в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Make a wish... - You.


- Make a wish... - You.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Благотворительный аукцион | 09.07.2017 | вечер

Max Stevens & Gillian Hardy
http://s9.uploads.ru/EG5V6.gif http://s6.uploads.ru/aZCpU.gif http://s3.uploads.ru/H7Rq6.gif
Cigarettes After Sex - Sweet
И я с радостью разобью свое сердце для тебя...

Остаться друзьями после всего того, что нас связывало? Невозможно... но давай я попробую не замечать это острое желание поцеловать тебя, когда ты, сдерживая собственные порывы, облизываешь губы.

Отредактировано Max Stevens (2017-11-14 16:00:21)

0

2

Так долго ждал этого взрыва, что произошел при нашей с Джил встрече, а теперь я чувствую себя вымотано истощенным. На месте огромного пламенного вулкана теперь все было заморожено, покрытое тонким слоем льда, который я был не в состоянии растопить. Тихо выдыхая и отпивая из бокала шампанское, я смотрел на всех тех людей, что собрались здесь, чтобы просто покрасоваться и поделиться сплетнями. Толстосумы, которые изображают, что им не все равно на этот благотворительный аукцион. Маски, только маски. Лживые лица. Я так устал от лжи, а может быть я устал от полного отсутствия положительных эмоций. Разве это важно? Я здесь, потому что сам вызвался спонсировать этот аукцион, деньги от которого пойдут детям, болеющим лейкемией. Внутри слишком пусто. Настолько, что я даже не обратил внимания на обычную истерику Мэри. И если раньше, я бы позвал ее с собой, только потому что прекрасно знал - она откажется, а я смогу побыть наедине со своими мыслями. То сегодня, я просто молча уехал из дома. Молчание и тишина. Этого очень не хватало. Не хватало спокойствия, которое вроде бы меня и окружало, но мне иного спокойствия. Душевного. Залпом половину бокала и подхватывая новый. Я смотрел в играющие между собой пузырьку в шампанском и вспоминал, как чуть не спился, когда Джи пропала. И теперь ощущаю именно такое же желание. Она вернулась, но не моя… не моя. Я отпустил всю злость и ненависть, что была у меня к Джиллиан, но никак не мог отпустить боль. Она все еще клокотала где-то под ребрами и не давала дышать полной грудью. Да, воздуха бы мне сейчас не помешало. Слегка расслабляя галстук, я ищу глазами, выход на какой-нибудь балкон или задний двор, но в итоге нахожу совсем не то, что искал.
Вся опустошенность наполняется невероятным огненным ощущением, при этом проскользая по спине ледяной волной. - Джи, - выдохнуть очень тихо. Все равно никто не услышит за тем шумом, который образовался вокруг плотным коконом. Она разговаривала с кем-то и улыбалась. Я понял, насколько сильно я соскучился по ее улыбке, по тому блеску радости в глазах. Прошло четыре года, а она вопреки всему оставалась для меня самой красивой и сексуальной девушкой. Улыбка на моих губах, что создавалась тем теплом и восхищением единственной любимой женщиной, медленно сходила с лица, когда я все четче осознавал. Она сделала выбор. Она не осталась, а значит совсем не желает начать все сначала. Сейчас она улыбается, возможно, именно это и нужно ей для счастья. Отсутствие меня. Острая боль, которую я глушу, осушая еще один бокал. Алкоголь в крови, позволяет мне совершенно закрыть все неприятные эмоции. Нужна мне, она очень мне нужна и если не быть ее мужчиной, то хотя бы…
- Привет, - мягко, очень тихо, сбоку, слишком близко, но одновременно дальше, чем хотелось бы. Подхватив два бокала с шампанским, у мимопроходящего официанта. Я подошел в тот момент, когда  ее спутник или просто один знакомый из гостей, отходит. Подаю девушке один бокал и легко улыбаюсь, понимая, насколько неловкая ситуация, ведь мы попрощались в очень плохих эмоциях, - я знаю, наверно, я зря побеспокоил, но когда я увидел тебя, я не выдержал. Надеюсь, твой спутник не будет ревновать? - Очень тонко выясняя кем приходится тот момент и вообще с ним ли она. - Но мы же не можем скрываться и прятаться друг от друга, Джиллиан. Один город. У нас общие друзья в конце концов. Мы можем остаться хотя бы... друзьями. - Улыбка совсем сходит на нет и я понимаю, как мне больно говорить этого. Не хочу. Безумно не хочу быть женщине, которую люблю просто другом, но я не хочу стать и врагом. Мне хочется, чтобы со мной у нее не ассоциировалась боль и разочарование, так пусть, я останусь тем, кем она сможет меня принять. - Ты всегда была и будешь самым дорогим и родным мне человеком. Что бы не случилось. Я не хочу терять тебя из своей жизни. - Наверно, если бы не выпитый алкоголь, я бы вряд ли решился сказать это все, но может так оно и нужно? Определить. Решить. Нам это нужно. Ощущая, дикий пожар по всему телу, то ли от того, что Джи рядом, то ли от того, что она рядом, но я не могу коснуться к ней. - Жарко здесь, - с легкой усмешкой, ослабляю галстук еще, отпивая небольшой глоток, замираю, смотря в ее глаза. Волшебное чувство, которое было со мной всегда, когда мы были вместе, но тогда я мог в любой момент притянуть и прижать к себе, ощутить ее тепло и утонуть в ее глазах. А теперь… теперь, я мог наслаждаться лишь своим взглядом, который горел эмоциями. Страх. Желание. Любовь. Разве я мог скрыть тот факт, что любовался Джи? Нет. Мой взгляд порой спускался куда ниже ее лица по манящей фигурке, но тут же прерывался, понимая, что уже не имел права. На все те соблазнительные изгибы, которые раньше принадлежали только мне.

