Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
У Славы в голове ветер и блядский питерский дождь, Слава угашен просто в нули, хрипло и громко смеётся, быстро... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » dead by sunrise


dead by sunrise

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

квартира в Сакре | 21 сентября | 7 am

Cole & Elmo
https://pp.userapi.com/c639628/v639628590/3e177/lMDZDHT7XCs.jpg

- Мне нужно тебе кое-что рассказать...

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-11-13 17:52:53)

+2

2

[indent] Признаться честно, я так и не смог отпустить ту мысль, прокручивая ее в голове раз за разом. Найти выход те эмоции так и не смогли, блуждая в голове, и натыкаясь друг на друга. Бывают такие моменты, когда одна навязчивая мысль так прочно засядет в голову, что невозможно спокойно спать, когда как помешанный думаешь об одном и том же, словно прослушивая трек на репите.
[indent] За эти пару дней я заебал google тупыми запросами, но чтобы я не прочитал, все казалось мне настолько тупым, примитивным и убогим, что я не решался воспринимать и слова всерьез. В действительности же, задумываясь над тем, что Элмо стал волновать статус наших отношений, становилось несколько непривычно, от чего и ситуация и ощущения от нее было довольно сложно описать словами. Но, все же, это не давало мне покоя, из-за чего я становился рассеянным не только дома, но и на работе.
[indent] Сделать приятное…
[indent] Что может быть проще? Пораскинуть мозгами, заказать цветы, конфеты, свечи, лепестки роз в ванной, эти и прочие поисковые запросы известной сети. Но все это было не то. Не так просто, оказывается, в моем случае. Все эти примитивные способы, которые не несли за собой абсолютно ничего, что могло бы порадовать, как мне казалось. Господи, да если бы он осмелился подарить мне сраный веник, я бы запихал ему его в задницу, ни секунды не колеблясь над своими действиями.
[indent] - Привет, - она взяла трубку почти сразу, отвечая на звонок задорным голосом. – У меня к тебе вопрос, - обратиться с советом к Одетт было для меня делом обычным, по крайней мере, так было раньше, до того, как моя жизнь кардинально изменилась. После отъезда мы не так часто разговаривали, тем для общения становилось все меньше, и я чувствовал некоторое  напряжение в наших диалогах. Ко всему прочему я активно и весьма удачно игнорировал ее вопросы, относительно Элмо, продолжая не замечать ее не здоровый интерес и подписывать это под то, что ее интересовала, таким образом, скорее моя жизнь. – Ты же тел… девочка, скажи, что бы тебе было приятно? – назвать сестру телкой, язык не повернулся даже по привычке употребления этого слова. Ее встречный вопрос для кого я стараюсь, был встречен моим молчанием, а последующее предположение об Элмо и вовсе проигнорировано. На той стороне диалога раздались короткие гудки, что до сих пор так и не было мной понято.
[indent] С кисой было проще именно по этой причине. Он не ебал мозги, а последнее время мне не нужно было повторять дважды, впрочем, как и ему. Бытовые вопросы решались сами собой даже не успевая возникать. О ебле  и заикаться не стоило. Зато вот с разговорами у нас были проблемы. Тихий вздох, от чего не могу точно сказать было ли мне это так нужно, да и, судя по всему, киса тоже не испытывал из-за этого каких-либо трудностей.
[indent] Последняя моя надежда в виде сестры послала меня на хуй сбросом звонков, а потом и вовсе отключенным телефоном. Кровь начинала закипать, а вместе с тем я понимал, что я никогда не смогу придумать ничего толкового. Это должно было быть чем-то особенным. Первый день так и не увенчался успехом. Зато второй… окрашенный янтарным цветом вискаря, не на шутку взвинтил фантазию, особенно после очередного удачного пробуждения с объектом моих мыслей.
[indent] Выловленный заранее Майк, был награжден незапланированной парой сотен баксов и выпровожен на ночь к школьным друзьям. Это оказалось несколько важнее, чем я предполагал изначально, но хотелось верить, что оно того стоило.
[indent] К тому моменту, как все было готово, ночь перевалила за свою середину, укутывая район непроглядной чернотой, в которой лишь за редким исключением были видны одинокие огоньки в квартирах. Теплый сдавленный воздух, порывами легкого ветра колыхал шторы в спальне, а я, накрутив себя, ждал его возвращения, как никогда в другой день. Страх выглядеть глупо, был настолько велик, что, кажется, у меня вспотели ладони. Как целка школьница. Соберись, ебанная тряпка. Он задерживался, что никак не шло на пользу ситуации.
[indent] Когда дверь в квартиру открылась, мое состояние нельзя было описать адекватными словами, а потому, лишь бы успокоить поскорее трясущееся нутро, я быстро сокращаю дистанцию, затыкая его рот поцелуем. Ты что-то говорил? Подождет. Я чувствую, как вместе с его губами и запахом, отступает неуверенность, на место чего приходит расслабленная эйфория. Сладкая киса. Я неспешно отстраняюсь, - С возвращением.

Отредактировано Cole Cord (2017-11-09 22:55:20)

+3

3

[indent] Я ненавижу это отвратительное чувство, которое появляется в том случае, если я что-то от кого-то умалчиваю. Я делаю это не так часто, ложь вообще последнее, что мне бы хотелось видеть в своих отношениях, да и я не был тем, кто злоупотреблял ею. Когда я принял решение о том, что не буду говорить Коулу, где работаю на самом деле, мне было совершенно все равно. Я не испытывал в тот момент отголосков совести, мне не было стыдно, и я искренне считал, что в этом совершенно нет ничего такого. Действительно, ведь в этом нет ничего особенного? Мне ведь нравилась эта работа, даже не смотря на то, что я так больно упал с высоты своих амбиций. 
[indent] Я любил переодеваться, это вызывало во мне множество эмоций, от которых я испытывал необъяснимый подъем чувств внутри себя. Мне нравилось выглядеть как женщина, мне нравилось чувствовать в себе часть этой завораживающей феминности, которая была присуща слабому полу. Но я не хотел стать женщиной, и я, вопреки своим пристрастиям, не был тем, кого в повседневной жизни можно было бы назвать манерным. Во мне этого никогда не было. Грациозность и плавность в движениях, что была спутником каждого танцора - да, но женственности - нет. До тех пор, пока я не перевоплощался на работе, полностью меня себя и свой образ до неузнаваемости. Кажется, сейчас мне стало это нравится даже больше, чем два года назад, три, или четыре... Даже больше, чем тогда, когда в женской школьной гримерке я примерял на себя балетную пачку. Когда я бросил Феникс, когда я связал свою жизнь с Эшли, когда я стал любящим мужем и отцом, именно тогда, я, кажется, совсем забыл о том, что мне так нравилось. Будучи с ней рядом, я даже не думал о том, что хочу снова вернуться к этому, так как ее нежное присутствие с лихвой компенсировало все то, что я получал вовремя переодевания. Мне это просто не было нужно, так как я имел под рукой женское тепло, которого мне так не хватало в детстве и юности за неимением любящей матери. Конечно, я был достаточно умным для того, чтобы понять, что именно это было причиной, по которой мне это так нравилось, но от осознания этого не становилось легче. Да уж, блять, может мне стать психологом и к черту весь этот балет? Но как бы там ни было, сейчас, будучи рядом с ним, я вернулся к этому. Я был уверен, что он будет считать меня извращением, плюс к званию шлюхи, и от этого становилось только сложнее. Но работа мне нравилась. Первые три дня она мне безумно нравилась и не последним был тот факт, что я могу делать то, что требовала темная сторона моей души.
[indent] Кабаре, которое было просто огромным по своим размерам, было в стократ лучше, чем Феникс, и последний на ряду с Бурлеском выглядел дешевой замусоленной провинциальной забегаловкой для кукурузников, желающих спустить в кулак на красоток. Учитывая, что в Техасе трансов не особо любили, делать на этом деньги моему прошлому директору почему-то всегда удавалось проще простого. Не от того ли, что каждый гомофоб в сущности своей пидорас, жаждущий присунуть дамочке с яйцами и хером? В такие моменты я вспоминаю Коула и его ненависть к геям и его нежелание приписывать его к ним. Но я видел, что он был самым настоящим пидором, особенно в те моменты, когда дело доходило до отношений в нашей постели. Я вообще не уверен, что он когда-нибудь себе признается в это до конца, но... Это не так важно, по сравнению с тем, что я в итоге получал на фоне всего этого - действия, конечно, очень часто были важнее, чем сами слова. А от него, как мне известно, их не так-то просто дождаться. Но сейчас не об этом. Кабаре. Клуб. Бордель. Да-да, ебанный, блять, бордель. Я узнал об этом буквально через три дня и осознание того, что это был на самом деле бордель, принадлежащий местной мафии, омрачило все плюсы этого шикарного заведения, превращая меня в шлюху. Нет, я не работал с клиентами в том самом смысле, в котором это принято делать в таких местах, тут были жесткие правила, но я был частью этого места и это, блять, чертовски хуево. От этого врать становилось еще сложнее, а после недавних событий, после того, как я осознал, что все это не просто совместное проживание под одной крышей с приятным бонусом в виде ебли, я и вовсе начал ощущать, как невыносимо впивались в мою душу копья лжи, которой я сам себя окружил. Я не хотел, чтобы он узнал это не от меня, я хотел сказать ему это сам, считая, что так будет лучше. Мне было сложно найти в себе смелость, так как я знал, что он обязательно отреагирует на это слишком остро, но еще сложнее было продолжать врать. Меня от этого тошнило, буквально выворачивало на изнанку, каждый раз, когда я натягивал фальшивую улыбку, отвечая на вопрос "как у тебя с работой?", придумывая выдуманные истории с выдуманными коллегами. Я видел, как много он делает для меня, как он старается для нас двоих, не отставая от общего тандема, в котором были наши отношения. Попросту говоря, я начал считать, что он не заслуживает быть обманутым, да и ложь, ко всему прочему, была для меня противоестественной. Как же мне тошно от самого себя, когда получал на эту фальшь его искреннее одобрение. Я не хотел больше его обманывать. Это стало до боли невыносимо, и я сдался. Или, если быть с собой не до конца откровенным и прикинуться оптимистом - нашел в себе силы сказать правду.
[indent] Очередная смена, которая прошла несколько напряженно из-за того, что я вечно думал о нем. Очередные наставления от управляющей, которая явно выделяла меня среди все остальных в этом месте - лишь только потому, что за мое ебало на сцене платили больше, чем за все остальные. Очередная перепалка в гримерке между тупыми курицами, до которых мне не было дело. Очередной теплый душ, смывающий с меня тонну косметики. Все это было повседневностью, которая уже за две недели прочно вошла в мою жизнь. Все это было мне знакомо и привычно, за исключением того самого ебаного чувства вины, которое я носил в себе весь вечер. И, кажется, именно это утро самое подходящее для того, чтобы сказать правду.
[indent] Темнота раннего осеннего утра меня не трогала, но холодный ветер заставлял прятать руки в карманы куртки, как и холодны нос под стоячий воротник водолазки. Я вижу у подъезда его машину и с горечью отмечаю, что он уже дома. Чувствую горячее жжение на щеках и понимаю, что начинаю бояться. Может быть, в другой раз? Я судорожно думаю, пока поднимаюсь по ступенькам на наш этаж, мысленно прокручивая в голове все возможные варианты, которые только могут прийти мне на ум для того, чтобы правильно начать диалог. Может, все-таки, в другой раз? Слышу лай приветственный Чеса и это возвращает меня в реальность, с холодящим осознанием того, что отступать было поздно. Именно в этот раз, Элмо. Самое время. 
[indent] Я открываю дверь, получая радостное приветствие Честера, но я не могу ответить на него с привычной любовью, так как мои мысли были заняты другим. Мне не стоит отвлекаться, чтобы снова не дать слабину и не поджать хвост перед тем, чтобы сделать то, о чем я думаю.  Я не успеваю поднять взгляд, закрывая за собой дверь, как чувствую на своих губах его поцелуй, что заставляет меня на секунду оторопеть и замереть в его объятьях. Эта близость в некотором роде помогает, стирая мою неуверенность и страх. Ну хоть немного стало легче. Дышать приятнее и думать спокойнее. 
[indent] - С возвращением - он улыбается, а я все равно отвожу глаза в сторону, не решаясь взглянуть в его, потому что это было крайне сложно.  Но не смотря на это, набираю в легкие воздух и твердо выдаю на выдохе.
[indent] - Мне нужно тебе кое-что рассказать.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-11-09 23:13:49)

