внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » So just dance, dance, dance...


So just dance, dance, dance...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://funkyimg.com/i/2yePS.gif

London, UK
- - - - - - - - -
Sonam Adwani & Honey Armstrong
начало мая
2013 год
- - - - - - - - -
необычный проект ожидает на Хани, но сначала нужно повидаться с одной из девушек, которые будут сниматься в клипе...
____________________

Отредактировано Honey Armstrong (2017-10-12 23:20:44)

+1

2

Думаешь, танцевать так просто? Это не так. Танец — это молитва. Танец — это искусство, искусство!
(к-фм  Happy New Year / Счастливого нового года.)

-ты серьезно считаешь, что у меня получится? Индианка, зажав плечом мобильник, расхаживала по своей комнате в студенческом общежитии, скидывая в спортивную сумку джазовки, тренировочный костюм, бутылку с водой, а так же, после пары минут раздумий, и низкие танцевальные кроссовки (вдруг пригодятся). На сегодня у нее была запланирована встреча с хореографом, о которой Сонам ничего не знала, за исключением того, что она профессионал в своем деле, очень требовательна и излишне избирательна к тем, кого принимает в список своих учеников.
-Адвани, я не верю своим ушам! Ты ли это? Что-то не припоминаю, когда это тебе не хватало уверенности в себе! Судя по интонации мужского голоса в телефонной трубке,  собеседника находившегося на связи, забавлял данный разговор.
-Просто, мое самолюбие не потерпит ответа в стиле «извините, но вы нам не подходите». Она усмехнулась. Это серьезный проект, понимаешь?  Клип для какой-то звезды, а хореограф…  вдруг она решит, что  я не тот формат, который они ищут? Эта женщина… Хани, она словно  американский Прабхудева*.  Ей не интересно работать с любителями, ей нужны только профи.
-Тогда представь, что ты лондонская Мадхури Дикшит*.
-Очень смешно, ага. Если бы взгляд мог испепелять  через телефонный звонок, то именно это сейчас и произошло бы с мужчиной на том конце «провода».  Его счастье, что он находился за семь тысяч километров, и сейчас его спасло именно расстояние. –Ладно, мне пора. Оборвала девушка, и, не дожидаясь ответного прощания, сбросила звонок и вышла из комнаты.
Поделившись предстоящими планами  со своим молодым человеком, который сейчас был на сборах по крикету в Мумбаи, Сонам рассчитывала на поддержку, но, судя по всему, у спортсмена было свое видение на то, как она должна выглядеть. 
У индианки сегодня был действительно важный день. Не то, что бы она нервничала сильно, но некие сомнения, все-таки гложили девушку. Сона находилась, можно сказать, в самом начале своей модельной карьеры, свалившейся на нее внезапно, ей с каждым днем поступали новые предложения, и всегда следующее было серьезнее и перспективнее предыдущего, и вот теперь подвернулась невероятная  возможность сняться в клипе популярной звезды. Конечно, она ухватилась за этот шанс тоже, и не намерена была отступать. В конце концов, ей нужны деньги, чтоб окончить обучение, иначе возвращаться домой без диплома, будет слишком унизительно. А если Сонам утвердят, то помимо гонорара, который модель получит от съемок, ее ждет, приятным бонусом, потенциальный шанс зарекомендовать себя еще в одной стезе. Проблема заключалась только в том, что для начала нужно было пройти отбор у постановщика танца для того самого ролика. А если верить ее информатору, сделать это будет крайне сложно, так как Хани Армстронг, та самая женщина-хореограф, работает исключительно с лучшими танцорами, одна только модельная фигура, и смазливая мордашка ее не удовлетворят. Что касается Адвани, то танцы стали частью ее жизни еще в раннем детстве. Не то, что бы на тот момент еще маленькая девочка любила это увлечение, скорее это была радетельская инициатива и попытка направить энергию гиперактивного ребенка в нужное русло. Непоседой благодаря этому Сонам быть не перестала, зато, со своим желанием быть всегда лучшей, добилась в танцах немалых успехов. И если раньше ее приходилось уговаривать, то чем старше она становилась, тем больше любила этот вид искусства. Зато теперь, уже, будучи  взрослой девушкой, Адвани танцевала на профессиональном уровне.  Спрашивается, почему тогда она сомневается в своих способностях? Ведь за нее даже замолвил словечко хороший друг хореографа, который многократно проводил фотосъемки модели для обложек глянцевых журналов. И даже не глядя на то, что в Лондоне, рекомендации не имеют такого весомого значения, как в Индии, девушка,  действительно, умеет хорошо двигаться, а значит, проблем возникнуть не должно было.  На самом деле, опасения темноволосой модели были вполне обоснованы. И вся проблема заключалась в том, что  Сонам, хоть и двигалась с высоким уровнем мастерства, да только танцевала профессионально она Катхак, который является одним из стилей индийского классического танца.  Ну и еще Болливуд масала, конечно, суть которого заключается  в смешении всех стилей, а его особенность в искажении многих движений на западный манер.  Что касается направления, в котором работает Армстронг, то в нем индианке еще не доводилось испытать себя, от сюда и возникали сомнения. В любом случае, Сонам не привыкла выбирать легкий путь и не относилась к числу  тех, кого что-то может испугать. К тому же, чем выше планку себе задаешь, тем слаще в итоге будет победа, а если придётся столкнуться с поражением, что ж, его вкус будет отдавать  меньшей горечью.
Дорога на студию не заняла много времени. На протяжении всего пути девушка слушала музыку в наушниках на своем пятом, с разбитым экраном, айфоне, чтоб задать себе соответствующее настроение, и отвлечься от дурных мыслей, рождающих все больше сомнений. Каких только исполнителей она не выбирала. Это был и регеттон, и песни латинской программы, пара треков pussycat dolls и даже произведения, написанные для du soleil.
Этот метод не подвел модель, и, переодевшись в раздевалке, она зашла в танцевальный зал полная энтузиазма, и с боевым настроем.
-Здравствуйте, я Сонам. Мы с Вами договаривались о встрече. Протянула руку для рукопожатия Адвани, чье сердце, судя по звуку, уже начало отстукивать чечётку.   


*Прабхудева - индийский хореограф, актёр, режиссёр и продюсер, занятый в индустриях кино на тамильском, телугу и хинди языках.
*Мадхури Дикшит – индийская актриса, которая считается лучшей танцовщицей, и названная королевой катхака

Отредактировано Sonam Adwani (2017-10-15 20:09:22)

