Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Mary
[лс]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mavis
[617-338-767]
Rex
[лс]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто:
11°C
С момента откровенного разговора в уютном домике в Малибу, через распахнутые окна которого доносился приглушенный шелест волн с песчаного пляжа, многое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » немой рассвет избавит от боли.


немой рассвет избавит от боли.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Сакраменто; квартира Кай | первые числа ноября; 2017 | 03:15

elen smith & kai vakarian
http://i12.pixs.ru/storage/3/7/7/bylafilrte_7766606_28283377.png http://i12.pixs.ru/storage/3/6/2/bylafilrte_8445267_28283362.png

* * * * * * *
придешь ко мне ночью, часа три. сонная открою тебе дверь и молча впущу в комнату. ты молча пройдешь и ляжешь, смотря на меня холодно-манящими глазами. прильнув к тебе, лягу рядом, согреваясь твоим теплом, буду смотреть в потолок, в очередной раз думая, что заставило тебя прийти ко мне. улыбнешься, потреплешь мои волосы. я лишь прижмусь покрепче, ибо не люблю спать одна, помнишь? улыбнусь, устроюсь поудобнее и пролежу так, не смыкая глаз, пока ты не уснешь, и твоя рука не сползет с моей головы на подушку. накрыв тебя одеялом, поцелую в лоб и встану, из-за острой необходимости втянуть в себя никотиновый воздух. приоткрою окно и закурю. начинает светать, я уже давно докурила, думая о том, что может тебе сниться в данный момент? да все что угодно, от этого хочется улыбнуться. ты перевернешься, заставив меня посмотреть на тебя, подойду, поправлю одеяло. ты схватишь меня за руку и не будешь отпускать, пока я не сяду рядом и не буду просто смотреть, как ты притворяешься, в очередной раз притворяешься умиротворенно спящей.

0

2

этот маленький мир прекрасен так, что разобраться бы мне на части.
atl - искра.mp3

если пить в одиночестве - это призрак алкоголизма, то считается ли поглощение алкоголя одной в комнате, на веб-камеру, направленную на тебя, с плывущим перед глазами чатом и кем-то, кто находится по ту сторону киберпространства? иногда тебе приходят в голову дурные мысли. ты думаешь, как бы здорово, если бы ты родилась позже, в будущем, у которого так много вариантов развития - но главное одно: оно не похоже на настоящее. будет ли это виртуальная реальность с полным погружением, как в САО, будет ли это царство клонов и голограмм, как в новом Бегущем по лезвию - тебе всё равно. везде было бы твоё место, везде ты бы нашла своё призвание.
если ты возвращаешься к реальности, то начинаешь анализировать, смотреть на себя со стороны - не как это делают другие, перебирая точки зрения знакомых людей, нет, ты смотришь всё из-за призмы своего же мнения, но будто бы отделившись от тела, будто бы забыв, что так нельзя. иногда тебе в голову приходят дурные мысли - за такие мысли тебя ругала мамочка в детстве, поэтому ты ничего не говорила ей ни о себе, ни о своих наблюдениях. ты видишь, как не-ты смеешься над чьей-то напечатанной шуткой (интересно, сможет ли человек написавший стать человеком сказавшим?), а самой хочется убежать. но это уже проходили: образ есть образ. тебя за что-то любят. тебе дают деньги за то, что ты занимаешься тем, что ты любишь - просто делясь этим со всеми. разве это не замечательно? разве это не то, о чём мечтают все, но теряются, ведь это глупости, как говорят все вокруг, работа должна быть престижной, работу положено ненавидеть всей душой и мечтать об отпуске, мечтать о том, как было бы хорошо, если бы не... это мешает.
если ты задумываешься о том, что тебе действительно хочется - ты не знаешь, с чего начать. ты бросаешь всё как есть, убеждая себя, что раз так, то, видимо, тебе ничего не хочется. ты вспоминаешь о другом - сегодня праздник знакомого тебе человека, который постоянно тебя поддерживает на твоих стримах, как же это замечательно. ты говоришь что-то приятное в его честь, поднимаешь бокал - забыв, как же плохо на тебя действует алкоголь. ты никогда не знаешь, когда остановится. иногда тебе в голову приходят дурные мысли. ты вспоминаешь про все те случаи, когда не могла остановиться - и все те случаи, которые ты не смогла остановить. возможно, тогда бы и жизнь твоя сложилась по другому, и ты бы была совсем другая - но это бы была не-ты. поэтому ты смиренно принимаешь себя, считая себя очередным ёкаем - существом из мифологии. будучи ёкаем, ты в своих глазах олицетворяешь дух бесполезности, шаткого духа и безразличия, доведенного до маниакальности.
если бы ты могла себе позволить - ты бы издевалась над людьми, ставила бы над ними опыты, наблюдая /с безразличием? интересом?/, что же произойдёт, что же случится, если сделать как-то иначе. вместо этого ты решила принять неизведанную тропу - легко быть злодеем, - ты стараешься дарить людям радость, выручать их - смотря всё с тем же безразличным интересом за их реакцией. но иногда тебе в голову приходят дурные мысли - ты начинаешь радовать и огорчать себя, изматывая так, чтобы всё твоё существо не понимало, что ожидать. и со стороны ты наблюдаешь за собой, проводишь опыты, ставишь эксперименты. прежде чем изучить окружающий мир - ты познаёшь себя. это позволяет сдерживать что-то, дремлющее внутри.