+2

4

[indent] Вопреки первоначально установившимся отношениям, он стал действовать на меня успокаивающе. Его присутствие рядом, голос, взгляд, запах, все в совокупности и по отдельности вводило меня в состоянии, выходить из которого совершенно не хотелось. Быть рядом с ним, получать удовольствие от его присутствия, как никогда я радовался отсутствию необходимых прелюдий в обнонениях, называемых конфетно-букетным, ведь, если бы наши отношения развивались по стандартному сценарию, то жить вместе мы бы не начали… никогда. Я бы никогда не предложил, а он не согласился. То как я поступил с его женой, в самые первые дни еще каким-то образом ьеспокоило меня, но не теперь. Я был рад тому, что у меня хватило мозгов забрать его из Остина, да и из Техаса в целом, в том числе. Забрать, спрятать, оградить, стереть воспоминания. Отчего-то я злился на нее, а не на него. Мне в голову не приходила мысль о том, что это он «не дождался», я не думал о том, что он живет счастливой жизнью, о том, что он даже, возможно, не вспоминал о моем существовании. Все это просто на просто не приходило в мою голову. Меня не интересовало его мнение от слова совсем. И я был рад, что мне не пришло в голову и мысли, чтобы спрашивать его мнение, его желания, что я вопреки всем нормам морали, сломал его хрупкое счастье, в угоду своих желаний. Сейчас, когда он спящий разрушал тишину комнаты своим дыханием, я понимал, что без этого я бы просто терял себя. Он не был единственным смыслом моей жизни, стимулом к существованию, он был чем-то другим, чему я так и не смог подобрать определение.
[indent] Я не видел в его взгляде отстраненности, в жестах закрытости, в словах холода, он становился солнцем, которое я зажигал день за днем. Делать его счастливым – не было моей целью, но делая это, я испытывал положительные эмоции. Своим присутствием он делал лучше все, что его окружало, и я не был исключением. Часто задумываясь об этом, я прекрасно осознавал, что он находился рядом только потому, что я этого пожелал. Будь мы в других обстоятельствах, он никогда бы не сделал подобного выбора. Да и я прекрасно помнил наш разговор в кафе. Я приложил и продолжал прилагать достаточно усилий для того, чтобы сохранить его существование рядом с собой. Быть может, для него это все было более не заметно, но факт оставался фактом. За два года мыслей блуждающих вокруг него, у меня не оставалось выбора, как признать его особенность для себя, однако это совсем не означало обратный эффект. И именно сейчас, я делал все, для того, чтобы сдержать обещание, данное под эмоциями в клубе. Можно было заводить листок, отмечая по пунктам: сломать кису - есть, сломать кисе жизнь – есть, починить кису – почти готово.
[indent] Я твой…
[indent] Фраза-воспоминание, шепотом мурашек пробегает по сознанию, вынуждая в красках представлять его лицо и ситуацию, в которой были сказаны эти слова. Да, безусловно, я говорил ему это сотни раз, стирая мозоли на языке. Пожалуй, это единственная фраза, которая повторялась с таким постоянством. Однако слышать это от него было необычно. Заполучить кису – есть. Его стоны, даже фантомные заводили с лихвой, а его присутствие и вид, хоть и весьма усталый, не оставались незамеченными. Столь  эйфоричное состояние портить вот прям щас, с порога, нет, не в этот раз.
[indent] - Не сейчас, - я перебиваю его, не давая продолжить, - у меня на этот вечер другие планы. Поговорим об этом чуть позже.
[indent] Я вижу его настроение, и это несколько сбивает мой настрой. Ну-ка иди ко мне, взяв за руку, я притягиваю его ближе, и мягко целую раскрытую ладонь. Ну же, посвети мне, мое солнце. Мой непорочный ангел, с чистой душой и белоснежными крыльями. Я прижимаюсь щекой к прохладным пальцам, отираясь.
[indent] - Я приготовил сегодня ужин, составишь мне компанию? – я говорю вниз, не поднимая на него взгляда, но и не стараюсь сделать так, чтобы не быть услышанным. Отстраняясь, я повторно мягко касаюсь его ладони губами и направляюсь в сторону комнаты. Низкоградусный сидр тут же наполняет острограные бокалы и я протягиваю ему один. Утомился после рабочего дня? Я вижу твою усталость. И я помню, что делает с тобой алкоголь, а потому начнем с баловства, чтобы поднять и тебе и мне настроение. Ну же, киса, смелее. Я делаю первый глоток из своего бокала, не сводя с него глаз, и улыбаюсь взглядом. Вот теперь мне намного легче, намного спокойнее.
[indent] По ногам тянет ночной прохладой и я поворачиваюсь в сторону окна, ведущего на крышу. – Прогуляемся? – Я выгибаю вопросительно бровь, приглашая его покинуть узкие стены квартиры, которые сейчас лишь сковывали своим масштабом. Впереди нас ждет вся ночь, сегодня на мне до рамок. Нахлынувшая на меня волна романтики, захлестнула с головой. Больше всего сейчас мне нетерпелось увидеть его реакцию, а потому, пропуская его вперед, я включаю бледную линию фонариков, криво натянутую над местом, где мы проводили вдвоем не мало времени. Узнаешь?
[indent] Разбросанные подушки, незамысловатое место, где можно разместиться с комфортом, а не просиживать зад на холодном листе железа. Скромный ужин, графин сидра и пара бутылок чего покрепче. Теплый плед призывно сияет переливами блестящих нитей, вплетенный какой-то машиной в общее полотно, от чего кажется, что его посыпали волшебной пыльцой. А главное ночь и, наконец, мы вдвоем. Эта ситуация смущает своей необычностью и я не могу отрицать, то, что я как и он, сейчас испытываю неоднозначные чувства.

