внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Keep your head up, my love


Keep your head up, my love

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК САКРАМЕНТО | 2/09/2017 | РАННЕЕ УТРО

Jackson Hawk&Jürgen Meyer
http://s3.uploads.ru/btO4D.gif http://s8.uploads.ru/RvTxl.gif
The Lumineers - "Stubborn Love"

Осень началась с жары, изнуряющей тренировки в спорт-зале и нового напарника, кажется, уже четвертого за этот год. Юргену было абсолютно все равно, кто из ребят провинился настолько, что их поставили вместе патрулировать улицы, он просто собирался выполнять свою работу, как умел. Кто же знал, что шеф по незнанию вверит его заботам новенького, который, может, только перевелся в участок, но уж точно не впервые возник рядом с Юргеном.
Если судьба неоднократно сталкивает тебя нос к носу с одним и тем же человеком, может, стоит задуматься и смириться с его наличием в твоей жизни?

+1

2

...конечно, он знал, что Мейер работает в этом участке. Откуда? Хрен его знает, само как-то пришло, не то обмолвился кто из местных, не то случайно на страничку в фейсбуке заглянул (оно само, правда, Фейсбук предложил "Вы можете его знать", а он просто случайно ткнул, желая прокрутить объявление), а может и из бывших сослуживцев кто ляпнул, узнав о переводе "о, так это ж ты с Маргариткой служить будешь!", а может всё вместе, и Джей каждый раз стрррашно удивлялся. Удивлялся, возмущался, подавлял накатывающую волну жаркого гнева, чуть активнее молотил грушу и мониторил окружающую обстановку в поисках блондинистой макушки. Макушки не было, Джекс облегченно выдыхал и пытался не обращать внимания на сидящую на груди огромную жабу, мешающую дышать.
А теперь - вот тебе на - белобрысая макушка (и не потемнел, сука) вместо того чтобы замаячить сначала хотя бы в прицеле, возникла сходу за плечом штабного лейтенанта и здрасте-мордасте, ваш новый напарник, офицер Хоук, счастливого Рождества, Хануки и дня космонавтики, что вы там празднуете.
Когда приступать? Так вот уже, вы же опытный коп, хоть у нас и недавно, сориентируетесь, и Мейер расскажет все что вам надо знать о вашем районе.
"У меня две контузии, - мрачно думал Хоук, натянуто улыбаясь Мейеру, пока летеха трещал что-то о важности профилактики, проблемных точках района и лучших закусочных на маршруте, - Извините, сэр, в ушах звенело и я ничего не слышал, понимаете, так бывает когда лежишь под танком, БДЫДЫЩЬ, и вот мы с моим верным слоном Буцефалом уже штурмуем Багдад, я просто не понимаю как это произошло, он сам ударился о мой кулак, сэр, сорок восемь раз, эти фрицы такие настырные, знаете, я всегда был против насилия, сэр, моя винтовка стреляла только ромашками и мыльными пузырями. Сэр".

Летеха пожелал удачи и исчез в недрах участка - звенящего телефонами, галдящего сотней разных голосов и пропитанного запахами утреннего кофе и свежей выпечки. Мейер остался. Хоук нарисовал вокруг дикий запад, перекати-поле и тянущуюся к кобуре с револьвером руку. Но в руке была только чашка с кофе, а вокруг - слишком много свидетелей.
"Здравствуй, Мейер, чтоб ты сдох".
М-м, нет, так себе приветствие.
"Что, курва белобрысая, рад меня видеть?!"
Тоже нет.
Мы же профессионалы, етить твою налево, как бы не хотелось проорать в эту самодовольную морду все накопленное - нельзя. Потому что - зачем? Дышим глубоко и вспоминаем заветы мадам мозгоправа. Улыбаемся и пашем. Должно попустить, рано или поздно.
- Я полагаю, изображать радость от нового знакомства не имеет смысла, - по улыбке Джексона со стороны можно было бы предположить что он невероятно рад новому напарнику, но вблизи взгляд таким добрым не казался. А вот шальным и обещающим "веселье" - да, - Каков план, напарник?..
Кофе обжигал. Чужой взгляд, по ощущениям, тоже.

Отредактировано Jackson Hawk (2017-10-05 23:19:32)

+1

3

Сейчас Юргену казалось, что все вокруг знали о том, кто достанется ему в напарники, кроме него самого. Обрел смысл тот сочувственный взгляд, который бросил на него партнер по спаррингу в зале (да, причина была вовсе не в том, что он пропустил болезненный удар в челюсть), хорошенькая девушка-бариста в кофейне сделала ему двойной эспрессо с сахаром вместо обычного за ту же цену исключительно, чтобы подсластить дурную новость (а совсем не потому, что голубоглазый офицер нравился ей давно), а шеф потому не особо сильно распекал перед планеркой, хотя Юрген умудрился расквасить нос горе-хуйдожнику, разрисовывающему дома мирных граждан мужскими половыми органами (и ладно бы красиво разрисовывал, а то смех один). В общем, все были в курсе, а он, Мейер, сейчас выглядел, как полный дебил, пытаясь сохранить нейтральное выражение лица, а то мимические мышцы уж сильно хотели превратить каменную физиономию в шакалий оскал.
"Какие, мать его, люди".
Юрген с мрачной иронией подумал о том, что шеф уж точно мог бы копнуть биографию этого новоиспеченного напарничка поглубже и выяснить, когда же они встречались, но хитрый сучара даже не подумал поставить своего подчиненного в известность чуточку раньше. То ли действительно не копал (хотя отличался удивительной въедливостью), то ли просто решил посмотреть, что из этого выйдет и кому-таки боком.
- Что, неужели ты не рад видеть меня после такой долгой разлуки? - уголок губ дернулся, но Юрген так и не улыбнулся, просто продолжая сверлить Хоука взглядом. Увы, тот не растворился и даже не стал чуть бледнее. Если это сон, то очень хуевый. - План таков, напарник. Ты сидишь на жопе ровно, не высовываешься, никуда не лезешь и, по возможности, не говоришь. Именно тогда наша с тобой совместная работа принесет нам обоим исключительно взаимное удовольствие.
Про себя Юрген отметил, что удовольствие ему сможет принести разве что возможность переехать Хоука патрульной машиной. Пару десятков раз. Мечты-мечты.
- Допивай, буду ждать тебя у машины.
Мейер порывисто развернулся, чтобы не наговорить прям тут новому напарнику гадостей, решив отложить все колкие фразы на потом, пребывая в мрачной уверенности, что они уж точно пригодятся. Пожалуй, он был слишком удивлен, чтобы открыто демонстрировать свое раздражение, хотя эффект "внезапности" продлится совсем недолго, увы.
У патрульной машины он закурил, с удовольствием затягиваясь так глубоко, что в легких закололо от дыма. Сейчас они снова слово поменялись местами - Юрген был тут уже не желторотым новичком, а вот Джексон только перевелся, что, впрочем, не давало ни одному, ни другому никаких преимуществ.
"Если он вспомнит мое армейское прозвище, я врежу ему. И меня оправдают по всем статьям".
- Маршрут сегодня длинный и крайне нудный, так что запасись терпением, - если обращаться с Хоуком, как с обычным напарником (мудаковатым, правда, но кто сейчас не без греха), то, возможно, удастся забыть то, что они когда-то были очень близко знакомы. Еще, мать его, в школе. Кто вообще запоминает такие бредовые школьные истории? Ну, кроме идиотов, вроде их.