Carbon Based Lifeforms - Derelicts album.mp3
когда ты прощаешься со своим виртуальным миром - все послушно уходят. почему же так не происходит в настоящем мире - иногда спрашиваешь ты себя. а потом вспоминаешь: так же и произошло. ты попрощалась со своим реальным миром - и все послушно ушли прочь. ты выкинула их из своей жизнь - они выкинули тебя из своей. для того, чтобы связи существовали - их нужно поддерживать. это ты усвоила.
вспоминаешь, что некоторое время назад [сколько прошло дней? недель?] - ты попыталась ради эксперимента связать себя новой связью. но почему-то ты забыла об этом - хотя тебе было очень тепло от мысли, что ты не одна в пустой квартире, что ты вновь чувствуешь чье-то присутствие за стеной. когда ты просыпаешься ближе к вечеру, выходя на кухню, ты обнаруживаешь, что холодильник полон продуктов, которые ты не покупала, в раковине стоит кружка, которой ты не пользовалась, а на подоконнике стоит пепельница с окурками, которые ты не выкуривала. ты замираешь в почтении перед мгновением, которое ускользает тут же, стоит тебе нарушить своим шагом чье-то присутствие своим присутствием. ты моешь кружку, выкидываешь окурки, переставляешь продукты на другую полку в холодильнике - тебе опять нужна своя полка и мысли о том, чтобы разделять пространство на своё-чужое. тебя это приводит в восторг: ведь это означает, что ты не одинока.
думая об этом, ты вспоминаешь, что не виделась с ней с того самого дня, как впустила к себе в квартиру - ведь днем ты спишь, а ночью спит она, в основном. по крайней мере, тебе хотелось так думать. вы даже избегали случайных встреч на кухне и в коридоре - по старой привычке ты прислушивалась и не шла туда, если слышала какой-то шум, кроме кошачьих шагов и кошачьих дел. но сегодня тебе захотелось чего-то другого - ты захотела провести эксперимент над собой. тебе пришла в мысль: связи нужно поддерживать, недостаточно просто наблюдать чье-то присутствие, нужно самой присутствовать в жизни - самой присутствовать в мыслях.
поэтому ты открываешь без стука дверь соседней комнаты - на тебя накатывают воспоминания, ведь это бывшая спальня твоих родителей, как же хорошо было, когда ты также без стука открывала их дверь  и бежала жаловаться об очередном кошмарном сне/реальности, - и делаешь первый шаг.
первый шаг, говорили тебе, самый сложный. но тебе совсем несложно - даже немного интересно[безразлично?], ты ждёшь, что же произойдёт дальше. делая второй шаг, ты принимаешь тусклое освещение комнаты - твои глаза различают детали и очертания коробок. делая третий шаг, ты принимаешь человека, сидящего в кресле - принимаешь со всем участием, каким можешь принимать, пытаясь протянуть нити связей ближе, чтобы было за что зацепится.
молча садишься на пол, рядышком, смотришь сверху вниз - наблюдаешь. наконец-то тебе удалось остановить миг чьего-то присутствия. незнакомого, но вместе с тем такого родного - ведь это знакомое тебе чувство, по которому ты скучала.
иногда тебе в голову приходят плохие мысли - может, это была одна из них.
сомнение/смятение.

0

3

Ночь прекрасна. Темнота прекрасна. Твои извечные друзья, которые никогда не предают и никогда не опаздывают. Люди имеют определенное свойство все портить, предавать, лгать и так далее по длинному списку, но ночь, сумерки и всепоглощающая тьма – это то немногое в этом мире, что вечно и неизменно.
Ты молча сидела в совершенно незнакомой тебе комнате, которая лишь отчасти приобрела какое-то подобие твоего нового жилища. В углах до сих пор мрачно стояли неразобранные коробки с барахлом, привезенным из прошлого. Твои зеленые глаза выхватывали из мрака отдельные части комнаты, отдельно стоящие предметы, которые уже успели занять свое место. Когда-нибудь ты разберешься с этим, но не сегодня и даже не завтра.
Ты сидела в кресле у окна, подобрав ноги и утонув в его мягкой спинке; в правой руке бутылка пива, в левой – тлеющая сигарета. Ты прищурилась, делая затяжку и, немного погодя, выдыхая дым на свободу из темницы своих легких. Когда-нибудь ты угробишь себя, свою душу и свой мир, но тебя этот факт мало волнует, хотя он тебе прекрасно известен. Ты проследила взглядом за поднимающимся к потолку облаком дыма, который растворился в окружающем его воздухе, так и не достигнув места назначения. Прямо как ты. Ты усмехнулась, вложив всю ту горечь, что тяжким грузом лежала у тебя на сердце. Она переполняла тебя и при каждом удобном случае пыталась выплеснуться наружу. Ты отвернулась к окну.
На пустынной, бескрайней улице не было никаких признаков жизни, создавалось ни с чем несравнимое ощущение, будто все люди на земле в одно прекрасное мгновение просто испарились, и лишь дома и бесконечные строения напоминали об их прежнем существовании. Лишь тускло светил фонарь, света которого явно было недостаточно, чтобы надлежащим образом отогнать темноту ночи. Один ноль в пользу твоего друга. Глоток прохладного пива освежил твои мысли и заставил проснуться каждую клеточку твоего тела, прекрасно справившись с поставленной задачей защитить тебя ото сна, который постоянно пытался, словно кирпичная стена, оградить тебя от общения с ночным миром.
Пепел догоревшей сигареты бесшумно отделился от «тела» и мягко опустился на пол. Поздно спохватившись, ты потушила окурок и достала из пачки новую дозу лекарства от нервов, от призраков прошлого и от тебя самой. Мягкие каштановые волосы лежали на твоих плечах, словно укрывая от любого внезапного и неизвестно откуда взявшегося дуновения ветра. Ты снова устремила свой взгляд куда-то далеко, за пределы раскинувшейся перед твоим окном улицы. В голове беспорядочно сновали мысли, ни на одной из которых ты не могла подолгу задержаться, иначе это могло бы привести просто к фатальным последствиям. Сигаретный дым спасает, он сдерживает тебя и обуздывает твою склонность к самоуничтожению.
От чего ты бежала? Почему ушла? Что делать дальше? К чему двигаться? Каков план?
Круговорот вопросов, засевших в твоих извилинах, сводил тебя с ума отсутствием ответов. Ты не знала, что будет с твоей жизнью завтра. Но главное, что назад пути нет, придется изучать новые направления, открывать другие дороги, рисовать новую карту и выбрать, наконец, самое удачное место для создания нового мира и возведения новых воздушных замков.
Рядом с креслом стояли пустые бутылки, в которых еще недавно была пенящаяся и расслабляющая тебя жидкость. Хозяйка твоего нового жилища, вероятно, будет недовольна, если узнает о твоих взглядах на порядок. Ты переехала не так давно, но за все это время лишь мельком видела, как выглядит человек, по воле судьбы протянувший тебе руку помощи и предложивший за сравнительно небольшую цену снимать комнату в тихой и небольшой квартире. Тебе казалось, что девушка тебя избегает, но при этом очень довольна самим фактом твоего существования в этом помещении и в ее личном пространстве. Забавно. С другой стороны, тебе не было до этого никакого дела. В последнее время ты полюбила одиночество и не хотела изменять своему любовнику, хотя обычно моногамия была для тебя сродни синониму слову «скука».
Ты прикрыла глаза и затянулась. В тот момент, когда дым не спеша покидал дом твоих легких, тихо скрипнула открываемая дверь. Сначала ты подумала, что дверь открывалась где-то в недрах квартиры, где угодно, но только не в твоей комнате, однако, к великому, но ничем не выдаваемому, удивлению, ты обнаружила, что дверь открылась именно здесь, всего в паре метров от тебя. Ты открыла глаза, но взгляд по-прежнему был устремлен в сторону улицы, границы которой стирались в густой, словно патока, темноте.

