в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the war inside


the war inside

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Шелковистая простыня мягко окутывала его туловище. Он лежал в свой кровати, как всегда, один, смотрел в потолок прокручивая всё произошедшее снова и снова. Пытаясь уловить всю суть, о том, что его враг имел в кармане очень хорошее оружие против вампиров. Лайонел мстил не только ради себя, но и ради будущего своего вида, наверное, поэтому у него столько последователей. Это слишком большая ответственность, а каждое действие равносильно маленькой казни будущего. Поставив на кон не только свою жизнь, но и тех, кто готов ради него пасть в бою, разорвать на клочья противника. Вампиры научились маскироваться под людей здесь в Берлине ещё ни один не прознал об их существовании и это было ему на руку. Слегка привстав он ощутил боль, что связывала его уже такие не живые органы в тугой узел. Если бы его сердце умело биться он бы подумал, что заново стал человеком. Собрав всю свою волю в кулак поднялся из кровати, сделала пару глотов красной, густой жидкость, что стояла на прикроватной тумбочке и не спеша подошел к зеркалу.  Действие удара не прошло мимо, Лайонел выглядел более бледным под глазами появились серые синяки, все это создавало образ голодного вампира. Прям как в старые "добрые" времена. Ухмыльнувшись самому себе, он взял со стула чистую рубашку.
***

1866 год.

Неприятно, когда коса смерти дотрагивается до твоего затылка.

Шшш... Шшш...Шшш. Темнота. –Вампиры не спят! Тишина. –ВАМПИРЫ. НЕ. СПЯТ. Голос становился могущественнее кажется это его сознание кричала как буря, голосом Альберта. –Ва-а-амиры не спя-я-ят. Прошипела ему как ядовитая змея. Всё вокруг было каким-то мутным, темное сменялось коричневым то и вовсе расплывалось в яркие пятна. В голове всё шумело, всё это время, пока Лайонел принял сметь и ожидал конца, слышал, как кричит весь дом вампиров, зовут о помощи, карабкаясь из-под обломков. Тишина и темнота вновь настигли его.
–Это конец? Так выглядит свобода? Этот вопрос возник в его голове прежде чем он мог открыть глаза.  Первое, что он увидел было небо, темно синее небо, усыпанное умершими предками. Вернее, так думал и задавался вопросом, что бы они ему сказали, увидев его таким. Мерзким, жалким несостоявшимся вампиром, что так просто продал душу дьяволу и так жалко прожил жизнь. Тело изнывало от боли, кожа была покрыта водорослями, наверное, именно это помогло ему не сгореть дотла. С трудом перевернувшись на живот он встретился лицом к мокрому песку. Глубокий вдох сопровождался хрипотой, словно его настигла смертельная болезнь. – Мистер? Неуверенный мужской голос явно обращался к нему, но вампир, не обращая внимания начал ползти подальше от прилива. –Мистер вам плохо? Вам помочь? Лайонел ощутил, как его начали подхватывать за руки, но парнишка не сдвинул его с места. Вдох. Он начал мысленно умолять смерть забрать его прежде чем он убьет человека с добрым сердцем. Даже несмотря на то в каком внешнем состоянии он был, грязный в водорослях, сожженный до мяса. Тем временем, человек протягивал руку, но судьба оказалась коварнее. Парень о чем-то говорил, но его голос затмевал ритмичный пульс на шее, его сладкая кровь манила прокусить тонкую белоснежную кожу. От манящего аромата во рту отрасли клыки, его тело было возбужденно, а создание затмилось пеленой. Он все ближе и ближе приближался к коже парнишки и вот уже он ведет носом по его шеи. Сам не заметив того, как о повалил его надписок и уселся сверху, легкий животный рык. Карие глаза были широко распахнуты, дыхание человека заметно участилось словно, страх парализовал парнишку и тот не смог издать никакого звука. Вампир припал к шее мальчишки сладким поцелуем и прокусил его тонкую кожу.
***

Наши дни. Берлин.

Войдя на кухню, Лайонел щелкнул электрический чайник, совершенно не заметив того, что он был далеко не один. Вытащив пару банок с травами, засыпал их в небольшую чашку и влил в неё кипятка. Вода постепенно начала окрашиваться в фиолетовый цвет, на поверхности чашки он увидел маленькую Хелену. Нахмурившись, взял горячую чашку в руки, развернувшись на пятках встретился с выпученными глазами Кати. –Тебя сильно кирпичом приложило? Лайонелу захотелось улыбнуться как-то по-детски, но вместо этого дернул плачем как-то нервно. –Это для Анны. Зачем-то начал оправдываться перед блондинкой, но та удивилась еще больше. Оно и понятно, вампир и сам забыл, когда в последний раз о ком-то заботился лично уж тем более посещал кухню, где было утроено все по-человечески. Обычно это территория Кати и ее возлюбленного человечишки, которому она не хочет открывать свою сущность и так искусно притворяется живой и юной глупышкой. Не одобряя того что делает вамприша, но предпочитал не начинать разговор о том, как это плохо может закончиться для её.
Любое его движение давалось ему тяжело, но показывать всем видом насколько ему сейчас трудно передвигаться было непозволительной роскошью. Покинув кухню, медленно шел по узкому коридору, на стенах висели старинные картины, под ногами расстилался красный ковёр, а в конце коридора стояли старинные часы, которые перестали работать давным-давно.  Прежде чем он успел постучать в толстую черную дверь она распахнулась прямо перед ним. Войдя внутрь он увидел, как Анна сидела на краю кровати, словно уже давно ожидала его появления. Молча протянул уже остывший напиток в его руках, а после встретился с более удивлённо взглядом. –Этот напиток восстановит тебе силы. Им пользовалась твоя мать и просила меня в случае чего дать его тебе, кажется время пришло. Ведьма, прищурив глаза осмотрела упыря с ног до головы и провела рукой что-то произнеся шепотом. Мужчина закрыл глаза и от удовольствия издал стон, боль что проносилась по его телу стала тупой и не такой явной. –она ведьма, Лайонел. Аня сделала глоток фиолетовой жидкости и поморщилась от горьковатого привкуса. –Она очень сильная могущественная ведьма, я бы даже сказала она наша Мать. Хелена сама этого еще не знает по всей видимости, кто-то заблокировал ей память. Но то как она использовала силу, она чуть не порушила защиту дома, а материя довольно сложная и прочна, возможно ты можешь ожидать гостей если кто-то из ведьм был неподалёку, они придут к верховной. Голос Анны звучал как-то возбужденно, словно такое происходит раз в миллиарды лет, а ей представилась честь улицезреть это чудо. –Большего я не могу сказать, мне надо пообщаться с самой Хеленой, но мне нужно еще немного времени для восстановления сил, чтобы вытянуть ее тайну на поверхность. Лайонел слушав внимательно и не смел прервать вдохновленную женщину, да и слова были здесь излишни. Сюда он пришел за информацией, но как оказалось получить её не так много, как хотелось бы этого. Уже собираясь уйти, развернулся в сторону выхода. –Тебе повезет если она не сообразит воспользоваться своей силой, чтобы выбраться из оков. Она легко тебе надерет задницу. Его губы дрогнули в улыбки. Всё-таки какая-то часть него была горда за маленького оборотня, что совсем недавно он научил её охотиться, с которой он держал расстояние, но всегда был по близости. Привязанность. Фыркнуло его сознание, словно выплюнуло слюну. -Возьми этот мешочек и высыпи возле двери с обратной стороны камеры. Проснувшиеся в ней силы никуда не денутся, а эта трава успокоит ее и убедит, что она в безопасности. Указав длинном пальцев сторону небольшого коричного мешка, что лежал на стуле, она легла в кровать и устало зевнула.
Спускаясь в обустроенную камеру для оборотня, он услышал её тихий шепот, девушка разговаривала не на немецком, английском или каком-то другом языке, она издавала непонятное шипение прям как Анна, только у оборотня был особый акцент. Раскрыв мешочек, что дала ему ведьма он сделал как она сказала, а после перешагнул порог. –Надеюсь, ты здесь не сошла с ума. В его голосе был отчетливо слышан смешок, но пришел сюда не насмехался над ней. –Ну, что же, надо подвести итог окончания моего эксперимента. Того, что не только вампиры такие бяки. Нами управляет голод, как и вами, думаю ты уже испытала это. Раньше ведь тебя явно не морили голодом. Сведя брови к переносице, словно о чем-то задумаюсь, но не решался ещё пока говорить об её парнишке. Подойдя к изголовью, легким движением руки развязал веревки, что были связаны слишком туго её запястье слегка начали кривиться. –Не заставляй меня пожалеть об этом. Холодно произнес он, беря стул и садясь на него неподалеку от девушки. –И так, я оказался прав, но можешь не беспокоиться о Томасе. Он не запомнит тебя таким монстром, но он все еще у меня. Такой хрупки и живой, что, если ты будешь делать глупости он будет страдать по-человечески. Пронзающий холодный взгляд осматривал состояние девушки попутно пытаясь предугадать её действия, но почему-то он был уверен, что Хелена не сможет на него напасть. Такая уверенность даже заводила его интерес, но вампир всегда был готов на любые попытки побега или нападения. Дав ей свободу, он дал ей выбор, от которого зависело многое.

