуть прямо в ладони, стекая сладким липким соком по пальцам. Направляю его голову, чуть сжав волосы вбок и назад, шумно вдыхая его запах. Единственное желание сейчас – овладеть тобой не двигаясь с места, заваливая на ступеньках, все о чем я могу думать это ты. Твое дыхание, голос, запах, ты переполняешь меня изнутри. Твои легкие касание к моим плечам зарядами пускают по телу удовольствие, которое подсказывает с тебя одежду. Звериное желание, страсть, которая застилает глаза. Знал бы ты, как сильно я хочу тебя сейчас. Соскальзываю рукой по стене второй рукой, обхватываю талию и крепко вжимаю его в себя. Я хочу, чтобы ты знал, как ты меня заводишь, как я теряю голову в твоем присутствии.
[indent] Голову, но не контроль. Прошлого раза было достаточно и, приложив не мало усилий, я все же выпускаю его из своих рук и делаю шаг назад. Я молчу, лишь взглядом наблюдая, как сбито он дышит, как вздымаются его плечи. Воздух плавится вокруг наших тел, а я лишь стараюсь не задохнуться. Потирая рукой глаза, опускаю голову, постепенно приходя в себя. Нужно остановиться, взять себя в руки, ведь не для этого я здесь.
[indent] - Я приехал за тобой. – Снова ставлю его перед фактом. Его ответный поцелуй и тихое дыхание, все же теплят во мне надежду, что можно обойтись без всего того дерьма, в которое я втянул его жену. Дай мне шанс обойтись без всех этих грязных игр и интриг. Твое согласие, будь то тихое да или легкий кивок головы, очистят мою совесть и я даже отпущу грехи твоей жене,  даруя ей душевное равновесие.
[indent] Одного твоего «да» мне будет достаточно, для того, чтобы взять два билета в любую точку мира и больше никогда не видеть никого, из тех, кто окружал тебя последние два года. Одного твоего «да» достаточно для решения всех проблем, какими бы непреодолимыми они не казались. Я чувствую, что с того момента ты все так же принадлежишь мне, ничего не изменилось. Быть может эти два года и как-то изменили твою жизни, внушая тебе, что ты счастлив, но все это лишь самовнушение, за которым ты трусливо прячешь свои чувства. Вопреки логике, хочется говорить не замолкая, но я так это не люблю.
[indent] - Не вынуждай меня сыпать пафосными фразами, обещать бросить мир к твоим ногам и прочую ванильную ересь. – Я беру его руку в свою, страхуя. Намного спокойнее знать, что он не свалится сейчас с лестницы, так как чувствую слабость в его ногах. – Ни одно слово не выразит того, о чем я думаю сейчас. Просто садись в машину и ты сам все увидишь.
[indent] Сердце продолжает бешено колотить по вискам, заглушая даже собственные слова, которые как по тексту, так и по интонации совершенно не похожи на меня. Я словно со стороны наблюдаю за происходящим, до сих пор не осознавая до конца то, что все это происходит не в моем воображении, а на самом деле. Я так давно ждал этого момента, а потому больше всего страшился обосрать момент любым неверным словом или движением.
[SGN]  [/SGN]

Отредактировано Cole Cord (2017-09-14 14:51:52)

+2

6

[indent] Убираю руки от лица и встречаюсь с его взглядом, чувствуя, как от волос до кончиков пальцев проходит еле заметная волна искрового разряда. Я смотрю на него и не могу отвести взгляд, пытаясь дождаться от него ответов на мои вопросы. Впрочем, мне на них было глубоко насрать, на самом деле. Я выдавил из себя это просто чтобы хоть что-то сказать и не выглядеть как тупорылый кретин. Хотя и на это мне было все равно. Сердце в противовес всем моим попыткам казаться логичным и правильным вырывалось из груди и в добавок ко всему я чувствовал нарастающий шум в ушах. Понимаю, что от того, что я отдалился, мне не стало ничуть легче. Все еще ощущаю на своих губах его поцелуй, и собственные мысли заставляют меня очередной раз покраснеть. Почему ты молчишь? 
[indent] Мне было больно осознавать, что я повелся. В глубине здравого смысла, под огромным слоем чувств и мыслей, которых сейчас становилось чертовски много, я осознавал, что, вероятно, делаю огромную ошибку. Этого не должно быть. Я не должен стоять здесь, как вкопанный, не должен позволять себе лишнее, не должен позволять ему лишнее по отношению к себе. Его тут вообще не должно быть, а я должен сейчас сидеть рядом с Эшли и оправдываться в том, чего я не делал. Но вопреки всем мыслям, что были сейчас в моей голове, от его прикосновений к моему лицу слегка тянуло челюсть, но не от ненависти, как два года назад. Я приоткрываю рот, пытаясь вобрать в себя больше воздуха и ощущаю, как его пальцы пропускают сквозь себя пряди моих волос, по старой привычке ощущая где-то глубоко подвох. Но мои мысли были ошибкой. Наоборот, я не чувствовал от него ни капли той привычной для меня ярости, от которой в сердце загоралась ненависть. Чувствую, как его губы касаются моей шеи, невольно сжимаю его плечи и смущенно отвожу взгляд, когда тихий стон срывается с моих губ. Я чувствовал его желание и знал, что стоит мне только проявить инициативу, как все, о что я сейчас сам желал, воплотиться в реальность. Он прижимает меня к себе, и я ощущаю его возбуждение и от этого срывает голову. Кажется, я готов был сейчас на многое, если бы он только захотел. Но он как будто бы специально тянул, загоняя меня в объятья горячего искушения. Я же до ужаса легко ему поддавался, ощущая внутри себя распирающее чувство похоти и жажды. Я был навзводе, как будто бы не ебался два года, так как каждое прикосновение вырывалось из моей головы и спускалось ниже, прочно откладываясь возбуждением в паху. Сладким и до ужаса тяжелым. Его прикосновения становятся совсем невыносимыми и я, невольно поддавшись чувствам, которых не должно было быть в моей голове, еле слышно произношу:
[indent] - Трахни меня уже, - слова вырвались сами по себе, я даже не понял, как это получилось. Рвано и тихо, прерывая каждый слог горячими выдохами из раскаленных легких. Я не был уверен, что он меня услышал, но я точно знал, что мои ноги уже подкашивались от тех ощущений, что накрыли меня с головой. Кажется, я потерял рассудок, раз произнес это в слух. И меньше всего мне хотелось признаваться себе в том, что я этого на самом деле хотел. Однако вопреки моей просьбе, которая в моих ушах прозвучала как мольба, он отстраняется, и я ощущаю, как что-то тяжелое опускается внутри меня, окончательно добивая. Как будто холодом метала проносится в моей голове отрезвительная мысль о том, что он держал сейчас дистанцию. От накатившей волны стыда, которую вызвали во мне произнесенные вслух слова, кажется, кружилась голова и я едва ли понимаю, что еле держусь на ногах. Как же я проклинал себя и свой язык в этот момент... 
[indent] Пытаюсь не смотреть в его глаза, но чувствую, как он берет меня за руку, когда я опасно наклоняюсь в сторону. Слова доносятся до меня сквозь пелену этого сраного тумана и я не сразу понимаю, о чем он говорит. Что? Я непонимающе поднимаю на него взгляд, после чего слышу, как плачет Эшли и вспоминаю, с чего все началось. Господи, что я натворил? Упираюсь руками в перила, все еще чувствуя сжигающее ощущение стыда внутри себя. 
[indent] - Чувствую себя шлюхой, - это единственное, что я смог произнести, так и не осмелившись поднять на него свой взгляд. Хотелось побыстрее уйти отсюда, вернуть жизнь в то русло, в котором она находилась до этого. Хотелось обнять Эшли за плечи, хотелось напомнить себе, кто я теперь. Я до сих пор не мог поверить, что это на самом деле происходит со мной и что он на самом деле стоял подле меня, а не моя ебаная галлюцинация. Но поцелуи и касания были слишком реальными, что напрочь отбивало мысль о том, что это все происходит по другую сторону моего сознания. Сейчас я думал только о том, какое я дерьмо. 
[indent] С трудом схожу со своего места, чувствуя, как организм вообще хуй клал на мое желание успокоиться. Слегка дрожащими руками опираясь о лестничные перила, спускаюсь вниз, сбивая на своем пути какую-то вазу из китайского фарфора, подаренную нам на свадьбу ее друзьями из Гонконга. Звук бьющегося стекла меня не останавливает, ибо я не обратил на него ровно никакого внимания, продолжая идти к Эшли, что была в гостиной. Время, кажется, совсем остановилось. В глазах было размыто, и я почти на инстинктивном уровне шел к ней, ведомый хуй пойми какими эмоциями. Прохожу сквозь арку и вижу, как ее хрупкие плечи содрогаются в такт ее рыданиям, отчего сердце больно сжалось, и я ускорил шаг: в голову окончательно ударило осознание того, что произошло. Нежно обнимаю ее за плечи, усаживаясь рядом. Пытаюсь успокоить, но она продолжала плакать, однако из моих объятий не уходила, а лишь сильнее прижалась к груди, когда я поцеловал ее в голову. Я что-то говорю ей на ухо, пытаясь успокоить, но совершенно не понимаю, что несу. Вижу, как собака лижет ее руки, чувствую, как она успокаивается, но совершенно не понимаю, почему это происходит со мной. Именно сейчас и прямо здесь, в моем доме, где были любимая дочь и жена.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-14 21:01:40)

+2

7

[indent] Его просьба окончательно выбивает землю из-под ног. В голове творится хаос и, едва контролируемое торнадо жаждет вырваться наружу. В мире принято давать стихийным бедствиям женские имена, моя же катастрофа носила имя Элмо. Буквально ломая себя изнутри, чего только стоило не пойти на поводу у своих и его желаний, а тихая мольба теперь пожизненно будет крутиться мантрой в воспоминаниях. Эти слова дали мне неописуемую надежду на то, что он сейчас поднимается в комнату, соберет все свои кружевные панталоны и сядет в машину.
[indent] - Ты… - Обсекаюсь, желая возразить его словам, но они укором вырывают из памяти те дни, когда в моих глазах он действительно был шлюхой, а за отсутствием меня в столь долгий период, я не мог сказать точно, перестал ли он являться таковой. – Только моя. – Сдержанно добавляю я, подбирая слова. Я серьезен, как в своих мыслях, так и словах. Действительно, отрицать мое желание забрать его тут же, неоспоримо и в данный момент мне было совершенно не важно, кем он был когда-то.
[indent] Однако вопреки его словам, вопреки всему тому, что я видел, вопреки своим желаниям он спускается вниз по лестнице и идет, если это можно так назвать, на всхлипы, доносящиеся из гостиной. Мне хотелось остановить его, перехватить за руку и вынести его из этого дома, даже против его воли, но я все еще помнил, чем закончилось это в прошлый раз. Я жалел только о том, что мне не хватало хитрости, гибкости, да и, в конце концов, мозгов, для того, чтобы обернуть его желание в свою сторону, ведь я чувствовал, как он хотел того о чем говорил я. В моих руках было столько возможностей добавить катализатор и подтолкнуть его к тому решению, которого он жаждал сам, но, к моему сожалению, я не умел этим пользоваться.
[indent] Сердце замирает и отравляет горечью, все те чувства, которые переполняют меня. Горечь разочарования, хотя его выбор был заведомо определен и предсказуем. Оставалось не понятно только то, к чему была вся эта прелюдия, эти слова, почему бы сразу не съездить мне по ебалу и не выставить за дверь. Ты умеешь меня игнорировать, не замечать. В тебе не меньше способностей причинять боль, чем в моих руках, а ты так мастерски это скрываешь. Я медленно спускаюсь по ступенькам, следуя за ним и, подходя к гостиной, опираюсь плечом о косяк арки, наблюдая за всем происходящим.
[indent] Что ты скажешь ей? Что все это была одна большая ошибка? На лице расползается горькая ухмылка, даже не показатель того, насколько все это забавно, а как показатель того, что я до сих пор тут. Самому перед собой тошно, на что я пошел ради него. Ломая не одну жизнь, мне бы, пожалуй, стоило порадоваться за его счастье, но вместо этого я рушил все своими руками. Не сказать, что я особо сожалел, но наблюдал я за этим без особого удовольствия. За два года я так и не нашел ответ на главный вопрос, который меня мучил не один вечер. Почему я не забыл все тогда? Напиваясь в хлам, не в лучшие времена, я бы вспоминал ту ночь с отвращением, никогда никому не рассказывая о своей позорной оплошности. Что тянуло меня к нему не один день, из-за чего я поддался на поводу и искал встречи с ним. Наблюдая за всем со стороны, я ничем не обозначал своего присутствия, лишь вглядываясь в каждое его движение. Как же хрупко человеческое счастье. Каких усилий тебе стоило забыть все, что произошло и построить по крупицам это новое счастье? Человек, который преподнес мне информацию о нем, обмолвился о том, что Элмо больше не работает в Фениксе, но по каким-то определенным обстоятельствам, он так и не сказал мне о новом месте его работы. Хотелось верить в то, что это что-то более достойное. Посмотрев на него трезвым взглядом, на холодную голову, оценивая его жизнь со стороны, я с уверенностью мог сказать, что это именно то, чего я хотел и желал для него, за исключением одной маленькой, но существенной детали, которая в корне меняла весь смысл. В его новой жизни не было меня, и мой природный эгоизм не мог этого допустить. Ты принадлежишь мне.
[indent] Я так и не смог признаться себе в его особенности, но это определенно было именно так. Я готов был меняться и идти на компромиссы, находясь рядом с ним. Гасить свою ярость и выискивать где-то в глубине себя нежность. Но вместо этого всего, я наблюдаю сейчас, как он мягко целует ее и старается утешить. От этой картины не произвольно сводит скулы и сжимаются зубы. Прости, но ты не оставил мне другого выхода. Их лепет, тихого семейного счастья, которое они пытаются сохранить раздражает меня так, словно я сам смотрю на себя через экран телевизора ивижу в своем лице главного злодея. Мне так и хочется крикнуть: Хей, Элмо, ты же видишь, он тобой манипулирует гони его нахуй! Вот только история эта обо мне и пусть пути мои несколько темны и жестоки, но ради своих целей, я готов идти по головам. Я иду к ним навстречу и каждый шаг рушит за мной мосты, что полыхают адским пламенем. Шаг, второй, третий. Почему ты не согласился ехать сразу? Я так не хочу разбивать твое сердце. Но я совру, если скажу, что не получал особое удовольствие от его реакции. Я чувствовал столько эмоций, которые захватывали меня с головой, они освежали и лишали воздуха одновременно. Его желание быть моим, то, как он реагировал на мои прикосновения, каждое из которых находило ответ в тихих стонах, которые он плохо контролировал в противовес его спокойной жизни в мое отсутствие. Я слышу, как рушится твоя жизнь, чувствую, как сжимаю пальцами твое хрупкое счастье, кроша осколками над руинами твоей личной жизни. Ты сделал из меня пидора, а сам живешь с телкой, считая, что все теперь в твоей жизни будет правильно? Жаль я не могу показать тебе со стороны, какой отпечаток ты оставил своим эгоизмом на моей жизни.
[indent] Все они были мучениками. На него, словно лепестки роз в той темной гримерке, летят брошенные мной сверху фотографии. На каждой из них, вальяжно раскинувшись лежит его жена, облаченная в одну лишь простынь. На некоторых нет и этого. Молочная кожа, утопает в белой перине постельного белья, а сочные изгибы ласкает тяжелая мужская рука. Я пересматривал их дважды, на третий раз меня стало тошнить от собственной говняности. В горле стал ком, когда он взял в руки одну из них, разглядывая, как стройная нога с отличительными родинками была закинута на мужское тело, даже не прикрывая чужой хуй, а рука того самого незнакомца, находилась аккурат на гладком лобке его жены. Фотосессия не из лучших. Шумы фронтальной камеры и компрометирующие позы, в которых было явно понятно, что все это не виртуозные арты фотошопа, а самые что ни на есть реальные доказательства того, что верная супруга и любящая мать, не иначе, как очередная блядь, которая предала и разбила его жизнь.
[indent] Он поднимает на меня взгляд, а я не в силах разобрать смесь эмоций, которые он испытывает. Я снимаю с тебя, моя любовь супружескую неверность, что ты пару минут назад позволил себе допустить на лестнице и награждаю грузом того, что твоя жена шлюха. Усилия, которые разрывали напряжением меня изнутри, когда я отказал ему на его просьбу, окупились сполна. Я хочу тебя так сильно, что не могу допустить ошибок и минутной слабости. Ты принадлежишь мне, я сделал тебя своим. И нет на свете ни одного человека, за которого сражались бы дольше и отчаяннее, чем я сражался за тебя с самим собой.