Как тень, фигура прошла мимо пары коробок и села перед тобой на пол, на себе ты почувствовала цепкий, изучающий тебя взгляд. Сидя так каждую ночь перед приоткрытым окном, не в силах уснуть и отгоняя от себя несуществующие видения, ты слышала сквозь тонкие, практически не поглощающие звуки, стены отзвуки жизни другого существа, твоего соседа, с которым ты делила крышу. Ты знала, что большую часть времени Кай, а именно так звали хозяйку, не спала, но причину ее ночного образа жизни ты пока не смогла отыскать. Может быть, ее так же как и тебя мучили кошмары? Однако до сегодняшней ночи она ни разу не заходила в помещение, отведенное для твоего существования.
Делаешь новый глоток пива, стараясь совершенно не замечать присутствия реального человека рядом с собой: ты отвыкла от этого странного и не всегда приятного чувства, от того ощущения, когда кто-то находится рядом на расстоянии, которое с легкостью может преодолеть выдыхаемый тобою дым сигареты. Сегодня ночью явно что-то пошло не так, нарушился привычный образ жизни двух людей на этой планете, площадь которой измеряется в квадратных метрах. Ты чуть прикусила губу, аккуратно, словно это твое дитя, положив сигарету в стоящую на идеально белом, даже противно, подоконнике идеально грязную пепельницу. Не отрывая глаз от улицы, и в какой-то мере, не отрываясь от поглощающих тебя мыслей, не находящих покоя, ты протянула руку куда-то за кресло и достала новую бутылку. Не для себя, для другой. Почти как ты. Протягиваешь бутылку и чуть погодя переводишь взгляд на нее. Теперь ты могла разглядеть ее в мельчайших подробностях: выбившиеся пряди непослушных волос, подернутые легкой дымкой алкоголя глаза, розовые сомкнутые губы. О чем она думает? Ты могла разглядеть ее лицо, строение ее тела, его отдельные части, но ты не могла разглядеть эмоций, казалось, что их и вовсе нет.
Карусель мыслей наконец-то начала сбавлять свои обороты и постепенно ее движение сошло на нет. В голове осталась лишь одна выжившая мысль: почему? Ответа на новый, родившийся в твоей больной голове, вопрос снова не было. Опятьопятьопять. Ты чуть склонила голову на бок, отчего волосы еле заметно пошевелились, словно какое-то странное существо тяжко вздохнуло в тяжелом сне. Ты почувствовала каждой клеточкой своего тела, что сегодня ночь будет не такой как вчера, и пару недель назад. Сегодня что-то пойдет совершенно по-другому, похоже, этой ночью тебе предстоит танцевать со своими демонами.
Тишину, которая словно мать обнимала присутствующих в комнате за плечи, нарушил твой тихий, непривычный даже для тебя самой голос:
-почему ты пришла сегодня?

Отредактировано Elen Smith (2017-11-13 23:25:52)