+1

3

Музыка и танцы – вещи, несомненно, обожаемые человечеством, которое пело и танцевало всегда, сколько себя помнило. Не мало ведь вошло в историю различных песен, которые сопровождали танцы в такт настроению слов, сплетенных в фразы под аккомпанемент мелодии, вибрировавшей в воздухе, и находящей свой отклик, свою эмоцию, выраженную то мечтательной, то счастливой улыбкой или даже слезой, застывшей в уголке глаз. И когда народу было скучно, и когда ему было грустно или даже весело – у каждого народа, национальности и времени найдется своя песня и свой танец под то или иное событие, припомнить которое могли попытаться мы. Те счастливые или несчастные, до которых дошли отголоски прошлых дней. Эти танцы вряд ли могут соответствовать эпохе, из которой они пришли, ведь повторить все именно так, как было, пропустить сквозь себя те эмоции, что когда-то давно вкладывал в каждое движение какой-нибудь другой танцор, не так уж и просто. Скорее даже невозможно, как и невозможно объясниться современному человеку с тем, кто прожил свою жизнь двумя веками ранее, вкладывая иное значение в те слова, которые слетали с кончика его языка. И ведь в каждой такой песне и танце помимо недосказанности будет оставаться и тень грусти, грусти по тому, что было уже не вернуть никогда…
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Лондон справил на Хани необычайное впечатление! Погрузиться в темп его жизни было, на самом деле, не так уж и сложно для девушки, которой пришлось жить не так давно под жаркими лучами солнца города Ангелов. Куда сложнее было не попадать под впечатление от столь богатой архитектуры и наследия, которое оставили британцам их предшественники. Во всяком случае, попав в столицу Туманного Альбиона, темнокожая девушка, на которую еще в начале прошлого века показывали бы пальцем, словно на диковинку, прибывшую из одного из доминионов их империи, понимала, что совершенно не зря именно этот город являлся сердцем империи. Несомненно, жизнь здесь бурлила и била ключом не хуже и не лучше, чем в Лос-Анджелесе, после которого ей пришлось в ускоренном темпе привыкать к переменам часовых поясов, а также к перемене климата, что не радовал своих жителей частым солнечным светом, пробивавшимся сквозь туман или тучи. Впрочем, нынче был, вероятно, один из тех удивительных дней, когда над Лондоном блестел золотой диск солнца. Для Хани, едва открывшей рано утром глаза, это было настоящим подарком судьбы, учитывая, что еще вчера ей приходилось скрываться от дождя под зонтиком, который она и подумать не могла, что пригодится ей в конце апреля. В это же время в Калифорнии далеко не сезон дождей.
- Хани, я все не могу поверить, - обратился к своей подруге один из ее новых друзей, с которыми она наладила общение при помощи общих музыкальных вкусов и общих знакомых, которые помогли девушке обживаться на новом месте, - этот клип действительно снимали по дешевке? – отпив глоток кофе, озвучил свой вопрос парень, задержав свой взгляд на экране телевизора, по которому крутили одну из видео работ группы «Хэппинесс».
- Не верится? – переспросила девушка.
- Не то, чтобы я тебе не верю, но … - пожал плечами танцор. – Просто ты за эту хореографию могла бы заработать хорошие деньги, - добавил он следом, на что Хани не могла не улыбнуться.
- Ты говоришь сейчас, как американец, а не британец, - сделала она ему замечание.
- По-моему нет разницы, какое у тебя гражданство, когда нужно уметь ценить свою работу… - на удивление серьезно повел дальше молодой человек, вынудив Хани тяжко вздохнуть.
- Понимаешь, - начала было темнокожая танцовщица, - в то время группа только начинала, а я дружила с Эйданом, скажем так. Мне не было жалко сделать ему услугу. Тем более, я всегда хотела воспользоваться случаем и заняться хореографией. Эта работа стала подходящим случаем, из-за которого я и оказалась здесь, - продолжила девушка, прежде чем взглянула на свои часы. – О, черт… кажется, я опаздываю! – опомнилась она. – У меня скоро занятие с труппой, а позже … - нет, объясняться к нее сейчас не было времени, поэтому она просто поблагодарила за кофе, которого сделала еще парочку глотков на дорожку и побежала.
Вообще, обычно Хани Уильямс – ответственная и строгая в работе женщина. Она не опаздывает и всегда старается выложиться по максимуму, чего и требует от своих подчиненных, если уж можно так сказать о коллективе, которым следует руководить хореографу. Конечно, она постаралась приложить усилий и даже успела прийти вовремя, чтобы начать репетицию, как и должна была – ровно в назначенное время. Это заставило ее быть довольной собой, ведь они все хорошо поработали, за что стоило похвалить весь коллектив, а это случалось не так уж и часто при натуре столь перфектной. Когда же репетиция закончилась, Уильямс потянулась за бутылочкой минералки, из которой испила несколько глотков, усевшись на одну из лавок вдоль высоких окон. Именно там она и просидела до появления в зале стройной девушки с весьма интересными внешними чертами.
- Добрый день! Или уже лучше сказать вечер? – ответила она на энтузиазм девушки, о которой ей было известно не так уж и много: что она модель и будет играть ключевую роль в видео работе одного из клиентов Хани. И это, конечно, не говоря уже об имени, из чего она сделала верный вывод – девушка была не местной. – Значит, вы – Сонам? – уточнила темнокожая девушка. – Что же, меня зовут Хани Уильямс, рада знакомству, - как контрольный, представилась она.
– Вы уже слышали саму песню? – спросила она у Адвани, отпустив ее руку и направившись ближе к двери, которую предстояло закрыть так, чтобы им точно никто не мешал. На ключ. Тем более, новая песня, премьера которой состоится только в эти выходные, не должна стать достоянием общественности. Даже случайно.

+1

4

Волосы собраны в  тугой конский хвост, отсутствие на лице косметики, за исключением туши, наложенной на, и без того пышные черные ресницы, буквально одним штрихом кисти, спортивные лосины и топ, а так же джазовки, все выдавало в Адвани именно профессиональную готовность. Она не хотела, и уж тем более, никогда не стремилась относиться к числу тех моделей, которые ставят перед собой в качестве цели всего лишь примитивный шанс засветить себя именно со стороны внешних данных. Ну, знаете… это я о таких девушках (причем, в модельном бизнесе их коалиция занимает лидирующие позиции по количеству представителей), которым не интересен сам процесс, да и вообще участие в нем, в независимости от того, что он из себя представляет.  У них одна задача – продемонстрировать себя, сделать так, чтоб о них заговорили. Хорошо/плохо - не важно, главное чтоб заметили.  Сонам же, напротив, в любой ситуации выжимала максимум из своих возможностей, а не уповала на одну лишь красоту. Иначе, ей было бы не интересно. Пожалуй, именно эта черта характера, или, правильнее сказать – качество, поспособствовало такому стремительному превращению, из обычной студентки, в, пускай только начинающую, но уже востребованную манекенщицу. И пока, что данное положение дел только играло девушке на руку.
Вот и сейчас, она стояла посреди танцевального зала, и задавала себе настрой на победу. От былого волнения не осталось и следа, оно резко куда-то испарилось. Сонам здесь, не ради того, чтоб «блеснуть» в клипе топовой звезды (не без этого, конечно, тоже, но  сей момент далеко не самый приоритетный). Первостепенная задача заключалась в другом – в очередной раз доказать себе, что она способна на большее, что она не ищет легких путей, Адвани готова развивать свои навыки, в чем бы то ни было, и настроена на покорение новых вершин. Да, пусть танцы, не совсем далекая для нее тема, напротив, в них индианка преуспела, но ведь от направления многое зависит. У каждого свои особенности, свой темперамент, свой уровень сложности и куда больше тонкостей, чем может показаться на первый взгляд. Соне же предстояло продемонстрировать, что надежды, которые на нее были возложены, человеком, давшим рекомендацию, не напрасны, и она, в свою очередь, в состоянии подстроиться или даже перестроиться под требования, которые к ней предъявит хореограф.
Кстати говоря, о хореографе. Это была внешне очень симпатичная молодая девушка, на вид возрастом такая же, как и Адвани, возможно года на два-три старше, но не более того.  Со смуглой кожей, черными, подобно цвету вороного крыла, волосами, и явно не английского происхождения. На первый взгляд, можно было составить впечатление о ней, как об очень дружелюбном, милом человеке, но это не исключало возможность наличия у данной особы излишней требовательности и суровости к людям, с которыми она работает, поэтому делать какие-либо выводы на счет танцовщицы Сонам спешить не стала. Но про себя отметила положительным знаком тот энтузиазм, с которым ее встретили.
-Взаимно. Нет, я не слышала песню, и даже больше, не знаю, кто является ее исполнителем. Искренне призналась модель. Для нее это не имело какого-либо весомого значения. Мастерство танца не зависит от того, кто написал, или же исполнил  его музыкальное сопровождение. Да, несомненно, существует некая необходимость в том, чтоб прочувствовать настроение, характер мелодии, пропустить, скажем так, ее через себя, тогда все дается намного легче и получается само собой. И это вовсе не относится только к танцам, это применительно к любому другому виду человеческой деятельности и называется вдохновением. Но это совершенно не значит, что  ты можешь танцевать под ритм А, в то время, как ритм Б тебе наподдаётся. В этом-то и заключается профессионализм, что тебе все равно, какой мотив играет в колонках твоей стереосистемы, даже больше… тебе все равно,  если они будут молчать. Оставалось только проверить, эту теорию на Адвани, и сделать вывод относиться ли девушка к тем, кто танцует «от печки», или же не привязана к какой-то одной стилистике.       
-Не возражаете, если я немного разомнусь, прежде, чем мы приступим? Из вежливости поинтересовалась Сона, в тот момент, когда хореограф направилась к двери, дабы закрыть ту на ключ. Адвани, даже не сомневалась, что ответ будет положительным, ведь любой человек, который занимался каким-либо видом спорта, знает, что разогретые мышцы являются очень важным моментом в физической деятельности, а в танцах, так тем более. Помимо того, что снижается риск, получения травмы, так еще увеличиваются диапазон движений, не говоря уже о гибкости.
Нельзя же просто взять, и начать танцевать. Вернее можно, но результат будет не так хорош. К тому же разминка занимает не так много времени, но при этом, очень сильно влияет на всю дальнейшую картину. Уж кто-кто, а Хани должна была это понимать лучше, чем кто-либо другой.