+2

8

[indent] Я так не любил, когда она плачет. За весь наш брак я видел всего два раза, когда с ее ресниц капали слезы - когда отец вел ее к алтарю на нашей свадьбе и когда родилась наша дочь. Однако, это были слезы счастья, и я никогда до этого не видел, чтобы она плакала. Я просто не позволял ей делать это, а точнее, не давал ни малейшего повода, чтобы такое произошло. До сегодняшнего дня. Сегодня я, к сожалению, допустил впервые оплошность. Я правда чувствовал себя перед ней, словно кусок говна, и еще больше переживал по той причине, что именно я стал катализатором ее слез. Сейчас я не винил в этом Коула, который отошел на второй план, сейчас во всем был виноват только я. И я даже не знал, что мне сказать в свое оправдание и совершенно не помню, что уже сказал.
[indent] Я вижу на ее красном от рыданий лице улыбку, когда она смотрит на меня, вытирая руками слезы и рвано вдыхая воздух. Говорю какие-то ободряющие слова, она лишь кивает мне головой, и я понимаю, что все в порядке. Прижимаю ее голову к своей груди и ее руки мягко обвивают мое тело. Чувствую, как все еще содрогаются ее плечи и слышу какой-то невнятный лепет мне в толстовку. Слышу позади себя шаги, но не оборачиваюсь. И лишь только когда глянец бумаги посыпался на меня сверху, я отвлекся и позволил себе отвести от нее взгляд. Присматриваюсь к разноцветным фотографиям и лишь только спустя несколько секунд понимаю, что на них все-таки было изображено. Беру один из снимков в руки, разворачивая к себе рисунком. Мои глаза сразу же выцепляют общую картину и осознание того, что там было изображено, как молот бьет по голове, от чего я просто замираю в немом ужасе, поднимая взгляд на него. Чувствую, как Эшли крепче обнимает меня и заливается новой волной слез и сейчас до меня доходит, чем они были вызваны на самом деле. Нет, не этим сраным поцелуем на лестнице. Совершенно не им. Горечь осознания того, что на фото действительно была она, моя жена, просто выпустило в мое тело поток адреналина, от которого я буквально вскипел. Ярость и злоба, смешанные с обидой - тот самый забытый мной на два года коктейль - снова расползается по моим венам, и я уже не чувствую к ней ни капли сострадания. Я вижу, как она кидает жалобные взгляды на Коула, как она унижается перед ним и мне становится от этого противно. Слышу, как она называет меня по имени, но у меня окончательно срывает крышу, и я боялся, что сорвусь на нее. Я чувствую, как скрипят мои зубы под титановым натиском челюстей, ощущаю, как я с силой отпихиваю ее от себя на диван и, словно в замедленной съемке Матрицы, грубо хватаю его за плечи, и мы с глухим звуком падаем на пол. Тут не было ковра, как два года назад, так что я даже сквозь состояние аффекта и ярости слышу этот стук черепа о дубовый паркет. Прижимаю его своим телом, нависая сверху. Я чувствовал, как все, что я так трепетно и старательно возводил вокруг себя, рушиться, словно песочный замок. Образ любимой и любящей жены навсегда для меня испачкан грязью, и я чувствую, как почва счастливой жизни ускользает из-под моих ног. Я слвшу позади себя возглас Эшли: "это не он", но мне было уже похуй, кто там был именно.
[indent] - Почему ты? - я чувствовал, как яд буквально молнией растекался по моей крови, от чего вены на руках и шее вздулись под огромным давлением, и я напрочь не слышал свой низкий хрипящий бас, состоящий из слов, а слышал его лишь со стороны, словно под тощей воды. Я грубо и резко хватаю его за ткань футболки, чувствуя, как под моими движениями нитки с треском рвутся и расходятся по швам. Я со всей злостью и ненавистью замахиваюсь и бью прямо в челюсть, а потом еще раз, вкладывая во второй удар все самое сильное от этих убивающих меня чувств, - Сука, как я тебя ненавижу, - я не знал точно, к кому именно я обращался в данный момент, но злости у меня хватало на обоих. Быстрый замах и еще один удар, который приходится в нос, и я чувствую, как его голова снова падает на пол, а я сбиваю о его череп костяшки в кровь, но боли совершенно не чувствую. Я вижу, как из его ноздрей темными струйками потекла кровь, как розовым расцветает опухшая губа, но меня это не останавливает. Я не сразу понимаю, что он даже не сопротивляется. Я настолько был на взводе, что не хотел останавливаться, так как мои глаза были затуманены пеленой, сквозь которую ничего не было видно, - Зачем ты ее тронул!? - еще один удар, который приходится ровно в переносицу, и я слышу хруст, совершенно не отдавая себе отчет в том, что мог ему что-то сломать. А потом еще одинудар, и еще. Сейсас мне было похуй. Меня даже не останавливало то, что он был совершенно спокоен и не отвечал мне на мою агрессию, принимая мои удары и не обращая внимания на стекающую кровь. Он молчит и меня это заводит еще больше. Я хватаю его за грудки, прямо как он меня тогда, и с силой ударяю о пол затылком, тут же резко притягивая к себе за ткань ближе. Снова слышу скрежет рвущихся ниток и скрип собственных зубов. Сжимаю в кулаке воротник одежды так, что ему трудно было дышать, после чего опять задаю вопрос сквозь зубы, дыша раскаленным и дыханием прямо в разбитое лицо, - Зачем?!
[indent] Я срываюсь в крик, и лай собаки лишь подогревает меня и подливает масла в огонь. Я смотрю в его глаза, пытаясь найти в них ответ на свой вопрос, но они были спокойны и невозмутимы. Вижу, как его рот открывается, чтобы что-то сказать и слова выстреливают мне в висок, полностью выбивая оставшиеся мозги.
[indent] - Это был не я, - тихий и спокойный, каким я не привык его видеть и слышать. Я, сам не зная от чего, еще раз припечатываю его головой о пол, после чего резко поднимаюсь на ноги, переступаю через его тело и вихрем поднимаюсь по лестнице, кажется, опять что-то задевая по пути, что с грохотом валится на пол. Резким движением открываю шкаф, выдергивая с мясом от него ручку, но мне совершенно похуй. Вытаскиваю с антресолей чемодан, закидываю туда все свои шмотки без разбора, которых за последнее время у меня накопилось слишком дохуя. Закидываю ноутбук, зарядки, кучу всякого дерьма, которое попалось под руку. От большого количества одежды чемодан еле сходится, но я нажимаю на него ногой и все-таки закрываю молнию и уже спускаюсь по лестнице, оббивая твердыми боками дорогую облицовку перил. Похуй. Она кидается ко мне на шею, что-то несет в свое оправдание, но я ее не слушаю, так как я уже сделал все выводы и доказательств, что в россыпь лежали на полу нашей гостиной, было достаточно. Я отстраняю ее от себя, но она снова лезет, цепляясь руками за мои волосы, толстовку, шею. Я останавливаюсь лишь на секунду, вглядываясь в ее заплаканные глаза, нервно бегая по ее лицу взглядом. Я открываю рот, чтобы что-то сказать, но замираю на несколько секунд, с новым приливом разочарования понимая, что некогда самый дорогой мне человек оказался дрьянью и он стоит сейчас прямо передо мной, в миллиметровой близости, пытаясь собрать по осколкам нашу семейную жизнь от которой ни осталось и следа. Но сейчас от этой близости лишь тошнило, отчего побыстрее хотелось от всего этого говна избавиться.
[indent] - Ты такая же продажная шкура, как и все, кто меня окружают и окружал, - наконец произношу я, четко выговаривая каждое слово, - Просто шлюха.
[indent] Поднимаю с пола афйон и иду к выходу, продолжая игнорировать ее попытки мне остановить. Ничего не хотел слушать, не хотел никого прощать. Хлопаю дверью настолько сильно, что верхние стекла с шумом лопаются и звоном падают на плитку. Мне похуй. Выхожу на террасу, быстрым шагом пересекая ухоженный двор и в считанные секунды настигаю знакомый авто Коула, который сейчас не вызывал ровно никаких эмоций. Закидываю чемодан в багажник и сажусь на переднее сиденье, хлопая дверью. Жду водителя, нервно закуривая сигарету, но вместо этого ощущаю, как ебаная дрожь бьет по рукам, и зажигалка вместе с табаком падают на колени, а на глазах сами по себе наворачиваются слезы, от которых теперь становиться еще паршивее. Вместе с осознанием измены приходит осознание того, что я все такое же ущербное дерьмо. Закрываю лицо руками, рвано вдыхая воздух. И на что ты надеялся, два года назад? На то, что все будет как у всех? Ты не особенный. Ведь чудес, сука, не бывает. И твоя жизнь не исключение.

