Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
У Славы в голове ветер и блядский питерский дождь, Слава угашен просто в нули, хрипло и громко смеётся, быстро... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Не промахнись


Не промахнись

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Шуленберг, штат Техас | 19.08.2017 | 00:45

Akela Harris, Shy Johnson
https://78.media.tumblr.com/9b2ecb9e4aef4dbd57fcdb5e023ceaae/tumblr_oyzxkvn0P71wh6ygwo1_500.gif

Иногда ты оказываешься в таких ситуациях, что самым главным становится не промахнуться... с выбором.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-07 01:04:54)

+1

2

Хочешь заслужить уважение среди этого сброда? Будто девять лет добросовестной работы для этого мало. Хочешь, что бы шакалы рукоплескали и признали тебя своим?
Майк расскажет тебе "как". Условия просты. Видишь эту фуру? Ты видел таких сотни. Ты живёшь в глубокой заднице штата Техас, и единственное, чем ты можешь любоваться, кроме телека, это проезжающие машины. Но к фурам у тебя особая любовь... Ты уже девять лет из разбираешь на винтики, не так ли? Это очень тяжёлая и трудная работа. Тебе хорошо за неё платят, Кел? Вполне достаточно для того, что бы барахтаться в грязи своего городишки с пивом в руках, но не достаточно, что бы из всего этого вылезти, да?
Сегодня судьба тебе дарит золотой билет. Ты знаком с правилами этой игры, как никто другой, но ещё никогда сам не играл. Пришло время это исправить.
Один водитель. Ты же знаешь, что делать... Свидетелей не должно оставаться. Стоит протечь информации и весь гнилой бизнес пойдёт под откос.
Твой выстрел должен оказаться очень метким, иначе ты подставишь тех, кого по глупости называешь друзьями. Поэтому, постарайся, братишка. У тебя будет всего один выстрел. Нет права на промах.

Задыхаясь от быстрого бега, мужчина забежал в плохо освещённый переулок. Точнее, он ничем не был освящён, кроме как полной луной. Самое время для оборотней. Но он не был любителем модных сказок и бежал не от чудовища. Он бежал от собственной смерти.
Упав на колени, мужчина стал ползти. Глупо... Тот, кто гонится за тобой, явно в лучшей форме, чем бы. Стоило есть меньше бургеров на заправке, чувак.
Из тени вышел второй. Теперь сцена выглядит полнее. Светловолосый парень подходит ближе к своей жертве. Его русые волосы больше похожи на шкуру дворового пса. Они растрёпанные и сальные, да и борода далека от слова "опрятность". Зато, в свете луны, слишком зловеще блестят его невозможно голубые глаза.
- Не надо! Прошу вас! Забирайте что хотите! Я никому ничего не скажу!
Голубоглазый криво улыбается и наставляет на жертву пистолет.
- Нет! Не стреляйте! Я сделаю, всё что скажите!
- Ты несколько не в том положении, что бы торговаться... - раздался хрипловатый голос убийцы. - У тебя ничего нет.
- У меня есть товар. У меня есть машина!
Прервал его дерзкий смех.
- Нет, старик. Теперь всё это есть у МЕНЯ. А у тебя... А у тебя есть только длинный язык, который ты готов распустить при любом удобном случае. - он присаживается на корточки и заглядывает в обезумевшие от ужаса глаза. - И как я после такого могу тебе поверить?
- Не надо! Не надо!
- Я тоже так думаю. - вставая во весь рост, бросил парень.
Глухой тупик оглушил выстрел.
Плевать, что нет глушителя. Если спросить, всё равно все скажут, что ничего не слышали.
Это оказалось проще, чем хотелось. На губах Акелы скользит пошловатая улыбка. Он не испытал должного страха перед смертью. Пусть смерть была и не его. Это веселит и немного пугает. Стоит быть более чувствительным, но кажется, что эмоции давно ушли на второй план. Удобнее быть менее чувствительным. Выгоднее. А выгода в этой жизни давно заправляет парадом.
Кел собирался уходить, как вдруг услышал подозрительный звук за мусорным баком. Неееееет... Такое бывает только в фильмах. Скорее всего, это просто крыса. Наверняка крыса. Но уйти так, уже становится невозможным. Поджав губы, Харрис пошёл проверить источник звука.
Его голубые глаза ещё лучше стали видны, когда внушительно расширились. Перед ним сидел мальчишка, либо совсем мелкий, либо он был одним из тех засранцев, чьё лицо принципиально не хочет выдавать возраст хозяина. Без раздумий, Келли выставил руку вперёд, направляя пистолет на парня.
- Прости, пацан. - он взвёл курок. - Ты не вовремя.
Осечка.
Скривившись, Кел вскрыл барабан и обнаружил, что у него всего была одна пуля.
Чёрт...
Убрав пистолет за пояс, он вцепился взглядом в парня, решая, как будет от него избавляться.
- Ты же понимаешь, что я не могу тебя вот так оставить?

+1

3

«Гондон! Чертов, блядский гондон! Использованный тысячу раз гондон!» - Шай шел по стоянке траков и гнусно матерился про себя, вспоминая, насколько убогим чертовым мудаком был последний водила, который бросил его в чертовой дыре типа этой. Где он вообще? Шуленберг? Что это за подмышка мира вообще? Парнишка посильнее натянул на голову капюшон от толстовки, в которой было чертовски жарко, но которую он снимать не собирался. Особенно под сальными взглядами некоторых дальнобоев.
Мало ему было блядского водилы, который обещал приголубить за отсос, еще и эти смотрят так, как будто он тут голышом ходит с табличкой «трахать туда», и стрелочка вниз.
Хотелось две вещи, пить и ссать. Когда он последний раз пил? До того, как сел в машину уроду, который тут его бросил. Часов десять назад. А ссал? И того больше. Этот Джон Смит не остановился ни на одной заправке. И ведь так хорошо все начиналось! Старенькая, но ухоженная машина, прилизанный улыбчивый водитель в чистый джинсах. Такой образ идеального семьянина. А все туда же!
Шай глянул в сторону небольшого домика с табличкой WC. Все бы хорошо, только вот бородатых мужиков в сальных майках как-то подозрительно много. А тот, с пивным пузом вообще себя за член хватал, когда Джонсон мимо проходил.
Ну его к черту. Любая подворотня сгодится.
Парнишка пошел вдоль по дороге в сторону небольшого комплекса из заправки, мини-маркета и маленького придорожного кафе, в которых обычно собираются старшеклассники областных школ. Чуть поодаль виднелась надпись «мотель». В кармане оставалось еще баксов пятьдесят, на ночь хватит, а заодно и на автобус до какого-нибудь крупного города на западном побережье. Калифорния! Он мечтал о Калифорнии, но все дороги вели его абсолютно не туда. То водитель свернул на другую трассу, то работу предлагали в другом штате.
Шай матюгнулся и свернул за угол. Неприметная подворотня между магазинчиком и кафе. Пара полных мусорных баков, крыса, проскочившая в подвал. Почти идеально. Парнишка пристроился к стене с каким-то голимым граффити и расстегнул штаны.
Он уже планировал направиться в сторону мотеля и узнать сколько стоит номер на ночь, как за углом раздались какие-то быстрые шаги и просьбы не стрелять. Шай тут же юркнул за один из мусорных баков. Героем он не был и орать, что он сейчас вызовет полицию или уж тем более спасать незадачливого мужика, который сейчас свернул в подворотню, точно не собирался. Он только надеялся, что все закончится быстро. Было ли ему страшно? О да! Парнишка был готов в штаны наложить от страха. Но он помнил, как кончались все фильмы ужасов, поэтому сжался в углу между грязной стеной и серым баком и натянул на макушку толстовку посильнее, как будто надеясь слиться с разрисованными панелями здания.
Раздался выстрел. Шай пискнул, сильнее зажмурился и больно прикусил палец. Он очень надеялся, что за шумом выстрела его будет не слышно. Возможно, так оно и было. Но что-то противное коснулось голой лодыжки. Напряжение, в котором все его тело напоминало сжавшуюся пружину, резко спустило предохранитель. Парнишка дернулся, не удержался на корточках и плюхнулся на асфальт, задев собой контейнер, который с жутким скрежетом отъехал чуть в бок.
- Блядь! – чертова крыса с писком юркнула в свою нору и следующее, что увидел парнишка был направленный на него ствол.
Ужас буквально сковал его. Он затрепыхался, пытаясь вжаться в стену.
- Не надо! Я буду молчать! Я свалю из города, и вы меня больше никогда не увидите! – послышался щелчок осечки. Пистолет не выстрелил.
Шая затрясло еще сильнее, он во все глаза смотрел на здоровяка, боясь даже пошевелиться.
- А меня вот так просто и не надо, сэр! Я Шай. Шай Джонсон, - затараторил парнишка, просто не зная, что дальше делать. – Я еду в Калифорнию. Я… Я модель! Я травести модель! Ну там знаете, боа, перья, юбки. Как в кино с Патриком Суэйзи и Уэсли Снайпсом. Та-та-та-ра-ра-ра- та-та!
Шай сам не понимал зачем несет эту пургу и откуда она взялась в его голове. От ужаса он не мог себя заткнуть.
- Я знаю, у вас в Техасе не любят такого, но я вот прямо сейчас уеду в Калифорнию, а там. Там знаете, есть знаменитая церковь, говорят, что если помолиться, то исполняются все-все желания. Сэр, не убивайте меня, я помолюсь за вас, чтоб у вас все было хорошо. Клиенты добрые, жена послушная, детки красивые. Четыре сыночка и лапочка дочка. У вас клевые фермы тут вокруг, кукуруза колоситься будет. И когда я выиграю конкурс и получу сто тысяч наличными, я вернусь и отдам их вам, чтобы ваши  детки не болели! Только пожалуйста не стреляяяяйтеее!
Шай уже почти плакал.
- А хотите! Хотите! Я знаю одного чувака, он тут недалеко, в Хьюстоне. У него дохрена бабла, и он любит таких сладких мальчиков как я, особенно, когда на мне боа. Я покажу тебе его дом! Я его смогу отвлечь, а ты украдешь, все что захочешь. Я даже код от сейфа знаю! 58649712! Он находится в кабинете, в восточном крыле дома! Я знаю, когда уезжает дворецкий! Ты добудешь денег, и мы в расчете! Хотите, сэр? Я покажу! Я помогу! Только не убивааааай!

+1

4

Кел скривился.
- Пидор что-ли?
Здесь было не принято иметь нетрадиционную ориентацию, а те, кто таковую имел, всячески порицались и унижались обществом. Однако, и Кел об этом знал с юных лет, если парень обладал смазливой внешностью и стройным телом, его вполне можно было пару раз трахнуть и тебя никто за это не осудит. Красивых девушек тут мало, а свои потребности охота удовлетворять не только с пропитыми алкашками.
Почему же трахать смазливых парней считается нормой, но признавать то, что тебе это нравится - нет, Харрис не решался задумываться. Да и никто не задумывался, иначе размышления грозили привести к не самым приятным выводам, а этого никому не хотелось.
Мальчишка тараторил без умолку и это совершенно сбивало с толку. Кел и так то не особо знал как себя вести в подобных ситуациях, а ещё и этот раздражитель его совсем доводил. Схватив красавчика за грудки, Акела сжал в кулаках плотную ткань его толстовки и поднял вверх по грязной стене.
- Я что, похож на примерного семьянина, за которого стоит помолиться? - зверея, прорычал Харрис.
Он уже хотел посоветовать мальчишке заткнуться, как тот стал говорить что-то весьма интересное. Люди под страхом смерти говорят много и разное. Иногда, это бывает что-то весьма полезное. Сейчас был именно такой случай.
- Сможешь всё это устроить? - к голубоглазому вновь вернулась пошлая улыбка. - Ну что ж, идёт.
Отпустив и опустив на землю парня, Акела отошёл на пару шагов, и бросил взгляд на труп.
- Но до этого, я не смогу тебя отпустить, ты же понимаешь? Мне придётся взять тебя с собой. Я буду вынужден. Поэтому, давай не будем создавать себе ещё больше проблем, чем есть уже на данный момент? Ты будешь хорошо себя вести и не будешь пытаться сбежать, а я, в свою очередь, обещаю тебя не трогать и доставить в целости и сохранности к этому крутому дяде. Украденное делим поровну и разъезжаемся. А про это... - он указал пальцем на мёртвого водилу. - Ты молчишь. Всё ясно?
Акела говорил вкрадчиво и почти спокойно, если бы не было так заметно, что он весь, как на иголках. Идея с ограблением была настоящей манной небесной, приглашением на шоколадную фабрику, его несбыточным пропуском в лучшую жизнь.
- А сейчас... ты мне поможешь.
Подойдя к трупу, Харрис взял его под грудь и приподнял. Мужик был действительно тяжёлым.
- Хватайся за ноги. Надо закинуть его в бак.
Поднять эдакого кабана, было весьма не простым делом, но, в итоге, справившись, Кел направился на стоянку, но не забывал поглядывать на свою новую обузу. Старенький форд мустанг, бордово-облупившегося цвета, смиренно ждал хозяина. Кел любил свою машину. Не смотря на то, что её давно была пора сжечь и купить уже новую, он продолжал её трепетно чинить, проводя под капотом куда больше времени, чем под девушками.
Они поехали дальше от шоссе, вглубь города, пока фары не осветили большой двухэтажный дом. Там явно было достаточно народу, т.к. вокруг было припарковано изрядное количество байков.
- Не смей проболтаться о том, что видел. Они тебя не пощадят. Скажи, что... Что я подобрал тебя на дороге. Что с тобой случилась неприятность, а я, весь из себя такой добрый, решил тебе помочь. И лучше тебе быть убедительным.
На первом этаже был устроен самый настоящий бар с хорошей стойкой, алкоголем, бильярдом и покерными столами. Народ веселился, играл, пил пиво и слушал музыку. В подвале решались важные дела, не редко с применением оружия. Об этом все знали, но вслух никто не говорил. Второй этаж был сильно похож на коммуналку. Два крыла было разбито на маленькие комнаты, которых, в итоге, выходило штук двенадцать. В одной из таких комнат и жил Харрис. Чердак был заброшен и напоминал склад всякого пыльного барахла, и особой популярностью не пользовался.
Войдя внутрь, Акела приветственно заголосил и помахал рукой, привлекая всеобщее внимание. Но особое внимание он привлёк крупного дредовенного, но не самого высокого мужчины.
- Хей, Майк, как ты? - делая максимально расслабленный вид, спросил голубоглазый.
- Ты кого сюда притащил, Келли? - дёрнув немного вниз за жилет, тихо спросил Майк.
- Я нашёл его на дороге. Его выкинули из машины или что-то типо того. Мне стало жалко пацана, решил приютить на пару ночей.
- У нас тут не мотель, помнишь?
- Это всего лишь не несколько дней, обещаю. Только глянь на него, он напуган. Да и безопаснее спать на помойке, чем в нашем мотеле.

