К этому все и шло, да, мой милый? Каспер это понимал, но боялся признать. Боялся признать, что правда все идёт к черту в адское пекло... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse

[telegram: thegrayson]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » California rest in peace


California rest in peace

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Мотель по дороге из Техаса в Калифорнию | 22.08.2017 | 23:47

Akela Harris, Shy Johnson
https://78.media.tumblr.com/9db5174159ca51217e881a2c2cfde4ae/tumblr_ozqm2863v81t8e5lvo2_250.gif https://78.media.tumblr.com/347db312e43e49477bcb763ee42e99df/tumblr_ozqm2863v81t8e5lvo1_250.gif

-

Отредактировано Akela Harris (2017-11-21 01:23:55)

0

2

Солнце уже упало за горизонт, погрузив полупустую дорогу в темноту, когда путники добрались до ближайшего мотеля. Они были несказанно рады такому стечению обстоятельств, ведь сутки пути и весьма поспешный отъезд их весьма вымотали. Хотелось в душ и выспаться в нормальной кровати, а потом можно и покорять Калифорнию.
Келли остался на заправке, попросив Шая решить вопрос с номером. Он не знал сколько это будет стоить и сколько вообще у них осталось денег, но сейчас за комфорт он был готов отдать даже почку.
Заправив машину, Акела припарковался на стоянке и, взяв сумки с вещами, пошёл в снятый номер. Не смотря на усталость, Келли хватило баловства, что бы забрать из бардачка презервативы и смазку, на всякий случай. А всякий случай был более чем вероятен, учитывая, что в номере их ждала шикарная большая кровать.
Кстати, не смотря на удалённость от больших городов, мотель оказался весьма приличным, и мысли о клопах в матрасе тут же развеялись, когда Харрис увидел чистенький номен с аккуратно заправленной кроватью, а ноздри пощекотал приятный запах ароматизатора.
- Я в душ. А если у тебя хватит сил закинуть наши шмотки в стирку, то это будет вообще шикарно. Правда не знаю, работает ли сейчас прачечная...
Келли еле шевелил ногами, и ему казалось, что все эти километры он прошёл, а не проехал. Но контрастный душ его весьма оживил. С каждой минутой, проведённой под хорошим напором воды, Кел прямо физически чувствовал, как его тело вновь наполняется энергией. Стоило бы поесть, но есть не хотелось. Баночка холодного пива была бы самым приятным завершением этого дня.
Смыв с себя всю дорожную грязь и липкий стресс от недавних событий, Акела выполз из душа мокрый и довольный. Шая в номере не было, а из всей одежды Харрису были оставлены всего лишь одни светлые, потёртые, но более менее чистые джинсы. В конце концов, они были точно чище, чем вся остальная одежда.
Накинув их и любимую кожаную куртку, которая, благо, в стирке не нуждалась, Кел вышел в магазинчик при заправке, купил упаковку баночного пива, орешков и сигарет, и вернулся обратно в номер.
Джонсон, видимо играя в призрака, вновь умудрился проскочить мимо, и уже плескался в душе. Келли не стал его дёргать, решив дать парню нормально смыть с себя весь тот пиздец, которому он подвергся. Келу было жалко Шая. Даже не так... Он за него ужасно испугался. Страшно представить, что чувствует человек на месте жертвы. Но сейчас об этом думать не хотелось. Они были уже далеко и были в безопасности. Наконец-то можно было расслабиться и забыться.
Щёлкнув пультом от телевизора, Келли взял пепельницу и завалился на кровать. Тело приятно заныло, чувствуя долгожданное расслабление. Ящик ловил всего три канала и по каждому из них шла какая-то муть. В итоге, Кел остановился на примитивном ток-шоу, чиркнул спичкой и закурил. Звук был поставлен на минимум, благодаря чему взволнованные людишки лишь шептали, а экран поблёскивал сменяющимися картинками. Такой фоновый шум и цветастые блики были идеальной колыбельной. Акела лёг на край кровати, оставляя босые ноги спущенными на пол, и раскинув руки в стороны, прикрыл глаза. С потолка, он даже был похож на Иисуса. Патлатый, бородатый и распятый усталостью.
Недокуренная сигарета мерно тлела в пепельнице, рисуя в воздухе тонкую витиеватую линию, которая, извиваясь дымной змеёй растворялась в воздухе.