+2

9

[AVA]http://s5.uploads.ru/xWPZY.jpg[/AVA]
[indent] Это был какой-то сводящий с ума ритуал. Каждый раз, причиняя ему боль, я убеждал себя в том, что делаю это ради него. Комично. Забавно то, что я и сам в это верю. Я вижу в его глазах сейчас столько боли от предательства любимой супруги. Ты же любил ее верно? И любишь, я думаю, до сих пор. Сколько времени мне понадобиться, чтобы вытравить из тебя это чувство по отношению к ней. Я вижу разочарование в семье, что словно та фарфоровая ваза в коридоре рушится на мелкие осколки, переливаясь трелью битого стекла. Вижу, как кровью наливаются твои глаза, как ненависть буквально доходит до наивысшей отметки, скапливаясь и готовясь вырваться наружу. Я знаю, что причиной всего этого дерьма являюсь именно я. Всё, начиная от того, как окучивали твою супругу, сбивая ее с пути истинного. От части это предположение верно и я даже могу возразить ее словам в том, что это не моя вина. А вот то, что он увидел в силуэте незнакомца мои очертания, немного цепляет.
[indent] Я в буквальном смысле ловлю его на лету, когда поднимаясь с пола, он налетает на меня. Вопреки всем моим предположениям первым не выдерживает он. Это даже забавно, в какой-то степень мы с ним сейчас поменялись местами. Главное и дальше держать себя в руках. И поэтому, под его весом, я подаюсь назад и падаю на пол, впечатываясь затылком в деревянный паркет. Вспышка. И мне нужно мгновение, чтобы загасить ее на корню пропуская первые два удара по лицу. Самоконтроль, это только звучит так просто. Подставляя руку, по касательной отвожу его третий удар в сторону, слыша, как кулак встречается с полом. Это было больно и я чувствую его боль на ровне со своей. Физическая боль переносится намного легче, чем моральная, неудивительно, что он старается заглушить свои чувства подобным образом. Я ждал и был готов к такому, но от этого пропускать его удары, подставляя лицо ничуть не легче. Второй, третий, пятый, десятый, я совершенно сбился со счету, когда в очередной раз его удар достигает своей цели и я слышу, как он ломает мне нос. Стоит ли все это того, что я рассчитываю получить в итоге? Определенно.
[indent] Его голос срывается, надломленными нотами так, что я никогда бы не узнал его, будь мы в другой ситуации. Тебе больно? Ломать человека физически, показывая ему свое превосходство в силе? Хорошо, но не достаточно. Мне казалось, что я никогда не насыщусь этим чувством, с каким удовольствием я делал его своим. Физическая боль хороша, но быстро проходит. Прикосновения стираются из памяти, оставляя эфемерные воспоминания, которые, в свою очередь, тоже не задерживаются. Другое дело – боль моральная. Разрушающая и неукротимая, стирающая грани и ломающая личность. Новая ступень отношений. Я молчу, позволяя выплеснуть ему все, что требовало выхода, но даже если бы я захотел что-то сказать, он не услышал бы ни слова. Очередной вскрик, перебиваемый лаем собаки и, дожидаясь, пока он переведет дух, коротко отвечаю: -  Это был не я. – Чувствую, как наливается кровью бланш, как саднит рассеченная губа и с сожалением представляю какое зрелище мне предстоит лицезреть завтра в зеркале. С другой стороны – когда меня волновало подобное? Кажется, даже в паспорте моя фотография с разбитым лицом.
[indent] Первая волна гнева, оставляя свои разрушительные последствия, стихает, а я в свою очередь пытаюсь сфокусировать свой взгляд на его лице. Выходит с трудом – неоднократные удары головой о пол дают о себе знать. И в то же время, я со вниманием отмечаю, что он изменился и в этом плане. Хватка его рук на моей груди значительно сильнее, удары точнее, да и сила их больше. Мне действительно интересно, чем он занимался последние два года и в голове мелькает мысль о том, что, быть может, действительно было бы лучше пригласить его на романтический ужин и попробовать просто поговорить. Звучит бредово, согласен.
[indent] Встряхнув меня еще раз, он, наконец, выпускает мою одежду из рук, оставляя меня лежать на полу гостиной, быстро удаляясь куда-то. Мне понадобилось время, чтобы прийти в себя, собирая остатки мозгов в голове и раскладывая все по местам. Я не спешу подниматься хотя бы по той причине, что даже не в силах буду подняться на ноги, мне потребуется не мало усилий. Вся квартира ходит ходуном перед глазами, а лицо горит так, словно мне по нему тесаком проехались. В последний раз таких пиздюлей я получал дома от отца, еще в школьные годы, не имея права на защиту.
[indent] Блять.
[indent] Приподнимаясь с пола, сплевываю кровью и утираю запястьем кровь, которая все никак не желает останавливаться. Ебанутый. Он что-то еще про меня говорил, что я агрессивный. Хотя, будь я на его месте… На его месте я был почти восемь или десять лет назад. Кажется, он выбил у меня последние мозги, отчего я даже не в состоянии нормально посчитать в голове все даты. Только тогда, на месте жены была моя сестра и я, как и Элмо, так же рьяно защищал то, что принадлежит мне. Было много нюансов, различий в ситуациях, но я прочно чувствовал его ярость, так, словно она принадлежала мне. Я довольно плохо ориентируюсь в пространстве и, пытаясь подняться, опираюсь рукой об угол чего-то. И это что-то, оказавшись журнальным столиком, выскальзывая из-под руки под напором моего веса, с грохотом переворачивается. Черт! Упираюсь коленом о пол и все же поднимаюсь, не без труда. Кто бы мог подумать, что всего два года ему понадобиться, чтобы так поднатаскать свои физические силы.
[indent] Тряхнув головой, проводя пальцами по лицу, я перевожу взгляд на Эшли и улыбаюсь. Ну вот и все, каким хрупким оказалось ваше счастье. В ней, в отличие от Элмо совершенно нет ненависти, только если к самой себе. Прости, но я даже не могу сказать, что сожалею. Мне безумно жаль, что на этом месте оказалась ты, ничего личного, просто сегодня звезды сошлись таким образом, что на твою голову пало такое испытание. Надеюсь, ты когда-нибудь узнаешь правду, но не злись. Я действительно сделал для тебя все, что мог в данной ситуации. Провожаю взглядом ее силуэт, который движется в сторону шума. Уже собрался? Быстро ты.
[indent] Обежав взглядом комнату, нахожу небольшой бар. Весьма скудный выбор – видно, что тут не уважают хорошую выпивку, да и говеную в общем-то тоже. Беру бутылку с неизвестной этикеткой,  чья жидкость цветом напоминает виски и, откупорив, делаю один глоток. Губа горит огнем и я неприятно морщусь. Плеснув содержимого на ладонь, я отираю ей лицо, зашипев от боли. Вот же дрянь. Вспоминаю, что даже в порыве ярости не засадил тогда ему по лицу и почему-то от этой мысли становится смешно. Тихо посмеиваясь, я опираюсь плечом о шкаф, наблюдая за происходящим в коридоре. Хлопок. И на пол посыпались осколки стекла. Бедный пес, мечется из угла в угол, находясь меж двух огней, совершенно не понимая, что ему делать. Забирая с собой бутылку, пошатываясь прохожу мимо Эшли, открывая дверь.
[indent] - Покеда. – Поджимаю губы, заглядывая ей в глаза. Ты хорошая девочка, не переживай. Ситуация становится еще более забавной, когда я понимаю, что в угоду своей рихоти только что сломал не одну судьбу, но, как говорят, такова жизнь и каждый дрочит, как хочет. А я хочу, чтобы мне дрочил именно он.
[indent] Я не так быстр, как Элмо, который пулей пронесся по участку, садясь в машину. Голова еще идет кругом и, закрыв за собой дверь более деликатно, хоть и прямо под носом Эш, уверенными шагами направляюсь к машине. Еще не добравшись, наблюдаю за тем, как он нервно движется, пытаясь справится с непослушными пальцами. Наблюдаю за тем, как он прикуривает, но попытка оказывается неудачной и сигарета падает вниз. Мне стоит поторопиться. Я сажусь за руль, ровно в тот момент, когда его ладони накрывают собой лицо. Я могу доводить его до слез бесконечное количество раз, могу наслаждаться его болью, но никогда не позволю какой-то телке видеть, то, как он ломается от подлости и несправедливости этой ебанной жизни. Я вдавливаю педаль до упора и форд дергается с места. Всю дорогу мы молчим. Я слышал всего пару всхлипов, а потом он затих, подгибая ноги под себя, устраиваясь на седении. Он не смотрит в мою сторону, но это не похоже на то, как он игнорировал меня раньше. Он откликается на мои движения, шумы, его реакция чуть замедлена, но не лишена возможности.
[indent] Мы добрались к моему дому только к вечеру, когда солнце уже перевалило линию горизонта, а алое зарево окончательно терялось в ночной черноте. Загоняя машину в гараж, я глушу мотор и еще какое-то время сижу молча. Я чувствую на себе его взгляд и поворачиваюсь к нему, от чего он в полной мере может созерцать приступ соей ярости. Отводит взгляд.
[indent] - Посмотри на меня. – Мой голос так же спокоен, как и до этого, не выражая никакой эмоции, за исключением разве что усталости, которая вызвана дорогой и потрепанным состоянием. – Элмо, - зову его по имени, от чего он не охотно поворачивается в мою сторону, не сразу налаживая со мной зрительный контакт. Я вижу, как его глаза вновь наливаются слезами, скорее от обиды, чем от чувства вины передо мной, но сейчас это абсолютно не важно. Протягиваю к нему руку, оглаживая щеку, а потом мягко стираю подушечками пальцев влажные дорожки. – Иди ко мне. – Опуская ладонь на его шею, притягиваю его к себе навстречу, пока он не упирается лбом в мое плечо. Не целую, просто мягко поглаживаю по волосам. Хочется продлить это мгновение, но понимаю, что на шум вскоре может прийти сестра или мать, а потому плавно отстраняюсь. – Пошли в дом.
[indent] Проходя мимо гостиной, в которой шумит телевизор, транслируя футбольным матч, по обыкновению застаю отца в его кресле, почитывающим газету. – Это Элмо. – Кинув ему короткое предложение, он даже не отрывается от газеты, только поднимает приветственно руку в его сторону. Мне никогда не было понятно, зачем эти два дела нужно было делать одновременно, но, видимо, это приносило ему какое-то особое удовольствие. С кухни приятно тянуло запахом тушеного мяса и овощей, а из комнаты сестры доносилась попсовая музыка, которая всегда меня раздражала. Я чувствую себя несколько неловко, хотя бы потому, что последним гостем, посетившим наш дом была моя бывшая, которая бросила меня в тот же день, когда судья зачитывал мой первый приговор.
[indent] Пропуская его вперед в свою комнату, я захожу следом, плотно закрывая дверь. Это был тяжелый день, в том числе и для меня и я безумно рад, что он подходит к своему завершению.
[SGN]  [/SGN]