- Главное, что бы он там в итоге не оказался, верно? - Майк как то жутко улыбнулся. - Дело то сделал?
- Всё в лучшем виде. Он в мусорном баке, как всегда.
- Ну и отлично. Парни утром о нём позаботятся. Ну чего ты? Отдыхай...
Майк постарался добродушно засмеяться, но всё равно получилось жутко.
Взяв две бутылки пива, Кел кивнул Шаю, что бы шёл за ним, и направился в свою комнату. Не известно, кто ещё больше волновался, Шай, который ничего не знает и не понимает где находится, или Акела, который знает слишком много. В любом случае, за тонкой дверью комнаты, всё казалось не таким уж страшным. Как в детстве, когда накрывается одеялом с головой и монстр уже не утащит.
Протянув одну бутылку пива Джонсону, Кел открыл свою, жадно опустошил почти наполовину, и плюхнулся на свою не большую кровать, усевшись где то в ногах.
- Располагайся. - с не скрываемым сарказмом, протянул Кел, т.к. смешно о таком говорить парню, у которого толком ничего нет.
Но холодное пиво задабривало и расслабляло. В конце концов, парнишку и вправду можно пожалеть.
- Если найдёшь чистую футболку, в чём я лично сомневаюсь, можешь в ней спать. Душ и туалет по коридору направо. А вот спать... тебе придётся в моей компании. - от состроил "милую" мордашку, хотя и понимал, как ужасно выглядит его небритая рожа в режиме "мило". - Увы, но это лучший вариант, который я могу тебе предложить. Можешь, конечно, ещё попытаться поспать на полууу... но что то мне подсказывает, что этот вариант ты точно не выберешь.
Его глаза нагло посмеивались. Дотянувшись до снятой кожаной жилетки, Кел достал сигареты и спички, и закурил.

+1

5

Когда тебя хватают за грудки, как кутенка и вздергивают над землей, да так, что грязного асфальта касаются только кончики больших пальцев истоптанных кед, становится страшно. Шай и так был в ужасе, а теперь он говорить не мог, только пищать.
- Тогда сатане помолюсь! – голос перешел совсем на фальцет, парнишка зажмурился и втянул голову в плечи, как будто боясь удара. Мало ли, что можно ожидать от этого двинутого здоровяка, который, не моргнув, человека грохнул.
Но тут хватка ослабела, и Шай смог наконец открыть глаза. Конечно же, он наплел с три короба про богатенького мужика. Это давало время, совсем немного, но, возможно, этого хватит, чтобы сбежать. Куда угодно! В другой город! В другой штат! До канадской границы, лишь бы больше перед глазами не маячило черное дуло. Правда вот и здоровяк был не дурак, и отлично понимал, что больше всего на свете парнишка хочет оказаться сейчас на Луне, курить в скафандре свою последнюю сигарету и наблюдать за взрывами сверхновых где-то в паре миллионов световых лет отсюда.
Правда, сейчас Шай мог только судорожно закивать, как китайский болванчик, соглашаясь со всем, что ему говорят! Да что уж там, он бы мать родную сейчас продал, выдалась бы возможность быстренько сбежать отсюда.
- Я… Я не умею от трупов избавляться, - все так же фальцетом пропищал Шай, абсолютно не зная, что сейчас делать. Если он поможет, то автоматом станет соучастником преступления, за что можно присесть на десяток лет, если не больше. А если не поможет, то он может прилечь здесь в этой богом забытой дыре уже навсегда. Выбор был незавидный.
Парнишка послушно подхватил ноги водилы и попытался наравне со здоровяком допереть тело до мусорного бака. Хлипкие ноги и руки тряслись, и когда нужно было особенно поднапрячься, чтобы перевалить его через край, от напряжения практически отказали совсем. Теперь уже, когда лик ангела смерти не маячил на горизонте, Шай стал бояться, что окажется погребенным под трупом.
После сего действа он чувствовал себя практически полностью измотанным и на все заявления здоровяка отвечал резкими послушными кивками, абсолютно наплевав на то, что тот шел впереди к какой-то развалюхе, которую и машиной то назвать сложно.
- Я могу переночевать в мотеле, - тихонько предложил он, прикидывая, как улепетывает вдоль по шоссе, как только этот некогда бордовый уродец скроется за горизонтом. Но жизнь сложилась иначе. Здоровяк запланировал что-то свое, и Шаю пришлось усесться в автомобиль, насквозь пропахший машинным маслом и, как ему показалось, Олд спайс.
***
То, куда привез его здоровяк, назвать домом можно было только с натяжкой. Скорее какой-то клуб для маргиналов и неандертальцев, которые в Нью-Йорке в Бруклине или в Сохо уже давно не встречались. Было все еще страшно. Адреналин никак не отпускал. И пока мужик, которого, как оказалось зовут Келли, общался со вторым представителем гомосапиенсов, Шай очень старательно пытался превратиться в ветошь и уползти куда-нибудь отсюда подальше. Правда, безуспешно. Он помнил, что здоровяк сказал ему у кафе, и он понимал, чем может грозить неосмотрительность, поэтому послушно поднялся на второй этаж и даже вошел в комнатушку, которая заменяла этому Келли жилище. В самом страшном сне Шаю не могло привидиться, что он живет в таком месте как ЭТО! Да, у него была далеко не идеальная квартирка, но даже она была королевским дворцом, по сравнению с местным кошмаром! Тут даже собственного душа и сортира не было! Хотя это скорее плюс. Если к запаху грязной одежды и бардака еще бы примешался запах плесени и туалета, Шай бы точно предпочел покончить жизнь самоубийством, чем остаться здесь хотя бы на ночь.
- Клопы, надеюсь, несильно кусают, - он кинул брезгливый взгляд на кровать, и грохнул свою спортивную сумку в углу. Придется мириться и с соседством, и с насекомыми, если они есть, и с хозяином этой дыры. По крайней мере, до завтра, пока он не придумает план побега.
- Мне казалось, что техасцы не любят крепкие мальчиковые попки, - Шай хлопнул себя по заду, наклоняясь и начиная рыться в сумке, в поисках своей все-таки относительно чистой футболки. – Но ты так напрашиваешься. Что? Не боишься, что друзья узнают?
Выудив, наконец, огромную спортивную футболку, которую нежно любил, и в которой поместился бы сам три раза точно, Шай повернулся, перекинул ее через плечо и подошел к явно охамевшему уже в край Келли.
- А то, может, мне стоит начинать боятся? – он наклонился максимально близко, заглядывая здоровяку в глаза и смотря на него так, как обычно смотрел на всех своих любовников – вкрадчиво, из-под густых ресниц, чуть приоткрыв губы, а потом выхватил у него изо рта сигарету и резко выпрямился, разворачиваясь на пятках. – Телочку найди, они охотней ноги раздвигают. Я в душ.
***
По правде сказать, душа Шай боялся. Во-первых, не хотелось нежелательных гостей, которые с перепоя точно возжелают упругой попки, во-вторых, он опасался банального грибка. Лечи его потом за тонны нефти. Но в душ было надо.
Под упругими струями адреналин начал отпускать, и парнишку затрясло. Он стоял под горячей, почти кипяток, водой, и трясся, как осиновый лист. Мысли в голове судорожно путались, пытаясь сложиться в план побега. По усилению звуков снизу, стало понятно, что тусовка расходиться даже не собиралась. Явно техасские крутыши собирались кутить всю ночь. Под утро, по объективным причинам, Шай понимал, что не встанет. Значит, нужно протянуть ночь и, возможно, еще день, чтобы попробовать смыться следующей ночью или под утро, когда и этот Келли, и бойцы на первом этаже, будут спать. Да. Так он и поступит. А сейчас спать.
Футболка на тщедушном теле держалась как бело-красный балахон – не иначе призрак. Одно плечо вылезло из широкого ворота, а длиной она доставала почти до колен. Шай выглядел до нельзя нелепо, особенно, когда всунул ноги в незашнурованные кеды. Ходить босяком по этому полу, он все-таки побаивался.
Парнишка очень надеялся, что Келли куда-нибудь свалил, но нет. Здоровяк все так же валялся на своей узенькой почти что шконке, курил и пил пиво.
- Подвинься, ну! – проворчал Шай, пристраиваясь на кровати и пытаясь вытащить из-под своего новоявленного соседа одеяла. – Разлегся, как директор пляжа. Телочек своих тоже на пол выдавливаешь? То-то тебе давать перестали.

+1

6

Он лишь молчал и с насмешкой в голубых глазах, следил за парнишкой, слегка кривя обветренные губы в намёке на улыбку. Его не задевали слова. Не потому что было настолько плевать, а потому что он о таком даже никогда не думал. Как то в молодости он чуть не оказался на месте тех смазливых мальчиков, которых пускают по кругу и не спрашивают, как потом складывается их жизнь. Кел отделался испугом, но и этого хватило, что бы отбить любую охоту насиловать. Девушки у него были только лишь по обоюдному согласию, а на парней он и не думал смотреть. Хотя, растление малолетних пареньков вполне практиковалось в доме. Акела никогда в подобных мероприятиях не участвовал, но и помочь мальчишкам не мог. Не смел. Иначе, велика была вероятность остаться с пулей во лбу. Но стоило лишь представить, как крупный боров залезает на беззащитного парнишку, и Харриса переполняло омерзение. Становиться таким же боровом он точно не собирался. Плевать, что говорит Шай. Пусть он и явно играет за другую команду и уже, наверняка, не раз позволял себя лапать разным мужикам. Акелы в этом списке не будет.
Проводив парня взглядом, Харрис лениво вытащил вторую сигарету и вновь закурил. День сегодня был долгим и насыщенным. Думать не хотелось, но приходилось. Нужно было понять, как разобраться с Шаем, получить куш и побыстрее с ним разойтись.
В раздумьях время пролетело быстро, и голубоглазый не успел опомниться, как Шай вернулся. Конечно, понять можно всё что угодно, но когда перегибают палку, всегда стоит щёлкнуть по носу.
- Слыш, пацан. - Кел поднял взгляд на Шая и в его глазах мелькнула не добрая искра. - Не борзей.
Встав с кровати и слегка отойдя, Акела дал парню возможность улечься под одеялом так, как ему будет удобно.
Вторая плохая новость - одеяло было всего лишь одно и тоже небольшое. Добавкой был колючий плед, и Харрис уже понимал, что, как джентльмен, выберет именно его, для того, что бы укрыться. Лезть к мальчишке под одеяло не было никакого желания, но и выбора особо не было. Нехотя расстёгивая штаны, Кел прикидывал масштаб трагедии.
Погода была более чем жаркая, поэтому, ни в чём, как в одних трусах, он спать не собирался. И это была третья плохая новость.
Для тех, кто устал считать, первой плохой новостью был сам факт, что им двоим придётся ютиться на этой узкой койке.
- Говорю сразу, все свои пидорские мысли, можешь засунуть себе же в задницу. Кровать узкая, и я просто физически не смогу тебя не касаться. Уж будь добр, потерпи. - тут чётко прослеживался едкий сарказм. - И если обнаружу, что ты ко мне лезешь, можешь рассчитывать на фонарь под глазом. Это мы уяснили?
Келли стянул с себя футболку и остался в одном белье. он был довольно сильно загорелым по пояс, а ноги были существенно светлее, что было понятно, но всё равно смешно. Однако, его тело сложно было назвать смешным. Крепкое, рельефное, мускулистое. Тяжёлая физическая работа приносила свои плоды.
Харрис лёг рядом с мальчишкой и нехотя накрылся по пояс пледом. Было плевать на то что думает пацан, нужно было лишь поскорей уснуть. Кел лёг на живот, лицом к краю, подобрав под голову руки и почти касаясь пола согнутой в колене ногой. Подушка, которая тоже была одна, так же, как и одеяло, ушла в фонд Смазливого мальчика.
От Акелы пахло его собственным терпким запахом пота, смешанным с бензином и сигаретным дымом. Не то что бы это было похоже на аромат розы, и вонью тоже не назовёшь. Подобный запах исходит от всех работящих мужчин и многим женщинам он очень даже нравится. Нравится ли такой "парфюм" вынужденному соседу, Кел не знал, да и даже не думал об этом. Он старался как можно скорее уснуть, и минут через 15 у него это очень даже получилось.

* * *

Следующий день прошёл в ещё бОльшей суматохе, чем предыдущий. Встать пришлось очень рано - Шай ещё дрых без задних ног, и будить его не было никакого смысла. Харрис уехал в мастерскую, разбирать новую фуру по винтикам, и с этим занятием он провозился до глубокой ночи. Дома он оказался уже ближе к часу, и совсем без сил. Нужен был контрастный душ и пару кусков мыла, что бы смыть с себя весь этот день. Душ и сон. Но в чёткое расписание Келли вмешались байкеры. Почти с порога ему стали рассказывать, какой весёлый парень его новый друг, и что он уже стал душой компании. Акела скрипнул зубами. Если этот пидорок проболтался хоть о чём то, сухими из этой заварушки им обоим выйти не удастся. Но, послушав разговоры, Кел смекнул, что пацан просто купил крупный бородатый скот своей харизмой и острым языком.
Что ж... это меняет дело.
Харрис вошёл в свою комнату, довольно шумно открыв дверь, но тут же остановился и стал действовать тише. Даже свет не включил. Шай спал на кровати, свернувшись калачиком, засунув руки между ног, будто бы было холодно. Подойдя, Кел плотнее укрыл его одеялом. Парни сказали, что малец сегодня не мало выпил. После такого следует проспаться.
Взяв полотенце и более менее чистые домашние вещи, Келли ушёл в душ, где провёл не менее получаса, тщательно отдирая от себя весь машинный шлак. Отмывшись, голубоглазый спустился вниз и пропустил пару стаканов виски, зацепившись языками с Майком.
Стрелка перевалила за два часа ночи, когда, изрядно подвыпивший Кел, всё же отправился спать. Его тело ныло от усталости, но ощущение чистоты делало эту лёгкую боль даже приятной. Тихо войдя, он плотно прикрыл за собой дверь. Мальчишка спал лицом к стене. Акела глубоко вздохнул и, стянув в себя вещи, кроме белья, полез под одеяло. Было совсем не холодно, но тепло чужого тела, всё равно манило. Аккуратно приблизившись, стараясь не разбудить парня, Келли вдохнул запах с его полуобнажённого плеча. Он пах приятно, не так как жители этого города. Его кожа была нежной и более светлой. Тонкий, немного сладковатый, запах тела приятно пощекотал ноздри. Акела опустил голову на подушку и осторожно приобнял мальчишку, всё ещё боясь его разбудить своим присутствием.

