внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Там, где рождается холод


Там, где рождается холод

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Волшебники

Профессор Маяковский и Джулия
https://68.media.tumblr.com/481f10d725331e3042e1dc116820275b/tumblr_ol6fgrErSa1uie1iro1_500.gif

Джулии необходим наставник, который сможет обучить ее всему необходимому для победы над Трикстером. Дорожка из следствий и историй приводит ее в отдаленный филиал Брейкбилс в Антарктике к профессору Маяковскому.

+1

2

Проклятый северный климат скажете вы и будете совсем не правы. Это проклятый южный климат, где летом температура, дай бог, опускается до двадцати градусов в минус по Цельсию, а вот зимой скачет вообще до невообразимых пределов уходя за шестьдесят. Не самое приятное место, зато отдаленное от людей, где никто тебе не мешает, если не считать проклятых студентов Брейкбиллса, приезжающих сюда на один из семестров на своем четвертом курсе. Сущие ублюдки, а не дети, но благо сейчас было лето, хотя о каком лете можно говорить в Антарктике, потому в принципе мужчина мог быть свободен.
Сидеть в своем кресле, укутавшись в плед и смотреть на догорающие поленья в камине. Он никогда не подбрасывал их снова, потому как по факту они и не догорали до конца. Стоило им перейти к тлению, когда уже оставались одни лишь угли, мужчина начинал свое заклинание, чтобы вернуть их обратно во времени на несколько часов назад, когда они были еще совсем свежими и огонь полыхал своим жаром. Конечно, он не делал этого постоянно, а за такое время наложил заклинание на сам камин превратив его в магический предмет, коими полнился его дом. Хотя по факту его дом считался школой Брейкбиллс, а точнее ее южным филиалом, куда Фогг отправлял детей будто они могли чему-то научиться у Маяковского. Нет, он лишь давал им понять всю сложность реальной магии, давал возможность ощутить тяготы и думать головой, каждый уже умел достаточно, чтобы не быть полным идиотом, а дальше ты либо талантлив, либо окажешься на помойке магического мира, может быть тебя даже возьмут преподавать в Брейкбиллс. Да, на самом деле профессор был не лучшего мнения об остальных учителях и самом декане, которые изгнали его сюда, за то, чего он и не совершал. Безумная девка влюбилась в него и не контролировала свои чувства, решив переделать лицо. О чем можно было думать в такой ситуации? С таким же успехом можно винить любую звезду поп культуры, что он не переспал с какой-то своей фанаткой и она покончила жизнь самоубийством. Но это ведь был ее выбор, никто не принуждал ее к таким действия, но видимо Фоггу было наплевать, а конечно, отдувайся за все Маяковский…
- Дзинь! – прозвучал звук охранных чар, повествующий о том, что кто-то забрался на территорию школы. Это было достаточно странно, потому как подобные меры предосторожности срабатывали только на разумные формы жизни, которые не удосужились укрыться заклинаниями, чтобы пройти незамеченными. Туристы? Он находился не в самой лучшей зоне Антарктики, но школа была защищена от обычных людей, и они никогда бы не увидели ее, потому не стали бы соваться в эту местность. Тут было что-то другое.
- Сука! В этом мире так мало мест? Какого хрена идиотские волшебники лезут в эту жопу. – конечно, он испытывал негодование, потому как пришлось подниматься и прекращать свои раздумья по поводу нового проекта и передвигаться в другое крыло большого здания, чтобы хотя бы глянуть в окно на заблудившегося путника, если он и правда заблудился, а не оказался тут намеренно. Шаги раздавались эхом по каменному зданию, больше походящему на старомодную крепость или замок, чем на обычную школу. Внутри него всегда было в меру холодно, как замечали студенты, но со временем привыкаешь к этому, как это сделал сам профессор. Окна почти всегда были нараспашку, потому как заклинания, наложенные на здание, защищали его от ветра, который мог бы ворваться внутрь, и внести сюда снегу во время бури.
- Да вы там что, все с ума посходили? – проговорил он вновь, приправляя все ругательствами на русском языке, а потом стал спускаться ко входу, куда следовал его гость, закутанный в плащ, но явно не подходящий для такой погоды. Он был зимний, но зима в Канаде или США отличается от зимы в Антарктике, благо на улице было лето и всего тридцать три градуса холода.
- Какого лешего дамочка вас приперло, это не Гаити – проговорил ворчливым голосом профессор – тупые бабы – уже выругавшись на русском произнес он, добавляя еще несколько слов не имеющих особого смысла, но сказанных скорее просто для пущей красоты и уверенности, чтобы наградить свою речь максимальным количеством отборного русского мата.
- Да проходи ты, чего встала! – Маяковский взял ее за руку и впихнул внутрь стен университета, закрывая дверь, за которой играла легкая вьюга. – Проклятье, выпей, не согреешься, но поможет – он сунул ей бутылку водки, чтобы девушка как-то могла прийти в себя. Она точно не ожидала такой «благоприятной» погоды, когда сунулась на южный полюс, отнюдь не самое дружелюбное место к таким людям. Чудом, что она вообще добралась до него, видимо не без помощи магии, однако даже та не слишком сильно ей помогала. Все ее волосы были покрыты инеем и походила она скорее на какого-то сказочного персонажа, чем на человека. Ресницы тоже были белоснежными и замерзшими, не смотря на шарф, пальто и теплую кофту она все равно дрожала, продрогнув от ветра, пронизывающего тебя до самой плоти своими холодными пальцами.
- Ты кто, мать его, вообще такая? – не сказать, что его слишком часто навещали. В основном это были студенты, один раз за все время тут бывал сам декан Фогг, решивший поднять свой важный зад и отправиться в дальний филиал своего заведения. В остальном количество гостей было ограничено ровным нулем. После всех событий прошлого многие отвернулись от волшебника, отправленного в изгнание, пусть и добровольное. Впрочем, люди ему никогда не были нужны, без них жилось даже лучше. Открывалось бесконечное количество перспектив для творчества, которому профессор и посвятил себя, иногда забавляясь с собственными силами, создавая особые зачарованные предметы, воплощая сказочные описания в реальную жизнь. Это всегда было веселым занятием.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

3

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]

   Эмили Гринстрит – имя одной из студенток Брейкбилс, которая так отчаянно хотела заполучить любовь Профессора Маяковского. Конечно же, от этой истории меня передернуло, но я и виду не подала, насколько омерзительным и сопливым показалось мне повествование. Изменить лицо ради любви, которой не суждено было сбыться. Прям, сказка о Красавице и Чудовище, в которой чудовищем оказалась девушка. Есть еще тысяча причин призирать первую и уважать(?) второго. Хотя уважением сложно назвать легкое сочувствие к тому, кто пострадал из-за наивной дурры, сам того хотел он или нет. Изгнание? В Антарктику? При этом хотелось смеяться, так как более идиотского решения и быть не могло. Чего хотел добиться декан Фогг своим приказом? Остудить страсть любовника, которым и не стал Маяковский? Или же заставить того все больше и больше бухать от одиночества и ненависти ко всему миру? Талантливый маг и выдающийся волшебник, лучший преподаватель Брейкбилс, которого отправили в вечную ссылку в заснеженном крае. Мда. Все-таки, даже легкого сочувствия ощутить я не смогу. У меня нет Тени, а значит и каких-то нормальных эмоций. Я пустышка, которая пытается имитировать что-то значимое, помимо зашкаливающего эгоизма и скептизма.
   Оказавшись в Антарктике, я недовольно окинула взглядом бескрайние снежные границы и пошла прямо, ссылаясь на координаты замка, в котором и заточили волшебника. Да, здесь было намного холоднее, нежели в Канаде, отчего мои пальцы задубели за первые несколько минут быстрого шага, легкий буран мешал разбирать дорогу, что вызывало все больше гнева, нежели умиротворения. С каждым преодоленным метром, идея Фогга казалась все больше абсурдной и глупой, и я начала сомневаться в том, что у него все нормально с головой. Отправить человека в такой климат, да еще и студентов сюда посылать… каким нужно быть извергом и придурком? На вторых мне наплевать, сейчас меня беспокоит собственное благополучие, которое становится меньше с каждой замерзшей клеточкой моего тела. Жутко, холодно, еще и снег. «Ненавижу холод и снег».
   Остановившись на минуту, я сконцентрировалась на своих руках и выпустила несколько электрических разрядов, которые заставили мои пальцы сильно колоть от тепла. Постояв так немного, я смогла отогреть свои руки, после чего более стремительно направилась в сторону замка, который стал виднеться на горизонте. В последние несколько сотен метров я и вовсе побежала ко входу, будто там было какое-то спасение в виде тепла. По крайнем мере, я на это надеялась, так как мерзнуть и дальше в мои планы не входит. Спалю все к чертовой матери, но тепло будет. Даже, если придется спалить деревянную мебель и связать волшебника, дабы не мешался.
   Завидев одинокую фигуру в одной из бойниц, я спокойно проследовала к деревянным дверям, которые вполне могли быть входом в это убежище медведя. Иначе назвать то существо, которое открыло мне дверь, было сложно. Грубый, от которого веет алкоголем, и звучат странные слова. Моя правая бровь приподнялась, когда я смогла рассмотреть получше тот объект, жертвой любви к которому стала Эмили Гринстрит. Чистый скептизм и непонимание, как и сомнение в том, что ОН является лучшим волшебником Брейкбилс.
- Вот и я не понимаю, какого черта Вы забыли в этой заднице, сэр, - спокойно парирую выпад в свою сторону той же монетой, не желая быть втоптанной в грязь, как это бывает с изнеженными студентами Брейкбилс. Взглянуть на того же Квентина, и становится тошно. И таких вот специалистов выпускает университет, позор, да и только. От моих раздумий меня отвлек жест мужчины, который втащил меня внутрь за руку. Я сделала несколько шагов вперед и скинула с себя тяжелый плащ, который буквально пригвоздил меня к земле. После этого жеста стало как-то проще, пускай холод так и не отпустил. На автомате схватив бутылку с водкой, которую мне протянул Маяковский, я сделала несколько крупных глотков и поморщилась, когда жидкость спустилась вниз к желудку, теплее не стало, но немного ожила. «Водка, черт. Ну и гадость».
   Озвучивать свое мнение о напитке я не стала, так как заметила, что мужчина отдает предпочтение алкоголю, а значит это самое важное, что вообще можно найти в стенах замка. Что-то, на чем можно построить некий союз.
- Горячая штучка, - произношу я, сделав еще один глоток напитка и возвращая бутылку мужчине, - спасибо.
   После этого и правда стало лучше, спокойно отряхнув иней с волос и одежды, пока он не превратился в воду, я также стащила с себя куртку с шарфом и подняла плащ с пола, вопросительно смотря на профессора. Лгать, а тем более пытаться как-то увиливать от истины я не собираюсь. Да и озвучивать свою принадлежность к университету также не входит в мои планы. Я сама по себе и это является моим плюсом, как я считаю.
- А это имеет значение? – еврейский способ завязать разговор, задавая вопрос на вопрос, не уступая оппоненту ни в наглости, ни в красноречии. С пропажей Тени я заметила еще одну немаловажную деталь – смелости во мне прибавилось, как и остроты языка.
- Лично я пришла к одному из самых лучших и выдающихся волшебников Брейкбилс, Профессору Маяковскому. Если меня обманули, что ж, я с радостью отправляюсь на поиски другого кандидата, к которому можно обратиться за опытом и знаниями. Тратить время на пустую болтовню, и жалкие крохи с древа познаний я не намерена,  - натянутая улыбочка, забираю бутылку обратно, будто она изначально принадлежала мне и являлась неким символом тепла и уюта. Несколько небольших шагов в сторону выхода из академии, будто бы я и правда собираюсь свалить обратно на холод, где бушует вьюга. На самом же деле умелая провокация, на которую должен клюнуть Профессор. Какому мужчине не понравится, что его одного, а никого-то другого ищут и восхваляют, как он считает, по заслугам. Ему скучно, он один, а тут незнакомка является в поисках знающего человека, чтобы получить больше, чем обычно дают в университете. Да, это определенно стоит того, чтобы оставить гостью в стенах своего постоянного жилища.
[SGN]http://s3.uploads.ru/t/OezLh.gif
[/SGN]

+1

4

Одиночество уже стало для него неотъемлемой частью жизни и даже когда Южный Брейкбиллс оживал и сюда приходили студенты четвертого курса, то все равно это не освобождало самого Маяковского от одиночества. Эти студенты бил не умнее попугаев, которым он преподавал магию, как будто они грудные дети. «Мама», «Папа» - и прочите идиотские слова, которым приходилось учить их, будто детей. Это даже не похоже на истинное волшебство, которое происходит за пределами школы. Там все казалось легким, хотя само собой каждый студент выл от кучи материала, что приходилось изучать и множества экзаменов, не самых простых по их мнению. В свое врем Маяковский закончил этот же самый Брейкбиллс, выполнив все за два года, являясь едва ли не лучшим учеником со времен основания. Маги с его талантом рождались очень редко и последним из них был его отец, обладающий таким же редким даром. Предрасположенность к сложным заклинаниям, как говорил ему декан, подобные дети рождаются раз в пятьдесят, а то и сотню лет, что делает их настоящими брильянтами в мире магии, и как настоящий брильянт он прозябал в грязи, где его никто не смог бы отыскать при всем желании. Никто, кроме этой странной девушки, пришедшей сюда по какой-то совершенно необъяснимой причине.
- Если ты не заметила, то я здесь живу – в отличие от нее он не был гостем в этом заведении и декан Фогг позаботился о том, чтобы Маяковский не покинул своего места заточения, ведь так оно и было. Этот барьер вокруг дома сдерживал не только холод, чтобы внутри замка оставалось достаточно тепла, он не давал профессору покинуть стен заведения. Конечно, старайся мужчина нашел бы вариант, но зачем? Там в остальном мире его никто не ждал и не желал видеть, ради чего бежать из обжитой Антарктики туда, где всем плевать на тебя. Мир магов никогда не питал какой-то фанатичной страсти к таким, как он, а находясь на отшибе мира и в одиночестве Маяковский только больше пристрастился к алкоголю и огрубел в обращении со студентами. Конечно, Фогг мог сказать, что это им было даже на пользу, но профессор делал это вовсе не ради собственного удовольствия, а потому что и был таким человеком.
- Это похоже на жилище выдающегося волшебника? – на его лица была не скрытая усмешка, что сам мужчина крайне редко позволял себе, оставаясь зачастую мрачным и хмурым. Но эта незнакомка определенно веселила его своим присутствием и поисками какого-то мифического мага, который ей был нужен по совершенно необъяснимым причинам.
- Думаю вы меня с кем-то перепутали. Обратитесь к декану Фоггу, говорят он сильнейший маг своего поколения, а я умею только пить бутылку водки залпом, но вряд ли вы пришли, чтобы научиться этому непревзойденному мастерству – его ничуть не стесняла самоирония, пожалуй, это даже было его собственным оружием. Мало кто мог бы распознать в нем великого волшебника, который заседает по каким-то нелепым причинам на караю земли, будто какой-то отшельник. 
- Эй, умница-красавица, пальто не забудь одеть, бутылку можешь оставить себе – если это и был какой-то шантаж или попытка взыграть к его чувствам, то она явно осталось совершенно незамеченной профессором. Нет, он определил ее в два счета, обладая вовсе не дюжим интеллектом, который за внешним видом и его словами тяжело было бы разглядеть. Ему нравилось создать этот вид, чтобы люди никогда не представляли себе того, на что он способен.
- Такой красивый зад морозить собралась – снова с усмешкой проговорил он уже на русском, чтобы девушка не смогла его понять. Мало кто вообще говорил на этом языке, потому как основы магии уже давно были переведены на английский, но и вымершие языки являлись куда более полезными, такие как латынь или санскрит, древнеирландский или старонорвежский, но точно не русский, его не изучали в Брейкбиллс и это было ему полезным. Хотя вряд ли эта девушка заканчивала университет. Она вовсе не выглядела типичной студенткой и дело даже не в ее дерзости. По факту она бы училась сейчас курсе на третьем не более того, может даже на четвертом, кто знает. В любом случае она либо должна была пройти через профессора, либо уже проходила, но своих студентов мужчина помнил по памяти и ее точно не было среди них. И все же он специально кинул этот похотливый взгляд старого извращенца на ее задницу, аккуратно укутанную тканью ее одежды, но все же приятно выступающую, чтобы было куда положить глаз. Наверное, после событий с Гринстрит мужчина больше был отлучен от лучшей половины человечества, оставаясь в своем заточении. От студенток его воротило, как от паленой горилки, с которой пучило живот и болела голова, будто вчера тебя ударили ей о наковальню. И все же таковым был его образ: старый похотливый алкоголик, что живет тут изгоем от всего магического мира и даже умудряется чему-то учить детей, как бы странно это не звучало.
- Ну дак что, мы прощаемся или здороваемся? – наверняка она поняла, что мужчина перед ней не так уж и прост. Он не станет потакать ее играм, по крайней мере столь неумелым играм. И все же что-то в ней было не так, почему-то девушка казалась ему крайне странной, где-то внутри работало чутье, но пока Маяковский не мог распознать каково было предостережение.
- Не просто же так ты прогулялась до Антарктики – она так и не озвучила свою цель, кроме некоторой отсылки к тому, что желала бы поучиться у мужчины, но по факту если бы девушка была из Брейкбиллса, то легко бы могла подождать своей очереди и не торопить событий. Каждый проходит через испытания Маяковского и каждый получает нужные знания от этого, прозябая в этой глуши целый семестр учебы, который для многих кажется просто вечностью. Но ее привело нечто другое, явно нечто куда более важное, чем попытка получить знания и умения, ведь будь она просто уличной ведьмой, то могла бы учиться дальше или ехать в Европу, где существует целый культ таких самоучек, что не прошли отбора в университет магии. Причем тут он? И с чего девушка решила, будто она вот так придется и заявит о себе, а профессор упадет ей в ноги и сразу сделает своей ученицей…
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

5

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
- Ага, - оценивающий взгляд, брошенный на странного мужика, который идеально подходил под описания Квентина и самого декана Фогга. У меня до сих пор в голове не укладывалось, что вот это существо передо мной может быть тем самым профессором Маяковским, который слыл выдающимся волшебником и сердцеедом. Насчет первого я еще не спешила решать, так как его пьяная выходка может быть глупым прикрытием истинного таланта, а вот второе. Тут должен подкатывать закадровый смех и звуки падающих людей с лавочек, так как от этой новости может свести желудок. «Интересно».
   