[NIC]lionel brownie[/NIC]
[STA]Твой сонный паралич [/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/by8za.jpg[/AVA]
[LZ1]Лайонел Брауни , 24 (502 ) y.o.
profession: singer, musician
species: vampire
[/LZ1]

[SGN]http://s4.uploads.ru/1s2w4.gif

«У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего. »[/SGN]

Отредактировано Derek Bishop (2018-03-25 20:44:16)

+2

22

[NIC]Helena Oettinger[/NIC][AVA]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/24404.gif[/AVA][STA]бегите, глупцы[/STA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/36684.gif
Жизнь всё объясняет на пальцах. Видишь средний?
[/SGN]

[LZ1]ХЕЛЕНА ЭТТИНГЕР, 24 y.o.
profession: top model
species: werewolf
[/LZ1]

   К своим годам, не таким уж великим даже по меркам смертных, Хелена ухитрилась пройти через достаточно препятствий, чтобы считать себя сильной женщиной. Не принимая во внимание детский возраст, о котором она помнила немало выпавших на свою долю физических и психологических испытаний, повлиявших на становление характера и личности (а теперь вдруг столкнулась с фактом, что часть воспоминаний из того времени были спрятаны от неё самой - над этим ещё предстояло хорошенько подумать), с момента наступления совершеннолетия девушка так и вовсе с головой погрузилась в бесконечное преодоление чего-либо, поиск решений, извечные столкновения интересов, нешуточную борьбу за место.. да хотя бы под теми же софитами модельного бизнеса. Думаете, при наличии тьмы-тьмущей конкуренток это легко? Вам правда кажется, что успех и обожание публики - это сладкие разноцветные леденцы, разбросанные под ногами, что единственное усилие ради возможности вкусить их - нагнуться и поднять? О, как же вы ошибаетесь... Жизнь среди смертных была сущим адом, в котором, без преувеличений, приходилось выживать - быть хитрой, изворотливой, предусмотрительной, просчитывающей все свои последующие шаги на несколько ходов вперёд. И сейчас, с подозрительным равнодушием рассматривая из-под опущенных ресниц того, чей череп в воображении уже был приспособлен в качестве домашней утвари, Хелена изо всех сил старалась себе напомнить о том, что сильные женщины не опускаются до необдуманных поступков, о которых придётся пожалеть секундой позже. К тому же, этот вампир вёл себя слишком самоуверенно даже в момент, когда освобождал её руки от верёвок.
   Поэтому ради достижения цели она не гнушается расщедриться на одну из обворожительных улыбок, когда поднимается и усаживается на постели. Неспешно и с наслаждением растирает себе запястья, свешивает одну ногу на пол, упираясь обнажёнными пальчиками во что-то мягкое, очевидно, ворсистый ковёр, неотрывно при этом наблюдая за каждым движением вампира. И ровно в ту долю секунды, когда его собственный взгляд теряет её из виду ради размещения с удобством на стуле, Хелена совершает такой резвый и стремительный рывок вперёд, что сама удивилась тому, насколько ловко, легко и непринуждённо дался ей этот манёвр. Это что-то совершенно новое для меня, даже как для оборотня, - с удивлением возникает мысль, утопая в грохоте опрокинутого на пол стула, отчётливом прикосновении к чужому телу поверх расколовшегося на детали предмета мебели, в оставшейся незамеченной девушкой голубоватой вспышке вокруг собственного тела - промелькнувшей и растаявшей в естественном освещении комнаты.
   Вонзившись крепко, уверенно, сильно тонкими длинными пальцами, объятыми едва различимым голубоватым свечением, в шею вампира, Хелена, продолжая улыбаться, склоняется ниже, заполняя пространство медовыми нотками нежнейших цветов и трав, которые могли принадлежать ей одной.
- Это тобой управляет голод, - ласково произносит она в лицо мужчине приторно-сладким голосом, меняясь оттенками взгляда к вызывающе дерзкому, - а мною - право выбора, которое ты, мерзавец, у меня посмел отобрать. А теперь обнаглел настолько, что смеешь говорить мне слова утешения? И что мне с тобой за это сделать? Мм? - Склонившись ниже и пройдясь глубоким долгим вдохом сквозь нежные трепетные ноздри вдоль его скулы, вбирая, впитывая, запоминая навсегда индивидуальный запах вампира, добавляет: Глупости, говоришь? Кто станет вредить хрупкому смертному, если некому будет отдавать приказы? - Нервная секундная усмешка, сменяющаяся рвущимся из горла хриплым вздохом. - Об этом ты задумывался, когда посмел явиться сюда? Отвергнуть человечность и поддаться инстинктам, значит... Хм.. любопытно, каким окажется на вкус твоё бездушное, холодное, мёртвое сердце?
   Кончики пальцев невесомым касанием тепла скользят по его шее ниже, меж ключиц, оставляя на коже вспыхивающие и тут же исчезающие всполохи бледно-голубых следов, распахивают ткань на груди и останавливаются аккурат на том месте, где у существ из плоти и крови наблюдается пульсация, но которой лишены проклятием за право обрести бессмертие вампиры. Аромат его кожи, её неуловимый для обоняния смертных запах и возникающий, леденящий саму душу, возможный привкус крови на губах - навязчивый, долгий, от него не избавиться так просто. Электрические разряды на кончиках напряжённых пальцев, мёртвой хваткой вцепившихся в тело, на котором она восседает подобно наезднице, тягучая боль в затылке, чей-то беззвучный убедительный голос в голове: отпусти, покорись, прими, осознай, не делай, что задумала.
   Голос. Она уже слышала его. Он заставляет девушку замереть, напряженно всматриваясь в лицо вампира, но словно смотря куда-то сквозь него, в пустоту. Это даже не звук, а вложенное в сознание решение, взявшееся ниоткуда, но воспринятое как собственное - призыв успокоиться, что кажется своим же желанием. Под его воздействием Хелену отпускает столь же быстро, как накатило то, что совсем недавно заставляло звенеть готовой лопнуть и окраситься в кровавые оттенки реальность. В глубине глаз девушки что-то меняется, смягчается, возвращает осмысленность; и вот уже взгляд, обращённый на Лайонела, ничем не выдаёт недавнюю жажду убийства, растворив желтизну звериной натуры в золотистых искорках человечности.
- А ты хреново выглядишь. - Какое-то время темноволосая излишне придирчиво рассматривает мужчину под собой. - Впрочем, меня это только радует. Мелкая, но компенсация за моё заточение. Чтобы ты знал, однажды я заставлю тебя сполна заплатить за каждую секунду, проведённую в этом месте.
   Разжав пальцы, девушка медленно сползает на пол и отодвигается назад, подальше от вампира, упираясь ладонями позади себя. Хелену удивляет и отчасти пугает, что голос в темноте подсознания умолк в то же мгновение, как она перестала касаться Лайонела. Неужели это его вампирские трюки? Или что это такое? Почему, никогда прежде не слышав этого голоса, я абсолютно уверена, что знаю его? Подозрительно щурясь и склонив голову набок, темноволосая интересуется достаточно дружелюбно, если так вообще можно назвать звенящие недоверием интонации:
- Рассказывай, зачем припёрся, экспериментатор хренов? Отпустить меня надумал? Лучше бы так и было. Ты же понимаешь, что меня уже ищут и найдут рано или поздно. Зачем тебе лишние проблемы? Если.. если только ты не надумал развязать войну между оборотнями и вампирами? Что, своих совсем не жаль терять?