+3

5

[indent] Он перебивает меня, когда я снова вбираю воздух, чтобы начать свой монолог о том, что меня волнует. Я все еще не поднимаю на него взгляд, но даже без этого чувствую, насколько разными были наши настроения. Кажется, по сравнению с ним я был унылым говном, а интонация, с которой он обращается ко мне, и вовсе дает мне в этом убедится. К чему такая спешка? Что-то случилось? Я задаю себе эти вопросы в голове, но не озвучиваю их вслух, так как мой язык как будто онемел или я совершенно разучился говорить. Что-то из двух. Происходящее далее настолько выбивалось из картинки, которую я рисовал в своей голове о том, каким будет этот разговор, что я не совсем понимаю, почему это происходит. Это не сон? Он притягивает меня ближе, и я повинуюсь, чувствуя, как он ласково и нежно целует кожу на моей ладони. На моих губах застывает какой-то вопрос, но я все так же молчу, наблюдая за тем, с каким успехом он затыкал мне рот своими действиями. А вместе с тем, чем больше он проявлял по отношению ко мне нежность, тем больше я ощущал ту невыносимую тяжесть от собственной лжи, которая и не собиралась никуда исчезать. Это слишком больно чувствовать, почему именно сегодня все сошлось именно так? Что? Ужин? Последний раз, когда Коул готовил что-то, это было в доме моих родителей и, честно говоря, это не могло не показаться мне странным.
[indent] - Да... конечно, - со стороны это звучит очень неуверенно и устало, так как я сейчас едва ли мог поверить в происходящее и вообще окружающая обстановка несколько обескуражила меня. Я был удивлен, но еще больше я был подавлен от того, что он выглядел сейчас слишком счастливым, чтобы я разрушил это счастье своим рассказом прямо сейчас. Слишком хорошо для того, чтобы омрачить это светлое и невесомое горькой правдой, которую он был бы а любом случае не рад услышать. Промолчать? Окей. Но как теперь перестать об этом думать? Я вижу его настрой, ощущаю ту отдачу, с которой он разговаривал со мной, что я невольно затыкаюсь, пытаясь понять, чем вызвано такое настроение. 
[indent] Я прохожу внутрь, следуя за ним, с осторожностью наблюдая за каждым его движением, изучая изменения в мимике его лица и прокручивая в голове фразу, которую он сказал мне на пороге. Сегодня какой-то особенный вечер? Пока я думаю об этом, он уже наливает в бокалы какой-то напиток, и протягивает один из них мне, приглашая выпить. Я нерешительно беру его в руки и подношу к лицу, ощущая еле уловимый запах алкоголя. Яблочный сидр. 
[indent] - Честно говоря... - "я не собирался сегодня пить", хочу сказать я, но затыкаюсь, когда вижу его требовательный взгляд, направленный на мои руки и все же, следуя его примеру, делаю небольшой глоток. Сладкая, немного шипучая жидкость оседает у меня на языке, и я ощущаю яркий яблочный привкус. Я не люблю алкоголь, но этот казался мне не таким противным. Он улыбается мне, и я невольно улыбаюсь в ответ, выдавая усталую улыбку за слабую эмоцию восхищения, - Хороший выбор.
[indent] Только сейчас чувствую, как тянет холодом от открытого окна, а уже через мгновение он приглашает меня выйти на крышу. Я уже смелее делаю второй глоток, и с мягкой улыбкой киваю головой, отдав ему тем самым свое соглашение. Если ты так хочешь, то, конечно, прогуляемся. И, может быть, я наконец-то скажу тебе то, что думаю, иначе мой мозг сейчас взорвётся от перезаполняющих его дум. От этих мыслей и от того, как я бы мог выглядеть сейчас со стороны, я вдруг вспоминаю Эшли, что несколько дней подряд ходила передо мной с таким же лицом, с каким я хожу перед ним, скрывая свою измену. От этого воспоминания неприятно задевает что-то где-то внутри, но я стараюсь не показывать это на своем лице, натягивая фальшивую маску усталости. Он пропускает меня первым, и я, упираясь в ставни, ловко перешагиваю на другую сторону, оказываясь на крыше. Прохладный легкий ветер доносит до меня ароматный запах свежего ужина и, когда передо мной зажигаются небольшой дорожкой фонарики, я вовсе отказываюсь понимать, что происходит. Мысли отходят на задний план, а я замираю, рассматривая все это, так не похожее на то, что я когда-либо видел в своей жизни, с нескрываемым удивлении. Мне не потребовалось много времени, чтобы понять, что к чему, но я не сразу верю в то, что он способен на что-то подобное. Так просто, но так уютно и точно, отчего теплое чувство забирается ко мне в сердце, вытесняя оттуда прежнюю грусть и меланхолию. Огни большого города завораживали, как и бледный свет огоньков, что зазывали опуститься на мягкие подушки и укрыться теплым пледом у него под боком. Я только сейчас понимаю, что в мои глаза застыли в немом восхищении, а когда я почувствовал на своем плече его руку, то и вовсе залился румянцем, до конца, не веря в то, что я перед собой видел. 
[indent] - Это... все ты сделал? - глупый вопрос, что вырвался из моих уст, не укладывался в моей голове. Хочется добавить "неужели для меня?", но это совсем звучит дерьмово даже в моей голове. Он направляет меня дальше, заставляя опуститься на мягкие подушки, и укрывает сверху мои плечи пледом, подливая в бокал еще немного яблочного напитка. Я теряюсь, потому что мне сложно дается осознание всего того, что со мной сейчас происходит, - Это... очень неожиданно... Знаешь, такого у меня еще никогда не было.
[indent] И правда. До этого момента никогда.

+2

6

Crazy Town - Butterfly

[indent] Сидр действительно хорош, но, находясь в магазине, я перепробовал столько говеной шипучки на разлив, перед тем как найти что-то стоящее, что от этого вкуса уже нет той самой мягкой сладкой нотки, что веселит, но не опьяняет. Когда оказываюсь за его спиной, выплескивая содержимое бокала вниз с крыши, надеясь, что сладкая вода не прилетит никому на голову. Хотя, кого я обманываю? Даже если прилетит, мне глубоко похуй. Я перевожу на него взгляд, ловя замершую фигуру, и с интересом рассматриваю его реакцию. Конечно же, мне хотелось бы видеть сейчас его лицо, а не затылок, но боюсь, что вид заживающего синего лица только испортит общую картину. А мне бы не хотелось, чтобы одно из подобных его воспоминаний омрачало хоть что-то, даже я. Подхожу ближе не сразу, опуская ласково ладонь на его плечо, чуть притягивая к себе в полуобнимательном движении. Его залитые огнем щеки видны даже при столь слабом освещении и сейчас я понимаю, что он выглядит потрясающе. Это вертится на языке, но я не осмеливаюсь нарушить молчание.
[indent] - Ага, - я тихо соглашаюсь, - я, гугл и тысяча сопливых школьниц-целок, считающих себя гуру в любви. – Не могу избавиться от сарказма даже в такой ситуации, хотя, в общем-то, прикладываю много усилий, фильтруя свои слова. Сейчас самое время сказать что-то в стиле, да ладно, это пустяки, ничего такого, это было не сложно, все для тебя, мир к твоим ногам, но… НО. Но это было нихуя не так. Двое суток мозгоебли самому себе, тонна перерытых сопливых форумов, три часа подготовки, сотни пересмотренных фотографий. – На работе премию дали, - нагло вру, пытаясь всячески свести эту тему, так как понимаю, что еще немного и мои щеки покраснеют от осознания того, что все это дико смущает. И бесит. Но не так как обычно, заводя злобой и агрессией, а заводит смущением и непривычным состоянием самоотдачи и совершения подобных поступков ради кого-то. Эта фраза, словно оправдание, словно негласный повод ко всему происходящему, но, кажется, я слишком неубедителен. Тихо вздыхаю, чуть подталкивая его вперед. – Смелее, - ну же, дерзай, уже пора. Словно маленький ребенок, что ждал свой рождественский подарок с ночи, но родители не давали сделать это до утра. Уже самое время, чтобы сорвать обертку и посмотреть, что там внутри. Блять, ну что за сравнения, это все влияние розовых сердечек, что были перед глазами два дня. – Твое напряжение вынуждает напрягаться меня, расслабься. – Объяснить, почему невозможно в такой ситуации получать удовольствие одному, весьма просто, настолько, что даже я это понимаю. Все это действительно ради нет и только для того, чтобы порадовать, сделать приятное. И, похоже, у меня это получилось. Девочки-малолетки, пишущие забором с кучей смайлов и прочей херней, от которой у меня уже начинали вытекать глаза, все же оказались правы, ведь я получил тот эффект на который рассчитывал. – У меня было, - в голосе скользит не прикрытая ирония, - каждый день на крышу пидоров вожу. – В словах нет злобы, да и произнесенное даже не подъеб. Я не воспринимаю его иначе, но самое ужасное, я начинаю воспринимать так и себя, даже не отдавая себе в этом отчета.
[indent] Опускаю мягкий плед на его плечи и сразу подливаю шипучий сидр в его бокал. Себе же – что по крепче, вечер располагает. У меня не было особого плана, я надеялся на то, что он активно поможет мне своим участием и заинтересованностью, что, в общем-то, уже начинает проявляться. Он плюхается в подушки, мягко улыбаясь, и продолжает водить взглядом по оформлению, словно выискивая то, чего не заметил с самого начала. Мне сложно описать то, что я чувствую, мне сложно понять это самому, а потому, я, как никогда, надеюсь на то, что сегодня за меня все сделает алкоголь. Виски разливаются по телу теплом, согревая и расслабляя мышцы и мысли. Еще немного и я совсем перестану чувствовать прохладу осенней ночи, и тогда ничто не будет мешать наслаждаться мне этим вечером, хотя, по правде говоря, это не так сильно и отвлекало.
[indent] Я перевожу на него взгляд, теряя улыбку в глазах, и внимательно наблюдаю за каждым его движением. За тем, как тонкие пальцы сводят полы пледа, запахивая его на груди, за тем, как он вжимает голову в плечи, ютясь, словно в коконе. Наверное, стоило подумать об этом раньше, успевая захватить теплые летние ночи, что маревом висели над домом. Мы тут не в первый раз, да и вообще чем мы тут только не занимались, когда только переехали, но почему-то именно сейчас, я смотрю на него так, словно впервые увидел. Выбившиеся из пучка волосы, спадают на лицо, закрывая его от меня, - ты не мог бы, - я жестом показываю ему на волосы, не сразу понимая, что сказал это вслух, даже не задумываясь, - распустить их? – Сложно объяснить для чего мне это, я и сам не знаю, но почему-то я чувствую в этом необходимость.
[indent] Есть не хочется, не смотря на аппетитный аромат. Только сейчас, после второго бокала, я начинаю отпускать ситуацию, понимая, что все уже происходит и мне не нужно больше ни о чем думать и придумывать, за исключением разве что темы для разговора. Сложно.
[indent] - Я не знаю, что тебе нравится, - не смотрю на  него, но сажусь довольно близко, направляя взгляд поверх крыш соседних домов, - и я понял это только тогда, когда начал готовить. – Раньше это никогда не приходило мне в голову, приходя домой в холодильнике всегда была еда, а поскольку готовил он не плохо, да и я не был особо прихотлив, никогда не обращал внимания на подобные мелочи.
[indent] Молчание затягивается, но я не чувствую неловкости, откидываясь назад, я опираюсь спиной о выступ и тяну на себя бардовый махровый плед. – Хорошо, - прикрыв глаза, произношу на выдохе и делаю очередной глоток. Я произношу это не осознанно, но это не меняет правдивости моих слов.