+2

10

[indent] Делаю еще один глубокий вдох и закусываю губу от тупой боли в висках. Слезы текли сами, и я не мог избавиться от раздирающего меня чувства обиды на Эшли, на того ублюдка и на самого себя. Я был обижен на саму ебаную несправедливую жизнь, как бы пафосно это не звучало. Сквозь свое нытье я слышу, как он садится в машину. Слышу, как закрывается дверь и последнее, что меня сейчас волновало это то, как я выгляжу перед ним. Я не нытик, но сдерживать в себе эмоции было просто невозможно. Последний раз я позволил себе слезы два года назад и, как бы это не было иронично, в его присутствии. Однако сейчас далеко не он был их причиной, но именно он стал их катализатором. Второе огромное потрясение в моей жизни, и я, кажется, сломался во второй раз. А ты во второй раз становишься тому свидетелем. Я не устану повторять, что все мои мысли - одна огромная помойка, от которой несло разочарованием и дерьмом. До этого дня я думал, что покончил с этим, однако вопреки всему я, как всегда, оказался в проигравших. Быть в аутсайдерах - мое привычное состояние, но за два года я почти успел забыть об этом, наивно предполагая, что могу избавиться от всей черни, которую преподнесла мне моя жизнь. Именно поэтому, получать в лицо правду о том, что все это время мое счастье было ложью, оказалось во много раз больнее. 
[indent] Отрываю руки от лица только тогда, когда понимаю, что дом далеко позади и мы уже давно едем по трассе. Первоначальная истерика, которая выбила из меня все силы, отзывалась в теле усталостью и накатившей апатией. Привычное состояние, о котором я успел забыть. Вытираю краем толстовки слезы и прерывисто вдыхаю, ощущая, как все еще бешено долбит в груди сердце. Какой же я идиот. Еще дрожащими руками прикуриваю сигарету, подобрав под себя ноги, и отворачиваюсь к окну, чтобы Коул не видел моего лица. Сигаретный дым оседает в легких, и я чувствую внутри себя какое-то паршивое чувство, от которого хочется вздернутся. Честно говоря, я бы сейчас хотел остаться совершенно один сам с собой и своими мыслями, но потом я все-таки понимаю, что их как назло в моей голове не было. В груди было так же пусто, и я понимаю, что у меня не осталось эмоций, чтобы эту дыру чем-то заполнить. Однако в ее глубине все же отлично устроилось чувство ненависти, но уже не к Эшли, а к самому себе. От осознания этого сердце кольнуло холодом, и я понял, что сам был во всем виноват. Наверное, я был паршивым мужем, любовником и отцом, раз так получилось. Наверное, мне не стоило так много работать и следовало больше времени уделять семье. Наверное, мне не стоило верить в то, что у меня вообще получиться создать что-то лучшее, чем то уебищное подобие семьи, в которой я родился и вырос. Неужели я был настолько плох? Неужели я не окружал ее достаточной любовью и вниманием? Неужели все те эмоции, и те слова, что она мне говорила, это все ложь? Что, блять, я делал не так?! 
[indent] Слышу, как Коул включает музыку, но от позитивной Smokie – Stumblin' In мне не становиться лучше. Я облокачиваюсь на прохладное окно машины, закуривая следующую сигарету. Какая она по счету? Третья? Пятая? Десятая? Я сбился со счета, продолжая убивать свои легкие. Я прочно завязал с этой привычкой, как только начал заниматься балетом, но едкое чувство разочарования, что меня сейчас подбило, заставляло вернуться к вредным истокам и упиваться медленной смертью от этого яда.
[indent] Я еще много думал, много размышлял. Я определённо точно сделал вывод, что я дерьмо. Просто очередной раз убедился в этом. Я совершенно не знал, куда меня вез Коул, но мне было настолько насарть, что я готов был к чему угодно. Мне не хотелось есть, пить, разговаривать и жить. Я хотел молчать и больше ничего. За окном уже было темно, когда я заметил, что мы въехали в тот самый город, с которого все началось. Вижу, как мы проезжаем Феникс, что до сих пор зазывал гостей яркими огнями вывески. Вижу, как мимо нас проносится кафе, в котором я работал и в котором встретил впервые Эшли. Невольно закусываю губу от эмоций и закрываю глаза, вспоминая тот день. Теперь воспоминания приносили только боль, и я никак не мог поверить в то, что счастье так быстро кончилось.
[indent] Машина останавливается, но я продолжаю тупо смотреть в окно, облокотившись о стекло. Мой взгляд не двигается, а на лице едва ли можно прочитать какую-нибудь эмоцию. Слышу его голос, и от просьбы, которую он озвучивает, сковывает тело. Голос был спокойным, но я чувствую в нем усталость. Я тоже устал. Не спешу поворачиваться, так как боялся смотреть ему в глаза. 
[indent] Прокручиваю в голове все, что сегодня произошло и внезапно вспоминаю фразу, которую сказал на лестнице Коул. Точнее, не фразу, а предложение. Целое предложение уехать. И что бы было, если бы я согласился? Всего бы этого не было. Я бы не знал, что моя жена шлюха, и не убивался сейчас из-за того, что я сраный неудачник. Не закапывал бы себя в помойку сознания и чувствовал бы сейчас по отношению к этому всему лишь свою вину. Но я ведь не мог поступить иначе. Слышу, как он произносит мое имя. Впервые за все время, что мы знакомы, я слышу, как он называет меня по имени. Хотя нет, это второй раз. Первый был в тюрьме, но... То было совсем иначе. Я не хотел поворачиваться, так как чувствовал, как уложившиеся в моей душе эмоции снова новым ворохом воспоминаний поднимаются вверх. Но я поворачиваюсь, и лишь через несколько секунд осмеливаюсь поднять на него взгляд. Вижу его разбитое лицо, покрытую гематомами кожу и засохшую у носа кровь. Эмоции с новым залпом бьют по мне, и я не сдерживаю слез, когда вижу на себе его взгляд. Сдерживать их было выше моих сил и все, что я могу, это снова опустить взгляд в сторону. От его прикосновений к моей коже невольно вздрагиваю, но этого было достаточно, чтобы чувствовать себя немного лучше. Он собирает пальцами скатившиеся капли, а потом мягко притягивает к себе за шею, и я, словно без сил, повинуюсь, падая на его плечо. Без лишних слов и прочего, он просто и спокойно проводит ладонью по волосам и я... правда успокаиваюсь. Не знаю, как это работает, но мне становится чуть легче. 
[indent] - Пойдем в дом.
[indent] Лишь сейчас я снова охватываю взглядом помещение, в котором мы остановились. Обычный гараж, аккуратный и просторный. Выхожу из машины, вслед за ним, и понимаю, что мы приехали к нему домой. Это было несколько необычно, от чего я даже немного помедлил, когда заходил в дом - воспоминание из суда, где мать плакала на коленях дочери - вот, что проснулось у меня в голове. Я делаю шаг вперед и меня окутывает запахами уюта и стабильности - тут было жарко и немного душно, но запах тушеного мяса определенно полностью завершал эту картину нормальной, обычной семьи. Я чувствовал, как от них пахнет стабильностью и понимаю, что эта семья далека от той, в которой вырос я. Мне было интересно наблюдать за этим, ибо я понимал, что сейчас нахожусь на пороге чужого дома и вхожу в мир Коула, так как я совершенно точно был уверен - семья у этого человека занимает не последнее место в его приоритетах. В этом мы тоже разные. Прохожу вслед за ним, вижу того самого тучного мужчину в кресле, его отца, а чуть дальше, в кухонном проеме, замечаю его мать, что хлопотала над кастрюлями на плите.
[indent] - Добрый вечер, - говорю я на приветствие жестом и вижу, как мне улыбается его мама. Я давлю улыбку в ответ, но выходит не очень убедительно, поэтому смущенно отвожу взгляд. Кто же думал, что спустя два года, я снова увижу его семью, да еще и в такой обстановке?.. Если бы мне об этом сказали тогда, я бы не раздумывая ответил, что этого не может быть. Поднимаюсь за ним по лестнице, рассматривая развешанные по стене фотографии - вижу его сестру, мать и отца - они улыбаются. Много фотографий и почти на всех его нет.
Он открывает дверь, пропуская меня первым. Молча прохожу, осматриваясь вокруг. Обычная комната обычного подростка. Письменный стол, заваленный разнообразным барахлом, а над ним красуется плакат обнаженной грудастой красотки. Таких плакатов тут несколько и все они разные, но одно в них общее - сиськи. Взгляд перемещается в угол от кровати, где стояла бейсбольная бита и пару мячей, а чуть левее, на полу, я вижу футбольный мяч и школьный рюкзак. Комната производила впечатление, что в ней давно никто не жил, по крайней мере, все говорило именно об этом. Я подхожу к окну, облокачиваясь на подоконник, и всматриваюсь во двор напротив, где на светлых занавесках тенью падают силуэты семьи, садящейся ужинать за стол. Глубоко вздыхаю. Мои мысли сейчас были только о ней, и я никак не мог от них избавиться. Взгляд падает на руки, и я вижу, насколько сильно я сбил кулаки в кровь. Только сейчас ощущаю тупую боль в суставах и от сбитой кожи.
[indent] - Спускайся ужинать, -  слышу его голос, но не оборачиваюсь. Я совершенно не хотел есть, более того, от мысли о еде меня буквально выворачивало наизнанку. А еще, я крайне не хотел сейчас находиться в кругу его семьи, да и вообще, среди людей. 
[indent] - Я не голоден.
[indent] - Я тебя не спрашивал, голоден ты или нет, я сказал спускаться на ужин.
[indent] Спустя минутное молчание, я все же соглашаюсь.
[indent] - Ладно.
[indent] Мы спустились вместе. К этому времени за столом уже сидел отец и девушка, в которой я сразу же признал его сестру. За два года она, кажется, совсем не поменялась. Такие же идеальные золотые кудри, голубые чистые глаза и симпатичное лицо в веснушках. Настоящий ангел. Я заметил  на себе ее взгляд, вижу, как она оживилась, а когда сел напротив, она протянула мне руку через весь стол со своей очаровательной улыбкой.
[indent] - Меня зовут Одетт, я тебя помню. Ты тоже был в тот день на суде. Как тебя зовут?
[indent] Я слегка смутился ее искренней радости от моего присутствия, но все же мягко пожал ее нежную ладонь и улыбнулся в ответ. Краем глаза вижу, как отец сверлит меня взглядом, и от этого становится жутко. 
[indent] - Элмо, - все же отвечаю на ее вопрос и получаю в ответ розовые девичьи щеки. Она поспешно села обратно на свое место, как будто бы поняла, что сказала что-то лишнее. После этого я не слышал от нее ни слова, но весь вечер ловил на себе ее взгляды, которые я пытался игнорировать. 
[indent] Только сейчас замечаю, что Коул сел рядом со мной, а его мама все так же хлопотала над столом, расставляя тарелки с едой. Она показался мне суетливой, и я даже успел позавидовать ему в том, что у него была такая семья. Любящая и заботливая мать, которой у меня никогда не было. Строгий отец, который не заваливался домой каждый вечер в собственном говне  на порог твоего дома. Прекрасная сестра, которая не была продажной шлюхой всего района. Наверное, именно поэтому я чувствовал напряжение и не знал, как себя стоит вести в такой ситуации. А еще отец. Точнее, его взгляд меня более, чем смущал. Я вижу, как он берет в руки бутылку вина и тянется, чтобы налить мне в бокал, но я его останавливаю.
[indent] - Я не пью, спасибо.
[indent] В ответ я получил удивленный взгляд, на который я никак не ответил.
[indent] Все приступили к еде, и я окончательно понял, что не хочу есть. Беру в руки нож и вилку, отчего натянутые рукава толстовки открывают вид на мои сбитые в кровь руки, и я чувствую, как отец это тоже заметил, внимательно изучая меня и Коула своим строгим взглядом. Отрезаю кусок, но не тороплюсь есть. От еды пахло вкусно, и выглядело все это аппетитно, но у меня желания есть не было совсем. Однако по пристальным взглядом отца я все-таки засовываю кусок мяса в рот и ощущаю, как он просится обратно. Запиваю его водой, вовремя понимая, что еще чуть-чуть и я выплюнул бы обратно это на тарелку. Нет, мясо было вкусное, очень приятное на вкус и дело вовсе не во его вкусовых качествах, а в моем состоянии. Чувствую, как в этот момент напрягся сидящий рядом Коул и толкнул меня в бок.
[indent] - Чем ты занимаешься по жизни, Элмо? 
[indent] Я в растерянности перевожу на этот грубый голос взгляд, чуть не поперхнувшись собственной слюной. Вытираю рот салфеткой и поднимаю глаза на мужчину. Честно говоря, взгляд у него был стальной и настолько непробиваемый, что невольно становилось не по себе. 
[indent] - Э... я солист балета.
[indent] - Балет? Значит, человек искусства? - слышу в его голосе нескрываемое удивление, а потом и вовсе насмешку в последовавшем далее вопросе, - И что же у вас общего с Коулом?
[indent] Чувствую, как он снова напрягается рядом со мной и понимаю, что здесь что-то не так. Вопрос меня поставил в тупик, и я совершенно не знаю, что ответить на это. В воздухе повисло напряжение, которое ощущалось даже сильнее, чем первые секунды моего пребывания здесь. Не выдержав, я открываю рот, чтобы что-то ответить, но он меня перебивает.
[indent] - В Спринге балет танцуешь? - он прожёвывает очередной кусок мяса и запивает его вином, - Не знал, что в нашем городе есть такие места.
[indent] - Нет, в Остине.
[indent] - Ого, в столице, - слышу в его голосе поддельное восхищение, - И как давно ты знаком с моим сыном?
[indent] А вот этот вопрос окончательно поставил меня в неловкое положение, от чего я чувствую, как краснею, и отвожу глаза в тарелку от пронзительного взгляда мужчины. Пытаюсь найти слова для ответа, но мой лексикон, как будто, полностью выбили из головы. Понимаю, что молчу слишком долго и в этот момент весьма кстати вмешивается Коул, освобождая меня от ответственности отвечать. Я не слышу, о чем они говорят, продолжая пить воду и насильно запихивать в себя пищу.
[indent] Вскоре после вопроса его матери "кому еще добавки?" все разошлись по комнатам, и я в том числе поплелся за Коулом наверх, совершенно точно ощущая, что хочу очистить желудок. Я чувствовал себя паршиво как физически, так и морально, а от этого семейного ужина, на котором я чувствовал себя овцой на убой, мне вообще хотелось больше не показываться его отцу никогда. 
[indent] - Где туалет? Мне плохо. , - спрашиваю я его, когда мы заходим в комнату.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-17 17:30:13)