+1

4

Carbon Based Lifeforms - Interloper album.mp3

со временем ты начала понимать, что алкоголь очень странно действует на тебя - странно по сравнению с тем, как ты это себе представляла: он не заставляет тебя почувствовать легкость и раскрепостится, скорее, служит оправданием твоему поведению. ты можешь делать всё то же, что тебе хочется делать обычно - и не нужно искать причин перед другими, ведь в будущем времени ты просто оправдаешься тем, что была пьяна, что не ведала, что творила, что не помнишь ничего из того, что ты рассказывала. хотя в таких мыслях ты всегда лукавишь: ты ведешь скучную жизнь, выпивая только перед веб-камерой и перед тысячами других людей, так что разницы в твоем поведении нет, ведь перед ними ты держишь в руках маску, не оступаясь от принятой роли. но с другой стороны, возможно, он также действует и на других людей: расширяет рамки, за которые не может зайти личность. самый большой минус твоего существования с алкоголем - начиная потреблять его, ты упоительно желаешь провести эксперимент, чтобы дойти предела, выпивая всё больше и больше. зачем ты проводишь над собой эксперименты?
ты упиваешься своей мнимой безразличностью, ты упиваешься своим мнимым участием. ты делишь свое [само?]сознание на две противоположные части, сталкивая их в противостоянии взглядов. одно твоё сознание в левом глазу, другое - в правом, но оба глаза слепы и не замечают истинных вещей (для кого они истины? - задаешься вопросом ты, - почему кто-то другой определяет истинность?), порождая свою выдумку на каждое движение мира вокруг тебя. ты сидишь будто в центре шторма, пытаясь найти первопричину извне - но причина лишь твои глаза, видящие шторм. самостоятельно нагнетая саспенс, ты преувеличиваешь значение невербальных символов. вместо предложенного стекла ты предпочитаешь тепло кожи, прикасаешься холодными пальцами к чужим - теплым. иногда твои руки замерзают настолько, что прикосновение одной к другой является иллюзией чужеродности, но теперь ты прикасаешься к чему-то по-настоящему теплому. завороженно пытаешься догнать мурашки, бегущие прочь от подушечек пальцев - в обе стороны в противоположные волны, одна из которых берет начало в твоем собственном разуме, - не отрывая руки.
если бы ты была из породы кошачьих, оглушительный голос, нарушивший мягкую/уютную/удобную недосказанность, заставил бы тебя подпрыгнуть. ты лишь поднимаешь свои взгляды наверх - и сталкиваешься с чужими, изучающими тебя, вопрошающими, вырывающими кусочек за кусочком свободы в поисках ответа. больше всего ты не любила отвечать на вопросы, объясняющие причины твоих поступков, ведь ты не могла задать их сама себе - возможно, из-за страха, из-за боязни быть непринятой перед внутренним судьёй, возможно, из-за того, что не хотела признаваться сама себе в своих ошибках. ты нервничаешь и начинаешь что-то придумывать, прежде всего для себя. почему ты это сделала? не знаешь? почему ты ничего никогда не знаешь? сразу вспоминается детство, как тебя ругали за твой каждый ответ на вопрос, потому что ты не знала, что ответить и говорила честно. воспоминание всплыло ярко, сильно задевая твои внутренности - птица запрыгала в грудной клетке, просясь наружу /может, ей тоже ты надоела?/.
- мне кажется, этой ночью двум людям нужна компания, - переводишь взгляд с себя на неё и обратно. сказав это немного пафосно, тебе стало смешно: если бы ты была персонажем сёдзе-аниме, то эта фраза сопровождалась бы фоном из цветов, как в моментах из хост-клуба школы Оран. жаль, что это большое преувеличение и не произведет такого же неизгладимого впечатление на девушек: ведь если бы тебя так действительно видели, то у тебя было бы уже несчетное количество поклонников, как у Принца из еженедельной сёдзе-манги Нозаки. хотя ты признаешь, что не настолько предаёшься словесным изяществам, поэтому неожиданно для себя заканчиваешь фразу, - принцесса.
абсолютно взбудораженная своим успехом, ты делаешь тактичное отступление в своей игре. жестом показывая оставаться на месте, ты окунаешься в темноту за дверью /в мыслях - твой плащ, сотканный из иллюзий о строении мира, развевался на ветру, созданным несоответствием реальности/, одновременно с этим пытаясь обрести в ней себя. из твоей комнаты доносится приглушенное синеватое свечение - ты выключила уютную лампу, уходя, ты оставила включенным только монитор. в какой-то момент это свечение становится слишком жутким для тебя - ты переступаешь его, двигаясь дальше в темноте. из некоторых игр ты запомнила простую вещь, которая позволяет не боятся темноты: ведь в темноте тебя тоже трудно заметить, ты можешь затаится и опасность пройдёт мимо. правда, во время панических атак, тебя не спасал свет, тебе не было укрытия в нём - ведь ты была как на ладони. размышляя над этим, ты с опаской включаешь свет на кухне, внутренне насторожившись. идёшь к холодильнику, идешь к шкафам - тебе нужно побыстрее добыть всё необходимое, прежде, чем тебя обнаружат. в спешке хватаешь поднос, злясь на себя, что об этом задумалась - выключаешь свет и ныряешь в спасительную темноту квартиры. ты задаешься вопросом: станет ли девушка, ждущая тебя, ярким безжалостным светом солнца или мягким успокаивающим светом луны?
тебе в голову приходят глупые мысли и глупые размышления. ты заглядываешь в свою комнату: ты прекрасно ориентируешься в полутьме, ведь это тот вид, к которому ты очень привыкла. несколько шагов вправо от двери, ты открываешь дверцу шкафа, в который любила прятаться в бессонные ночи, оставляя небольшую щелку как возможность увидеть, что происходит снаружи, ты берешь из шкафа две юкаты - тебе нравится покупать глупые вещи, отыскивая в них что-то чудесное. снимая свою повседневную одежду - футболку и шорты, ты видишь в зеркале приглушенную фигуру. наблюдаешь за ней, как за другим человеком. абстрактные синие узоры на белом фоне видно даже в темноте: когда-то решила нанести на них флуоресцентную краску, но ни разу до этого не вытаскивала эту юкату в темноте или полутьме, поэтому для тебя это тоже большое впечатление. заплетаешь свои волосы в две косы - неаккуратные, небрежные, которые расплетутся через десять минут, и делаешь третий шаг вперед.
в этот раз, стоя перед комнатой, ты решаешь аккуратно постучать. якобы ждёшь приглашения, /поправляя на подносе маленькие отёко, которые ты купила при редком для тебя свете дня, когда тебе не спалось/, но не дожидаясь его, заходишь. садишься на пол чуть подальше от кресла, оставляя место перед собой, протягиваешь вторую юкату, разливаешь сакэ, стараясь себя вести непринужденно.
предвкушение/любопытство.