+4

7

[indent] Его шутки в уже привычной для меня уебанской манере вызывали только улыбку, хотя раньше я, иной раз, чувствовал укол обиды в такие моменты. Но сейчас же, в силу привычки, этого не было. Я молча оглядываюсь по сторонам, пытаясь прикинуть, как он до этого дошел самостоятельно. Никогда бы не подумал, что это было в его силах, и никогда бы не подумал, что именно я буду в центре всего этого "праздника". Неужели в тебе дремлет романтик, которого я до сих пор не смог разглядеть? Это было настолько необычно, что мысли о моем личном разговоре уже постепенно казались мне не такими важными, как до этого, а его вид, в противовес моему, точно не говорил о том, что мне бы стоило задумываться в эту ночь над чем-то дерьмовым, по типу этого.
[indent] Очередной раз охватываю взглядом крышу, подбирая под себя ноги и укутываясь теплее, чтобы согреться. Холодный ночной ветер приносит вместе с прохладой свежесть ранней осени и звуки неспящего горда. Горящий желтым мост Сакраменто заставляет меня засмотреться, и я понимаю, что воспоминания с головой окутывают меня с каждой секундой, пока я не отвожу взгляда. Я помню, как на протяжении двух лет устраивал для Эшли что-то подобное, по поводу и без, получая искреннее удовольствие от того, как она каждый раз радовалась этому, словно школьница на первом свидании. Я любил ее радовать, любил наблюдать за тем, как ее живые зеленые глаза загораются еще большим счастьем каждый раз, когда я старался для нее сделать что-то особенное. Мне так нравилось стараться для нее и дарить любовь, что сейчас, оглядываясь в прошлое, я не понимаю, почему в итоге все вышло так. Странно было ощущать себя на месте Эшли, странно было чувствовать себя в ее роли. А сейчас я, как никто иной, был ею. Начиная от того, что Коул старался для меня, заканчивая ложью, которую я все еще держал в себе, и которая съедала меня с каждой минутой молчания. Я стараюсь заглушить совесть алкоголем, что теперь холодом в моей руке напоминал о себе каждый раз, когда я ненарочно думал о беспокоящем меня разговоре. 
[indent] Его голос выводит меня из размышлений, и я впервые перевожу взгляд на него, всматриваясь в его глаза в полуночной темноте. Просьба была неожиданной и странной, но я без колебаний снимаю резинку, стягивающую мои волосы и надеваю ее на запястье, свободными движениями пальцев позволяя вьющимся волнам упасть на мои плечи. Ветер ласково забирается в волосы, и я ощущаю, как алкоголь теплотой разливается по моим венам. Кажется, вечер и правда приобретает яркие краски и сейчас я был благодарен ему за это. Поддавшись эмоциям, я двигаюсь к нему ближе, накрывая его пледом и обнимая за плечи рукой. 
[indent] - Волшебно.

+2

8

[indent] Волнистые кудри черным водопадом струятся по пледу, обрамляя лицо. Что-то в этом было, в длине волос, что мне всегда была чужда, в утонченности лица, которое мне всегда хотелось испортить, в плавных движениях и жестах, которые рисовали в моем воображении лебединую грацию. Все его естество кричало о наших различиях, от чего мне не в первый раз приходили в голову мысли о том, что, пожалуй, если бы не моя настойчивость, то он не сидел бы сейчас рядом и не смотрел бы на меня таким взглядом. Но ты начал первый, киса. Сейчас эта мысль даже не вызвала у меня должной реакции, хотя бы потому, что атмосфера вечера располагала совсем к другому.
[indent] Слыша его шорохи, я открываю глаза и приподнимаюсь, принимая вертикальное положение. Упираюсь локтями в согнутые в коленях ноги и перекладываю бокал из одной руки в другую. Его плавные заботливые движения, теплое объятие только добавляют законченности отпустившему меня напряжению. Вечер становится куда более приятным, за отсутствием нервозности и напряжения, а я в свою очередь более восприимчив к происходящему. Его присутствие не в первый раз спасает меня из черноты самобичевания, граничащего с агрессией, желающей вырваться на свободу, а заглядывая в его черные глаза, я теряюсь в другой глубине, которая мне нравится куда больше.
[indent] Запускаю руку в его волосы, стоит ему только приблизиться ко мне, и ласково провожу пальцами по всей длине. Я не отвожу глаз, провожая взглядом каждое свое движение, что кажутся мне непривычно заторможенными. Чувствую его запах, которым, кажется, пропиталась вся наша квартира, в том числе я сам и мои вещи, и, приблизившись, шумно втягиваю воздух носом над его ухом. В голове столько мыслей, связанных с ним, воспоминаний о том, как сложилась моя жизнь, для того, чтобы привести меня на эту крышу именно с ним, именно к нему, для него, и, не задумываясь, произношу на выдохе: - Ты особенный, - не столько комплимент, сколько констатация факта, к которому привели меня мои размышления. Я не вижу в этой фразе ничего, что мог бы услышать кто-либо другой. Пожалуй, фраза «Твой зад нравится мне больше остальных», была бы равнозначной в этой ситуации, но я дохуя рад, что подобрал нужные слова, не объебавшись, как обычно. Перехватывая его ладонь, я сплетаю с ним пальцы, не отводя взгляда от его черных глаз. Мои горячие прикосновение к его холодным рукам, играют контрастами и я вновь проваливаюсь куда-то в глубь. Что происходит вообще? Прижимаю ее к своей щеке, направляя к затылку, и подаюсь вперед, соприкасаясь лбами. Мне кажется, я слышу пение херувимов, хуимов блять. Это нужно остановить. Я плавно отстраняюсь, отворачивая голову, переводя взгляд на соседние дома, спасительно выискивая точку, за которую можно было бы зацепиться. Хоть что-то, что отвлекло бы мое внимание.
[indent] - Я никогда не для кого такого не делал. – Отходя в сторону от шутки, которая была до этого, я, перебрав в голове свои и без того не долгие отношения, прихожу к такому выводу. Тянусь за сигаретами из его пачки и закуриваю, делая первую затяжку. Какая дрянь, но сейчас в самый раз. Выпуская дым по ветру, я бросаю в его сторону очередной взгляд и возвращаюсь к изучению кактуса на подоконнике в доме напротив. – Мне было лет пятнадцать, когда со мной познакомилась Кейт. Главная красавица в школе, первая мисс, активистка, капитан группы поддержки, знаешь же, в каждой школе такая есть. Я ее не выбирал, пожалуй, она сама. Мне тогда было особо не до реальных девушек, достаточно было передернуть на силиконовую блондинку с глянцевой обложки для полного счастья. – Я вспоминаю Майка и Шейлу, которые были на пороге того возраста о котором говорил и с тоской отмечаю, что тогда было все несколько иначе и от этой мысли становится забавно. Да уж. С тобой, киса, у нас, кажется, тоже дохуя лет разницы. Я задумываюсь о том, что она была слишком идеальна, особенно сейчас, после короткого описания моими словами выходила красочная картина. И почему ей приглянулось такое быдло как я? Ах, да... Раньше же все было совсем по-другому. Я чувствую на себе его взгляд, хоть и не вижу его. – Цветы, конфеты, подарки, она всегда думала о подобном за меня, костюм на выпускной тоже был ее выбором. Меня никогда не заботили такие мелочи, даже тогда, не говоря уже о настоящем времени. – Я делаю очередную затяжку, задумываясь над тем, стоит ли вообще говорить об этом и не слишком ли я дохуя разговорчив этим вечером, но после того, как он показал мне одну из граней своей жизни, мне, быть может, хочется ответить ему тем же. – Мы встречались два года, к концу этого срока, мне даже начало казаться, что у нас любовь. Но я ошибся. – Мне не хотелось вдаваться в подробности о том, почему так произошло и что послужило причиной разрыва. Возможно тогда мне казалось, что она должна была дождаться меня, а может и нет. Но сейчас, беря во внимание второй срок и то, что киса был в соей жизни и до и после него, мне в голову пришла мысль, что, быть может, "дождаться" не такая уж и плохая идея. Хотя и этот-то тоже не особо дождался. Пуская резким щелчком окурок с крыши, я поворачиваюсь в его сторону и коротко улыбаюсь. – Она была единственной, кто подходил под определение пары, но мне никогда не приходило это в голову. После нее не было никого, с кем отношения длились бы больше месяца. – Тихая усмешка. Я знаю, о чем ты думаешь, даже мне это очевидно. Я замолкаю, делая очень долгую паузу. Тянусь за бутылкой, наполняя опустевший быстро бокал, и понимаю, что алкоголь сделал свое дело.
[indent] Тогда все было совершенно иначе. Десять лет, а столько успело измениться. Оглядываясь назад, я просто не узнаю того, кем я стал. Если бы я сейчас встретил того парня, которым являлся так давно, то он бы въебал мне за пиздеж, это точно. Никогда не любил ложь, даже от самого себя. Как я превратился в себя настоящего? Душа компании, главный заводила, что теперь готовит ужин и устраивает подобное на крыше. А, может, я просто вырос?
[indent] Чувствую его прикосновение и поворачиваюсь в его сторону. Одного взгляда мне достаточно, для того, чтобы понять, что я не жалел. Все то, что я имел сейчас, меня устраивало более чем полностью, но признаться, что у человека, сидящего рядом был член с яйцами, что делало меня пидором, даже себе было практически невозможно. Все эти ебанные условности, рамки, определения, стереотипы. Я не был толерантен от слова совсем. Я бы приписал к себе все вышеперечисленное, слишком узкое мышление и не желание принимать то, что кто-то мог отличаться от того, что я подразумевал под словом «нормально», что автоматически делало человека в моих глазах уродом, фриком, изгоем. Я был первым, кто пускал в ход кулаки, подбивая человека под стандарт выработанный обществом, вылепливая, словно скульптор (хах!), то что мне хотелось видеть. Жертва стереотипов, заложник системы. И я бы не сказал, что меня это не устраивало. Расист. Сексист. Гомофоб. Нацианалист. За исключением одного маленького но…
[indent] Стечение обстоятельств или злой рок судьбы, но мне больше нравилось сваливать всю вину на тебя, так как именно твоя задница присела на мой хуй той ночью, пуская по пизде мой маленький мирок со своими правилами, которые меня устраивали. Втаптывать тебя  грязь, ломать, причинять боль, ничто не приносило мне столь головокружительного удовольствия. Я не ошибся в словах, ты, определенно, был особенным. И мне не хотелось это отрицать. Все закрутилось вереницей после моего возвращения, я лез из кожи вон, делая все, чтобы получить желаемое. Именно тогда я задумался о том, что, даже не смотря на все твои недостатки, моя похотливая шлюха, я был далеко не тем, кто был бы тебя достоин. Пожалуй, эта единственная разумная мысль в моей голове дала мне возможности не упустить тебя с первого раза, продумать наперед свои шаги, а не действовать сгоряча, как это обычно бывало. 
[indent] Подливаю в его опустевший бокал виски, так как сам уже весьма пьян, но не наблюдаю этого за ним. Не то, что бы меня смущал этот факт, а просто хотелось выжать все из этого вечера. – Эти отношения месяца еще не длятся. Пойдешь на рекорд, становясь особенным и в этом? – По-доброму мягкая усмешка. Я беру его лицо в свои руки и подаюсь вперед, целуя в губы.