+1

7

Шай проснулся уже за полдень. В грязное окно лился яркий солнечный свет, а сам парнишка успел взмокнуть под одеялом так, что хоть отжимай. Хоть он и был тщедушным, но во сне мог посоревноваться теплотой с неплохой печкой. Келли уже не было, снизу не раздавалось никаких звуков. Если бы не щебет птиц за окном и звук шин проезжающих мимо автомобилей, Шай бы решил, что оказался здесь абсолютно один, а мир вокруг весь полностью вымер.
Пару секунд он моргал, пытаясь осознать себя в пространстве, а потом резко подскочил на кровати. Вот он шанс! Можно быстро сбежать! Когда вернется этот Келли? Через час? Два? К вечеру? Плевать. Шай быстро влез в джинсы, натянул футболку и кеды, запихал свою импровизированную ночнушку в спортивную сумку, и уже было ринулся вместе с ней вниз, как вдруг осознал, что если там кто-то есть, то его побег может показаться подозрительным. И лучше сначала разведать обстановку.
Он не ошибся. За одним из столиков сидел вчерашний дредастый Майк и пил, судя по всему, кофе, закусывая его добротным сендвичем. Шай сглотнул, жрать хотелось немилосердно. И если вчера от переизбытка адреналина свой голод он не замечал, то сегодня ощущение было такое, что желудок пытается приклеиться к позвоночнику, а от вида гигантского бутерброда рот тут же наполнился слюной. Кофе, который пил мужик явно был дерьмовым, но сейчас парнишка был согласен и на такой. Что сделать? Попросить еды? Здравый смысл говорил хватать ноги в руки и бежать прятаться наверх и ни в коем случае не попадаться на глаза этому бандюгану.
Шай отлично помнил вчерашние слова Келли, и жить ему еще ой как хотелось. Но запах сендвича сводил с ума. Свежее хорошо прожаренное мясо, помидоры. Парнишка был готов в голос взвыть, лишь бы впиться в него зубами. На секунду даже захотелось попробовать подбежать, выхватить его из рук Майка и с улюлюканьем и добычей убежать в закат. Но он сдержался и деланно небрежно все-таки пошел вниз по лестнице.
Дредастый обернулся на звук шагов, и тут-то все и завертелось. Адреналин в крови Шая резко подскочил. Но есть хотелось слишком сильно. Поэтому он открыл рот и понеслось. Через час он уже был накормлен, отпоен кофе и перезнакомился с доброй половиной обитателей дома. Для всех, включая дредастого, он рассказывал слезливую историю, как его пытался трахнуть водила, которого удалось поймать на трассе, как сбежал, прячась в канаве, как с обочины его героично подобрал Келли и предложил приютить на пару дней, пока не будет билетов на ближайший автобус до Калифорнии. Стоянку траков Шай благоразумно вообще не упоминал, как будто это что-то жутко незначительное, что мелькнуло в окне и даже не задержалось в голове.
Ситуация усугублялась тем, что с каждым последующим часом народу прибавлялось все больше, говорить приходилось громче, отвешивать шуточки поострее, а страх нарастал. Чтобы хоть как-нибудь избавиться от последнего, Шай приложился к бутылке. Сначала начал с пива, которое так добротно ставили ему байкеры, лишь бы тот продолжал их развлекать, а потом перешел и на виски. О побеге не было уже и речи. Слишком сильно он приклеек к себе внимание, да и ноги не держали. Особенно, когда солнце село, а тусовка из почти миролюбивой перешла в какую-то жуткую оргию с мордобоем. Правда, теперь уже сам Шай стоял на столе и болел за одного из бородатых, отвешивая едкие комментарии в адрес его оппонента, поддерживаемый взрывами громогласного хохота.
Ближе к полуночи, Шай уже и лыка то не вязал и, повиснув у одного из байкеров на плече, был сгружен в комнату Келли, который так и не появился за весь день. Здраво рассудив, что лучше сейчас как следует проспаться, парнишка спихнул с себя шмотки на пол и забрался под одеяло. Уже не было так же жарко как утром, но алкоголь внутри тощего тела грел не хуже промышленного обогревателя. С полчаса Шай промучался с вертолетами, но потом все-таки заснул без снов.
Следующее, что он почувствовал в полубессознательном состоянии, было тепло человеческого тела и то, как сильно прогнулась под этим телом кровать. Шевелиться не хотелось, даже ворчать на этого кого-то не хотелось. От него приятно пахло мылом и мужским телом. Шай улыбнулся, так и не открывая глаз. Но он никак не ожидал, что уже через пару секунд сверху его накроет тяжелая рука. Очень аккуратно, осторожно, как будто боясь потревожить. От такого сон начал медленно проходить. Голова все еще гудела от выпитого, но алкоголь, бродящий в крови толкал на приключения.
В конце концов, ну что страшного может произойти? Ему дадут в морду и выкинут к чертовой матери? Отлично! Отличнейший повод сбежать. А так… Келли, а Шай уже убедился, что это был именно он, был охуенен. Джонсон успел убедиться в этом еще вчера ночью. Сильные руки, мощные плечи, да и через тонкую ткань трусов было видно, что здоровяка мироздание не обделило.
Парнишка расслабился в объятиях и чуть откинулся спиной на Келли, вжимаясь задницей в то самое выдающееся, что было у того в штанах. Было приятно практически нежиться в объятиях. Давно такого не было. Даже неудобная кровать показалась буквально царским ложем. И чего он вчера выделывался?
- Келли? – Шай чуть повернул голову и уткнулся носом в бородатый подбородок. Короткие волосинки приятно щекотали. Он аккуратно потерся о них, а потом подался еще чуть ближе и коснулся губами выступающего кадыка.
Здоровяк не вскочил, не начал сопротивляться и махать кулаками. Это воодушевляло и толкало к дальнейшим действиям. Все еще продолжая покрывать аккуратными поцелуями шею, Шай переплел пальцы с рукой, которой Келли все еще его обнимал и мягко повел ее вниз по своему животу. От прикосновений грубых подушечек пальцев по телу побежали приятные сладкие мурашки. Парнишка еле слышно горячо выдохнул, но руку остановил только, когда добрался до кромки белья.
Это чертовски заводило, оставляя легкий налет недосказанности. Он уже даже успел представить, как эти самые пальцы проникнут под тонкую ткань, как обхватят возбужденный член. Черт бы побрал этого бандюгана! От одной этой коротенькой фантазии короткие волосы на загривке встали дыбом, а тот самый член из фантазий напрягся уже в реальности, ощутимо выдавая все желания парнишки. Шай не держал руку Келли, он позволял делать то, что захочется, только мягко направлял. Но чертов здоровяк продолжал бездействовать.
Очень не хотелось сейчас срываться с места и нестись дрочить в душ, представляя, как Келли, придерживая его ягодицы, чтобы они были сильно разведены в стороны и предоставляли отличнейший обзор на все происходящее, жестко трахает его. Шай решил не останавливаться и попробовать еще. Он слегка прихватил зубами чувствительную кожу над кадыком, и второй рукой скользнул за спину, находя уже начавший выпирать член. Сначала осторожно, стараясь не делать резких движений, он провел рукой сверху по ткани трусов, как будто только оценивая, что ему предстоит, а потом, чуть осмелев, отодвинул резинку вниз и приласкал пальцами головку. Мягкая, напряженная, нежная…
Внизу живота все сжалось, и Шай не смог сдержать тихий, слышный только Келли стон. Это было невыносимо - медленно дрочить такой большой член, дуреть от этих тактильных ощущений, целовать колючую кожу под подбородком и дрожать от ощущений пальцев у самой кромки трусов, которые все никак не решатся проникнуть дальше.

+1

8

- Да... спи. - тихо прошептал голубоглазый, надеясь, что парнишка шепчет в полудрёме и не вспомнит с утра об этом.
Не то что в объятьях было что то слишком постыдное, но, будем откровенны, Харрис никогда бы себе не позволил сделать что-то подобное в трезвом состоянии. А сейчас он был преисполнен нежности, которую уж очень хотелось кому то подарить. Благо, алкоголь притуплял многое, да и в кровати оказался очаровательный мерзавец.
Но Шай уже явно не хотел спать. Его губы, очень нежно, но слишком внезапно, оказались на шее Келли. Голубоглазый еле сдержался, что бы слишком палевно не вздохнуть. Такой поцелуй тут же отозвался колючим колокольчиком внизу, и член стал твердеть.
Кел слегка запрокинул голову, во-первых, подставляя шею, а во-вторых, слегка отстраняясь, что бы ненароком не поцеловать в ответ. У него уже давненько не было девушки, а желания кого-то ласкать от этого не убавлялось. А тут так удачно под руку попался этот мальчишка. В прямом смысле слова, под руку. Акела не убирал с чужого тела эту самую руку, и не собирался. Ему было хорошо. Ему, чёрт возьми, было хорошо.
Изнутри разливалась нежность, окутывая обоих. До исступления приятные объятья с очевидным, но, словно прикрытым вуалью, налётом похоти.
Кел уже был готов так нежиться до утра, кайфуя от всего происходящего, насыщаясь столь незначительным до отказа. Но Шаю этого было мало.
Голубоглазый безвольно поддался, когда мальчишка повёл его руку вниз, по своему животу. Плоский, крепкий, но, при этом, с девичьей нежной кожей, напряжённый от возбуждения... Услышав тихий стон, Харрис больно закусил свою губу. Собственный член уже сильно напрягся и упирался в упругую задницу. Акела понимал, что всё это не правильно, но сделать с собой уже ничего не мог. Мальчишка был приторно-медлительным, и от такого крышу рвало посильнее, чем от порывистой страсти.
Кел всё ещё не решался провести руку ниже, хотя пальцами касался не крепкой резинки. Она бесила, но собственные желания сейчас, слегка пугали. Но почему? Тебе хотелось ласки - вот она. Этот мальчик - лучшее, что у тебя когда нибудь было.
Видимо, устав от ожидания, или в конец потеряв голову от переизбытка алкоголя, Джонсон скользнул рукой к члену Келли. Эти тонкие ловкие пальчики на собственном члене, пожалуй, были тем испытанием, которое Кел уже никак не мог пройти. Парень просто молил взять его, да и у самого Харриса больше не осталось других мыслей в голове.
Аккуратно скользнув свободной рукой под шею мальчишки, Кел обвил её со стороны матраса и, положив грубые пальцы на щёку и край подбородка, нежно приподнял чужое лицо к своему.
Поцелуй вышел мягким, не торопливым, даже немного робким. Акела не спешил углубряться и пока лишь губами пробовал на вкус чужие губы.
- Только тихо, ладно?
Просьба. Почти мольба.
Отвернув от себя лицо Шая, что бы ему самому было удобнее лежать, Кел оставил ладонь у него на подбородке, готовый в любую секунду зажать ему рот рукой, если тот хоть пикнет. Дело совсем не в жажде грубости. Простая предусмотрительность. Стены в доме были тоньше картона и слышимость отличная. Если хоть кто-то их услышит... Лучше постараться сделать так, что бы этого не произошло.
Рука, которая, как вампир, без приглашения, всё поглаживала низ живота, никак не решаясь спуститься ниже, наконец скользнула под мягкую ткань белья. Это было новое ощущение для Келли, но с другой стороны, куда более привычное. Ведь дрочкой он явно занимался больше и чаще, чем сексом с девушками. Не смотря на некую странность ситуации, аккуратный крепкий горячий член мальчишки в руке, лишь усилил возбуждение голубоглазого. На секунду прервавшись, Харрис стянул с Шая мешающие трусы и, вновь взяв его член в ладонь, стал неторопливо дрочить, утыкаясь носом в затылок и мягко целуя.
Касания парнишки стали ощутимее, и Кел машинально стал толкаться членом ему в ладонь, задевая голую задницу мокрой от смазки головкой. Горячее дыхание становилось тяжелее и приятно обжигало шею Джонсону. Сам Акела плавно дурел. То ли алкоголь тому виной, то ли несколько месяцев воздержания, или вообще вся эта ситуация с нарушением принятых рамок.
Чувствуя, что если они продолжат в том же темпе, Кел кончит без какого либо проникновения, мужчина решил, всё же, пойти до конца, раз уж вообще сложилась такая ситуация. Увы, но к подобному он не был готов. Под подушкой не было презервативов, а в тумбочке не завалялась смазка. Перестав дрочить Шаю, Акела побольше сплюнул себе на пальцы и скользнул ими к запретной дырке. Сфинктер был сильно сжат, да и к тому же сухой, но мальчик не на шутку разгорячился и явно этого хотел. Что уж, Кел и сам бы сейчас уже вряд ли смог бы остановиться. Смазав слюной ложбинку, он стал проникать внутрь средним пальцем. Конечно же, он безумно волновался, ведь опытом в таких вещах он был обделён, мог по глупости или неумению сделать парнишке больно или тупо оцарапать грубым пальцем. Но, вроде, пока всё шло хорошо. Келли мягко и постепенно проникал внутрь, стараясь размять и расслабить тугие стенки. К одному пальцу вскоре добавился второй. Голубоглазый слегка склонился и стал осыпать тонкую шею влажными поцелуями.  Тихие постанывания мальчишки доводили до границы терпения, но Кел настойчиво продолжал его растягивать и не успокоился, пока три его пальца не начали спокойно проникать.
Такие непривычно долгие прелюдии намекали на то, что весь процесс займёт не очень то много времени. Оба были уже на пределе, потные от ночной духоты, напряжённой ситуации и дикого перевозбуждения.
Келли ещё раз сплюнул на пальцу, смачивая соблазнительную задницу. Скользнув пару раз ладонью по собственному члену, растирая вытекшую смазку, Кел, наконец-то, приставил головку к проходу и толкнулся внутрь. Вторая рука предусмотрительно накрыла рот Шая и не сильно его зажала, но Акела и сам не смог сдержать рваного вздоха. Не смотря на долгую подготовку, внутри было чертовски тесно и жарко. Перекинув свободную руку через живот Джонсона, голубоглазый стал плавно двигаться, постепенно углубляясь и чуть набирая скорость. Старая кровать предательски скрипела и не позволяла разогнаться так, как хотелось бы. Но, в сущности, это было и не нужно.
Харрис ощущал себя мячом, загнанным под воду. Его переполняли эмоции и ощущения, но он не мог дать им волю и выплеснуть наружу. Сдерживая себя и зажимая рот мальчишке, Келли всё равно не мог перестать двигаться, хоть и медленно. Такая скорость позволяла прочувствовать все тонкости ощущений и возбуждение впивалось острыми иголками под кожу.
Крепко прижимая к себе Шая, чувствуя как его трясёт и как он сдавленно стонет в ладонь, Акела всё же не выдержал и спустил, едва дождавшись того, как кончит парень.
Оргазм накрыл так сильно и так внезапно, что мало того, что Кел хрипло застонал, пусть и буквально на одном вздохе, так и даже не успел вытащить член из парня, излившись прямо в него.
Весь мир сузился до одной точки. Акела спустил руку, которой зажимал рот Шаю, на его сильно выпирающую ключицу, но так и не выпустил из рук, почти не ослабляя хватку. Хотелось отдышаться, но приходилось это делать ужасно осторожно и тихо.
Они так и лежали на узкой кровати: голые, мокрые от пота, и потерявшие рассудок от пережитого оргазма.
Келли ещё долго смотрел безумным взглядом в пустоту, а как отдышался, покинул узкое влажное тело и развернул Шая лицом к себе. Не желая что либо говорить, голубоглазый вновь прижал к себе мальчишку, обнимая нежно, но гораздо смелее, чем прежде, и стал его целовать. Влажно, нежно, глубоко и может немного пошло.
Наверное, сейчас было плевать на всё. Хотелось запомнить эти бешеные эмоции, хотелось целоваться так, как ни с кем и никогда, ведь всё это куда больше напоминало сон или больную фантазию, чем что-то реальное.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-10 18:39:35)