Отредактировано Max Stevens (2017-11-15 12:05:24)

+1

3

Изо дня в день, я прокручивала в своей памяти момент с нашей встречи. Нашей встречи с Максом, которая закончилась совсем плачевно. Не так, как хотелось нам обоим. Наша встреча закончилась болью, разочарованием и ни каплей позитива. Если до этого момента у меня были сомнения, то теперь я с уверенностью в сто процентов, была уверена, что он до сих пор любит меня. Не свою жену, а меня. Это читалось в его глазах, в его действиях и словах. А что я могла дать ему в ответ? Ничего. Лишь разбить сердце, сделав еще больней.
Я не делала этого специально. Все сразу пошло не так, когда я бросила его и уехала в Сиэтл. Это была моя первая и сама главная ошибка. Я натворила тысячи, а может даже миллионы ошибок находясь там, в Сиэтле, за которые уже долгое время корила себя, а теперь... Теперь... Теперь я первый раз за последние четыре года сделала верное решение. Я не могла признаться ему в любви. Не могла дать надежду, которая так была ему нужна. Я втянула в свои проблемы ребят, я их безумно любила, но не хотела втягивать в это человека, которого любила больше жизни. Он был моей слабостью, а те, кто пытаются мне насолить явно будут давить на мои слабости. Гребанные ублюдки. Я вообще не видела правильным, чтобы Макс хоть как-то узнал о моих проблемах, хотя Нэйт и Майк явно могли бы проговориться. Я не хочу его впутывать, ведь в итоге, как доблестный рыцарь, он станет меня защищать, а еще, не дай бог, пострадает. Я просто не смогу это пережить. Слишком тяжело. Я совершенно запуталась, с каждым днем все больше и больше.
На благотворительный аукцион я попала благодаря своей любимой сестрице, которая собиралась сходить сама, но не пропадать же пригласительному и в итоге отправила меня от лица канала. Последнее время я предпочитала сидеть дома, закрывшись в квартире в одиночестве и иногда желательно с бутылочкой чего-то крепкого. Но это взбалмошное веретено просто не дало мне права выбора. Поставила ультиматум. Хотя я была ей за это благодарна. Я хоть немного развеюсь.
Прекрасная обстановка. Не смотря на большое скопление людей, здесь было довольно интересно и приятно. Боль, которая все еще присутствовала внутри меня, никуда не отступила, а лишь притупилась на время. Я встретила много знакомых: университетских друзей, которые поднялись выше, просто знакомых, а так же людей, которые просто пытались развеселить скучающую девушку. Еще не перевелись хорошие люди на свете.[float=right]http://s0.uploads.ru/5Ubad.gif[/float]

Так я разговаривала с одним молодым человеком, который как выяснилось работал с моей дорогой сестрицей. Мы довольно мило беседовали, я на какой-то момент даже забыла о чувствах, пока мне не показалось, что я услышала свое собственное имя. Вроде бы так тихо, но в тоже время так громко для моих ушей, сквозь весь этот шум. Я поворачиваюсь в сторону и вижу его. На мгновение улыбка сползает с моего лица, показав некое недоумение. Вот он - причина моих переживаний и страданий. Я не думала, что он станет подходить ко мне, после всего произошедшего, ведь кричал, что будет держаться от меня подальше. А так хотелось, чтобы он оказался так близко, рядом. Хотелось, чтобы он прижал к себе, укрыв от всех. Мне не хватает тех ночей, и не только, что были у нас двоих. Боже, я начинаю думать о том, какой он сексуальный, а не о том, что мне стоит об этом забыть.
Я перебрасываюсь еще парочкой фраз с Кристианом, как через мгновение Макс оказывается рядом. Я не ожидала этого, поэтому повернув голову в сторону, пристально уставилась в его прекрасные глаза, как и он уставился в мои. Мы стояли так какое-то мгновение не отводя взгляд ни на секунду. Я прервалась лишь тогда, когда Крис, заметив это, попрощался и ушел. Только в этот момент я вернулась к реальности.
- Привет, - тихо отвечаю я в ответ, опуская взгляд вниз. Не могу смотреть в его глаза, они сводят с ума. Беру предложенный им бокал в руки, и усмехаюсь над вопросом ревности и спутника, - Это просто знакомый. Работает с Ками. Если ты думаешь, что у меня кто-то есть, то это не так.
Я просто не понимаю для чего это говорю. Это вырвалось само собой, лучше бы я это утаила. Хотя может быть мой недоступный мне возлюбленный просто пропустит эти слова. Я дико надеялась.
Рядом с ним мое сердце отбивало бешеные ритмы. Я не могла смотреть ему в глаза, опускала взгляд вниз, но тут же улавливала тот факт, что рассматриваю его тело, желая прикоснуться все больше и больше, иногда кусая и облизывая губы кончиком языка, слегка слизывая нюдовую помаду.
- Да, ты прав. У нас не получится не пересекаться. Мы крутимся в одном кругу общения. Друзья? - вдруг переспрашиваю я, протягиваю ему хрупкую ручку, как бы в знак примирения, слегка заглянув в бездонные глаза. Сложно быть с друзьями с тем, кого до беспамятства любишь.
- Ты всегда была и будешь самым дорогим и родным мне человеком. Что бы не случилось. Я не хочу терять тебя из своей жизни.
Он заставляет меня краснеть. Его слова заставляют меня смущаться и краснеть, а я все не могу понять, как он меня еще терпит, когда я разбила ему сердце? Он вправду идеальный, раз пытается стать друзьями, после всего, что с нами было. Я не верила в эту дружбу, но постараюсь сделать все, чтобы сделать его счастливым и дам эту дружбу.
- Как Мэри? - вдруг спрашиваю я, чтобы хоть как-то утихомирить то напряжение, которое с каждой секундой между нами становилось все больше. А Мэри была совсем не приятной особой, для этого разговора. Могло стать легче. - Почему она не здесь?