+1

5

Как создать идеальный танец? На этот счет, пожалуй, у каждого хореографа-постановщика, как и у любого уважающего себя танцора, найдется свое мнение и видение. Несомненно, ведь каждый из этого великого множества людей обладает своей фантазией, а также неповторимой техникой, которую добывает во время продолжительных и, да-да, часто изнурительных тренировок, что помогают обречь не только пластику движений, но и их сбалансированность, необходимую каждому, именующему себя профессионалом в танцевальном мире. Кто-то рисует схемы в своем блокнотике, кто-то продумывает движения, глядя на свое отражение в большом зеркале в танцевальной зале. Но прежде всего – слушает и наслаждается песней, в которой обязан найти свое вдохновение, которое и даст благотворную почву для грядущих свершений перед нацеленными камерами, что будут пытаться поймать любое движение руки и тела. И это, не говоря уже о выражении лица, которое должно соответствовать избранному настроению песни, вне зависимости от того, где находится танцор – на переднем или заднем фоне.
Но, только ли дело в технике? В отработанных до беспамятства движениях?
Хани считала, что нет, конечно же.
В любом танце должна быть своя изюминка, свой шарм и, конечно же, картинка, рисунок, а главное – танец должен цеплять, оставлять след в памяти настолько, чтобы о нем запомнили и говорили. Именно так и случилось с ее первой работой в качестве хореографа. Это был, без всяких сомнений, рискованный проект, который мог потерпеть крушение, а мог и вовсе быть раскритикованным. Движения были далекими от идеальных.  Они скорее напоминали недалекому зрителю конвульсии, движения без определенных размышлений, словно они и вовсе не были продуманными, но единственной целью ее, как хореографа, и режиссера, с которым они и сошлись на подобном видении движений в кадре – именно порывистыми, ответными на каждое слово, пропетое в такт музыке. Именно на музыку они пытались тогда сделать акцент, и в итоге все отличали тот факт, насколько все гармонично соответствовало – и музыка и движения танцовщиц, парочка из которых двигалась под водой в бассейне, - что эту работу до сих пор вспоминают знакомые Хани, отмечая ее уникальность и продуманность. В действительности, после этой работы и началась головокружительная и насыщенная жизнь для темнокожей танцовщицы, что до сих пор пытается прыгнуть выше своей головы.
И этот проект должен был стать именно таковым.
Она возлагала большие надежды на свой «лондонский» контракт, ради которого сменила континент и перелетела через целую Атлантику, и знала, что все ее действия будут иметь свой отголосок в будущем.
Темнокожая женщина приподняла в удивлении тонкую бровь, когда ее собеседница поспешила признаться честно, что она не слышала ни песни, под которую согласилась работать, и даже более того – она не знакома была с исполнителем, которому необходима была своя изюминка в видеоряде. А ведь именно на миловидную представительницу бывшего доминиона Британской Империи, была сделана в некотором плане «ставка», хотя Уильямс бы не торопилась разбрасываться столь громкими фразами и заключениями. Как бы там ни было, а ей далеко не всегда приходилось работать с непрофессиональными танцовщицами, которые решили посвятить свою жизнь танцем, как она. Не стоит забывать о некотором стереотипном мышлении, которое окружает представительниц модельного бизнеса, которых заботит в основном не так уж и многое, не говоря уже о том, что они бывают часто капризны и не способны на многие вещи, как оказывается уже в ходе работы. Такой ли являлась Сонам Адвани, Хани только предстояло убедиться или же разувериться.
- Нет, конечно, не возражаю, - ответила темнокожая танцовщица, оглянувшись на свою новую знакомую. Модели все-таки удалось убедить Уильямс в том, что не все модели ленивые и недалекие, как считала американка, когда она заперла дверь, чтобы никто им не мешал во время первой репетиции. Но убедила женщина ее вовсе не вопросом, а действием, которое заметила Хани, возвращаясь к Адвани, давая понять ей, что та имеет дело с кем-то по-настоящему талантливым. Вообще-то, да! Хотелось верить в это.
- Думаю, в дальнейшей работе нам будет лучше все-таки обойти некоторые тонкости и сойтись на более простом обращении, без всяких «вы», - как только Адвани закончила разминку, темнокожая женщина предложила ей, пожалуй, то, что считала за необходимое. – И еще парочка нюансов, - однозначно, прежде чем начинать саму тренировку, женщина предпочла сразу же уяснить то, что становилось частом камнем преткновения для нее в работе с многими другими танцорами, которые по ее особенному мнению, не обладали некоторыми профессиональными данными. – У нас будет не так уж и много времени на работу, поэтому нужно будет из каждой репетиции выжимать все. Так что, будет лучше не опаздывать и не планировать ничего важного сразу после окончания тренировки. Если что-то будет не получаться, мы будем задерживаться до тех пор, пока все не будет получаться идеально и, надеюсь, ты будешь к этому готова, - надо было добавить еще, «морально» готова, но Хани здесь умолчала.
- А теперь покажи, что умеешь? – предложила Уильямс. – Мне нужно узнать, какие у тебя есть задатки и умения, чтобы направить их в правильное русло, - объяснила она, чтобы часом Сонам не подумала, будто она слишком критично настроена. Просто в работе она всегда желает четкого видения картины, и в этом ее новая знакомая еще убедится. – Потом мы разучим некоторые движения и попробуем их под отрывок песни, - добавила она, подойдя к одной из зеркальных стен, возле которых еще недавно делала растяжку.