+1

5

эта ночь всего за одно мгновение перестала быть одинокой, но прелести своей она от этого не потеряла. за окном по-прежнему было тихо, ни души. забавное выражение, потому что не факт, что хоть одна душа в данный момент находилась сейчас по эту сторону оконного портала. одна продала свою душу безжизненной машине, а другая давно уже погребла ее под тонной выкуренных сигарет, сотнями литров выпитого пива и миллионами губящих душу мыслей и желаний. твоя жизнь катилась под откос, но удивительным было то, что ты постоянно придавала этому спуску дополнительное ускорение. тебя сводил с ума запах бензина, который изредка приносил ветер, этот город, в котором все так любят читать бесконечные объявления и вывески на витринах. но ночь раскрыла секрет этого города, да и всего мира – в них больше не было рок-н-ролла. не было огня. твои зеленые глаза отражали светящийся диск луны, а волосы посеребрились от лунного света, словно медленно, еле заметно, впитывали его в себя. ты убрала на место предложенную Кай бутылку пива, сделав последний глоток из своей. на свое законное место вернулась сигарета. была бы кошкой - замурлыкала бы и потерлась о щеку.
голубые глаза девушки сковали тебя, твое тело, твою карусель сумасшедшего в голове, будто бы в действительности ты смотрела сейчас на маленькие ледники, айсберги - на поверхности ты видишь лишь вершины, но одна ясная мысль проворачивается в твоем мозгу: остальное скрывается где-то в глубине. втягиваешь воздух с примесью табачного дыма. успокаивает. снова и снова ты понимаешь, что дым - твой сладкий наркотик, тогда как она вполне может стать сильной дозой, способной лишить жизни. зеленые глаза продолжали разглядывать отражение мира в ее глазах, холодных, в глазах не похожих на человеческие. в них все другое, даже это самое отражение. о чем она думает? какая разница. и все же хотелось узнать, хотелось, что бы ее тайные мысли стали наполовину твоими. если захочет, если разрешит. улыбка. твое лицо тронула легкая улыбка безумного.
сердце уже не бьется, оно изредка играет грустную мелодию, перескакивая с ноты на ноту и издавая в последствии множество, режущих слух, звуков. и ты слышишь это, и эта мелодия стала песней твоей жизни. как бьется ее сердце? какую мелодию играет оно? явно не такую же странную, может еще более непонятную, но тебе она будет казаться достаточно интересной. все линии сходятся в одной точке, которая находилась здесь. между вами. время оставило вас наедине, до конца этой ночи и этого срока достаточно для того, чтобы узнать чем все кончится. записки, которые тут же сжигаются, письма, которые пишутся только для того, чтобы потом быть разорванными. все уничтожается.
ты заметила, что услышав вопрос, в застывших озерах глаз Кай, что-то дрогнуло. будто бы воспроизведенная тобой фраза возымела эффект брошенного в воду камня, который всколыхнул гладкую, безупречную и безразличную поверхность. это позволило разорвать контакт, позволило избавиться от наваждения. затянулась, и паника отошла на второй план, спрятавшись за шкафом в углу, поджидая удобного момента для выхода на главную сцену. остановись, переведи дух. тут ты услышала ее голос. нет, до этого ты тоже его слышала, но это было преимущественно днем. в ночной тишине ее голос звучал по особенному. принцесса? ты чуть приподняла бровь в легком удивлении, которое усилилось от того, что девушка показала жестом оставаться на месте – хотя, казалось бы, куда тебе идти? – и тихо вышла из комнаты, практически так же бесшумно как и вошла. ты закрыла глаза, заставляя клетки мозга прийти к единому мнению, что все это было сном. но твой слух отчаянно сигнализировал о том, что ты не спишь и что все это происходит с тобой в самой настоящей реальности. из других комнат доносились шорохи и едва различимые шаги. ты одной затяжкой постаралась уничтожить жизнь тлеющего табака сигареты, твои легкие обожгло огнем, резко расширились зрачки, стараясь растворить в себе новую боль. за вдохом следует долгий выдох, комната наполняется белесым туманом остатков твоей души. сквозь эту клубящуюся призму ты разглядела в темноте коридора через приоткрытую дверь Кай, в ее руках был какой-то сверток и набор керамической посуды. в тишине эхом отозвался легкий стук в дверь.
она вышла на тонкую, невесомую полоску лунного света, льющуюся из окна. прекрасная, дикая ночь. подстать твоему настроению. пока она выходила из спасительной для вас обеих темноты, ты деталь за деталью выхватывала цепким взглядом изменения в ее внешнем виде. босые ноги, тонкие щиколотки, длинная..юката? на миг твой мозг взорвался бесконечным потоком вопросов, но моргнув, ты продолжила пожирать зеленым огнем видения сегодняшнего сна. разрез юкаты приоткрывал длинные ноги, белую нежную кожу, пояс подчеркивал талию, тени чертили причудливые узоры на ее ключицах, выглядывающих из выреза, волосы убраны в косички. ты опустила голову чуть вниз и усмехнулась, тут же возвращаясь в исходное положение и рукой убирая от лица волосы. сегодня точно ночь демонов, екаев и прочей нечести.
тебе сделали приглашение, скромно протянув сверток, который в итоге оказался второй юкатой. протянула руку, такую бледную в лунном свете, будто ты призрак. возможно и так. давно лишившаяся души и жизни телесная оболочка. но вдруг это твой шанс хоть на несколько часов до рассвета оживить себя, наполнить засохшие вены свежей бурлящей кровью, запустить заржавевшее сердце и разжечь искры в глазах. мягкая ткань словно погладила твою кожу. ты встала, метнув быстрый взгляд на Кай, и отвернулась спиной к сидящей фигуре. юката примостилась на спинке твоего кресла. в зеркале на шкафу ты могла разглядеть легкие очертания себя и Кай, вы походили на две тени на абсолютно белой поверхности стен. ты взяла за нижний край майки и потянула вверх, с легкостью избавившись от ненужного элемента. дальше стянула плотно облегающие тебя черные джинсы. теперь из зеркала на тебя безразлично смотрела полуголая девушка. еще секунду ты пыталась узнать ее, но образ постоянно куда-то уходил прочь из головы. лунный свет гладил твой шрам вдоль позвоночника.
опять погрузила руку в мягкие складки ткани. это ощущение куда приятнее, чем прикосновение к холодной пустоте бутылки. на юкате были замысловатые узоры, в этом вы с ней были похожи. справившись с одеянием, стараясь как можно скорее скрыть обезображенный участок своего тела, ты повернулась и, убрав волосы назад, села на пол рядом с креслом, напротив Кай. теперь вас разделяли только поднос и свет. свет был границей вашей пустоты, тьма же была вашей Вселенной.
набор на подносе, как ты поняла, был для саке. ты налила из небольшого кувшинчика прозрачную жидкость в два цилиндрических сосуда – отёко, вроде, - с легким звоном поставила его обратно на поднос и пригубила содержимое одного из них. горло мягко обожгло, приятное ощущение. бывало намного хуже.  ты поставила обратно чашку и отвернулась к окну. снизу луна выглядела еще более круглой и большой. ты чуть зажмурилась, словно светящийся на небе диск был не луной вовсе, а ярким огненным шаром по имени солнце. чуть наклонив голову на бок, все так же закрыв глаза:
-знаешь? однажды я стану минутой. – еле слышный шепот. чуть заметное шевеление губ. - я стану каждой твоей минутой. -  голос стал более уверенным. ты повернулась обратно, словно бы и не произнося последних фраз. снова поднесла чашу к губам, глоток. еще. ты полностью осушила сосуд. теперь ты смотрела прямо в леденящие глаза Кай и слизывала с губ капли саке. – а затем стану твоей вечностью.
будь рядом, не оставляй ни на миг, ни на секунду, не отрывай взгляда, не отводи рук, будь еще ближе, чем кажешься. пропитай мною себя, убей во мне все живое, что осталось, сделай своей, докажи, что я все же обезумевшая героиня этого романа. открой глаза, заставь меня захлебнуться, подари покой и вечные муки. отведи в свой мир, расскажи о себе, не исчезай.
ты чуть тряхнула головой, пытаясь избавиться от этого наваждения. руки, сложенные на коленях сжались в кулаки, словно бы по твоему телу пустили 220. больше никаких признаков [ж и з н и ?].