+1

4

Трудно. Этого не избежать. И без того наколенная нервная система просто сдала в тот день, когда крики в моем кабинете явно слышали множество сотрудников, что проходили рядом. Вот только плевать на всех. Мне все так же, как и много лет назад, плевать на всех и вся. На мнение о нас с Джи. На любую мысль о нас. Потому что я считал и буду считать, что это исключительно только наше дело. Только больно осознавать, особенно теперь, когда я понял… даже вернувшись, она не желает быть моей, больно осознавать, что теперь нет «нас». Больно, но если я сейчас снова позволю себе сорваться, я могу потерять Джи вовсе… а я этого очень не хотел. Не знаю, какова бы была моя реакция, узнай я о том, что у нее кто-то есть. Она пробудила во мне безумного собственника, пусть и в основном моя ревность была тихой, а Джил всегда находила слова, чтобы успокоить, я всегда знал, что могу сорваться, если ревность будет обоснованной, пусть и даже со стороны мужчины. Теперь же, я не мог себе позволить ревновать. Не мог, но ревновал. Как и в прошлой ночью, одолевшие мысли о ней и других мужчинах, что были, что есть и  что будут. По правде говоря, я думал о Джи практически постоянно, зависая и вырываясь от реальности, я просто не мог себя выкинуть ее из головы, что уж говорить о сердце?
Черт побери, как утихомирить собственные порывы, мысли и желания? Как перестать смотреть на приоткрытую линию плечика и этот завиток волос ушка, который так хочется нежно убрать ушко. Как перестать утопать в ее глазах, которые она постоянно отводит. Кажется, мы вернулись к точке, когда долгое время были друзьями, при этом флиртовали друг с другом. Огненное напряжение. Она сама не понимает, как на ее щеках возникает этот с ума сводящий румянец, который в данный момент не умиляет, а вынуждает ощущать тяжесть в паху. Как перестать желать эту женщину? Мои мысли кричали о том, что нельзя быть настолько обворожительный и сексуальной, просто нельзя. Уже не алкоголь подогревал кровь в венах, а этот острый язычок, что скользил по губам, побуждая вспоминать такие острые и обжигающие моменты между нами. Я задыхался. От нехватки воздуха. И я прекрасно знал, что дело не в кислороде, а желании прижать ее сейчас к стенке и впиться поцелуем в ее губы. Не замечал, как слишком долго задерживался взглядом на губах, пытаясь скрыть это за глотком из бокала. Как же плохо у меня выходило скрываться. Друг. Просто друг, который жаждет разорвать на ней платье и вылить на нее все желание, что накопилось к ней за эти годы. Хотелось носом провести от шейки до ушка, вдыхая такой знакомый и возбуждающий аромат, дать ей почувствовать силу рук, что могли сомкнуться на ней и властно прижать к себе.
- Друзья… - разве друзья так смотрят друг на друга? Разве друзья так касаются друг друга? Всего лишь обхватил ее ручку, но властно, с долей необходимости, опуская взгляд на наше сплетение рук. Поглаживая большим пальцем по нежности кожи. Этот момент был интимнее, чем обычный секс. Мы занимались любовью при всей этой толпе… занимались любовью взглядом, этим вроде бы незначительным касанием, даже наше дыхание сплелось воедино, а я просто закипал. - Мне тебя не хватало, - сказать вместо «Боже, как я хочу тебя, Джи, хочу прямо сейчас…». Но разве нужно было говорить это вслух, если я просто не мог отпустить ее руку, не мог отвести своего взгляда, а охрипший, низкий голос совсем выдавал меня с головой. Облизываю губы вслед за тем, как это делает она, а ее рука все еще в моей руке. Сколько мы так стоим? Не знаю, но еще секунда и я бы не выдержал, привлек к себе, вот только…
- Как Мэри? Почему она не здесь? - имя собственной жены сработало, как ушат холодной воды, не потому что я боялся измен. Нет. Разве можно изменять нелюбимой жене с любимой женщиной? Дело было в том, насколько Мэри меня выматывала морально. Плавно выпуская ручку Джи из своей, выпиваю залпом уже третий бокал шампанского, чтобы не высказать о Мэри все, что я думаю, а накипело и много. Но вряд ли Джиллиан желала это слушать. - Она ненавидит мою работу. Мое дело. Она не из тех женщин, которые верят в своего мужа и готовы поддержать. По правде, я чаще слышу от нее, как ее задолбало мое отсутствие дома. Наверно, она права, я часто не ночую дома, но вовсе не из-за работы… не думаю, что тебе правда интересно слушать о ней. Я бы не отказался выйти на воздух, здесь слишком много фальши и лжи. Единственный человек, с кем мне будет приятно провести время, это ты. И раз уж тот симпатяга не твой молодой человек, я украду тебя у всех, - это прозвучало несколько по-ребячески, словно мы подростки. Словно мы вернулись далеко назад и я хотел выкрасть ее у всех других. Подхватывая с фуршетного стола тарелку с виноградом и кусочками сыров, подаю их Джи, а сам беру бутылку шампанского и два бокала, уводя девушку на небольшой задний двор, на котором располагался сад, с маленьким фонтаном и большими кустарниками, что скрывали от лишних глаз. Помогаю все поставить на скамью между нами, что стояла прямо напротив фонтана, с едва уловимой улыбкой ловлю взгляд Джи и, открывая бутылку, разливаю шампанское.
- Давай сегодня не будем поднимать тем, которые могут испортить этот вечер. Я думаю, нам пока хватило негатива. Расскажи, куда ты все-таки уехала и… - вскидывая руки, отвожу взгляд к журчащей воде, понимая, что не смотря ни на что, это самый приятный вечер, что мог случиться уже за долгое время, - чем ты вообще занималась. Что изменилось? - Мой взгляд возвращается к ее и я понимаю, что мне так же интересно знать о Джи абсолютно все. Вот где мой интерес. Крутился вокруг любимой женщины, которая оставалась и останется в моем сердце.