Отредактировано Akela Harris (2017-11-21 00:48:33)

+1

3

Ехать по полупустой трассе с открытыми окнами, смотреть на пейзажи за окном, слушать радио или без умолку трепаться с Келом было чертовски приятно. Наверное, за все время своего путешествия из Нью-Йорка, Шай первый раз мог сказать, что все стрессы, наконец, отпускают. Снова захотелось рисовать, что парнишка и делал, периодически забиваясь на заднее сидение машины и черкая в скетчбуке все, что приглянется. А заодно и ругался на здоровяка за то, что так криво ведет машину и прыгает по кочкам, но не серьезно, скорее из чувства собственной паршивости, просто потому что надо было поворчать и разбавить всю эту романтичную пастораль.
Ракурс был не очень удачный, но через пару часов на очередной заправке, пока Келли шарился в мини-маркете, Шай не примянул пихнуть ему во внутренний карман куртки свой немного кривенький из-за постоянных выбоин на дороге рисунок. Портрет самого Келли за рулем с сигаретой в зубах. Отдать лично в руки парнишка постеснялся, а так… В общем, ему так было проще. К своим работам у Джонсона всегда было очень трепетное отношение, даже к таким мелким и незначительным, как этот дорожный портрет.
Дорога, тем не менее, изматывала, а еще чертовски хотелось в душ, чтобы смыть всю пыль и пот. Шай вообще не привык долго обходиться без воды, но денег было не так много, до Калифорнии было еще несколько дней пути, да еще и там надо было протянуть первое время. Хоть как-нибудь, пока они не найдут работу. Поэтому парнишка приготовился провести все оставшееся время в дороге, надеясь только на то, что, когда они покинут уже наконец ебаный Техас, Кел свернет к какому-нибудь озерцу или речушке в Аризоне, в которой в условиях максимально приближенных к первобытным, можно будет вволю поплескаться, не тратя на это ни цента.
Именно с этими мыслями Шай, убаюканный дорогой, и заснул на заднем сиденье, завернувшись в пропахшую маслом куртку, под которой и спал вчера. Захочет здоровяк отдохнуть – тормознет сам. Не маленький. Сон пришел быстро, но снилось ему что-то абсолютно смазанное, похожее на картину художника-импрессиониста с яркими цветами, которые переплетались один в другой и никак не хотели сливаться в единое целое. Сон не был глубоким, поэтому, когда машина сбавила скорость и зашуршала по гравию парковки, Шай открыл глаза. Перед ним виднелась яркая надпись «Мотель». И вот это оказалось самым приятным сюрпризом из всех за последнее время. Душ! Нормальная кровать!
Номер оказался тоже весьма приличный. Уж точно лучше комнатушки Келли. Просто, чисто, аккуратно. То чего не хватало. Парнишку охватила совсем хулиганская мысль затащить своего здоровяка под воду и не вылезать оттуда пару часов. Но тот был прав. Их вещам нужна была стирка, да и заниматься сексом, когда от тебя пахнет конюшней, не самое удачное решение.
Милая девушка в офисе услужливо забрала у Шая спортивную сумку, в которую тот поскидывал все, что по ему мнению не соответствовало понятию «чистый». То есть практически все вещи Келли и несколько своих футболок, которые пришлось таскать в Техасе. Параллельно, парнишка пересчитал их скудные финансы. Четыреста двадцать семь долларов, двадцатка в его кармане и тридцать пять центов, которые удалось вытрясти из замызганных маслом джинсов здоровяка. Не густо. Но на первое время хватит. По крайней мере, один день отдыха они могут себе позволить. Да и нельзя себя вгонять в новый стресс, когда только-только отошел от предыдущего.
Когда Шай вернулся, Келли уже не было, зато душ был полностью в его распоряжении. С воплем первобытного индейца, парнишка поскидывал с себя вещи и ринулся под тугие струи, прихватив с собой пену для бритья и саму бритву. Сначала помыться, потом побрить заросшую реденькими волосками рожу, а потом, разошедшись, и все остальное. Шай терпеть не мог, когда на нем росла лишняя растительность. В особенно тучные годы в Нью-Йорке он задумывался залезть целиком под лазер, чтобы не тратить свое и без того дорогое время на все эти прыжки с бритвой или, что хуже, воском.
Прошло, наверное, часа два прежде чем он выполз из душа, распаренный, розовощекий, вкуснопахнущий и гладкий во всех местах. Полотенце, в
которое Шай обернул бедра, было категорически большим. Как будто папин халат стырил, но это его заботило мало. Гораздо больше внимания привлекал Келли, который уже во всю дрых на огромной кровати в позе измученного Иисуса.
- Эй, Техас, - тихонько позвал он, надеясь, что здоровяк просто задремал под треп телевизора, но, увидев, что тот никак не реагирует, подошел поближе, бесшумно ступая по уже немного истертому ковролину.
Будить его было жалко, но и оставлять так тоже. Шай тихонько шмыгнул под бок, придерживая свое монструозное полотенце, прижался теплым носом к щеке и легонько потерся.
- Техаааас, - протянул он на ухо. Совсем тихо. Так мама обычно в школу будила. – Ложись нормально, а то ноги затекут.
Келли, видимо, вымотался особенно сильно, потому что не прореагировал даже на это. Тогда Шай придвинулся еще ближе, провел ладонью по щетинистой щеке, чуть поворачивая голову здоровяка к себе, и мягко его поцеловал. Совсем легко и невесомо, чтобы пробуждение было максимально приятным. Он тоже может быть благодарным.