+2

9

[indent] - Я не люблю пресную пищу, в остальное мне не важно, - тихо отвечаю я, укладывая голову на его плечо. Эта молчаливая близость, которая содержала в себе нечто большее, всегда казалась мне необычной. Хотя бы только потому, что я все еще был рядом с ним. Я чувствую его взгляд, но прикрываю глаза в тот момент, когда его пальцы медленной лаской проходятся по длине моих волос. Я стараюсь быть к нему ближе. Ближе, чем когда-либо до этого. Прижимаюсь к нему настолько, насколько это вообще было возможно, и шумно вдыхаю осенний воздух носом, четко выделяя среди примеси запахов аромат его одеколона.
[indent] - Ты особенный, - я чувствую, как к щекам приливает краска и как я начинаю ощущать колкое смущение от его слов. Каждый бы хотел считать себя особенным, а я, в силу того, что никогда таким себя не считал, ощущал от таких слов смешанные чувства. Я поворачиваю к нему голову, что все еще спокойно лежала на плече, и встречаюсь с ним глазами, пытаясь прочитать в них его эмоции. Касание его горячих пальцев к моей холодной коже обжигает теплотой, и я поддаюсь навстречу его движению, соприкасаясь лбами под его напором. Таких моментов было не много, как мне казалось, и от этого каждый из них откладывался в моей памяти приятным воспоминанием. Слишком прочно, чтобы забыть об этом и достаточно для того, чтобы перекрыть этим все черное и негативное в моей голове. Я смотрю в его глаза, утопая в море его голубых прозрачных глаз. Хотелось растянуть этот момент надолго, но, к моему сожалению, это не длится непозволительно... мало. Он отстраняется от меня, и я вижу, с каким усердием он старается думать о чем-то другом, явно не касающемся меня. 
[indent] Я убираю руку с его плеча, избавляя от своих объятий и, убирая бокал под ноги, достаю сигареты с желанием закурить ровно в тот момент, когда осознание собственной нервозности даже не смотря на атмосферную обстановку начинает меня напрягать. Достаю одну зубами за фильтр и вижу, как и он сам тянется за другой, явно находясь в состоянии не лучшем, чем я.
[indent] Он начинает говорить, и я не сразу понимаю, что это будет долгий монолог, повествующий о его жизни до меня. Все, что касалось того самого периода "до", я видел, он усердно старался мне не освещать, а потому, закуривая и выпуская по ветру вместе с ним дым, я внимательно слушаю, притянув к себе свои коленки, и обнимая их руками. 
[indent] Так непривычно слышать что-то подобное. Так непривычно слышать его посаженный голос, который без остановки заполнял мое сознание своим тоном. Получать от него откровения, вот такие, как сейчас, было еще более непривычно, чем все остальное вместе. Я невольно вспоминаю свои пятнадцать, и снова усмехаюсь тем различиям, которые были между нами. Лидия, на которую я дрочил и мистер-педофил-люблю-маленьких-мальчиков-похожих-на-девочек Хьюз, который сорвал с моей задницы целку. Как тебе такое? Хотя я и знаю, что его это едва ли интересовало, но в моей голове это выглядело забавным. Два года постоянных отношений в пятнадцать? Куда мне до подобного. Я делаю очередную тягу и кидаю бычок в соседское окно, попадая аккурат на подоконник. Еще крепче обнимаю колени и укладываю на них свою голову, поворачивая ее в его сторону. Я пристально вглядываюсь в него, отмечая про себя, что он активно старался на меня не смотреть. Я его понимал, а потому лишь мог просто безмолвно слушать, не напрягая его своей навязчивостью. У меня много мыслей и не меньше вопросов, но я не тороплюсь их задавать. Когда он произнес последнее слово, я, все еще не убирая с колен головы, одной рукой провожу по его предплечью, наблюдая за тем, как расправляются складки на его рубашке. Такое незначительное касание было сейчас, кажется, просто необходимым.
[indent] Он наливает в мой опустевший бокал виски, но я не тороплюсь делать первый глоток. Забирая его из рук Коула, я кручу в руках бокал по кругу, наблюдая за тем, как золотистый напиток омывает его края.
[indent] – Эти отношения месяца еще не длятся. Пойдешь на рекорд, становясь особенным и в этом? – я поднимаю на него свой взгляд, улыбаясь в ответ от осознания того, что я, все-таки, не придумал себе все это сам. 
[indent] - А в чем еще? Только если ты этого сам захочешь, - не думая произношу я на его вопрос, выпрямляясь и позволяя увлечь себя в поцелуй. Горячее прикосновение губ к моей коже и привкус терпкого алкоголя на его языке прочно заполняют это воспоминание в моей голове своей атмосферой, и я не удерживаюсь от того, чтобы просунуть руку под его плед, мягко укладывая ладонь на его бедро. Я отстранюсь первым, но не убираю руку, позволяя холодным пальцам вобрать в себя его горячее тепло. Вглядываясь в его глаза, что были тем самым взглядом, который я поймал в зеркале в Фениксе, я невольно задумываюсь о том, почему я, все-таки, все еще жив и все еще с ним, а не повесился при первом удобном случае на ебаном боа в кабаре. Как хорошо, что он не умеет читать мысли.
[indent] - Почему вы расстались? - я немного медлю с этим вопросом, и в моем голосе слышится явная нерешительность, так как я не был уверен в том, что это вообще хорошая идея.