+1

4

"Очень, блядь, рад, сейчас обосрусь просто от радости", - мысленно ответил Хоук, постаравшись чтобы весь сарказм из его мыслей был виден на лице и во взгляде.
"Почти не изменился - все так же хочется вмазать".
"Ну ты наел пачку, красава, ваще".
Фу, Джексон, фу, плохой мальчик.
Дэйзи выдал тираду о "сидеть на жопе ровно" и смылся, оставив новоиспеченного напарнике допивать кофе. Сначала Хоук, даже не изменившийся в лице (хотя челюсть немножечко сжалась, атмосфер, эдак, на пару), подумывал впасть в прокрастинацию, выпить не одну, а две или даже три чашки кофе, но в поединке между "сделать свою работу хорошо" и "выбесить Мейера" первое выигрывало со значительным перевесом. Старые счёты старыми счётами, но он был слишком хорошим копом для такой херни.
Глупо было думать, что Мейер забудет...
...наряд на КПП. Рядовой Мейер.
...дежурство по штабу. Мейер.
...пеший патруль по базе. Мейер.
...дежурный посыльный, наряд на сутки, Мейер.
Патруль за периметром? Выход к временной огневой точке? Охрана медпункта батальона? Сопровождение эвакуации? Разведвыход? Захват информатора? Контратака? Хуй тебе, а не "Мейер". 
Берег тебя, солнышко ты ебаное, как мог.
Фу, Джексон, отставить сарказм.
Никак не могу отставить сарказм, товарищ внутренний голос. Свихнусь.

Юрген тянул сигарету у машины. В ноздри ударил резкий запах табака: сам Хоук давно бросил (ну то есть по пьяни, бывало, выкуривал до сих пор парочку, но на трезвую голову курево воняло адски). Наморщил нос, неприязненно и неприкрыто рассматривая "нового" напарника.
А и вправду почти не поменялся. Да, уже не настолько вызывающе-отвратительно-тошнотно-арийски-смазливый. Заматерел, типа. Накачал морду. Ага. Но все равно очень... Мейер.
Воспоминания, вас не звали, давайте без школьных травм.
И все же, когда Джей садился в машину, то практически чувствовал отголосок того гадкого, липкого, бессильного отчаяния, что семнадцать лет назад. "Меня будут бить и я ничего не смогу сделать, их много, я один, и сопротивление их только раззадоривает", и вся злость и все силы исчезают, стоит вспомнить - из-за чего. "Это называется предательство, дорогой Джекс, самое что ни на есть настоящее, просто попробуй это пережить и не думать, почему, ПОЧЕМУ он даже не стал говорить с тобой после". Впрочем, сейчас это больше не имеет никакого значения. Это тогда "люди - бляди, а ещё иногда мудаки и редкие трусы" было открытием, а сейчас - пхах, аксиома.
Он стиснул зубы, мотнул головой, прогоняя дурные мысли. Помогло. Правда, приложить "напарника" лицом о приборную панель захотелось с новой силой.
- Длинный и нудный маршрут, - не слишком убедительно изобразил радость Хоук, глядя на Юргена, - Это же то, что надо, чтобы заново наладить контакт, - судя по улыбке, ничего хорошего это "заново" и "контакт" не сулили, - Вези, Мейер. Рассказывай. Что тут у вас да как.