+3

23

***
Неподалеку от резервации оборотней.Поле. 2005.

Pelle sub agnina latitat mens saepe lupina*

Эта ночь была не обычной, сегодня новичков выпустили на их первую "службу". Под присмотром обученных и преданных Эрдману оборотней, но единственное, что смешило Лайонела так-то, что оборотни не способны обучить молодняк простой дисциплине. Несмотря на могущественный рык, что изредка издает Томас пока Эйдан рассказывает все прелести и опасности в патрулирование молодняк восторженно осматривает все во круг, заметно пропуская мимо ушей четкие установки. Вампир, что сидел на ветвях старого дуба нашел одного маленького волчонка, что так старательно запоминал тихо, повторяя за бетой каждое слово. Ночь обещает быть интересной. Как-то по-особенному ухмыльнулся Лайонел и тих сполз с дерева, сливаясь с воздухом и шорохом листьев. Молодняк разобрался по полю, подозрительно осматривая местность и вздрагивая от каждого шороха. Он выжидал минуты, когда девочка оторваться от стаи, пожалуй, слишком предсказуемое действие Хелены, сражаться с неведомым врагом один на один. Прижавшись к земле, он положил белую лилию и шумно отступая назад издал хриплое шипение змеи, чтобы привлечь внимание нужной персоны. Луна, что освещала все поле скрылось за тучи уступив место тьме. Маленький оборотень обернулась, ее голова была слегка наклонена, неуверенно шаг за шагом приблизилась к белому цветку. Её тонкие пальцы обхватили белоснежные листки, но шипение змеи заставила вновь отвлечься от белого цветка. Незаметно он вывел девушку в самую гущу леса, здесь было темно настолько, что даже сверх существа было сложно ориентироваться взглядом. Холодные руки обхватили лицо девушки, не обратив внимание на резкое вздрагивание и попытку вырваться предварительно, нанеся несколько травм чужаку. Лайонел с легкостью подняв к себе лицо, он вывел из сундука память о нем и растворился во тьме.
Еле уловимая прохлада вела девушку в неизвестность. Густая тьма и тишина окутывала её сознание, даже её внутренний волк поджал хвост. Дыхание Хелены учащалось с каждым шагом, от неуверенности вытянула руку вперед, чтобы не удаться об неведомое впереди препятствие. -Лайонел? Голос слегка дрожал, а её зрачки бегали по густой тьме. Вампир привет её к утесу и издал шипение, притаился позади неё, маленький оборотень вслушивался в тишину и отчего-то не заметил обрыв. Легким движением, ухватился за шкирку девчонки с лёгкостью отшвырнув назад. -Практически не плохо. Доверять надо ушам, а не глазам. Стряхнув с белой перчатки неведомую глазу пылинки, леденящим взглядом уставился на Хелену. -Я знала, что это ты. С особой радостью в голосе произнесла девочка. -Да, только временно, ты потом меня не вспомнишь, я же тут, чтобы дать знания, что скрывают от вас. Тебя. Небрежно ответив юному вурдалаку он вновь скрылся в густой тьме западного леса...
***
Наши дни.
Он и не заметил, как оборотень прокинул его на спину при этом сломив деревянный стул, превратив его в щепки. На его лице повисла язвительная улыбка, когда Хелена заговорила о праве выбора. -Да. Оборотень. Права выбора того, кто владеет тобой, а когда этот голод... прости, права выбора исчезнет удовлетворенно, клацнув пастью. Твой человек будет сильно страдать, ненавидя сущность за это. Хелена втягивала его запах слегка, прикасаясь к его щеке. Он ощущал тепло оборотня и острый запах псины который, раньше не ощущался так сильно, но от чего-то вся картина больше заводила его чем пугала. -Ты слишком плохо знаешь способности своего врага, прежде чем нападать на него. Прошептал хрипло на ухо девушке, и слегка склонил голову на бок. В этот момент он испытывал огромный интерес к будущему, но внешне всячески показывал то, как сильно наскучило доминирование вурдалака. В первые он словил себя на мысль о том, как внутри него разворачивается огромное желание овладеть этой несносной девицей, что демонстративно распахнула его белую рубашку оторвав пару пуговиц. Её прикосновение были похожи на маленькую бурю, внутри же разыгрался огненный смерч, по телу ощущался ток, словно вампира бросило в молнию, а после резко выкинуло в самое холодное море. Он слышал хруст своих ребер, но по неведомым причинам боли не ощущал лишь его глаза изменили окрас с бледно-голубого до темно синего. Вампир уже был готов перекрыть волю шествия её оборотня, но тело её заметно сжималась, словно она с чем-то боролась. Кровожадность Хелены растворилась в воздухе, и теперь она смотрит более дружелюбно и как-то по-человечески просто. -Ты сама его пожелала, я бы может и не заточил тебя с твоим человечишкой. Боюсь-боюсь. Как-то устало вздохнул вампир и спрятал свои клыки, что вылезли не по приказу, а скорее по требованию его агрессии, что так желала вцепиться оборотню в шею. Хоть он заведомо знал, насколько кровь оборотня противна на вкус.
Терпеливо дождался пока Хелена слезет с его тела, поднявшись на ноги скинул с себя порванную рубашку. Взглянул на сломанные ребра, что были сломаны, а регенерация прошла с опозданием. Отряхнув брюки, присел на корточки, чтобы бы видеть лицо взбалмошной женщине.
-Нет, отпускать я тебя не надумал, еще рано, да и с таким твоим поведением не знаю, когда выпушу. в его голосе слышались нотки веселья. Он помнил её маленькой и сейчас именно такой видел её сидящей перед собой. -Да, тебя ищут, тебя искали у твоего парня и чуть не сожрали его, но благодари за это Катю. Она спасла его шкуру, и уложила перцовым баллончиком оборотней, точнее отвлекает. Лайонел ощущал острый голод, цвет становился с каждой минутой темнее, но годы тренировок позволяют не срываться и не набрасываться на биение и тело оборотня или тяжелое дыхание больного Томоса, который пылал от жары. -Своих. Он рассмеялся и слегка опустил голову, облизнул губы и посмотрел исподлобья на неё. -Свои, как ты выразилась. Желают твоего отца разорвать, но, а пока твой отец думает, что я мертв, да и все, практически вампиры мертвы, нам только на руку. Они видели пару вампиров ищеек, что прислуживали Эрдману, но те были не старше ста годов, их способности были каким-то скованными словно их парализовало. -Весь дом, желает растерзать твое племя. И, они давно бы это сделали, возможно даже глупо пали... Слова давались ему тяжело, перед глазами вспыхивал огонь, он снова слышал стоны своей семьи, своего дома и на время замолчал. -... Я единственный здесь, кто их сдерживает. Мы желаем смерти Эрдману Эттингеру за содеянное, только ему. Стиснув челюсть, вампир уставился куда-то сквозь оборотня, отчетливо понимая то, что большие потери понесут обе стороны, но Лайонел никого не держал. Все собрались возле него и следуют за ним, несмотря ни на что. -Каждый из нас получит по заслугам и погибнут только те, кому суждено. Грубо произнес, сжав кулаки. Зачем нужно сохранять все племя оборотней, когда он мог истребить каждого по одиночке, что это? Жалость? Воспитание или прежнее желание жить в мире и согласии соблюдая правила. Прищурив глаза он с интересом осмотрел все во круг и нарисовал указательным пальцем круг.  -Ели ты не заметила, то для пленника такие условия слишком хороши. Я не буду причинять боль тебе, если ты будешь хорошо себя вести. И твоему человеку, если он не помрет к утру. Здесь было довольно уютно, небольшой столик, мягкая кровать, даже имелся графин с водой, даже имелась ванная комната с туалетом. Приподняв бровь заметил недоуменный взгляд Хелены, которая по всей видимости этого тоже не замечала.

[NIC]lionel brownie[/NIC]
[STA]Твой сонный паралич [/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/by8za.jpg[/AVA]

[SGN]http://s4.uploads.ru/1s2w4.gif


«У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего. »
Под шкурой ягненка часто скрывается нрав волка.*[/SGN]

Отредактировано Derek Bishop (2018-05-16 20:11:38)

+3

24

[NIC]Helena Oettinger[/NIC][AVA]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/24404.gif[/AVA][STA]бегите, глупцы[/STA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/36684.gif
Жизнь всё объясняет на пальцах. Видишь средний?
[/SGN]

[LZ1]ХЕЛЕНА ЭТТИНГЕР, 24 y.o.
profession: top model
species: werewolf
[/LZ1]

   Не нравился ей этот разговор. Ох, категорически не нравился. Сосредоточенная на собственном заточении и продумывании возможностей, как из него вырваться, Хелена впервые только что испытала новое тревожное чувство. Отодвинувшись ещё дальше, пока спина не упёрлась в боковину кровати, девушка буквально уставилась на вампира и не произнесла ни звука, пока он говорил. А послушать было что. С каждым его словом, опадающим на сознание остроконечными копьями, её ясный взгляд мрачнел, темнел, пока не стал сосредоточением чёрной бездны. Ясно. Сиюминутная дурь заработать денег на похищении моей персоны тут не у дел. Кровная месть, значит.
   Все эти масштабные разборки между семьями, кланами, видами никогда особенно не интересовали Хелену. Она считала себя ребёнком нового мира, которому чужды подобные желания и стремления, для которого важнее смотреть в будущее, нежели жить с цепью на шее, уходящей к камню в виде прошлого. Но что она, не прожившая даже века, могла знать о творящемся в душах и сердцах, пусть и мёртвых? Так, сплошные предположения и домыслы. Потому и не влезала не в своё дело, предпочитая держаться подальше от сородичей, в разговорах которых нередко улавливала отсылки к временам, о которых не имела ни малейшего понятия, а копаться в древних талмутах семейной библиотеки не считала необходимым. Сидя на полу и перебирая пальцами, то сплетая, то расплетая их, Хелена поймала себя на мысли, что напрасно, наверное, пренебрегла этим занятием, ведь сейчас вампир явно пытался донести до неё какую-то мысль - не просто мысль, а касающуюся непосредственно её отца. В адрес Эрдмана с завидным постоянством прилетали угрозы расправы. Их разве что с голубиной почтой не доставляли. Но то, что здесь и сейчас слышала темноволосая, что никак не могло достичь слуха отца, что оставалось на подкорке её лишь сознания, казалось чем-то действительно устрашающим.
   Сомкнув руки в замок, девушка глубоко задумалась. Пусть она была юной, плохо (ладно, не плохо, а совсем никак) знала историю своего "народа", но ей хватало ума осознавать, что война между вампирами и оборотнями - это немыслимо, невозможно, недопустимо! Способностей одного из представителей любого вида более чем достаточно, чтобы нанести этому миру непоправимый урон. Что будет, если противостояние затронет каждого, думать даже не хотелось. В такой войне существовал тысяча и один способ, как умереть - и это только навскидку, без вдумчивых подсчётов. Одни проще, другие сложнее, но результаты всегда одни и те же - смерть или, как минимум, невероятные увечья и травмы, которые мало, либо не совместимы с жизнью. Сейчас перед Хеленой будто бы положили на разные чаши весов варианты. Сидеть в заточении смирно, наблюдая за событиями со стороны, либо не оставлять надежды вырваться на свободу, предупредить отца и тогда кровавой бойни точно не избежать. На выбор. Всё честно - решать ей. И там, и там приятного мало, то есть совсем не предусмотрено, зато с верхушки айсберга помахали табличкой с единственной фразой "Родная, живи!" Какой дурак откажется от жизни? Она так уж точно не дура. И в её еженедельнике не записана красивым почерком дата собственной смерти.
- Аудиенция закончена. Уходи. - Устало произносит темноволосая, даже не шевельнувшись. - Мне нужно подумать. И предупреждаю последний раз: если с Томасом что-то случится, я не пожалею собственной жизни, чтобы убить как можно больше вампиров. - В интонациях Хелены начисто отсутствуют нотки бахвальства или капризов оказавшейся в плену девицы, которая не жалеет громких и хлёстких слов, чтобы задеть недругов. Напротив, выглядит и говорит она действительно уверенно, не оставляя никаких сомнений, что сдержит своё обещание, а потому лучше воспринять её всерьёз, нежели потом столкнуться с яростью и смертоносностью оборотня, предоставившего внутреннему зверю полную свободу действий.