+1

5

Друзья. Такое безобидное, приносящее некоторым людям радость, а мне приносящее дикую грусть. Какие мы друзья? Это лишь иллюзия. Не могут быть два влюбленных до беспамятства в друг друга человека вот так просто стать друзьями. Не знала, как он, но я это прекрасно понимала. Понимала, когда любовалась его глазами, которые всегда сводили меня с ума, такие манящие губы, к которым хотелось хотя бы просто прикоснуться. Понимала, когда хотела прикоснуться к нему, нежно коснуться его щеке, прикоснуться к его телу, просто прижаться, крепко обнять и ни на секунду не отпускать, прекрасно давая понять, что он мой. Только теперь, по собственной глупости, такой возможностью обладала Мэри, а не я. Я этого не заслуживала, но, как мне кажется, она тоже.
- Мне тебя тоже,  - не знаю, какого цвета были мои щеки под слоем косметики, но я прекрасно чувствовала, как они горели от смущения. В этот момент мне все больше и больше хотелось выйти на воздух, чуть-чуть охладиться и немного отдохнуть от, стоящего здесь, гула.
Я специально завела разговор о Мэри. Эта девушка очень давно вызывала у меня самые негативные эмоции, а значит это прекрасно могло сбросить то напряжение, которое скопилось между нами. Заставит перестать думать о невозможном. Меня сводили с ума мысли о том, то он так рядом, а я не могу ощутить тепло его тела, не могу насладиться прикосновениями его рук, властно блуждающих по моему телу, сжимающие и оставляющие на нем такие сладкие отметины. Находиться рядом с ним было пыткой, я все больше убеждалась, что долго мы друзьями быть не сможем. Или хотя бы наши совместные встречи должны были сократиться до минимальной отметки. Мы мучаем друг друга этим. Пора осознать это каждому из нас.
Слушаю ответ на мой вопрос, чуть улыбаюсь, осознавая, что я все-таки лучше, чем она. Как бы не по эгоистки это было.
- Макс, я ... - вдруг перебиваю его, чувствуя необходимость сказать ему эти слова. Может это и лишнее. - Не смотря на то, что между нами произошло... Я не перестаю в тебя верить. И готова поддержать... Как друг, - говорю, пристально глядя ему в глаза, в надежде увидеть радостную искорку.
Его идея удалиться отсюда, хоть и вместе, чего я последнее время пыталась избежать, безумно меня радовало. Мне хотелось быстрее отсюда уйти, но и провести с ним немного времени, в непринужденной обстановке, где нет скандалов, споров и ругани. Спокойно посидеть, обговорить, как старые добрые друзья. Это слово все больше и больше не дает мне покоя.
- Когда-то ты обещал меня не отпускать... Никогда, - вдруг еле слышно, но, возможно, уловимо для его слуха, произношу я. Обещал, но я испортила это. И не могла винить его в том, что он меня не удержал. Тогда было несколько вариантов: ему могла рассказать Ками, он бы приехал и я поменяла свое решение и вернулась, а был вариант первое время не говорить никому, позволяя закрыться в себе и обосноваться на новом месте. Второй вариант был прекрасным, жаль закончился не очень.
Мы выходим в сад. Темно, дико красиво, а также тихо. Нет этого шума, который царил внутри. Такой теплый вечер, радовала легкая прохлада, которая уравновешивало мое состояние до нормального.
Хватило негатива, но история моего проживания в Сиэтле была еще больше негативной и я изо всех пыталась скрыть эту суровую правду, в которой он захочет разобраться. Я не знала, как долго у меня получится это сделать, но вправду надеялась, что я смогу.
- Я... Я уехала в Сиэтл, - в этот момент я ни разу не взглянула на него. Лишь наблюдала за золотистой жидкостью, которая находилась у меня в бокале, как пузырьки поднимались вверх. Наблюдать за этим чудом было... забавно. Но меня ждал  серьезный разговор, которого не избежать. - Какое-то время работала в адвокатской конторе, потом подвернулось более солидное место, с большим заработком. Тоже адвокатом. Потом надоело все и я решила вернуться к семье. Ками надоела скулить, что я слишком мало приезжаю, что мало меня видит, как и тетя. Поэтому решила вернуться в Сакраменто.
А я прекрасная актриса. Так я приукрасила то, что было на самом деле. Я почти не соврала. Правда работала адвокатом, правда поступило лучшее предложение, но я не виновата, что оно мне аукнулось, набрала проблем и вернулась вместе с ними. Хотя моя любимая сестрица и вправду скулила. Это правда.
- Если не брать твою жену в расчет, как обстоят дела у тебя? - поинтересовалась я, взглянув на Макса. - Что изменилось за это время?  Как мама? У нее все хорошо?
Меня правда волновало как обстоят дела у его мамы. Это чудесная женщина, которую я безумно люблю, которая любила меня и души во мне не чаяла, но я совсем некрасиво поступила. Но это уже моя оплошность.