+2

4

Акела провалился в глубокий сон, окутаный чернотой и неведеньем. Он проспал всего пару часов, но этого хватило, что бы прогнать усталость и восстановить силы. Поэтому, когда нежные поцелуи Шая стали причиной его пробуждения, Кел только обрадовался. Ещё сонный, но довольный, Харрис приобнял мальчишку рукой, которая сейчас была ужасно тяжёлой и неповоротливой, будто медвежья лапа, и стал целовать в ответ, просыпаясь уже в процессе. Руки машинально стали шариться по ещё влажному телу, но, кроме полотенца, не обнаружили на Джонсоне ничего лишнего.
- Эййй... - он расплылся в тёплой сонной улыбке.
Скользнув рукой ниже, Кел поддел полотенце, которое и без того держалось чертовски плохо, и открыл узкие бёдра. Поцелуи стали чуть глубже и настойчивее. Шаловливые пальцы тут же потянулись к паху, а приятная сонливость была сродни лёгкого опьянения. Грубые подушечки пальцев трепетно поглаживали гладкую кожу, не чувствуя на ней ни одного волоска. Не понятно почему, но Харриса это чертовски завело и, и так уже поднимающийся член, мгновенно затвердел. У Келли никогда не было пунктика на счёт растительности, тем более, местные "красотки" такой роскошью редко баловали. Но сейчас этот факт возбуждал не только своей эстетикой и тактильным восторгом, но ещё и потому что Шай это сделал специально для Акелы.
Перевернув мальчишку на живот и затащив его на середину кровати, Келли полез рукой под подушку, желая там найти предусмотрительно оставленную смазку. Нащупав желанный флакончик, голубоглазый поспешил вернуться к любовнику. Широко раздвинув его ноги, он сел между ними на колени и сильно растянул ладонями ягодицы. В голубоватом свете телевизора было отлично видно гладко выбритую задницу и такую манящую стянутую дырочку.
Сон, как рукой сняло. А дурь ударила в голову сильнее крепкого алкоголя. Келли лёг животом на кровать и совсем близко придвинулся к соблазнительной заднице. Сомнений было не много, да и все они мгновенно испарились, когда влажный горячий язык прошёлся по нежной коже, а парнишка так дурманяще застонал.
Мысли в миг спутались, а все понятия о правильном и не правильном перемешались. Уже можно было бы смириться и признать свои чувства к мальчику, но Кел ещё боролся. Хотя, сейчас, он проиграл.
Раздвинув ягодицы посильнее, голубоглазый практически уткнулся лицом в ложбинку. Его язык нежно ласкал стянутый сфинктер, облизывая края и пытаясь едва протолкнуться напряжённым кончиком. Стоны дурманили ещё сильнее, чем гладкая кожа, заставляя продолжать. Сердце бешено колотилось, адреналин подскочил в крови. Сейчас Кел был малолеткой, которую трясёт от одной мысли о сексе. Сейчас он был девственником, для которого всё впервые. И ему всё это чертовски нравилось.
Лизнув мягким широким языком, Келли стал целовать одну из ягодиц но потом, стал впиваться в неё зубами, слегка игриво, но потом сжимая челюсти всё сильнее, пока на коже не оставлся яркий укус. Вторая ягодица тут же получила смачный шлепок и след тяжёлой ладони. Отпрянув, Келли хрипло засмеялся, не выпуская задницу из рук.
- Боже, малыш, ты неподражаем! - с игривым восхищением, выпалил Акела.
Усевшись на колени, но прежде, расстегнув ширинку и выпустив ноющий стояк, потому что иначе сидеть было просто невозможно, голубоглазый занял свою позицию и выдавил смазку на пальцы. Смазав проход, Кел аккуратно скользнул одним пальцем внутрь, но расслабленное тело, без труда его приняло. Сейчас всё было совсем не так, как во все предыдущие разы. Их никто не торопил и не надо было подстраиваться под обстановку. Палец легко скользил внутри, оглаживая горячие стенки, а в бликах телевизора, можно было рассмотреть весь процесс целиком. Член мелко задрожал и с него потекла мутная капля смазки. Растерев её большим пальцем по головке, Кел стал медленно себе дрочить, больше кайфуя от всего происходящего, чем желая побыстрее кончить.
Второй палец, так же без труда, вошёл внутрь, правда теперь всё ощущалось существенно туже.
- Научишь меня? - Келли говорил хрипло и не слишком громко, но вполне разборчиво, что бы всё услышать. - Научишь, как тебе приятнее?
Он стал тщательно проминать и продавливать стенки ануса, внимательно следя за реакцией Шая. Келу, без шуток, хотелось доставить ему удовольствие, а не просто самоудовлетворяться с его помощью.
- Так? - робко спросил, нашупывая пальцами простату.
Массирующими движениями, проминая её, одновременно входя пальцами поглубже, до самых костяшек, которые уже тоже были вымазаны в смазке и почти проникали внутрь, Акела вскоре добавил ещё один палец. Это уменьшило глубину проникновения, зато усилило громкость стонов.
Хотелось сказать Шаю сотню комалиментов, но Келли только обрывисто дышал через приоткрытый рот, заворожённо наблюдая, как упругое тело подчиняется его пальцам. Рука на члене продолжала механически двигаться, не сильно зажимая головку, больше дразня, чем просто доводя до предела.
Шай был волшебным. Столько чувственности и не наигранной соблазнительности, сколько было в нём, было сложно увидеть в каком либо порно. Возбуждать его было едва ли не приятнее, чем самому испытывать подобное.
Подавшись вперёд, ближе к голове парня, Кел перестал дрочить и, что бы не упасть, упёрся свободной рукой в матрас.
- Не касайся себя, ладно? Просто ничего не делай и... боже, ты такой потрясающий...
Спустившись ниже, Кел стал целовать напряжённую прогнутую поясницу, едва прикусывая нежную кожу. Пальцы стали вдалбливаться сильнее и увереннее, уже зная куда именно стоит давить. Скорость проникновений  неумалимо росла, ярко демонстрируя намерения Акелы.