   Оставшись в одиночестве, девушка сидит на полу ещё очень долго, проматывая все разговоры, что состоялись между ней и Лайонелом, припоминает всё, что услышала от той миловидной вампирши, но всякий раз наталкивается на тупик в виде непонимания, какими возможностями обладает сама, чтобы повлиять на ситуацию. Бежать отсюда нужно. Бежать как можно скорее. Встретиться с отцом, рассказать ему про планы вампиров и получить ответы на вопросы, от которых теперь не могу избавиться. В первую очередь, что за голос зудит в моей голове? Откуда он взялся? Почему я уверена, что слышала его раньше? Ведьма. Мне нужна ведьма или любой второсортный колдун нашего дома, чтобы помог разобраться. Бежать.. Чёрта с два я смирюсь с ролью узницы. Как бы ветер не ярился, гора не склонится перед ним. - Впору было усмехнуться над тем, что последней мыслью в голову прилетело высказывание Императора из мультфильма "Мулан". Да только обстоятельства хорошему настроению никак не способствовали.
   Обшарив каждый миллиметр помещения, Хелена столкнулась с малоприятным открытием: кажущиеся непрочными стены и решётки на окнах скрывали в себе весьма сильную защиту - магическую, насколько в таких делах вообще разбиралась девушка. А даже если бы и не разбиралась, стоило коснуться надежды на побег, как ей хватило пары болезненных ментальных ударов, чтобы оставить попытки выбить то же окно. Разозлившись, темноволосая прошлась несколько раз по комнате, а при очередном пересечении периметра, наступив на что-то, замерла. Взгляд, упавший под ноги, рассмотрел сложенный лист бумаги.
- Это ещё что такое? - Недоуменно пробормотав, Хелена склонилась за ним, развернула и попыталась разобрать написанное. - На каком это языке вообще?
   Повертев листок и так, и эдак, присмотревшись, порывшись в амбарах памяти, она пришла к выводу, что частично понимает текст, и ещё отчего-то уверена, что это не какая-то там записочка на отвлечённую тему, а заклинание.
Почему бы не попробовать? - Не стоило удивляться вновь возникшему в голове голосу, но Хелена, тем не менее, вздрогнула всем телом.
Что попробовать?
Произнести его. Нарисовать этот знак, сложить нужные символы и произнести вслух текст. Что ты теряешь?
Рассудок, судя по всему. Я разговариваю сама с собой. Это шизофрения, не иначе.
Это твоя судьба, Хелена. Это твоё предназначение. Ты была рождена, чтобы возродить потерянную магию. Так начни свой путь сейчас. Иначе прольётся слишком много крови.
- Ха-ха-хааааа... - на спад срывается нервный смешок с губ девушки. Не каждый день твоё подсознание (во что-то иное верить совсем не хотелось) рисует тебе перспективы, достойные экранизации и внушительных кассовых сборов. Но любопытство такое любопытство...
   Опустившись на колени, Хелена надкусыват заострившимся клыком запястье, чтобы тут же начать рисовать на полу замысловатый узор собственной кровью. Далеко не с первой попытки, насмехаясь над собой же и тем, что поддалась искушению бредом, складывает непослушными пальцами поочерёдно несколько символов, громко и отчётливо произнося слова, начертанные на бумаге.
- И....? - Очевидно, её ироничное начало должно было закончиться чем-то вроде "И что произошло?" или "И что теперь, я призвала армию орков?", а может и вовсе "И не лень же мне заниматься откровенной ерундой!", но закончилось тем, что символ на полу вспыхнул ярким алым пламенем, ударив высоко вверх веером искр, а саму Хелену отшвырнуло на пару метров назад. - Копать-хоронить! Вы горите! Могу ли я вам помочь? - Непроизвольно вырвалось у неё словами Мэйвис из мультфильма "Монстры на каникулах".
   Приподнявшись на локтях, темноволосая потрясла головой, прислушиваясь к странным новым ощущениям внутри себя, природа происхождения которых сходу показалась странной. Более того, эти самые ощущения хоть и воспринимались как собственные, но в то же время возникло смутное подозрение, что они поступают откуда-то извне.
- Я так и не поняла, что сделала..

+3

25

- Лайонел, они по-прежнему ищут девчонку. Думают, что она сбежала, но  Эрдман думает, что она где-то прячется от него. Снова. Он натягивал белоснежную рубашку смотря перед собой. Лайонел не до конца верил, что Эттингер по-настоящему любит свою дочь, особенно в связи с последними событиями, что произошли буквально спустя сутки. - Пока не высовывайтесь, просто наблюдайте, надо выждать время. Он отправил не всех.
Уши и глаза в стае были для вампира приятным бонусом, вот только взамен информации Лайонел обещал не трогать семью состоящую из четырёх человек. Как оказалось, не все любили своего вожака, но выбор у этой семьи был не велик. Умереть от голода и быть изгнанным навсегда или подчиниться всем правилам предварительно поклясться быть верным, но у каждого свои хитрости и способы уклоняться от законно и оставаться в тени.
***
Не всех.

Теплая кровь разливалась по венам утоляя очередную жажду, человек был чем-то болен и поэтому металлический вкус во рту смешивался с пьянящей сладостью.
–Забродивший компот и то вкуснее твоего ужина. Или ты завтракаешь? Рык заставил оторваться от жадных глотков крови от чего его борода была покрыта липкой жижей.
–Разве только для живых. С удовольствием облизав губы, вампир не дернулся и лишь нагло смотрел в глаза оборотню.
– Ты не боишься, что я тебя разорву? Морда оборотня опустилась ниже к земле, а верхняя губа приподнялась, оголив белоснежные зубы, но взгляд оборотня Лайонелу казался далеко не вражеским.
-Зубы чистишь, это хорошо. Многие страдают от зубной боли. Вытерев рукавом остатки крови со своего лица, неспешно протянул.
–Хотела бы ты, Лукреция меня разорвать сделала это пока я трапезничал. И уж тем более не вела со мной диалог.Наклонив голову, вампир прищурил глаза, его научили наблюдать и выжидать, ему не нужно было время для подготовки, чтобы исчезнуть или напасть.
–Так, что тебе нужно, а то мне надо сменить фрак, я промок. Оборотень клацнув пастью с особой насмешкой произнесла:
-Боишься заболеть? Перед ним уже стояла обнаженная женщина, она подошла ближе к вампиру, и села на ноги мертвого человека.
– Я хотела жить в мире, с вампирами и не хотела войны, но вышло все так как вышло. Темноволосая Лукреция вздохнула печально, и притянула ноги к груди, закрывая свое тело.
–Я потеряла отца, брата, друга.  А теперь он хочет, чтобы я запечатлелась и не седела без дела. Её голос заметно дрогнул в глубокой тоске, а по щеке скатилась одинокая слеза. Лайонел впервые видел её такой беззащитной, слабой.
–Так бывает, когда мы терям, всегда больно. Как никто другой вампир знал цену потере родного, близкого или просто того, кто заполнят твою душу чем-то по истине космическим, добавлял краски и просто придавал смысл вечности.
- Я жажду мести за Мартина, но я не могу, а вот ты, вампир...  Ты же все равно придешь мстить, не сейчас так потом. Я вижу, как ты смотришь на меня с ненавистью, но мы оба знаем правду. Лайонел подсел рядом и положив свою руку на плечо, посмотрел на Лукреции с особой осторожностью.
–Ты хочешь сказать, что ты не поверила, в историю  Эрдмана? На что девушка лишь проронила истеричный смех.
–  Эрдман  всегда стремился к власти и никогда не любил Мартина, только слепой этого не заметит. У меня к тебе предложение. Я буду твоими глазами и ушами, а ты сделаешь все остальное, только не тронешь мою семью.
Прежде чем Лайонел согласился на такую сделку он громко рассмеялся и после чего заметил на себе свирепый взгляд оборотня.
–Да, нет. Ты не так поняла, просто странно использовать завтрак в качестве скамейки.
***
Наши дни

Надкусив запястье, Лайонел капнул пару капель в прозрачный стакан, кинул пару листьев «трупной лили», разбавив водой. –Отнеси человеку, он восстановиться за пару дней, о только предварительно попроси Анну прочесть заклинание. Передав стакан Кате, он сел за свой стол, где его ожидало пару приглашений на человеческие вечеринки и одно письмо от рыжеволосой поклонницы, с которой он любил скоротать время в постели. Открыв одно из писем, где на листке бумаги четко было написано «уже давно изобрели интернет», заставили его удивиться. Лайонел не любил социальные сети, хотя из-за своего статуса редко отписывал какие-то цитаты, но обычно все письма в электорат ящике занималась Катя, она же менеджер по организации концертам, но сейчас было не до всего этого. Прочитав послание пылкой любовнице, вампир взял ручку, но неожиданно ощутил, как его рука начинает слегка трястись.  Сведя брови к одной точки, он положил ручки на тол и отодвинувшись вытянул руки перед собой. «Разве у вампиров бывают проблемы с мышцами?» Он ощущал, как невидимая энергия стала поглощать его тело, оно не послушно началось биться в конвульсиях. Внутри разгорелся настоящий пожар, он ощущал каждой фиброй души и тела как растекается раскалённая лава. Боль, невыносимая боль застревает где-то в затылки медленно, но верно заполняя каждый уголок тела. Дыхание сперло, а челюсть сводило снова и снова. Эта боль казалось ему вечностью, на миг ему показалось, что ад действительно существует, но через мгновение почувствовал освобождение. Вдох и во круг настала тишина, он смотрел в потолок пытаясь прийти в себя и понять, что это сейчас было. Подняв руку к свету, он заметил слабое свечение на коже, оно поблескивало фиолетовым светом и вскоре просочилось куда-то под кожу. –Анна! Рыкнул вампир и незамедлительно отправился к ведьме. Ярость управляла им как человек куклой, он готов был убить ведьму собственными руками зная, что вскоре может поплатиться за гневное решение, разорвать ведьму после того как узнает правду об её поступке.  К её счастью в доме ведьмы не оказалось, вампир был невероятно зол на Анну и не ожидал магической атаке. –Где она? Он припер к стенке Катю, на что вамприша издала непроизвольный писк и оборонила чашку с горячим чаем на пол. –Она ушла, сказав, что ей надо сходить за травой или что-то этого. Предварительно она сказала, что заходила к Хелене и попросила меня отнести ей чай. Услышав имя оборотня, он отпустил Катю и стремительно отправился в подвал. Открыв с ноги дверь, Лайонел схватил оборотня как куклу и припер к стенке ухватив ее за шею –Я же предупреждал! Прошипел, глядя ей в глаза и лишь спустя мгновение ощутил, как его горло начало сжиматься, он увидел, как на её лбу проскользнул фиолетовый луч. Отстранившись от Хелены, громко произнес. –Что ты натворила, чёрт тебя забери! Сжав руки в кулаки понимал, что сейчас он не имел права убивать дочь Альфы. Девчонка была ему нужна, но что за странная связь? Взяв стул, он не обращал внимание на оборотня и все слова, что летели к нему в спину, он снял с себя защитное кольцо и серьгу, аккуратно положил на бетонный выступ, спрятавшись за стенку. –Стой где стоишь. Это была далеко не просьба, скорее это был приказ, для девушки и почему-то он понадеялся на её трезвый ум, сейчас он был особенно уязвим. Сделал глубокий вдох, упырь, прикрыв глаза, вытянул руку к солнцу.  Теплые лучи начали заметно обжигать кожу, на какое-то время он вспомнил те проведенные дни под водой и то, как он умолял смерть забрать его, но почему-то смерть его не услышала. На бледной коже появились небольшие волдыри, в его ушах стояла пронзающая боль, которую он ощущал особенно. Схватив свои амулеты и нацепив легким движением на себя, он посмотрел на Хелену, что сжимала ту же руку, что он подставил под солнце.