+1

6

Закон индийского кино №2: «Я убью тебя, но для начала я и мои сорок слонов станцуем». Пожалуй, это один из самых распространённых стереотипов, связанных с индийским кинематографом.  И это вовсе не удивительно, ведь восемьдесят, нет, все девяносто процентов (как бы ни больше) фильмов, выпускаемых в этой стране можно отнести к жанру мюзикл, за их переизбыток ритмичной музыки и таких же  соответствующих движений под нее. Если оставить песни, и перейти к танцам, то их важность для этого народа легко объяснить. Данный вид искусства зародился в глубокой древности и носил религиозный характер (хотя прошедшее время в данном случае будет не совсем уместно).  Исповедующие индуизм считают, что танцующий Бог Шива* является создателем мира. Барабан в одной его руке олицетворяет начальный звук, вибрацию из которой возник космос. Огонь во второй руке уничтожает все отжившее. Сам же танец является символом обновления и движения. А когда он остановится,  наступит конец света.  (Может быть, опасаясь этого, индусы танцуют в любой «непонятной ситуации»?)
Как бы там ни было, искусство, которое долгое время являлось достоянием храмов и черпало сюжеты из древних эпических произведений, таких как Махабхарата или Рамаяна, под влиянием определенных событий, например, вторжение моголов, а позже и британцев, было постепенно видоизменено. И если раньше, танцы исполняли только девадаси*, то сейчас, они были доступны любому желающему. Но даже при этом данный вид искусства не утратил своей духовной составляющей.     
Так и  популярный в северной Индии танец, которым с детства занималась Адвани, представлял собой нечто подобное. В нем, как и в других видах индийского танца, каждое движение несет свое определенное значение. Начинать Катхак принято всегда с намаскар, то есть приветствия. В него закладывается  смысл, что танцор, приветствует всех: кто присутствует, и кого нет, раскрывая широко руки. Богов, уже вознося руки к небу.  И мать-землю, припадая к ней. Затем, следует просьба, что бы мысли и желания исполнителя были вместе. Делается это, для того, чтоб высшие силы, помогли танцору, иначе у него ничего не получится. Ведь танец, это своего рода медитация, нужно полностью посвятить себя ему, отключить другие проблемы и заботы. То есть, если ты хочешь танцевать, значит, и в твоем сознании должно быть только это. Только отдаваясь самозабвенно, ты сможешь привести в гармонию эмоции и тело, достигая духовного развития.
Сонам сейчас предстояло исполнять отнюдь не классический танцевальный стиль Северной Индии, поэтому приветствие, было опущено. Но это вовсе не значит, что девушка не собиралась сплести воедино свои желания и мысли. Как раз наоборот. Она делала «перекаты» головой от одного плеча к другому, разминая тем самым шейные позвонки, а в это время, ее разум находился в процессе «чистки» и «избавления» от всего лишнего.  Локти, кисти, корпус, берда, колени, щиколотки. Мышцы и суставы каждой части тела индианка разогрела, перед тем, как приступить к тренировке. И к моменту, когда закончилась разминка, она полностью настроила свое сознание  на нужную волну, посылая импульсы, ориентированные исключительно на дальнейший танец. Но прежде чем его начать, Сона отвлеклась на разговор с хореографом, не «разрывая» при этом своей «гармоничной» связи.
Уильямс, предложила обойтись простым общением. В стране контрастов, такое не практикуется. Там принято обращаться к человеку, являющемуся наставником чего-либо  на «Вы», при этом, называя его учитель, или же Гуру Джи, но ни в коем случае по имени, это считается неуважительным.  В Европе в этом плане все гораздо примитивнее, и взаимоотношения выстраиваются в менее формальном ключе. А раз уж они в Англии, то Адвани должна подчиняться правилам, действующим здесь, не навязывая никому свои стандарты, поэтому Сонам не стала возражать против перехода на «ты».
Далее последовал небольшой ввод в курс дела, с неким определением дальнейшего типа предстоящих работ. Возможно, эти нюансы должны были напугать начинающую модель, самоуверенно согласившуюся на этот проект, вот только для студентки, они не показались какими-то необычными, или чересчур требовательными. Более того, она считала подобную позицию адекватной и нечто подобного ожидала, когда давала согласие на участие в данном  проекте. К тому же, Сона, в силу своего характера, особенностью которого являлось стремление к наилучшему результату, была в состоянии фокусироваться на чем-то конкретном, посвящая этому всю себя, выжимая максимум возможности, и не отвлекаться на другие, менее значительные вещи.
В итоге, когда данные тонкости были оговорены, наступило самое время, чтоб перейти к, пусть не самой важной, но одной из них части – демонстрации танцевальных способностей  модели.
Подойдя к стереосистеме, Сона подсоединила к ней свой смартфон, включив рандомно первую попавшуюся песню.
Она сделала глубокий вдох, и полностью отдалась во власть своим чувствам. У темноволосой девушки, изъясняющейся сейчас на языке тела, даже отсутствовала необходимость смотреть на исполнение своих движений в зеркало. Она просто погрузилась с головой в то, что делала.  Словно натянутая струна она  двигалась с, казалось бы, нехарактерной для этого легкостью. Резкие движения сменялись плавными. Бедра раскачивались из стороны в сторону, а за ними и корпус переходил в «волну». Не забывала Адвани и про точки. Обороты, выпады, скольжения. Она фокусировалась на каждой выполняемой ею детали, не позволяя себе дать слабину даже на долю секунды. Сейчас, индианка вкладывала всю свою душу, не вспоминая о каких-то переживаниях, что испытывала по дороге в студию. Не вспоминала она и о требовательном хореографе, о том, что Хани сейчас оценивает и делает выводы относительно способностей индианки, да и вообще о наличии наблюдателей, даже о том, что это не совсем ее стиль. Сонама заставила себя поверить в обратное. Объединив все знания о западных танцах, разбавляя их движениями,  которые модель черпала из направления болливуд масала, ей удалось создать некий симбиоз. В напряжении была каждая мышца, каждая частичка ее тела. Адвани делала акцент даже на движении каждого пальчика, натянутого до предела, не забывая при этом о мимике, лицом передавая все чувства. В какой-то момент, казалось даже, что от самых плеч до кистей ее кости стали гибкими подобно пластилину. А шея, как будто двигалась на шарнирах. Если бы музыка не закончилась, девушка, наверное, так и продолжала бы свой танец, пока не свалилась без сил.
Но, к счастью, этого не случилось. Она завершила свое выступление. Сердце колотилось, дыхание было быстрым и прерывистым, но ничего во внешнем виде индианки, за исключением небольшой испарины на лбу не выдавало наличие какой-либо усталости. Она смотрела на Ульямс, с заинтересованностью, пытаясь понять чувства хореографа, и определить, какой же вердикт ей сейчас вынесут.   


*Бог Шива — один из трех великих богов индуизма.
* Девадаси - Храмовые танцовщицы. Считались хранительницами векового танцевального классического искусства.

Надеюсь, Айш не обидеться, за использование ее внешки)

+1

7

Говорят, когда ты мечтаешь, мечтай о чем-то большом, а когда достигнешь этой мечты – выбери себе мечту побольше…
Что же, каждый творческий человек мечтает, чтобы в его биографии появились строки о том, как много он или она достигла в своей карьере, оставил свой след в этой жизни и вписал свое имя в историю. Это нам прививают еще с самых юных лет, когда мы ходим в школу – незаметно, нас подталкивают к нашим грядущим мечтам, нашим стремлениям, к которым мы либо потянемся, либо потеряем свой аппетит. Впрочем, именно во время еды и приходит аппетит, разве нет? И с каждым новым кусочком, ты стремишься удовлетворить свой голод, насытиться и разделаться с остатками блюда на тарелке. Точно также происходит и с нашими стремлениями в жизни: добившись чего-то одного, ты выбираешь новую цель, что далеко не всегда будет досягаемой и легкой. Но в этом и суть. В достижении своих желаний, в удовольствии, которое они нам доставляют…
Именно таким удовольствием и стремлением для Хани были танцы, которыми темнокожей девочке хотелось просто заниматься постоянно; добившись маленькой мечты, Уильямс решила ухватиться за новую - хореографию. И тут она тоже преуспела, сумев удивить и даже закрепиться. Кто знает, быть может, когда-то наступит тот день, когда кто-нибудь скажет, что эта женщина подняла танцы на новый уровень? Определенно, подобные мысли льстят танцовщице, которой хотелось стать более заметной фигурой в танцевальном мире.
Кто-то сказал бы, что Хани не стоило уезжать так далеко от Американской Фабрики Звезд и Мечтаний, которым являлся Голливуд. Именно в его сторону оглядывается каждый, живущий в этом мире. Каждый знает, чем живет сердце шоу-бизнеса – музыкой, вечеринками и танцами. Если ты известный в Голливуде – о тебе говорит весь мир, но Уильямс не боится испытаний и знает, что ей пока там тесно. Ей нужно что-то новое, что-то не похожее на то, что было в Калифорнии…
Но, сможет ли модель, на которую возлагаются надежды ответственными людьми, принимавшими участие в работе над видео работой относительно знаменитого исполнителя из Англии, справиться с поставленной задачей?
Хани сомневалась.
Она, как и большинство хореографов-постановщиков, была готова опереться скорее на тех танцоров, которым уже доводилось танцевать, если не перед камерой, но иметь представление о профессиональных танцах. Все-таки в таком случае, ты знаешь, хотя бы в каком направлении работал человек до этого, на что он способен пойти ради танцев и сколько вообще можно из него выжать. Ведь танец – это эмоции, которые говорят при помощи порой даже самых примитивных движений, которые предстоит собрать в единую картину и историю, что должна быть рассказана зрителю. И, тем не менее, она не торопилась ставить крест на длинноногих и хорошеньких моделях, если им доверилось компетентные люди. Во всяком случае, именно сейчас, глядя на Адвани, она должна была решить для себя, какое место она могла выделить для экзотической красотки, которую жаждали видеть в кадре режиссер и наверняка ребята из группы.
Движения Сонам были не сложными, но ровно с тем быстрыми и четкими, что давало возможность понять хореографу о том, что перед ней далеко не профан. В движениях девушки была некая смесь чего-то очень знакомого современного и нового, то ли из-за ее восточных корней, то ли из-за использования тех фигур, которые можно было наблюдать во множестве Болливудских фильмов, которые выходили с завидной скоростью и были своей Меккой для жителей Индии, грезивших о своей известности. Однако Уильямс следила не только за движениями девушки, но и попыталась обратить внимание на ее ошибки – все-таки они есть у каждого и в грядущей работе, Хани желала сразу же указать на слабые места Сонам, чтобы больше с ними не сталкиваться.
- Не плохо, - отозвалась темнокожая женщина, как только ее новая знакомая закончила с танцем. – В целом – у тебя хорошая пластика и слаженные движения, - сразу же решила высказать свою похвалу. – Но, есть вещи на которые стоит обратить внимание и постараться бороться с ними, - не давая расслабиться, повела она дальше. – Эмоции – на лице должны быть эмоции; удовольствие, боль, переживание – зависит от контекста мелодии, но их должно быть больше в каждом жесте и на лице тоже. Это особенно важно, когда на тебя будет направлено несколько камер, но ты об этом должна знать и без меня, - она улыбнулась своим последним словам, надеясь, что те не прозвучали слишком жестко. – Следующее, - прежде чем продолжить, Хани сделала большой вздох, словно размышляя над тем, что скажет или как произнесет свои слова и свое мнение. – Дыхание. Мы будем танцевать в более быстром ритме – у нас будут переходы от быстрого к медленному, но тебе придется рассчитывать свое дыхание, чтобы не запыхаться к концу. Поэтому я бы советовала тебе встать на беговую дорожку или просто заняться пробежками – они лучше всего готовят к тем нагрузкам, которые возникают во время танца, - продолжила следом женщина, желая наконец-то приступить к самой интересной части этого занятия. К знакомству с композицией, с песней…
- А теперь послушаем песню, - она подошла к музыкальному центру, при помощи которого и собиралась включить запись. – Можем присесть на пол, - предложила она вскоре, нажав на кнопочку play.