+1

9

Возбуждение росло все сильнее с каждой секундой настолько мощно и всепоглощающе, что еще секунда, и Шай начал бы умолять, сбивчиво шептать в загорелую шею, просить и тихо всхлипывать, дрожа от нетерпения в сильных руках. Но Келли, похоже, и сам был уже на взводе и готов в любую секунду развернуть парнишку лицом в подушку и оттрахать так, что завтра ходить будет тяжело.
Шай уже и не помнил, кого в последний раз он так сильно хотел, и как давно это было. Возможно, сыграло свою роль долгое воздержание. Не то чтобы он был таким уж правильным, чтобы спать только с теми, к кому испытывает какие-то чувства, нет, но после того, как покинул Нью-Йорк, как-то и не хотелось, да и не с кем было. А сейчас, то ли обстоятельства так сложились, то ли тело настолько истосковалось по ласке, что отказать Келли и играть целку-невредимку не хотелось совершенно. Хотелось еще прикосновений, еще поцелуев. И бесящая обстановка секретности сдавливала изнутри, как будто он воздушный шарик, который все накачивают и накачивают гелием, не останавливаясь, пока тот не выдержит и не лопнет.
Все тело горело, он не чувствовал ничего кроме этого жара, даже влажных простыней и подушки. Как будто он и правда все тот же шарик и сейчас парит в воздухе, не касаясь кровати. Рука, закрывшая рот, завела Шая еще сильнее. Только чудом он не впился зубами в грубую кожу на ладони, показывая, что готов лопнуть от возбуждения в любую секунду.
- Я… тихо… только… еще…
Шай и правда был максимально тихим, не позволяя себе ничего громче едва слышных стонов, которые в паре сантиметров от кровати будут точно не различимы. Проникновение было хоть и болезненным, но таким долгожданным, что парнишка, забив на все, подался назад сам, несколько резче, чем хотелось. Кровать предательски заскрипела, и сразу пришлось прекратить все попытки помочь явно неопытному любовнику, и все-таки довериться ему полностью.
Келли делал все правильно, и настолько осторожно и аккуратно, что это сглаживало все неприятные ощущения, заставляло буквально уплыть и почти потерять связь с реальностью. Это был первый его любовник, который был действительно сильнее и морально, и физически. Ему хотелось отдаваться, забыв себя, что Шай самозабвенно и делал.
Оргазм накрыл внезапно. Это было что-то такое невозможно напряженное и сильное, что парнишке потребовались все возможные физические и моральные силы, чтобы не закричать в голос. Он только загнанно дышал и крупно вздрагивал, во все глаза смотря на Келли и не понимая, что он сейчас чувствует и как себя дальше вести. Слава богу, здоровяк и тут все решил за него, просто и без затей развернул к себе и настолько вкусно поцеловал, что Шая снова крупно затрясло, как и пару минут назад, когда горячая сперма запачкала ему живот. Оставалось надеяться, что Келли все спишет на посторгазменную дрожь.

***

Спалось в горячих объятиях несказанно хорошо. Парнишка проснулся снова за полдень. И снова Келли отсутствовал, а сам Шай был уютно укрыт одеялом. Почему-то он был уверен, что это не иначе здоровяк решил проявить заботу, увидев поутру раскрытого, полностью голого и измазанного спермой парнишку. Это было приятно. Но, как бы хорошо сейчас не было, как бы хорошо не прошла ночь, сегодня надо бежать - задерживаться здесь еще на день слишком опасно. Да и захудалый городок со странным домом местных бандитов и его картонные стены были абсолютно не тем, из-за чего Шай покинул Нью-Йорк. Сумку можно выкинуть из окна на мешки мусора, а самому сослаться, если спросят, что решил прогуляться. Что в этом такого? По пути от стоянки траков он видел даже какой-то полузапущенный парк.
Но это все потом. Сначала хотелось еще раз увидеть Келли и… поблагодарить его что ли за отличную ночь. Ведь она и правда была отличной.
Дом опять был тих и спокоен, и Шая никто не побеспокоил ни в душе, ни когда он спускался на первый этаж. Внизу уже сидело пара человек. Один с огромным фингалом. Кажется, именно он вчера и устроил драку. Как же его звали?
- Пит, не знаешь, где Келли?
- Знамо где. В мастерской тачку перебирает. У него там вроде большой заказ был.
- А где, не подскажешь?

***

В Нью-Йорке Шай часто передвигался на велосипеде, стоянки которых были на каждом углу и в Бруклине, и в Сохо, и на Манхеттене. Естественно, в этой гребаной дыре был только один школьный автобус и охапка пикапов местных фермеров. До мастерской пришлось идти пешком через полгорода. В какой-то момент парнишка подумал, что неплохо бы на все это плюнуть и свалить сейчас. Он как раз успеет к вечеру достаточно отойти от города, а там, глядишь, и подхватит кто.
Но ночь была слишком хороша, и слишком хотелось увидеть Келли хоть раз, чтобы сейчас вот так взять и на все плюнуть. По дороге встретилось пара кафе и кинотеатр. Шай принюхался к вкусному запаху пончиков, но просто прошел мимо. Неизвестно насколько придется растянуть эти несчастные пятьдесят баксов. Пока голод не одолел совсем, их стоило приберечь.
До мастерской Шай дошел спустя добрых часа полтора, но нашел он ее без особых проблем. Огромную фуру и полуголого Келли, который копошился в ее внутренностях было видно за добрую сотню футов.
- Привет, - крикнул парнишка снизу, смотря на то, как джинсы облепили отличную аппетитную задницу. Что сказать дальше? «Спасибо за отличную ночь, чао»? Или «Никогда не думал, что почти девственники так круто владеют своим членом?»
- Я решил составить тебе компанию. Помочь не могу, ты уж извиняй, ну хоть нескучно будет.
Он чувствовал себя донельзя глупо. Как будто навязывается, хотя на самом деле зашел просто попрощаться так, чтобы здоровяк этого не понял.
Когда Келли спрыгнул с высокого кузова, Шай подошел чуть ближе. Так, чтобы все было понятно и без слов, но со стороны смотрелось максимально невинно. В автомастерской никого кроме них не было. Это позволяло если не сделать, то хотя бы сказать, что так просилось на язык.
- А ты ничего.
«Как голимый пикапер! Где твой юмор, бро?»
- То есть, я хотел сказать, что не такой уж ты и натурал, какого из себя строишь. Ночь была отличной. Давно у меня такой не было.
Говорил он негромко, вслушиваясь в каждый шорох. Очень не хотелось, чтобы этот разговор услышал кто-нибудь кроме них двоих.

+1

10

Акела даже не отследил, когда именно уснул. Поцелуи перемешивались с нежными поглаживаниями чужого влажного тела, которое было хорошо переплетено с собственным. Всю ночь Кел не выпускал из рук парнишку, видимо, даже подсознательно не желая, что бы эта ночь заканчивалась. Было сложно объяснить, ведь толком ничего особо и не было, только эмоции, которые рвали на части и оргазм, после которого устоять на ногах было бы нереально.
Но ранним утром, Харрис, по привычке, встал, оставив Шая одного, бросил на него ещё один взгляд и прикрыл одеялом. Мало ли.
Думать о том, что было ночью нельзя, нельзя, нельзя... Вроде, никто не услышал. И слава богу! Тебе было хорошо? Бесспорно. Но больше такое повторяться не должно.
На теле не было никаких лишних следов, только густой налёт стыда. Парни, которые помогали Келли с фурами, не цепляли злободневную тему, и работа шла своим чередом, хоть от назойливых мыслей не отвлекала даже громкая музыка.
В час парни ушли на обед и значит, раньше трёх о них можно было не вспоминать. Да и вообще, надо было радоваться, если они вообще придут.
Акела уже давно стянул с себя майку и заправил сзади за пояс, делая из неё тряпку и часто с ней путая.
Работа продвигалась медленно. Все мысли голубоглазого были посвящены тому запретному плоду, который сейчас ещё нежится в его кровати. Пришлось поправить низкие джинсы и насильно подумать о чём то другом, а то тело грозило наградить на такие мысли стояком. Мальчишка был чертовски хорош, а за то, как он трепыхался в крепкой хватке Харриса, ловя оргазм, как тихо скулил и дрожал в его руках, Кел был готов душу дьяволу продать, лишь бы испытать подобное ещё разок.
Но устои этого дохлого городка не могли подобного допустить. Здесь не было Дьявола, здесь были люди, которые без промедления распнут за такое, потому что насиловать мальчиков можно, а вкусно трахать нельзя.
Кел услышал незнакомые шаги и нехотя высунулся из-под капота. Внизу стояла его головная боль. На приветствие мужчина лишь кивнул и, стал спрыгивать с фуры.
Хорошо, что сейчас никого не было, иначе, шутками бы Кел не отмазался.
Как только голубоглазый оказался на земле, мальчишка подошёл довольно близко, и стал вслух говорить от том, что Харрис пытался вычеркнуть из памяти. Взяв Шая за запястье, Акела повёл его вдоль машины, вглубь мастерской. Там не было такого шикарного обзора со всех сторон. Бросив на стол с инструментами гаечный ключ, который держал в руках, и грязные рабочие перчатки, Кел стал вытирать, всё ещё грязные руки, о тряпку.
- Ты что-то попутал. Я почти ничего не помню. Я был пьяный в хлам. - Келли бурчал себе под нос и старательно не смотрел на Джонсона. Да уж, врать у этого парня получалось плохо. - Мне жаль, если я всё же тебя тронул. Я этого не хотел.
Больше напоминало разговор с совестью. Все всё знали и понимали, но Кел настойчиво продолжал врать, причём очень коряво. В итоге, нервы немного сдали.
- Я не пидор, ясно?!
Во взгляде читалось слишком многое. Злость, обида, стыд, страх... и вновь подступающая похоть.
- Просто я был пьян, а ты просто оказался рядом. Это всё. Лучше считай, что ничего не было, и вообще забудь об этом. Растрепишь кому то, я тебя пристрелю.
Даже угрозы звучат не так убедительно, когда взвинченный Келли стоит слишком близко к мальчишке и пожирает его взглядом. То самое состояние, когда убить хочется так же сильно, как и выебать. Похоже, что то нащупал болевую точку Акелы, и такой точкой оказался Шай.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-10 18:41:48)

+1

11

Не первый раз Шай слышал подобное. Встречались ему такие «натуралы до мозга костей», которые днем громогласно орали о том, что пидор не человек, а ночью шли в ближайший клуб, снимали мальчика посмазливее и зажимали в темном углу. Видимо, чтобы показать свое превосходство – не иначе. «Смотрите все, какой я альфа-самец. Даже альфа-львы бет поебывают в дикой саванне, и я не хуже, но я не пидор. Нет-нет, ни в коем случае!» Слушать подобное было… мерзенько. Особенно, когда Келли и сам не верил в то, что говорит. Слишком бегали голубые глаза, которые тот старательно прятал, слишком выразительно тряпка оттирала испачканные в масле пальцы, а угроза звучала настолько нелепо, что Шай не сдержался и рассмеялся.
- Ну конечно. Да-да, мистер огромный хуй, который трахает только девок, ты совсем не пидор.
Шай чуть наклонился, заглядывая в глаза смущенному и нервному до нельзя Келли. Наглая кривая ухмылка продолжала не сходить с его губ. Было ли ему обидно? Возможно, совсем немного. Больше его забавляла подобная ситуация, и он имел право оторваться напоследок.
- Интересно, а все вы техасские крутыши такие? Сначала пальцы и члены в задницу мальчикам запихиваете, а потом начинаете старую песню о главном? Я был пьян, маневр не удался, и вообще, мне показалось, что у тебя сиськи.
Шай отступил чуть на шаг и задрал футболку, демонстрируя абсолютное отсутствие груди.
- Смотри. Нету. Хочешь напомню, как было?
Придерживая одной рукой футболку у своего подбородка, он повел рукой вниз по груди ровно так, как вчера вел руку самого Келли.
- Сначала я спал, никому не мешая, не намекая, что хочу твой твердый член в своей заднице. А потом пришел ты. Такой горячий…  большой…
Пальцы медленно спустились к животу, вырисовывая какие-то замысловатые узоры на бледной коже.
- Ты обнял меня. Ты чертовски хотел это сделать. Обнять меня, мелкого пидорка, которого нашел у мусорки, в которую скинул труп. И не только обнять, я это чувствовал. И рукой, и задницей.
Пальцы медленно начали приближаться к кромке джинсов, и даже скользнули под неплотно сидящий ремень.
- А потом, когда я начал ласкать себя твоей рукой, ты и сам это признал. Твои пальцы так подрагивали от волнения… А с головки так текло… Ммм… Ты так терся о меня. Буквально умолял открыться.
Шай отпустил край футболки и ухватился пальцами за молнию на джинсах, потянув ее вниз. Правда, полностью расстегивать так и не стал, остановившись  практически сразу, как только начал.
- А ты знаешь, что ни один мой предыдущий любовник не растягивал меня так аккуратно и трепетно, как ты? А ты ведь натурал, прошу заметить. Который никогда мерзких пидорков  трахать не будет.
Шай прекратил свое маленькое представление и зацепился большими пальцами за ремень на джинсах, все так же смотря на смущенного Келли. Нагло, даже с видом некоего превосходства.
- Мне, по крайней мере, хватает  смелости признать свою сущность. Будь мужиком Келли.
Сейчас бы стоило хмыкнуть, развернуться и свалить в закат, бросив техасца в этой ебаной дыре дальше мочить дальнобоев и чинить тачки, но, не смотря на прошедшую истерику здоровяка, Шаю очень хотелось оставить о себе память. Вряд ли в тот момент это было что-то чувственное, скорее мстительное. Он шагнул обратно, оказываясь практически вплотную к Келли. Уже без тени насмешки посмотрел в глаза, чуть улыбнулся честно и открыто и, не давая опомниться, обхватил оторопевшего механика за шею, начиная целовать.
Это был не грубый поцелуй, которым бы Шай одарил его, если бы обиделся на самом деле. Это был глубокий чувственный поцелуй. Парнишка старался так, как не старался ни с кем до этого, полностью отдаваясь в него, разделяя с Келли все то, что чувствовал вчера, когда от прикосновения чужих губ затрясло, только вот не от возбуждения, а от переполняющих эмоций, которые никак не получалось выразить по-другому.
Шай прижимался всем тонким телом к широкой груди, так чтобы Келли чувствовал его так же, как чувствовал вчера, чтобы разрешил себе поверить в то, что все что произошло, произошло по их общей обоюдной воле, а алкоголь был только катализатором. Парнишке хотелось, чтобы здоровяк запомнил его, и помнил еще долгие годы. Чтобы научился не врать себе. Чтобы открыл свой зашоренный разум для чего-то нового и желанного. Шай не боялся фингала под глазом и не боялся пули в лоб. Когда он прижался своими губами к обветренным губам здоровяка, то просто понял, что тот не сможет поднять на него руку.