Моя реплика больше относилась к цитате профессора о его месте проживания в этой дыре. Об этом я тоже была наслышана, поэтому задавать глупые вопросы: а почему, зачем и когда, я тоже не стала, считая это неуместным. Надо будет, сам расскажет. И вообще, мне эта информация даром не нужна. Сидит тут и пусть сидит дальше, мне то что?
- Декан Фогг? – моя правая бровь приподнялась в удивлении, после чего последовал смех, полный иронии и сарказма. С этим чернокожим неудачником мы уже беседовали, и он прямой наводкой отправил меня сюда, не желая помогать мне в решении маленькой проблемы в виде Трикстера. Возможно, для него это было масштабной войной с Богом, что меня вообще не пугало. Меня ищут, и мне просто жизненно необходимо быть под защитой волшебного купола, как и получить нужные знания, дабы загнать ублюдка в ту дыру, из которой он вылез, ну или убить.
- Да уж, насмешили, - вдоволь насмеявшись, я совершила плавный жест, умоляющий остановиться в травлении бессмысленных шуток, которые заставляли смеяться не по делу. У меня нет времени смеяться, шутить и болтать на пустые темы, которые мне не интересны. Вообще никак. Видя проблему в узком спектре, меня отправили сюда, считая, что здесь мыслят более широко. Интересно, а что, этому способствует, водка
- Если он сильнейший маг, то мне и правда придется искать в другом месте. Пить залпом спиртное я и так умею, благодарю, - натянутая улыбочка заядлой стервы, которую ничего не волнует, кроме достижения конкретной цели.
   Возможно, не будь я поглотителем магический знаний, в прямом смысле слова, а также изгоем, благодаря петле времени Джейн, из меня вышло бы что-то стоящее. Ну, или как сказал тот же самый декан Фогг, я бы создавала новые заклинания в поисках истины. Так он сказал, вроде бы? Вероятное будущее, направленное на выживание Квентина и всей его компании. Становится тошно, пускай я и понимаю, где-то глубоко внутри, что именно решение не принимать меня в университет Брейкбилс и спасло всех. Зверь – самовлюбленный идиот, побежденный подружкой Квентина, при этом она не выжила и стала сгустком напыщенной магии. Как там эта хрень называется? А, пофиг. Все равно от нее толку мало. Узнав поближе о том, кого все так боялись, я ничего нового не узнала, более того, искреннее не понимаю, как его вообще можно было считать за серьезного противника. Я, научившаяся магии, у изгоев-волшебников, умею и то больше, чем холеные студенты Брейкбилс. И всего лишь, требуется понимание процесса и целеустремленность.  Испортили мне всю малину, приходится теперь ходить по Антарктике в поисках камня преткновения.
- Спасибо, и без Вас разберусь, - спокойно надевая свое пальто, прячу бутылку куда-то в подмышку, теряясь в догадках, куда же идти дальше, если на этой гребанной земле жуткий дефицит способных волшебников. Если этот субъект ни хрена не может, а тем более Фогг, куда еще можно податься? Идти к самоучкам нет смысла, мы уже в курсе, чем это может закончиться, да и нет у них ничего стоящего. Кулон, данный мне магом из Филари должен спасти меня от лишних глаз в виде Ренара. Но насколько его хватит тот еще вопрос, вполне вероятна оплошность, которая приведет ко мне этого хитрого лиса. Значит, уходить куда-либо слишком опасно и бессмысленно.
   Маяковский что-то бубнит на своем языке, чему я не уделяю никакому внимания, вдаваясь в собственные мысли. Решать нужно сейчас, и как можно быстрее. Время - деньги, в моем же случае время – жизнь. Утерев рукой нос, я посмотрела в бескрайние просторы Антарктики, в которых бушевала вьюга, и после бросила взгляд на мужчину, повернув голову в его сторону. Снова правая бровь приподнимается, на этот раз, выражая скептическое отношение к словам волшебника. Его слова как будто бы, ненавязчиво призывают остаться и все-таки озвучить причину моего визита, не скрывая тайн или каких-то важных деталей. Глубокий вдох, разворачиваюсь лицом к своему собеседнику, не высказывая особого энтузиазма или радости. Это был очень тяжелый путь и не менее напряженная беседа.
   Стоит отдать должное, у нас с этим… профессором много общего, от ужасного характера до умения иронизировать ситуацию. Он даже почти мне понравился, не считая отсутствия хоть каких-то важных эмоций в моем организме.
- Давайте здороваться, раз ну улице сильный буран и ни черта не видно, - очередная натянутая улыбочка и шутливый преферанс, который заканчивается серьезным выражением лица и следующим ответом на высказывание волшебника.
- По поводу напрасности моего визита можно будет судить по тому, как закончится наша с Вами беседа, профессор Маяковский. Пока что, из увиденного, я ощущаю себя обманутым алкоголиком, которому подсунули простую воду вместо нормальной водки, - с этими словами я возвращаю изъятую бутылку мужчине и вновь стягиваю с себя пальто. За всеми разговорами одежда стала подтаивать, из-за чего становилась мокрой. Заболеть мне как-то не хочется, поэтому я избавляюсь от всего лишнего, оставляя предметы верхнего обихода в руках.
- Декан Фогг сказал, что мы с Вами похожи, не знаю, в чем он там заметил сходство, но не суть, - небольшая пауза, полная иронии, - я не студент Брейкбилс, по воле временной петли, в этой вероятности будущего, но вполне способная волшебница в других ее проявлениях. И так вышло, что меня направили сюда, сообщив, что только Вы сможете мне помочь. Я очень быстро схватываю весь материал и мне стало скучно.
   Я говорила обычными словами, мило улыбаясь, после чего задолбалась ходить вокруг да около и сказала прямо в лоб мужчине, что мне вообще от него нужно. При этом моя голова немного склонилась в бок, в то время как сама я проницательно смотрела в глаза своего возможного наставника.
- Иными словами, магических книг в библиотеке университета уже не хватает, чтобы дать мне необходимые знания в достижении моей маленькой цели – убить Бога, - уже ставшая дежурной улыбочка и кивок головы, - так понятнее?
   Стоило бы задать себе вопрос, что тут я забыла и какого хрена вообще распинаюсь перед старым маразматиком, который ищет свое утешение в водке и сквернословии. С другой стороны, мужик был забавный, в своей грубоватой форме и попытке оттолкнуть от себя всякого сюда входящего. Ни доли сочувствия, ни доли сожаления. Просто меня реально напрягает, что меня используют подобно письму на почте – перекидывают из одного почтового ящика в другой.
- Ну что, здороваемся или прощаемся? – задаю вопрос, который ранее прозвучал из уст профессора, так как карт-бланш раскрыт, и пора бы озвучить, как закончился кон у данного тура игры. Все по факту, остается понять, готов ли к такому повороту сам мужчина.
[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

Отредактировано Alysa Liddell (2017-10-24 19:08:30)

+1

6

Десять лет назад… Как же много времени прошло с тех пор… Десять лет, а Маяковский изменился до неузнаваемости, превратившись из крайне любвеобильного красавца, который не стеснялся показывать всем собственные таланты в магии до того, что теперь предстало перед девушкой. Когда-то он был едва ли не самым популярным и известным учителем не только в Брейкбиллс, но и за его пределами. Ему сулили великолепную карьеру в магии, которой он занимался сам, а не только обучал студентов. Он мог бы совершить множество открытий, даже неправильно, он совершил множество открытий, но они были в этом никому не нужном и богом забытом месте, где даже Фогг не желал появляться, отправляя лишь студентов на обучение.
Она могла бы искать дальше, но даже самый сильный маг никогда не сможет повторить его заклинаний лишь по причине отсутствия у него фантазии, которой обладал мужчина, специализируясь как раз на том, чего не мог сделать никто. Было бы интересно узнать и ее специализацию, ведь уже к четвертому курсу большинство студентов знало о ней, хотя иногда существовали и индивидуальные сложные случаи. Но девушка все же решила остаться, что было единственно верным решением в такой ситуации, да и погода за окном не слишком радовала, чтобы вновь возвращаться туда.
Профессор слушал ее, не перебивая, вспоминая то, что декан Фогг говорил ему в одном из своих сообщений, отправленных к Маяковскому. Джулия Уикер – так звали эту девушку, достаточно выдающуюся волшебницу в других вариантах будущего, но сейчас все обстояло иначе. Ей не довелось попасть в школу, что позволило всем остальным остаться в живых и это был единственный вариант, где смерть не настигала всех и каждого от рук «Зверя», как они называли ему. Самому Маяковскому на южном полюсе нечего было боятся, но Фогг определенно желал предотвратить эти бессмысленные смерти. Теперь он понимал сильнее тот факт, что она пришла к нему, но это не мешало внутреннему чутью продолжать сигнализировать мужчине, что что-то тут не так. Где-то он допустил оплошность и надо срочно исправить этот момент.
- Я бы встал перед вами на колени, принцесса, да вот что-то ноги устали – усмехнулся мужчина. Она пришла сюда и думала, будто он будет сразу скакать перед ней, раз она единственная посетительница и передавать собственные знания? Это было крайне наивно, если смотреть на происходящее, да и сама Джулия явно понимала, что он не тот человек, кто любит общение, а еще больше общения он не любит только непрошенных гостей.
- Проходи, в такой одежде, ты скорее умрешь там, чем добреешься до дома – сказал он девушке, одевшейся явно не по северной погоде. Наконец, в голову мужчине взбрела вполне себе обычная мысль: сделать классическую медицинскую проверку, чтобы выявить нет ли за ней какой-то магической проблемы, помимо описанных. Маяковский мало кому доверял и уж точно девушка, ворвавшаяся в его дом, не заставляла довериться ей. Мужчина остановился, а потом развернулся к Джулии, собирая пальцы вместе, начиная творить заклинание и под конец множества жестов развел пальцы подобному тому, что смотрел через невидимое стекло.
- А вот это интересно – проговорил профессор, наблюдая крайне показательную картину. У нее не было «тени» специфическое понятия «души», которое существует в некоторых религиях. По факту она оставалась тем же человеком. Только с крайне ограниченным набором эмоций, такой идеальный прагматик, что готов следовать за своей целью. Он бы и сам не отказался быть таковым, когда-то давно и по глупости, но именно боль и страдания делают человека сильным, а прагматичной составляющей мозга никогда этого не понять.
- Ты не упомянула, что у тебя нет «тени» - проговорил Маяковский разворачиваясь и следуя дальше. Он пока не знал, что предстоит ему с этим делать и будет ли это мешать девушке или же наоборот поможет. «Тень» - это важная составляющая человека и без нее ты теряешь связь с обычным миром, открывая для себя совершенно иной путь.
- Присаживайтесь, мисс Уикер – он дал понять, что знает кто она такая, хотя знания его и были крайне поверхностными, полученными от Фогга, который часто любил недоговаривать, будто обожая все эти секреты. Конечно, перед ней открылось вовсе не убранство Хилтона со всеми его пятизвездочными привилегиями, а самый обычный деревянный стол и ровно такой же жесткий деревянный стул. О комфорте в этом месте в принципе можно было забыть, наверное, в этом и заключалась часть обучения, которую проходили студенты в южном Брейкбиллсе. Ничто не должно было их отвлекать от единственного важного занятия – магии. Хотя все равно они были не умнее обезьянок в цирке, повторяющих за тобой движения.
- Думаете с вашими познаниями в магии можно просто взять прийти и убить бога? – его вопрос хоть и был задан в грубой форме, но все же оставался крайне корректным. Она пришла сюда учиться, но сама едва умеет читать, потому, о чем может идти в речь в случае девушки, которая не представляет, как устроена магия и сложные заклинания, а простым тут точно не отделаешься. Конечно, Маяковский никогда не задавался для себя такими вопросами, ни к чему ему было сражаться с богами, но это не значит, что он не смог бы сделать этого. За долгие годы он создал множество вещей и наделил их магическими свойствами, другие волшебники не сделали бы этого и за десяток своих жизней. Он был профессионалом в своем деле и если что-то не существовало до него, то он попросту создавал это сам, а не отступал назад.
- А если я скажу, что без «тени» тебе не справиться с этой задачей? – и тут он был куда больше уверен в том, что говорит почти правду. Ей нужна сущность и боль, сейчас она не способна испытывать этих чувств, а потому будет действовать только из одной идеи, но по факту этого мало. Эмоции тоже можно использовать как оружие, уж кто-кто, а сам Маяковский это отлично знал. Многие, когда обучаются боевой магии стараются наоборот избавиться от мешающих эмоций, но это подход дилетантов. Впрочем, чего еще стоит ждать от студентов Брейкбиллса, будь там кто-то по-настоящему умный или одаренный, то сам бы мужчина это точно заметил.
- Ты мне сейчас попытаешь рассказать о том, что эмоции только мешают и отвлекают, а старая Джулия была размазней и слабачкой, так ведь? – конечно, иначе и быть не может. Ему доводилось иметь дело с подобными людьми, в отличие от того же Фогга, запершегося в своем университете будто в замке. – Но если ты веришь Фоггу или другим «гениальным» волшебникам, то и иди учиться у них. Эмоции – это магия, если уметь их использовать и подчинять. Сейчас ты пытаешься сражаться, но хочешь пользоваться в бою только одной рукой, а не всеми двумя… Глупое решение. – интересно, а как будут обстоять дела в таком случае, если ее безэмоциональная часть поймет, что ей нужна «тень», чтобы победить, но возвращать себе «тень» она не захочет, потому как будет одновременно считать ее и помехой в дальнейшем. На такое противостояние мужчина бы точно посмотрел с удовольствием. Все-таки Джулия пришла учиться и получила от него первый совет, но совсем не такой, какой ожидала… Теперь ее ход в этой игре, или пытаться играть с ним дальше, либо же вернуть себе «тень» хотя это должна быть крайне непростая задача.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