+1

6

Невыносимо. Смотреть на тебя и не иметь возможности касаться. Любоваться, как ты опускаешь свой взгляд и смущаешься, но не привлечь к себе за подбородок, чтобы коснуться поцелуем. Ты до сих пор смущалась при мне и это безумно заводило. Смущалась ли ты с другими, Джи? Будоражил ли кто-то тебя так же, как это происходит со мной? Почему все так… почему мы пытаемся быть теми, кем не сможем быть никогда. Почему ты так яростно стремишься отгородиться от меня, если я не виноват в нашем разрыве? Что я должен думать? А мысли имеют свойство убивать. Хуже, чем чужое слово. Так и происходит, Джи. Я медленно убиваю себя внутри, оставляя от себя лишь оболочку. Пустую и никому не нужную. Все сильнее ограждаясь от всего, что меня окружает. Я живу лишь по инерции от наших отношений, от твоей поддержки и слов любви. Мне этого не хватает. Не хватает твоей нежности, но никогда в жизни я не буду просить ее у тебя. Не потому что не хочу, а потому что ты ее дашь, если сама действительно этого захочешь, если нет, то все остальное бессмысленно.
Ощущение, что ты упрямо пытаешься проделать еще большую дыру в моем сердце своими словами. Я жил с чувством вины эти годы, а теперь ты все сильнее побуждаешь меня углубляться в это ощущение. - Зная тебя и твою упрямую натуру, сомневаюсь, что нытье Камиллы стало единственной причиной возвращения, - поднимая на Джи взгляд, ловлю этот тонкий аромат ее парфюма. Он сменился, стал более женственным и чувственным, но в нем до сих пор была та самая нотка ее естественного запаха, который я не мог перепутать ни с чем. Сжимая хрупкий бокал, чувствую, что он начинает хрустеть под напором и ослабляю хватку. - Если ты про бизнес, то ты видела ресторан. Все отлично и мне нравится наше дело, ты же помнишь, как я этого хотел, - грустная улыбка, которую я пытаюсь скрыть за глотком, когда вспоминаю, как сильно хотел, чтобы Джиллиан все видела своими глазами, как хотелось делиться с ней всем. - Это первый из тех, что мы открыли. После твоего исчезновения, я стал закрываться и отдалился от Майка и Нэйта. Зато, с Ками мы наоборот нашли общий язык. - Даже больше, блондинка стала моим спасением, она стала в очень короткий срок более близким другом и нас связывало очень многое. Когда Сэдрик уехал, у нас еще больше появилось тем разговоров и откровений. Если бы я не выговаривался Камилле, если бы я не получал той невероятной поддержки, которую она мне давала, то не знаю, как бы все закончилось для меня.
- А мама… сложно. Все так же небольшие проблемы с сердцем, но она так же работает в доме престарелых и ей это нравится. Все так же… но она часто тебя вспоминает, когда я приезжаю к ней. - Поднимая свой несколько потерянный взгляд на девушку, тихо выдыхаю и стараюсь улыбнуться, что выходит слишком плохо, - она была бы очень рада, если бы ты навестила ее, я уверен. Она верила, что ты вернешься и мы снова будем вместе, но это не важно. Она будет рада тебе, если будет возможность навести ее. - Так странно, сейчас я еще больше не понимаю, зачем вообще женился на Мэри. Момент злобы, охвативший меня, когда я жил с надеждой, что Джи вернется, но все сильнее понимал, что не нужен ей. Боль. Эти четыре года, все можно было описать только одним словом - боль. Я даже не прочувствовал полную радость, когда ресторанный бизнес пошел в гору. Все краски радости покрывала черный слой чувства боли.
- И ты же знаешь, если бы я мог, я бы сдержал свое слово, - я неожиданно перескакиваю на другую тему. Сказанные Джи слова, я все же не смог оставить без моего ответа, - я никогда бы не отпустил тебя, если бы я знал, где ты. Мне правда было плевать где работать, где жить. Для меня всегда самым главным и важным была ты, Джи. - Не самая удачная тема, чтобы провести приятный вечер, но я должен был сказать эти слова, потому что действительно чувствовал вину, - прости, что не сдержал свои слова, - сипло выдохнув, я оставляю бокал с краю со своей стороны и убирая, тарелку туда же, сажусь ближе к девушке. Во мне снова назревают эмоции, которые могут вылиться в негативный эффект и мне просто необходимо перевести все другое русло. Забирая и ее бокал, отправляю к своему, сам же в полоборота к ней, обхватывая обе ручки своими ладонями, привлекаю к себе. Близко. Как же она близко, но этого так мало. - Джи, я не могу так. Не могу остаться с тобой друзьями, пока не выскажу все, что чувствую. - Медленно, прижимаю одну ее ручку к своей щеке, упиваясь тем ощущением нежности, что вспыхивает во мне. Вторую девичью ладошку, к белой рубашке к теплу тела, там где билось сердце, - я никогда не любил Мэри и никогда не полюблю. Ни ее, ни одну другую девушку. Да, я женился на ней, но все сложно… - прикрывая глаза, я нежно, как самый преданный зверь потираясь щекой о ее ладошку легкой, колючей небритостью. Настолько интимно. Настолько эмоционально. Открывая глаза, я снова смотрю прямо в ее бесконечно притягивающий взгляд. - Я люблю тебя, Джи, я чувствую это до сих пор, как бы я не пытался избавиться от чувств к тебе… Я все еще люблю тебя. Я знаю, что тебе это не нужно, но я не могу лгать и говорить, что ты для меня просто друг. Я попытаюсь, правда попытаюсь, потому что еще хуже для меня будет потерять тебя совсем, - облизывая высохшие от переживаний губы, чуть сильнее сжимаю обе ручки, накрытые моими ладонями, а потом отпускаю, чтобы не удерживать. Вот только я никак не могу отстраниться. Не могу и смотрю уже на ее губы. Очень медленно, с нерешительностью подаваясь все ближе к ней. Последний взгляд в ее глаза и совсем мягкое касание ее губ моими.