[NIC]lionel brownie[/NIC]
[STA]Твой сонный паралич [/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/by8za.jpg[/AVA]
[LZ1]Лайонел Брауни , 24 (502 ) y.o.
profession: singer, musician
species: vampire
[/LZ1]

[SGN]http://s4.uploads.ru/1s2w4.gif

«У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего. »[/SGN]

Отредактировано Derek Bishop (2018-06-05 22:35:53)

+3

26

[NIC]Helena Oettinger[/NIC][AVA]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/24404.gif[/AVA][STA]бегите, глупцы[/STA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/36684.gif
Жизнь всё объясняет на пальцах. Видишь средний?
[/SGN]

[LZ1]ХЕЛЕНА ЭТТИНГЕР, 24 y.o.
profession: top model
species: werewolf
[/LZ1]

- Как ощущения?
   Хелена понятия не имела, что за ней последние несколько минут пристально наблюдают внимательные глаза. С таким же успехом она сейчас не могла взять в толк, а когда это в "приватную темницу" успела нагрянуть женщина, весь вид и манера держаться которой говорили о том, что с ней лучше не практиковаться в язвительности. Почему я не услышала её приближения? Как она прошла через дверь, что это ускользнуло от моего внимания? Кто она такая, в конце концов? Вопросы, сплошные вопросы, помноженные на лёгкое чувство встревоженности и малой толики осторожности, всколыхнувшейся в глубине души девушки. Неспешно, не отводя взгляда от незнакомки, темноволосая поднялась на ноги. В принципе не хотелось совершать резких движений из-за несильного, но ощутимого шума в голове, а тут ещё предостерегающие колокольчики-мысли со своим "Хелена, она не вампир, а нечто пострашнее. Хелена, не делай глупостей. Хелена, тебе с ней ни за что не справиться". Да, действительно, по одному только запаху живой, трепещущей, наполненной сердцебиением плоти было отчётливо понятно, что перед девушкой - самый что ни на есть человек. Непростой, но всё-таки смертный. Впрочем, насчёт последнего утверждения стоило сомневаться, потому что женщина, что продолжала молча ожидать ответ, не двигаясь и, кажется, даже не моргая, производила какое угодно впечатление, но только не потенциальной жертвы для объятий смерти от несчастного случая, злого умысла и даже старости. А она была немолода. При всём своём цветущем внешнем виде и красоте, которой могла бы позавидовать любая юная дева, не оставалось никаких сомнений, что за плечами гостьи не один десяток лет. Или сотен? Хелена слегка прищурилась. Сотен! Теперь уже была уверена в этом, рассмотрев устремлённый на себя взгляд, в глубине которого плескалось слишком много мудрости.
- Бывало и получше. - Она чувствовала себя один в один с тем, как себя ощущают провинившиеся дети, чью вину вычислили, опознали и теперь пытаются призвать к ответу. А где его взять? Где, если ты сам не понимаешь, под влиянием чего и с каким намерением сделал то, что сделал. Да и не думала Хелена о том, будто парой минут назад совершила нечто, за что следует извиняться, о чём придётся переживать. Это она ещё просто не знала о последствиях.
- Теперь всё изменится. - Прозвучало как угроза, хотя точно не имело подобного подтекста, если верить добродушной и довольной (???) улыбке, распустившейся на губах женщины, да ласковым интонациям голоса.
- Да? - Искренне удивилась пленница. - Настолько, что меня даже отпустят отсюда?
- Очень скоро ты сама не захочешь уходить, даже если перед тобой распахнут двери. - В движении, которым иронично приподнялась левая бровь незнакомки, Хелена ухитрилась уловить многозначительность, однако предпочла не предавать этому значения. Вот ещё чего не хватало, так это оставаться в логове вампиров по своей воле. Положа руку на сердце, против этих существ она ничего против не имела. По крайней мере, до момента, пока одному из них не пришла в голову нездоровая, не иначе, мысль похитить её, подвергнуть сомнениям всё, во что оборотень верила, и тем самым унизить.
- Позволю себе смелость не согласиться с этим утверждением. - Отряхнув с ладоней то, что на них могло остаться после поползновений по полу, девушка скрестила руки на груди и склонила голову набок, рассматривая женщину куда пристальнее, чем мгновение назад. - А вы, собственно, кто?
- Ведьма. - Прямолинейно призналась та, делая шаг вперёд и указывая рукой на следы недавнего использования магии, которые, если очертить их и придать границы, представляли бы собой ровный столб, тянущийся от пола до потолка. - И с точки зрения своего колдовского опыта могу сказать, что ты неплохо справилась с заклинанием. Учитывая, что язык, на котором оно было начертано, утрачен давным-давно. Как ты сумела его прочитать? - Щурится она, пытливо всматриваясь в глаза Хелены. Настолько пытливо, что темноволосая сразу же догадалась: её испытывали, проверяли, тестировали... или что-то около того.
- Мне показалось, что я его знаю. Раньше точно никогда и нигде не видела, но ощущение такое сложилось. А когда начала произносить, само по себе получилось. Не знаю.. мне сложно это объяснить.
- Память предков. - Кивнула ведьма, вскидывая руку и в задумчивости проходясь пальцами по кромке нижней губы. - Надо же.. это довольно неожиданно. Возможно ли..?
- Что? Что возможно? - Перебивает её размышления девушка, интуитивно ощущая волнение, схожее с тем, когда ты стоишь на пороге невероятного открытия, способного изменить всю твою жизнь.
- Не могу тебе сказать. Прости, ещё не время, да и самой убедиться надо. - Кинув на оборотня взгляд мельком, женщина разворачивается и направляется к двери.
- И это всё? - Ошарашенная, даже слегка обиженная, Хелена разводит руки в стороны, в недоумении застыв посреди комнаты. - Больше ничего?
- Учись чувствовать, девочка. - Не оборачиваясь, ведьма одним небрежным движением руки, не касаясь даже, заставляет массивную дверь распахнуться с такой лёгкостью, будто она сделана из бумаги. - Отныне чувства - твой самый сильный союзник и путеводная звезда. Научишься правильно их читать, сумеешь предотвратить то, к чему мы все неизбежно движемся. То, чего не должно произойти или, напротив, должно, но сопротивление слишком велико.
- Ничего себе совет... - Шёпотом срывается с нежных девичьих губ уже в сторону захлопнувшейся двери. - И как я должна в таком ребусе разбираться? - Думать над этим, естественно, желания никакого не было. А даже появись оно, в ближайшие минут десять-пятнадцать точно было бы не до размышлений.