+2

8

Все люди очень разные. По характеру, темпераменту, мировоззрению и так далее и тому подобное. Перечислять можно очень долго, и, пожалуй, даже всей жизни не хватит, чтоб выделить все пункты, для сравнительного анализа, а чтоб провести его, так тем более. Если остановиться сейчас на такой характеристике как отношение к критике, то можно выделить следующие типы:
Первый – агрессивные. Воспринимают любые замечания негативно, начиная доказывать своему «оценивателю», что тот категорически не прав, плоско мыслит, и вообще ничего не понимает в колбасных обрезках.
Второй – пофегисты. Не столь критично настроены, да и вообще ни как не настроены, если быть точнее. Более того, им все равно, и чье либо мнение для подобного типа людей вообще не представляется интересным. Их оппонент может сколько угодно сотрясать воздух, да только впустую, все равно у них в одно ухо влетит, а в другое вылетит, не задержавшись в голове и доли секунды, не говоря уже о возможности повлиять на их отношение или восприятие. 
Третий – нюни. Полная противоположность предыдущей группы, эти люди чересчур восприимчивы к словам окружающих. Любой намек на их недостатки, ошибки или слабые стороны могут привести к депрессивному настроению, самобичеванию, вызвать бешеный шквал «обидок», топаний ножками, а в конечном итоге даже спровоцировать демотивацию. 
К счастью, существует и такая  категория, которой можно дать определение адекватной.  Сюда относятся способные прислушиваться, делать выводы, анализировать оценочные замечания других и сопоставлять их со своими собственными суждениями. Адвани как раз была и есть представительницей последнего или, как сейчас принято говорить, «крайнего» типа.   Девушка не имела ничего против критики, особенно, если та является конструктивной, для себя отмечая, что любая оценка и характеристика по-существу несет пользу. Не важно  какими мотивами руководствовался человек, делая вам то, или иное замечание, наиболее приоритетным является то, чтобы суть недостатка была верно определена. Только, «переварив» критическое отношение к себе, обозначив, те или иные выводы, можно стремиться к успеху и самосовершенствованию, в то время, как игнорирование или отрицание проблемы только загонит ее глубоко внутрь и затруднит процесс ее решения, не говоря уже о том, что такой механизм как «развитие» не будет запущен. В лучшем случае, вы просто останетесь на том же месте где и стояли, в худшем - сделаете шаг назад. Для того чтоб двигаться дальше, нужно работать над собой.
Этим как раз, начинающая модель и планировала заняться.  Внимательно случая хореографа, она тезисно фиксировала в своей темноволосой голове, все то, на чем следует заострить свое внимание, если решение Хани будет нести для нее положительный окрас.   
Признаться честно, Сонам не до конца была уверена, что станцевала достойно. Да, она, можно сказать, абсолютно раскрепостилась. Делала то, что чувствовала, чувствовала то, что делала, соответствуя именно той установке, кою себе изначально задала. Но это вовсе ничего не значит. Это как пение в душе… или в караоке на пьяную голову. Когда ты мнишь себя рок-звездой,  с абсолютной уверенностью, что все ноты были взяты, и не разбросались мимо, что окружающие приходят в восторг, даже не подозревая, какой пытке они в данный момент подвержены. Сейчас, в сознании другие иллюзии. Овации…  цветы… поклонники, вот он твой звездный час! Автограф? Без проблем, где расписаться?
А с наступлением утра, когда карета золушки превращается в тыкву, микрофон вчера загоревшейся звезды в пустую бутылку из-под пива, а поклонники в… не важно.  Ты с трудом плетешься на кухню, чтоб растворить аспирин в стакане воды, делаешь глоток, и открываешь видео,  залитое на фейсбук, да еще и с отметкой твоего профиля. То волшебное средство, что должно было вернуть чугунную голову обратно на плечи, резко оказывается разбрызганным по кухонным фасадам  и полу. Рука закрывает стыдливое лицо, и приходит осознание, что самое время лечь под нож пластического хирурга, сменить имя, прическу, может даже пол и свалить из этого города.  Утрированно, конечно, но как-то так. 
И нет, с Адвани такого не случалось, как вы уже успели подумать. Хотя она танцевала «так, будто никто не видит», танцует Сона, определенно лучше, чем поет.
Если отставить шутки в сторону, то модель, в целом была довольна результатом. Связано это было с тем, что у Хани, пусть и были замечания, но она отметила ее пластику и слаженные движения. Уже что-то, правда? По крайней мере, ее не назвали поломанным бревном. А то мало ли…
Но результатом индианка была довольна не только поэтому. Отправляясь на смотр, по большому счету она была не готова. У нее не было какой-либо постановки, заученных движений, все то, что сейчас демонстрировала девушка, являлось чистой воды импровизацией. Да, несомненно, какие-то движения, она позаимствовала из болливудских постановок. Они были придуманы, возможно Вйбхави Мерчант или Ремо Де Сузой*, но если и так, то это все было на несознательном уровне. Даже удивительно, что включив воспроизведение первой попавшееся песни, она наткнулась на трек из легендарной второй части Dhoom’а*. И это не смотря на то, что в ее смартфоне практически отсутствовала музыка «отечественного производителя». Было бы веселее, если бы из колонок раздавалась, заслушиваемая девушкой «до дыр»  Hijo de la luna*. Тогда бы Адвани пришлось танцевать Венский вальс? Интересно, как бы на это отреагировала Уильямс.
Адвани уже было интересно, что является целевым произведением. В смысле тем, на клип которого будут производиться съемки, но спросить сама брюнетка не решалась. К счастью, хореограф не заставила себя долго ждать и предложила ознакомиться с записью.  Сона подошла ближе к установке, из которой доносился звук и присела следом за Уильямс на пол, скрестив ноги в позе лотоса. Она слушала песню, улавливая ее ритм, пытаясь не упустить звучания отдельных инструментов, переходов и тональности, отмечая про себя, что ни разу ее еще не слышала.  По всей вероятности, премьера еще не состоялась. А это, в свою очередь, накладывало еще больше ответственности, как на хореографа, так и на танцовщицу, которой выпадет исполнять ведущую партию. И если волею судьбы ею станет Сона, то она готова сделать все, то от нее потребует Хани, и даже больше. Ради подобного случая индианка готова и на беговую дорожку стать, и ранним утром на пробежку выйти. Оставалось только дождаться дальнейших указаний.     
   