+1

7

- Зная тебя и твою упрямую натуру, сомневаюсь, что нытье Камиллы стало единственной причиной возвращения, - что правда, то правда. Меня ни на секунду не смутили и не удивили эти слова. Он был дико прав. Даже давление на мозги от мое любимой сестрицы не могли бы повлиять на мой переезд. Ведь Камилла скулила все четыре года, а я не спешила ни разу возвращаться, хотя безумно их всех любила и скучала. Наверное, в тот момент моей жизни, мне хотелось стать более взрослой и самостоятельной.
Я не стала говорить ему что-то по этому поводу. Признать, что он прав было бы согласием с тем, что я до сих пор что-то от него утаиваю. Я так упорно пыталась от него все скрыть, что под легким нажимом, могла бы слить всю информацию о настоящей причине моего возвращения. Хватит уже. Я итак поставила под угрозу близких мне людей. Он должен оставаться вне этого.
Внимательно вникаю в его слова, осознавая каждое слово. Осознавая, что за последние четыре года, я значительно повлияла на то, каким  жестким и холодным он стал сейчас, каким стал замкнутым в себе. Тогда я мало об этом думала. Хотя если быть точнее, то тогда я вообще об этом не думала. Мне было не плевать, меня это волновало, но тогда я отчаянно верила в то, что у него в жизни все наладится, а не станет так. Каждый из нас совершает ошибки. Каждый из нас о них жалеет, но ведь куда без ошибок. Так мы не научимся жить, чтобы больше их не совершать.
Слова про его маму заставляют мое сердце сжаться от боли. Эта прекрасная женщина всегда была особо добра ко мне и меня какое-то время очень беспокоил тот факт, что после того, как я оставила его сына, она станет меня ненавидеть. Я смирилась с этим страшным словом "ненависть", потому что понимала, как много людей в отношении меня испытывали данное чувство. Смирилась, ведь нельзя всем нравится.
- Я... - на секунду путаюсь в словах, от переизбытка нахлынувших чувств, - я обязательно ее навещу. Если она и вправду будет рада меня видеть, после всего того, что межу нами произошло.
Хотя мне безумно стыдно смотреть ей в глаза. Я хотела это добавить, но не стала. Не хотела в очередной раз показывать о том, что я безумно жалею о том, что тогда уехала. Мне надоело быть всегда и перед всеми виноватой. Во всяком случае, это была моя жизнь и я могла поступать так, как считала правильным.
- И ты же знаешь, если бы я мог, я бы сдержал свое слово, я никогда бы не отпустил тебя, если бы я знал, где ты. Мне правда было плевать где работать, где жить. Для меня всегда самым главным и важным была ты, Джи.
Меня разрывало на части. Разрывало от дикого влечения к нему, дикого желания прикоснуться к его телу, но так же разрывало на части от его слов. Слов, которые втыкали иголки мне в сердце, причиняя мне дикую, острую боль, которая ранила все больше и больше. Мы говорили то, что чувствуем, но мысль о том, что я сама все разрушила, а сейчас просто не могу ничего исправить сводила меня с ума. Мне так хотелось его обнять, просить прощения тысячи раз, но разве можно склеить уже разбитое сердце? Разве можно вернуть обратно то, что ты сама так прекрасно разрушила? Глупая девчонка, которая часто предпринимает не правильные решения.
Я молчу. Я не знаю, что ответить в этом случае, потому что, если начну говорить ему о том, что чувствую я, меня не просто разорвет на части, я испорчу то, от чего хотела его утаить.
Он садится ближе, уменьшая расстояние между нами и увеличивая скопившееся напряжение. Берет мои руки в свои, отчего по моему телу проходит легкий электрический заряд, который чувствую каждой частичкой своего хрупкого тельца. Я пристально смотрю в его глаза, не в силах оторваться. Вижу, как в нем кипит буря чувств, которая не позволяет ему здраво мыслей, только я пыталась смириться с этой мыслью, ключевое слово пыталась, а меня его она раздирала все больше и больше.
Я даю ему выговориться. Вижу как это нужно ему, а также чувствую как от каждого его прикосновения ускоряется пульс, все сильнее сжимается сердце от неприятной, тянущей боли и как начинает жечь горло, от накатившихся чувств и вот-вот приближающихся слез.
Нежное прикосновение мой руки к его щеке, то чувство, которого мне так давно хотелось. Которое заставляет обостриться все мои чувства. Я ни на секунду не перебиваю его. Все еще борюсь с собой, чтобы не сказать лишнего, но не могу. Его нежное прикосновение к моим губам, заставляет меня сойти с ума. Забыть все то, что я говорила ему до этого. Я так желала рассказать ему все то, что на самом деле чувствую. Наш нежный поцелуй длиться некоторое время. Мы потеряли счет времени. Я отрываюсь от его губ. Нежно ладошками берусь за его лицо, смотря прямо в глаза.
- Макс... Только, пожалуйста, не перебивай меня, - мой голос тихий, немного хрипловатый, будто я вот-вот заплачу, но не отрываюсь от его глаз. - Я люблю тебя. Правда. Я до сих пор что-то чувствую к тебе. Это не просто влечение. Это что-то гораздо большее. Я очень пожалела о том, что оставила тебя, но есть обстоятельства, которые не пускают меня дальше. - вижу, как он пытается меня перебить и прикладываю палец, не давая продолжить. - Подожди. Давай оставим все так, как есть. Не смотря на то, что мы чувствуем.  Это пройдет, - чувствую, как из глаз начинают литься слезы. - Как бы больно нам не было. Тем более ты женат. Мэри не виновата в наших чувствах. А теперь... Нам лучше разойтись. И остановить эту пытку. Мы стараться быть друзьями.
Я нежно касаюсь его губ своими, оставляя сладкий поцелуй и сразу же встаю, собираясь уходить. Мне больно от того, что я не могу сделать его счастливым. Больно от того, что раз за разом причиняю ему боль.