+2

10

[indent] От его легкого прикосновения по телу пробегает волна удовольствия. Я словно урод, на которого впервые посмотрели без призрения и это не может не воодушевлять. Вопреки опасениям, мне не хочется тут же завалить его и выебать всеми известными мне способами, а потом, поддаваясь ему продолжить в том же духе, только уже так, как ему будет это больше нравится. Я медленно перевожу взгляд выше от его губ, вглядываясь так, словно видел его впервые и впервые имею возможность рассмотреть его внимательнее. Не сдержав порыва, я поднимаю к нему руку, проводя прохладными кончиками пальцев по коже, мягко собирая прикосновения цепочкой в кучу к приоткрытым губам. Череда поцелуев, что мне не хочется прекращать. Одного совершенно недостаточно. Столь нежно и интимно, что если взглянуть со стороны, не узнал бы сам себя. И, к своему удивлению, не могу сказать, что мне это не нравится. Опускаю вторую руку поверх его, нежно проводя сверху щекочащим движением, и выпускаю все тепло из-под пледа, что распахнулся ему навстречу. Я сокращаю дистанцию до минимума, чувствую его дыхание и горячо выдыхаю, обжигая его губы теплом. Я хочу, чтобы он запомнил это, хочу, чтобы этот поцелуй не был похож ни на один из предыдущих, ни на первый самый в клубе, ни на тот, что был спустя два года на лестнице в его доме, ни на тот, что словно впервые был забран у него в моей комнате. Нечто совершенно особенное этой особенной ночью, ведь, зная себя, я отчетливо понимаю, что еще не скоро соберусь это повторить. В сухом поцелуе я касаюсь кубами подбородка, еще один поцелуй и выше, обхватывая нижнюю своими и вбирая в рот. Влажное касание языка к языку заводит мое воображение, и я прокручиваю каждый поцелуй по кругу, один за другим. Боже, сколько же их было.
[indent] Я отстраняюсь совсем не далеко, переводя дух, продолжая чувствовать на губах прикосновение его дыхания. Это что-то невероятное, объяснить это не получится, даже если я очень захочу, даже если в меня запихать не один словарь, расширив мой словарный запас. – Я… - олова идет кругом, от чего я не сразу собираюсь с мыслями. Уже не помню о чем хотел сказать, а потому спасительно цепляюсь за его слова. – Я хочу лишь одного. – Прекрасно понимаю, что это был более риторический вопрос, что, быть может, он и не ждет ответа, но мне нужно чем-то занять свои мысли и рот, чтобы не сказать что-то лишнее. – Еще месяц назад у меня было лишь одно желание, а теперь в моих руках то, о чем я так долго думал. – Все эти сопливые фразы, как раз именно то, что мне так не хотелось говорить в его доме, а сейчас я не могу закрыть свой рот, чтобы остановить поток этих шаблонных фраз. Поцелуй или разговор? Мне хочется и того и другого. Поглотить его полностью, засасывая в себя. - Ты принадлежишь только мне. – Подаюсь вперед, нашептывая ему эти слова. Он слышит их в миллионных раз, но они никогда не потеряют своей актуальности. – Так будет каждый ебанный день этой конченной жизни. Я хочу лишь этого. – Мягкий поцелуй в скулу и я отстраняюсь, заглядывая в глубину его черных глаз.
[indent] - Почему вы расстались?
[indent] Этот вопрос несколько приводит меня в себя, остужая голову и пыл близости. Я не отстраняюсь более, так и продолжая сидеть подле него. Глоток. Второй. Пустой бокал. Повторить. Никакое количество алкоголя не заставит меня рассказать тебе об этом. Я мог не заметить члена под юбкой, но в таких вещах просчета у меня не бывает. Не в этот раз. Провожу подушечкой пальца по его губам, наблюдая за своими действиями. – Ты прекрасно выглядишь и, кажется, все еще должен мне приватный танец.

+3

11

[indent] -Ты правда так думаешь? - я заглядываю в его глаза очередной раз, когда он повторяет ту самую фразу, которую я слышал если не каждый день, то очень и очень часто, - То есть... - глупая осечка, от которой я закусываю губу, не решаясь продолжить дальше. Цепляюсь пальцами за пуговицу на его рубашке, прокручивая между подушечек, так и замерев с полуоткрытым ртом. Много мыслей, много слов, но все они так или иначе путаются между собой, заставляя меня раз за разом менять свое решение. Выпиваю бокал залпом, в наивной надежде думая, что это мне поможет, но нет. Морщусь от горького торфяного привкуса, который острым ошейником сковал мое горло и вытираю краем куртки мокрый рот. Алкоголь - ебанная дрянь, я не устану это повторять. Предложение, в котором было больше смысла, чем мне только могло показаться, вертелось на языке, но мне не хватало смелости его озвучить в слух. Впрочем, ее так и не хватило, и я признал себя очередной раз трусом, засовывая свой язык в задницу, - То есть.
[indent] Я так и закончил на этом, не решаясь продолжить дальше. А он, в свою очередь, игнорирует мой вопрос, и это не остается мною незамеченным. Я вижу, как он разом напрягся, как напряглись его скулы, с каким усердием он сжимает в ладони пустой бокал, что только что выпил залпом. Вероятно, я был прав и вопрос был задан совсем не кстати. Что же, я не настаиваю. У каждого свои секреты, и на твои я, к моему сожалению и твоему счастью, претендовать не могу. Моя рука, что только что нервно перебирала между пальцами пуговицу, расслабленно спустилась вниз по его торсу, и я снова поднимаю на него взгляд, когда чувствую, что он смотрит на меня. 
[indent] – Ты прекрасно выглядишь и, кажется, все еще должен мне приватный танец.
[indent] Это растворяет прежние мысли, и я на короткий промежуток времени забываю о том, что только что заставляло меня чувствовать себя неловко. Заливаюсь краской, когда в голове возникают картинки из недавнего прошлого и легко улыбаюсь ему, когда ощущаю прикосновение руки к своим губам. Я, еле касаясь кожи, провожу горячим языком по его пальцу, а потом и вовсе нежно обхватываю губами и медленно вбираю его в рот, опуская подрагивающие от волнения ресницы, прикрывая глаза. Приватный танец. То, с чего началось наше знакомство и то, за что я первый раз получил от него по лицу. Надеюсь, в этот раз все будет иначе, правда? Жаль, что сегодня я не в платье, без макияжа, без чулок и без кружевного белья, от вида которого ты тогда кончал.
[indent]Я открываю глаза, выпуская из влажного плена его палец и, собирая языком с собственных губ слюну, нежно отираюсь гладкой щекой о его лицо, чувствуя, как колючая щетина еле царапает мою кожу. Легкое касание пальцев к шее, и я нависаю над его ухом, горячим шёпотом озвучивая свою просьбу:
[indent] - Включишь музыку? - я ласково провожу пальцами по его подбородку, собирая подушечками его тепло. Я мог бы и без этого, но мне хочется самому получить от этого удовольствие, поэтому я настаиваю, указывая ему взглядом на торчавший в кармане брюк смартфон. Он несколько мешается, но через минуту я слышу, как тихой мелодией разливаются ноты какой-то попсовой клубной песни из динамиков пятерки, и я прикрываю глаза даже не смотря на то, что это было немного не в моем вкусе. Даже тут есть разница, даже тут мы разные. Но сейчас мне совершенно плевать, так как я уже под градусом и мне хорошо.
[indent] Теплота разливается по моим венам прямо как жар от его тела, когда я сам, не заметив того, оставляю на его шее влажный поцелуй, и ощущаю на своих плечах его ладони. Мое тело уже извивается в такт музыке, и я только сейчас отстраняюсь от него, оттягивая ворот рубашки за собой, но тут же отпуская, как только наши лица оказываются на достаточном друг от друга расстоянии. Ловлю его оценивающий взгляд и эту известную мне ухмылку, с которой он так часто смотрел на меня сверху, когда я отсасывал ему на коленях. Это будоражит и вызывает тысячу мурашек, от которых хочется кричать. Но я молчу. Я закрываю глаза и отдаюсь во власть ритма, что накрывал меня с головой. Медленно и изящно, словно кошка, растягивая каждое движение в такт музыки, я поднимаюсь с колен, откидывая нависающие на лицо волосы назад. Я чувствовал, как мелодия укачивает меня, обнимая и слегка сжимая в своих душных объятьях, словно это были его руки. Повинуясь музыке, что доносилась из динамика телефона, я медленно покачиваюсь в такт, расстегивая молнию на куртке и не отрывая взгляда от его глаз. Он был расслаблен, я вижу, как это приносит ему удовольствие. Твой взгляд заменит все те, что я ловлю на своем теле каждый божий день на работе. Твое "ты мой" заменит все бесчисленные комплименты, которыми осыпают меня посетители, а этот вечер заменит все подарки, которые они же мне присылают после каждого моего появления на сцене. Я тут же вспоминаю о своей лжи, но эти мысли сразу вытесняет музыка, от которой я снова приобретаю спокойствие. Тяжелая ткань куртки скользнула по моему плечу, падая на подушки перед его ногами. Холодный осенний ветер меня нисколько не трогал, мне было жарко, а жар от собственных красных щек лишь только подогревал во мне вдохновение, как и его взгляд. Танец был тягучим и медленным, совсем не таким, каким он был в первый раз. Тогда я танцевал для клиента, сейчас я танцевал для него - выкладываясь на полную даже не смотря на то, что был дико уставшим еще пол часа назад. Он следит за моими движениями, а я дразню его ими каждый раз, когда танцующей походкой подхожу ближе. Ему это нравилось, а мне доставляло удовольствие, которое я не мог скрыть на своем лице и это заставляло меня краснеть. Я очередной раз гибко прогибаюсь в спине перед ним, покачивая бедрами и ощущаю, как его руки опускаются на мою задницу, слегка сжимая ягодиы сквозь легкую ткань брюк. Это было неожиданно, а потому я прикрываю глаза, закусив от нахлынувшего возбуждения губу и шумно выдыхая себе под нос. Я чувствую, как резко закружилась от нахлынувших ощущений голова, и я понимаю - почва вот-вот растворится под моими ногами от того, что он делал. Нет, я еще не закончил, еще не время, Элмо. Медленный разворот, и я изящно опускаюсь перед ним на колени, накрывая горячими ладонями его бедра и слегка нажимая на них, чувствуя, как под моими пальцами ощутимо напряглись его мышцы. Я забираюсь на его колени, максимально близко придвигаясь к его телу, чувствуя его каменный стояк наряду со своим собственным. Я легко ерзаю на нем под ритм мелодии, что уже успела смениться, и тяну его за ворот рубашки к себе, чувствуя, как я снова теряю себя в этом море топящих меня ощущений. 
[indent] - Жаль, здесь нет шеста. Я бы показал тебе, что я еще умею.