7

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
   В этом мире ничего не меняется, абсолютно ничего. Особенно сильно это заметно на людях, на таких ворчливых мужчинах, как этот. Ничем не может быть доволен, ни в чем не эволюционирует. Хотя нет, вырабатывает иммунитет перед алкоголем с каждой выпитой бутылкой. Возможно, даже не прерывая цикл, чтобы потом не ждать полгода, когда водка наконец-то подействует. И все, больше ничего. Вполне вероятно, он умеет и знает что-то, но скрывает это, прикрываясь собственным высокомерием. Прям как декан Фогг. Загадки, уловки и ничего конкретного, пустые разговоры ни о чем.
Мне остается только восхищаться умением  Маяковского общаться языком сарказма и иронии, больше похвастаться волшебнику нечем. На данном этапе моего путешествия я разочарована и хочу поскорее закончить глупую перепалку, которая начинает утомлять своей продолжительностью и бессмысленностью.
- А я думала, что я тут выполняю функцию злобного дракона, который угнетает принцессу, жившую прекрасно и без него в заточении и полном комфорте, - легкая улыбка тронула мои губы, когда я говорила это прямо в глаза велико возрастному мужчине. Разница в годах меня, никоим образом, не смущает, более того, заставляет с большим рвением отвечать на его колкости, которыми он сыплет как из ведра. Он, что, считает, будто бы я наивно верю в его желание обучать меня магии? Смешно. Мне было куда важнее понять, что он способен обучить магии, а уже потом попытаться договориться, сообщив прямо о своей цели визита. Как говорится, сначала ошарашить, а затем уже обсуждать детали.
- Сюда как-то добралась, значит, также вернулась бы обратно, - спокойным тоном отвечаю на слова профессора, не пытаясь как-то его задеть. Он может считать все, что угодно, но каждый из нас останется со своим мнением, в конечном итоге. Я могу создавать молнии, а значит, и аккумулировать тепло за счет этого навыка. А если постараться, то можно организовать что-то более интересное и эффективное, и в конечном итоге выжить.
   Выжить – первое испытание уличных ведьм. Нас заперли в холодильнике, и нужно было оттуда выбраться, или замерзнуть. Этот урок я запомнила надолго, и теперь помирать точно не готова, ни в Антарктике и ни в этом замке. Лишенная Тени, я доберусь до края земли и вернусь обратно, даже если для этого придется украсить Солнце и пройтись по головам Богов.
- Разве это имеет значение? – первый вопрос за все время нашего общения. Конечно же, ответ на него требовать я не собираюсь. Захочет – ответит, захочет - нет. Мне без разницы. На обучении отсутствие тени никак не отобразится, более того, она могла бы тормозить процесс своими страхами. Хотя… если вспомнить свое нахождение в подпольном клубе магии, меня это никогда не останавливало. С ней или без нее, я всегда шла до конца, не думая о собственной шкуре. В конечном итоге, это меня и загубило – из-за этого Ренар вырвался на волю, из-за моего желания дотронуться до большего, до того, что мне было не доступно. Мою жизнь сломали, растоптали и выкинули ради выживания нескольких человек. Как нелепо.
- Я так не думаю, - сообщаю данную новость, усевшись на стуле. Вещи я положила на соседний стул, который стоял в ожидании других студентов, которые окажутся здесь в свое время. Мой взгляд устремлен прямо на собеседника, более того, отводить глаза я не собираюсь ни под каким предлогом. Он может кричать, угрожать, грубить, из хрупкого равновесия ему меня не вывести.
- Если бы я так считала, моей ноги здесь не было,- честно и прямо, как только что спрашивал и он. Вполне очевидно, что будь я наивной дурой, искала бы знания и учителей в другом месте, ослушавшись декана Фогга и всех, кого мне удалось повстречать на своем жизненном пути. На его вопрос о тени я не отвечаю, слушаю дальше, не упуская ни слова. Слова о Фогге и других вызывают на моих губах холодную улыбку, после чего я кладу руки на стол и проницательно смотрю ему в глаза. Я хочу ответить, без иронии, сарказма и чего-то еще. Раз заговорили честно, чего уходить снова в дебри намеков и абстракций?
- Не угадали, - отрицательно покачала головой и откинулась на спинку стула, складывая руки на груди, - более того, у меня имеется свое мнение на данный счет.
   Глубокий вдох, взгляд на сторону, снова глубокий вдох, и затем я озвучиваю то, как вижу данную ситуацию со своей стороны. Возможно, я ошибаюсь, но соглашаться с кем-то или спорить, не озвучив собственную позицию, я не собираюсь.
- Я думаю, что без Тени я смогу справиться, но не потому, что считаю старую Джулию размазней и слабачкой, нет. Это действительно было бы глупо, - кривая улыбка, подтверждающая мои слова. Да, пускай и лишенная сожаления или сочувствия, но искренняя, вызванная странным разговором. Появляется ощущение, что я пришла на прием к психологу, и он убеждает меня, что надо принять ситуацию, а не пытаться ее исправить, бред, да и только. Но, вернемся к нашим ежикам.
- И с тенью я шла до самого конца, делала невообразимые вещи, и сейчас ничего не изменилось. До того, как меня, ее лишили, я больше жалела себя, нежели пыталась найти решение проблемы. Вот и все. Единственное, в чем я с Вами согласна, так это в том, что сейчас стало немного лучше. Усилились гнев со злобой, которые, никуда от меня не делись. А этого хватит с лихвой, чтобы возместить другие утраченные эмоции.
   Озвучивая свою правду, я вспомнила все свои чувства, а и их помнила очень хорошо. Из всего этого спектра, больше всего, я ощущала холодный гнев внутри, который подталкивал меня дальше и дальше. Даже без тени, гнев на Ренара, на своих друзей, на себя в первую очередь, на ту бабу, что лишила меня тени, на Квентина, на всех, кто вообще попадался мне на глаза, только усиливался и питал меня на пути к моей цели. Холодный расчет, прагматизм и отсутствие страха. И гнев, постоянный гнев. Я гребанный Халк, который постоянно чувствует гнев. Лучше меня не злить.
   В подтверждение своих слов, озлобленная на профессора, я выставляю перед собой руки, концентрируясь на магии, которая наполняет каждого волшебника в этом мире. Нет, нападать я на него не собираюсь, просто показываю, что не отношусь к тупым студентам из Брейкбилс, и могу придумать, даже что-то свое. Между пальцами образуются электрические разряды, но я иду дальше, что было недоступно прошлой Джулии. Не говорю ни слова, силой мысли и магии растягиваю молнии в своих руках. Через некоторое время вместо разряженного сгустка молний появляется целая туча, которая мечет молнии и набирает обороты. Когда стихия готова уже сорваться с моих пальцев, я быстро сворачиваю заклинание, дабы не навредить помещению. Все-таки, пускать подобные явления природы в помещение крайне опасно. Может убить или разрушить здание. Не сомневаюсь, что на него наложена защита, но кто знает, к каким последствиям может привести подобная оплошность с моей стороны.
   Во время творения заклинания на моем лице играют желваки, подтверждающие мой гнев, который кипит внутри подобно спящему вулкану. Управлять и направлять остатки былого величия я прекрасно умею, более того, могу продемонстрировать и другие вещи, уже опробованные в действии на практике, а не только в теории. И кое-что свое, созданное по глупому наитию. Прямой вопросительный взгляд на мужчину, что он скажет на это. Что скажет теперь после маленькой демонстрации. Он судит по оболочке, когда как перед ним сидит куда большее.

 

[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

8

Конечно, она не стеснялась высказать ему свое очень важное мнение, потому как что могла знать студентка, даже не прошедшая обучение, а побиравшаяся магией на улицах, будто какой-то попрошайка. Может Фогг и прочие студенты были теми еще неучами, но сравнению с ними она выглядела просто обезьянкой, которая нашла пару камней, а потом поняла, что если ими бить друг о друга, то получается искра. Это гениально, но это не делает тебя человеком, а в данном случае настоящим волшебником. Уличная магия или те вещи, которыми она могла научиться – это ширпотреб и низкосортное волшебство основанное не на понимании структуры магии или математических формул, а просто на интуитивном ее использовании, а это всегда чревато последствиями, отнюдь не самыми приятными зачастую.
- Гнев бесполезен, если ты не чувствуешь любовь, страсть и боль. У тебя в руках есть пистолет, но как не пытайся им стрелять без патронов не выйдет – усмехнулся Маяковский, опровергая ее теорию о том, что этих скудных эмоций ей будет достаточно. Ее гнев – это просто остаточная часть, то что не смогло исчезнуть, когда «тень» покинула ее тело. Раньше этот гнев вели боль, вела любовь, вело что-то еще, а сейчас пустышка, как шар, наполненный воздухом, который легко можно взорвать, а внутри так ничего и не окажется. Магии, как и человеку нужно наполнение, но без этого наполнения девушке будет крайне трудно и скоро она сможет это понять. Одного только прагматизма мало, чтобы стать хорошим волшебником. Сам профессор никогда не относил себя каким-то педантичным прагматикам и ботаникам. Его качества и умения к магии были врожденным, и он развивал их, страсть захватывала его в такие моменты и сейчас разговор вовсе не о сексуальной страсти, а о желании узнать больше, стремлениях увеличивать свой потенциал, у нее все это атрофировано, и тело будто парит на автопилоте.
- Ты что подрабатываешь фокусником в цирке? Или решила, что парой молний меня можно удивить? – усмехнулся мужчина. Он видел столько различной магии, что это даже не уложиться в ее сознании. Даже этот замок был наполнен вещами столь сложными и чудесными, что никакой другой волшебник не повторит их свойств. Настоящая магия не обязательно должна быть эффектной и красивой, как это выглядело у Джулии. Да, молнии прекрасно смотрятся в случае демонстрации, но подобная демонстрация сойдет для студентов Брейкбиллса, чтобы заставить их открыть рты, но одаренные ребята также поймут, что это просто цирковой номер, а перед ними мартышка, катающаяся на велосипеде и бьющая в тарелки.
- Хочешь увидеть, что такое настоящая магия? – Он вздернул резко руку, а потом поочередно собрал пальцы в кулак, отчего руки Уикер поднялись в таком положении будто она сдается. Следующим движением он заставил ее ладони распрямиться, а руки лечь на стол, к которому они казались что прилипли. Он видел, как она пыталась поднять их, но все было тщетным. Следующей попыткой ее было произнести фразу, может что-то выкрикнуть или сказать, но и тут не вышло. На ней уже висело заклятье молчания, которое было повешено тайно, пока он отвлекал ее этими эффектными жестами. И вот она перед ним буквально безоружная, ведь вся ее магия строится на жестах и словах. Что может Джулия, когда она открывает рот, но никаких звуков нет, когда она оглохла и не слышит ничего, кроме лишь голоса профессора?
- Ты что-то хотела сказать? – усмехнулся он, беря бутылку водки и садясь рядом, наливая себе стакан, потом ей стакан. Один из них он подвинул в сторону Джулии, будто намекая, чтобы она выпила, но руки так и не желали отрываться от стола. Это было крайне непростым заданием, даже чересчур непростым, потому как студенты Брейкбиллса проходили только его облегченную версию и у них были руки. Впрочем, шансов превозмочь его магию у нее никаких не было.
- Мне всегда было интересно, что все приходят ко мне, чего-то хотят, даже требуют – он указала на нее. Ведь Джулия и правда вломилась к нему и буквально стала требовать того, чтобы он обучил ее тому, как победить бога. Но что она предлагала ему взамен? Ах, да на этой части они как-то остановились и пропустили.
- Не знаю, что там нынче модно? Принесла бы подарок, может даже букет цветов или разделась бы для приличия. Но наша принцесса пришла и начала требовать – он видел, как девушка слушает его, но в то же время пытается и вырваться из этой ловушки сейчас, однако каждая из попыток сталкивается с непреодолимым барьером, который поставил сам Маяковский. – думаешь я горю большим желанием обучать таких вот магов как ты? В тебе высокомерия будто ты уже победила десяток богов, а не слезно умоляешь помочь тебе – да, он никогда не стеснялся говорить правду, особенно такую, не самую приятную, когда она могла с легкостью выслушивать ее прямо в лицо, без возможности уйти или даже отвернуть голову в сторону. Взгляд только на мужчину, даже веки ее отяжелели настолько, что не могли податься вниз, дабы закрыть глаза.
- Меня изнасиловал бог, перебив всех моих друзей, а я должна была родить ему маленьких трикстеров. – изгалялся он над ее историей, вызывая больший эмоциональный всплеск, точнее того жалкого подобия ее эмоций, которые, как пыталась описать девушки сводились к гневу. Вот только что-то этот самый гнев ей не помогал, ведь она не могла злиться на профессора, так как уже была лишена этого чувства по факту. Он был ей безразличен, а интересен только как книга, которую можно прочитать. Но теперь она могла отчетливо понять насколько маг перед ней силен, с какой легкостью он пробрался в ее голову и прочитал мысли, будто зашел к себе домой и взял знакомую книгу с полки, открывая ее сразу на нужной странице.
- Я тут вообще незаконно осужденный, за глупость студентки, сижу как в тюрьме, и что-то не видно, чтобы я сетовал на жизнь. У тебя хотя бы секс был. – конечно, ее история была отнюдь не самой приятной, но встречались и хуже. Мир вообще не очень приятная штука, а когда имеешь дело с магией, тем более такого порядка, то стоит быть аккуратным и не поддаваться глупости и соблазнам.
- Можешь осчастливишь старика, станцуешь мне стриптиз на столе, могу даже подкидывать тебе двадцатки. Ах да, ты же не можешь пошевелиться. Вот незадача – на его лице снова появилась издевательская улыбка. В этот момент Маяковский уловил, как слегка шелохнулся ее стакан, будто она в последний момент сконцентрировала все силы на нем, но их к глубокому сожалению девушки было недостаточно. В ее голове вполне могли проноситься мысли, что она снова в западне и вот весь мир сузился до этого стола. Их разговор продолжался, но он походил больше на монолог.
- Хватит – он щелкнул пальцами и все прекратилось будто ничего и не было, а ее тело снова повиновалось девушке, как и слова, которые она могла произнести – вот, где настоящая магия, а не те уличные фокусы. – и это еще одна отсылка к тому, что настоящая магия пугает, и она опасна сама по себе. Многие кто пытались заходить на эту тропу погибали, зачастую либо от неудачных заклинаний, либо, как тот парень, попытавшийся помочь Гринстрит и ставший ниффином не справившись с заклинанием. Взять слишком много на себе – это тоже проблема волшебников. Не каждый может делать то, на что способен сам Маяковский и Фогг отлично понимал это никогда не пытаясь повторить заклинания профессора.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

9

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
   Ничего не хочу говорить, абсолютно ничего. Опять вернулись к тому, с чего начинали, что жутко надоедает. Я просто слушаю и думаю, что за идиот передо мной сидит и что ему вообще нужно, чтобы он наконец-то заткнулся. Демонстрация небольшого умения не говорит о том, что это все, что я умею. Декан Фогг умнее профессора Маяковского, он не испытывал мое терпение, позволив поучиться в местной библиотеке, пока это не стало слишком опасно. Как он там сказал? Ах, да. «Джулия, ты знаешь и умеешь больше, чем твои ровесники на соответствующем курсе». Правда, после этого мне пришлось сюда явиться… И нахрена?
   Вспоминая все свои приключения, обучение, поиски знаний, применение опасных заклинаний и создание чего-то нового, я не могу назвать себя мартышкой или неумехой в цирке. Не имея возможности быть частью магического мира по праву, я создала собственную нишу и теперь терпела от старого безумного маразматика унижения и издевательства. Это то, к чему я стремилась? Нет. Всего этого мне хватило от Ренара и последствий, которые сопровождали меня все это время. Зверь был прав, людишки с эмоциями ни хрена не понимают преимущества существования без Тени. Мартин поделился некоторыми знаниями, которые могли помочь осуществить задуманное, но чертов Квентин со своими друзьями испортили мне всю малину, придурки. В самый последний момент, вот надо было так облажаться? Ничего святого для них нет.
   Мне хотелось послать Маяковского и отправиться на поиски чего-то более нормального и адекватного, кто не грезить возможностью демонстрировать власть на своих учениках. Пусть этот субъект ожидает следующую партию студентов, на которых можно будет отрываться, а меня пусть оставит в покое со своими замашками. «Идиот».
   Взбесившись, я мысленно отрешилась от всего происходящего и сконцентрировалась на стакане, который планировала с размахом пульнуть в наглого старикашку. Сначала было сложно собраться, так как в данной ситуации я была впервые, и отвлекали нравоучения волшебника. Но потом… желание выживать при любых обстоятельствах взяло верх и я начала искать пути решения проблемы, которые и вывели меня к тому, к чему я пришла в конечном итоге. Концентрация внимания и магии на предмете, который начал свое движение по столу, вызывая легкие волнения жидкости в стакане. У меня почти получилось, всего лишь за несколько минут, когда все внезапно прекратилось.
   Уверенная в том, что еще две минуты и испытание прекратилось бы уже по моему желанию, а не повелению мужчины, я склонила голову в бок, недовольно смотря ему в глаза. Подобный жест я могу расценивать только, как нежелание соглашаться с тем, что перед ним сидит не какая-то наивная дура или кукла, повторяющая движения и заклинания бездумно и интуитивно, а вполне себе способная ученица и умеющая колдовать волшебница. Если уж он влез в мою голову без разрешения, то увидел не только информацию про трикстера, но и все остальное. Мои губы тронула легкая улыбка, и я, молча, осушила стакан с водкой, едва поморщившись позже.
- Не испугали, - отрицательно покачала головой, посмотрев в глаза волшебника. Страх, как таковой тоже пропал, что позволяло мне здраво оценивать ситуацию и силы, не вдаваясь в панику или излишнюю полемику. Все прямо и по делу.
- Знаете, у меня складывается ощущение, что Вы пытаетесь меня запугать и убедить в том, что надо сидеть на жопе ровно и ни хрена не делать. Так же проще, верно? Не подвергаешь себя опасности, не ищешь решения, не тревожишь людей, которым и так хорошо, - жест в сторону Маяковского, который, так, кстати, сидел рядом. Если разговор не идет по нормальному пути, попробуем обсудить как в детском садике, рассуждая все вслух. Конечно, при этом внутри все выворачивало наизнанку, так как вести себя подобным образом я не привыкла. Убиваться в спиртном и курении – это задаток прошлой Джулии, но никак не настоящей.
- У меня есть конкретная цель, к которой я шла раньше и продолжаю идти сейчас. Убить Бога – это попутная проблема, дабы разрешить конфликт интересов и исправить ошибки. С Вами или без Вас, я добьюсь желаемого и в конечном итоге стану выдающейся волшебницей. Учебники с заклинаниями – это не придел мечтаний, можно придумать и испробовать что-то свое, зная, когда нужно остановиться. Честно, я от Вас ничего не требую, не хотите – Ваше личное право. Пойду дальше, уличные фокусники, как Вы их назвали, давно уже меня не интересуют и являются чем-то примитивным. Поищу какую-нибудь дриаду или еще кого-то, кто раньше преподавал в университете и сейчас ушел на покой, они же живут больше ста лет, так что поиски – это вопрос времени.
   После сказанного я позволила себе наглость, и налила себе еще немного водки. Диалог трезвого человека и немного пьяного не складывается, наверное, потому что мы плывем по разным волнам. Уровняв весы, я могу начать понимать мотивацию и вообще действия волшебника, возможно. Данное решение имеет лишь теоретическое обоснование и мне хочется испробовать его на практике. Пусть считает, что я сдалась, наплевать.
- У меня возникает другой вопрос: чего хотите Вы? Чего Вам не хватает? Только давайте обойдемся без колкостей и похабных шуточек, Вы, конечно, по этой части бесподобны, но я спрашиваю сейчас серьезно. Если у Вас времени полно, то о себе я такого сказать не могу, тратить ресурсы на глупые перепалки и демонстрацию власти мне не интересно. Только, если за этим не будет следовать обучение. Мне не нужен учитель, за которым только и нужно, что повторять и зубрить, и это обычно устраивает студентов. Мне нужен опытный наставник, который не ограничивается неразумными учениками.
   Я молчу, запихнув свое высокомерие глубоко внутри. Сделав еще несколько глотков жидкости, я понимаю, что в голову немного ударило и стало тепло и хорошо. Можно расслабиться и сконцентрировать свое внимание на стакане с водкой, которую я сжимаю в своей руке. Смотреть на волшебника мне наскучило, поэтому я говорила неспешно, уверенно, не отводя взгляда от прозрачной жидкости. Таким образом, обычно беседуют родители со своими детьми, поведение которых их, мягко говоря, не устраивает. Они устали орать, лупить чадо по заднице, убеждать и просто хотят знать, какого хера? Какого черта здесь вообще происходит и зачем, каков мотив и следствие? Стоит ли вообще принимать воспитательные меры, когда как на лицо у человека какие-то явные проблемы. И это могут быть, проблемы не только с психикой нет, может, болит что, или баба бросила? Разное бывает. «Давайте поговорим по душам, может это поможет?»
   Вообще забавно, я человек без души, и пытаюсь, вести беседы, которые обычно начинают эмоционально нестабильные личности. Вполне вероятно, что тому виной водка, которая дала мне по мозгам и теперь начинает разговаривать, заставляя сбавить обороты по отношению к профессору Маяковскому. Икнув, я глупо хихикнула, поворачивая голову на мужчину.
- Ну что скажете, Профессор? М? – улыбка, простая улыбка, которую так любил мой друг, когда у меня еще была Тень. На самом деле, я даже не знаю, как эту фигню можно вернуть на место, когда как лишили меня, ее, просто, одним надрезом. Всего лишь маленький надрез и все полетело к чертям.