Отредактировано Elen Smith (2017-11-23 21:47:52)

+1

6

Helios - Remembrance album.mp3

иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую: но ты никогда не можешь определится, делала бы ты ключевые решения или лишь наблюдала за ними, наслаждаясь последствиями. ты вспоминаешь всё множество твоих выдуманных жизней, которые ты видишь перед сном: в одной твоя милая сестрёнка обращается к тебе вежливо, почтительно, с бесконечной любовью, в другой ты добиваешься всех немыслимых успехов, идёшь по пути, избранному родителями, в третьей ты отказавшись от всего уходишь в удаленный храм в Японии, вести простую монашескую жизнь, полную ограничений, но наполненную свободой духа. со временем ты понимаешь, что всё это слишком фальшиво и эгоистично, потому что ты не придумаешь в корне иной характер, ты просто ставишь перед самой собой другие условия, но ведь от этого не меняется суть, жизнь не становится чужой - это та же твоя жизнь.
сталкиваясь с другими людьми, ты приходишь иногда в наивное удивление, ведь у тебя не укладывается в голове, как же у них может быть свобода воли, отличная от твоего желания, как же они действуют не по сценарию, когда сценарий ясно прописан тобой на множество ходов вперёд. но это столкновение тебя очень интересует: ведь так ты сможешь изучить и перенять для одной из твоих несуществующих жизней черты характера, несвойственные тебе, написать новый шаблон действий, задать новые параметры реальности и после очередного тяжелого дня запустить эту идеальную симуляцию (в последнее время ты засыпаешь прежде, чем события набирают оборот - твои пьесы слишком скучны для самой же себя).
взятой с подоконника спичкой ты зажигаешь свечу - сначала краем глаза, затем поворачиваясь полностью, ты наблюдаешь за раздевающейся Элен. в голове возникает смешная мысль, что события слишком рано перешли в ту форму, когда ты видишь её почти обнажённой - но ты тушишь её одновременно с почти догоревшей спичкой. пальцами проводишь в воздухе - твоё любопытство уже терзает тебя, тебе захотелось залезть из настоящего в прошлого, понаблюдать её жизнь, понаблюдать её ключевые решения - и сравнить со своими. ты знала о ней только то, что читалось между срок, что понималось твоим естеством также ясно, как другими людьми понимаются прямые слова - она такой же беглец от реальности, как и ты. только бежали вы разными дорогами, по разному уходя в глубь тропы самопознания, по разному смотря на вещи - это и было интереснее всего. возможно, тебе стоило бы остановится и протянуть руку?