+3

11

[indent] Один его вид только говорил о безграничной боли, которую он пропускал через себя. Сдерживать себя в таком его состоянии было проще, чем днем, когда возбуждение стучало по вискам отбойными молотками, буквально выкрикивая подсказки взять его прямо перед его женой. То, что он находился сейчас в моей комнате, как минимум указывало на то, что все, что я сделал сегодня, было правильным. Ну а если быть точнее, то не правильным, но в мою пользу. Его растерянный взгляд, которым он обегал комнату, когда я включил свет, так и кричал удивлением. Я видел, как останавливался его взгляд на плакатах, которые я уже давно хотел убрать, но все не доходили руки. В этой комнате действительно было много из того, что могло рассказать обо мне, но сейчас это не особо меня волновало.                                       
[indent] Я прошел за его спиной в ванную, чтобы смыть с лица кровь, оставляя его наедине с собой. Глухой крик матери, звавший к столу, более звонкий крик сестры, доносившийся из соседней комнаты. Все так привычно, но так далеко, не смотря на то, что я жил с ними уже неделю. Находится в этих стенах, да и еще в его компании было крайне не привычно, от чего я даже на минуту задумался, почему я привез его именно сюда. Хотя с другой стороны особых вариантов не было. Выхожу из ванной, промокая лицо мягким полотенцем, и больше всего боюсь, что сдеру чуть поджившие ссадины. Сегодняшний день вымотал меня не только морально, но и физически. Я не рассчитывал на драку, но был к ней готов. Откровенно говоря, проживая в таком районе и имея такой характер, как у меня, я всегда был и буду готов получать и развешивать пиздюли, так что, относительно этого вопроса, можно сказать, что я всегда готов. Он не смотрит и даже не поворачивается в мою сторону и я чувствую его напряжение, которое повисло даже в воздухе вокруг него.                                                   
[indent] - Спускайся ужинать, - Кидаю перепачканное кровью полотенце в корзину для белья и собриаюсь выходить из комнаты, как он вновь возражает мне.  - Я тебя не спрашивал, голоден ты или нет, я сказал спускаться на ужин. –Я не знаю, что сейчас твориться в его голове, но в моей в очередной раз вспыхивает вспышка ярости. Заглушить ее получается, а вот скрыть грубость в голосе не очень удачно. Я хорошо понимаю его и будь сам на том месте, то и куска бы в себя впихнуть не смог, однако, в данном случае у него просто нет выхода.                             
[indent] Я иду впереди и чувствую, как он прожигает взглядом мне спину, как любопытно бегает глазами по стенам и это несколько раздражает. Не сам факт его любопытства, который весьма логичен и обоснован, а сам факт того, что я позволил себе подобную слабость привести его сюда. Этот процесс сейчас кажется мне на столько интимным, то замирая на лестнице, я резко останавливаюсь, а затем поворачиваюсь в его сторону. Задумчивый взгляд в его глаза и мне достаточно нескольких секунд, чтобы прогнать эти мысли из головы. Достаточно интимный процесс, безусловно. И сейчас я понял, насколько он находился в нужном месте, в нужное время, хоть я и понимал, что чувствует он себя весьма неуютно.                                 
[indent] Одетт встречает нас светящимся взглядом и если изначально я ловил его на себе, то теперь я вижу, как она буравит взглядом Элмо. Мне от чего-то не совсем понятно кого она больше рада видеть. Ее оживленная беседа и рвение привлекают внимание не только мое, но и отца, а слова и вовсе оказываются неуместны. Кто тебя за язык тянул?                                     
[indent] Напоминать родителям про дело двухлетней давности не лучшая идея, а потому мать удаляется на кухню за очередным блюдом. А сестра в свою очередь, понимает под взглядом отца, что сказала лишнее и умолкает от чего-то на весь вечер, однако, взгляды ее по-прежнему не прекращаются.               
[indent] - Элмо, - воспоминания неприятно режут по живому, доставая картинки того момента, когда на мое представление он ответил холодным молчанием и я не произвольно сжимаю в руках вилку, стараясь не вспылить прямо за столом. К тому моменту, когда я выныриваю из своих мыслей, отец уже по полной программе заваливает Элмо вопросами. Так забавно, помню когда-то он также топил несостоявшегося парня Одетт. Тот сбежал от нас через пятнадцать минут после начала ужина. Под взглядом отца даже я себя чувствую временами не комфортно. Интересно сколько продержится киса?               
[indent] - Чем ты занимаешься по жизни, Элмо? – Действительно, чем? У нас с тобой так и не было возможности поговорить. А потому я поворачиваюсь в сторону Элмо и вопросительно изгибаю бровь, давая своим видом понять, что меня тоже интересует данный вопрос. Балет? Ты серьезно? Взгляд меняется с вопросительного на удивленный и я не могу это контролировать. Особо не верб в его слова и списываю все на то, что он просто культурно заменяет свои увлечения более приличными словамь. - И что же у вас общего с Коулом? – От этого вопроса напрягаюсь уже я, прекрасно понимая, что отец задает подобное неспроста. Что, в общем-то, подтверждается почти сразу.                             
[indent] - Прекрати. – Вмешиваюсь в тот момент, когда, набрав в грудь воздуха, он, очевидно, собирается задать очередной вопрос. Ему это не очень нравится, но он перестает допытывать гостя и переключается на мать. Он в хорошем настроении, а потому, делая ей комплименты, он находит ответ на них в ее глазах. Расцветая прямо на виду, она торопится за десертом, но я чувствую, как выдержка парня на пределе. Она, пожалуй, ведет себя в его присутствии адекватнее всех, хоть и суетится сильнее обычного. Сколько себя помню, она всегда была такой.                 
[indent] Ужин заканчивается и я с облегчением выдыхаю. Сейчас мне бы больше хотелось завалиться на кровать и заснуть крепким сном, отпуская с себя усталость сегодняшнего дня, пожалуй, это было бы лучшим завершение вечера. Мы поднимаемся так же молча, но стоит только ступить за порог комнаты, как он спрашивает о туалете и я указываю на дверь, где совсем недавно умывался. Миг и я уже слышу то, как он выблевавает из себя заботливо приготовленный ужин матери. От части чувствую небольшой укор вины, за то, что все же заставил его спуститься, но он настолько мал, что с легкостью его игнорирую. Достаю из шкафа чистое полотенце и одну из футболок. Не кутюр, но чем богаты, тем и рады.
[indent] Заходя в ванну, вижу, как он в буквальном смысле обнимает толчек, валяясь рядом. Растрепанные волосы лезут и пушаться и я, присаживаясь рядом с ним на корточках, собираю его волосы его же резинкой заново.
[indent] - Ну-ка, киса, нужно принять душ. – Не без усилий поднимаю его с пола и помогаю забраться в душевую кабинку. Раздеваю, помогаю с водой, обрызгивая себя сверху. Еще мгновение и я уже тянусь к нему за поцелуем, как слышу голос отца внизу, который зовет меня по имени. – Я оставлю это тут, - кладу чистые вещи на пуф и поворачиваюсь к нему, - не вздумай вскрыться в этом доме. – Я довольно серьезен и, получив утвердительный кивок, спускаюсь вниз.
[indent] Резким движением, еще до того, как я успел сообразить, что к чему, отец хватает меня за загривок и вправляет нов двумя пальцами. Последующая следом лавина мата и прочих ругательств заставляет мать тихо вздохнуть, проходя мимо, и скрыться за дверьми кухни.
[indent] - Больно блять! – чувствую, как кровь вновь хлынула ручьями, но он заботливо протягивает мне полотенце. Не впервой. Тихо вздыхаю, когда боль утихает, сажусь на табуретку перед ним. Мать делает это нежнее, но ее родительское сердце слабо выдерживает подобную процедуру, от чего лет с 15 этим стал заниматься отец. У него не трясутся руки и не слезятся глаза. Пожалуй, мой нос остался в школьные годы нормальной формы только благодаря его хладнокровию.
[indent] - Значит ты ездил в Остин? – Согласно киваю, на очевидные вопросы. Мне до сих пор не понятно к чему он ведет своими вопросами, которые начались еще за столом. Ватка с перекисью проходится по губе, от чего я недовольно шикаю. Напрягающая ситуация.
[indent] – Ты понимаешь, что мне 28? – Теперь его очередь согласно кивать и он говорит что-то из разряда песни «Ты всегда будешь моим сыном». Я люблю их и понимаю, что, пожалуй, именно эта любовь и является для меня губительной. Понимаю, что огораживаясь от них после первого срока, скорее всего возвожу вокруг себя стену, только для того, чтобы защитить их от самого себя. И сейчас, подобные откровенные разговоры, оголенными проводами, по эмоциям. Слишком трепетно, слишком интимно, слишком глубоко. Не помню, когда последний раз мы разговаривали так долго и откровенно. За разговором совершенно не замечаю, как летит время.


[indent] Тихие шаги от двери к двери, буквально на цыпочках, чтобы быть не услышанной. Одетт знала, что отец задержит Коула на долго. Она прекрасно видела последствия драки, сломанный нос, разбитую губу, отеки и бланш. Не впервой было видеть брата в подобном состоянии, а вот его друг, казалось совершенно цел. Она знала с каким остервенением Коул влетал в самый эпицентр событий, получая всегда больше чем остальные, но полное отсутствие царапин на Элмо приводило ее в восторг. Тихо открывая дверь в комнату брата, убедившись в том, что свет уже выключен она заходит внутри и закрывает за собой дверь. Щелк. И звук запора двери выдает чужое присутствие. Фигура на кровати никак не реагирует на ее присутствие иона тихо подходит к кровати, наблюдая как мерно вздымаются плечи, укутанные одеялом, от спокойного дыхания. Затаив дыхание, она опускается коленями на край кровати, от чего матрас прогибается под легким женским весом. Прикусив губу, она едва дышит, понимая, что в любой момент может выдать себя, но от легкого движения и тихого голоса Элмо, она понимает, что их гость не спит. Аккуратная женская ручка скользит под одеяло и еще через мгновение онапоглаживает парня по бедру.
- Ты такой смелый и сильный, Элмо, - голос едва различим в тишине комнаты. – Брат тоже сильный, но все лицо у него разбито, а у тебя только руки. – Наивная непосредственность девушки играет против ее логики и, она делает выводы в том, что парни были на одной стороне. Нежные касания скользят по оголенной коже вверх к материи трусов. – Я хочу тебя поблагодарить за то, что помог братику. - Сразу после своих слов, девушка прижимается губами к губам парня в мягком поцелуе и нежно поглаживает член сквозь ткань трусов.

[SGN]  [/SGN]

Отредактировано Cole Cord (2017-09-18 00:51:30)

+3

12

[indent] Он указывает мне на дверь в ванную комнату, что буквально все это время была у меня под носом и именно в этот момент я ощущаю противную горечь на корне языка, а потом и вовсе на лету выблевываю плохо прожёванные куски еды в унитаз, падая перед ним на колени. Как же я ненавидел блевать. От того, как меня накрыло, ноги совершенно не держали, и я через мгновение уже буквально обнимал белого друга руками, с каждым разом выблевывая все большее количество пищи. От это дерьмового вкуса становится только хуже, и я почти в захлеб кашляю всем этим дерьмом, что из меня выходило. Волосы лезут в глаза и пачкаются в рвоте, но у меня совсем не было сил на то, чтобы убрать их с лица и как-то облегчить задачу. Очередной "залп" и я чувствую, как его руки касаются моих волос, и как он аккуратно собирает их резинкой. Его голос сквозь заложенные уши слышится чертвоски плохо, и я не понимаю, что он говорит. Сейчас мне казалось, что мой желудок - огромная бездонная дыра, из которой бесконечно выплескивается скверна, и ведь на самом деле, раз за разом я надеялся, что каждый будет последним, но в итоге все возобновлялось по новой. 
[indent] Чувствую, как желудок наконец-то успокаивается, и я безвольно облокачиваюсь головой о край унитаза, стирая рукой со рта слюну и остатки пищи. Дышать было тяжело, и я еще меньше хотел вставать отсюда, так как не знал, потянет ли меня блевать еще разок. Нос был забит, а в глазах слезилось так, что слезы текли просто так от давления и я ничего не мог с этим поделать. Чувства с новой силой накатывают на меня, и я почему-то именно сейчас невольно думаю о том, что хочу сдохнуть. Ощущаю, как Коул берет меня под руки и заставляет встать на ноги. Я облокачиваюсь о стенку душевой, позволяя ему стянуть с себя одежду. Вниз летят ботинки, джинсы и испачканная в "ужине" толстовка. Откуда такая забота? Я без понятия, что я пытался разглядеть в его глазах, наверное, опять какой-то намек на то, что все это происходит не со мной. Я до сих пор в надежде верю, что все со мной происходящее - мой сон или выдумка, которая приняла опасные обороты. Он включает воду и острая боль в руках все-таки полностью опровергает все подобные мысли, однозначно выдвигая вердикт - все это более, чем реально. Морщусь от боли, невольно сжимая пальцы в кулаки. Вижу, как он тянется ко мне в поцелуе, от чего замираю перед ним на месте. Прикрываю глаза, но буквально в последнюю секунду я слышу голос его отца, и я чувствую, как он отстраняется. Я провожаю его взглядом, молча кивая на его просьбу. И я, наконец-то, остаюсь один. 
[indent] Сейчас я пытаюсь не думать обо всем, что было за пределами этого дома. Я стараюсь выбросить из своей головы Эшли, я пытаюсь забыть пристальный взгляд его отца за ужином, я надеюсь, что избавлюсь от непреодолимого желания откинуться. Горячий душ отлично помогает снять с тела усталость, но не снимает с ее с моей головы. Мысли тяжелым грузом тянут за собой на пол душевой, но я стараюсь держать себя в руках. Сквозь шум воды слышу ругань на первом этаже и очередной раз ощущаю укол зависти от осознания, что даже у такого, как он, есть любящая семья. Совершенно точно ощущаю, что теперь я остался один. Совершенно один. Помимо Евы у меня никого не было, но призрачная надежда на то, что Эшли без суда отдаст мне ее была слишком прозрачной. Ее родители, как бы хорошо не относились ко мне во время нашего брака, никогда не откажутся от своей внучки. Они слишком сильно любят ее и сделают все, чтобы суд был на стороне их дочери. У этих людей были деньги и связи, а я, пусть и мог бы потратить часть из тех денег, что у меня были на счету, на адвоката, но против связей козыря у меня точно нет.
[indent] Выхожу из душа, выжимая лишнюю воду с волос и встречаюсь со своим отражением в зеркале. Выпускаю из рук волосы и провожу ею по бороде, собирая капли ладонью, отчетливо понимая, что она меня сейчас только раздражала. Не потому, что мне не нравилось, как я выгляжу, а только лишь потому, что я отпустил ее ради Эшли. Как бы глупо это не звучало, но я на самом деле сделал это для нее, так как она ей безумно нравилась. Поддавшись своим мыслям я открываю дверцу банного шкафа и спустя несколько секунд поисков, нахожу запечатанную одноразовую бритву и даже гель для бритья. Процедура не заняла у меня много времени, так что через минут пятнадцать я уже был гладко выбрит. Раньше, ввиду своей работы, я брился каждое утро, но сейчас совершенно отучился от этой привычки в силу своего нового положения. Смываю с лица лосьон для бритья и снова поднимаю взгляд на свое отражение. Понимаю, что совсем отвык видеть себя таким. Вытираю лицо и волосы полотенцем, натягиваю на себя белье и футболку, которую мне принес Коул. Разница в размере чувствовалась, но я не обратил на это внимание, так как был слишком заебан этим вечером своими проблемами. 
[indent] Вытаскиваю из кармана своих джинс телефон и ложусь в кровать, накрываясь одеялом по плечи. Айфон с характерным звуком снимает блокировку, и я вижу, как на экране мелкой россыпью потрескалось стекло. Просто замечательно. Вижу 23 пропущенных вызова от Эшли и еще в три раза больше сообщений. Я совершенно не желаю их читать. Более того, я удаляю ее номер из контактов, как и все сообщения, которые она мне настрочила, совершенно не имея интереса их читать. Пишу какую-то короткую смс тренеру о том, что я заболел. А потом вижу, что у меня несколько пропущенных от ее родителей. Глубоко вздыхаю и понимаю, что брать телефон в руки было плохой идеей. Откладываю его на тумбочку и поворачиваюсь на бок, пытаясь нагнать на себя сон, но вместо этого получается лишь слегка подремать до тех пор, пока из этого состояния меня не выдернул щелчок закрывающейся двери. Я не двигаюсь, так как знаю, что это был Коул. Чувствую, как он подходит к кровати, ощущаю его присутствие. Матрас слегка прогибается под его весом и поворачиваюсь к нему лицом, но еще не успевшие отвыкнуть от света смартфона глаза совершенно ничего не видят. Горячая рука нежно касается моего бедра, и я чувствую, как ласковая кожа чужих пальцев медленно скользит вверх, и я не сразу понимаю, что это не он. Шумно выдыхаю, немного напрягаясь, но даже от такого чувствую, как сладко повело внизу живота. 
[indent] - Ты такой смелый и сильный, Элмо, - девичий голос пусть тихий, но весьма различимый ударил в голову и я распахиваю в удивлении глаза, когда понимаю, что это не Коул. Резко поднимаюсь на локтях и встречаюсь в темноте с ее взглядом. Это была Одетт. Ее силуэт прочно вырисовывался в тусклом свете фонарей сквозь шторы, и я был не то что бы удивлен, я просто охуел. Открываю рот, чтобы что-то сказать, но она накрывает мои губы своими в мягком поцелуе. Чувствую, как ее ладонь тянется вверх по бедру, а потом и вовсе касается моего члена, и я чувствую, как она оттягивает резинку моих трусов. Я практически тут же отстраняюсь от нее и перехватываю руку под одеялом, когда ловкие девичьи пальцы практически обхватывают ладонью орган. Я отодвигаюсь от нее на большую дистанцию, окончательно прерывая тактильный контакт. Теперь мне стали понятны ее взгляды за столом, так что я с ужасом понял, что она не так проста, как показалась мне с первого взгляда.
[indent] - Это плохая идея, Одетт, - совершенно серьезно произношу я в полный диапазон голоса эту фразу, после чего выпускаю ее хрупкое запястье из своей ладони, - Я не помогал твоему брату, совсем наоборот, так что не торопись с благодарностью.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-18 16:43:20)