[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

10

Пугать он ее особо и не собирался, лишь показать насколько она на самом деле слаба, как волшебник, ведь по факту Брейкбиллс дает тебе только какие-то изначальные знания, а потом каждый выбирает свою стезю и работает в ней до конца жизни. Ничего необычного на самом деле, но большинство остаются бесполезными и крайне второсортными, утопающими в вечеринках, пороке или еще чем-то, но точно не в желании дарить этому миру что-то новое. Таких единицы и большинство учебников написано уже достаточно давно, в прошлом веке, если говорить точнее. Магия не сильно менялась с тех пор, хотя само собой некоторые области ее всегда в движении, однако таких слишком мало.
- А похоже, что я пытался? – только заявил, он, глядя на нее, будто она обвинила его в чем-то непристойном. Может он и был пьян, но это состояние ничуть не мешало мужчина оставаться тем, кем он являлся всегда. Алкоголь мог действовать иначе, не только для того, чтобы уйти от реальности, а просто чувствовать себя расслабленным. Это был далеко не простой напиток. Водку мужчина делал сам, а не заказывал откуда-то издалека, да и кто вообще бы стал доставлять ее ему в Антарктику? Он создал идеальный рецепт магического напитка, который на первый взгляд ничем не отличался от обычного, был настолько же сильно противным, жгучим и алкогольным, вот только напиться им было невозможно. Это своего рода расширитель сознания, с эффектами реального напитка для большей убедительности. Под действием его сорта водки твой мозг начинает работать куда лучше, хотя не исключает и возможных отклонений, связанных с алкогольной стороной этого напитка, но тут Маяковский уже давно научился ее побеждать.
- Как будто дриадам или иным магическим существам есть до тебя какое-то дело – усмехнулся мужчина. Прочие существа из мира магии не слишком жаловали делиться своими секретами, а большинство из них становилось отшельниками, если избирали для себя такой путь. И все же его совсем не покидало чувство того, что она говорит так, будто все ей чего-то должны, но она сама ничего никому не предоставляет. – или ты думаешь, что если нацепила корону принцессы, то все перед тобой преклоняться? Боюсь ты слишком завысила свою самооценку девочка – в ее возрасте он тоже был таким же, всегда считал себя умнее других, но это не так и с годами мужчина отлично понимал это. Он слишком мало знал обо всем, слишком мало, чтобы быть по-настоящему известным волшебником, пусть и выдающимся среди остальных. Знания приходят только со временем и никак иначе, иногда для понимания магии надо потратить годы, а не получить все за десять минут, будто есть какой-то специальный ускоренный курс для этого.
- А кто сказал, что я уже не начал тебя учить? – усмехнулся мужчина. Он предложил ей водки и не случайно, так как это помогло бы ей почувствовать свои собственные силы. Далеко не у каждого студента получилось бы сдвинуть стакан в такой обстановке. Даже более того у них уходило на такую магию дни или недели, а у нее лишь несколько минут. Но не стоит думать, будто если ты одарена талантом, то все остальное раскроется перед тобой, будто и вовсе нет никаких преград.
- Может отсутствие Тени и делает тебя прагматичной, но вот умнее – это вряд ли – он встал и позвал Джулию за собой, приглашая дальше пройти по его владениям. Она определенно желала сразу научиться чему-то, тогда пусть учится прежде всего проигрывать. Это самый важный навык, который никто не может получить из-за чрезмерной гордости. Ему самому судьба преподала урок в лице декана Фогга и после этого Маяковский освоил много новых заклинаний, которые создавал сам, порой даже от банальной скуки. Но суть была в том, что пока ты не умеешь проигрывать, пока ты не готов проиграть, то ты не сможешь и победить. Она стремилась к победе, показывая свое рвение и упорство, но вряд ли ее прошлые столкновения с богом, если таковые были еще привели к чему-то хорошему. Ее противник – это не какой-то маг, пусть даже обладающий боевыми навыками, а настоящее чудовище с огромным потенциалом силы, который никак не перекрыть своими детскими фокусами.
- Залезай внутрь – сказал он, впуская девушку в клетку. Это было одно из его испытаний, которые мужчина готовил для учеников, но Фогг посчитал их слишком бесчеловечными и жестокими и запретил в использовании. Однако только страдания и вкус поражения может научить тебя мыслить иначе и здраво оценивать свои ошибки, которые ты совершил.
- Это анти-магический куб. Как только ты начинаешь творить заклинание внутри него, он сразу реагирует и перестраивается, уменьшаясь в размерах. Твоя задача выбраться из куба – на словах все звучало просто, но Уикер должна была понимать, что будь оно так просто, то вряд ли бы Маяковский запустил ее внутрь, чтобы она просто отворила дверь своим заклинанием. Впрочем, дверь, через которую она вошла внутрь тут же пропала, когда закрылась и теперь куб походил просто на стальные пруты, тесно сжатые между собой, что даже такая худая девушка не смогла бы протиснуться между ними при всем желании, не сломав себе все ребра.
У этой задачи не имелось решения. Каждый раз, как она попытается задействовать какое-то заклинание куб будет попросту сжиматься, уменьшая размеры и никто ей не поможет. Задача тут как раз-таки крайне простая – выбраться через страдания. Есть ситуации, когда магия бессильна и это одна из таких, когда никто не может противодействовать идеально собранным чарам. И что тогда? Тогда и нужно применять опыт, полученный в этом месте. Да, ей придется пробираться через прутья, сдирая себя в кровь, ломая ребра, заставляя куб вытолкнуть ее прочь, когда он будет уже похож едва ли не на собачью будку по размерам. Переломанная и в крови – вот он единственный вариант выйти наружу, магия – это обман, который дан, как пыль в глаза, чтобы казалось будто есть иное решение, но ни один волшебник не устоит перед такими чарами, разработанными профессором в течении нескольких месяцев. Даже защита Брейкбиллс казалась просто детской игрушкой по сравнению с этим, и когда Джулия поймет суть ловушки, в которой оказалась, то ей придется признать поражение и действовать дальше.
- Ну что? Есть какие-то идеи? – усмехнулся Маяковский, усаживаясь в большое кресло, ставя бутылку водки на плоский подлокотник. – Ты хотела, чтобы я учил тебя. Тогда учись – он не собирался быть для нее переводчиком из мира магии, показывая, как делать пасы руками или читать на вымершем языке, чтобы девушка только повторяла за ним точь-в-точь. Ей нужен был не говорящий учебник, а учитель, как сама выразилась Джулия, и вот она получила его, разве что методы обучения были не самыми приятными и скоро ей представиться это познать на себе, когда боль будет сводить ее тело, а единственной мыслью останется не вырубиться от шока.
- Попытка не пытка – усмехнулся профессор на ее первое заклинание, что оказалось неудачным, как и следовало ожидать. Пусть пытается, ведь ее прыткий ум должен подсказать, что шансы уменьшаются с каждым разом, учитывая, что пространство достаточно стремительно сжимается, после каждого использования магии. Но ничего, пока у нее есть время чтобы подумать без вреда самой себе. Хотя куб тоже не готов ждать слишком долго, если ничего не делать, то он будет сжиматься сам по времени, примерно раз в минуту или около того, чтобы создать динамичность испытания, а не растягивать его на сутки.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

11

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
   Ну вот, пыталась поговорить адекватно, а в итоге опять бред сивой кобылы. Я посмотрела на мужчину в очередной раз, скептически приподнимая правую бровь. Снова спорить не хотелось, есть люди, которые не поддаются дрессировке и нормальному общению, к этому типу относится как раз таки Маяковский.
- Почему же, всегда можно заключить сделку, - я пожала непринужденно плечами, делая очередной глоток противной жидкости, - всем что-то нужно. Бартерный обмен никто не отменял.
   Пожалуй, на этом я глубоко задумалась. В Брейкбилс брали студентов на учебу, только потому, что у них есть талант. Я же в этом плане была лишена привилегий и просто так, явиться к кому-то, и сказать: «Учите меня», просто бред. Никто не возьмется учить девочку, ошивающуюся с уличными магами, получающих знания, путем воровства. Да, они повторяют все из книжек, но на этом все заканчивается. С чувством собственного удовлетворения и господства, они ходят гордо, подняв голову. Эти звезды на руках… смешно и нелепо. Показатель нищебродства и неопределенности в жизни. Поверить сложно, что я была где-то там внизу, желая идти по головам. Изменилось только то, что я достала до небосвода, у которого есть еще десять уровней сверху. Мда.
   И тот факт, что меня еще не выбросили за пределы замка, уже о чем-то говорит. Нужно посмотреть на ситуацию под другим углом и принять все так, как оно есть на самом деле. По-другому никак не получится, если биться в стенку, от этого дверь в ней не появиться, значит надо искать другие пути решения проблемы.
- И то верно, спасибо, - без тени сарказма я соглашаюсь на то, что обучение могло уже начаться, только вот я не обращала на это внимание, пропуская саму суть мимо ушей. Мной руководила гордыня и желание достичь по скорее более высокий уровень, но пирамиды не были построены за один день, тем более, за несколько часов. И сейчас, следуя за волшебником, я осознала, что прошу невозможного. За один час я никогда не смогу выучить и научиться чему-то значимому, нужно время. Время и немного терпения. Так уж вышло, что все мы считаем, будто бы время руководит нашими судьбами, но все совсем иначе. Время не может без нас – без основных переменных, мы являемся его участниками и сами формируем течение, по которому стоит плыть в дальнейшем. Просто нужно заключить с ним договор и условиться о том, что терять напрасно секунды мы не будем. Соответственно, если я буду упираться рогом в землю, я нарушу сделку, за что последует наказание. Все в этом мире имеет цену. А терпение? Да, с этим сложно, но нужно смириться и отодвинуть эго в сторону. Стать совсем пустой, чтобы сосуд смог наполниться до краев только необходимым, и ничего лишнего.
   Слушая мужчину, я повинуюсь его просьбе и захожу внутрь, с трудом сдерживая острую цитату по поводу того, что он чертов фетишист и извращенец, и на хрена ему  вообще клетка. Только вот, задумавшись о его словах, я предпочитаю только слушать, не пропуская ни единого слова в этом потоке информации. Профессор уже дал понять, что он не так прост, каким хочет показаться, стоит прислушиваться к тому, что он предпочитает озвучивать, а о чем желает умолчать. Если я желаю научиться, стоит доказать, что мозги у меня имеются. В ином случае, наши беседы будут и дальше напоминать ругань, а не конструктивную беседу.
- Это шутка, да? – осознавая, что я зашла в ловушку, прежде чем спрашивать, я глубоко вдохнула, не рискуя пользоваться магией. В первую минуту пришла мысль просканировать пространство, встав в углу куба, но тот мгновенно сжался, заставляя меня поспешно свернуть заклинание. Структура представлялась мне идеальным алгоритмом, нарушить который мне казалось возможным, но для этого нужно использовать заклинания, из-за чего я сделаю только себе хуже. Он сузится до невозможных размеров и меня буквально раздавит железными прутьями.
- Хитро, правда, - совсем не радуясь изобретательности мужчины, я еще раз прошла по всему периметру, дергая на себя прутья клетки. Иногда я просовывала руки через пространство, и пытаясь пролезть, убеждаясь, что от этого хуже не станет. Но потом, он снова стал меньше, и я задумалась о том, чтобы пролезть через него как есть. Применять магию в мои планы уже не входило. А так пролезть я не смогу.
«Соберись Джулия, вспомни, чему тебя научили бродяги, не из всего можно выбраться при помощи магии. Ну же, думай… школьный курс физики».
   Зачесав волосы назад рукой, я прохожусь по существующему пространству и смотрю на бутылку водки волшебника, и затем прутья решетки.
«Нет, он наверняка не пожертвует водкой ради эксперимента. Скажет, что должна справляться с тем, что есть. Пробовать достать бутылку самостоятельно… магия заставит куб уменьшиться снова, и мои шансы будут падать с каждой секундой. Глупо пытаться снова применить заклинание. Выставив руки наружу, я ничего не добьюсь. Магия же не только в руках, глупо».
   Посмотрев на брюки, провожу по ним руками, они мокрые от снега, и высохнуть не успели, вполне подойдут для плана и ткань не порвется. И ботинок – использую его в качестве рычага. Хоть что-то. Поспешно раздеваясь, стягиваю с себя обувь и брюки, игнорируя какие-либо комментарии извне. Вытрясу душу из старого маразматика позже.
- Это металл, заклинание приводит в действие магия, меняя лишь размеры куба, а не структуру материала, - я озвучиваю свою догадку, сворачивая достаточно влажные брюки в жгут. Один конец брюк был привязан к двум прутьям, на которые и будет идти воздействие, - если я применяю магию, куб сжимается, соответственно, на мои физические действия он должен поддаваться, не меняясь в размерах.
«Мне нужно немного…»
   Переусердствовать, конечно же, я не собираюсь, достаточно и того, чтобы расширить прут до размера грудной клетки, дальше я пролезу, и все будет хорошо. Правда, я заметила еще одну закономерность, если я не создавала заклинание, куб сворачивался сам по себе, из-за чего мне пришлось работать руками более активно.
- Вы играете нечестно, профессор, скучно жить? – ухмыляюсь, достигая тугого зажима, я и с усилием начинаю сворачивать жгут в еще более тугой комок, нависая всем весом на стальные прутья, упираясь ногами о соседние. От натуги хочется свалиться, но через некоторое время я слышу некий скрип и с легким облегчение вздыхаю, но не время торжествовать. Переключившись на другую сторону, я начинаю понимать, что возможно, времени не хватит довести и этот прут до такого же состояния, мои шансы выбраться достигают минимума.
- Черт, - на пол летит одежда, я остаюсь в одном нижнем белье и пытаюсь протиснуться через образовавшуюся дырку в одной комбинации, в которой вполне успешно пролезаю наполовину. А потом клетка снова уменьшается и мне становится нечем дышать, дыхание спирает, в голову ударяет боль, внутри что-то подозрительно хрустит, оставляя кислород где-то глубоко внутри. Снова появляется ощущение, что я нахожусь на дне безысходности, когда руки начинают мерзнуть, а ноги коченеют. Мне больно, невыносимо больно, но я сильно сжимаю зубы, не позволяя крику вырваться на волю. «Знание через боль?»
   
Смеюсь, мне становится смешно, а я прорываюсь на волю, сдирая с себя кожу. Та часть, что не успела пролезть через дырку. Еще одна минута и меня снова сжимает, где-то хрустнуло ребро, и я глубоко выдохнула, упираясь дрожащими руками о прутья, стараясь со всей силы протиснуть себя в пространство. Меня всю сжигает адская боль, появляется вопрос, а вообще выход существовал или тут так и сдохну?  «Зато не съедена заживо, уже хорошо».
Вспоминая то, как Ренар убил всех моих друзей и рыжую бестию, я со всей злости пихаю себя из ловушки, раздирая не только кожу, но где-то и собственное мясо. Чертова половинка надгрызенного яблока.  Именно так я и чувствую себя, когда падаю на холодный пол по другую сторону пространства. Мое желание жить увенчалось успехом, но меня вырубает от той адовой боли, которая увеличивается и настигает наивысшей точки, когда происходит неминуемое падение.