+1

5

Хоук смотрел волком ("что, не нравится запах дыма или ты действительно НАСТОЛЬКО не рад меня видеть?") и это было даже хорошо. Чертовски хорошо, если хотите знать. Юрген на секунду представил, что было бы, если бы даже наедине его бывший сослуживец строил из себя дружелюбного напарника, делая вид, что между ними воцарился мир и дружба, и его чуть не вывернуло прямо на капот патрульной машины. В конце концов, он взрослый мужик и вполне сможет перенести всю эту хуйню без ложной скромности. Нечего миндальничать, если с завидной регулярностью возникает желание пристрелить человека, который твою спину будет прикрывать, если что.
Добро пожаловать в реальность, так ее растак, Мейер. С этого момента можно рассчитывать только на себя и ни на кого больше.
Не то чтобы он вот так прям полагался на других своих напарников, но тут просто клинический случай.
Юрген не следил за дальнейшей судьбой Хоука, но почему-то предполагал, что у того найдется парочка наград ("конечно, это тебе не на базе сидеть, мудак") и какая-нибудь травма. Не зря же он завязал с армией и ушел в полицию. Нет, шеф не подложил бы ему такую свинью, так что вряд ли что-то серьезное... Хотя Хоук всегда был немного того.
В машине сразу стало попривычнее и даже спокойнее, хотя присутствие Джексона рядом немного напрягало. Ну как напрягало... Мейер ловил пару раз на себе его тяжелый взгляд, в котором читалась открытая неприязнь и обещание долгого и веселого сотрудничества, которое ему точно не понравится.
- Может, хватит на меня пялиться так? Или ты все еще не веришь в свое счастье? - Юрген махнул в окно еще одному патрульному копу, который неспешно проверял свою патрульную машину, и завел мотор. "Сейчас покатаемся, распугивая всех местных торчков своими мрачными рожами".
Телефон в кармане завибрировал и Юрген полез за ним, выворачивая руль и выезжая на еще неоживленную в это время дорогу. Звонила бывшая жена, так что он решил, что на сегодня плохих новостей достаточно, а потому нахал кнопку отбоя и бросил телефон на заднее сиденье. Обычно, во время дежурств его никто не беспокоил, так что к черту их всех. Еще одного выноса мозга он не выдержит, а день обещает быть очень длинным.
- Избавь меня от любого налаживания контакта, будь так добр, - это прозвучало не как просьба, а как обещание больших проблем в случае игнорирования данного высказывания. - Не думаю, что ты не в курсе, чем мы тут занимаемся, потому что вряд ли ты увидишь что-то новое для себя. Ну а если-таки не в курсе, то у меня для тебя плохие новости. Откуда ты там перевелся?
Иногда Мейер немного завидовал коллегам, у которых все хорошо складывалось с напарниками. Брайан и Сэнди вон дружили без малого пятнадцать лет, регулярно ходили друг к другу в гости, были крестными детей и вообще вместе собирались на пенсию. Не то чтобы у него самого не завязывались дружеские отношения с напарниками, но близко никого Юрген не подпускал, а с Хоуком... Тут, скорее, максимум, к чему они смогут прийти - медальки с надписью "они не убили друг друга за смену". Будет сложно. Чертовски сложно, если хотите знать. Как будто у него мало проблем в жизни, чтобы добавлять еще одну, тянущуюся еще с самого школьного прошлого.
Мейер раздраженно мотнул головой, отгоняя ненужные воспоминания, которые были ни к месту ни сейчас, ни в какое другое время, но все равно назойливо лезли в голову.
- Угол местных торчков, - куда проще рассказывать об особенностях работы, чем копаться в собственных мыслях. - Гоняем по возможности, если кто-то трется тут, но это ближе к вечеру. Портят красивый вид, понимаешь ли. И туристов распугивают.

+1

6

В принципе, - думал Хоук, анализируя ситуацию с другой стороны, - Не такое уж было глупое решение поставить нас напарниками. Друг другу в смену морды бить мы не станем, но горе тому преступнику, который попадётся под горячую руку. А "под горячую руку" будет каждый, сука, божий день.
Одно он понимал точно: вечно эта холодная война продолжаться не может, так что придётся искать варианты комфортного со-существования.
...эм. Нет. Просто - нет.
Самый вероятный вариант - они так достанут друг друга, что шефу придётся признать свою ошибку и развести их подальше, вопрос в том, кто и что при этом получит в личную характеристику.
"Стрелять бронебойными по ногам. По голове бестолку. Мозга нет. Не вернули, ошиблись порядковым номером, не прижился".
Джексон молчал, всматриваясь в знакомо-незнакомые улицы города. Он не родился здесь, но считал родным городом скорее Сакраменто, чем Чикаго. В Чикаго он мало что видел кроме пригорода и поездов, уносящихся к огням, толпе и, как тогда казалось, лучшей жизни.
- Как мне ещё на тебя смотреть, Мейер? - устало осведомился Хоук, глядя на изрисованную граффити стену. Возможно, под вытянутыми кислотным кайфом рожами, когда-то было его имя и пару ругательств. Кажется, это по этой улице он ходил к миссис Бисконти на фортепиано? Нет? Черт, давно это все было, - С любовью и благодарностью? Нравится тебе это или нет, но я люблю свою работу и собираюсь делать её хорошо. Даже при учёте твоей задницы на водительском сидении.
Он помолчал, запоминая маршрут, указанные точки и обдумывая варианты ответа, которые не включали бы слов "курва", "сучка белобрысая", "выебу в ухо берцем без шнурков".
- Я работал в ЛА. Много туристов. Много гастролёров. Много знаменитостей и налички, - он говорил отрывисто, коротко, держа Мейера в поле бокового зрения: светлый ёжик, ухо, сжатые челюсти, хмурится, - дохера грабежей, квартирных краж,  карманников, домогательств, изнасилований. Убийств, тоже, да.
"А ещё я готовился к экзамену на детектива, но его пришлось отложить как раз из-за убийства, не предотвращенного в Сакраменто. Эти малолетки не планировали ограбление заранее. Я читал. Они зашли в аптеку на углу, напугали продавца, но расплатились, и тот не позвонил в полицию. Они шли пешком, по дороге переворачивая мусорные контейнеры. Никто не вызвал полицию. Они прицепились к даме у заправки, но оставили её в покое, когда хозяин пригрозил ружьем. Он тоже не вызвал полицию. Зачем. У него есть ружье и он решил проблемк. Только вот у Хоуков ружья не было.
- Давно работаешь в полиции? - даже не налаживание контакта, профессиональный интерес, можно сказать.