   ...дверь громыхнула о стену с таким дребезжанием и такой силой, что, наверное, от ударной волны само здание сместилось на пару метров. Эффект это произвело ошеломительный и воззвало ко всем внутренним резервам, в один голос завопившим о том, что нужно делать ноги, а в силу отсутствия запасных выходов единственным вариантом предлагалась люстра под потолком, на которую до данной конкретной секунды Хелена не обращала ровным счётом никакого внимания. И она, чёрт возьми, была готова уступить этому совершенно безумному порыву, да не успела. Разъярённый вампир - это вам не какое-то там проявление недовольства. Это - мощь во всей её неудержимости, невероятная скорость и рефлексы на пределе их возможностей. Успела мелькнуть мысль, что даже беги она сейчас по улице, Лайонел не только догнал бы её в два счёта, но прежде устроил себе перерыв на чаепитие, сходил на укладку волос, заправил бак машины бензином на заправке в соседнем городе, лениво почесал затылок, а потом ещё раз -цать догнал, не особенно напрягаясь. Это... впечатляло. А ещё чертовски напугало Хелену. Поэтому, наверное, она вся сжалась в компактный комочек, когда его цепкие пальцы крепко впились ей в глотку и припечатали совершенно не сопротивляющееся женское тело в стену. Опять. Да как ты заколебал уже! И что ты от меня хочешь услышать?
- Кх.. кхх.. - вырывается из пережатого горла девушки ровно в тот момент, когда начинает казаться, что её с минуты на минуту постигнет смерть от удушения. Но нет. Хватка не только ослабла, но и вампир почему-то отступил назад. Приказ стоять на месте она не игнорирует из-за нежелания лезть на рожон в присутствии того, кто только что наглядно продемонстрировал, что ему все её звериные замашки вперемешку со способностями - как асфальтоукладчику фантик на пути.
   Что он там делал и какие манипуляции совершал, Хелена не особенно старалась отслеживать. Куда больше её беспокоили повреждённые связки горла, которые требовали регенерации. Скотина какая... вот придурок. А если бы я не умела восстанавливаться? Могла бы и без голоса остаться. - Злилась она про себя, в мыслях, то и дела бросая в сторону Лайонела недобрые взгляды. А через какие-то несколько секунд кисть правой руки пронзила вспышка боли. Интуитивно подхватив её пальцами левой, чуть выше запястья, темноволосая стиснула зубы и отпрянула назад, словно сейчас стояла в центре пламени и требовалось как можно скорее покинуть зону поражения огнём. Не помогло. Кисть продолжало жечь с неимоверной силой.
- БОЛЬНО! - Взвыла она столь громко и возмущённо, что сама удивилась. - Какого чёрта?! А?? Что за идиотские фокусы? Вы посмотрите, какой молодец: сам прибежал, сам напал, сам себе режиссёр какой-то дебильной постановки. Я не подписывалась на участие. Вали отсюда нахрен!!! - Бесилась и носилась она из стороны в сторону, изрыгая в адрес вампира ругательства таких мастей и острот, что следовало бы записывать, а потом портовым грузчикам продавать с целью пополнения их матерного запаса. - Да что уже лично Я тебе такого сделала, что ты примчался? Ещё эта ведьма со своими загадками! Чувствовать, значит?! - Буквально задыхаясь от негодования, Хелена швырялась всем, что подворачивалось под руку, в сторону "обидчика". - Манала я чувствовать БОЛЬ!
   Она совершенно не понимала, что происходит и чего от неё хотят. Но ещё больше её зацепил вплоть до того, что накрыла волна испуга, тот факт, что одну вещь она понимает отчётливо: каким-то невероятным образом то, что сейчас физически испытал вампир, зеркально отобразилось на ней самой. Как и то, что произошедшее напрямую связано с заклинанием, на которое она повелась из-за любопытства. И это открытие Хелене категорически не нравилось. Тяжело дыша (всё же женские истерики - это сильно изматывает), девушка привалилась спиной к ближайшей устойчивой поверхности и хмуро взглянула в сторону Лайонела. Если ей сейчас не показалось, он выглядел не менее растерянным и каким-то... человечным что ли..

+2

27

[NIC]lionel brownie[/NIC]
[STA]Твой сонный паралич [/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/by8za.jpg[/AVA]
[LZ1]Лайонел Брауни , 24 (502 ) y.o.
profession: singer, musician
species: vampire
[/LZ1]

[SGN]http://s4.uploads.ru/1s2w4.gif

«У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего. »[/SGN]***

-Я чувствую твою злость, но я знаю тебя это еще и заводит и мне это нравиться. Бархатный голос мужчины проник в его сознание, Лайонелу казалось, что он по всюду, куда бы он не пошел. На улице капал дождь, а с ним игрались как кот с мышью или это была чья-то плохая шутка.
-Где ты? Прохрипел юный парень и обернулся, но позади него не оказалось никого.
-Милый, твой страх это твоя слабость! Сдайся. Голос не унимался, но Лайонел был отчасти согласен с безумцем, что несся от него от самого замка в глухую глушь леса и именно сейчас, парнишка прощался мысленно со всеми, включая и самого себя.
-А, знаешь, ты мне нравишься, такое упорство, желание жить. Парнишка бежал, что было силы вперед пытаясь увернуться от деревьев, но кто-то его отшвырнул как ненужную вещь в сторону.
-кто ты? Вбирая воздух в себя как можно больше закрыл глаза и приготовился к чему-то по истине ужасному, но вместо этого он ощутил прохладу на своих губах и обжигающее дыхание мужчины.
-Я это будущий ты.
***
С особой легкостью он отмахивался от всего, что попадалась девушке под руку. Ваза, стол, стул и даже чертова кровать печаталась в бетонную стенку с треском и лишь когда девушка осознала, что в этой комнате закончились предметы для метания, Лайонел сказал не принужденно. -Осталась только люстра, а вот спать... Он взглянул на помятое железо и изящно поправив старинную запонку на своем рукаве продолжил с холодом в голосе. –кажется, придется на полу, матрас положишь сама. Уголки губ слегка приподнялись и вот на его лице вместо ярости было отражение происходящего безумия. Сам того не заметив, вампир допустил мысли о том, что она чертовски капризна и избаловано, но от чего-то ему это даже нравилось. Теперь стоя здесь и наблюдая словно со стороны за происходящем он впервые был согласен со своим создателем. Такое заводит. –Похоже нам обоим придется с этим жить до тех пор, пока ты не придумаешь как снять это заклятье. Ведь если умру я, умрешь и ты. Часть вампира желала прожить ещё пару –тройку столетий, а другая часть не видела смысла вертеться во всем этом. Каждый день походил на другой, словно без его согласия его поместили в искусственный мир, где каждый день походил на другой. Порой казалось, что это чья-то плохая шутка, но сегодня произошло из ряда вон выходящее. В первые за столько лет его жизнь зависела от кого-то во всех смыслах и это его пугало ещё сильней. –Хотя, твой отец так дорожит тобой, вот будет сюрприз, его злейший враг, что восстал чудесным образом из мертвых, связал жизнь с его драгоценной дочерью. Так по всей видимости это и взаимно. На его лице просочилась слишком довольная улыбка пропитанные ядом глаза стали чуточку темнее. –Только вот странно, Хелена, за столько лет, твой отец тебе не говорил о даре, что течет в твоих жилах. А ведь если магию не практиковать это может стать для тебя самой опасным оружием. Склонив голову и сузив глаза, он пробежался взглядом с ног до головы девушки и быстро удалился с помещения, не желая выслушивать очередную истерику, которая могла захлестнуть оборотня.
Вечер этого же дня.
Он сидел за темным дубовым столом, перебега бумаги, отчеты, письма в которых было написанное то, как им восхищаются, как хотят воплотить самые скверные его желание и приглашение на очередной приём. К счастью для Анны, вампир отошел от своей ярости увидев лишь положительные стороны такой связи, но также его пугали и минусы. Он не знал на сколько сильна связь между оборотнем и вампиром и как далеко это все может зайти. Жизнь за жизнь, кровь за кровь, но была ли это сделка такой уж стоящей или же он просто решил себя утешить до прихода ведьмы и серьезного разговора. Потерев переносицу, он отодвинул от себя все, что лежало перед ним на вытянутую руку. Такой результат не вписывался в его план, до этой фиолетовой пелены, что обвила его тело, мужчина был готов пожертвовать собой, но сейчас он ощущал на себе ответственность за чью-то жизнь.
-Что? Эй мальчик! Я знаю, что он там! Легкий глухой стук раздался за чёрной толстой стеной его кабинета. Лайонел узнал голос девушки, она всегда ненавидела ждать и легкостью добивалась своего, устраняя встречающее на е пути проблемы, особенно маленьких подданных, именно так она считала тех, кто проживал с вампиров в доме. В этой женщины жил свой вулкан, он взрывался и сладко растекался, когда на её взор попадался голубоглазого парня. Отчего-то он ей казался таким невинным снаружи, маленьким, но за всем этим стояли неприступные глыбы льда. Она знала, что он не позволит быть с ним рядом и никогда не будет только её. Но от чего-то возвращалась, как преданный пес. Снова и снова, чтобы побыть хоть на миг его единственной, пусть даже на такое которого время. Лайонел откинулся на кожаную спинку, не отрывая взгляда от открытой двери, где стояла рыжая девушка. Бледное лицо, пухлые губы, намазана ярко-красной помадой, откровенное платье с глубоким вырезом декольте. Его взгляд скользил все ниже, с каждой секундой понимал, как же он хочет взять эту женщину без вязких слов. –Как ты смеешь... Он заткнул её страстным поцелуем, не дав ей опомниться утащил в постель. –Нам же не нужны лишние слова. Про шептал Лайонел прежде чем укусить Стеллу за шею, наслаждаясь её неожиданным вдохом. Тело рыжей буквально извивалось от желания оказаться в его власти. Рядом с ним в его постели женщина забывала обо всем, было только здесь и сейчас и Лайонел об этом знал. Его часто спасал секс для того чтобы избежать лишних тем. Ему было с ней скучно, но он так же не хотел её терять она была хорошим трофеем в его постели. Его пальцы скользили по бледному телу избавляя девушку от одежды, поцелую были пылкими и страстными, но неожиданно вампир ощутил сильную боль в районе живота. На миг показалось, что он стал человеком и его прихватила диарея или он съел что-то не то. Но красное липкое вещество вытекала из живота. –Твою мать. Он посмотрел на испуганную Стеллу и резко стал с кровати скомандовал. –Тебе пора, уходи. Алекс тебя проводит. Надев на себя джинсы и футболку темного цвета, он покинул комнату направившись к оборотню подумав, что та в опасности.