Helios - Eingya album.mp3

ты рассматриваешь узоры на её юкате, слушаешь мягкий шёпот и бесконечно удивляешься: почему эти узоры не такие, как ты помнишь, связано ли это с тем, что это абсолютно другой человек - ты изучаешь их пристально, как крылья той бабочки-вершительницы судеб, которой нельзя наступать на крыло. выпиваешь свою порцию сакэ - и сразу тянешься за второй, ведь так у тебя будет больше оправдания, больше возможности для увиливания, после всего того, что ты прописала у себя в голове. иногда ты задумываешься: стоит ли поступать назвать твои поступки необдуманными? ведь ты тщательно их обдумываешь, можно ли их назвать хотя бы спонтанными - когда действуешь, то понимаешь, что давно мечтала поступить так, а не иначе, это было в одной из твоих жизней, это было твоим желанием. шёпот гипнотизирует тебя, ты пропускаешь на мгновение смысл слов мимо себя, обдумывая свой план - тебе приходится взять их во внимание чуть позже, удивлённо приподнимая правую бровь, удивлённо отвечая взглядом на взгляд. но было ли это настоящим удивлением?
когда-то ты спорила с кем-то о вере, в шутку говоря /шутку ли?/, что ты, наверное, примешь синтоизм - ведь тебе интересен этот путь богов, тебе интересна эта мифология. в ответ ты получила замечание, что нельзя верить только из-за того, что тебе просто интересно. тогда ты не понимала смысл этого, но, анализируя сейчас, ты понимаешь, что ты странный человек - ведь тебе достаточно интереса, чтобы самой себе навязать чувства. тебе достаточно скуки, чтобы заставить разгореться искре.
мягко рукой отодвигаешь поднос, нарочито медленно убирая препятствие между вами. из оби ты достаешь маску кицунэ на половину лица, надеваешь её, оставляя открытыми только губы и глаза - это позволяет сократить дистанцию между вами ещё сильнее. ты пытаешься оставить воспоминания - странные, сумбурные, которые не исчезнут вместе с утренней росой и, возможно, заставят её когда-нибудь улыбнуться, вспоминая эти чудачества. когда не видно бровей - уже меньше читается душа, меньше угадываются эмоции, ведь это всё полуоттенки и полутона, чтобы разглядеть их - нужно вглядываться и задумываться. ты не даёшь ей шанса это сделать. подбираешься ближе, нависаешь над ней, словно превращаясь на самом деле в кицунэ, хитрую и хищную лисицу.
сокращаешь расстояние всё медленнее и медленнее, внутри играет насмешка /ну и кто теперь вечность?/, ты перестаёшь моргать, погружаясь в её болотные глаза: небеса затягивает в трясину, небеса тонут, касаясь границы. замираешь в нескольких сантиметрах от её губ, шепчешь, щекоча их дыханием. - замри, - и растягиваешь этот момент, подбираясь всё ближе, как улитка. тебе становится интересно, сколько выдержишь ты и сколько выдержит она в такой опасной близости, когда дыхание сбито и вас отделяет что-то более неосознанное, чем десять миллиметров между вашими губами. в этот момент ты осознаёшь себя живой, её живой, ты замираешь сама, наслаждаясь этой маленькой вечностью. её дыхание сталкивается с твоим, завихрения между небом и болотом создают электрические искровые разряды.
ты не можешь больше держать глаза открытыми, ведь молнии слишком щекотят тебя. ты моргаешь и одновременно с этим теряешь равновесие в моменте, быстро преодолевая последний рубеж расстояния. ты целуешь её, впиваясь, будто это последний в вашей жизни поцелуй, а не первый. ты хотела сделать это более мягко и нежно, но не рассчитываешь свои силы - это уже считается отклонением от твоего плана, поэтому ты наслаждаешься сполна.
иногда тебе кажется, что достаточно было бы влиять на чью-то жизнь - и это было бы больше, чем просто проживать чужую.
сбитое дыхание/наслаждение.