+1

7

- Можешь просто не смотреть, чтобы еще больше не портить себе настроение, - водить Югрену никогда не нравилось, но частая смена напарников буквально вынуждала его раз за разом садиться за руль и чуть ли не проводить обзорные экскурсии. Да и уверенным на сто процентов в собственной безопасности он чувствовал себя только тогда, когда сам сидел на водительском месте. Если они с Хоуком доживут до того момента, когда Мейер уступит руль, то это будет очень и очень не скоро. - И давай отбросим эти душещипательные речи на тему любви к своей работе. Все мы тут, потому что любим ее и готовы выполнять ее хорошо.
"Тут тебе не армия, куда некоторые приходят за деньгами, хотя в душе не ебу, что ты там делал и так уж тебе были нужны эти деньги".
Интересно, если он погуглит, то сможет найти ответ на вопрос "о чем говорить с человеком, с которым у вас сложилась годами формировавшаяся взаимная неприязнь, если вы заперты с ним на всю смену в патрульной машине?" Что-то Юргену подсказывало, что ссылок будет не огромное количество.
- Тогда тебе будет тут привычно и, возможно, попроще. Тоже полно всякого мусора, от которого можно избавиться только ощутимым пинком под зад, но у нас же это, мать вашу, не приветствуется, - Мейер скривился, раздраженно прикусывая губу, и принялся шарить в карманах в поисках сигареты, но спустя пару секунд отказался от прежней задумки и просто приоткрыл окно. Он сделал в памяти зарубку, чтобы потом не забыть поинтересоваться у офицеров с чего это Хоук перевелся из ЛА, там-то уж точно перспективы были повеселее, чем тут. Неужели накосячил?
- Прилично. Больше шести лет, - он не думает, что Джексону действительно интересно, но отвечает больше из вежливости, ну и чтобы вопрос не повис в тишине, хотя через открытое окно в салон проникают звуки города, а рация периодически издает шипение, больше напоминающее дыхание маньяка с астмой в телефонную трубку. - А ты?
Взгляд цепляется за тоненькую фигуру в потертых джинсах и великоватой размера на три явно мужской рубашке в клетку. Юрген притормозил (возможно, слишком резко, но у него сейчас нет никакого желания справляться о мнении Хоука на этот счет) и открыл окно сильнее, высовываясь и окидывая цепким взглядом светлых глаз девочку-подростка с копной светлых волос и веснушками на кончике носа.
- Здравствуй, Лина. Почему сегодня не в школе? - кажется раздражение из его голоса практически выветрилось, остался только вежливый интерес и какая-то толика заботы.
- Отец вернулся из клиники, офицер Мейер, - девочка склоняет голову ниже и Юрген готов поклясться, что она прячет синяк на скуле, - нужно купить Софии поесть, не хочу оставлять ее надолго одну.
- Я заеду сегодня после смены... или минут через сорок. Возьми ее, погуляйте где-то часик, - на сей раз Мейер достает сигареты и прикуривает уже тогда, когда они трогаются с места. - У нее отец - буйный наркоман, уже второй раз в клинике и нихрена не помогает, Лина бесконечно бегает от соц служб, чтобы их с Софией не разлучили. А ее сестре четыре, как и моей дочке.

+1

8

Ты беспокоишься о моем настроении, - мысленно прокомментировал Джексон, - Это так мило с твоей стороны. Того и гляди, разрыдаюсь и все прощу.
Но дальше Мейер отвечал на удивление смирно, в смысле ничего такого, на что бы при других обстоятельствах Хоук не реагировал бы нормально. Адекватный ответ человека, который не собирается превращать сотрудничество в школьную вражду, а собирается делать свою работу.
Ну да. Мы не в школе, на нас лежит определённая ответственность и общественный порядок не должен зависеть от старых счётов, - думал он, и мысли привели эмоции и чувства в ещё большее смятение. С этим стоило разобраться на ближайшей встрече с терапевтом, а пока... Да, поменьше думать над превратностями судьбы, побольше следить за дорогой.

Район не самый приличный - вдали от туристических троп и заведений, так мало похожий на открыточные виды Сакраменто, и так много - на места репортажных съёмок ББС, из тех, что показывают обезображенные наркотиками и алкоголем лица на фоне современных уличных фресок и полуразрушенного нежилого фонда. Здесь тоже жили люди, может, не у всех были белые заборы, кусты роз и ирландские сеттеры как в рекламе Чаппи, но и не гетто вроде того, где он родился и прожил почти семь лет.
Здесь, по крайней мере, теплее раза в два. И ветер тёплый. Океаном пахнет.

Джекс испытывает укол неприятного и непонятно чувства, когда Мейер окликает девочку-подростка на улице. Здесь мешается и неуместная ревность (да, ему-то не пришлось покидать город, он работает здесь давно, знает проблемы и ему не доводилось ненавидеть даже улицы, по которым ты шёл домой и на которых тебя регулярно ловили и били), и раздражение (о, так ты у нас оказывается и в хорошего парня играть умеешь) и гнев (обращённый на себя самого - за раздражение и ревность, за предвзятость и невозможность отпустить этот гнев и эту обиду). Он молчит, кивает, запоминает девочку, пытается прикинуть в котором из домов, следующих дальше по дороге, она живёт с отцом-наркоманом и сестрой. В принципе, ни один дом не выглядит ухоженным и благополучным. Может тот, с поржавевшим остовом детского велика на заросшей сорняком лужайке? Или тот, где во дворе стоит "хипповоз" со слезшей краской и снятыми колёсами? 
...а про дочку у Мейера Джей знал. Случайно же нашёл страницу на фейсбуке. Кто бы мог подумать, что Мейер такой сентиментальный и делится с миром идиллическими картинками выходных с ребёнком.
Вот зачем он сейчас ввернул про дочку? Нет, серьёзно, зачем? Это не было нужной информацией, это личное.
И вот сейчас Хоук должен сказать "моей - шесть", и они поймут что между ними есть что-то общее кроме полицейской формы, и станут по-другому друг на друга смотреть? Пф.
- А где их мать? - уточняет вместо этого Джексон, - Кто смотрит за Софией когда Лина в школе?