*Вайбхави Мерчант и Ремо Де Суза - известных хореографы Болливуда, знаменитые своими постановками в огромном количестве фильмов на хинди.
* Dhoom 2 - (Байкеры 2: Настоящие чувства)- вторая часть популярной в индии франшизы.
*Hijo de la luna - (с исп. — «Сын Луны»), песня-баллада, первоначально исполненная испанской группой Mecano

+1

9

Первые ноты заставляют Хани немного покачнуться в такт первому настроению песни, которую она приносит в пустой зал, где они с Сонам сидят на полу, вроде тех танцоров, которые приходили к Уильямс для уроков хореографии и вообще просто, чтобы разучить парочку движений. Многие из таких учеников задержались при ней, и продолжали трудиться, тогда как кое-кто более гордый и своевольный, решивший не считаться с мнением Хани, предпочли искать своего танцевального счастья где-нибудь иначе, и шоколадка нисколько не была против подобных перемен. Все-таки на одном месте нельзя находиться постоянно: человек расположен для прогресса, для перемен, без которых он начинает двигаться в обратном направлении. А это уж, согласитесь, не есть хорошо?
Песня – основа любого танца. Конечно, если только танец не будет молчаливым выполнением слаженных (или не очень слаженных?) движений, более напоминавших занятия в парке, как можно ближе к природе, любителей йоги. Поэтому Хани внимательно относилась к созданию танца к той или иной композиции, прослушивая ее, задумываясь над каждым движением, которое предстояло превратить в определенную часть историю, которую рассказывалась при помощи телодвижений танцора. При этом надо полагать, что времени на все это у нее было обычно не так уж и много. Каждый день, час и даже минута порой играли едва ли не решающую роль – порой она до последнего сомневалась в том, стоит ли ей проделывать именно это движение, или же лучше было его упростить, а то и вовсе заменить? Не стоит также забывать и о тех продюсерах и режиссерах, которые любили совать своих пять центов или пени – что вам будет угодно; не будет большим секретом, что именно один из продюсеров заставил девушку всерьез задуматься о работе в более отдаленном месте от хорошо знакомой и родной Калифорнии.
Когда певец начинает петь первые строчки песни, Хани присмотрелась к первой реакции индианки, что казалась ей скорее сосредоточенной, нежели расслабленной. Женщина допускала, что могла поторопиться с прослушиванием композиции, под которую и придется исполнять не одно танцевальное па модели, ведь могла уделить больше внимания именно песне, дав возможность темноволосой девушке возможность проникнуться ею, прочувствовать, дабы позже ей было легче разучивать движения танца, которые задумала американка. Впрочем, если у них сложится все на этой репетиции, то хореограф предполагала, что еще постарается навести контакт с Сонам, которая была для нее несколько далекой… в ментальном мышлении. Во всяком случае, так казалось темнокожей женщине, что не могла усидеть ровно, пока играла музыка. Она даже сделала характерное движение шеей, не двигая плечами или спиной – одно из любимых движений гения поп короля, которым до сих пор продолжали восхищаться во всем мире, наследовать его манеру, его подход к каждой работе. Все-таки великий Майкл тем и был прекрасен, что всегда делал нечто удивительное – он не боялся сложностей, как и не боялся быть первым, кто сделает что-то. Так, именно этот темнокожий певец и повлиял на мир танца, а также видео работ к песням, которые стали настоящим произведением искусства. Не все, естественно, но заданный эталон – был той самой путеводной звездой, к которой шел каждый, и Хани кривила бы душей, если бы не хотела, чтобы ее тоже когда-нибудь отметили. И дело вовсе не в эгоизме или самоутверждении; дело, пожалуй, в профессиональном росте, без которого не может быть будущего.   
- Ну, как? – как только песня закончилась, спросила американка у индианки. – Понравилась песня? – спросила она следом, решив уточнить свой вопрос, прежде чем девушка ответит.
На самом деле, песня не должна нравиться танцору. Самое главное – научиться раствориться в ней, поддаваясь ее настроению; куда более важно – передать историю своими движениями, чувствуя каждый шаг, каждый поворот, не утонуть полностью в ней.
Но Хани тащилась от этой песни, от строчек в ней и уже предвкушала съемки, во время которых заслушает ее до дыр, до той поры, когда слушать уже будет невозможно.
- Признаюсь честно, что с фанком я работала редко, когда жила в Америке, - улыбнулась Уильямс, решив немного все-таки рассказать о себе. Она могла бы сказать, что у нее за время работы в Калифорнии было много хип-хопа, ритм-н-блюза, синти-попа и даже тверка. Но, по правде говоря, ей все это казалось сейчас пустым хвастовством. Все-таки, когда приезжаешь в новую страну, даже если и по контракту, не стоит демонстрировать свои старые заслуги, но добывать новые.
И это она собиралась только сделать…
- Пойдем к зеркалу, - она кивнула в сторону центра зала, из которого лучше всего можно было рассмотреть себя. – Я буду показывать, а ты пытайся запомнить и потом, под музыку попробуем вместе повторить, - быть может, она говорит сейчас очевидные вещи, но Уильямс не хотела потом оказаться в неловком положении.
- Тебе, кстати, будет удобно танцевать в этой обуви? Можно будет переобуться, - предложила она на полпути к центру зала, где вскоре они уже начали отмерять каждый шаг и движение тела своим счетом.

+2

10

Адвани слушала композицию, и пыталась вспомнить исполнителя. Какая-то группа. Вот только какая, она не могла вспомнить. Но голоса были слишком знакомы, и судя по их акценту это не англичане. Скорее всего, из Америки. Долго девушка гадать не стала, какая в этом разница. Если ей удастся заполучить этот проект, убедив Хани, что она осилит все задачи, которые та перед ней поставит, то с ними уроженке Бенгалии еще предстоит встреча, и даже не одна. Ежели нет… то, это даже к лучшему. Не зная, какой шанс упустила, если у нее ничего не получится, Сона, может, будет испытывать не такое сильное разочарование по случаю своей неудачи. Как бы там ни было, сейчас этот момент имел не такую большую значимость. Куда полезнее будет заострить внимание на самой музыке.  Это она является главным звеном, на котором сейчас все завязано. Несомненно, клип, и вся его концепция, включающая в себя декорации, сюжет, модель, что в нем снимется и то, что она будет исполнять, является не маловажными деталями, из совокупности которых формируется полностью картинка, подобно пазлу, но ведь настроение всему этому задает именно песня. Правда, чем дольше Сонам проникалась ее настроением и улавливала ритм композиции, тем страшнее ей становилось. Казалось бы, она, после демонстрации своих способностей выдохнула с неким облегчением. Да, были замечания, да, несомненно, перед ней открывался непочатый край того, над чем надо еще работать в поте лица. И вообще, в современных танцах, она можно сказать, профан, но в целом то, начинающая модель получила, как ей показалось, вполне положительную оценку, несмотря на то, что рассчитывала на меньшее. И это с ее-то характером, которому не чужда самоуверенность, представляете?
Вот только  сама песня… для индианки это было… нечто кардинально новое. Совсем не то, что Сона слушала раньше, не говоря уже о танцах.  Если признаться честно, она абсолютно не представляла себя в движении под эту музыку. В ее темноволосую головку не лезли даже идеи, а касательно импровизации, максимум, что она могла бы самостоятельно под нее исполнить, если бы хореограф поставила бы перед ней подобную задачу, так  это переминаться с ноги на ногу и в такт щелкать пальцами. Словно четырнадцатилетняя ученица средней школы, которую родители впервые отпустили на школьную дискотеку, и она не знает, что на ней нужно делать.  Но вон-там, не далеко, стоит популярная старшеклассница, не сводящая своего оценивающего взгляда. И теперь появляется стимул, нет, даже не стимул, а установка не облажаться перед ней, к тому же, она-то в «теме», что к чему, и, глядя на нее, можно многому научиться.
Песня остановилась, и Хани позвала модель занять позицию у зеркала, чтоб начать работу, но перед этим поинтересовалась мнением девушки относительно самой композиции, и, не солгав, Сона призналась, что ей она понравилась. Единственное, более детально девушка разъяснения дать не могла. Адвани плохо разбиралась в этой музыке. Она практически ничего не знала о жанрах, за исключением таких популярных, как  Rhythm & Blues, Rap, rock'n'roll, и это несмотря на то, что слушала много зарубежных исполнителей. Индианка никогда не придавала значения, к какому стилю относится тот или иной понравившийся ей трек, ей либо приятно слушать его, либо нет, остальные подробности ее мало интересовали. Если говорить конкретно об этой аудиозаписи, то она относилась к первому типу. Сона даже в какой-то момент захотела скачать ее на свой смартфон, но вспомнила о том, что песня, еще не вышла в ротации, и ее премьера пока не состоялась. Зато, благодаря Уильямс, она знает, что есть такое направление, как фолк (да-да, стыдно признаваться, но все же), и этот трек как раз к нему и относиться. Правда, для Сонам это мало на что влияло. Более того. Вообще ни на что не влияло.   
-Обувь? А да, пожалуй, я переобуюсь. Адвани опустила взгляд на свои джазовки. Они смотрелись, мягко говоря, не совсем гармонично с ее топом и спортивными ласинами, но когда думаешь об удобстве, эстетические чувства уходят на второй план. Правда, когда девушка их обувала, она еще не имела представлений о том, в каком стиле ей придется обучаться танцам.  Сейчас же, кроссовки ей казались более предпочтительными.
-Я готова. Объявила она, спустя всего одну минуту. И не теряя больше времени, девушки приступили к тренировке.
Адвани смотрела то на хореографа, то на ее отражение в зеркале. Пытаясь схематично запомнить отрывки из связок, при этом подмечая какие-то особенности в каждом движении. При этом, понимая, что со стороны может казаться, будто повторить то, что сейчас воспроизводит Уильямс проще простого, но только стоит попробовать, как приходит осознание, насколько бывает обманчиво первое впечатление. И твое тело, которое якобы посылало импульсы в мозг, что способно сделать так же, и даже лучше, вдруг становиться аналогично полену. Сейчас же, вглядываясь так сосредоточенно, что даже на  лбу образовалась складка, а брови сдвинулись к переносице, в каждый танцевальный элемент,  выполняемый американкой, Сона пыталась уловить те моменты, на которых ей нужно заострить внимание, чтоб не упасть в грязь лицом, и повторить, пусть не так идеально, как это делает Хани, но более-менее сносно.
-Кажется, я запомнила. Попробуем под музыку?