+2

12

Каждое слово было сравнимо с ударом или... пощёчиной. Кел старательно оттирал пальцы, которые было невозможно оттереть. Как невозможно было избавится от этого поганого чувства, которое сейчас его переполняло. Мальчишка был прав. Он, чёрт возьми, был прав. Каждое слово, каждая фраза сильнее натягивало до предела нервы Харриса, а Шай играл на них соло из Металлики.
Когда ты врёшь себе, это одно, но когда ты врёшь тому кто знает правду и говорит о ней в лицо... Все принципы и устои этого гнилово места показались смешными и нелепыми. Неужели люди и правда верят в это дерьмо?! Ведь ничего не сходится. Всё выглядит ужасно лицемерно и фальшиво.
Насупившись, как обиженный ребёнок, Харрис стоял, смотря но собственные запачканные руки, которые никак не мог оттереть, хмурился, играл желваками на щеках и поглядывал на Шая. Парень, не жалея, выкладывал всё как есть, а когда начал в красках напоминать про прошлую ночь, Келли захотел завыть от несовместимости, захвативших его эмоций. Стыд и похоть. Хотя... Может, они, как раз, более чем подходят друг другу?
Грязные, низко спущенные, джинсы стали теснее, и, как бы не хотел Келли это изменить, сделать с собой ничего не мог. Он не мог даже слова сказать против, ведь любой противовес сказанному Джонсоном, был бы до нелепости смешён.
Хотелось что-то сказать в след, только Кел никак не мог продумать что. Не хотелось оставлять всё таким: недосказанным, грязным, глупым.
Харрис поднял взгляд на парня, и уже хотел было что-то сказать, но слова застряли в горле. Мальчишка стоял слишком близко. Он не боялся. Не боялся угроз и того, что Келли элементарно может его избить до полусмерти. И не боялся признаться в том, что вчера ему было хорошо.
Джонсон шагнул вперёд, а Келли стоял, как прикованный, и не мог пошевелиться. Нежное касание губ, почти, как вчера. Тонкие руки, оплетающие шею и хрупкое тело, прижимающееся так тесно к обнажённой груди. Акела сдался уже на первых секундах. Внутри что-то щёлкнуло, Переломилось. Если у этого мальчика хватает смелости заявлять о своих эмоциях, то Кел просто родственник своей грязной тряпки, раз не может признаться в чём то, даже самому себе.
Бросив тряпку на землю, вместе со своими заморочками и тупыми предрассудками, Акела крепко обнял парня и стал жадно отвечать на самый вкусный в его жизни поцелуй.
Тело слишком быстро показала своё, так быстро нахлынувшее, возбуждение. Одного поцелуя было чертовски мало, и Кел не собирался медлить, что бы взять большее.
Крепкие руки сползли вниз и стали на ощупь расстёгивать чужой ремень и джинсы.
Дёрнув джинсы с бёдер, голубоглазый резко развернул Шая от себя и вжал в огромное колесо фуры. Расстегнув свои джинсы и едва их приспустив, Кел зажал в ладони свой член, который уже во всю сочился смазкой, и стал водить горячей пульсирующей головкой по ложбинке, намеренно задевая сфинктер.
Задрав одной рукой футболку наверх, Кел потянул её дальше, пока полностью не освободил от неё Шая. Дразня и изводя мальчишку своим упирающимся членом, голубоглазый склонился пониже и провёл языком вверх по позвоночнику, до самой шеи. Солоноватый вкус чужого тела помутил рассудок и сорвал с губ глухой рык. Акела стал обцеловывать шею и плечи мальчика. Пошло, влажно, жадно, едва не оставляя неосмотрительных засосов, но, всё же, сдерживаясь. Теперь сдержанность оправдывалась лишь не желанием навредить Шаю, а никак не наличием посторонних.
Едва отстранившись, Келли сильно раздвинул большими пальцами ягодицы парня и прицельно плюнул, не имея никаких сил терпеть. Член нагло заскользил по ложбинке, смазывая себя и манящую дырку.
Говорить не надо. Слова лишние. Все и так понятно. Без слов.
Подставив пульсирующий стояк, Кел толкнулся внутрь, уверенно и нагло, будто был здесь хозяином. Зажав узкие бёдра в тиски своих ладоней, Акела стал двигать их на встречу себе, синхронно вгоняясь внутрь. Он понимал, что такое вряд ли доставит большое удовольствие Джонсону. По началу. Но стоит немного потерпеть. Первый раз всегда больно, не так ли?
Игнорируя дикую тесноту, Харрис, набирал темп, проникая в парня всё быстрее и глубже. Он шумно дышал, иногда даже рычал, и неотрывно смотрел на то, как его член проникает в узкую задницу. Все мысли ушли на второй план, давая волю эмоциям и ощущениям. Было хорошо. Было, чёрт возьми, хорошо, даже не смотря на то что под ним был парень, а вокруг была грязная мастерская. А может, именно это и давало такой кайф?
Перекинув руку через грудь мальчика и крепко прижав его лопатками к своей груди, Келли упёрся свободной рукой в колесо, и внушительно ускорился, уже на какой то бешеной скорости вдалбливаясь в нежное тело. Он тяжело дышал прямо на ухо и прикусывал губами мочку. Он прижимал к себе так, что вырваться не представлялось возможным. Вместо ласковых слов, он целовал в висок и ещё больше ускорялся, пока скорость не достигла предела.
Взмыленный и разгорячённый, Кел вышел из Шая и, придерживая свои джинсы, повёл его к столу с инструментами. Подведя к самому краю, Акела нагнул мальчика над столом. Твёрдый пульсирующий член, вновь стал проникать внутрь.
- Освободи стол от инструментов. - хрипло сказал Кел, продолжая двигаться.
Его проникновения теперь не были грубыми, но они не прекращались и сбивали. Крепкая задница получила увесистый, колкий, но приятный шлепок, после которого остался на светлой коде красный след.
- Быстрее.
Руки скользили везде: по бокам, животу, плечам, спине, пояснице, ягодицам. Келли хотелось истрогать Шая всего и везде и он не терял этой возможности.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-10 18:44:00)

+1

13

Шай никак не ожидал такой реакции от здоровяка. Он вообще думал, что, как в фильме, отлепится от горячих губ, махнет рукой на прощание и уйдет в закат, а потом из-за горизонта начнут медленно выплывать титры и музыка такая, в стиле кантри. Но все его идеальные планы были резко нарушены гребаным техасцем, который буквально не оставлял ему никаких шансов. Крепкие объятия, каких у Шая никогда не было, мощные руки на талии, обнаженная, чуть влажная от пота грудь... Никто так сильно и чувственно не сжимал его. От такого даже короткие волоски на загривке встали дыбом, а руки, обхватывающие шею, мелко нетерпеливо вздрогнули, выдавая истинные желания парнишки.
Но и тут Джонсон надеялся, что отделается только поцелуем. В конце концов, они в открытой мастерской, даже не в номере захудалого мотеля. Келли не решится. Не может решиться. Так он думал до того момента, как джинсы не начали сползать с узких бедер, а футболка не улетела на грязный пол.
- Ты что?... Аааах!! – запах резины резко ударил в нос, а тело под горячими нетерпеливыми поцелуями затрясло. Келли решился. Действительно решился. И это было так горячо и желанно, что Шай, не задумываясь, прогнулся, отставляя назад задницу и собираясь без слов отдаться, чтобы снова почувствовать, сметающее желание здоровяка. Так же, как было вчера.
Колючее возбуждение распространялось от живота по всему телу, а собственный член напрягся, как только чужая головка заскользила между ягодиц. Мысль о том, что неплохо бы намекнуть хотя бы на презерватив, уплыла так же быстро, как и появилась. Правда вот проникновение оказалось гораздо болезненней, чем вчера. В этот раз Келли не стал размениваться на нежности. Шай сильно царапнул колесо, в которое его уткнули, и, широко распахнув глаза, часто-часто неглубоко задышал, все-таки пытаясь расслабиться.
- Ббблядь… Ебаный Техас!.. Осторож… Осторожнее…
Он уперся макушкой в резко пахнущую резину и сильнее прогнулся, все-таки открываясь для проникновений. Член Келли он чувствовал полностью, каждый его ебаный сантиметр, который раздвигал узкие тесные стенки. Чувствовал, как тело сильно напрягается, когда он входит практически до основания, и плавно расслабляется, когда покидает, чтобы через секунду снова все повторилось, только мощнее, чувственнее, горячее. Сначала и, правда, было не слишком приятно,  даже скорее больно. Сжатые мышцы во всю сопротивлялись, как бы Шай не старался, но все ускоряющийся ритм медленно утягивал за собой. Они все-таки медленно поддавались, все проще впуская в себя разгоряченного техасца, а Шай наконец-то тихо низко застонал, почувствовав, как возбуждение возвращается, и опавший было член медленно напрягается, уже через минуту размазывая выступившую смазку по животу.
- Да…. О да… - сбивчиво прошептал он, чуть откидывая голову назад и прикрывая глаза. Сухие колючие губы скользили по виску и уху. Джонсон уже и не помнил, когда испытывал хоть к кому-то такое желание. Возможно, так сильно влияла экстремальность ситуации. В любой момент мог кто-то войти, застукать их, да так, что и не заметишь. Сам он уже ничего не слышал, кроме тяжелого дыхания Келли и собственных прерывистых несдержанных стонов.
Ладони, упирающиеся в здоровенное колесо, горели, и уже не хотелось нежностей, как несколько минут назад, когда здоровяк так беспардонно спустил с него штаны и принялся трахать, абсолютно не интересуясь желаниями самого Шая. Теперь он сам хотел, чтобы Келли не останавливался, хотел, чтобы движения становились сильнее, чтобы руки, шарящие по всему телу, сжимали крепче.
Перед глазами начали всплывать совсем не праведные картинки. Очень хотелось, чтобы техасец перестал сдерживаться, чтобы только одной своей силой, заставил подчиняться. И, постепенно, расслабляясь в крепких объятиях, Шай начал понимать, что не хочет, чтобы это закончилось так же быстро, как и вчера, что он готов уже сам умолять Келли о большем, выстанывая каждую просьбу, как последняя шлюшка.
Вдруг член резко покинул тело, парнишка резко выплыл из своих звенящих похотью фантазий и расстроено застонал. Он хотел еще, ему было мало.
- Еще… пожалуйста… еще… - сбивчиво зашептал он, вжимаясь в горячую грудь, воплощая все то, о чем только что думал, и совсем по-блядски потираясь задницей о стоящий твердый член. – Не останавливайся… Пожалуйста…
Когда он все-таки понял, что происходит, Келли уже оттащил его к столу, и желание обрушилось на Шая с новой силой. Только вот выполнить хриплый приказ было не просто. Красиво смахнуть со стола здоровенные тяжеленные кувалды, гаечные ключи и отвертки не получалось, особенно, когда хотелось полностью погрузится в возбуждение, а не заниматься не пойми чем, но грубый горячий шлепок резко вернул его к реальности, не давая расслабиться.
- Если сделаешь так еще… - хрипло простонал Шай, сильно выгибаясь, чтобы красный след на ягодице был особенно заметен. – Мне понравилось… как ты это… делаешь…
Он облизнулся и послушно принялся освобождать стол от хлама. Это было тяжело. Руки дрожали, иногда он забывался на несколько секунд, заходясь громкими стонами и сжимая в тонких пальцах очередную непонятную приблуду. С члена во всю сочилась смазка, но гаечные ключи все равно один за другим с грохотом и звоном продолжали лететь на бетонный пол. Что-то удавалось просто спихнуть, но далеко не на все так просто хватало сил.
- Давай, детка… Поиграем… в горничную… - наконец, выдохшись, прохрипел Шай, спихнул очередную тяжеленную кувалду и вдруг резко замер. – В следующий раз… я захвачу… костюмчик.
Он сильно сжался вокруг члена и плавно качнул бедрами, насаживаясь на него настолько сильно, что задницей начал чувствовать короткие колючие волоски на теле Келли. Не давая тому двигаться, парнишка медленно опустился на холодную столешницу, которую уже изрядно смог освободить от хлама, и вжался в нее грудью и щекой, смотря на Келли совсем одуревшим взглядом из-под влажной лохматой челки.
- Скажи… как тебе… нравится…  Хочу это слышать…
Парнишка отлично понимал, что это запрещенный прием, и вряд ли он много вытянет из сурового техасца, но быть просто дыркой не хотелось.
- Потому что мне… очень… - он сорвался на хриплый стон, когда повел бедрами из стороны в сторону, и головка так удачно проехалась по простате. – Мнннн… Ты не представляешь… насколько это… приятно…