+1

9

Юрген вообще не знал, зачем сказал о своей дочери. То есть, тайны из Мии он вообще не делал - в участке практически все знали о его довольно сложной ситуации с бывшей женой, хотя и без подробностей, да и не стеснялся Мейер выкладывать фотографии с дочерью в фейсбук, хотя сначала все же делал это не очень охотно, а потом адвокат подсказала, что это будет дополнительный признак того, что Юрген готов быть примерным отцом, хотя он все решительно не понимал, как это связано. А сейчас... Пожалуй, Хоуку действительно не нужно было ничего знать о Мии, ведь они не собирались ходить друг к другу в гости и вообще всячески изображать из себя счастливых напарников. Если какие-то поползновения со стороны Хоука к этому будут, то Юрген первый забьет тревогу и обратится сразу к психиатру с просьбой изолировать опасного буйного больного напарника. Сейчас им главное просто не убить друг друга на смене - это уже будет отличным результатом, а потом и с шефом можно будет поговорить.
Или лучше не стоит? Зная этого мудака, можно было предположить, что он вдохновенно начнет внедрять новые методы работы с подчиненными на их примере. Например, отправит к психологу. Юрген аж мысленно содрогнулся, представляя, как придется вываливать всю подноготную их вражды кому-то третьему. Он и так-то на обязательных визитах или говорил о всякой ерунде, или просто закрывался, отвечая односложно и не желая вникать ни в какие подробности своей жизни. Нет, вот тогда они точно друг друга убьют.
- Умерла от передоза спустя пару месяцев после рождения Софии, - он выдыхает дым в окно и выставляет туда же руку с сигаретой - Мейер терпеть не может запах дыма после того, как сигарета уже докурена, еще не хватало, чтобы в машине все провонялось, хотя это вполне неплохой способ забить запах Хоука. Нужно будет на досуге попробовать. - Тогда за ней  и Линой присматривала соседка, чернокожая вуду-ведьма, все зовут ее просто Ма, а теперь иногда тоже у нее оставляет... сам видишь, как Лина ходит в школу. Жизнь для нее начинается только тогда, когда у ее папаши очередное просветление или клиника.
Юрген сжимает руль свободной рукой крепче и хмурится, прикидывая, когда все же лучше заехать в гости. Пожалуй, уже после того, как он высадит Хоука у участка и они благополучно сдадут смену. Нечего ему показывать, какой разговор у них получится. И форму надо сменить на штатское. Отстирывать кровь потом.
- А вот тут в подворотне вечно шваль собирается. Пошли проверим, - и выбьем зубы тем, кого я тут вижу не в первый раз. Юрген паркуется у обочины и выбирается из машины со странным чувством неопределенности. Вроде на какие-то мгновения ему кажется, что они даже могут нормально работать вместе, а потом в памяти всплывает очередное воспоминание из их "совестного славного прошлого" (не дай бог в участке кто-то об этом узнает) и хочется затормозить так резко, чтобы Хоука впечатало лицом в лобовое стекло. Это изрядно раздражает.

+1

10

Хоук выбрался из машины вслед за Мейером, автоматически отстегнул защёлкну на кобуре и поправил броник - в этом районе патрульным полагалась защита. Второй класс брони, от 45го вблизи хер спасёт, но от ножа - вполне. Как будто бы кому-то, кто уже решился на атаку и обладает зачатками разума, придёт в голову тыкать нож в бронежилет, а не в шею, скажем. И не в пах. И не в подмышку. Пару минут и ты покойник. Миленько.
В голове прыгали, сменяя друг друга, воспоминания о раненных в патрулях и картинки Мейера с дочкой. Видео, что, сука, характерно - на фейсбуке не было видео, только фотки, но почему-то получалось так легко представить себе его лицо расслабленным и не обещающим ядерный Армагеддон всему живому в зоне видимости.
В Ираке тоже так было. Сначала для тебя все - талибы, террористы-смертники и Аллаху акбар, а потом ты открываешь огонь по гражданской тачке, которая несётся по дороге и не останавливается на предупредительные в воздух, а потом арабский мужик в спортивных штанах и шлёпанцах, лёжа лицом в пыли, просит разрешения забрать труп ребёнка на заднем сидении. Извиняется. За неудобства, сука. И образ врага становится не столь однозначным, и вот ты уже не герой, ты... Ты не знаешь, кто ты, потому что ты не знаешь, кто твой враг.
- Я родился и рос в гетто, - несколько равнодушно бросает Джекс. Он не говорил об этом в школе, в школе он делал морду кирпичом и будто бы ему все это привычно, и все утомило, и вообще он все это тыщу раз видел, а его семья всегда была "из приличных", и школьные ланчи это "фу", как для всех, а не охрененная еда, - И у меня была своя чёрная "Ма". Ма Лулу. Оби Ван в юбке, - не сдерживает тёплого смешка, - Родители работали как черти, чтоб я пошёл в хорошую школу, - просто праздный треп, ничего болезненного, так, мимоходом, между прочим, пока они движутся в сторону компании смуглых людей, одетых в грязное рванье. В нос бьет резкий запах кошек, мочи, мусорки и болезни. Люди подбираются, глядя на приближающихся копов, Хоук давит мысли о том, что - люди, люди же, ну как же так, но продолжает, с ленцой, - Первое убийство наблюдал в свои пять. Так что я немного понимаю, в каких условиях тут растут дети.
Наркотики, да. За наркоту плотно сидящий торчок готов сделать все что угодно - убить продавца (300 баксов из кассы - нормальная цена за человеческую жизнь?), забрать у ребёнка мобилку или деньги на ланч, вырвать позолоченные серьги из ушей девушки-подростка. Да, наркотики - зло. Но ещё Иисус говорил, что ненавидит не грешника, но грех. Так что насилие - не выход. Задерживать, наказывать - да. Просто бить?.. Сделаешь ли собаку добрее побоями? Едва ли.
- Мы ведь действуем строго по закону? - это прозвучало вопросом, хотя на самом деле им вовсе не было.