[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

12

Может оно и могло показаться шуткой, да и про сам куб можно было не мало юмора придумать, относительно пристрастий к БДСМ или пыткам, даже Маяковского это заставило бы улыбнуться, но суть в том, что, когда ты находишься внутри, тебе точно не до шуток. Именно поэтому Фогг и запретил использовать такое на студентах, ведь знал, что многие из них не готовы пойти на такой рискованный шаг. Они пришли в мир магии, чтобы изучать магию, а не учить истину того, что иногда решение лежит на поверхности и не нужно копать далеко и строить сложные формулы.  К тому же не было более идеального примера того, когда ты мог, проигравши победить. Джулии пришлось бы сдаться, но в то же время она спасла бы свою жизнь. Это еще раз говорило о том, что вкус победы может быть горьким, а иногда с металлическим оттенком крови, как в ее случае.
- Когда ты говорила о бартере, то я не думал, что ты так быстро перейдешь к расплате натурой – насмехаясь сказал профессор, наблюдая за тем, как она снимает с себя одежду, которая по факту только мешала и могла бы даже немного ей помочь, но лишь немного. Да, ее попытка была отчаянной, но Уикер догадалась, как надо действовать в такой ситуации. Она достаточно быстро скрутила свои магические потуги поняв, что времени разбор заклинания Маяковского у нее просто не было, да и будь у нее даже неделя или месяц вряд ли ей удалось бы распутать такую продуманную защиту. Даже декан Фогг не справился бы с ней за столь короткое время. День, два или десять, может месяц – ровно столько ушло бы у главы Брейкбиллс на это, чего уж говорить о менее опытных волшебниках, к котором относилась и его новая подопечная.
- А ты что думала бог будет сражаться с тобой на дуэли по всем правилам? – да уж вряд ли тот, кто живет обманом, подобно Трикстеру будет считаться с правилами, ведь ему плевать на все, тем более обычных людей. Человек ведь тоже не задумывается, когда случайно давит ногой какую-то букашку, а для бога все мы не более, чем просто мелкие букашки, за которыми ему весело наблюдать, а иногда весело давить или использовать их в своих целях. Впрочем, мир вообще несправедливая штука и пора бы забыть о чести. Было даже странно, что ее сознание без «тени» взывало к честности, ведь она поступала бы точно также, предавая всех, кого может, наплевав на дружеские отношения и каждого, кто встанет на ее пути к достижению своей цели. Но будучи обычной одиночкой ей вряд ли получится справиться с силой, превосходящей ее собственные в десятки раз. Человеку никогда не тягаться с богом напрямую, тут нужна какая-то хитрость, что-то по-настоящему впечатляющее.
Впрочем, ее внешний вид в нижнем белье радовал мужчину только сильнее, потому он даже был не против наблюдать за извивающейся Джулией, которая пыталась пробраться сквозь прутья, плотно сжимающиеся перед ней так, чтобы не осталось никаких шансов вырваться на свободу. Он точно знал толк в извращениях, но каковы испытания, если ты знаешь, что с тобой ничего не может приключиться? Сейчас на кону не просто обучение, а ее жизнь и может где-то внутри девушка уверена, что в нужный момент Маяковский остановит все и не даст ей превратиться в кровавое месиво, но все же страх, который подгоняет тело действовать и инстинкт самосохранения она точно не могла отмести в сторону и уповать на одну лишь удачу или случай. Тогда бы девушка однозначно не пришла к такому человеку, если думала, что везение играет какую-то роль в магии.
- Я смотрю тебе понравилось – сказал профессор, услышав смех девушки, больше походящий на какую-то истерику. У нее получилось пробраться, но лишь наполовину, высунув небольшую часть своего тела через прутья, которые тут же сомкнулись и сжали девушку плотнее, отчего слышался легкий хруст ее костей, что не выдерживали металлического давления. Она рвалась изо всех сил, пытаясь выбраться, но обстоятельства были не в ее пользу. Клетка сжималась, не переставая следовать своему алгоритму и каждый раз проскользнуть дальше становилось все сложнее. Боль и кровь, мясо и плоть – вот на что сейчас была похожа девушка. От ее тела не осталось и былой красоты, лишь переломанные ребра, поврежденные ноги и кровь, которая сочилась буквально отовсюду, так как она успела знатно содрать себе кожу. Последним, что могла услышать Джулия были показательные хлопки ее преподавателя, который точно оценил рвение девушки и ее очень правильные мысли относительно того, как можно выбраться. Однако, вряд ли это могло помочь девушке настолько, чтобы она забыла обо всем и отреклась от болевого шока, озарившего ее тело ровно сразу после того, как адреналин ослаб и его действие прекратилось.
Он бы мог с легкостью вылечить девушку, используя одно из своих гениальных изобретений, которое по факту превзошло всю медицину Брейкбиллса, что была им некогда известна. Конечно, проклятья или какую-то магическую заразу вылечить эта штука не могла, но вот физические повреждения очень даже, особенно смертельные и крайне опасные, не совместимые с жизнью. Однако профессор прибег к другому средству, специальной мази, которую он нанес на тело Джулии, ощущая, как ее плоть начинает медленно затягиваться, и магия буквально обвивает ее в кокон. Внешний вид будет восстановлен уже к вечеру, а вот кости с ними всегда сложнее, придется подождать пару дней, прежде чем все заживет и придет в норму. Мужчина специально делал так, чтобы она могла почувствовать то, с какой сложностью ей далось это испытание.
- Оу, ты уже проснулась? – сказал он, потягивая водку, на утро следующего дня, сидя в своем излюбленном кресле рядом с ее кроватью, где тело Джулии было укутано одеялом. Внутри замка никогда не было холодно. На время пребывания тут студентов профессор специально распределял их в крыло, где температура опускалась куда меньше, до едва терпимой, но в этой части строения все было нормально и даже не смотря на тридцать градусов холода за стенами можно было расхаживать хоть голышом.
- Думаю в тебе есть определенный потенциал – с легким высокомерием признался мужчина, как бы снисходительно обращаясь к своей гостье. Это лишь подчеркивало факт того, насколько себя он ставит выше по сравнению с ней. Маяковский никогда не стеснялся работать такими методами. Куда проще, когда остальные его ненавидели и не могли терпеть, считая каким-то пьяным или безумным стариком, хотя ему едва ли было за сорок. Да он взрослый, но не старый, скорее просто неухоженный и давно не следящий за собой мужчина. Тут все равно не ради кого наводить марафет, отчего можно ходить неделю с небритостью, даже не задумываясь о том, чтобы избавиться от этой щетины.
- По крайней мере, ты смогла выжить, это уже что-то да значит – убивать ее он не собирался, но по ощущениям самой Джулии наверняка все сводилось именно к этому. – интересно хватило ли ума тебе освоить первый урок. Сделать из него какие-то выводы? – говорил он, начиная наглым образом пялиться на ее грудь. Ему было откровенно наплевать, что она может подумать о нем. Ему наплевать, что все подумают о нем, потому как Маяковский давно жил ради себя и только придавая каким-то эгоистичным мыслям, редко проникаясь к другим людям. Возможно, познакомься он с настоящей Уикер, то смог бы оценить ее по достоинству, но сейчас перед ним была лишь ее бледная тень. Какая ирония, без «тени» она сама стала тенью само себя прошлой. Вряд ли девушка могла это осознать, но лишившись эмоций она потеряла слишком многое…
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

13

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
   Хлопки звучали в ушах раскатистым громом, который ни чем не мог помочь мне, даже сохранить нить сознания, дабы пережить шоковое состояние. Я чувствовала себя в адском пламени, которое вызывала дикая невыносимая боль по всему телу. Точнее, по той его части, что не успела своевременно вылезти из клетки. Никогда бы не подумала, что буду с таким рвением разрывать себя, лишь бы выбраться из ловушки.
   Будучи без сознания, я не видела снов. Лишь воспоминание о первом дне с уличными волшебниками. Испытание, призванное раскрыть мой потенциал и показать, что я часть чего-то большего, и достойна, обучаться магии. Смешные потуги глупой девчонки, не способной оставить мысль о магическом мире и том, что она имеет дар и не может им управлять. Начало новой жизни и конец старой. Сидеть в закрытом холодильнике было не так стремно, да и времени было больше, пускай и в ограниченном состоянии. Не имея на руках козырей, мы искали с особой тщательностью подсказки в виде заклинаний и ингредиентов, которые могли оставить для выживания в этом месте. Но тщетно.
   Едва ли не сдавшись, я обнаружила источник тепла, но то, что было дальше… Оживший труп, пытавшийся нас убить, был самой мелкой проблемой, если не считать его физическую силу и вес. Замерзнуть замертво, чувствуя, как по телу расходится болезненная судорога и конечности начинают отказывать, переставая слушаться своего хозяина, худшее из смертей. Мне бы никто не помог выбраться наружу, даже та девушка, притворившаяся ученицей. Никто, кроме меня не мог помочь мне же.
   А потом я увидела свою наставницу в комнате, где Ренар ел ее руки, когда она была еще живая. От этого выворачивало наизнанку, но стало хуже, когда на месте волшебницы оказалась я. Боль, паника, чувство обреченности и приближающейся смерти пронзили мое тело, и я резко раскрыла глаза. При этом я дернулась, из-за чего переломы внутри отозвались острой болью, и я застонала, прикусывая нижнюю губу. Воспоминания об эмоциях еще держали меня в своих цепких объятиях, когда я услышала знакомый мужской голос. Привыкая к свету, что резал глаза, я склонила голову на бок и окинула волшебника недовольным взглядом. «Высокомерие».
   
Не желая видеть этого человека, смотрю прямо перед собой в потолок. Пожалуй, так будет проще вести диалог, если только мне не приспичит придушить мужчину, мешая при этом адекватному срастанию костей в теле. Через боль, но я дотянусь до него и притворю в жизнь желание, которое посетило мене еще тогда, когда клетка только начала ломать меня полностью. Глоток воздуха отдает неприятными ощущениями  в области грудной клетки, но я не спешу говорить, слушая очередные высказывания наставника. Тем более, я пытаюсь поднять пальцы поврежденной руки и понять, что со мной происходит на данный момент, ведь нарушение кожных покровов я не чувствую. Быстрый взгляд в сторону Профессора и затем опять белый потолок.
   Не смотря на его желание быть отстраненным, слышу своеобразную похвалу и одобрение в свой адрес. Стоило бы удивиться, только вот дергаться лишний раз желания нет, как и разговаривать. Но, раз диалог пошел, стоит его поддержать, а, то потом возможности может и не быть.
- Да, - краткое согласие и сразу же острая шутка за ним, - я поняла, что хочу придушить Вас голыми руками.   
   Губы трогает широкая улыбка, которую вряд ли можно назвать самовлюбленной, я просто довольна тем, что смогла сказать это в тему, без тени бахвальства и эгоизма. В моем поведении, лишенного чувств и эмоций, слишком много высокомерия, которое режет глаз. Как и говорили мне, я должна быть. Даже нет, пытаться выглядеть как простой смертный со всеми привилегиями и грузом в виде эмоций. Нынешние обстоятельства в очередной раз подталкивают меня к этому.
- Можно начать с того, что не все можно решить при помощи магии. Но, это я и так знала, ради этого ломать мне ребра не стоило. Но, за медицинскую помощь спасибо, - попытка быть вежливой, белой и пушистой. Хотя… хотелось бы и в самом деле прибить мужчину.
- Выход есть всегда, из любой ситуации, только не факт, что тебя он устроит. Как ни как, а многие полководцы одерживали победу через поражение, этому учит нас история. Впрочем, если во всем этом есть глубокий смысл, скрывшийся от моих глаз – что ж, с радостью Вас послушаю, - очередной взгляд в сторону собеседника, который, не скрывая, что-то разглядывает на мне. В мыслях появляется догадка, на которую я глубоко вдыхаю и смотрю в потолок. Что бы то ни было, пускай развлекается, пока мы тут мило болтаем. Кто знает, может что-то да получиться, в плане поговорить.
   В голове еще мелькают остатки сна, и мне было бы крайне любопытно узнать мнение Маяковского по этому поводу. Точнее, по поводу вопроса, который у меня возник после пробуждения. Я прекрасно помню свои чувства во время стычек с Богом, да и вообще ситуаций. Отсутствие Тени я чувствую отчетливо и состояние крайне Пустое, будто не хватает чего-то важного. Да, без нее проще, но, не имея чувств, я не могу иметь представление о том, что потеряла. Возможно, будь у меня отсутствующая часть, я бы более активно желала найти выход из клетки и соображала быстрее. Но, это лишь предположение.
- У меня есть к Вам вопрос, - вполне серьезно произношу я все шесть слов, прекрасно осознавая, что могу получить целое ведро негатива в ответку, плюс обоз иронии и сарказма. Возможно, волшебник подскажет что-то дельное, помимо алкоголя и откровенных взглядов на мою грудь.
- В связи с тем, что наши взгляды по поводу декана Фогга практически совпадают, а я склона сомневаться в его словах, посмею спросить у Вас следующее: Тень можно вернуть?
   Прекрасно помня слова мужчины о том, что Тень крайне важная штука, решаюсь поднять эту тему снова. Просто интересно, что скажет он по этому поводу. Разнится ли его мнение с мнением чернокожего властелина северного Брейкбилс?
- Декан Фогг сказал, что Тень невозможно вернуть и мне нужно привыкнуть к ее отсутствию. Научиться жить без нее. Удивите меня?
   Кто знает, может я получили внятный ответ на свои вопросы, а может, и нет. Зависит от того, насколько изощренным волшебником может быть русский. Вполне вероятно, а я не исключаю этот факт, у выдающегося преподавателя есть ответ и на этот запрос.
- И сдается мне, у Вас есть имя. Неожиданно, правда? – высказывая легкое удивление, я опережаю остроты в свой адрес, - назовете его?
   Обращаться к Маяковскому по фамилии или должности становится крайне неудобно. Произношение фамилии сложное, тем более, возникает периодически впечатление, что я общаюсь с русским поэтом, который славился своими громкими текстами во имя Родины. Так уж вышло, что пришлось читать по университетской программе. Зачем, я так и не поняла. Но, все равно, крайне нелепо.
- Не могу сказать, что являюсь ярым противником русской поэзии, но мне будет куда спокойнее знать Ваше имя, - вполне резонно, замечая, сей факт, я несколько раз моргаю, так как начинает сильно болеть голова. Хотелось бы подняться и наконец-то прийти в форму, но сдается мне, что это настанет не скоро.
- Сколько времени я проспала? – забыв, что не уточнила данный вопрос, я спешу наверстать упущенное. Информация ничего толком не даст, зато сориентируюсь по времени.