+1

8

Сколько человек может вытерпеть боли? А как долго? Все эти четыре года были ни чем по сравнению с тем днем встречи с Джи. После того, как она ушла, а я не остановил ее, чувствуя себя совершенно не нужным, мне было тяжело находиться в той комнате. Мне казалось, что ее аромат постоянно витает в воздухе, а ее голос звучит в ушах. И что бы я не делал, все продолжалось и продолжалось, но я чувствовал, как на месте разочарования и ненависти приходит спокойствие от выплеснутых эмоций. Словно вулкан, который эти годы ждал, чтобы выпустить весь негатив в виде обжигающей лавы. Теперь свободнее, но пусто. Эта черная тишина еще больнее, но как же тепло ощущать ее пальчики на щеке, сжимая ее ручку и чувствовать, как она сжимает в ответ, возможно, даже сама того не понимая. Словно снова заполнялся этим приятным и таким необходимым теплом. Я отлично понимал, что, скорее всего, сейчас она снова скажет, что не любит, вновь оттолкнет и чувство пустоты вернется на свое место, а все тепло, которому я так был рад, растворится, не успев заполнить все внутри. Невероятный взрыв, который накрыл бурей нежности, что я ощущал в каждой клеточке своего тела. Она отвечала на поцелуй, с не меньшими чувствами и эмоциями, пока моя рука скользнула по ее пальчикам вверх к плечу, ласковыми касаниями заводя за шейку, чтобы притянуть к себе ближе. Плавленая, горячая нежность, что переливалась между нашими губами, к чертям сносила всю боль, разжигая лишь еще более острое желание. Быть ближе. Почувствовать ее всю. Аромат Джи, которым уже заполнились легкие, стал еще более дурманящим, но этого было мало. Мне было мало и тяжестью в мышцах чувствовал желание привлечь еще ближе, в тот момент, когда она обрывает поцелуй, а мои глаза снова встречаются с ее взглядом.
Очень трудно воспринимать информацию, когда внутри невероятный поток эмоций, что переливается, словно северное сияние всеми красками. Эти тонкие любимые пальчики, ладошки… мое тепло, которое настолько остро чувствую сейчас, когда нервные окончания накалены. Прикосновения дарят то мягкое наслаждение, но от чего я замираю, так это от слов девушки, которая отвечает взаимностью. Господи, почему она не понимает, все остальное не важно… важно лишь только то, что наши чувства взаимны. Все другое лишь мелочи, с которыми мы справимся. Мы. как же невероятно приятно было снова в мыслях произносить «мы», которое было разбито неделю назад. - Джи… - все ее слова и попытки переубедить меня были уже не важны. Пусть она даже скажет, что наша любовь смертельна и я все равно прижму ее к себе и больше не отпущу. Именно, хватит этой беготни. Просто хватит.
- Нет, - вспышка, еще одна. Если в прошлый раз я ощущал слабость, то теперь просто напросто рычу, цепляясь за Джи, подскакивая за ней, притягивая к себе за хрупкие плечики. Мой взгляд упрямый и дикий. - Нет, Джи, хватит. Ты взяла в привычку сбегать от меня, но хватит, черт возьми! - новое рычание, не злобное, скорее упрямое и нуждающееся. С уверенностью смотря в глаза. - Я не знаю что за обстоятельства, но мне плевать, слышишь? Хватит, я больше не отпущу тебя. Боже, Джи, мы любим друг друга, что еще важно? Ничего не важно, только это, - горячее касание ладони, что пальцами в волосы за ушко, чувствуя и видя в глазах ее реакцию на каждое мое касание, - то мы чувствуем… хватит все рушить, я не позволю, ты моя, - грозный рык, притягивая к себе властным движением за талию, так близко к ее личику, все еще не отпуская из плена своего взгляда, - мы справимся со всем, что бы там не было… мы… моя маленькая, я никому не позволю теперь отнять тебя, Джи, - голос затихает, носом ласково по щечке, спускаясь вниз к шейке, вдыхая ее аромат и прижимая к себе вплотную, чтобы ощущала то напряжение в каждой мышце, - Господи, я так скучал по твоему аромату. Твоим пальчикам. Твоим губам, - касание губ у основания шейки, дурманя все более острыми поцелуями, оттягивая платье с плеча и пуская по нему россыпь влажных поцелуев, - ты нужна мне, Джи… - аромат, вкус ее кожи доводили до состояния грубой власти, что впивались пальцами в талию, спускаясь все ниже к бедру, пока вторая рука портила прическу, лаская пальцами в волосах, мне было плевать на все, даже если бы нас кто-то застукал сейчас, я слишком хотел ее, - хочу, - выдыхая поцелуями по ключице, ладонь до кромки платья, возвращаясь снова вверх по обнаженной коже бедра и поднимая ткань платья. - Я хочу тебя, Джи, - прямо здесь и сейчас. Она хочет чувствовать и знать, как сильно я нуждаюсь в ней и хочу? Мой взгляд в полной мере это отображает, когда я поднимаю свои глаза к ее личику. Впиваясь в губы ненасытным диким поцелуем, не просто целуя, пожирая словно зверь ее губы глубоким и страстным поцелуем. Резко подхватывая на себя за бедра, усаживая обратно на скамью, так чтобы она оказалась сверху. Платье в таком положении задирается все сильнее, а мои ладони все четче оставляют на бедрах отпечатки жажды, движениями побуждая елозить по моим бедрам, чтобы она чувствовала, как в брюках все напряжено до предела и твердая плоть жаждет касаний нежной, манящей ручки…