+1

11

Юрген понятия не имел, что Хоук, оказывается, из гетто. Не то чтобы тогда, в шестнадцать, его это сильно волновало, он вообще думал, что в гетто живую только черные, а к белым там отношения хуже, чем к грязи под ногтями, но.. Нет, его совсем не задевал тот факт, что в школе Джексон ему не признался, а потом уж точно стало не до этого. И совесть его совсем не мучила. Разве что иногда только пощипывала. В конце концов, получилось так, как получилось, а теперь нужно решать насущные проблемы. Типичный метод Мейера - сделать вид, что ничего не было, а потом накручивать себя до состояния взрыва от любой ерунды. Он уж думал, что избавился от этой дурной привычки, но с появлением в его жизни нового старого напарника, кажется, все только начинается.
- Тогда ты представляешь, как они там живут. Я закину тебя после смены в участок, а сам поеду навещу этого мудака, - Юрген выбросил окурок и направился к компании "отбросов общества", сгрудившейся на безопасном от тротуара расстоянии, но все равно так, чтобы можно было быстро выскочить на него и, скажем, стащить у женщины сумочку.
- Конечно, Хоук. Мы действуем строго по закону. По нашему закону, - Мейер почему-то еще не подумал над тем, как именно будет проходить их совместная работа. Обычно, его методы были далеки от идеально законных, но давали куда более хорошие результаты, чем работа остальных, но с Джексоном этот вопрос следовало бы обсудить. Или ну его к черту?
Несколько человек сразу дали деру и Юрген не побежал за ними - мелкая шушера, его сейчас больше интересовал долговязый мужчина невнятного возраста и крайне потасканной наружности.
- Джонни, - на самом деле, конечно, его звали не Джонни, но во время каждого задержания он упорно представлял этим именем. В голосе Мейера не звучало скрытой угрозы, но вот холодные глаза не обещали мужику ничего хорошего. - Стивен Роукволд, если уж быть совсем точным. Познакомься, это - Джексон Хоук, мой новый напарник. А теперь скажи ему, сколько у тебя задержаний было за последний месяц?
- Восемь, сэр, - тот нахохлился и сунул руки в карманы, если в лохмотьях, в которые он был обряжен, вообще были карманы.
- И что я тебе сказал в прошлый раз? - Юрген сделал еще один ненавязчивый шаг вперед и в сторону, перекрывая Джонни путь к отступлению.
- Чтобы я тут больше не появлялся... но я заплатил! Одному из ваших! - в голосе почти припертого к стенке мужчины слышался страх вперемешку с уверенностью в своей правоте.
Мейер отреагировал моментально. Он сгреб Джонни за грудки и впечатал в стену так, что у того щелкнули зубы.
- Кто? - прошипел он в искривленное в гримасе боли и страха лицо, а затем тут же обратился к напарнику, пресекая всякую самодеятельность, если тому вдруг взбредет в голову встать на страже справедливости, - не лезь, Хоук.
Это что-то новенькое. Раньше в участке никто так в открытую не брал никаких взяток, да еще и на чужом участке. А потому или этот хмырь врет, или все-таки у них завелась крыса, что, конечно, будет совсем плохо. Да нет, быть такого не может. Вот уж отвратный день намечается - шеф с живых шкуру спустит за такое.

+1

12

Хоук не ждал особенной реакции на свои слова. Напротив - если б Мейер выдал какую-нибудь фразу стиля "обоже, я же не знал, прости пожалуйста, что подложил тебе и твоим предкам такую свинью, бедняжечка, тяжело же тебе пришлось" - впору было бы вызывать психиатров или экзорцистов - кто ты демон, и куда ты дел Мейера.
В процессе знакомства с "Джонни" Хоук подумал, что в следующий раз надо будет договориться чтобы нового напарника представляли как "это мой новый напарник, он контуженный, но это не мешает ему метко стрелять в коленку". Так, стоп, мы что, собираемся договариваться с Мейером? Прям как настоящие напарники? Вот прям аж так?..
От легкого мысленного ступора прервала фраза Джонни, так легко сознавшегося в даче взятки должностному лицу при исполнении. Вектор мысли переключился в режим "я категорически охуел, но продолжаю думать". Мейер технично впечатал диллера в стенку. Джекс мог поклясться, что услышал, как Роукволд сбросил парочку кирпичей.
- Погоди, - нахмурился Джекс, игнорируя "не лезь". Какое вообще нафиг не лезь, они на маршруте, работают вместе, разбираться будем потом.
В заявлении Джонни была небольшая нескладушечка, как считал Хоук. Ма-а-аленькая такая. Ну сколько барыга уровня Джонни мог заплатить, чтоб от него отъебались? Двести баксов? Триста? И какой коп, получающий одну из самых высоких зарплат по стране, согласится рисковать будущим, зарплатой и свободой ради сраных трехсот баксов? Никакой.
Коррупционные схемы в случае наркотраффика в Лос Анжелесе работали немного иначе. Мелкие барыги не давали взяток наличкой - им гораздо выгодней было платить информацией о рыбешках покрупнее, а с рыбешками покрупнее уже начинались совсем другие условия игры.  И совсем другие суммы.
Так что Хоук видел три варианта. Первый - Роукволд соглал, чтобы переключить внимание и злость Мейера на безвестного взяточника, или с целью подставить (но в таком случае это попахивало суицидальными наклонностями: за подобные интриги мадридского двора прокуратура и судья во главе, сделали бы все от них зависящее, чтобы чувак сел надолго и чувствовал себя в тюрьме очень "комфортно").
Второй - кто-то в участке собирает "дань" с мелких барыг. Здесь 200, там 100, а там и 300 баксов, и если не лениться, то можно выходить на пять штук баксов в неделю, при чем еще не лучшую. Но это, в свою очередь значит, что этот сборщик податей не боится. То есть кто-то настолько хорошо "кроет" его сверху,  что можно спокойно взять деньги с точки на чужом маршруте и пообещать защиту.
Третий - кто-то очень предприимчивый просто купил полицейскую форму. В секс-шопе например. Хотя диллер не был похож на парня, который способен принять косплейного копа за настоящего.
- Парень, которому ты дал взятку, - произнес Хоук из-за плеча Мейера. Руки он скрестил на груди и смотрел на Роукволда с некоторой брезгливостью во взгляде, - Когда это было? Который был час? Как он был одет? Он приехал на машине? Он был один или с напарником? На нем был бронежилет? Фамилия на форме? Оружие? Сколько ты дал ему? Обешал еще?.. Отвечай по порядку. Или я предлставлю офицеру Мейеру вести допрос менее приятным для тебя методом.
Да. Отличная была идея сыграть в старшего и типа как "Злого" копа. Мейер вряд ли станет спорить с таким положением вещей. Не в этой, блять, ситуации.