Отредактировано Derek Bishop (2018-09-25 22:17:57)

+1

28

[NIC]Helena Oettinger[/NIC][AVA]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/24404.gif[/AVA][STA]бегите, глупцы[/STA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/36684.gif
Жизнь всё объясняет на пальцах. Видишь средний?
[/SGN]

[LZ1]ХЕЛЕНА ЭТТИНГЕР, 24 y.o.
profession: top model
species: werewolf
[/LZ1]

   Попробуй разбери, что тебя переполняет, когда ты испытываешь так много разнообразных эмоций и чувств, проматываешь в голове километры мыслей, а тело твоё разрывается между спектром желаний, в которых и жажда разрушений, и потребность уткнуться в чьё-нибудь плечо, хлюпая носом и бормоча неразборчивые жалобы. Чёрт возьми, всё было настолько колоссально довлеющим сейчас, что Хелена была готова разрыдаться даже на груди этого, будь он миллионы раз проклят, вампира, запершего её в этом отвратительном подземелье. Здесь было темно, здесь неприятно пахло, здесь нельзя было, в конце концов, с претензией на комфорт расположиться особе женского пола. Поскрёбывая ноготками о шершавую кирпичную поверхность стены позади себя, девушка вдруг исполнилась мыслью о том, что проблема комфортабельности не в последнюю очередь случилась по её вине. Да уж, кровать точно не стоило швырять в вампира. С одной стороны, это было чем-то вроде показателя того, что её сила вернулась, и можно в очередной раз побороться с защитной магией и попробовать вынести стену или, как вариант, ту же дверь. С другой, Хелена не столько рационально подошла к проблеме, сколько интуитивно сдерживала себя от буйства. Магия. Заклинания. То, что якобы скрывали от неё годами. Стоило ли верить словам вампира просто так? А почему нет? Открывшимся внезапно фактам противопоставить было нечего, его искреннему недоумению, что только добавляло Лайонелу баллов преимущества - тем более ничего не набиралось ни в уме, ни в жизненном опыте оборотня. Хелена... задумалась.
   О магии она знала немного. Вот совсем крупицу, которой не хватит даже для образного понимания вопроса. Да, у них в стае присутствовали потомственные колдуны и колдуньи, какие-то там ведьмы, шуршал древними талмутами вроде бы друид пару сотен лет от роду, шарился посреди ночи в отдалённом крыле поместья даже некромант, чуть не напугавший однажды девушку до полуообморочного состояния, но в остальном её общение с представителями магического сословия доходило до какого-то смехотворного примитива. Мне и вспомнить-то особенно нечего. Странно. Другие оборотни достаточно часто встречаются с носителями магии, стараются с их помощью усилить свои способности, некоторые оказываются настолько одарёнными, что усваивают пару-другую заклинаний и могут использовать их в критической ситуации. Почему же у меня всё иначе? И всё это, если призадуматься, с раннего детства. Действительно, по строгому приказу колдунам и прочим чудотворцам, состоящим при стае, было категорически запрещено приближаться к дочери альфы, если только это не были стандартные и ставшие привычными встречи "на поговорить" и "позвольте, я по вам парой ментальных заклинаний шандарахну". Все эти шандарахи заканчивались для встречной стороны как-то печально: от глубоких обмороков до затяжной комы, но Хелена сильно не задумывалась, отчего такие последствия. Ей тешило самолюбие осознание своего превосходства после таких встреч и наивно казалось, что всё дело в избранности крови. Так ли это было на самом деле?
   Темноволосая подняла обе руки выше, растопырив пошире, до напряжения, пальцы и всматриваясь в ладони, тщетно напрягая зрение, чтобы увидеть непостижимое. С учётом произошедшего совсем недавно, ей казалось, что в простых вещах сейчас получится углядеть скрытое, осознать великое, превозмочь невозможное. Ха-ха. Если в ней и скрывалась какая-то сила, то она обладала характером покапризнее, чем у Хелены, а потому не изъявляла никакого желания высвобождаться по щелчку или велению мысли.
- Да ты упоролся, вампир. Крови что ли бешеной выпил, чтобы в меня обвинениями в колдовстве швыряться?
   Фыркнув раздражённо, оборотень встряхнула ладонями, обозвала себя мысленно идиоткой и пошла к останкам того, что минут пять назад, пока она не устроила представление в стиле урагана Катрина, можно было назвать кроватью. За неимением ничего другого, ошмётки нужно было собрать и соорудить себе жалкое подобие спального места, чем девушка и озадачилась на ближайшие пятнадцать минут.
Всё. Было. Плохо.
   Высота потенциального ложа от пола не сильно отличалась от коврика, который бросают перед входной дверью. Обилие провалов в матраце или, наоборот, выпирающих бугров ничуть не напоминали умиляющие сказочные горошины для принцесс. Торчащие ошмётки ватного нутра попросту раздражали. Как дворняга, ищущая себе пристанище на ночь. - Взбесилась Хелена. - Ну и на кой хер мне эта магия, если я с её помощью не могу соорудить себе банально спальное место? Градус ярости скаканул ощутимо резко, вонзившись острыми клыками в каждый нерв тела, просквозил вдоль позвоночника снизу и до самого мозжечка, ударив импульсом по сторонам с такой силой голубой волны неизвестного происхождения, что Хелену протащило на пятках метра три назад - максимум, дозволенный размерами подземной камеры. Это был шок. От чувства переполнившей естество вседозволенности. От глубины осознания неизвестности, неожиданно распахнувшей глаза и скрестившей с оборотнем взгляды. От подскочившего пульса, забившегося бешеными толчками в момент высвобождения магии. Девушка как никогда ощутила себя всесильной, слившейся с реальностью, воздухом, самим мирозданием, способной создавать.
- Во-о-оооу! - Сорвалось с очаровательных пухлых губ, пока она старалась усмирить участившееся дыхание и справиться с наплывом многообразия знаний, упавших на поверхность сознания.
   Кровать стояла как невредимая - будто никто её не раскалывал на части ударом о стену в намерении задеть вампира. Не веря своим глазам, Хелена обошла предмет мебели несколько раз, трогая руками, пока не удостоверилась, что это не иллюзия. Потом, протащив её пару метров, установила поближе к небольшому окну почти под самым потолком своей камеры, завалилась на спину и уставилась в чёрное небо, подёрнутое мрачной синевой.
- Может быть я и правда какие-то фокусы умею... - не успев зародиться, мысль с треском раскалывается о палитру физических ощущений. Столь острых, что Хелена сжимается в тугой комок, замирает на доли секунды, а потом переворачивается на спину, вытягиваясь струной на постели, и широко распахнутыми глазами впивается в темноту потолка над собой. Она не целомудренная дева и прекрасно знает, что такое желание. Доподлинно может распознать вожделение и примитивные позывы плоти, взывающие к слиянию двух тел. Тугая спираль физического возбуждения начинает сворачиваться в самом низу живота, постепенно захватывая каждую частицу тела, наполняя его сладкой истомой нетерпеливого предвкушения, потребности удовлетворения и освобождения. Это было бы приятно, не отдавай себе Хелена отчёта в том, что объекта, который мог бы сейчас удовлетворить её вспыхнувшую страсть, попросту нет. Ошеломлённая, терзаемая желанием, девушка выгибается дугой на постели, чувствуя себя какой-то другой.. совершенно не тем живым существом, которым она является на текущий момент времени и.. с её губ срывается полувздох-полустон разочарования. И в этот момент она почему-то видит над собой полуобнажённого Лайонела, отчётливо понимая, что он действительно кому-то дарит ласку, наслаждается ею ответно - и это бесит, возбуждает ещё больше, раздражает, призывает, отталкивает и переполняет ещё чёрт знает каким количеством эмоций и ощущений.
   Не в силах больше терпеть подобную сладкую муку, оборотень выбрасывает руку вперёд, сверкнув острыми лезвиями когтей, и вонзает их себе в живот - туда, где точка кипения страстей наиболее ощутима.
Это. Чертовски. Больно.
   Настолько, что на глаза навернулись слёзы, изо рта вырвался крик, а тело зашлось импульсами регенерации, что тоже не очень-то приятно, хоть и направлено во благо. Запоздало сконцентрировавшись, девушка закусывает нижнюю губу и мужественно терпит - всё же лучше, чем изнывать от страсти, не имеющей банально выхода. А потом она учуяла ЕГО приближение. Сорвавшись с кровати, темноволосая сверкает взглядом в сторону двери и едва успевает завести окровавленную руку за спину, как та открывается, впуская в полумрак помещения вампира.
-  Поздновато для визитов, - хмурится она, примерно представляя себе, по какой причине явился Лайонел - уж куда как красочно говорит само за себя проступившее алое пятно на его футболке. - Но даже хорошо, что ты заглянул. Раз уж мне суждено торчать в твоём обществе неизвестно сколько времени, я хочу покинуть эту дыру и условия проживания, достойные меня, как женщины - это по меньшей мере. Или.. - Хелена с недобрым предостережением во взгляде демонстрирует правую руку, измазанную собственной кровью, - всё это время мы проведём в бесконечных регенерациях и боли.
   Требование? Ещё какое! Но ей осточертело чувствовать себя бесправной узницей, лишённой к тому же комфорта. И если больше никто не заинтересован в улучшении её условий, это сделает она сама.