[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

14

- Оно и правильно – обучение должно затрагивать за живое. Если она хочет придушить его, значит мужчина все делает правильно. Потом она осознает, что этой ненавистью к себе он прежде всего обучал ее, ведь одного лишь удовольствия от магии недостаточно, чтобы пытаться продвинуться в ней дальше. Когда тебе нужно выживать, когда ты хочешь что-то доказать, да и во многие другие моменты рождается страсть – это позволяет сохранять интерес и работать на пределе собственных возможностей. Именно этого профессор и добивался от Джулии. Ему было все равно, что она думает о нем и кем считает, но это было эффективным, а остальное не имело значения. Фогг никогда не поддерживал методы Маяковского, потому как считал их чересчур жестокими, но весь гребанный мир жесток, а мир магии еще в раз десять больше обычного. Если хочешь выжить, то мало читать книжки и баловаться заклинаниями с алкоголем и кексами с травой, нужно развиваться, а развитие происходит только в критические моменты, когда в опасности твоя жизнь – это всегда отличная мотивация делать что-то. Некоторые студенты слишком халатно относились к магии, как к чему-то должному и это удручало.
- Ну, по крайней мере, тупости в тебе меньше, чем высокомерия. Это хорошо – добавил мужчина, выслушивая ее заявления о том в чем заключался смысл испытания. По факту да, но Маяковский не был бы собой, если бы позволял людям видеть только то, что положено видеть. Везде скрывался тайный смысл, был он и тут, но уловить его вряд ли смог бы кто-то другой. Суть каждого обучения, суть каждой задачи, может заключаться в разных вещах, есть те, что на поверхности, а есть те, до которых ты доходишь только со временем.
- Все это, конечно, замечательно, но суть испытания еще и в том, как ты воспринимаешь реальность. Магия – это и есть все, что вокруг нас. В руках людей – магия — это игрушка, в руках богов – магия — это жизнь, магия это все, что тебя окружает. Пока ты мыслишь, как человек, то и будешь выбираться из клетки через боль и страдания. Чтобы победить бога, надо мыслить иначе. – и это было крайне важным замечанием для девушки, потому как она старалась решать вопросы, как человек, прибегая лишь к физическим свойствам объектов, немного к магии. Но по факту так действовали люди, Маяковский же в своем глубинном изучении магии сделал шаг куда дальше, покоряя те дали, о которых не рассказывают в Брейкбиллс, о которых вообще нигде не рассказывают, потому как люди не доходят до столь могущественного владения магией, ведь им оно по факту и не нужно. Требования Фогга или кого угодного другого к магии минимальны и этого им достаточно, пока их задачи выглядят различного рода проблемами материального мира, но когда ты находишься в ссылке, то материальный мир все меньше и меньше тебя интересует. Вот только без «тени» ты теряешь возможность развиваться вне своего окружения, ты словно в клетки, из которой никак не вырваться, потому что твоя фантазия уничтожена, ведь прагматичный ум не понимает зачем мечтать, зачем веровать во что-то, зачем искать безумные ходы и мысли, когда есть те, что сработают.
- Ммм… Еще лучше – главное, чтобы вопрос оказался не из идиотских, тогда все ее очарование, которым успел проникнуться Маяковский сойдет на нет из-за чего-то наиглупейшего. Впрочем, пока он не сомневался в ее методах и мыслях, хотя она и не обучалась в Брейкбиллс. Нет, не правильно. Это отлично, что она не обучалась в Брейкбиллс и из нее не сделали мага затупка, как и всех остальных. Их ставят в рамки, у нее изначально нет рамок и это выделяет девушки среди всех. Так ему проще работать с ней, еще и от того, что можно использовать любые средства для достижения своих целей.
- Если что-то можно забрать, то это можно и вернуть – произнес мужчина, вполне логичную истину, открытую Ньютоном несколько сотен лет назад. Она работала не только в физическом мире и не только по отношению к энергии. Магия тоже действовала по таким законам. Она не могла просто исчезнуть и нигде не появиться. Магия – это энергия и если кто-то забирает часть тебя, то где-то эта часть существует.
- Декан Фогг смотрит на магию исключительно, как практик. Если никто этого не делал, то, по его мнению, этого и нельзя сделать. Вполне обыденная позиция для многих не самых выдающихся волшебников. Я смотрю на эти вещи иначе. Если никто не делал этого до меня, значит, не было настолько способных магов, готовых провернуть это дело и разобраться в нем. Для настоящего волшебника не должно быть ограничений или слова «невозможно», пока у тебя есть фантазия и ум, то ты всегда найдешь решение, которого не смогли найти до тебя. – ему не приходилось разбираться с вопросами «тени», но если бы пришлось, то волшебника ничто не остановило. В этом мире, как и во всех остальных есть свои правила и своя магия, работающая по законам и даже боги не в праве менять эти законы.
- Конечно, не назову – с удивлением посмотрел мужчина на Джулию, будто она только что попросила его раздеться наголо, а потом пробежаться вокруг здания университета. – Это вы дураки раздаете своим имена кому не попадя. Имя человека хранит в себе силу, связующую с ним. Фамилия или Отчество, как в России, может второе имя или прочие вещи не играют никакой роли, так как появились исторически и были придуманы. Но имя – это нечто более сакральное в этом таится магия и если бы я собрался навести на тебя проклятье, то воспользовался бы информацией о твоем имени. Пока ты не знаешь моего, я в полной безопасности – его имени не смог бы назвать ей даже Фогг, потому как семья Маяковских была достаточно известной не только в мире волшебников, но и за его пределами и как успела заметить девушка один из его далеких родственников был даже литератором в России, совмещая магию и свое искусство к написанию стихов. Их семья была и является одной из мощнейших во всей России, занимаясь собственными изысканиями в разных сферах магии, и никто из них не представляется именами, по крайней мере настоящими.
- Можешь называть меня, Ксандр, как делал Фогг – он постарался тогда адаптировать максимально созвучное русское имя Александр, на манер произношения в США, чтобы было удобнее для всех студентов, хотя они все равно называли его либо «профессор», либо «Маяковский», а имя так и осталось вынесенным за рамки, что им никто и не пользовался.
- Почти сутки, но это еще нормально. Через пару дней кости вернуться в норму. – конечно, могли бы и за несколько минут, если поиграться с более серьезной магией, но это было вне правил самого мужчины.
- Если хочешь понять, как выйти из той клетки, помимо, как вылезти, ломая себе кости и сдирая все в кровь, то без «тени» тебе этого никогда не сделать. Извини за откровенность, но ты слишком ограниченная. Ты не можешь мечтать, не можешь понять истину, которую не объяснит тебе никто в Брейкбиллсе. Иногда магия не поддается логике, той, что преподают нам с самого детства. Вот представь себе самый простой пример: как по-твоему мне быстрее до тебя дойти? Вариант один, просто встать и подойти, а вариант два: уйти из помещения, сделать круг по коридорам и только потом вернуться к тебе. Для тебя второй вариант кажется абсурдным, а первый очевидным. И это лишь из-за ограниченного в твоей голове прагматизма. Магия и логика не всегда равны, но пока ты не избавишься от этого стереотипа в своей голове, а ты не избавишься без «тени», то ты всегда будешь проигрывать тем, кто лишен подобного понятия и видит магию иначе, как боги. – Наверняка, сейчас ее мозг немного ломался от таких сложных вещей, да и понимания, которому попросту приходилось верить на слово, ведь осознать его девушка не могла, ровно также, как и проверить каким-то иным способом. Для нее очевидно, что ближайший путь между ними – это взять и подойти, а не делать какие-то круги по всему замку. Это глупо, неправильно и нелогично. Но другая Джулия смогла бы понять это, смогла бы попробовать и попытаться, поверить и мечтать, другая Джулия нашла бы выход из той клетки, может, не с первого бы раза, но со второго или третьего, а не каждый раз ломала бы свои ребра, вылезая оттуда. Сейчас у нее не было шансов.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

15

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
   Поразительно, как мир начинает быстро вокруг тебя меняться, когда ты теряешь что-то важное для себя. Да, это может быть друг, который давно о тебе забыл и не желает вспоминать обо всем хорошем, что вас связывало. Может быть семейный альбом, хранящий в себе уникальные отрывки истории, без которых человек теряет себя настоящего, уходя в дебри искусственно созданного мира. Любая мелочь, которая делает нас такими, какие мы есть на самом деле. И вот, я лежу в этом месте, смотрю в потолок, и слова преподавателя больно бьют в виски. Будь у меня эмоции, высказалась бы громогласно, обвиняя в намеренном лицемерии и оскорблении чувства собственного достоинства, после чего, осознав правдивость слов, приносила извинения опытному мужчине. Но у меня этого всего нет, только разум и объективная картина видения этого мира. Точнее, того, что я стала видеть после потери Тени.
   Я не хочу верить в худшее, не желаю принимать факт того, что являюсь тенью себя прошлой, показывая людям лишь оболочку. Мне хочется быть чем-то большим, кем-то, кого люди будут считать достойным внимания и затраченного времени. А что я имею сейчас? Хороший вопрос, ответив на который, я смогу открыть следующую дверь в свою жизнь. «Нужно сосредоточиться».
   Минута, всего лишь минута, обращенная к своим прошлым воспоминаниям. Какой я была? Чем жила и о чем думала? Каково мне было, когда Квентин оставил меня на задворках Брейкбилса, даже не пытаясь помочь подруге детства стать частью магического мира? Обида? Разочарование? Нет, я всегда шла вперед, искала лазейки, изобретала не существующие выходы, творила. Предательство друга только усилило мои желания и стремления, когда как внутренний стержень превратился в нерушимый остов мечтаний и сил. Глупая девчонка, решившая победить систему, выбросившую ее через парадный вход. Ведь всегда есть задний выход, верно?
   Небольшие сценки из прошлого быстро промелькнули в моей голове, подобно старой киноленте. Сравнивая все это, с нынешней собой, прихожу к выводу, что не могу придумать другого выхода из клетки. Маяковский вряд ли будет врать, он лишь наставляет меня, о чем я и просила ранее. И делает это вполне успешно, потому, что я задумалась. Таблица сравнений двух разных Уикер дает поразительные результаты, из-за которых я бросаю угрюмый взгляд в сторону волшебника. Как бы мне не хотелось признавать, он был, чертовски, прав. «Черт».
   Глубокий вдох, очередная резь в области рёбер, секунда напряженности и расслабляюсь, когда боль отпускает. По сути, я все еще нахожусь в той клетке, только вот она сузилась до размеров моего собственного тела. Без Тени я оболочка, которая никак не сможет развиваться дальше установленных границ, так как я чувствую их руками и осознаю разумом. Чтобы выбраться из этой ситуации, придется ломать восприятие и менять в корне взгляды, но как это сделать без эмоций, и правда? «Мне нужна тень!»
   Это осознание пугает меня еще больше, нежели уменьшающаяся каждую минуту клетка, грозящая переломать тебя полностью. Мне хочется вернуть тень и пройти это испытание еще раз, ища лазейки, не доступные мне ранее. Я желаю ощутить эмоции, чтобы выплеснуть их на Ренара с такой силой, что он пожалеет о своем появлении в мире людей. Хочу импровизировать, творить, смеяться искреннее, в конце концов, быть другой. Да, существование без Тени имеет свои плюсы, более того, я поняла и осознала многие вещи, лишившись эмоций. Старые привязанности отпустили, и сдается мне, я смогу сохранить свой нейтралитет и после возвращения тени. Теперь меня ничто не держит, так как я видела правду и знаю ее в лицо.
   Поэтому, когда профессор заговорил о возможном возвращении утраченных эмоций, я внимательно посмотрела в его сторону, улавливая каждое слово. Он говорил вдохновлено и уверено, в связи с чем, мое желание обратиться к нему за помощью росло с каждым мгновением. Этот ворчливый отшельник смог убедить меня всего за пару часов, чего не смогли остальные псевдодрузья и преподаватели, вместе взятые за несколько месяцев, или недель, я уже не помню.
   Слова об имени и вовсе вызвали на моих губах кривую улыбку, которую можно было бы охарактеризовать как душе угодно. Однако упорство мага меня просто забавило.
- Не факт, профессор, не факт, - задумчиво произнесла я, беря небольшой реванш в плане обсуждений. Я слишком долго отмалчивалась, чтобы сейчас оставить свои мысли при себе. Нужно немного отстраниться от изначального курса, на пару минут.
- Имя, данное при рождении, необязательно имеет силу, потому что, есть имена, которые люди могут приобретать осознанно. Официально и по документам я могу быть Джулией Уикер, когда духовно я чувствую себя какой-нибудь Кэролайн. В таком случае, проклятье не будет иметь силу, потому что я себя Джулией Уикер не ощущаю, мое магическое имя совсем другое. И да, последней своей фразой Вы вызываете ощущение, будто бы боитесь меня.
   Было, и, правда, интересно наблюдать подобные изменения в мужчине, когда он все-таки решился назвать свое имя, по которому к нему можно было обращаться. Почему-то, после его представления, мне захотелось назвать его иначе, на манер другого русского поэта.
- Aleksandr? – чистая догадка, основанная на близости литературных направлений, в плане проз и стихотворений, - а можно Вас называть Алекс? А то первый вариант больше напоминает забавного персонажа из старого мультика, вспоминая о котором я не смогу не смеяться. «Когда тень вернется ко мне».
   Небольшое отступление перед возвращением к тому, к чему я и сама хотела вернуться. Стоит отдать должное, мужчина не отступал от своей точки зрения и не желал оставлять меня в моем нынешнем состоянии, точнее, старался наставить меня на путь истинный и тем самым, услышать от меня нужные вопросы. Что ж, расстраивать его я не вижу смысла, так как это нужно в первую очередь мне самой. Ограничитель в моем мозгу и теле меня перестал устраивать, теперь я это понимаю и готова говорить дальше.
- Хорошо, - соглашаюсь со словами преподавателя, видя в нем превосходного наставника. Навести другого человека на правильные мысли, не каждый сможет, тем более, будучи таким ворчуном и затворником. В моих словах нет ни тени сарказма или иронии, я говорю серьезно.
- Помогите, пожалуйста, вернуть мне тень, - вежливая форма дается мне с трудом, и, тем не менее, я попыталась обращаться к человеку без высокомерия. Ведь, прежняя Джулия это умела, так что же мешает мне сейчас быть более вежливой. Я, лично, проблем не вижу. Немного попытаться, попрактиковаться, и все будет хорошо. По крайней мере, данная идея кажется мне вполне уместной.
- Мне не терпится разобраться с данным заданием иначе, Вы меня заинтриговали, профессор, - попытка оправдать свое решение куда более меркантильными целями, нежели приобретение утраченных эмоций, фантазии и навыков, которые подвластны лишь человеку с Тенью. Интересно, чтобы сказал на это Квентин? Что я никогда не смогу стать полноправным студентом Брейкбилс? Мне давно наплевать на его мнение, начиная с того самого момента, когда у меня забрали тень. Теперь он лишь картинка из прошлого, не более того.
   

[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

16

Она сейчас серьезно? Девочка с улицы пытается учить профессора? Возможно, самого лучшего известного и сильнейшего мага на всей Земле? То есть она правда считает, что может затирать ему либеральную чушь, которой почуют людей уже второе десятилетие или даже больше, рассказывая им про равенство, права, свободу выбора и прочее? Магия появилась еще до создания общества, она появилась задолго до того, как люди научились связно общаться, а не издавать какие-то непонятные звуки. Законы с тех пор не менялись, как не менялись и законы физики в этом мире, хотя в данном случае сравнение вряд ли было бы корректным, ведь физика – это тоже магия, люди не способны понимать этого, но волшебники обучаются подобному в Брейкбиллс. Иногда это образование было даже не таким уж и бесполезным, как могло показаться, ведь давало некоторый кругозор в общих вопросах.
- Ты мне еще про эмансипацию женщин и феминизм расскажи – лишь раздраженно ответил ей Маяковский. Какое имя ты выберешь себе сам. Абсурд. Звучит, будто человек может это решать, будто у человека есть какое-то влияние на магические силы, что работали до него и будут работать после. Человек лишь жалкий потребитель магии и не более того, он просто берет ее в аренду у богов, источников, предметов, но сам ее никогда не производит. Есть существа, в жилах которых течет волшебство, те кто древнее людского рода и самого этого мира, кто были и будут – они истинные создатели этой магии, а не жалкие людишки со своими чрезмерными амбициями.
- Имя выбираешь не ты, и никакое ощущение или документы не играют роли. Родители называют тебя и это навсегда связывает тебя с этим именем. Ты можешь нигде его не использовать и никогда не произносить, можешь забыть о нем или отречься, но нельзя отречься от магии, она часть тебя хочешь ты того или нет. – его ответ был достаточно емким, после чего чувство раздражения все же снялось само собой, когда девушка заговорила о тени. Она пыталась играть и манипулировать, вкрапливая это приятно «пожалуйста», не хватало встать на колени и оголить грудь. Ему не нужны были эти подачки в красивых словах, стоило понимать, что самому Маяковскому попросту наплевать, как разговаривает человек. Только идиоты обижаются на слова или их отсутствие. Важна суть, остальное просто блажь, которую ты себе позволяешь. Хочешь выделиться обидой или показать свою гордость, но живя в одиночестве мужчина просто отверг эти глупости человеческой жизни, которые и сам раньше считал достаточно забавными. За эти годы его отношение ко всему миру сильно поменялось, как и он сам, превратившись ровно в то, что она видела. Он и сам был лишь былой тенью того человека, который был повинен в скандале с Гринстрит, зато как волшебник он сделал огромный скачок за пределы мнимых всеем граней.
- Может еще станцуешь канкан? От твоего «пожалуйста» саднит в горле, будто проглотил что-то неприятное – он мог придираться сколько угодно, однако не говорил «нет». Ему и самому была интересна такая задача, вопрос лишь стоял в том, что вряд ли Фогг будет сильно рад тому, что заключенный покидает свою тюрьму, ведь по факту, как бы они не называли Южный Брейкбиллс, а его преподавателем, то Маяковский был скорее надсмотрщиком, который сам привязан к тюрьме. Фогг отлично постарался, выстраивая защиту, так что прорваться через нее будет непросто, но все же возможно. Отмотав пару лет мужчина первым делом задумался над тем, как обойти защиту и спустя год способ был найден. Дальше последовали еще идеи, доработки и даже кое-какие попытки, когда он возвращался в Россию, а Фогг совсем не ведал об этом.
- Насколько я знаю, тени отправляются в Темный мир, - проговорил мужчина, вспоминая слова одного своего друга, вовсе не человека, потому как люди всегда наскучивали с неимоверной скоростью профессору, а представителя одной из раз с другого мира, чье название было крайне труднопроизносимым для земных языков, отчего их попросту называли «коури», что бы это ни значило. Он говорил ему о «тенях», так между делом, когда они обсуждали то, как устроен мир людей. Его приятель даже рассказывал, что в этот Темный мир можно попасть и на земле существуют привратники, обладающие огромной силой, которые способны пропустить живых в мир мертвых, чему соответствует не малое количество легенд, в том числе и греческих, как об Орфее и Эвридики, и многие другие.
- Нам нужно найти «привратника», кого-то «древнего», как в легендах или мифах, о которых многие позабыли, считая все это сказками – уж кого-кого, а студентов Брейкбиллс учили тому, что описанное в старых книгах отнюдь не всегда выдумка, просто маги того времени скрывали различные домысли об устройстве мира, о собственных силах, отчего описывали все таким образом, прибегая к аллегориям, что для людского разума были не слишком понятны, но человек знающий разглядел бы в них связь с чем-то реальным.
- Думаю, что это лучше оставить на тебя. У меня есть почти все, что имеется в библиотеке Брейкбиллса, кроме разного хлама, потому можешь приступать к чтению, надеюсь ты найдешь где-то упоминание о том, что мы ищем. Точнее, ты ищешь – ему было все равно, найдет она свою Тень или нет, тут только ее собственные решения и суждения, а потому профессор совсем не подгонял Джулию, давая ей делать выбор. Тяжело, наверное, решить без «тени», что тебе нужно ее вернуть, чтобы стать сильнее. Понимание собственной слабости и неполноценности сковывало девушку сильнее, однако и в этой ситуации были свои плюсы. Пока она могла едва ли передвигаться по залу, отчего Маяковский сам приносил ей книги по три раза в день, дабы она могла прочитать их или хотя бы пролистать. Ее комната стала настоящим складом, потому как книг было не пять и даже не десять, за три дня их скопилось больше пяти сотен и число неумолимо росло, когда профессор прикатывал новую тележку, а Уикер лишь отводила в сторону взгляд, понимая, что поиски могут быть и вовсе бесконечными.
- Что, ничего не нашла? – говорил мужчина, продолжая взирать на Джулию, обложенную со всех сторон книгами. Она едва ли не спала на них и вот тут отсутствие «тени» и работоспособность девушки брали верх над ситуацией. Она добивалась своей цели и даже если бы девушке пришлось перечитать каждую книги в этом здании, то она сделала бы это, поставив себе подобную цель.
- Полагаю, что это самая легкая часть. – добавил Маяковский, раздумывая над тем, каким может быть привратник в мир мертвых – у привратника будет своя цена. Орфей, спускаясь в подземный мир Аида, платил всем собственной музыкой. Играть я не умею, из тебя вроде тоже сомнительный музыкант. Отчего вопрос цены встает очень и очень остро – у мужчины скопилось множество интересных артефактов, хотя по факту самыми важными и могущественными были три монеты, особенных, над которыми он работал долгие годы. Это его лучший проект, могущественная сила, с которой ему, возможно, придется расстаться, так как на земле не найти ничего интереснее и полезнее. Остальные мелочи, изобретенные им и созданные его заклинаниями, были забавными с точки зрения магии, но бесполезными для того, кому нужна настоящая оплата за это путешествие.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