+1

11

Почему Хани обратила свое внимание на обувь, в которой собиралась заниматься Сонам только сейчас, а не в начале этой встречи, танцовщица не могла бы ответить наверняка. С одной стороны, если обувь плохая, то она мешает, как хорошему танцору, так и плохому, но с другой – у каждой обуви есть свои преимущества, которые используются в том или ином направлении танца. Конечно, в последнее время существует целый ряд танцевальных направлений, предполагавший различные вариации танцевальной обуви, от более спортивной к изысканной классической. Но, это ведь и без лишних слов понятно и даже как-то естественно выглядит и звучит? Впрочем, да, если только не говорить об обуви-защите для ног, именуемой танцорами «трусами», роль которых состоит в защите стоп, и той обуви, в которой сложно вообразить различные танцевальные па на сцене или даже в видео работе. Однако в последнее время стоило отметить, что прослеживается некий «пик» или же мода на … обувь на экстремально высоких каблуках.
Такой танец выглядит сексуально! Да, очень красиво и сексуально, ведь длинные ноги всем нравятся.
Это выглядит очень эффектно! Дважды да! Ибо чем более изощренные движения во время танца, тем больше они приковывают к себе внимание зрителя, что открывает невольно рот от удивления.
Однако никто не знает, насколько опасным могут оказаться такие танцы, поэтому предварительно танцоры проводят не одну репетицию, прежде чем встанут на свои каблуки, что могут выглядеть подобно «ходулям» давних циркачей, что всегда очаровывали людей, будь на дворе двадцать первый век или тринадцатый.  Несомненно, Уильямс размышляла какое-то время, так ли ей хотелось шокировать публику и загонять всех танцоров под модный шаблон, и женщина пока еще не приняла окончательное решение на этот счет. Все-таки нельзя было назвать движения в танце простыми, хотя и слишком сложными они тоже не были: стоило запомнить пару моментов, хорошо считать, слушать музыку и все, определенно, должно было пройти, как по маслу. Конечно, она осознавала, насколько будет отличаться танец, если только ее танцоры будут облачены в более спортивной обуви или туфлях на шпильке, и именно эти нюансы заставляли ее сомневаться до последнего мгновения.
Женщина проследила за индианкой, что решила воспользоваться рекомендацией Хани, и переобувалась. Издалека танцовщица присмотрелась к тому, как именно выглядит обувь и соприкасается с полом, на котором можно было поскользнуться при неверном выборе обуви.
- Отлично, - одобрила она выбор Адвани. – Попробуй на этом занятии обувь. Главная ее задача: быть не только устойчивой, но позволять тебе хорошо чувствовать паркет. Еще желательно, чтобы материал дышал. У нас не будет никаких необычных трюков, по идее, поэтому кроссовки могут быть низкими. Может быть, позже, когда разучим движения, попробуем танцевать на каблуках. Так что, если тебе будет удобно на каблуках – можно и в них будет заниматься, - сделала небольшой экскурс в мир танцевальной обуви Хани, прежде чем они с Сонам заняли позицию перед зеркалом, в котором можно было проследить каждое движение друг друга.
Вначале Хани показала движения, которые были необходимы для начала танца, после чего девушки вдвоем проделали каждое из движений, что составляли определенную картину танца, доведя ее практически до совершенства – ну, настолько, насколько это было возможно за каких-то минут пятнадцать или двадцать. Поэтому, не было смысла больше тянуть, и оставалось проделать все под музыку, о чем и попросила ее Сонам.
- Да, давай теперь под музыку, - согласилась она, направившись к музыкальному центру, который включила при помощи пульта. Оставив его на полу, женщина успела остановиться на необходимом ей расстоянии, чтобы «пройти» необходимый ей отрывок под музыку…
… и надо сказать, она была вполне довольна тем, как отработала каждое движение Сонам. Нет, она не назвала бы движения идеальными и отточенными до совершенства, но ей нравилось то, как старалась модель. Так что можно было с уверенностью утверждать, что она должна была пересмотреть свое отношения к тем людям, которые не занимаются танцами профессионально, но которые наравне с профессиональными танцорами состязаются за свое место в кадре музыкальной видео работы.
- А знаешь, мне понравилось, как у нас получилось, - Хани не была щедра на похвалы, но для начала решила приободрить модель. – Надеюсь, у нас все будет так получаться и дальше, - она ухмыльнулась. – Ну, увидимся завтра? Правда, завтра нас будет побольше… - добавила она следом, подойдя ближе к стулу, на котором находилась парочка ее личных вещей, среди которых был ее мобильный телефон. Проведя пальцем по сенсорному дисплею, танцовщица убедилась в том, что времени прошло не так уж и много – хотя бы на дворе не глухая ночь? Но уже наверняка потемнело с наступлением сумерек.
- Ты кстати, далеко живешь отсюда? – спросила она невзначай.