+1

14

Сладкие речи были прерваны мощными шлепками по заднице. До боли сжав покрасневшие ягодицы грубыми пальцами, Келли сильно растянул их в стороны и медленно проник внутрь, что бы, не войдя до конца, так же медленно, покинуть тело.
Мальчишка сильно распалился, осмелел. Это чертовски заводило, но его принципиально хотелось осадить. Просто потому что мог. Просто потому что сжимать в руках скулящего и текущего от возбуждения засранца, было чертовски приятно.
Одним мощным рывком, Харрис накрыл своим телом, бледное тело Шая. Вогнавшись резко и до конца, Кел вжался пахом в задницу настолько плотно, насколько это было возможно. Рабочая правая рука крепко собрала в кулак чёрные вьющиеся волосы на макушке, и оттянула назад. Поза была не из удобных, Шай не мог и дёрнуться, ведь любые попытки высвободиться, тут же напарывались на сопротивление.
- Так понятней?
Акела практически рычал на ухо парню, но в его хриплом голосе не было настоящей агрессии. Эта агрессия, скорее, была частью игры.
- Я достаточно хорошо показываю, насколько мне нравится тебя трахать?
Не отлипая от левого уха, Кел начал грубо двигаться. Он резко проникал, вгоняясь до упора, и выходя на половину, вгонялся вновь.
Левая ладонь переплелась пальцами с ладонью Шая, и теперь крепко её сжимала, отнимая у парня ещё один пункт свободы. Оттягивая волосы назад, голубоглазый почти зубами впивался в нежную шею, выпирающий уголок нижней челюсти, мочку уха.
- Открытая мастерская... мы в любую минуту можем оказаться не одни... Неужели ты и вправду ещё не понял, насколько мне с тобой охуенно?
Потянув за волосы, Кел заставил Джонсона повернуться к нему. Впившись в чужие губы, голубоглазый стал жадно и пошло целовать мальчишку, продолжая тихо в нём двигаться. Он целовал с рыком и какой то животной страстью. Целовал так, будто Шай был его собственностью, на которую другим и смотреть запрещено. Но поцелуй был прерван так же внезапно, как и начат.
Вжав парня щекой в столешницу, Харрис встал ровнее, но до конца так и не выпрямляясь, заломил левую руку Шая за спину, а правой рукой продолжая держать его за волосы, принялся трахать его, с новой силой. Не долгий отдых пошёл ему на пользу, да и уже растраханная задница впускала его куда охотнее. Можно было спустить контроль с поводка и поддаться животным инстинктам, которые так любят гасить в себе люди. Акела дурел от кайфа, но сил ещё было предостаточно, что бы затрахать парня до полусмерти. Сейчас можно было вдоволь отыграться за вчерашнюю ночь, ведь теперь, никто не мешал.
Это была настоящая проверка на прочность. Келли не сбавлял темп и напор, трахая так, как моряк после долгого плаванья. Передышкой для Шая было то, что Кел периодически вжимал его в стол. В другое время, он тянул мальчишку за руку и за волосы на себя. Тело напрягалось и мелко тряслось, мышцы внутри сжимались, что лишь добавляло техасцу кайфа и срывало с его губ довольный хриплый вздох.
В итоге, Шай, всё же, оказался отпущен и брошен на стол. Потное тяжёлое тело Харриса, вновь придавило его сверху, не давая нормально вздохнуть.
- Это сойдёт, вместо сопливых фразочек про то, что мне с тобой хорошо? - он мягко поцеловал в ухо и "стёк" к ногам парня.
Сняв с Шая его спущенные джинсы, бельё и обувь, Кел ловко перевернул его на спину и поспешно оказался у него между ног. Виду Джонсона сейчас бы позавидовала любая порно-актриса. Возбуждённый, разгорячённый, взъерошенный, уже слегка выпачканный в машинном масле и при всём при этом, невероятно сексуальный. Не удержавшись, Кел пробежал пожирающим взглядом по молодому телу.
- Чёрт... Какой же ты красивый...
Подтянув к себе мальчишку за бёдра, Келли вновь вошёл в него, теперь уже постепенно разгоняясь, а не желая Шая под собой убить. Заинтересованный взгляд зацепился за очаровательный, но совершенно бесхозный, член парня. Не смотря на свою вполне таки традиционную ориентацию (тут смех из зала), Келли пришлось повидать не мало членов своих собратьев - брутальных мужиков. Чаще всего такое случалось не специально, типа как в сортире, или внезапном купании нагишом по жёсткой синьке... Но вот чего точно Кел никогда не делал, так это он не оценивал привлекательность других хуёв. Это в принципе странное занятие для натурала, тем более, далёкого от эстетики. Сейчас же, Харрис понимал, что просто его город наполнен отбросами и он никогда в жизни тупо не видел по настоящему красивых людей, а уж тем более, мужчин. Джонсон был бесконечно обаятельным, безумно красивым, в меру пошлым, слишком наглым, и всё это создавало в нём весьма опасный коктейль. Парнишка обладал не только красивым лицом, но и, как не странно, потрясающе красивым и аккуратным членом, который сейчас, как неприкаянный, тёрся о его плоский живот и сочился поблёскивающей смазкой. Сейчас на алкоголь уже было никак не списать свои действия, но и все предыдущие телодвижения Харриса мало походили на игру в куличики, поэтому он, окончательно наплевав на всё, зажал член мальчишки в ладонь, и принялся дрочить, выдерживая синхронность скоростей и постепенно разгоняясь.

+1

15

Келли превзошел все ожидания Шая. Когда больше ничего не сковывало, не заставляло молчать, парнишке как будто сорвало все тормоза. Он захлебывался стонами, прерываясь только на пару секунд, чтобы жалобно заскулить под мощным градом шлепков по моментально покрасневшим ягодицам. Он не мог ни говорить, ни думать – ничего. Только мучительно хотелось обхватить свой член и, встроившись в движения техасца, начать себе отдрачивать, потому что оргазм был невообразимо близко, мучительно близко. Казалось, что вот еще одна фрикция и все, сдержаться больше будет невозможно, но раз из раза твердый член вдалбливался в растянутое тело, а долгожданной разрядки не наступало.
В ушах звенело, Шай с трудом разбирал рык Келли и его хриплые слова, но когда смысл медленно доплывал до разгоряченного разума, он срывался на все новые и новые стоны. В какой-то момент, он решил сдаться и все-таки довести себя сам, но стоило ему только потянуться к собственному члену, как его вздернули и поцеловали так, что волей-неволей забудешь, как мать родную зовут, не то что подрочить. Хрипло постанывая в губы, жадно их вылизывая и пытаясь прикусить, не чтобы сделать больно или в очередной раз съехидничать, а от переизбытка чувств, которые захватывали его с головой, не давая даже нормально вздохнуть, Шай самозабвенно целовал в ответ. Из груди уже вырывались не стоны, а несдержанные хрипы, да и голова кружилась так, как будто он раз двадцать прокатился на самом крутом в штатах аттракционе. Парнишка очень хотел сказать Келли, что больше не может, что его яйца сейчас лопнут, как перекаченные воздушные шарики, но вместо слов из груди вырвался только жалобный скулеж.
Парнишка уже почти плакал и искусал в хлам губы, которые от этого только сильнее припухли и ярко выделялись на бледном лице, покрытом нездоровым румянцем. Вот теперь он четко мог сказать, что никто до этого даже не пытался его трахать, по сравнению с тем, что вытворял с ним этот уже явно бывший натурал. Еще несколько раз он дергался под тяжелым и жутко горячим телом, пытаясь добраться до собственного члена, но в итоге был вынужден плюнуть и на эти попытки. Келли полностью контролировал весь процесс, не позволяя Шаю абсолютно ничего. Оставалось только полностью подчиняться. И это новое чувство заставляло коленки дрожать, а член сочиться белесой смазкой еще сильнее.
Когда Келли снова покинул его тело, он не испугался. Он как послушный щенок верил здоровенному мужику, который сейчас творил с ним что-то доселе невообразимое. И не ошибся. Через пару секунд, он уже полностью обнаженный лежал на столе, который обжигал холодом горящую кожу на спине. Взгляд Шая окончательно расфокусировался, лицо Келли расплывалось. Грудь часто вздымалась от непрекращающихся стонов, которые, казалось, остановить уже просто невозможно, пока член все еще беспомощно трется о напряженный живот, оставляя за собой влажные следы. Парнишка развел ноги в стороны, абсолютно не стесняясь своего вида и чуть припухшего покрасневшего сфинктера. Наоборот, он хотел, чтобы Келли видел все. Чтобы знал, как ему хорошо, как он хочет продолжения.
- Лучшим доказательством… - короткая передышка придала Шаю совсем немного сил, но этого хватило, чтобы, наконец, выдавить из себя хоть что-то членораздельное, - Будет твой член… в моей… заднице…
Он хотел добавить, что еще было бы неплохо ему немного подрочить, но договорить не успел. Сначала вернулся член, а потом и рука Келли сделала то, о чем Шай мечтал все последние минуты.
Парнишку резко подкинуло на лопатках вверх, он уже даже не застонал, он закричал, настолько сильными были ощущения. Яйца еще раз сильно болезненно поджались, и сразу же следом за этим на живот стали выплескиваться густые белесые струи.
- Блядь… Блядь, Келлиииии!!! – Шай больно закусил губу, пытаясь хоть как-то заглушить стоны и крики. Его трясло под мужчиной, как в лихорадке, он резко вцепился пальцами в смуглые сильные плечи и с небывалой для себя силой, рванул техасца на себя, жадно впиваясь в пересохшие губы. Сейчас это было почти жизненно необходимо.
Шай не собирался отстраняться и выпускать из себя твердый член, ему всего лишь была нужна маленькая передышка, чтобы перестало хоть немного трясти, а плавающие перед глазами круги прекратили свой чумовой хоровод. Он продолжал жадно целовать обветренные сухие губы и беспрестанно шарить дрожащими руками по сильному телу, оглаживая напряженные лопатки и прогиб поясницы, забираясь руками под джинсы и крепко сжимая ягодицы, только сильнее вталкивая в себя все еще напряженный член.
- Если бы у меня был такой любовник в Нью-Йорке, я бы оттуда ни за какие коврижки не уехал…
Шепот был совсем тихим и хриплым. Шай был уверен, что он голос сорвал к чертовой матери, и говорить громче просто не мог. Немного отойдя от пережитого, он отпустил Келли и снова улегся обратно на стол, смотря на него не отрываясь и плавно то сжимая, то отпуская внутри себя член. Он был готов для продолжения, чего бы от него Келли сейчас не захотел. Очень хотелось доставить ему не меньше удовольствия, и для этого он сделает все что угодно. Захочет его техасец трахать, пока сознание не уплывет окончательно – пускай.
- Чего ты хочешь, Келли? – Шай соблазнительно улыбнулся и провел раскрытыми ладонями по его широкой груди. – Только попроси.

+1

16

Все хорошо сыгранные оргазмы развратных девочек из бара, которые текли от байков, в подмётки не годились этому тощему парню, который кончал настолько жарко, что едва ли можно было удержаться и не кончить за ним следом.
Но Кел ещё не был готов прекращать их внезапное безумие. Горячие поцелуи, жадные касания рук... Келли принимал всё, что так самозабвенно дарил ему мальчишка, и сам отдавал не меньше.
Отстранившись, он ещё немного подвигался внутри, плавно играясь, дразня раздражённые нервы. Майка, всё ещё свисающая и за заднего кармана джинс, приняла роль тряпки, которой Кел заботливо вытер смерму с живота парнишки и те остатки, которые попали и на его тело.
- Прости, малыш... но просить я не привык. - коварно улыбнувшись, сказал Акела. В голубых глазах вильнули хвостом черти.
Отстранившись, едва нацепив на бёдра джинсы, прикрывая ими свой стояк, Харрис присел и нацепил на голые ноги Шая кеды. Получилось "без порток, но в шляпе", но босым ходить по грязному бетону не хорошо, а вот голый зад ничуть не смущал.
Придерживая штаны, Харрис пошёл к старому дивану, коротый стоял у, по моему, единственной стены в этом пародии на мастерскую. Он повидал многое но, я готов биться об заклад, что ещё не был соучастником в таких сюжетах.
Плюхнувшись на диван, Келли похабно расставил пошире ноги и, вытащив свой член, стал себе лениво подрачивать. Пожирающий взгляд по-блядски голубых глаз, не отрывался от черноволосого парня. Дёрнув бровью, Келли пошло поманил к себе Шая пальцем.
В самом смелом, безумном и невероятном сне, Акела не мог бы и предположить, что когда то он будет трахать мальчика в общей мастерской средь бела дня с открытыми дверьми. С открытыми потому, что дверей нет в принципе. Безумие...
Однако, вот он идёт, виляя задницей и слегка шаркая по бетонному полу незашнурованными кедами, плавно садится сверху, явно желая продолжения, склоняется и целует так сладко, что хриплый стон блаженства, невольно срывается с губ.
Оттянув одну ягодицу, Кел приставил головку к разгорячённому пульсирующему проходу. Не прерывая вкусный поцелуй, надавил руками на узкие бёдра и заставил принять свой член до конца. Нежно обвив тонкую талию Шая, прижал его ближе к себе и сам подался вперёд. Одна рука на ягодице, периодически её сжимающая и мягко направляющая движения бёдер, уже ничуть не смущает.
- Расскажи, как докатился до такой жизни... - тихий хриплый шёпот, меж сладких неторопливых поцелуев. - Ты жил в Нью-Йорке... а сейчас трахаешься с грязным техасцем... потому что спалил, как он грохнул бедолагу... Что такого случилось, мальчик?
Такое можно выспросить и потом, но... как же приятно слушать слова, прерывающиеся вкусными стонами... Как же забавляет видеть, как человек концентрируется, что бы сказать хоть что то связное, а возбуждение ему всячески мешает.
Акела плавно переместил поцелуи на шею, давая Джонсону возможность говорить... ну или стонать. Его крепкие руки были ровным счётом везде. Он успевал потискать вкусную задницу, прокатиться по крепкой напряжённой пояснице, погладить худые плечи и, наконец, зарыться пальцами в густые чёрные волосы. Причём, всё это он успевал делать совсем не торопливо.
Губы и горячий язык атаковали тонкую шею, но было принято решение не оставлять засосов, поэтому Кел оставался нежен, хоть и сейчас не шибко себя сдерживал. Плавно водя чужими бёдрами на своём члене, он решил ещё сильнее спуститься вниз и попробовать нечто новое - поцеловать плоскую мальчишескую грудь. Сжав один сосок губами, Келли стал его едва прикусывать и посасывать, дразня кончиком языка. Наигравшись с одним, он перешёл ко второму.
Всё походило на эксперимент. На большой пошлый эксперимент, в котором натуралу дали волю делать всё что угодно с парнем и, якобы, об этом никто не узнает. Что ж... Келли отрывался как хотел, ничуть себя не тормозя. Проблемы он будет решать потом. Сейчас главное вытрахать парнишку так, что бы он рассказал всей своей голубой братии, что лучший секс - секс с натуралом.
На глаза попался вновь окрепший член Шая, а недавние события уже доказали, что мальчишка настоящий огонь, когда бьётся в экстазе. Вряд ли он кончил бы второй раз так скоро, зато Келли вполне может спустись, повторись такая картина вновь.
Вернувшись к облизыванию и обцеловыванию шеи, Кел сжал одной ладонью чужой член и стал умело дрочить, подстаиваясь под неторопливый темп, а иногда, нагло ускоряясь.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-12 21:00:04)