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-11-15 11:13:50)

+3

12

[indent] Я плавно надавливаю подушечкой пальца на скользкий язык и чувствую, как он тут же отвечает на это движение и обводит круг вокруг фаланги. Детка, ты заводишь меня даже такими незамысловатыми ласками, и мой самоконтроль летит ко всем хуям, а точнее только к твоему. Я замираю и ловлю каждое движение, что происходит подле меня, а в ответ лишь хочется отереться об него, словно коту, помечая свою территорию всеми возможными способами. Его прикосновения, голос, просьба, а я уже готов выполнить не только ее, но и все о чем бы он сейчас не попросил. Достаю из кармана телефон и машинально включаю последнее из списка воспроизведения. Его влажный поцелуй, столь внезапный и неожиданный, что я неосознанно прикрываю глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Ладони скользят вверх по его предплечьям и я сам того не понимая возвращаюсь к мысли о том, что мне все это приносит огромное количество удовольствия. Он цепляется пальцами за одежду, и я понимаю, что очень не хочу разрывать с ним телесный контакт, но сегодня не тот день, когда все мои желания будут воплощены в жизнь. В осеннем воздухе мелодия продолжает отдавать биты куплета, после чего тут же переходит в промиксованный припев, и я не могу не заметить, как меняются его движения в зависимости от мелодии. Это у тебя получается не хуже, чем сосать. Я вижу, как ему комфортно сейчас, даже не смотря на столь личную интимную просьбу. Хотя, признаться честно, когда я говорил об этом, то не рассчитывал, что он все же согласиться. Но, откровенно говоря, мне пришлось быть бы настойчивым, повторяя ее еще раз, так как отрицать то, что я безумно хотел этого, было невозможно.
[indent] Самым сложным оказывается наблюдать. Сдерживать себя от того, чтобы не принять участие, особенно в те моменты, когда его собственные пальцы касаются его собственного тела. Когда ладонь скатывается по груди вниз, а после по плечам так же соскальзывает куртка, словно раскрепощая его тело лишь сильнее. Следить за каждым его движением, внезапно оказывается приятнее, чем смотреть даже самую высоко бюджетную порнуху с любимыми порно дивами, да и в каждом его движении, предназначенном только для меня, секса больше, чем во всех фильмах бразерз. Уверен, что просмотры били бы все рекорды, один я, стер бы руки в кровь, наяривая шишку, пока та не загорится. Приват-танец. Такое привычное для языка, но сейчас совершенно меняющее свой смысл выражение, которое захватывает мысли целиком. Только для меня. Только мое. Ловлю себя на мысли, что придушил бы его собственными руками узнай, что он вернулся в Феникс, ну или подобное место в самой заднице города.
[indent] Он поворачивается ко мне спиной, и я не могу сдержаться, поддаваясь соблазну, я опускаю руку поверх его зада и осторожно поглаживаю. Да уж, это значительно отличается от первого раза, когда мне хотелось порвать его на части в порыве страсти и желания, а сейчас я боюсь спугнуть эту развратную бабочку, что кружит в танце. Но, к слову, он заводит меня сейчас не меньше, даже тогда, когда я знаю о том, что это парень и когда на нем нет всех тех атрибутов, что создавали образ. Мысль об этом вызывает во мне ухмылку, но скорее над самим собой, ведь я понимаю, что был бы не против повторить это сейчас. Вот только, как сказать об этом так, чтобы не противоречить самому себе и всем тем словам, что я говорил ему раньше, выплевывая каждое буквально ему в лицо. Я поднимаю ладонь выше, подаваясь вперед, и приподнимаю край кофты, оголяя поясницу. Чувствую, как он замирает, стоит мне только коснуться его кожи в теплом поцелуе, но мне не хочется останавливаться, оставляя теплые прикосновения россыпью рядом. Но он ускользает от меня, тут же поворачиваясь и опускаясь на мои колени. Боже… Я умер и попал в рай? Трек сменяется на более подходящий, и вот он уже трется своим задом на мне. В этот момент мне хочется послать нахуй всю романтику, скидывая с себя одежду и загоняя в него член по самое небалуйся. Или, киса, ты запрыгнешь на него сам?
[indent] Сколько мы уже тут? Час? Два? Сутки? Его голос отрезвляет, но мне все еще кажется, вся моя жизнь была и есть на этой крыше. Мы когда-нибудь спускались вниз? Раздразнив меня окончательно, он плавно выскальзывает из моих рук и вновь распределяется во весь рост, выгибаясь в спине. К сожалению или к радости, я больше не могу безучастно сидеть и наблюдать, как бы мне это не нравилось. Он разворачивается, когда мне спиной, покачивая бедрами, и запускает пальцы в волосы, запрокидывая голову. Я довольно быстро оказываюсь рядом, однако с прикосновениями не спешу. Моя рука поднимается по его бедру снизу вверх и плавно скользит под толстовку, опускаясь на живот. Иди кто мне, киса. Чуть надавливая, я вынуждают его прижаться ко мне спиной, что заставляет его остановиться. Движение, ещё одно. Он под властью музыки и мне хочется разделить с ним эту слабость. Повинуюсь, позволяя ему вести меня так, как ему это нравится, и совершаю движения в такт его. Я действительно этого хочу, а потому этот танец не имеет ничего общего с тем, что был в баре. Обвожу ладонями его по бокам поднимаясь от талии вверх, в выпрямленным рукам, перехватываю их за запястья и он ведет мои руки вниз, оглаживая свое тело. Я чувствую, как ему это нравится, я буквально прикасаюсь к танцу, через его подушечки пальцев. Кажется, я с головой окунаюсь в его мир, чувствуя его отдачу танцу.
[indent] Мое сердце замирало от восторга каждый раз, когда очередное соприкосновение тел, попадало в такт музыке, каждый раз, когда я слышал его дыхание, каждый раз, когда бешеные удары сердца отбивали ритм под моими пальцами. Больше всего сейчас мне не хотелось останавливаться. Впуская меня в свой мир, он словно намеренно наблюдал за тем, как я полностью в нем растворяюсь, теряя рассудок и контроль над собой.