+2

13

[AVA]http://funkyimg.com/i/2uZPs.png[/AVA]
[NIC]Odett Cord[/NIC]
[indent] Вопросительный в первый момент взгляд вновь приобретает мягкую лукавую искру и девушка тихо произносит.
[indent] - Глупенький, зачем обманываешь? - Ей действительно не понятно, к чему скрывать свои достоинства и силу, ведь друзья брата это и ее друзья. Да и вообще с самого рождения девушка знала, что все, чем владеет Коул, так или иначе принадлежит ей. - Если ты так избил брата, он не оставил бы на тебе живого места, да и тебя в живых скорее всего тоже. - Девушка проводит кончиками пальцев по гладко выбритой щеке, замечая изменения, и как бы говоря: На тебе ни царапины, твои слова не похожи на правду.
[indent] Она никогда не забывала и не забудет, на что пошел брат ради сохранения ее чести, а потому, говоря сейчас о подобном она на подсознательном уровне вспоминала эту ситуацию. Все знали об этом. Все друзья Коула, без исключения, знали и откуда пошло его прозвище, и то, что сделать с ним подобное без последствий, было из ряда фантастики. А большинство друзей знало не по наслышке, они присутствовали при том кровавом вечере.
[indent] Пододвигаясь ближе к Элмо, она буквально загоняла его в угол, наблюдая за тем, как парень равномерно отодвигался от нее, вместе с тем, как она сокращала расстояние. Как мягкая персидская кошка, загоняя серую мышку в угол, она заглядывала в самую глубь глаз, пытаясь разобрать в них что-то. - Тебе ведь приятно, - плавно кивнув в сторону одеяла, она мягко намекнула на полувозбужденный член и и мягко улыбнулась. - Ты стесняешься? Мы не будем включать свет. - Догадки сыпали одна за другой, ведь в ее голове действительно не складывались эти два факта, да и какой смысл был отказываться от этого, если это принесет удовольствие обоим.
[indent] Главная догадка осенила ее почти сразу после того, как Элмо вжался спиной в стену и ему просто было некуда дальше двигаться. попался!
[indent] - Я не расскажу братику, он не узнает. - Довольная собой она снова тянет хрупкую кисть в сторону парня, поглаживая его кожу.  [indent] - Мы быстренько, он даже не успеет вернуться. - А в завершении она добавляет, по ее мнению, главную фразу, которая окончательно убедит их гостя. - Ты хороший друг, Элмо. Коулу повезло, что у него есть такой друг, как ты.
[SGN] [/SGN]

+2

14

[indent] - Я тебя не обманываю, - совершенно серьезно парирую я на ее обвинение, и ощущаю, как тонкие пальцы проходятся по моей щеке. Ангел оказался совсем не ангелом и от это мысли как-то не по себе. Не те обстоятельства и не то время ты выбрала, Одетт, - Ты просто не знаешь всех подробностей...
[indent] Мои оправдания выглядят не очень убедительно, но я все же надеялся, что она хоть немного обратит на них внимание. Он двигалась все ближе ко мне, опасно сокращая дистанцию, а я двигался от нее, возвращая все на свои места. Может быть сказать ей, что я гей? Но она, как будто прочитав мои мысли, откидывает край одеяла и указывает на мой почтистояк мягким поворотом головы. Но не скажу же я ей, что я думал, что она это ее брат? Она все равно не поверит. Чувствую себя в этой ситуации чертовски неловко и, более того, ее настойчивость меня несколько пугала. Все же, с братом у них помимо внешностьи есть еще кое-что... общее. 
[indent] - Ты очень милая, но дело немного в другом.
[indent] Я ощущаю, как от очередного сокращения расстояния я упираюсь спиной в холодную стену, а она, тем временем, находилась ко мне настолько близко, что я мог чувствовать ее дыхание и карамельный запах ее геля для душа. Нервно сглатываю, и понимаю, что чувствую себя каким-то ломающимся девственником, но я не мог поступать иначе. Я ведь знал, что Коул явно отреагирует на эту ситуацию слишком остро, да и в моей голове, по правде говоря, и мысли не было ее хоть пальцем тронуть. Упираюсь ладонями в подушку, но не отвожу от нее взгляд. Друг? Ох, был бы я сейчас в ином расположении духа, я бы обязательно посмеялся над этим нелепым предположением. 
[indent] - Я не смогу врать твоему брату, мы слишком близки по отношению друг к другу, понимаешь? - я принимаю правила ее игры, прикидываясь наивным лопухом. Я до сих пор не понял, что ею двигало, когда она пришла в эту комнату, - Слушай, ты очень привлекательная девушка, но я вообще-то женат и у меня есть ребенок, - я поднимаю руку и показываю ей кольцо на безымянном пальце, которое все еще не успел снять, да и вообще, я о нем как-то забыл до этого момента, - Видишь?

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-18 18:08:08)

+2

15

[AVA]http://funkyimg.com/i/2uZPs.png[/AVA]
[NIC]Odett Cord[/NIC]
[indent] Сказать, что она поверила в его нелепые оправдания - нагло соврать, а потому, Одетт продолжила делать то, что считала нужным. - Я сделаю тебе приятно, обещаю, тебе понравится. - Тихий голос, на ровне с мужским басом теряется в тишине комнаты.
[indent] - Не нужно врать, мы просто никому ничего не расскажем. - Она полностью игнорирует показанное кольцо и ловко сплетает пальцы, накрывая его руку своей. - Я не вру Коулу, иначе он будет мной недоволен. - Мило поморщив носик, девушка забирается сверху на парня, потираясь о него бедрами. - Она тоже ни о чем не узнает. - Закрывая глаза, Одетт мягко целует теплые губы, совсем нежно и невинно, словно это первый ее поцелуй в 12 лет, на заднем дворе школы. Элмо намного выше, а потому, даже находясь на его коленях, она лишь ровняет его рост со свои, даже несколько недотягивая.
[indent] - Спасибочки, - отвечая тихо на комплимент, она улыбается в его губы, продолжая ерзать бедрами, чувствуя, что вопреки его словам о ее красоте, возбуждение скорее пропадает, чем крепнет.
[indent] Девушка мягко берет его руку в свою и уверенно опускает на грудь, сжимая сверху. Наклоняясь, она начинает осыпать поцелуями лицо, лишь мягко касаясь сухими губами кожи. Нежно и невинно, от чего не возникает и мысли о похоти. Она забирается пальчиками под ткань футболки, узнавая в ней то, что она принадлежит брату, но не останавливается. Дорожкой поцелуев она медленно но уверенно спускается вниз, полностью игнорируя все доводы парня.
[SGN] [/SGN]

+2

16

[indent] У семейства Корд жизненная цель выебать меня, или что? Я искренне недоумеваю, когда она игнорирует мой жест и накрывает мою ладонь своей, сплетая пальцы между собой. Откуда такой интерес? Кажется, она совсем игнорировала мои доводы и это начинало раздражать.  Она забирается на меня сверху, я чувствую, как она трется об меня своими бедрами, но это напротив не вызывало должного эффекта, на который она рассчитывала. Я едва ли сейчас был настроен на секс и какой бы привлекательной она не была, я кроме дискомфорта ничего не испытывал. Ее уверенность в себе несколько настораживает, от чего я невольно задаюсь вопросом: и часто у нее такое происходит? Невольно провожу аналогию с ее именем, которое созвучно с именем прекрасной Одетты из балета Чайковского и понимаю, что в этой героине, пожалуй, есть все от двух ипостасей.  Греховная невинность, как же это необычно.
[indent] - У тебя ничего не выйдет, я гей, - наглая ложь, которую я говорил очень и очень уверенно, смотря ей прямо в глаза. Совершенно все равно, что минуту назад я говорил про жену, но это оправдание было последним, которое пришло ко мне в голову. Я все еще надеюсь на ее целомудренность и на то, что я смогу остановить ее словами, - Одетт, прошу тебя, не надо.
[indent] Но она снова целует меня в губы так нежно, что я даже растерялся. Словно ребенок, она нерешительно касается моих губ, а я не могу отстраниться, потому что позади меня была стена. Чувствую, как она прикладывает мою ладонь к своей груди и насильно сжимает ее своей маленькой ладонью, но я не чувствую ни капли возбуждения. 
[indent] - Хватит.
[indent] Моя голова была настолько холодной, что ни один образ в голове не производил должного впечатления. И когда на меня обрушивается град нежных поцелуев, а рука проникает под ткань футболки, мое терпение заканчивается. Я довольно грубо беру ее за руки и отстраняю от себя, но она не сразу обращает на это внимание, лишь сильнее прижимаясь ко мне своим телом, вероятнее всего, расценивая это, как ответную реакцию. Тогда я несильно сжимаю ее запястья и резко отталкиваю от себя, скидывая с кровати на пол. Благо, лететь было не так высоко.
[indent] - Я же сказал хватит, - довольно ощутимо повышая на нее голос, сказал я, - Что не понятно?