+1

5

Не сказать, чтобы Шай был против такого горячего пробуждения любовника. Он прижался к теплому и расслабленному после сна телу, прогибаясь под руками и абсолютно не удерживая его. Выспаться он успел в машине и сейчас всячески разделял его рвение. Когда еще у них выдастся такой расслабленный вечер в компании с гигантской кроватью? Сейчас можно было не торопиться и полностью насладиться и поцелуями, и ласками, которые с каждой секундой становились все жарче и чувственнее.
- Нравится? – Шай довольно улыбнулся, почувствовав, как после прикосновения к гладкому выбритому паху, член Келли резко затвердел и стал ощутимо выпирать из светлых джинс. – Хочешь меня?
Он послушно вальяжно позволил перевернуть себя на живот и чуть выгнулся в пояснице, чуть отставляя задницу. Очень хотелось научить своего деревенщину не только примитивным ласкам, о которых догадается любой, кто хоть пару раз вставлял свой член куда-то кроме маминого яблочного пирога. Но сейчас, когда сильные руки раздвигают упругие ягодицы было не до того. От осознания того, что Келли видит его полностью не скрытого неверном светом фонарей или тусклой грязной лампочкой, собственный член напрягся сильнее, ощутимо упираясь в мягкий матрас. Шай не был стеснительным, и не собирался краснеть и прятаться под простыней, он только призывно повел бедрами из стороны в сторону, как будто приглашая здоровяка прекратить издеваться над ними обоими, и как следует воспользоваться их выигрышным положением.
- Ну же, Техас… - томно протянул Шай, опираясь локтями на кровать. Очень хотелось прикосновений, чтобы пальцы или член проникли, наконец, внутрь, но такого от Келли он никак не ожидал.
Влажный язык, такой ловкий, горячий и гораздо более желанный начал вылизывать стянутый сфинктер! И это делает вчерашний натурал! И делает так чувственно, так чертовски хорошо и умело, что Шаю оставалось только взвыть в голос и уронить голову в сложенные руки. Если раньше он думал, что его член встал, то он глубоко заблуждался. Сейчас тот действительно крепко упирался в живот и во всю засочился соленой мутной смазкой.
- О господи! Божечки, Техааас! Где ты был все это время?! Ох, да!! – стоны сдерживаться было абсолютно невозможно. Ловкий язык доводил до чего-то совершенно невообразимого. Шай то часто-часто тяжело дышал, то снова заходился новыми сладкими стонами, подставляясь под язык сильнее и чувствуя, как сильно горят бедра и низ живота. Он распалился настолько, что не сразу сообразил, что ласки немного переместились к ягодицам, а укус и шлепок, заставившие вздрогнуть и сжаться сильнее, ни разу не охладили пыл. И даже наоборот.
Ягодица приятно горела. Шай даже сейчас чувствовал пятерню на мягкой коже. Это было чертовски приятно. Теперь-то Келли точно не сможет дольше сдерживаться. Парнишка кинул взгляд через плечо, увидел с каким остервенением и желанием смотрит на него здоровяк, и уже приготовился к резкому чувствительному проникновению. Ну невозможно смотреть так и терпеть дальше, растягивать собственное желание, мучится от боли в сведенных яйцах. И дрочка в такие моменты ничерта не помогает. Уж кто-кто, а Джонсон это отлично знал.