+2

13

[indent] Алкоголь пьянил, но еще больше пьянила его близость, которой хотелось отдаться с головой, в очередной раз заканчивая все еблей - огромная точка этого вечера, или запятая, с белым хвостом из спермы. Боже, что за мысли? Музыка, танец и его руки на моей талии - что может быть, блять, еще лучше? Разве что, только его член в моей ладони. 
[indent] Я пьянею, а потому начинаю терять над собой контроль. Мелодия настойчиво направляет меня в правильное русло, и я понимаю, что сейчас не самое подходящее время для того, чтобы очередной раз отдаться похоти. Я ведь еще не закончил, я только начал, только подстроился под ритм, хоть я и вижу, как это приносит тебе удовольствие уже сейчас. Я дразню его, прижимаясь все ближе, чувствую сквозь ткань, как мои яйца упираются в его стояк. Возбуждающе и горячо. Моя рука касается его торса, и я медленно провожу пальцами вдоль, ощущая, как под моей кожей напрягается его пресс. Головокружительно и волнительно. Я чувствую, как его ладони настойчиво сжимают мою задницу, я понимаю, что вскоре сам потеряю личный контроль от его действий и запрыгну на член точно так же, как в первый день нашего знакомства. Именно поэтому я ловко выскальзываю из его объятий, снова выпрямляясь во весь рост, чувствуя, как от резкого движения кружится голова. Алкоголь - зло. Но мне все равно, ибо это заставляет меня кружиться в танце, полностью забывая о том, что меня волновало до этого. Ни одна плохая мысль, ни один омрачающий этот момент факт - совершенно ничего. Только трое - я, танец и он. 
[indent] Я ощущаю его руки на своем теле, и это заставляет меня на время остановиться. Он обводит ладонями контур моего тела, проникая горячими пальцами под ткань футболки. От этого прикосновения к горячей коже сносит голову, и я невольно подчиняюсь его напору, прижимаясь к нему спиной. Горячий жар тела греет меня, подогревает во мне желание забрать его с собой в этот головокружительный танец, хотелось показать ему то, что чувствую в такие моменты я сам. Я помнил тот танец в "ранчо", но этот и рядом не стоял с тем, что было в мотеле. Он отдавался мне так же целиком, как я ему отдавался каждый раз в сексе полностью, не жалея и капли своей энергии. Он позволял направлять его в движениях, позволял слить наши тела в один общий ритм, в одно движение, сделать это одни направлением на двоих. Ты чувствуешь, как мне это нравится? Я закрываю глаза, и понимаю, что меня сносит волной вдохновения. 
[indent] - Будешь моей музой? - бросаю я через плечо и тут же улыбаюсь собственным мыслям. Надо же, до его мы дошли, Коул Корд. Кто бы мог подумать, что мне будет так хорошо с тобой и что подобный осенний вечер, наполненный романтикой и спокойствием, станет венцом в наших отношениях.  Отношениях... Сложно поверить в это, но ведь действия - вот они, прямо перед тобой, Элмо, что тебе еще нужно для доказательств? 
[indent] Мне хорошо, просто чертовских хорошо рядом. Впуская его в свой хрупкий мир, который на протяжении всей моей жизни был тем, что я любил и тем, что спасало меня от саморазрушающих мыслей, все это было теперь ему открыто - я словно подарил ему часть своей души, оголяя перед ним сердце. Танец - это способ выразить себя, показать свои мысли и чувства такими, какими их видишь ты сам. Ты же чувствуешь, что я испытываю сейчас, правда? Я не скрываю от тебя сейчас совершенно ничего, я открыт перед тобой, словно книга, стоит лишь захотеть это увидеть. Ничего сейчас не стояло между нами, никаких преград - мы единое целое, один организм, одно движение. Это настолько интимно, что, кажется, интимнее, чем любой наш секс до этого. 
[indent] Кажется, я не боялся рядом с ним быть тем, кем являлся. Он знал, в отличии от Эшли, что я люблю женские шмотки. Он наверняка подозревал, что мне это нравится и я был почти уверен, что ему это нравилось видеть на мне не меньше моего. Мне нравилось, что именно это мне не приходится скрывать, не приходится убирать от его глаз неопровержимое доказательство того, кем я был.
[indent]  Я медленно разворачиваюсь к нему лицом, продолжая танец и не позволяя себе остановиться. 
[indent] - Как тебе нравится больше... тогда или сейчас? - я немного медлю, облизывая пересохшие губы, но все равно продолжаю, укладывая его ладони снова на мой зад, - Как девушка или как парень?

Отредактировано Elmo Kennedy O'Connor (2017-11-16 23:36:45)

+2

14

[indent] - Я буду для тебя, кем пожелаешь. - Я не сразу понимаю, что сказал это вслух, но слово не воробей. Да и, признаться, мне совершенно не хочется забирать его обратно. Сейчас я был полностью уверен в своих словах, как никогда, хоть раньше и не отличался пиздабольством. Я думаю. Да. Я уверен, что ты стоишь того, чтобы меняться ради тебя. Стоишь... Дешевое слово, но в данный момент оно как нельзя правильно описывает мои мысли. Я готов заплатить эту цену, поступаясь своими принципами и правилами, своими стандартами. Это то, в чем я поддаюсь тебе, ты видишь мою покорность?
[indent] Я запускаю руки выше, кончиками пальцев очерчивая каждую мышцу на его теле, чувствую, как они играют под моими прохладными прикосновениями. Плоский живот, идеальный торс, я прекрасно представляю скольких усилий тебе это стоило. Грудь, точнее ее отсутствие. Силиконовые блондинки и ты, плоский брюнет. Какая ирония. Прижимаюсь лбом к твоей спине и, как-то особо не смело, прикасаюсь к соскам, которые тут же твердеют от прохлады пальцев. Знаешь, как мне это нравится? Чувствуешь, как меня это заводит? Это  Можно ли считать это прелюдией? Мое желание тебя как никогда сильно. Я хочу тебя не только телом, но и разумом. Каждая клеточка моего организма пищит от восторга, в ожидании новой ласки. Не получить, а отдать. Твоя самоотдача, это что-то невероятное. Твое тело творит с моим воображением такие вещи, что я готов бросить мир к твоим ногам, совершать невероятные поступки, геройства, я готов убивать за тебя… От этой мысли становится страшно и я сжимаю его в своих рука. Ближе, еще ближе. Я хочу чувствовать всего тебя, я хочу быть с тобой одним целым. Муза. Тихая улыбка на губах. - Ты стал моим ангелом, светом во мраке. Когда два года назад я не слил тебя, утягивая вслед за собой, я и представить не мог, что одна лишь мысль о тебе не даст сойти мне с ума все это время. – Я не совсем понимаю, что говорю это вслух, да и говорю это весьма не громко, не могу быть уверен даже в том, что он меня слышит. Знаешь ли ты, что не было и дня, когда я не думал о тебе. Хорошо ли, плохо ли. Это не имеет абсолютно никакого значения. Вся моя голова сплошь пропитана одним лишь тобой.
[indent] Я ни на секунду с момента нашей первой встречи не выпускал его из своей головы, он всегда принадлежал мне, всегда был тем, кто занимал мои мысли. Однако я не тешил себя глупыми иллюзиями. Одно то, что он женился, завел семью, явно показывало на то, что как бы он, в общем-то, научился спокойно жить и без меня, вычеркивая из своей жизни и мыслей. Я понимал это слишком явно, от того, когда он таял в моих руках, говорил подобное и задавал вопросы, как этот, я мысленно ликовал. Скоро в твоей жизни не останется ни одного плохого воспоминания, не связанного со мной. - Я буду тем, кем ты дышишь. – Шепот над ухом, когда он в очередной раз запрокидывает голову, обволакивая меня своим запахом. Тебя так чертовски много, но мне все равно этого мало.
[indent] Чувствую, как тело реагирует на каждое прикосновение, подрагивая и напрягаясь. Ладонями я спускаюсь ниже. Обвожу живот по кругу и еще ниже, натыкаясь на резинку штанов. Мне хотелось их снять, впрочем, как и футболку, но даже сейчас я не забывал о довольно холодной осенней ночи, так же как и о том, что нужно держать себя в руках, не сводя все к ебле. Знал бы ты с каким трудом мне это дается. Я запускаю руку под одежду, поглаживая пальцами лобок, но не прикасаясь намеренно к члену, лишь изредка случайно задевая его рукой. Ниже, еще. Я слышу твое тихое сбитое дыхание, от которого кровь закипает, а шишка дымиться. Продолжай. Громче. Я хочу поцеловать его, но не спешу разворачивать и менять позу. В руке оказываются его яйца, но не задерживаются, и я вынимаю руку из трусов. Единственное прикосновение, оглаживая член по всей длине снизу вверх, когда рука выскальзывает из трусов. Хочу тебя.
[indent] Чуть приспуская штаны, я обхватываю руками его бока, обводя большими пальцами тазобедренные косточки, и спускаюсь по телу вниз. Чувствуешь мое нетерпение? Одновременно с этим я слишком нетороплив. Мне нравится абсолютно все, я с уверенностью могу сказать, что все сейчас слишком идеально. Исследую каждый сантиметр, поглаживая бедра изнутри и снаружи, мягко сжимая пальцами, а потом вновь ласково проводя ладонью. Все это мое, и тут, и тут, и тут. Везде. Каждый твой вздох, каждое биение сердца ты весь мой. Абсолютно.
[indent] Кружит голову, но не от алкоголя, а от него. Кажется, я трезв как никогда и это пугает, но вместе с тем приносит нереальное удовольствие. Весь мир развалился вокруг меня на пиксели, и я уже не уверен, что в силах стоять, а может, я уже не стою. Но, переминаясь с ноги на ногу, я все же получаю ответ на свои мысли. Осторожно прикусываю его со спины, сжимая кожу через легкую ткань свободной футболки.
[indent] - Больше… - Усмешка, разве ты можешь нравиться мне еще больше чем сейчас? Это за гранью. Ты вне системы. – Ты безупречен для меня во всем. Будь то тончайшее кружево, которое обтягивает твои ноги или свободная футболка, насквозь пропитанная запахом спелого кокоса. – Я принял тебя таким, какой ты есть, со всеми твоими увлечениями. Я даже смог признаться в этом сам себе. Понимаешь? Я сжимаю ладонью его яйца, как в доказательство своих слов. – Если ты надеваешь юбку, твой хер не растворяется в воздухе, превращаясь в вагину. Для меня ты един, а то, что ты на себя нацепил, влияет лишь на то, с какой силой я хочу твой зад. И в кружевных трусах я хочу его не меньше.

Отредактировано Cole Cord (Вчера 14:42:33)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » dead by sunrise