+1

7

ветер тихо и робко пробрался через приоткрытое окно твоей комнаты, легким прикосновением качнув белоснежные полупрозрачные шторы. кажется, что где-то зазвенел колокольчик, потревоженный осенним дыханием воздуха. луна начала свой путь обратно под землю, краски вселенной стали приобретать иной оттенок, не такой близкий тебе, как пустая чернота ночного неба. ты медленно провела языком по поверхности губ на которых предательски остались капли сакэ. глаза неотрывно следили за Кай. ты не могла отвести от них взгляда, постепенно ощущая силу ледников, сковывающих твое тело, твое сознание и твою способность влиять на ситуацию. мысли оказывали сопротивление, бешено бросаясь на стенки коры головного мозга, утопая в мягких тканях твоей реальности. внутри тебя происходил настоящий апокалипсис: ты не могла допустить, чтобы что-то настолько влияло на твое состояние, чтобы что-то поглотило тебя. обычно это ты поглощала чужие миры, уничтожала их. обратные реакции недопустимы.
разорви мою плоть, мое тело на множество осколков, которые вопьются в чье-то сердце и оно потихоньку начнет гнить. позволь ворваться в чью-то душу холодным порывом ветра со снегом, чтобы навсегда остудить это пылающее жаром помещение, чтобы из доброго ребенка с радостным сердцем, кто-то стал другим человеком. разреши стать смертью, чтобы навестить Герду, ибо Снежная Королева не любит делиться чем-то своим с другими. убить ее, чтобы у Кай и Герды никогда не было счастливого "The end-а". чтобы маленькая девочка, заточенная во льдах и своем собственном холоде, тоже получила подарок на Рождество, чтобы у нее в ледяном замке тоже расцвела розовая роза, мгновенно ставшая бы голубой. и она бы простояла вечно, ее нашли бы потом, холодную, замерзшую и как только та растает, освободившись ото льда, она будет все так же прекрасно благоухать, как в тот первый раз, когда она впервые распустилась. 
по телу ток, разряды, казалось, можно было увидеть глазами, ты чувствовала их каждой клеточкой своего тела. по спине пробежали мурашки, когда Кай надела маску кицунэ. лиса значит? ты чуть прищурилась, совсем слегка, как будто подстраиваясь под обстановку и перенимая черты хитрых и коварных кицунэ. но сейчас ты была не лисой, ты была, скорее, мотыльком, который увидел свет и, не смотря на то что каждый раз, приближаясь к нему, погибал, с новым чувством, граничащим с безумием, преодолевает себя, преодолевает весь этот чертов мир и стремиться всем своим существом к этой теплой, ласковой разновидности смерти. сумасшедшая. однако сегодняшний вечер был не таким как многие другие, что были у тебя в прошлом. сегодня ты не пыталась избавиться от демонов прошлого, сегодня ты не пыталась заглушить боль, не пыталась забыть кто ты есть и каким образом ты проживаешь свою жизнь, как растрачиваешь отведенное тебе бытие – сегодня ты хотела жить. и это, пожалуй, самая большая проблема. ты напугана. заржавевшие механизмы твоего тела вдруг ожили, бегущая по венам кровь расправляла пожухлые артерии, ты начала чувствовать, что больше всего причиняло тебе физическую боль. и вот твое безразличие, с которым ты сидела каких-то пять минут назад, вжалось в угол, а на его место пришла внутренняя паника.
Кай мягким движением руки отодвинула разделяющий вас поднос с уже позабытым сакэ и приблизилась, практически вплотную. ты хотела этого, нет, ты хотела стать еще ближе, ты хотела поглотить ее «я», при этом страстно желая навсегда расстаться со своим, позволив ей поглотить твою сущность. тебе стало все равно, кто в итоге пожрет другого. почему бы вам не броситься с обрыва подоконника, почему бы не последовать на край света и найти там свое последнее пристанище? в горле стоял ком, благодаря которому трудно было разговаривать и дышать полной грудью. отрывистое дыхание, приоткрытые губы. зеленые глаза, с сузившимися зрачками, смотрели на мир, сквозь нее. ты впервые видела ее так близко ты почувствовала на себе ее дыхание, теплое, обжигающее, разъедающее, но безгранично приятное. ты уже не была собой целое мгновение, тогда как казалось, будто тебя не существует уже много лет. если бы тебе дали написать книгу, ты бы исписала про эту ночь немало страниц, а может быть уже начинала писать третий том. роман, сатира, классика - ты не знала, как это назвать, да и обложка, где должно было быть написано название, была пуста. история без названия, листы, на которых написана история существовавшая, но невидимая остальным.
желание. далекое, можно протянуть руку, но достать не получится. желание, которое нельзя понять, либо понять которое достаточно сложно. и все же, где-то глубоко, ты понимала. ты понимала чего ты хочешь.
в паре миллиметров от себя ты чувствуешь ее губы. ты чувствуешь их тепло, тепло ее кожи. девушка неотрывно смотрит в глубину остатков твоей души, ее антарктический лед выворачивает тебя наизнанку, заставляя нетерпеливо выдохнуть. эти бесконечные несколько секунд проходят в полном отсутствии движений, ты просто сидишь и, практически не моргая, смотришь в ее удивительные глаза.  внезапная вспышка, ты чувствуешь что начинаешь падение, но уже не в своем воображении, а в реальности. одну руку выставляешь чуть назад, опираешься на нее, чтобы не упасть и не утянуть за собой на прохладную поверхность пола Кай. по телу проходит разряд, обжигаешься ее теплом, ваши тела обмениваются своей бьющей через край энергией. теперь ты и вправду чувствуешь ее губы, на них еще остался привкус сакэ и клубники в сливках. от удивления и неожиданности ты еще долю секунды смотришь на Кай, мягко прикрывшей веки, и осознав мимолетность этого момента, отдаешься ему полностью и без остатка. закрываешь глаза и свободной рукой невесомо касаешься изгиба ее тонкой шеи. теряешь себя, теряешь ее, теряешь время и ощущение реальности, но находишь в этой пустоте вас. и казалось, что вместе с этим ты нашла и частичку чего-то уже давно утраченного. ты чувствуешь как тебя переполняют желание, страсть, нежность, спокойствие и паническое чувство, что открыв глаза, ты вновь окажешься в этой пустой и темной комнате, снова один на один со своим желанием саморазрушения и попытками уйти от проблем, созданным не без собственной помощи.
дыхание сбивается, но ты не в силах оторваться. ты чуть выпрямляешься и подаешься вперед; движимая каким-то неведомым порывом, аккуратно берешь ее лицо в свои руки, одной из них проводишь по ее волосам, по шее спускаясь к плечам, хватаешься за край ее юкаты и сжимаешь, не в силах заставить себя остановиться, но понимая, что продолжить дальше ты не сможешь. ты чуть отстраняешься от нее, давая легким возможность дышать свободно, касаешься лбом ее лба, чуть наклоняя голову, не открывая глаз и отрывисто дыша. после поцелуя кислород казался ядом, ты поборола в себе желание снова впиться в ее губы, почувствовать снова это невероятное ощущение близости, подобное которому раньше ты не испытывала. опускаешься все ниже, по-прежнему вцепившись в края ее юкаты, по-прежнему сжимая веки, боясь, что непременно встретишься с бесконечностью ее неба и тогда точно потеряешь контроль. мысли гудели словно пчелиный улей: ты желала ее, тебе нужно было ее тепло, тебе необходимы были эти губы, эти кристальные глаза, вся она, но ты боялась себя, боялась, что твоя тьма, гниение твоей жизни навсегда погубит ее, лишит ее этой чистоты северных ледников, что ты разрушишь ее и навсегда лишишься. что на смену ей придет новое чувство вины, которое будет подтачивать тебя изнутри, пока окончательно не доканает.
дыхание постепенно начало восстанавливаться, ты отпускаешь ее юкату, постепенно ведя руками по такни, продолжая периодически сжимать руки, в попытке вернуть все назад. тем самым отпускаешь и ее саму, давая себе однозначно понять, что ты действительно ее о т п у с к а е ш ь. по крайней мере пока. откидываешься спиной к креслу, закусив губу, чтобы не закричать; обхватываешь себя за плечи, впиваясь в поверхность кожи ногтями, чтобы не дать себе шанса снова заключить ее в объятия. открываешь глаза, встречаясь взглядом с безразличной поверхностью потолка и еле заметно вздрагиваешь от неожиданного даже для тебя самой голоса:
-прошу тебя, уходи, - ты не в силах посмотреть на нее, понимая, чем это закончится. но ты так же понимаешь, что вполне возможно причины ее поведения следует искать в алкоголе, а так же то, что узнавать истину сегодня ты не хочешь. не физически, но все же ты стараешься оттолкнуть ее, ты стараешься ее спасти, для того, чтобы вы не поменялись местами и она не стала мотыльком, летящим на твой смертельный свет.
боль твоей души целой вечностью пронеслась по позвонкам, заставив тебя чуть прикрыть глаза и впиться в плечи еще сильнее. рука автоматически потянулась к лежащей на полу пачке сигарет, которая как аптечка, призвана оказывать тебе первую помощь.
близился рассвет, однако боль ты ощущала так, как никогда прежде еще не приходилось.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » немой рассвет избавит от боли.