+1

9

Я сказала это. Я сама не ожидала того, что скажу эти глубокие, чувственные слова о любви, которые будоражили сознание. Вернувшись с Сиэтла, я была уверена в том, что ни под каким предлогом не произнесу это слово "люблю" Максу, чтобы потом снова не пропасть с его жизни. Чтобы потом снова не сделать ему больно. И тогда, после нашей встречи неделю назад, я была уверена в правильности своих действий. Он итак меня ненавидел тогда. Любил и ненавидел. Вместо того, чтобы делать его счастливым, я, со своими проблемами, сделаю его несчастным и, возможно, заставлю его ненавидеть себя все больше и больше.
Наши чувства брали вверх над нашим разумом, полностью затуманив его от такого желанного прикосновения наших губ. Я миллионы раз мечтала об этом моменте, но была уверена, что больше никогда не смогу воплотить его в жизнь. Он был непредсказуем как всегда. Его тянуло ко мне, а я теперь жалела о том, что снова призналась в своих чувствах. Глупая девчонка.
Я не успеваю уйти, как он возвращает меня снова к себе. Сладкая пытка от его прикосновений заставляет меня думать больше о том, что я его безумно хочу. В очередной раз смотрю в эти любимые глаза, пытаясь понять как мне внушить ему в голову то, что нужно. Так не могло продолжаться дальше.
- Я не сбегаю от тебя. Я сбегаю от неприятностей. Мой любимый мальчик, - я приближаюсь ближе, беря его личико в свои ладошки снова. Такое нежное, невинное, но в тоже время интимное прикосновение для нас, заставляющее пустить по телу тысячи электрических зарядов, - Как бы мне хотелось тебе рассказать все, но я просто не могу этого сделать. Мы любим друг друга, но мы должны друг друга отпустить. Ты возненавидешь меня после всего, что можешь узнать. Но я не позволю тебе это узнать, пока сама не разберусь. Сладкий, прости меня.
Мне было так стыдно перед ним. Я разговаривала загадками и догадывалась, что он начинает считать меня сумасшедшей. Может так и было? За последние месяцы моей жизни, мне кажется, что я и вправду немножечко свихнулась. По крайней мере нервов у меня стало значительно меньше.
- Позволь мне сделать сейчас, так, как я думаю. Ты поймешь, что я поступаю правильно. Будь ты на моем месте ты сделал бы также. Сладкий, я так не хочу причинять тебе боль и все рушить, но не могу я по-другому. Не могу, слышишь? - мой голос затихает, наслаждаясь его поцелуями и прикосновениями. Они сводили с ума, но я все еще надеялась, что появится момент, когда я смогу сбежать. Сбежать и не доходить до пика нашей страсти, когда я просто не смогу от него уйти. Уже я чувствовала, как таю в его руках, от его же прикосновений по моему бедру, от его поцелуев на моей шее и ключице, которые заставляли кожу покрыться мурашками и содрогнуться легкой дрожью. Его руки властно сжимали мое тело, будто доказывая мою принадлежность ему. В какой-то момент я ощущала себя куклой, в его руках, но мне это нравилось.
Постепенно я все больше и больше забывала о том, что это не правильно. Я все больше отдавалась чувствам, приятным манящим ощущениям, приносящим удовольствие. Отдавалась вся без остатка, навстречу его поцелуям и прикосновениям. Я сразу вспомнила те прекрасные моменты нашей близости, когда не существовало никого вокруг. Казалось, сейчас было так же. Я совершенно забыла где мы, совершенно забыла о том, что здесь может кто-то быть. Я желала его всем сердцем и душой. Хотела ощутить каждую клеточку его тела, коснуться рукой, оставив легкие отметины от хрупких пальчиков. Хотелось прикоснуться губами, оставив влажную дорожку язычком. Я хотела его всего. И не хотела ни с кем делиться. Разве что-то еще нужно было мне сейчас для счастья?
Его губы в страстном, желанном, жадном поцелуи касаются мои и теперь я окончательно забылась. Если моментами я задумывалась о том, чтобы уйти, то сейчас меня раздирало от желания почувствовать внутри. Оказавшись у него на коленях, не отрываясь от его губ, мои ручки потянулись к рубашке, расстегивая пуговки, желая поскорее коснуться такого желанного тела. Расстегнув несколько пуговиц, я бросила это дело, не расстегивая их до конца. Мне хватало места, чтобы снова прикоснуться к его коже, коснуться его плечей и груди. Я сильнее выгибала спинку, прижимаясь к его груди, иногда возвращаясь в прежнее положение, скользя пальчиками по телу, к пряжке ремня на брюках. Отчаянное желание, не отрываясь от губ, начинаю расстегивать ремень, теребя пальчиками. Тот момент, когда наши эмоции все делают за нас. Сейчас я все больше и больше осознавала, что потеряла.

+1

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Make a wish... - You.