- Да… вай… - простонал Шай. Ему не впервой было принимать в себя член Келли без подготовки. И сейчас все будет нормально. В конце концов, главное перетерпеть первые минуты две, а потом возбуждение превратит эту саднящую боль во что-то невообразимо-прекрасное.
Боже, как же Шай заблуждался! Когда в него проник всего один прохладный скользкий палец, он вздрогнул и недоуменно повел бедрами, сжимая его в себе. Да, действительно. Келли решил продолжить собственную пытку и довести Шая до сумасшествия, не иначе, потому что он прекрасно понимал, что будет с ним дальше. Через минуту или две, когда постепенно в его тело начнут один за другим входить другие пальцы, медленно растягивая, плавно, раздвигая узкие стенки, он не выдержит. Такое просто невозможно выдержать, особенно, если делать все постепенно и правильно, как и стремился Кел. Даже предвкушение было одуряющим, а уж когда Келли начал воплощать все его фантазии в жизнь, Шаю снесло башню гораздо сильнее, чем он представлял. Он извивался, насаживаясь на пальцы, стонал, иногда вскрикивая, когда жесткие подушечки умело проминали простату, и не мог вставить ни слова. Оставалось только надеяться, что здоровяк понимает его и так.
- Е..ще… - еле смог выдавить из себя задыхающийся Шай, послушно не прикасаясь к себе, хотя хотел этого сейчас настолько сильно, что приходилось заставлять себя силой. – Е…ще… один… пожа…луйста…
Бедра и руки дрожали. Он бессистемно цеплялся за бежевое покрывало, широко распахнув глаза и хватая ртом воздух. Удивила Кела просьба или нет, он не знал, он просто понимал, что не сможет сдержаться, когда почувствует это. Он всегда этого хотел, но все предыдущие любовники боялись. Теперь же оставалось надеяться, что его здоровяк не спасует и как следует оттрахает его пальцами. У Шая вообще сейчас было такое ощущение, что он не трахался нормально лет десять – не меньше, настолько велико было желание и удовольствие, которое он получал. Так хотелось, чтобы его крепко брали и заставляли кончать, пока яйца не окажутся пустыми. И именно этот деревенский парень делал с ним что-то совершенно невообразимое, доводя раз из раза все сильнее.
Четвертый палец все никак не проникал внутрь. Шая трясло, он скулил, вцепившись зубами в прижатый к кровати большой палец. Он снова был на грани, но никак не мог дотянуть и кончить. Это было почти невыносимо. Кровь и желание стучали в ушах церковным набатом.
- По… жа… луй… ста… - по слогам выстонал он снова свою последнюю просьбу.
Кел то ли сжалился, то ли до него наконец дошло, что это уже не просто просьба, а мольба, которую, если бы мог, Шай прокричал в голос, чтобы услышали даже в офисе этого захудалого мотеля на отшибе цивилизации. Четвертый палец все-таки проник внутрь. Это было чертовски чувствительно. Парнишка не сдержался и сжался вокруг практически полностью вошедшей в него ладони, задыхаясь и поскуливая, а, когда Кел продолжил двигать рукой, наконец, не смог сдержаться. Все его тело затрясло в оргазме. Он заляпал собственной спермой истерзанное покрывало, но даже застонать не смог, только повалиться животом на кровать, чувствуя, что ноги до сих пор судорожно дрожат, а операцию с душем надо будет чуть позже обязательно повторить. Но не раньше, чем он заставит так же без сил повалиться на кровать горячего техасца.