+1

13

- Я...я...я... - Юрген не замечал раньше за Джонни заикания, но и в участке никто раньше взятки не брал - это вот факт, так что хрен его знает. Вообще-то, ему сейчас куда больше хотелось врезать именно Хоуку, а не трясущемуся в страхе мужику, потому что тот влез не вовремя и не к месту, однако он еще нашел в себе силы сдержаться. Наедине можно цапаться, сколько влезет, но при свидетелях, особенно при вот таких отбросах, стоит придержать коней. Нет ничего хуже распрей на глазах у врагов. - Толстый Тони. Мы зовем его так. Я не много давал. Сто баксов всего... Слушай, я же не знал...
- Офицер, пожалуйста! - от крика, явно прозвучавшего на пределе возможностей голосовых связок конкретного человека, кровь стыла в жилах. Юрген оглянулся, не выпуская Джонни и не теряя бдительность. - Помогите! Пожалуйста!
Ему потребовалось пару секунд для того, чтобы узнать голос Лины, сама девочка появилась у патрульной машины еще через одно долгое мгновение - растрепанная с разодранной на плече рубашкой и явно совсем свежей отметиной от удара на щеке. Состояние ее сейчас вполне могло быть охарактеризовано, как истерический припадок, но Мейер знал, что эта девчушка куда крепче, чем может показаться на первый взгляд, а значит даже в такой стрессовой ситуации не забыла бы о сестре и, если она сейчас без Софии, то где, черт возьми, малышка?!
- Пошел вон отсюда, - рявкнуд Юрген, выпуская сползшего аккуратно по стеночке Джонни, и кинулся к девочке, чтобы проверить не обнаружится ли на ней каких-то других повреждений, кроме будущего фингала. - Лина, послушай меня... Успокойся и скажи, где София? Где твоя сестра?
Имя сестры возымело чудотворный эффект - Лина враз прекратил истерику и уставилась на Мейера своими огромными глазищами, а затем ее словно прорвало:
- Я купила не те... нужно было другие, но я не знала. Я правда не знала! Не знала! - ее снова начало трясти, слова лились безудержным потоком, хотя из-за рыданий порой сложно было разобрать, что она хочет сказать. - Он с ней в доме. Схватил ее и меня ударил... Он хочет продать ее! Продать Софию! Я не знаю... какие-то люди, которые хотят купить мою сестру! Не дайте ему продать Софию!
Кровь враз отлила от лица Юргена, а в выражение четко угадывалось желание убить подонка, решившего выставить собственную ночь на торги. Это что-то новенькое. То есть, Мейер и раньше знал о торговле людьми, отдел по борьбе с организованной преступностью совместно с отделом нравов регулярно устраивал облавы и вообще старался, как мог, но на его территории. Час от часу не легче.
- Присмотри за ней. Последний дом перед перекрестком, - Мейер отпустил содрогающуюся в рыданиях Лину и рванул по улице вперед, начисто проигнорировав выскочившую из-за угла машину. Водитель принялся судорожно сигналить, но Юрген был уже на другой стороне.
В голове всплывали образы то кудрявой Софии в старом, но очень аккуратно заштопанном платьице, то Мии, с которой Юрген виделся на выходных. Именно счастливое улыбающееся личико дочери и крохотное предположение, что она когда-либо может стать жертвой чего-то подобного, подстегнуло не хуже, чем заплаканная Лина. Юрген ощущал, как внутри клокочет ярость и какая-то его часть понимала, что он вполне способен сейчас достать пистолет и пристрелить ублюдка без суда и следствия. Руки сами тянулись к кобуре. Почему-то в этот момент Мейер почувствовал острую необходимость в Хоуке рядом, потому что не мог за себя отвечать, потому что кто-то должен был его остановить, пока не стало слишком поздно.
- Полиция, откройте! - чистая формальность, потому что он уже саданул ногой, обутой в тяжелый ботинок, в легко поддавшуюся дверь. Ярость гнала его вперед.

+1

14

"Толстый Том - отметил про себя Хоук, - Значит, либо реально толстый, либо наоборот, худой как щепка. Учитывая специфику полиции это несколько сужает круг поисков...".
Додумать мысль о сраных ста баксах взятки, которые "мы" зовем - значит "мы" и платят, не дал крик о помощи.
Мейер, надо отдать ему должное, отпустил чудака не сразу, но все же отпустил (минус свидетель по потенциальному делу о взяточничестве или выдаче гражданского лица за представителя полиции или минус подозреваемый по делу о лжесвидетельстве) и бросился к девчушке.
Расстановка приоритетов - барыга против психущей девочки... а не, нормально, - решил Джекс, услышав, ЧТО говорила Лина.