+2

17

[indent] Я уже совершенно отвык от таких разговоров. Взывать к моей совести, пытаться научить меня жить? Серьезно? Мне почти тридцать, а это треть жизни, если повезет. Но зная себя, свой язык и способность влезать во всякое дерьмо, могу с уверенностью сказать, что в общем-то позади уже большая часть моей жизни. Поздно. Ты хорошо воспитал меня, отец, но жизнь сложилось несколько не так, как ты желал для меня.
[indent] Я был искренне рад, что они в свое время завели второго ребенка. По крайней мере, они старались отразить на Одетт все, что не получилось со мной. Было грех жаловаться, ведь все детство и юношество, мы были обычной, среднестатистической семьей. Да, хоть я и был трудным подростком, однако совсем не тем, кем являлся сейчас. Сомневаюсь, что узнай родители всю правду моей жизни, продолжили бы любить меня так же искренне, как и сейчас. И если в матери я еще был хоть немного уверен, то косые взгляды отца этим вечером и двоякие вопросы, заставляли меня напрягаться.
[indent] Я только сейчас в полной мере ощутил, насколько устал за сегодняшний день. Драка, дорога, эмоции, которые и в обычные дни выматывали. Хотелось больше всего принять душ и лечь спать, с удовлетворенным осознанием того, что он сейчас действительно рядом. Настолько рядом, что стоит протянуть руку и почувствуешь, как бьется его сердце, услышишь сбитое дыхание, а на пальцах останутся влажные следы от слез. Все это так чувственно и трогательно, что смотря на себя со стороны, не сразу верится, в то, что подобное возможно. Вероятнее всего, виной всему два года, проведенные за решеткой. Два года, где день ото дня я думал о том, как все произойдет в первый день нашей встречи. Еще не прошло и двадцати четырех часов, быть может, поэтому вообще слабо верилось в происходящее. Но все было более, чем реально. Усталые мысли подсказывали о том, что Элмо спокойно спит в моей кровати и видит десятый сон, а еще немного и я тоже смогу впервые закрыть глаза спокойно.
[indent] Открываю дверь и она с трудом поддается, открываясь с характерным щелчком. Узкая полоска света из холла заполняет комнату, тусклым светом и я спешно закрываю ее вновь. Пересекаю комнату, попутно снимая с себя футболку и расстегивая ремень на брюках. – Живой? – Я скорее проверяю, спит ли он, чем действительно интересуюсь этим вопросом. Не останавливаясь, захожу в ванну и раздеваюсь, скидывая одежду на пол поверх одежды Элмо. Такие мелочи прочно захватывают мою голову и эти мысли пьянят, застилая глаза туманом. Эйфорией под струями воды, я смываю с себя усталость, но лицо по-прежнему щиплет от теплой воды. Выходя из душа, задерживаюсь возле зеркала рассматривая свое отражение, еле сдерживая себя от секундного желания разбить его. Сейчас мое лицо показатель моей слабости, а не наоборот. Желая заполучить парня, я прогибаюсь под ситуацией, что совсем не характерно мне и тому, как я привык действовать. Все дело в силе, грубым натиском можно заполучить что угодно, но сейчас приходилось действовать более хитро.
[indent] Я выхожу из ванной и тут же натыкаюсь взглядом на его фигуру. Стоя напротив окна, широко раздвинув шторы, разглядывает открывающийся ему вид и медленно курит. Он не поворачивается, но я понимаю, что мое присутствие не может оказаться незамеченным. Я тихо иду к нему навстречу, словно боясь кого-то разбудить. На прикроватной тумбочке с самого первого мгновения не замолкая вибрирует телефон и я подхожу ближе, обращая внимание на экран. Номер не определен. Однако, прекрасно понимая, что он прекрасно слышит вибрацию, вижу, как он полностью игнорирует присутствие дано техники. Не успев закончиться первый, как следом поступает новый входящий. Этот номер уже подписан и я вижу на дисплее, что звонит отец Эшли. И почему я решил, что все будет так просто. Забираю гаджет в руку и прокручиваю его пальцами. Как же это бесит, неужели нельзя просто успокоиться и отпустить его? Со злости кидаю телефон в открытое окно и наблюдаю, как он разлетается о кирпичную стену гаража, рикошетом отлетая на асфальт. Экран судорожно мелькает одной своей половиной, в то время как вторая половина пошла цветными разводами. Поджимаю губы в нервной злобе и крепко сжимаю второй рукой мокрое полотенце. И зачем я его вообще притащил с собой? Надо бы извиниться или хотя бы сказать что-то в свое оправдание, но, кажется, что он и без слов все понимает. Сдержанно, но шумно выдыхаю через нос и меня немного отпускает. Агрессия с каждым днем скапливается во мне все больше и все же ищет выход.
[indent] Клубы дыма медленно ползут вверх сизыми облаками и расползаются по всей комнате. В очередной раз ловлю себя на мысли, что ничего не испытываю к курящим людям. Ни ненависти, ни одобрения. Одна из немногих вредных привычек, которая обошла меня стороной. Но, пожалуй, лучше бы я курил, чем некоторые другие мои отрицательные качества.
[indent] - Значит, балет? – Завожу я ненавязчивый разговор, который он может прекратить в любую минуту. Стоя рядом с ним, смотрю в окно, наблюдаю, как айфон делает крайние попытки дозвониться, но вскоре меркнет черным экраном. Так-то лучше. – Никогда не видел подобного в живую. Да и щелкая каналы в ящике, не задерживался на подобных зрелищах. – Только сейчас понимаю, что у меня совершенно нет ничего общего с ним. Даже единой зацепки, которая бы нас объединяла, не считая пьяного налета и моего двухлетнего срока, который я отсиживал, неся ответственность за двоих. Эти мысли меня совершенно не радуют и окончательно портят и без того не очень хорошее настроение.
[indent] Обхожу его и становлюсь напротив, привлекая к себе его взгляд. – Смотри на меня. – Сейчас это кажется очень важным, мне просто необходимы объяснения, доказательства, да все что угодно лишь бы чувствовать, нет… знать, что все, что я делал, было не напрасным. Он делает очередную тягу, поднося руку к лицу, и я только сейчас замечаю, что на лице нет бороды. Так мне определенно нравится намного больше. Опускаю ладонь на его лицо и притягиваю к себе.
[indent] Этот поцелуй не похож ни на  один другой. Размеренный, словно впервые узнаешь партнера, пробуя его на вкус. Медленно осторожный, проверяя темп и скорость, а потом и вовсе задаешь свои. Я чувствую, как мой рот наполняют клубы дыма и я втягиваю их в себя, чувствуя, как легкие тут же сковывает от первой тяги. Нет, это, пожалуй, не мое. Поцелуй-доказательство, от которого кружит голова, или, быть может, всему виной сигаретный дым. Но сейчас этого определенно достаточно, чтобы ответить на свой вопрос. Нет, не напрасно. Сердце пропускает ритм и бьет обеспокоенный удар прямо в голову. Это не возбуждение, нечто похожее на трепет, но от этого чувства не менее тепло и я понимаю, что готов сломать еще не одну жизнь, ради сего этого. Я отстраняюсь плавно, но не смотрю ему в глаза, а куда-то в дальнюю точку комнаты, переосмысливая и раскладывая мысли по местам.
[indent] - Ты ушел из Феникса?– Эти догадки радовали своим присутствием. После той записки, после букетов, в голове постоянно роем крутились мысли о том, сколько похотливых извращенцев раздевали его в своих мыслях и мацали руками. А сколько не в мыслях? Жить с этими мыслями было сложно, спасало лишь то, что я успокаивал себя мыслями о том, что когда я выйду, все изменится. И по какой-то причине в моей голове даже не возникало мысли о том, что обстоятельства сложатся таким образом, где он не будет рядом со мной. – Почему? Мне казалось, тебе это нравится.
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Cole Cord (2017-09-18 23:03:48)

+2

18

[indent] Девушка с глухим ударом упала на пол и, кажется, я ее напугал. Я вижу, как она прикладывает ладонь к лицу, и на несколько секунд замирает, отчего я нервно перевожу дух. Раздражение назойливыми нитями сковывало мои руки и чувствую, как меня тянет закурить отчего я глазами ищу возможность сделать это. Однако через несколько секунд она так же мягко, словно кошка, поднимается на край кровати и садится рядом со мной, непринужденно складывая ручки на своих коленках и заглядывая мне в глаза. Боже, да что с тобой не так? Воистину сейчас я больше всего хотел, чтобы она оставила меня в покое и мягкое касание к моему плечу заставило нервно повести его в сторону. Неугомонная, настойчивая, капризная, избалованная, упрямая девчонка. Вероятно, у них в семье не принято реагировать на слово "нет". От этих мыслей даже проскальзывает мимолетная ухмылка, но лишь на секунду, пока я снова не слышу какой-то наивный вопрос от нее и не отвлекаюсь на характерный звук открывающейся двери. В светлой полосе из коридора я вижу знакомый силуэт Коула и облегченно вздыхаю, когда Одетт буквально ошпаренная отлипает от меня и садится на другой край кровати. Неужели боишься его? Впрочем, как не странно, но я тоже.
[indent]- Добрых снов, - на автомате и коротко бросаю ей я в тот момент, когда она спешно встает с кровати и направляется к выходу, как только фигура ее брата скрылась за дверью в ванной. Я устало провожу ладонями по лицу, радуясь, что все это закончилось и мне не пришлось ничего лишнего делать для этого, что могло бы сыграть против меня. Нервы были на грани, а она была настолько бледной, что я каждый раз рисковал сорваться в очередной приступ истерики. От накатившего чувства раздражения, источником которого была Одетт, я невольно ловлю себя на мысли, что выкурил бы разом пачку, а то и две за раз. Ведомый своей слабостью, я поднимаюсь с кровати, прихватив с собой сигареты и зажигалку, и направляюсь к окну. Широко отодвигаю шторы по краям окна и впускаю в комнату свет от уличных фонарей, что оранжево-желтым оттенком падал на мою кожу, делая атмосферу в комнате какой-то более уютной. Поворачиваю ручку и настежь открываю окно, ощущая, как в лицо еле различимым потоком обдает свежестью ночного города. Подношу пачку ко рту и ловко вытягиваю зубами оттуда сигарету, зажимая ее между губ. Откидываю металлическую крышку зиппо и голубой огонь с приятным запахом мятного бензина медленно поджигает сушеный табак. Я делаю первую тягу, прикрывая глаза от терпкого дыма, что разливался по моим легким долгожданной порцией губительного яда. Зажигалка глухо падает на табуретку, и я только сейчас замечаю, как отложенный мной на тумбу айфон разрывается от череды поступающих на него звонков. Но мне было совершенно все равно, более того, я даже не поворачиваюсь, когда понимаю, что это уже восьмой подряд пропущенный вызов. Вместо этого я наблюдаю за тихой ночной жизнью улицы спального района, снимая стресс хорошей порцией никотина. Пожалуй, я с детства любил ночное время суток. Меня всегда завораживали оранжевые огни фонарей и мне казалось тогда, что в этом есть что-то таинственное и пугающее, но от этого не менее завораживающе. Я помню, как в свои десять засыпал только под свет фонарей из окна, так как именно он был моим маяком в мире кошмаров, что снились мне почти каждую ночь. Стряхиваю пепел, протягивая руку за границу окна и слышу тихие шаги Коула за моей спиной, что направлялись ко мне навстречу. Я мысленно слежу за ним, не поворачиваясь к нему лицом. Чувствую, как он берет в руки айфон и ощущаю прилив злости, который он тут же старается компенсировать довольно импульсивной выходкой. Вижу, как мой телефон летит за пределы комнаты, на улицу и я с завидным спокойствием слежу за тем, как шестерка впечатывается в стену соседнего дома. Он со звонким звуком падает на асфальт, продолжая настойчиво напоминать мне о том, что мне стоит взять рубку. Прищуриваюсь, делая очередную затяжку и понимаю, что поступил бы так же, если бы у меня на это хватило бы смелости. Слышу, как он шумно выдыхает, а потом слышу его вопрос, что был ожидаем и вполне логичен. Сейчас я, почему-то, был настроен на разговор с ним, так как в укор себе понимаю, что до этого момента мы слишком мало общались.
[indent]- Да, балет, - спокойной отвечаю я на его вопрос, выпуская в воздух очередной клуб дыма, буквально сразу растворившегося в оранжевом свете ночи, - Я бы пригласил тебя в театр на тренировку или представление, но не думаю, что это было бы тебе интересно.
[indent]Я ведь на самом деле понимаю, что ему до этого нет дела. Я понимал, насколько он и его семья далеки от подобного, поэтому сразу же в голове всплывает вопрос его отца: и что же у меня общего с Коулом? А ведь действительно, что? Кажется, мы настолько не похожи друг на друга, что я готов был поклясться, что не найду и одной вещи, что нас объединяла. 
[indent]Он обходит меня и становится напротив, весьма требовательно просит поднять на него взгляд. Я медленно перевожу его с окна дома напротив прямо на него, упираясь им прямо в его лицо. Я не знаю, какие эмоции сейчас выражал мой взгляд, но я был точно уверен, что по сравнению со всем остальным днем, я чувствовал себя на удивление неплохо и спокойно. То ли это действие сигареты, то ли это его присутствие. 
[indent]Когда его рука касается моего лица, я делаю последнюю затяжку и в блаженстве прикрываю глаза, чувствуя, как расслабляющая волна проходит по моему телу. Он слегка тянет меня вниз и я не думая наклоняюсь к нему, встречаясь с ним в поцелуе. У нас их было не так много, а первого, который призван быть чувственным и нежным, таким, каким его в голове рисуют многие влюбленные пары, не было совсем. Были страстные, были пошлые, те, которые обычно являются неотъемлемой частью секса. Но такого, что я сейчас чувствовал у себя на губах, у меня еще не было. Отвечаю ему так же неспешно, довольствуясь каждой секундой, проведенной в этом мгновении. Если бы два года мне сказали, что я вот так буду стоять в его комнате, и целовать его, словно в первый раз, я бы сказал, что это невозможно... Чувствую, как не успевшая зажить ранка от разбитой мной губы под еле ощутимым натиском моих губ лопается, и я ощущаю на своем языке вкус его крови. Соленый и металлический. Вкупе с сигаретным дымом она еще удивительнее на вкус.
[indent]- Прости меня за это, - говорю ему почти шепотом в губы, как только он плавно отстраняется от меня, и мягко провожу большим пальцем по его нижней губе, стирая выступившую капельку крови. Только сейчас понимаю, насколько я был не в себе, раз позволил себе такое. Смущенно отвожу взгляд снова на уличный фонарь, поджигая вторую сигарету вслед за выкинутым на улицу окурком. Я слышу его вопрос и надеюсь, что он правда интересуется не просто так и его интересует моя судьба на самом деле. Я немного медлю с ответом, задумчиво вглядываясь в тлеющий табак сигареты. И принимаю решение, что буду искренним, и пускай я в будущем об этом пожалею, но...
[indent] - Да. Я ушел оттуда, когда встретил Эшли, но на многие вещи, которые изменили мое отношение к этому месту, открыл мне глаза именно ты, -  скидываю пепел и снова затягиваюсь, выпуская дым в противоположную от него сторону, - Я всю жизнь занимался бальными танцами, но в семнадцать лет я покинул родной город и так вышло, что моим новым домом стал Спринг. В моем кармане не было и цента, а единственное, что я умел это танцевать и держаться на сцене. В этом городе не было театра, так что у меня просто не было иного выхода, кроме как работать там. Мне было всего восемнадцать на тот момент, как мы встретились, ты знаешь. К тому времени я работал уже год в Фениксе и меня взяли работать туда только потому, что в этом мне помогла моя подруга. Может быть, ты помнишь ее, она была со мной в тот день, когда нас задержали. Ты наверное думаешь, что я шлюха, или, по крайней мере, был ею на тот момент.., - я замолчал, делая новую тягу. Мой голос все это время был спокойным, как и я сам, пусть и немного заторможенным, в силу моего состояния. Выдержав недолгую паузу, я продолжил, - Но ты был первым и последним клиентом, с которым я позволил себе что-то подобное. Подарки, цветы, фанаты, воздыхатели, почитатели - все меня это интересовало намного меньше, чем ты думаешь. В тот вечер я выпил немного, но мне этого было достаточно, чтобы перестать трезво оценивать ситуацию. Мне вообще нельзя пить, так как в этом состоянии я во многом не отдаю себе отчет, что я делаю. Так что не думай, что мое желание по отношению к тебе было связано с деньгами или каким-то образом с тем, что ты не знал обо мне правду. В трезвом состоянии я бы себе такое никогда не позволил. А еще я помню, ты спросил меня как-то, часто ли я кончаю без рук, - я невольно усмехнулся, вспоминая обрывками из памяти тот вечер в гримерке, - Я тогда тебе ничего не ответил. Так что отвечу сейчас - не часто. В тот вечер это было в первый раз и то, наверное, потому, что у меня давно никого не было и я был слишком пьян. Не думай, что я перед тобой оправдываюсь. Я просто посчитал нужным тебе сказать все это, так как давно хотел.