+2

29

Ему ещё никогда не приходило прерывать свои желания на пол пути, но на данный момент для него было важно "сохранность ценного для ситуации оборотня". По мало понятным причинам находясь рядом с ней всегда ощущал только одно раздражение. Её детские неуклюжие шаги попытки ориентироваться в пространстве и самое главное для них охотиться и приносить добычу, практически всегда заключались провалом, наверное, поэтому какое-то время в тайне от всех приближенных к нему людей тщательно скрывал этот факт в его биографии.
Чем ближе он подходил к двери, тем его чувства умножались на двое. Он медленно осмотрел на чудом починившуюся кровать, а после на растрепанные волосы девушки, от чего он рассмеялся как мальчишка, опрокинув голову назад и обнажил свои белые ровные зубы. Честно говоря, Лайонел не предполагал на сколько сильно были связаны их ощущения, но от этого стало еще интереснее. Хм...
-Я подумал, что ты хотела присоединиться и спустился. Он кинул колкий взгляд на девушку, скрестив руки на глуби подперев плечом дверной косяк. Он мог не бояться, если она захочет сбежать Хелена сама того не желая дала ему преимущество задержать её здесь на очень долгий срок.
- все эти часы мы проведём в бесконечных регенерациях и боли. На какое-то время в помещение настала гробовая тишина. Ему казалось, что это слышали все, кроме его самого. Мог ли он позволить вот так помыкать собой какой-то дворняге? Не-е-ет, ты должен проучить её иначе она подумает, что это твоё слабое место. Его шипящий дикий зверь царапал его изнутри желая подать хороший урок. Если бы не дикое желание мщение, то этот монстр внутри него крепко спал, и кто знает, чем бы вампир бы сейчас занимался, наверное, желал сдохнуть под палящими лучами солнца или жаловался бы как его знакомый Крис на, то как скучна и однообразна вечность. Какое-то время он пытался вытащить в себе того доброго наивного человека, что прятался в неизведанных уголках его разума, но кажется на данный момент его эмоции взяли вверх. Глаза приобрели томно синий цвет, и он резко оттолкнулся от стены, что припирал, когда ему не хотелось её прикончить здесь и сейчас. - Не в твоем положении сейчас качать права моя милая собачонка! Голос понизился до шипения, лицо не выдавало гнева, что не скажешь об его взгляде, глаза буквально сверкали молниями. -Ты будешь мучиться вместе со мной. Не того ты пугаешь смертью. После этих слов он не раздумывая вонзил свою руку к себе в живот тем самым распоров его до желудка. Острая и жгучая боль пронзала его тело раз за разом не позволяя регенерировать ни Хелене ни ему. -Ну, так что, я могу продолжать бесконечно. Для него это было не так больно, что не сказать про мисс Эттенгер. В отличие от девушки вампир смотрел в лицо смерти и почти отдался в его объятия, но даже желанная в тот момент смерть отказалась от упыря. В подвале стало вонять смешанной кровью оборотня и вампира словно здесь прошла одна из самых главных битв. Он разодрал кожу изнутри себя, а после прекратил насилие больше над девушкой нежели над собой. Чертов маньяк. Пронеслась в голове его мысль как ночной комар над ухом пока его не прихлопнул человечешка. Сам от себя такого, не ожидая он отряхнул руку от крови, и не проронив ни слова удалился.
Спустя двадцать минут.
На удивление Екатерины дверь была не заперта, и она слышала в помещении сердце биение и запах псины, который она слышала еще только спускавшийся по лестнице. Блондинке не терпелось рассказать Эттенгер хорошие новости поэтому начала болтать, как только перешагнула порог. -Я и забыла, что ощущает человек, когда он проводит в кровати очень длительное время из-за болезни, а потом бац... и свобода... Она прикусила свой язык когда видела на полу лужи крови, а после бледное лицо девушки, которое заставило её мгновенно перенестись к ней, держа отвар в руках. -Да... Однако здесь было всё намного хуже. В её памяти до сих пор осталась окровавленная рубашка вампира от чего она невольно вздрогнула. На тот момент, когда она увидела картину маслом, подумала, что он убил Хелену и всё истории приложил конец. Правда конец был только его началом. Девушка вздохнула и протянула оборотню отвар. -Вот, выпей тебе станет легче, и мы сможем подняться наверх. Не став спрашивать разрешение белокурая плюхнулась рядом с ней и молила взглядом выпить этот мало приятный на вкус отвар добровольно. -Как только ты это примешь... Лайонел... Помолчав какое-то время она по привычке потерла рукой переносицу словно ей надоело нянчиться с другими как с малыми детьми, но на самом деле это было в какой-то мере правдой. -Короче, он сказал приготовить тебе комнату, там душ есть, а тебе он необходим. С осторожностью сделав дох она продолжила, чуть уверенно не напрягаясь на сколько грубым или даже бестактно это прозвучит.-Прям о-о-о-чень. И... она немного помедлила и продолжила совершенно неуверенно потому, что чувсвовала подвох в его словах.
-...и у него есть одно условие, он предоставить тебе их, если ты никуда не рыпаешься. Ну, там попытки убежать и так далее, хотя при вашей общей проблеме я б заключила перемирие. Склонив голову, застыла сидя рядом с Хеленой. Со сторы Катя была похожа на фарфоровую кулу именно так друг оборотня сравнил блондинку, когда та залечивала человеческие раны. Способности медсестры её научила одна старушка в какой-то деревне название которого она совершенно забыла, будто кто-то специально стер его из памяти. За-то она четко помнила как первый раз в своей жизни испугалась за маленького ребенка, что распорол себе всё брюхо. Именно в тот день она смогла побороть природу вампира и сохранить контроль над своей жаждой спасая чью-то жизнь.
[NIC] Lionel Brownie [/NIC]
[STA]ТВОЙ СОННЫЙ ПАРАЛИЧ[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/by8za.jpg[/AVA]
[SGN]
http://sh.uploads.ru/C9TiW.gif

У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего.
[/SGN]

Отредактировано Electra Burns (2019-06-14 22:27:54)

+1

30

[NIC]Helena Oettinger[/NIC][AVA]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/24404.gif[/AVA][STA]бегите, глупцы[/STA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0018/2b/64/36684.gif
Жизнь всё объясняет на пальцах. Видишь средний?
[/SGN]
[LZ1]ХЕЛЕНА ЭТТИНГЕР, 24 y.o.
profession: top model
species: werewolf
[/LZ1]
- Если этот гавнюк вляпается в неприятности и в буквальном смысле потеряет голову, мне конец! - Вот такими словами Хелена "закусила" пойло, которым её угостила явившаяся вскоре белокурая вампиресса, ставшая кем-то вроде доброго полицейского, одномоментно сменяющего своего злобно настроенного напарника. Что она хотела этим сказать, юная пленница объяснить не удосужилась и, кажется, была настолько погружена в собственные мысли, что впервые приняла из вражеских рук что-либо, не возразив и даже не съязвив. Анатомирование недавно произошедшего, к счастью, не помешало в полной мере пропустить сквозь сознание сказанное Катериной и даже вызвало на губах довольную улыбку. Вот такая она, несгибаемая мисс Эттингер - звезда подиумов и героиня обложек модных журналов: только что корчилась на полу от боли, поливая его собственной горячей кровью, а теперь скалится от уха до уха подобно Чеширскому коту, обнаружившему перед собой миску сметаны.
- Не рыпаться? - Её брови взмывают вверх и голос исполняется иронии. - Я смотрю, у вас, вампиров, сильно раздутое эго и неудержимая тяга командовать. Даже странно, что с такими-то запросами до сих пор ныкаетесь по тёмным углам. Тоже мне, верхушка пищевой цепи. - Качнув стаканом в руках, Хелена секунд двадцать смотрит на опустошённую посудину, потом отшвыривает в сторону. - Ладно, к чёрту болтовню! Пошли посмотрим на мою новую комнату. Очень надеюсь, что она достойна меня. - По части самомнения топовая модель современности запросто могла дать фору своему мучителю.
   Идти приходится позади, позволив вампирессе указывать путь и направлять вплоть до момента, пока за спиной не остались мрачные подземелья, а в голове не сформировалось общее преставление о месте, в котором её заточили. Судя по количеству коридоров, переходов и лестниц между этажами, база вампиров расположилась то ли в громадном замке, то ли в одном из загородных особняков, к которым люди в здравом уме стараются не приближаться, припоминая жуткие рассказы про обитающих в подобных местах призраках. Недалеко от правды, между прочим. - Хелена с интересом рассматривает свои новые апартаменты, если так можно назвать помещение, состоящее из небольшой гостиной с классическим камином и старинной мебелью, просторной спальней, преимущественную часть которой занимает огромная кровать, и ванной комнатой, оборудованной по последнему слову техники.
- То, что нужно! - Довольно резюмирует девушка, без раздумий направившись туда, попутно стягивая с себя окровавленную одежду. - Есть во что переодеться? - Даже не запирая за собой дверь, Хелена крутит вентили крана, смешивая воду до приятной телу температуры и погружаясь в быстро наполняемую ванну. - Мы с тобой вроде одной комплекции. Поделишься шмотками? - Повысив голос, она перекрикивает шум воды и в кои-то веки блаженно прикрывает глаза, наслаждаясь ощущениями.
   Тепло. Уютно. Привычно. Прикосновения к собственному телу, в которое она втирает фруктового аромата гель спустя несколько суток разлуки со средствами гигиены, просто божественные и дороги настолько, что с ними не хочется расставаться. Даже в момент, когда кожа становится по обыкновению гладкой и нежной, темноволосая не торопится вылезать из воды. И только нарастающее чувство голода, после утоления которого в планы закономерно закралось намерение прошвырнуться по ставшей доступной части здания, заставило её в последний раз ополоснуться из душа и потянуться за махровым полотенцем, в которое девушка и завернулась.
- Блондинистая кровопийца, ты тут? - Нарисовавшись в дверном проёме, достаточно дружелюбно позвала Хелена и пошарилась взглядом по комнате.
   Раз уж карты легли таким образом, что ей предстояло не пойми сколько времени провести в стане врага, следовало озадачиться решением не менее насущной для живого организма проблеме - добыча пропитания. Откровенно говоря, девушка не рассчитывала на чью-либо из вампиров способность выдавать кулинарные шедевры, но раз в их численность входила, по меньшей мере, одна человеческая особь - ведьма, кто-либо должен был или шарить к поварском деле, или хотя бы знать телефоны службы доставки еды. От куска пиццы с пепперони и сыром я бы сейчас не отказалась. И хорошо бы к нему бокальчик "Каберне фран". Или два. А лучше бутылку, - подсказал переживший стресс организм, которому ну уж очень хотелось забыться хотя бы на время.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the war inside