...а вот у Мейера глаза кровью налились. Его гнев Джексон буквально чуял в воздухе (на самом деле нет - просто сделал выводы по тону голоса, когда тот говорил о Софие и о своей дочери, вот сейчас он накладывает один образ на другой и бежит спасать маленькую девочку-не-дочь). Пешком бежит. О как. Спасибо что хоть дом указал.
Надо догонять балбеса. Натворит же делов. И влетит по первое число.
Он повернулся к машине - в неё можно посадить Лину, доехать до дома где она живет, оставить её в салоне, пойти сдерживать Мейера от дурных поступкой, оттуда же вызвать подмогу и медиков, если придется. Хоук успел подбежать к машине, схватился за ручку со стороны водительского сидения... и понял, что блядский сукин сын забрал ключи с собой. Запер машину. Забрал ключи. И угнал один-сам разбираться с наркоманом и (потенциально) киднепперами.
Вот теперь уже Хоуку начало заливать глаза кровью.
Напарника захотелось впечатать зубами в ближайшую, желательно неровную поверхность, и возить рылом по оной пока ушки не сотрутся.
"Пизда тебе, - подумал Джексон, - Вот просто, пизда. Рапорт напишу. Даже, сука, не найдейся".
- Оставайся здесь, - велел Лине мужчина и бросился вослед за Мейером.
До дома он добежал как раз вовремя, чтобы увидеть, как напарник выбивает двери с ноги.
"Протокол. Внутри должны доноситься крики о помощи или слышаться стрельба. Коп не может, сука, не имеет права вторгаться на частную собственность без ордера или крайне веской причины. Считается ли веской причиной показания подростка о том, что отец собирается продать её младшую сестру? Ну. Посмотрим".
Вломиться за Мейером и остановить его от кровопролития и, возможно, убийства, но рискнуть нарваться обоим на шальную пулю, если там реально торговцы людьми?
Или обойти дом сзади и иметь шанс спасти ситуацию, или спасти Мейера от той самой шальной пули, или нарваться на нее самому - но от Мейера?
Какой интересный выбор.
Джексон подумал, что наверное надо идти за ним. Двери уже выбиты, все напуганы, и он просто аккуратненько зайдет за Мейером, прикроет ему задницу (чтобы когда все закончится - надрать её самолично), подстрахует, а там... Да, отличный план, сделаем наоборот.
И Хоук, достав пистолет, обошел дом, чтобы зайти со стороны кухни.
Как оказалось потом, решение было абсолютно правильным.

+1

15

Юргену часто говорили, что он стал слишком вспыльчивым после определенных сложностей в семейной жизни, которые ему не удалось пережить легко, но он сам прекрасно понимал, что его вспыльчивость берет начало далеко не после расставания с женой. Психолог, если бы он был словоохотливым во время сеансов, обязательно бы отметила, что все проблему берут начало, если не в глубоком детстве, то в подростковом периоде. У Юргена эти проблемы наличествовали, впрочем, не такие серьезные, как могли быть у Джексона.
Если раньше ему удавалось себя как-то контролировать и сдерживать, то после тягомотины с юристами, реального шанса остаться без возможности видеть дочку и развалившейся личной жизни, у Мейера с самоконтролем стало куда хуже. Все это так или иначе сказывалось на работе, и когда-то бомба с часовым механизмом должна была сработать. Кажется, именно сейчас этот момент и настал.
В такие моменты, как этот, мозг отключался напрочь, хотя должен был наоборот работать в полную силу. У всех есть свои слабости. Его бывший напарник Джим приходил в ярость от вида дилеров (его брат погиб от передоза), Морейн аж трясло от любого проявления насилия (ее мать страдала от побоев отца), а Том, сдавший экзамен на детектива, перевелся в отдел розыска пропавших (его маленькую племянницу, пропавшую год назад, так и не нашли). У всех были свои причины злиться, но порой эмоции играют далеко не на руку, особенно, если ты коп и у тебя есть табельное оружие.
Юрген чувствовал, что может сейчас кого-то пристрелить и сделает это без колебаний.
Дом Лины и Софии он знал, как свой собственный, слишком уж часто тут довелось бывать. Крохотная комната, в которой когда-то стоял телевизор, благополучно проданный Фрэнком за пару доз, все завалено мусором, старыми шприцами и клочками салфеток. Одна мысль о том, как тут живет маленькая девочка, вызвала новый выбор адреналина в кровь.
Найти лестницу, ведущую на второй этаж, не составило никакого труда. Юрген взлетел по ней неслышно, прикидывая, как скоро Хоук бросится за ним в погоню, а то, что все же бросится, сомнений не вызывало. Неловко началось их первое совместное дежурство.
- Фрэнк, сукин сын! Полиция! - дверь в комнату Лины, где они спали вдвоем с сестрой была открыта, но само помещение пустовало, а вот за дверью бывшей супружеской спальни, превращенной то ли в кабинет, то ли в кладовку, слышалась какая-то возня. Юген не стал стучать, а просто с размаху высадил дверь ногой, тут же отпрянув в сторону. Хрен знает, что у этого мудака припасено в шкафу, может, не продал какой-нибудь обрез.
Залилась рыданиями София, тут же схлопотавшая пощечину, отчего плач перешел в жалостливый скулеж и хныканье, от которого даже у закоренелого чайлдфри сердце облилось бы кровью.
- Я пристрелю ее, Мейер! - Фрэнк был обдолбан по самое не хочу и в таком состоянии вполне мог открыть стрельбу. - Не лезь.
- Давай просто поговорим, Фрэнк. Просто поговорим, - Юрген спрятал табельное оружие и сделал осторожный шаг в сторону, рассматривая через щель помещение с единственным столом, на котором поблескивал экраном ноутбук (явно краденный). - Не трогай ребенка.
- Я продам эту сучку... Все равно от нее никакой пользы.

+1

16

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Keep your head up, my love