+2

19

[indent] - Не смей, - тихо, но твердо. Перехватываю его руку, уверенно обхватывая запястье пальцами, но стараясь не причинять дискомфорта. - Никогда не смей извиняться за то, что защищал честь семьи или свою собственную. – Главный урок, пожалуй, который я могу дать ему, даже не смотря на пропасть различий между нами. – Даже если был не прав. И даже передо мной. – Добавляю я в конце, дав понять, что этот случай был из последних уточнений. Выпускаю его руку из своей, но он, кажется, не акцентирует на этом внимание и мы продолжаем диалог. В данном случае это им и являлось.
[indent] Он рассказывает про жену, от чего внутри что-то неприятно шевелится и подталкивает выбить из его головы не только воспоминания о тех двух годах моего отсутствия, но и сделать так, чтобы он никогда более не вспоминал этого имени, не говоря уже о том, чтобы произнести его вслух. Интересно, насколько нужно избить человека, чтобы вызвать у него амнезию?
[indent] Его голос мягко заполняет тишину комнаты и я понимаю, что за все свою жизнь тут не было более длинных диалогов в ней. Ни с сестрой, ни с бывшей, ни тем более с кем-либо еще. А если быть совсем откровенным, то я так и не смог вспомнить, чтобы мы вот так разговаривали о чем-то. На третье свидание, когда он пришел ко мне, я особо не слушал его, прокручивая в голове свое похотливое желание к нему и воспоминания предыдущих двух. Невзначай кидая ему фразы, я слышал только отрывки его монолога. Тогда он разбирал меня по составляющим: Грубый, резкий, невыносимый. Слушать его желания было не много, а потому хотелось поскорее заткнуть его рот поцелуем, но к моему великому разочарованию этого так и не произошло. Мягкий невесомый на прощание, который своим присутствием кричал о том, что это была последняя встреча. Знал ли ты, как мне хотелось сломать тебе ноги в тот день, чтобы ты не смог уйти? В этот раз все было несколько иначе. Он рассказывал о себе и хоть, откровенно говоря, это мало меня интересовало, я все же вслушивался в каждое его слово. И почему мы не разговаривали раньше? Ах да, нам просто было некогда. Мне просто было не до этого. Его голос спокоен, с легкой нотой усталости, которая навалилась не на него одного в этот день, и мне не хочется перебивать его. Сейчас меня мало волновало то, о чем он говорил, важнее всего было то, чтобы он продолжал это делать. Его голос действовал на меня, словно таблетка успокоительного. Больше не хотелось спуститься вниз добивая бедный телефон, не хотелось вместе с тем уничтожить звонящий, да и вообще агрессия шумным отливом отпускала скованное тело. Сам факт его присутствия рядом избавлял от большинства мыслей, которые раздражали меня последние два года. Сейчас рядом, сейчас, курит, сейчас со мной, вместо тысячи догадок о том, на каком члене прыгает его задница в данный момент.
[indent] - А если бы ты только сосать умел, на панель бы сразу, минуя клуб? – В моих словах нет издевки, я лишь хочу показать ему то, как его звучат в моей голове. Да, мне никогда не понять тех, кто покидают свои дома в таком возрасте, но и моя жизнь далека от понятия нормальной, стоит только капнуть чуть глубже идеальной семьи, которую он имел шанс наблюдать сегодняшним вечером. Слова об особенности, а точнее о удачно сложившихся обстоятельствах, звучат так же как и остальные. В голосе ничего не дрогнуло и интонация не изменилась, но я все же произношу то, о чем думаю в первую секунду после того, как он произносит это в слух. – Хотелось бы верить, но нет. – Эти слова, быть может, и выглядят укором, но такими не являются.  – Знаешь, у меня телка была лет в шестнадцать, -  я провожу вдоль губы пальцем и коротко смотрю в его сторону, после чего вновь отворачиваюсь в сторону окна. – Так вот она мне по ушам ездила несколько месяцев, что я у нее второй. Только потом оказалось, что чей только хуй нашего района в ней не побывал. – Лаконично намекаю, на то, что в его словах мало истины, по крайней мере на мой взгляд. – А с тебя ведь даже целку не сорвешь. – От понимания гейства в своих словах, вновь начинаю раздражаться, злясь на самого себя, что поднял эту тему. Ебанные выблядки, предпочитающие еблю в зад.
[indent] Вновь смотрю в его сторону, поджимая губы, и еле сдерживаю себя, чтобы не сказать ему какую-нибудь грубость. Пока бы уже смириться с тем, что обстоятельства сложились подобным образом, но я до сих пор не могу простить ему его эгоизм. Ведь то, что мы сейчас стоим тут, вот так разговаривая не пойми о чем, является результатом той ночи. Набираю в грудь воздух, но заставляю себя замолчать, даже не начиная разговора. Как бы то ни было, все так, а раз уж во всем виноват он, то и расхлебывать это дерьмо, ставшее постоянным спутником моей жизни, он будет тоже вместе со мной.
[indent] То, что именно сейчас он отвечал на вопросы двухгодовой давности было необычным. Подобное вызывало во мне противоречивые чувства, с одной стороны то, что он до сих пор помнил все в деталях или подобное, с другой – тот факт, что тогда-то он решил проигнорировать их всецело. - Что изменилось? – Мне не хочется гадать и я задаю вопрос вслух, а потом, понимая, что вопрос выдернут из контекста моих мыслей, поясняю его, - Ты говоришь, что давно хотел рассказать мне об этом, что изменилось? Почему именно сейчас?
[indent] Задумываюсь о его рассказе. И ведь действительно, сейчас мне бы хотелось верить в то, что он говорит правду. – Оргазм без внешних стимуляций… - делаю паузу, подбирая правильно слова, - у пидоров, это ведь лучший комплимент партнеру? – Предложение выходит корявым, как и сам вопрос. Я знаю ответ на него и, в общем-то, задаю его не для того, чтобы он что-то добавил на эту тему. Наверное, именно сейчас самое время рассказать о том, что для меня это было тоже впервые, а потом и второй и третий раз в жизни, но мне совершенно не хочется делать на этом акцент. Нытье о том, что он поломал мне жизнь, окончательно свернув башню, даже в моей голове звучит омерзительно, и уже тем более я не собираюсь произносить это вслух. Мне хочется, чтобы он продолжал свой монолог. Вслушиваться в его слова, ощущать его присутствие, это охлаждает голову, а потому задаю ему очередной вопрос. – Как так вышло, что все же девушка? Отсутствие члена у твоей жены меня несколько удивило. - Все в целом, не представляет какую-то важную информацию, мне отчасти даже интересно то, о чем он говорит, но слишком далеко или не привычно для моего понимания. Все эти подробности я не раз прокручивал в своей голове, не единожды выстраивал наш диалог в своей голове и у него было множество вариантов, но ни один из них не совпадал с реальным.
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Cole Cord (2017-09-20 07:45:00)

+2

20

[indent] Сложно сказать, на что я рассчитывал, когда рассказывал ему все это. У меня сейчас было странное состояние, граничащее с желанием молчать и без остановки говорить, неважно, о чем. Зияющая дыра внутри меня, как бы банально и избито это не звучало, требовала хоть  какой-то подпитки извне для того, чтобы не дать мне и моему сознанию окончательно кануть в безбрежное море уныния. Совсем неважно, как он отреагирует, главное, что мне станет многим легче.
[indent] - Клуб это не бордель, - не без иронии замечаю я, но смысл его слов был мне понятен. Я прекрасно понял, что он имел ввиду, но не стал особо зацикливаться на этом, так как просто не видел смысла. Я понимал, что в его глазах я, наверное, выглядел трудным подростком, который ушел из своей семьи ради какого-то самоутверждения, но доказывать обратное мне совсем не хотелось. Более того, я вообще не хотел вспоминать о семье, а потому просто добавляю, - Тебе просто повезло, что у тебя есть семья.
[indent] Делаю затяжку, складывая руки в замок на груди. Ночью в городе было прохладно, поэтому легкий свежий ветер почему-то заставил меня поежиться. Слушаю его историю про девушку и легко улыбаюсь, когда он очередной раз намекает мне на то, что я шлюха. Наверное, я настолько привык от него слышать подобное, что это уже не производило того эффекта, что раньше. За два года, пока мы не виделись, я о многом думал и все, что было, давно потеряло для меня ту яркую окраску, что была в прошлом, стираясь и превращаясь лишь в блеклое подобие оригинала. Слова задевали меньше, да и я, честно говоря, сейчас ко многому относился иначе. Поэтому я просто промолчал. Доказывать ему что-то обратное совсем не было смысла, да я и не хотел. Если бы этот разговор состоялся два года назад, я бы, конечно, горячо бросился доказывать ему обратное, ведомый несправедливостью  и обидой за сказанные слова. Но сейчас все было подругому.
[indent] Я не двигался с места, все так же продолжал стоять напротив окна, вбирая в легкие смоль от любимых сигарет. Думаю о том, что Эшли бы, наверное, не одобрила мое пристрастие к вредной привычке, что сейчас грозилась набрать обороты даже хуже, чем в прошлом. А потом я вспоминаю, что, собственно, мне должно быть глубоко на это насрать. Поэтому я закуриваю в третий раз, игнорируя все разумные и неразумные доводы против курения в моей голове.
[indent] - Что изменилось? - спокойно произношу я и задумчиво провожу рукой по подбородку, в привычке пытаясь ощутить под пальцами бороду. Однако осознание того, что ее там уже нет, приходит ко мне не скоро. Перевожу взгляд на его спину и думаю, говорить ему правду или же нет. Минутная заминка и я чувствую, как что-то внутри меня явно наталкивает на желание умолчать. Я степенно стряхиваю пепел и, немного помедлив, все же решаюсь, - Изменилось мое отношение. Сейчас мне все равно. Но я посчитал нужным сказать это, просто потому, что когда-то давно слишком много думал об этом. 
[indent] Усмехаюсь, когда он говорит про "комплимент". Я до сих пор понятия не имел, сколько ему лет, но иногда мне казалось, что он словно ребенок, насколько нелепыми бывают его предположения. Будь я в ином состоянии, обязательно сказал бы что-то в стиле - откуда тебе знать, как оно у пидоров, ведь ты гетеро - но даже тогда бы я сто раз подумал, прежде чем произнести это в слух. Я ведь знаю, что у тебя проблемы с головой, парень, а нарываться я не хотел. Поэтому, пожав плечами, я всего лишь говорю:
[indent] - Если тебе приятно так думать, то да.
[indent] – Как так вышло, что все же девушка? Отсутствие члена у твоей жены меня несколько удивило. 
[indent] - Потому что я не гей. Для меня не главное наличие или отсутствие того или иного органа в человеке. Наверное, это сложно для твоего понимания, но люди не делятся только на пидоров и не пидоров, а чувства можно испытывать ко обоим полам, - я не уверен, что он меня понял, поэтому я, выдержав паузу, добавляю итог, - Я одинаково испытываю симпатию и влечение как к женщинам, так и к мужчинам. 
[indent] Невольно вспоминаю инцидент с Одетт, раздражение от которой уже сменилось тупой безразличностью. Я поворачиваюсь, облокачиваясь бедром о подоконник, пуская в воздух клуб дыма. Сколько можно курить?
[indent] - Пока тебя не было, ко мне приходила твоя сестра. Я не знаю, что у нее было в голове, но должен сказать, что настойчивость это у вас семейное. 

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-09-20 12:30:13)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и неужели на этом все?