+2

12

Верите ли вы в судьбу? В то, что с самого появления на этот свет, с первого своего вздоха, человек живет по определенному сценарию? Что он, скорее щепка, плывущая по течению, ибо  все события, которые происходят в его жизни, не случайны, и  предрешены заранее, как и предопределена его земная юдоль?
Или может быть, вы придерживаетесь утверждения, что ни кто иной, как сам человек является творцом своей жизни, строит ее по своему разумению, является ее хозяином, и посему, вся ответственность тоже принадлежит ему, как за все хорошее, что с ним происходит, так и за все плохое.
А как на счет веры в закон силы притяжения? Нет, я не о том, что описан физиками в их научных трудах. Этот не имеет ничего общего с гравитацией, Ньютоном и всемирным тяготением. А о том, что мысли материальны? То есть, ваша умственная деятельность, якобы, способна перенести ваши желания в действительность. Иными словами, если вы научитесь их правильно визуализировать, то сила притяжения перенесет или же притянет их в вашу жизнь, достаточно всего лишь правильно создать мыслеобразы, которые в свою очередь, смоделируют новую реальность, и тогда вам уже  покорятся любые вершины.
Если говорить касательно мисс Адвани, то у нее не было однозначного отношения на этот счет. Она не была сторонником строго восточного или же строго западного понимания вопросов мироздания, да и в таковую силу мысли тоже не веровала. Зато была абсолютно уверена – если сильно захотеть, можно в космос полететь (пусть даже это и звучит как детский стишок) или даже горы свернуть (и не только те, что расположились на фоне рабочего стола, любезно установленного по умолчанию разработчиками из  Microsoft).
Сонам искренне верила, что стремления и старания, действительно позволяют добиваться желаемых целей, и поэтому, всегда была усердна на пути к заданным ею же горизонтам и достижению намеченного успеха. А жизнь, в свою очередь, отплачивала ей соответствующе, вознаграждая за ретивость, желаемыми результатами. Странно конечно, что девочка, воспитывающаяся в достатке, не знавшая ни в чем отказа, выросла с убеждением о том, что собственным трудом, настойчивостью, и упрямством можно выполнить любые задачи.  Так, еще ребенком, после тренировок теннисом, или же занятий по йоге, даже тем же танцам, когда у нее чего-то не получалось, она приходила домой, и упражнялась над теми элементами и моментами, что вызывали трудности, снова и снова, пока окончательно не одерживала над ними победу. Наверное, именно благодаря этим качествам, в частности упорству, и верности своим стремлениям, индианка поступила в Кентский университет, начала модельную карьеру, осталась в Лондоне, и до сих пор продолжает получать экономическое образование, хотя, уже практически, успела помахать своему диплому ручкой.
А теперь ко всему этому списку добавился еще один пункт – она занимается сейчас. В этой студии. С женщиной, признанной одним из крутейших хореографом. И, кажется, у нее стало чуточку больше шансов, чем было еще вчера или сегодня утром, стать участницей видеоролика какой-то, судя по всему, популярной группы. А для того, чтобы эти шансы в очередной раз преумножить, она отдавалась тренировке, как и всему, что делала до этого, - полностью, была сосредоточенна и внимательна, не жалела себя в физическом плане, и настраивала в моральном, а так же выжимала максимум из своих возможностей. Каждое слово Хани она воспринимала с абсолютной серьезностью, и запоминала моменты, над которыми американка заостряла внимание, не жилая упустить что-то важное. Сегодня, по возвращению в кампус, модель знает, чем будет занята – оттачиванием тех движений, которые Уильемс ей покажет, ведь для того, чтоб достигнуть действительно достойный результат нужно все время работать над собой, с целью, направленной на усовершенствование. То есть, чтоб каждый последующий успех был лучше предыдущего. 
Возможно, Сона даже попробует, стоя перед зеркалом в своей комнате, выполнить пару связок на каблуках, о которых говорила танцовщица, в Daffodile от Лабутена, что ей подарил года полтора назад отец, не предвещавший на тот момент еще своего финансового краха. Адвани даже как-то наткнулась на клип, в котором Бьенс, кажется это была она, хотя индианка не помнит наверняка, наряду со своей подтанцовкой, двигалась на высоченных шпильках, с катастрофически опасным подъемом. Признаться честно, индианка, которая умело ходила в обуви на высоком каблуке, не смотря на то, что терпела жуткий дискомфорт, тогда порядком ужаснулась. А сейчас ей даже было интересно попробовать нечто подобное, хотя, пожалуй, не сегодня, и не самостоятельно. Один неверный шаг, и она рискует подвернуть лодыжку, и тогда все старания будут напрасны. Уж лучше не выдумывать себе лишнюю головную боль, и следовать указанием Хани.
Тренировка закончилась, как показалось брюнетке на оптимистичной ноте. Сонам даже просияла, когда хореограф подбодрила ее словами, что ей понравилось. Она оказалась очень приветливой женщиной, хотя индианка, зная ее только заочно, представляла совершенно другой, намного стервозней, что ли. Почему-то ей казалось, что Уильемс ее сразу пошлет, не успеет Сона еще начать первое движение. Благо, опасения Адвани не подтвердились, и, не смотря на то, что американка действительно оказалась требовательна, она так же была вполне адекватной в этом плане, и не требовала совсем невозможного. Ведь на то, Хани и профессионал, и совершенно логично, что для нее важно не растрачивать энергию на «неподходящее».     
-Так…  модель уже собиралась уточнить что-то типо «Ну как, Вы меня берете?», но в последнюю секунду решила не задавать лишних вопросов, которые могу показаться к тому же глупыми. Стала бы она тогда уделять ей целую тренировку? –завтра….в это же время?     
-Нет, не далеко… относительно не далеко тут же поправила себя Адвани. –В пятнадцати – двадцати минутах езды, от сюда.     

+1

13

Есть люди, уверенные в том, что жизнь – способна удивлять или даже ее сущность и является в том, чтобы не дать человеку, блуждавшему на ее тропах, заскучать. Однако, как всегда и во всем, всегда существует что-то в противовес, и в данном отношении к жизни также существует иная точка зрения, не столь близкая к фатализму или предсказуемости грядущего будущего, которое приходит само, без спросу и ожиданий. Несомненно, Хани Уильямс была далеко не тем человеком, который будет сидеть на попе ровно, когда звучит музыка, как и не станет сидеть, дожидаясь, когда ей на голову свалится всеобщее признание, высокие гонорары и работа со звездами мирового масштаба. Темнокожей танцовщице пришлось немало потрудиться для того, чтобы добиться определенных успехов в своей карьере, которые кто-то называл случайным сбегом обстоятельств (вот же скоты!). Ну, а для других – она стала открытием, самородком, который занимался, не покладая рук и мечтал, всегда мечтал и шел к своей мечте, как бы ни было сложно пройти этот нелегкий и полный испытаний путь. И, возможно, Хани где-то моментами не доставало какого-то опыта работы, из-за чего она порой теряла из своей труппы весьма не плохих танцоров, не выдерживавших требовательности американки, менять что-либо женщина не собиралась. Все-таки каждый врач, каждый учитель и даже танцор должен обладать свой рецепт пути к успеху, каким бы он ни был, простым или сложным. И, надо сказать, глядя на Адвани, темнокожая мисс Уильямс, пробывшая в Лондоне не больше двух недель, была готова сказать, что у индианки были шансы и все природные данные для того, чтобы не просто засветиться в кадрах одного из будущих хитов, что заставят обратить на себя внимание общественности. Сонам могла продолжить заниматься танцами, к которым у нее были определенные склонности, как и у многих черных, банально чувствовать музыку, выбирать верный ритм и оттачивать движения тела, что позволяет музыки вести себя по своему пути, пока мелодия не окончится.
- Завтра – в пять собираемся, - ответила Хани, деловито, словно там и находилась подсказка какая-то, сверившись с часами, которые висели на стене, практически под самым потолком. Так что, ради этого простого движения, темнокожей женщине пришлось поднять свой подбородок выше, после чего она перевела взгляд на Адвани. – Соберемся пораньше, чтобы было больше времени позаниматься, - добавила следом хореограф. – Когда танцует группа – добиться синхронности бывает непросто, - она пожала плечами, сомневаясь, стоило ли ей рассказывать о том, что все-таки слишком часто и не вовремя кто-то опаздывает, у кого-то начинает случайно валиться все с рук или накрывает волна эмоций, что делают человека рассеянным, не собранным и не внимательным. Пожалуй, нечто подобное происходит и в модельном бизнесе, когда девушке не просто оставить позади все мысли, что переполняют голову, словно рой назойливых мух. По крайней мере, Хани предполагала, что в этом между танцами и модельным бизнесом было нечто схожее – перед моделью, как и перед танцором, ставились определенные требования, и ничто не должно было помешать твоему выступлению, будь оно перед камерой или вживую. Все-таки каждый новый дубль, каждая ошибка – это потраченное время и деньги съемочной группы и заказчика. Поэтому верхом профессионализма являлась возможность отбросить все и просто делать свою работу.
К сожалению, но мир шоу бизнеса – жесток и бесчеловечен. Всем плевать, что на душе у человека. Хотя, надо сказать, в этом и есть свое преимущество, небольшое, но преимущество. В таком случае, более сильная личность находит для себя возможности карабкаться в этой жизни дальше, учиться попросту не обращать внимания на свои личные потрясения и просто заниматься любимым делом.
- Ты едешь на метро или машиной? – Хани решила озвучить модели контрольный вопрос. Хотя, все равно, по мнению Уильямс модель, даже если и могла позволить себе передвигаться по столице Туманного Альбиона собственным средством передвижения, должна была бы жить ближе к центру. Эй! Все-таки центр города, район сохо – это именно то, на что летят все молодые люди. Или их львиная доля.
В их числе и Хани.
- Не хочешь сходить в клуб, пропустить пару рюмок текилы и потанцевать? – продолжила темнокожая танцовщица, положив руку на бок. – Там неплохой диджей у пульта, - добавила она весомый аргумент, пусть даже за предложением выпить скрывался более банальное желание попросту узнать человека ближе, о котором уже успело сложиться определенное предположение и мнение. Конечно, не в том смысле – поближе. Хани хотела быть дружелюбной, все-таки на новом месте у нее были знакомые, но в Штатах их все равно оставалось больше. И в такие вечера, как этот, Уильямс не всегда решалась беспокоить своих новых знакомых, но пока еще не друзей.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » So just dance, dance, dance...