+1

17

Шай чувствовал, как по всему телу мягко расходится расслабление, в голове больше не шумело, ноги перестали дрожать, напряжение куда-то ушло, а сам он ощущал себя тягучей лужицей, которая расплывается на столе. Как пятно бледной краски. Келли дразнил его, двигался медленно, и парнишка отзывался на неторопливый темп тихими сладкими стонами. Ему было чертовски приятно. Он вообще любил вот это то самое легкое возбуждение, которое все ещё остаётся после оргазма. Если любовник захочет, оно перерастёт в нечто большее, а если нет, то подарит отличное настроение на весь оставшийся день.
Да, о Техасе Шай будет помнить много приятного, может, даже заедет сюда как-нибудь. Правда, придётся объяснять потом здоровяку, почему пришлось так поспешно сбегать, но это все потом. Сейчас с ним был охуенный любовник и охуенный секс, который сто процентов так просто не закончится. Да и бежать куда-то не сейчас, а когда-нибудь потом.
Келли ещё какое-то время подразнил Шая. Совсем недолго, но этого хватило для того, чтобы снова разогреться. Член пока ещё не отозвался, но тело снова начало медленно гореть, распаляясь с каждой секундой все сильнее.
- Хочу ещё-е-е, - улыбаясь, протянул парнишка, когда техасец все-таки вышел из него и зачем-то напялил ему на ноги порядком стоптанные кеды.
Келли, судя по всему, и сам был не прочь продолжить. По крайней мере, вид его, с широко расставленными ногами и выступающим из штанов членом, говорил именно об этом. Шай мягко соскользнул со стола на пол. Очень хотелось попробовать этот твёрдый и однозначно умелый член на вкус, провести языком по напряженной головке, сжать ее губами, слизнуть выступившую смазку... только одна эта мысль безмерно заводила - настолько сильно, что парнишка чуть не застонал вслух. Он уже даже почти решился - в конце концов, что сейчас может быть проще, но в последнюю секунду, когда их с Келли разделял всего один шаг, резко передумал. Не будет ли это уже слишком? В конце концов, он все ещё имеет дело с натуралом, который в первый раз полноценно вкушает прелести голубого секса.
«В следующий раз», - подумал про себя Шай, даже не обратив внимания на эту мысль, и залез сверху.
Первая приятная расслабленность уже прошла. Возбуждение снова вернулось. Его член упёрся головкой в живот, а член Келли, поддев пиздец чувствительный сейчас сфинктер, снова проник внутрь. Шай глухо выдохнул и чуть прогнулся, плавно принимая его в себя полностью.
- Почему мне кажется, что я готов трахаться с тобой вечно? - слова вырвались вместе с протяжным влажным стоном. Парнишка не лукавил и не врал. Одного раза было чертовски мало. Это как легкая закуска перед ужином, которая должна была только разогреть аппетит, но все самое вкусное все ещё ждёт впереди.
И ведь это и правда было так. Шай и представить себе не мог, что здоровяк не просто решит быстренько догнать себя до оргазма и на этом остановиться, а начнёт, как самый лучший в жизни Джонсона любовник аккуратно и методично исследовать его тело. Руки здоровяка были везде, так же, как и губы - на шее, плечах... но все это было можно терпеть, сладко постанывая и только подмахивать бёдрами, чтобы Келли было приятнее, но когда его губы коснулись соска...
- Охххх... Еб твою мать, Техас... - Шай сам не понял, то ли он заскулил, то ли зашипел, то ли и то, и другое, но его как током прошибло. Он крепко сжал внутри себя член и плавно повёл бёдрами из сторону в сторону, выгибаясь и подставляясь сильнее.
Келли творил с ним что-то абсолютно невыразимое, но делал все так медленно, так неторопливо и методично, что возбуждение не обрушивалось на тебя с грацией огромного концертного рояля с толстой оперной певицей на нем, оно нарастало, настолько бархатно и горячо, что даже пальцы на ногах начали дрожать и гореть...
- Ты... выбрал... не лучший... момент... задавать... вопросы, - еле-еле выдавил из себя Шай, продолжая плавно насаживаться на горячий член и ловя каждое движение, как будто оно последнее. Но Келли явно был настроен решительно, и выбора просто не оставалось. Парнишка взвыл и мотнул головой, пытаясь хоть как-то прояснить мысли.
Надо было держать в голове слишком многое, чтобы эти его слова не расходились с тем, что он рассказывал ранее, но, по возможности, больше не врать. Ответить максимально информативно, коротко и нейтрально. Потому что пускай его и трахали сейчас, как никогда в жизни, но трахал его чувак, который грохнул человека, а потом скинул труп в мусорный бак.
- Я... художник, - кое-как ворочая языком, проговорил Шай. - У меня... творческий... кризис... Еду... в Калифорнию... искать... вдохновение...
Слова дались чертовски тяжело и, чтобы избежать дальнейших расспросов, Шай схватил Келли за волосы на затылке, потянул назад, так, чтобы его нахальные губы больше не смели так нагло заставлять терять контроль, и впился в них жадным поцелуем, который абсолютно не соответствовал тому, насколько чувственно и неторопливо продвигался их секс. Парнишка надеялся передохнуть, надеялся, что возбуждение больше не будет прошивать его тщедушное телонастолько сильно, но как же чертовски он ошибался.
Гребаный натурал игрался с ним так умеючи, как будто они уже год любовники, которые изучили все желания и чувствительные точки друг друга. И сейчас, когда сильные пальцы снова сомкнулись вокруг каменного стояка Шая, он в очередной раз понял, что нарвался на того самого, и это однозначно была судьба, попасть в эту ебаную дыру.
Мысли тут же вышибло из головы. Мальчишка взвыл и попытался увеличить темп, сам того почти не осознавая. Он не знал, чего хочет больше, чтобы Келли продолжал ему надрачивать или чтобы ловкий язык снова вернулся к соскам, а может быть и того, и другого, но тогда есть шанс, что во второй раз получится  продержаться позорно меньше предыдущего.
- Келли... Келли... ещё... ещё... иначе... сдохну... Хочу... больше... - буквально проскулил мальчишка, выгибаясь в чужих руках, подставляя соски под поцелуи и одновременно стараясь толкнуться в шершавую ладонь.

+1

18

- А лучшего момента и не будет... - пробормотал голубоглазый, не желая слушать отмазки мальчишки.
Не понятно, что Келли хотелось больше, услышать саму историю, или послушать КАК Шай будет её рассказывать. В любом случае, это было дело принципа. Раз он сказал что то сделать, мальчишка должен это выполнить без лишних возражений.
Джонсон и не особо то сопротивлялся. Картина стала проясняться, хоть парень и говорил лишь сухие факты. Что ж... Теперь хоть было понятно с кем он имеет дело. Или точнее... кого имеет.
Игривые ласки слишком раззадорили Шая, а лотерея с покусыванием сосков, оказалась выигрышной. Мальчишка вновь стал извиваться и просить о большем
Боже, да... Попроси ещё... Это можно слушать вечно.
Такой жаркий поцелуй, которым Шай одарил Келли, заставил член внутри сильно напрячься. Крепче сжав руки на теле, Харрис с охотой стал отвечать на горячий поцелуй, беспардонно забирая в нём инициативу.
Если хоть немного не зацикливаться на себе и прислушаться к телу партнёра, то он станет открытой книгой. Шай всё очень доступно и понятно рассказывал чего он хочет и что его сможет довести до второго оргазма. Задача Келли состояла лишь в том, что бы это услышать... и он с ней справился.
Слегка спустившись вниз и сильнее уперевшись ногами в пол, Харрис стал быстрее двигать бёдрами. Настолько быстро, насколько это было возможно в таком неудобном положении. Его грубая ладонь уверенно заскользила по чужому члену, крепче его сжимая, а губы почти не отрывались от твёрдых сосков, безостановочно их целуя и покусывая.
В таком положении было трудно продержаться долго, но Шай сдался первым, задрожав и второй раз спустив в кулак Келли. Тряпки под рукой не было, поэтому голубоглазый грязно размазал сперму о худое бедро Джонсона. Потом сотрёт, не страшно. Сейчас важнее другое. Кел был уже на пределе, но обмякшее тело художника никак не смогло бы его сейчас довести в таком положении. Стянув с себя Шая, Кел жёстко уткнул его лицом в диван, приподнял его бёдра и, встав на диван на одно колено, принялся яростно дотрахивать мальчишку.
- Прости, сладкий, но придётся немного потерпеть. Понимаю, сейчас тебе хочется что бы тебя оставили в покое, но я ещё не кончил.
Ощущение, что этого красивого мальчика довёл до такого состояния ни кто иной, как ты сам, довольно завышало самооценку. Хотя, на неё было не плевать. Было просто охеренно держать в руках удовлетворённого и беззащитного парнишку, такого податливого и сладкого, что хотелось доводить его раз за разом, делая всё, лишь бы ему было хорошо. Акелу неощутимо трясло от осознания происходящего. Ещё никогда в жизни он так не кайфовал, не только физически, но и морально. Хотя, если уж затрагивать физику, его яйца уже давно грозились порваться от такого напряжения. Но как же не хотелось прекращать трахать этого ангела... Увы, но сил мучить ни его, ни себя, уже просто не было.
Минут пять бешеной ебли, и Кел, с хриплым стоном, наконец-то спустил на хорошенько прогнутую поясницу и сочную задницу.
После такого стоило перекурить, а ещё лучше, отвалиться и уснуть. Ровным счётом, не хотелось больше ничего. Разве что, этого черноглазого пидорка рядом в обнимку и сигарету покрепче.
Натянув на себя джинсы, Акела сел обратно на диван и, ещё приводя дыхание в порядок, закурил. Взгляд голубых глаз бегло прошёлся по мальчишке.
Шай был потрясающим, невероятным, совершенно не похожим на других. Он очаровывал и притягивал. А Кел... А Келу не хватило крепости яиц всего этого сказать вслух.
- Эй... - вновь этот хриплый голос. - Может... Может обчистим твоего старикана и... и уедем отсюда вместе, а?
Смело. И глупо. Слишком опрометчиво такое предлагать.
- Ну там... Прибыль пополам. А у меня есть тачка. Доедем до Калифорнии.
Сам то чуешь что несёшь?
- Хотя, знаешь что? Забудь. Глупо всё это.
Нарочно отвлекаясь, Кел стал активно тушить почти целую сигарету в банке-пепельнице, не оставляя в живых ни одной искринки.
Он стыдился того, что ему действительно захотелось сбежать с этим мальчиком от его дерьмовой жизни в этом гадюшнике. Сейчас шанс вырваться и сбросить с себя весь этот слой лжи, был безумно близок, но Келли не позволял себе решиться.
Глупость порождает глупость. Страх порождает страх.
Уже хотелось отрезать себе язык, как вместо ожидаемых насмешек, Шай ответил согласием. Харрис даже вздохнул как то легче, а на его губах, на мгновение, скользнула безумно искренняя и счастливая улыбка.
- Тогда... до вечера? Вечером поедем к нему, а утром уже будем на пути в Калифорнию.
Они попрощались и Кел продолжил работу, которую очень хотел закончить, прежде чем покинет это место навсегда.

* * *

- Это точно?
Майк изогнул светлую бровь.
Курт кивнул.
- Окей... Тогда, думаю, нам положено взять свою долю.

Когда вечером Шай вернулся домой, внизу уже сидел не только Майк, но и его люди. Их было не так много, человек пятнадцать, и всё же, это было изряднон количество головорезов на квадратный метр.
Увидев мальчугана, Майк даже встал из-за стола, и пошёл ему на встречу, расплываясь в своей очаровательной улыбке маньяка.
- Джонси, а вот и ты! Где пропадал? Мы с парнями уже хотели ехать тебя искать... волновались.
Интонация была максимально дружелюбной, но не добрая нотка красной ниткой мелькала в словах.
- Да ты садись! Выпей с нами. Небось устал за день так далеко ходить то, а...
Попытка встать со стула, была жёстко прервана тяжёлой рукой на плече.
- Сидеть.. - улыбка спала лишь на мгновение. - В мастерскую ходил, да? Ну и как там наш бедняга Келли? - он нескрываемо хохотнул, произнося имя голубоглазого. - Он тоже устал? Работал, наверное, много, да? А ты ему помогал... Ну, знаешь, мои парни вот тоже сегодня работали. И яяя работал. Все работали. А ты помог только нашей дворовой собачке... Не справедливо, согласись. - тяжёлая рука стала едва поглаживать бледную кожу. - Давай ты и нам с парнями поможешь снять стресс. А то Келли явно слишком много на себя берёт.
Рванув рукой назад, Майк опрокинул Шая вместе со стулом на пол. Пока парень пытался встать, его успели окружить бугаи. Они кидали его из стороны в сторону, сбивали с ног, всё под дружный гогот.
Когда парень оказался на коленях перед Майком, главай стал расстёгивать свой ремень.
- Тебе стоит отблагодарить нас за наше гостеприимство.
Сопротивление было подавлено жёсткой пощёчиной. Во избежании рецидивов, Майк приставил к голове мальчишка пистолет.
- Вздумаешь дурить... - он взвёл курок. - ...пристрелю на месте.
Шаря свободной рукой у ширинки, главарь наконец-то выудил свой вонючий член на свет божий. Агрегат был под стать хозяину - не особо длинный, зато, шибко толстый.
- А теперь, Джонси, будь хорошим мальчиком и открой рот.
Всунув в рот Шая свой член, Майк больно сжал его волосы с чёлки и принялся трахать, втискиваясь до конца и наплевав на состояние парня. Майк просто насиловал его, просто потому что мог, но пушку от головы, на всякий случай, не убирал.
Кто-то полез к мальчишке и стал спускать с него штаны, задирать майку. Все касания были липкими, противными, грязными, но отделаться от них не представлялось возможности. Урод Курт, который и спалил Шая с Акелой, жарко трахающихся на диване, видимо, ещё тогда захотел присоединиться, поэтому сейчас, без смущения, лапал парня везде где хотел. Его пальцы мерзко елозили по заднице и лезли в неё без капли смазки, противные потные ладони трогали член и яйца так, будто такого никогда прежде не трогали. Остальные нахально вывалили свои члены и тупо начали дрочить на происходящее. Такое было не первый раз и, увы, не последний.
Майк конвульсивно кончил и посмотрел на Шая.
- Глотай.
Пушка всё ещё у виска и вариантов особых не было. Только убедившись, что рот мальчишки пуст, Майк заулыбался и отдал пушку следующему, который не замедлил посетить рот сегодняшнего развлечения.
Довольный Майк стал отходить назад, застёгивая свои штаны, как вдруг наткнулся спиной на ствол. Дуло пистолета мгновенно оказалось у виска жирного борова, а вокруг его шеи змеёй обвилась рука со знакомой татуировкой.
- Пусти его. - прошипел Акела, взводя курок у головы главаря. - Я сказал, пусти его!!!
Все оторопели и остановились. Второй ёбырь-неудачник, отпустил парня и поднял руки вверх.
- Отдай ему пистолет. - Кел указал взглядом на Шая.
Приказ был выполнен. Все были на низком старте, а Шай и Кел - в клетке с бешеными псами. Одно неверное движение и из разорвут.
Акела чудесным образом балансировал на грани адекватности, вот вот готовый сорваться в пропасть безумия. Он был взбешён настолько, насколько не был взбешён ещё ни разу в жизни.
- Иди на верх и собери вещи. Живо!
Он потом извинится за то что наорал в такой момент. Он потом извинится за то что опоздал.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-16 21:01:10)