Отредактировано Charles Holden (2017-11-04 18:20:15)

+1

17

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]
- Никто не отменял магический обряд по установлению магического имени, - я пожала плечами, не желая вдаваться в лишние споры, так как знаю, о чем говорю, и нет смысла препираться. По сути, слова Маяковского подтверждают ранее сказанное мной, пускай и иными словами. Забавно, наверное, но не до этого сейчас, и, правда.
Когда внутри возникает чувство дискомфорта и неопределенности, хочется заняться чем-нибудь более полезным, чтобы обрести мир и спокойствие, который я давно не ощущаю, находясь в вечных поисках и терзаниях. Но стоит ли это того? Хороший вопрос, так как я не нахожу свое место нигде. Даже когда чувства были на месте, я являлась отщепенцем, которого ждут везде, но не там, где он находится. По крайней мере, мне так казалось.
   А сейчас? Я вроде бы нашла то, что хотела, но все равно не то. Пустота не дает покоя, да. Я чувствую пустоту, пускай и знаю, к чему стремлюсь. Мужчина что-то говорит, а я не обращаю внимания, акцентируя свои мысли на ощущениях. Внутри болит все, ребра ноют, срастаясь в верном направлении, сплошной комок боли и душевной пустоты. Состояние неопределенности и бесцельности. Никаких мечтаний, надежд и фантазий, простой прагматизм и математические алгоритмы действий и заклинаний.
- Хоть что-то, - протянула я, смотря невидящими глазами перед собой в потолок. Зацепка о Темном мире не дает никакой информации, так как фантазии нет для того, чтобы увидеть за двумя словами нечто большее. В голове появляется некая догадка о мире Аида, так как он является царем Темного мира. Но кто знает, что еще это может означать.
   Привратники, Темный мир, легенды и мифы – это вызывает на моих губах улыбку, но далеко не добрую, так как я примерно понимаю, о чем вещает волшебник.
- Заглянем в гости к Харону? Кинем палку Церберу и вручим Аиду презент? – сарказм, вызванный негодованием из-за собственных мыслей. На самом деле вины мага тут нет никакой, просто хреново все это. Что еще больше нагнетает, так это согласие мужчины помочь. Откажи он мне или подтверди слова декана Фогга, было бы проще. Махнуть рукой и идти искать решение или смерть, уже значения не имеет. Но, теперь… не смотря на отсутствие Тени, я не могу отступить, только не сейчас.
   Упоминание о книгах и моя голова поворачивается в сторону преподавателя, будто бы я услышала нечто важное и, безусловно, необходимое. Согласно киваю на предложение изучить все книги, прекрасно понимая, что там же смогу прочесть и что-то важное для себя в плане заклинаний и магии. Дополнительные умения в поисках Тени будут полезными. Без чувств, сложно придумать что-то свое, поэтому придется полагаться на практические знания.
- Да, Вы правы, - краткое согласие и все в моменты меняется. Я читаю, мужчина носит книги. Лучше плана и придумать было нельзя, потому что так я ищу, учу и отвлекаюсь от размышлений, которые никому не нужны. Сплошные буквы, беглое прочтение и попытки что-то сделать, перелистывая в очередной раз страницы книг. Много слов и ничего полезного, в большинстве своем. Иногда складывается ощущение, что я только и делаю, что читаю мемуары профессора. Ни тени улыбки, ни желания отвлечься, я поставила очередную цель и добиваюсь ее.
- Пока нет, - я всегда отвечаю на такие вопросы, когда Маяковский нарушает тишину в палате. Мне хочется верить, что когда-нибудь, я найду искомое и смогу ответить на вопрос иначе. Объяснить, что нужный привратник обитает там-то и там, и ему можно дать взятку разными способами, чтобы пройти. В Греции Харону приносили золотые моменты, почему бы и к нему не заглянуть? Ну, или Нил, по которому Ра каждое утро спускался в царство Анубиса. Похожие легенды, которые вполне могут привести нас к зацепкам.
- Может, Вы умеете танцевать канкан? Или у Вас есть древние греческие монеты, которым клали мертвым на глаза? – очередной поток сарказма, пока я не натыкаюсь на что-то более важно и начинаю увлеченно читать книгу далее, немного приподнимаясь на локтях на подушку. Внутри все еще отзывается болью, но не так сильно, как в первые дни.
Информация стала более полной на третьей странице, и я более углубленно ушла в книгу, не обращая внимания на следующие слова волшебника. Потом поболтаем.
- Хм, тут есть несколько упоминаний о привратниках: Дракон, который жил в английских землях, Харон, встречающий мертвых и некое подобие Харона в Египте, когда Ра спускался по Нилу в царство Анубиса через солнечные врата на закате. И к кому мы пойдем? Если, конечно, решите составить компанию.
    Мужчина и так дал мне слишком много, когда позволил изучать книги и озвучил подсказку, просить у него большего я просто не имею права. Да, я шла за знаниями, а в итоге решила вернуть Тень. Планы и направления изменились, но я надеюсь к ним вернуться, когда найду утраченное. Стать сильнее и изощреннее будет ключевым в победе над Богом. «Над Богом».
Все это время я думала победить Ренара путем его убийства, но, начитавшись книг, пришла к умозаключению, что это может как-то аукнуться магии, которая наполняет весь наш мир. И Филари… там же тоже магия и источник, что питает все магическое. Что будет, если убить Бога? Какие последствия и откуда взялась магия?
- Алекс, скажите, что будет, если убить Бога? – так как этого я найти в книгах я не успела, решаюсь задать вопрос раньше, чем я посмею его забыть или задуматься о последствиях. Кто знает, может опытный человек сможет сообщить мне больше, чем это написано в книгах, источнике знаний, принадлежавших многим другим волшебникам, живших до этого времени.
- И как можно быстро добраться до точки назначения? Более того, как вернуться обратно, ведь для этого нужны магические предметы или дар путешественников между мирами. В книгах заклинание перемещения я так и не нашла, - новые вопросы, но это куда лучше, чем их отсутствие, разве нет?
   Побеждает тот, кто спрашивает и учится, а не тот, кто молчит и не спрашивает. Так нелепо. Хватаю свою одежду с рядом стоящей тумбы и начинаю одеваться, скрывая свою наготу до поры до времени, пока не появляется возможность подняться на ноги в нижнем белье, а там уже привыкнуть к ходьбе и натянуть на себя кофту со свитером и брюки с обувью. До этого прохладный пол заставил меня немного поежиться и поспешить с ботинками, не смотря на нормальную температуру помещения. Мир вокруг немного зашатался, и я по первому времени схватилась рукой о кровать, после чего, сориентировавшись, сделала пару шагов, будто научилась ходить заново. Неловко, неудобно, как годовалый ребенок. Непривычно чувствовать себя целой и здоровой, когда до этого дышалось с трудом. Странное преобразование сильной и независимой женщины, которая до этого ворвалась в замок и требовала обучать ее.
- Чувствую себя хромоножкой, - смеюсь, выпрямляясь во весь рост и делая еще несколько шагов вперед, шатаясь, будто иду по тонкому льду и боюсь упасть.
- Мне бы не помешал бокальчик Вашего чудного напитка, профессор, для смелости и уверенности, - улыбка, еще пару шагов, чтобы обойти вокруг кровати и снова плюхнуться пятой точкой на мягкое покрытие. Вокруг книги, даже как-то не вериться, что я все прочитала и перелистала поспешно, запоминая только самое важное.



[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

18

Конечно, Маяковский понимал, что она шутила относительно буквальной трактовки любых мифов и легенд, но по факту оплата должна была быть, их никто не пустит в подземный мир просто так. Это законы магии и привратники какими бы сильными существами они не являлись также придерживаются общих правил. Даже боги не могут выйти за пределы собственных рамок. Они существуют у всего и никто во Вселенной не свободен, если говорить на чистоту.
- В случае чего расплатишься с привратником натурой – усмехнулся профессор, отвечая на ее слова. Джулии по факту было все равно, если ее тело могло помочь достигнуть цели, то она бы с легкостью его отдала и продала. Уж так устроен ее разум, не знающий ограничений и морали, считающий ее пережитком слабости и глупости. Когда человека что-то удерживает, то он не может обрести самого себя и стать сильнее, но иногда нам нужны эти самые рамки, дабы быть людьми, а не просто машинами по достижению целей. Она ведь даже не понимала зачем ей нужна эта цель и тем более будет ошарашена, когда достигнет ее. Без «тени» в жизни нет смысла, все становиться неинтересным и чуждым тебе, ты будто потерял интерес к еде, и она стала безвкусной, тогда зачем ее есть? Чем будет отличаться кусок хлеба от самого лучшего блюда, а вода от водки?
- Не люблю чопорных англичан, но больше них ненавижу только жару, потому пусть будет Греция и Харон – кем бы он ни оказался. Вряд ли этот тот же проводник на лодке, что доставит тебя в мир мертвых за плату, которую следует принести перед отправкой в последний путь. Древний язык был слишком иносказательным, потому кто знает, что они имели в виду, когда передавали эти знания. Старые книги могут пролить свет, но не ответить правдой, до нее придется докопаться самостоятельно.
- Убить бога? – немного поразмыслив и буквально попробовав на языке каждую букву решил ответить мужчина – думаю что-то серьезное. Боги обладают большой силой и каждый из них за что-то отвечает. На моей памяти никто не убивал богов. – трудно представить себе последствия от таких действий, ведь по факту они могут нести за собой что угодно. Боги – это сосредоточение жизни, хорошие они или плохие, все равно остаются богами, а значит убив такого они точно нарушат нечто в магическом мире, разобьют равновесие, которое итак успело расшататься благодаря всем этим вздорным детишкам и несостоятельности других богов, как понимал Маяковский то, что рассказывал ему Квентин о Филлори. Глупо цитировать в таких случаях то, что большая сила налагает и большую ответственность, но это так. Если ты создал мир, то будь добр следи за ним, каким бы он ни были. Всегда будут люди способные посягать на магию, это неизменно. Люди худшее среди всех миров. Их потенциал по факту безграничен, ведь человек может обладать невероятной силой лишь потому, что он постоянно развивается. Феи, дриады и прочие существа, одаренные магией с рождения наделены ровно тем набором данных, что им позволен, они не могут превзойти самих себя, природа ограничила их. Только человек остается с потенциалом для развития и этот потенциал ужасен и прекрасен одновременно.
- Конечно, не нашла. Потому что его попросту нет. – проговорил Маяковский. Есть некоторые вещи, передающиеся из уст в уста. Никто на всей Земле не способен пользоваться порталами, так как магия такого рода слишком сложна для обитателей планеты. Никто, кроме того самого профессора, что сидел перед Джулией. Если бы она учила в Брейкбиллсе, то знала, что именно таким образом он отправляет студентов обратно по завершению семестра. Несколько магов, собравшись вместе могли бы попытаться уравнять силы, достигнуть нужного баланса и открыть портал, но Маяковский специализировался на сложных заклинаниях и для него они были не сложнее того, чтобы заставить огонь в камине загореться.
- Всегда пожалуйста – усмехнувшись произнес профессор, подавая ей бокал, где водка была смешана с чаем, ничего необычного, но напиток сам по себе был странноватым, однако не все ли равно? – тебе стоит пока еще немного восстановиться, а потом через несколько дней будем думать об отправлении в Грецию. – это в Антарктике летом было достаточно холодно, и температура доходила до двадцати градусов холода по Цельсию, что считалось сравнительно очень теплым. Торопиться им не стоило, а если Джулия и была нужна ему, то только полная сил, когда кости восстановятся окончательно и не останется и единого напоминания на ее теле и внутри ее тела о том, что приходилось выбираться из того куба, ловушке, которая не под силу почти никому. Фогг боялся ее не только из-за жестокости, которая будет давить на психику, а из-за того, что не стоит учить студентов такой магии, не стоит давать им понимание о том, как работать с самыми тонкими сферами колдовства, как обходить законы, которые созданы до тебя. В каком-то смысле магия даже похожа на бюрократию с толикой математики, сложнейшей математики, но все же. Тут тоже есть множество правил, но можно удачно огибать их всех и тогда ты будешь приравнен к божествам, если только не считать разницы в силах. Но даже это можно компенсировать, если уметь и понимать, как, просто Фогг знал, что это поставило бы Брейкбиллс на первое место среди всех школ магии, но заставило бы его стать слишком опасным, порождая волшебников, с которыми тяжело будет бороться. Умные ребята сами с годами дойдут до того, что знает Маяковский, сами смогут научиться этому в той или иной степени, но не через него.
Не смотря на то, какими жалкими попытками был ее первый раз, когда Уикер попыталась встать с постели, сейчас она уже передвигалась вполне себе обычно, а прошло лишь три дня, с их последней встречи. Она занималась собой, пыталась что-то читать в библиотеке, но они достаточно редко сталкивались с девушкой, чтобы обсудить предстоящее приключение. Она понимала, что Маяковский отправиться с ней, потому что отпускать ее одну – это совсем глупый поступок, который может обернуться ее смертью, а на это мужчина не подписывался. Наверняка ее сознание было забито попытками найти решение, как скорее добраться до Греции из этой задницы мира. Он даже не сомневался, что Джулия потратила не мало сил со своими то знаниями, дабы добраться до Антарктиды, а потом еще отыскать Южный Брейкбиллс, даже не смотря на знание о его существовании эта миссия была достаточно суицидальной, проходить ее повторно у девушки не было бы никакого желания, да и сил.
- Я смотрю ты уже чувствуешь себя лучше? – спросил ее Маяковский заходя в библиотеку, когда она сидела за очередной стопкой бесполезных книг. В жизни каждого волшебника наступает момент, когда учиться приходиться не через книги и теоретические знания о чем-то, а самому пытаясь и пробуя открывать нечто необычное. До этого тяжело дойти, преодолеть в себе страх творить. Однако он не знал способна была ли девушка к этому без «тени» или она навсегда зациклилась бы в стадии своих сил, которыми обладала и больше уже не смогла бы преодолеть текущий рубеж. Ей превосходно удавалось вбирать в себя что-то новое со страниц учебников, но хорошему волшебнику важно создавать нечто свое, а не просто следовать одним лишь указаниям.
- Пошли, Греция нас уже заждалась – добавил он, когда они двинулись в другой зал, где было побольше пространства. Маяковский стоял в его центре, а Уикер вряд ли понимала, что происходит, потому как раньше ей не приходилось иметь дел с такой магией. Сейчас она впервые лицезрела то, на что по факту был способен профессор, обучавший ее и почему он считался лучшим магом среди всех остальных людей. Его руки начинали двигаться, вычерчивая множественные символы, с которыми вряд ли могла бы справиться девушка. Он действовал очень отточено и аккуратно, не осталось и намека на какой-то тремор, что сам Маяковский разыгрывал порой, будто он постоянно находиться под действием водки. Сейчас девушка могла бы взглянуть на него совершенно по-другому и возможно даже понять отчего Гринстрит влюбилась в этого человека многие годы назад. Сложность творящегося заклинания была просто на немыслимом уровне, это легко можно было прочувствовать и даже сейчас профессор удерживал невероятный набор сил, успевший скопиться около него. Другие давно потеряли бы контроль, а магия кровожадна и опасна, она готова поглотить их, сделав ниффином, но ему хватало способностей справиться с этим, а потом в конце комнаты появился портал, который прямиком отправлял их в какой-то греческий город, видимо тот самый, куда они стремились попасть, чтобы попытаться найти привратника.
- Так и будешь стоять?
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1

19

[NIC]Julia Wicker[/NIC]
[STA]В поисках знаний[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/02/03/c67089bcc4e588625c7d846f48d1e914978be14e_thumb.jpg[/AVA]

   Греция – когда-то, я увлекалась мифами и легендами, в том числе Египтом. Филлори всегда была нашим с Квентином вдохновением и мечтой, куда более далекой, нежели упомянутые мной страны. Я мечтала быть Джейн, а Квентин представлял себя Мартином, глупая и наивная белиберда, ставшая реальностью. Возможно, будь у меня тень, я могла бы вдоволь насладиться атмосферой сказочной страны, но, там я увидела лишь нелогичных персонажей с манией величия и пустыми головами.
   После встречи с Ренаром я не видела в волшебных существах ничего хорошего и пыталась выполнить свою задумку, чем-то помочь друзьям своего бывшего приятеля. Но, взрыв в лесу встретили слишком грубо, и мне пришлось вернуться обратно в этот мир. Охота на меня возобновилась и теперь я тут, в поисках истины, если ее можно было бы так назвать.
- Харон, так Харон, - пожав плечами, я перелистнула еще одну страницу и заметила вполне адекватное изображение проводника в подземный мир. Именно такой, каким я себе представляла его еще в детстве. Высокая статная фигура, лишенная мышц, как высушенная аккуратно мумия. Единственное отличие, это человекоподобное существо было жилистым, кожа хоть и была серой¸ плотно обтягивала тело. Глаза были полностью черные, лишенные всякой выразительности, но вызывающие непреодолимый холод и страх. Холод на меня подействует, а вот страх вряд ли, без эмоций же. На Хароне, как и полагалось в Греции, был серый длинный хитон, свободного покроя, а сверху крепился плащ с капюшоном. Остается надеяться, что описание подходит по реальную сущность, а кто как-то неприятно, если он будет страшнее.
- По легендам, вход в царство Аида идет через пещеру Тенара, Харон принимает на язык одну монету – обол, после чего можно ступить на борт его лодки. Единственное уточнение, он бьет веслом живых и нам придется очень постараться, чтобы нас впустили.
   Сдержанная улыбка, и тут Маяковский отвечает на заданный ранее вопрос про Бога. То, что он  сказал, было, мне известно, но я как-то не доходила до окончательного вывода, чтобы взвесить все за и против. Если мужчина говорит так серьезно, то убивать, и правда, будет лишним. «Если мы вызвали его, должна быть возможность изгнать его назад…»
- Тогда убийство не вариант, нужно его отправить домой. Если есть заклинание призыва, должен быть вариант и изгнания. Как там говорят? Вся Вселенная построена на принципе двоичности. Где одно не может существовать без другого, добро без зла, черное без белого, свет без тьмы и так далее. Некий баланс, который можно легко нарушать, и который нужно соблюдать. Соответственно, всегда есть что-то обратное. Хорошо, спасибо. 
   Ко многим вещам мне сложно приходить без чувств и эмоций, я как библиотека, из которой можно достать книгу с любой полки и прочесть, только вот, больше того, что есть в этом заведении, не найдешь. В какой-то момент резервуар знаний истощается и то-то новое узнать нереально. Нужно выходить из тени и идти к следующей библиотеке. Только вот, для этого нужно много сил и времени. Сопоставляя факты, выводы и знания, как и сказал волшебник, я совершаю обходные пути, когда как есть более легкий путь, не доступный мне из-за отсутствия тени.
- Сдается мне, Вы сейчас лукавите, так как не озадачили меня поиском средств к транспортировке из замка, - спокойно заметив данный факт, приподнимаю правую бровь, не отрывая взгляда от профессора, - но ладно, надо будет разменять деньги в Греции, вдруг лодочник пропустит нас по старинке.
   Благодарно приняв кружку со спиртным из рук профессора, я делаю несколько глотков, даже не морщась от обжигающего напитка. Как-то привыкла и уже могла пить без каких-либо дополнительных телодвижений. Напиток и, правда был хорош, грех было не воспользоваться такой возможностью и не выпить несколько глотков чарующей жидкости.
- Отлично, так и сделаем, - за некоторое время, что я провела в стенах этого филиала, я поняла, что спешить ни с чем не стоит. Если Маяковский говорит, что мне нужно восстановиться, значит так надо. Он занимался моим лечением и не доверять ему будет глупостью с моей стороны.
   Все эти несколько дней, я расхаживалась, тренировалась, изучала и практиковала магию. Вбирая в себя знания из книг, я тут же спешила их опробовать, в некоторых случаях даже скрестить. Делала я это, исключительно, при тех вариантах, которые вытекали один из другого. Соответственно, как гроза превращается в дождь и снегопад. В последний раз, я, как раз таки, решила создать энергетический заряд магии, который вбирал бы в себя эффект удара током и силы. Если удар зарядом человек выдержит, то от тока ему точно никуда не деться. Удар молнией сразу же остановит его сердце. Это бесчеловечно, но эффективно. Я просто аккумулировала свое умение создавать грозу и молнии в один небольшой шар и вложила в него силовой удар из боевой магии. Простой прием, держащийся на гневе. Когда Маяковский зашел в библиотеку, я как раз сидела по-турецки на стуле и держала в руках маленький шарик, отдающий синим сиянием. Мое творение, которое далось не с первого раза. Простое сочетание двух алгоритмов, а вышла такая красота!
   Его голос отвлек меня от занятия, и сразу же свернула лавочку, активно зашагав за Александром. Пара дней растянулась на одни сутки, зато чувствую себя превосходно и готова к путешествию. Когда мы оказались в помещении, Маяковский начал творить заклинание руками, и я пару секунд зависала на его фигуре, не упуская возможности увидеть в нем настоящего волшебника, ну и запомнить основные движения, активирующие портал. Ошарашенная таким умением, я не сразу очнулась от наваждения и пробежала в образовавшуюся дыру в пространстве, когда мужчина заставил меня выйти из легкого оцепенения.
- Ого, это было круто! – воскликнув, когда и сам Маяковский оказался рядом со мной,  я успокоилась, заставляя слова восхищения, пускай и без эмоционального, затихнуть глубоко внутри. Вытащив из своего кармана несколько долларов, я вышла прямо из переулка, в котором мы оказались, и прошла к первому обменному пункту, который попался мне на глаза. Мне разменяли деньги на бумажные купюры, и я благодарно кивнула, взглядом ища антикварный магазин.
- Нам нужна лавка старинных вещей, вряд ли древнегреческие монеты низшего номинала имеют сейчас ценность. Они были из меди, наверняка что-то такое завалялось в лавке старьевщика, ну или на блошином рынке. Что думаете? Да, глупо, но, возможно, это сойдет за проезд в мир мертвых, так написано во многих книгах.
   Отчего-то, такой план казался мне адекватным и разумным. Современные деньги вряд ли будут интересны древним существам. С другой стороны, настоящий обол на языке Харона может быть особо ценным, на фоне реального времени. Евро сейчас везде, когда как истинная греческая валюта пала в лету.
Путешествие обещает быть интересным, однако, надо иметь несколько вариантов развития сюжета, чтобы в конечном итоге выиграть путевку в эмоциональное будущее и выбраться из подземного мира назад. Приятный бонус, ничего не скажешь. В голове еще были свежи движения рук волшебника, и мне не терпится попробовать его в действии. Да, портал не помешает, а если с ним что-то произойдет? Надо быть готовой ко всему.
- Как вариант, можно найти еще клад, но я сильно сомневаюсь, что это реально, - добавляя столь уместную цитату, я расплываюсь в улыбке, - и надо узнать, где здесь есть пещеры.
   



[SGN]http://s0.uploads.ru/t/P9ycG.gif
[/SGN]

+1

20

- Конечно, круто, когда больше никто не может это повторить – проговорил Маяковский на замечание девушки. Она могла видеть в нем просто старого алкоголика, но все же с каждым разом он открывался ей иначе, как человек мыслящий вне рамок и категорий, способный найти решения для любой проблемы, потому что он не ставит перед собой слово «невозможно». У всего есть решение, но если ты ограничен, то его может и не быть в той системе координат, где находишься ты сам, но это не значит, что его нет вообще. Уикер понять пока это было слишком тяжело, потому как выйти за рамки мыслей человека – это не так и просто, к такому надо тренировать себя, понимать и видеть больше. Ей повезло найти Филори, чтобы уяснить себе факт того, что существует множество миров со своими законами и магией, но в целом они едины, что Земля, что любой другой мир в этой Вселенной.
- Не надо воспринимать легенды всерьез – высказало свое мнение мужчина, которое кстати было вполне себе обоснованным. Вряд ли Харон даже выглядит так, как его описывали, вряд ли ему нужны монеты или нечто подобное. Легенда – это просто история, не стоит считать ее пошаговым руководством к действию. Она завуалирована и не без метафор, возможно специально созданных, дабы волшебник глядел между строк, а не в упор, как сейчас делала девушка. Если уж они собирались отправиться в такое место, то уж точно платить придется не деньгами людей. На кой черт привратнику в мир мертвых нужны человеческие безделушки, что появились задолго после того, как появился он сам. Магия – вот единственная плата за проход и тут аллегория говорила о том, что ты отдаешь самое дорогое, потому как монеты в те времена, особенно из золота имели куда большую ценность, чем сегодня.
- Пещеры – это слишком популярное место для людей, боюсь наш паромщик поселился где-то в менее приятном месте – пещеры являются достопримечательностью, также, как и сталактиты, растущие на потолках. Маяковский не понимал в чем интерес людей к наблюдению самых банальных природных явлений, но это не важно, поток туристов в Греции был крайне большой, а значит, если привратник где-то и обитает, то точно не в местах столпотворений. Любое существо магического толка ищет себе место, где может залечь на дно, а в пещерах ему постоянно приходилось бы уходить и прятаться от назойливых туристов или исследователей.
Они просто шли вперед по улице в надежде, что нечто придет в голову. Маяковский пытался нащупать магию, чтобы поймать нить того, куда им следует идти. Вряд ли это существо, кем бы оно не было просто жило где-то без каких-то защитных функций. Скорее всего, они были, магия должна защищать его логово. Понятно, что выследить привратника невозможно, по крайней мере, человеку уж точно, даже такому опытному волшебнику, как он, но иногда искать надо не саму цель, а сопутствующие ей вещи.
- Кажется, кое-что есть – произнес профессор, после чего они вместе двинулись даже по мощеным улочкам этого города. Выглядел сам Маяковский, конечно, совсем странно, как для туриста, так и для местных жителей, но это уже давным-давно не смущало его. Такой вид только отталкивал от мужчины, даже не смотря на факт того, что рядом с ним по какой-то необъяснимой причине ходила молодая симпатичная девушка и это наверняка создавало в головах людей некоторого рода диссонанс. Так даже забавнее, ему всегда нравилось наблюдать за тем, как люди мыслят стереотипами, потому что сами заложники ровно таких же стереотипов.
- Нам туда – указал он на старую канализационную сеть под городом. Чем не пещера? Сейчас ее уже не использовали, потому как она была не актуальной, а заниматься переработкой явно никто не желал, да и Греция не самая богатая страна, если уж говорить честно. Защита тут стояла интересная, совсем не такая, как делал Фогг для Брейкбиллса, впрочем, это все равно была не его личная разработка, каждый декан просто вносил нечто новое в классическое заклинание, которым пользовались уже более пяти сотен лет, если мужчине не изменяла память. Но не важно, сейчас им требуется проникнуть внутрь этого логова. Можно было пытаться взломать проход, вскрывая канализационный люк или пытаться исполнить какие-то условия, чтобы он открылся – это слишком сложно и долго, и самое главное малоэффективно.
- Приготовься падать – сказал он девушке, а потом стал творить заклинание в некотором отдалении от люка, куда они отошли. Магия сначала витала вокруг них, потом легла на землю ровным прямоугольником, а после асфальт под ними будто исчез или стал нематериальным, если быть точнее, и они вместе провалились в тот самый слегка отсыревший туннель былой канализации, соединенный сетью в старых районах города. Люки, чтобы пробраться туда были давно запаяны, хотя Маяковский не сомневался, что под давление магии они легко бы впустили их внутрь, но он никогда не искал таких банальных путей. Это был как прыжок с двух метров, приземлиться сложности не составило, особенно, когда ты этого ожидаешь, хотя в случае с девушкой все выдавалось, наверное, немного сложнее, но это мелочи.
- Двигаемся дальше? – внутри ориентироваться было куда как проще. Сразу ощущалось, что они на верном пути и их уже по факту ждут, так что не получится случайно пройти мимо нужного поворота. Дорога сама вела их куда следует, точнее привратник вел их на встречу с собой, как тех, кто внезапно вторгнулся в его обиталище, куда вряд ли ступала нога человека или волшебника за последнее время. Не многие хотят умереть добровольно и отправиться в тот самый мир, понять, что находиться за гранью. Не многие хотят, потому как они понимают опасность этих действий, и сам профессор тоже понимал, но разве можно отказываться от столь захватывающего путешествия?
- Давно я уже не видел людей – скрипящий голос, будто скрежет стали о камень, прозвенел в ушах, без всякого эха, что должно было сопутствовать этим словам. Вывод был один – Харон говорит телепатически, а не привычным для людей способом. – Мы приветствуем вас, древний – проговорил Маяковский, даже чуть кланяясь в знак уважения. Кто знает к какому общению привык привратник и уж лучше не начинать разговор грубо или с требований. Когда это было нужно, то профессор мог бы быть вполне себе милым, чтобы очаровать кого-то или просто сойти за обычного человека. Но девушка перехватила инициативу на себя, озвучив цель их визита, стараясь говорить также учтиво с этим существом, кем бы оно не являлось, потому что никакого физического образа видеть не получалось, лишь большая тень, что нависала и затмевала собой все. Создавалось впечатление, что у тени есть глаза, через которые она смотрит на них, но тут нельзя было быть уверенным.
- Вы жаждете смерти? – проговорил он, услышав, что они держат путь в Темный мир.
- Хотелось бы немного избежать, этой неприятной стороны и вернуться обратно – с легким лукавством ответил на вопрос Харона мужчина, оглядывая стены этого помещения, походящего скорее на какой-то старинный склеп с огромным количеством костей.
- Пусть будет так. Но я не пущу вас туда без оплаты – Джулия вряд ли представляла, чем они могут расплатиться, но раз Маяковский обладал такой уверенностью во всем, то он определенно знал или держал нечто при себе, что вполне себе заинтересует привратника, ведь вряд ли у девушки было другое объяснение, а сам мужчина не слишком любил раскрывать собственные планы, оставаясь параноиком до мозга и костей, стараясь играть самостоятельно, а не в команде.
- Кое-что найдется – проговорил в ответ на слова Харона профессор, доставая из-за пазухи маленькую коробочку, открыв которую каждый ощутил мощь вещи, что лежала внутри – у меня есть монета – конечно, это была совсем не простая монета, а одна из первых, отчеканенных в Египте, но и этого было мало, потому как она была сильнейшим источником магии. Годами мужчина накапливал и аккумулировал силу в различных артефактах, и эта монета по факту могла бы уровнять любого волшебника с богом, обладай он ей, а теперь приходилось жертвовать этим ради путешествия за грань бытия, в мир мертвых.
- Это что-то интересное… Достойная оплата. У вас будут ровно сутки до того, как вы умрете и останетесь там навсегда – проговорил Харон, а потом профессор заметил будто тень обернулась косой, которой он ударил по ним, отчего Джулию и его как бы отбросило назад, а вокруг все переменилось. Взгляд глаз вниз и вот он уже видит два лежащих трупа – это и есть они.
- Добро пожаловать в Темный мир – прозвучал голос, а после вокруг все потемнело, видимо от какого-то заклинания и они, как и все, кто отправляется в этот мир оказались в каком-то классическом современном помещении – лифте, если быть точнее. Наверное, эти связанные с Землей миры адаптировались под современный лад, чтобы людям было проще адаптироваться в них, ничего не обычного на самом деле, если внутри заправляли боги, которые в отличие от Земли занимались тем, что следили за своими мирами, иначе и быть не могло, как считал мужчина. Подобные преобразования – это не просто случайности, а значит, скоро они побывают там, куда не ступала нога ни одного волшебника, по крайней мере, живого волшебника уж точно. Это всегда вызывало настоящий интерес, изведывать неизведанное, хотя раньше Маяковский был не самым большим фанатом в путешествиях между мирами, но каждый выпускник Брейкбиллса, способный на это грезит подобными приключениями, пока молодая кровь бурлит в его жилах. Он ведь не сразу стал профессором и начал преподавать в университете, по началу он был таким же студентом, как и другие, а потом занимался своей жизнью, пока не нашел в себе дар к преподаванию.
[NIC]Professor Mayakovsky[/NIC][STA]глава южного филиала Брейкбиллс[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YdwQyof.gif[/AVA]
[SGN]Я ненавижу вас, потому что вы ничего не знаете. Вы учитесь магии, как попугаи учат Шекспира: по строчке за зернышко. © Профессор Маяковский[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Там, где рождается холод