+1

19

После того, как Шай кончил второй раз, он стал абсолютно мягким и податливым, как пластилин. С ним можно было делать абсолютно все, что угодно, тем более, если ты Келли, и если ты творишь такое, о чем сложно будет забыть даже на горячих пляжах Калифорнии. Парнишка не сопротивлялся, а только довольно улыбался и сладко постанывал, когда его уткнули мордой в отвратительно пахнущий диван. Теперь он хотел, чтобы Келли полноценно кончил. Сам на третий раунд подряд он не был готов, но когда густые капли упали на поясницу и отставленные ягодицы на секунду даже уверился, что можно бы и продолжить.
Правда вот здравый смысл подсказывал, что пора наконец перевести дух и расслабиться. Шай плавно потянулся, чувствуя, как приятно ноют мышцы во всем теле, включая растраханную задницу. Это было чертовски приятно чувствовать такое глубокое удовлетворение.  Казалось, он только начал отходить от Нью-Йорка со всеми его чертовыми проблемами. Джинсы с помятой пачкой сигарет валялись у стола, и вставать совершенно не хотелось, а вот курить очень. Никотин в легких в такой момент, как вишенка на торте – то, чего всегда не хватает.
Келли расслабленно откинулся на диване, а Шай не знал, как себя вести. Можно прижаться? Понежничать? Или как в хреновых фильмах – одевайся и до свидания? Плата? Какая плата, радуйся, что жив остался. Было как-то… Неловко что ли. И не спросишь же. Парнишка помялся пару секунд, а потом пошел подбирать свои раскиданные по мастерской вещи. И тут Келли заговорил. Шай даже замер ненароком, вслушиваясь в голос здоровяка и не веря, что это говорит он. Уехать? Вместе? Больше никаких попуток и невнятных соседей? И самый отличнейший секс на свете пусть и в замызганных мотелях? Правда, бонусом прилагается здоровенный убийца дальнобоев… Сложный выбор.
Шай застегнул джинсы, натянул футболку и вернулся на диван, завязывать кеды. Келли уже успел и предложить, и передумать. Его смятение можно было понять. На его месте, Джонсон бы даже не предложил подобного. Побоялся.
- Хорошо, - вдруг выдал он, внезапно даже себя. – Поехали. Я согласен.
Оставалась, правда, проблема старикана, которого он предложил обчистить, и которого не существовало на самом деле, а, соответственно, и денег. И Келли наверняка будет в ярости, когда про это узнает.
- Только… - Шай уже собрался рассказать правду, но в последний момент испугался. – Впрочем, неважно.
Он придвинулся к Келли и подарил ему самый нежный из поцелуев, который только мог. Все потом. Когда они уже будут в машине катить по трассе, подальше от этого гадюшника.
- Увидимся вечером.

***

Дорога назад заняла гораздо меньше времени. Удалось поймать автобус, который шел до нужного поворота, начинало вечереть, и жара спадала, а приятный чуть прохладный сухой ветерок отлично охлаждал разгоряченную кожу. Все было хорошо. Сегодня он свалит из этой чертовой дыры назад к цивилизации. По правде сказать, Шай уже и не надеялся отсюда сбежать живым, но Келли оказался, внезапно, хорошим мужиком. С понятиями и совестью.
Ноющие мышцы напоминали о себе после каждого движения, и это было несказанно приятно. На губах парнишки играла какая-то совсем дурная улыбка, которая тут же сползла с лица, когда в общем зале он обнаружил байкеров и их предводителя. Он никак не ожидал нарваться на подобное. В конце концов, что происходит?
- Да я это… Все нормально… - Шай отступил на шаг и наткнулся на стул, на который с размаха и плюхнулся. Все инстинкты орали во всю глотку, что надо бежать, спасаться. Куда угодно. Хоть обратно в мастерскую.
- Я, пожалуй, пойду… - промямлил парнишка, пытаясь сползти, но сильная рука больно пригвоздила к неудобной шершавой поверхности.
А уж когда Майк начал ненавязчиво интересоваться Келли, Шай все понял. Его прошиб холодный пот. Их спалили. Их, блядь, спалили в ебучей открытой всем ветрам мастерской. Как можно было быть такими идиотами, чтобы там трахаться?!
- Майк, послушай… - Шай снова попытался воспользоваться своим единственным оружием – языком, но был жестко прерван. От оплеухи клацнули зубы, и он в прямом смысле прикусил язык. Рот тут же наполнился неприятным металлическим привкусом крови, а к виску прижалось ебаное черное дуло. Парнишку затрясло. Умереть вот так, посреди непонятного бара и его мутных жителей абсолютно не входило в его планы.
- Нет… пожалуйста… нет… - Шай вжался спиной в спинку стула, пытаясь отстраниться от грязного члена главаря, но тот даже шансов ему не оставил, вталкивая его в рот парнишки практически по самые гланды.
Было до неимоверного мерзко, но пушка у башки подавляла все попытки сопротивляться в зародыше. Насильственный минет он еще мог пережить, но не мерзкие лапы каких-то ублюдков, которые начали шарить по его тщедушному телу, сдергивать штаны, трахать пальцами, растягивая и без того растраханный сфинктер.
Шай взвыл и заизвивался, пытаясь вырваться, но держали его крепко. Слишком крепко, чтобы вырваться на самом деле, да и что потом? Пуля в лоб. От бессилия парнишка зажмурился, из уголков глаз потекли слезы, он сжимался и ерзал, пытаясь уползти от грязных рук, стонал и пытался кричать. Что будет дальше? Его разложат на столе и все по очереди будут его трахать и бить, чтобы он кричал погромче? Обычно, таких ублюдков подобное заводит.
Майк кончил, полностью заполняя рот Шая собственной спермой. Глотать эту дрянь не хотелось, скорее хотелось блевануть и желательно на этого мудака, но ебаная пушка… С таким не шутят. Кое-как, давясь, парнишка выполнил приказ, но когда к нему подошел следующий, все-таки предпринял попытку к бегству.
- Отвали, козел!!! – завопил он, резко отскакивая от него куда-то в сторону. Слезы лились из глаз, уже совершенно не скрываясь, Шая трясло, он из всех сил пытался натянуть обратно джинсы, как вдруг увидел лицо Келли за спиной пятящегося Майка. Сердце бешено заколотилось. Что будет дальше? Он присоединиться к остальным? Ему было мало? Он такая же тварь?
- Пусти его.
На Шая как будто мир сверху рухнул, он зажал рот ладонью и, не скрываясь, зашелся в неслышной истерике. Его накрыло так сильно, что он не сразу сообразил, что Келли уже обращается к нему, а недавний неудачник, которому парнишка собирался откусить член и умереть смертью храбрых, уже протягивает ему пушку. Что со всем этим добром делать? Голова абсолютно отказывалась работать. Он взял пистолет, боясь, что тот в любую секунду может выстрелить, и поднял непонимающий взгляд на Келли.
- Иди на верх и собери вещи. Живо!
Окрик слишком ярко прозвучал в тишине комнате. Слишком звонко и достаточно, чтобы пробиться сквозь пелену, которая накрыла разум парнишки. Шай подскочил с пола, на ходу, застегивая джинсы и буквально взлетая на второй этаж. Его вещи уже были собраны и аккуратно упакованы. Он схватил вторую спортивную сумку, которая валялась под кроватью, с грохотом выдвинул ящики комода Келли и начал судорожно сгребать в нее все, что найдет, абсолютно не разбираясь пригодиться оно или нет.
В самом нижнем ящике в трусах нашлась заначка. Баксов четыреста-пятьсот двадцатидолларовыми купюрами. Немного, но на первое время хватит. Их Шай тоже сгреб вперемешку с носками и каким-то кубком явно еще со школьных времен. Сумка еле-еле застегнулась, но это последнее, что сейчас его волновало. Он слетел со второго этажа, перекинув широкие ремни через шею. Здоровенные баулы больно били по ногам, но это было неважно. Внизу мизансцена абсолютно не поменялась. Было чертовски страшно идти вперед через зал. Как в каком-то дурацком фильме про зомби, где дернешься и на тебя нападут все скопом. Шай замер, затравленно бросая взгляд, то на одного байкера, то на другого, то на своего здоровяка.
- В машину! Быстро! – рявкнул Келли, заметив замешательство парнишки. Этого хватило, чтобы ступор прошел и чтобы бегом, не раздумывая больше, ринуться во двор к машине.
Ему показалось, что прошло слишком много времени, пока он забрасывал их сумки в багажник и открывал дверь уже знакомого бордового уродца.
- Ну же… Келли…
В доме раздался выстрел.

Отредактировано Shy Johnson (2017-11-15 10:55:05)

+1

20

- Что-то ты сегодня рано... - стал мурлыкать Майк.
- Заткнись!
Не понятно что сдерживало Акелу и заставляло держать холодным рассудок. Будь его воля, он перестрелял бы всех этих ублюдков. За Шая. За то что посмели сотворить с ним такое. И за всех тех мальчишек, которых Харрис не посмел спасать.
- Послушай, братец... давай ка всё обсудим. - Майк не унимался, но и не делал резких движений. Будучи не глупым, он понимал, что Кел не шутит. - Тебе не понравилось, что мы тронули твою сучку?
Акела большее сжал руку на шее.
- Не смей его так называть.
- А что такого? - уже хрипя, продолжал Майк. - Курт рассказал нам, как ты трахал его в мастерской.
Харрис молчал и лишь сверлил испепеляющим взглядом толпу уродов.
- А может ты просто пидорок у нас, а? Мы то думали, что ты нормальный мужик, а ты...
- Я, хотя бы, не ублюдок, который насилует беспомощных. - прорычал Кел, не желая сейчас как то опровергнуть слова Майка.
Шай стал спускаться со второго этажа, но страх сковал его, вынуждая замедлиться.
- В машину! Быстро!
Кел понимал, что сейчас орать на мальчишку последнее дело, но и у него нервы сдавали.
- Чего ты так завёлся, Кел? - подал свой голос Курт. - Твой сладенький не успел всех обработать. Да и вообще... надо делиться!
Раздался выстрел. Акела вновь поднёс горячее дуло пистолета к висек Майка, а Курт свалился на пол с простреленной бошкой.
- Мы уходим. Если кто-то поедет за нами - убью. Если кто-то попытается нас остановить - убью Майка, а потом того, кто решил помешать. Если оставите нас и не будите рыпаться, Майк останется жив. Подберёте его за пять километров от города к северу через час. Если моего слова мало, послушайте Майка. Думаю он хочет жить.
- Вот что парни... Приберите тут. А мы пока поедем покататься. - Майк расплылся в своей привычной улыбке маньяка.
Держа главаря за кожаный жилет, Кел стал отступать к двери и лишь оказавшись за ней, пошёл быстрее к машине, почти волоча рядом с собой борова.
- Приставь к его бошке пистолет и стреляй, если рыпнется! - рявкнул Кел Шаю, запихивая Майка на переднее сидение.
Убедившись, что здоровяк на мушке, Харрис поспешно сел на водительское место и вдавил по газам.
Пробуксовав, машина подняла столб пыли и поспешно скрылась из вида. Келли ехал быстро, явно нарушая пдд, но это его сейчас волновало меньше всего. В руке всё ещё был пистолет, а рядом сидел тот, в кого он хотел всадить всю обойму.
Вопреки своим словам, Акела поехал не на север, а на запад, и, прилично отъехав от города, свернул с трассы, уезжая в пустынное поле.
Его трясло и нервы конкретно сдавали. Кел не мог и не хотел верить в то, что произошло. Если бы он приехал позже на какие то пол часа, от Шая бы уже ничего не осталось. А эти шакалы этого бы даже не заметили. Ярость сжирала Кела изнутри.
Резко остановившись на пустыре, он выбежал из машины и вытащил из неё Майка, вновь угрожая пушкой.
- Пошли!
Подняв руки, Майк пошёл вперёд. На его губах красовалась улыбка. Он уже понял, что живым ему не остаться.
- И что дальше? Пристрелишь меня и уедешь в закат в обнимку со своим пидорком?
- Заткнись!
- Я же воспитал тебя, Келли. Любил, как сына.
- Я всегда был для тебя дворовым псом. Ты умеешь лишь вытирать о люде ноги. Ты не умеешь любить.
- Зато ты, видимо, умеешь...
Они остановились.
- Ну и что? Стоит он этого?
- Ещё как стоит.
Приставив дуло к виску, Акела, не задумываясь, выстрелил. Тучно тело упало на землю, поднимая пыль в воздух. Торопливо обтерев пистолет платком, Кел вложил его в руку трупу, коряво инсценируя самоубийство. Никто по тебе плакать не будет. Копы не станут копать. Им выгодно, что ты подох.
Осознание произошедшего, стало накатывать, сшибающей волной. Адреналин стал угасать, а нервы сорвало с предохранителя. Акелу мелко затрясло. Он стал нервно зачёсывать назад волосы дрожащими пальцами. Слишком много произошло и всё подпадает под графу "пиздец".
Он стоял и тяжело дышал, пялясь безумным взглядом на труп. Глянув в сторону машины, он увидел, как Шая выворачивает на изнанку. Расслабляться было рано. Рядом был тот, кто слабее и тот, кто сейчас очень нуждался в поддержке и защите.
На ватных ногах, Акела побежал к машине и достав полупустую канистру с водой, стал поить мальчика, давая ему прополоскать рот и вообще, хоть как то убрать это отвратительное ощущение во рту. Проливая воду себе на ладонь, Кел стал умывать лицо Джонсона, но тот уже явно слишком глубоко ушёл в истерику. Перевернув канистру, Харрис немного пролил воды на его макушку, желая привести его в чувства. Шай и вправду на секунды пришёл в себя. Мальчишка... Напуганный, заплаканный, маленький и совершенно беззащитный. Судя по тому, во что он вляпался, нафиг никому не нужный. По чёрным волосам и по лицу стекала вода. Шай смотрел таким взглядом, что и у статуи могла бы пробиться слеза.
Бросив канистру, Харрис шагнул к мальчику и обнял настолько крепко, насколько мог. Он Обнимал его, гладил, и шептал всякие банальности, про то, что всё будет хорошо, и уже всё закончилось. Он давал Шаю возможность выплакаться, выкинуть из себя всю боль и страх, которым он сегодня подвергся. Не следя за временем, он стоял столько, сколько было нужно, а когда ноги стали подкашиваться, присел на край капота, увлекая за собой парня, и продолжил утешать. Было необходимо доказать Шаю, что он сейчас в безопасности, и что его никто не тронет. Келу, в своё время, доказали обратное.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-16 21:05:24)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Не промахнись