+2

6

С члена, практически, текла смазка, яйца гудели, а дрочка не остужала пыл, а лишь подбрасывала сухих дровишек в костёр возбуждения.
Шай, из смазливого мальчика, плавно превращался в бога, которому Кел теперь, с удовольствием, будет поклоняться. Все те, кого он трахал до сих пор, даже вместе взятые, не были даже примерно соразмеримы с тем, что давал Келу Шай. Более чувственного и сексуального парня было сложно даже вообразить. От одних стонов Джонсона можно было кончить, и Келли приложил не мало усилий, что бы этого не сделать.
Не веря собственным ушам, голубоглазый добавил ещё один палец, проникая теперь, почти целой ладонью, вместе с костяшками. Было невообразимо, что столь узкий сфинктер теперь с лёгкостью впускал в себя почти всю ладонь. Когда ты просто трахаешь и особо не задумываешься, это одно, но когда ты всё видишь своими глазами, это просто взрывает мозг.
Мальчишка сжался так, что Кел невольно застонал. Сложно сравнивать чувствительность пальцев и члена, но тактильные ощущения рук весьма детальные. И когла тугие стенки до безумия сжались вокруг, Харрису вновь пришлось прибегнуть к глубокому самоконтролю, что бы не сорваться и не спустить следом.
Впервые в жизни он смог детально прочувствовать, прожить и понять оргазм. Не свой, а партнёра. Которого довёл не кто-то, а он сам. И это было великолепно. Все рассветы и закаты показались глупостью, по сравнению с продрагивающим телом и глухими хрипами любовника.
Рванув Шая за плечо, Кел резко перевернул его на спину. К его животу плотно прилегал крепкий член, испачканный спермой. Раздумья остались глубоко позади, когда техасец бросился к члену любовника и, трепетно взяв его в рот, принялся вылизывать и высасывать остатки. Было очень необычно. Солоноватый специфический вкус спермы тягуче обволакивал язык. Ощущения горячей влажной головки на языке было непривычно, но очень приятно. Чувствительный язык мог прочувствовать даже пульсирующую венку, а губы сдыхали от тактильного восторга, касаясь нежной кожи.
Конечно, о шикарных заглотах, как в крутом порно, и речи быть не могло. У Келли в наличии была лишь теория, собственные догадки и вагон энтузиазма. Он был предельно аккуратен, ужасно боясь задеть член зубами, отчего его ласки начали заплывать за грань обычной нежности.
Полностью всё вылизав, Кел вновь поднялся на колени. Сейчас уже всякое терпение кануло в лету и счёт шёл на секунды. Очень торопливо растерев выдавленную смазку по члену, Акела придвинул Шая к себе за бёдра, и немного поводя головкой по промежности, толкнулся внутрь.
Даже растраханный пальцами проход при первом проникновении, сорвал с губ Харриса хриплый стон. Он, не резко, но довольно быстро, вошёл до конца, чувствуя, как мурашки разбегаются по телу. Келли лёг сверху, стараясь держаться на локтях и не давить на парня. Его слегка безумный взгляд, не отрывался от прекрасного раскрасневшегося лица Джонсона.
Движения внутри были порывистыми, но всё ещё не слишком быстрыми, да и промежутки между ними, не давали прочувствовать то, что хотелось.
- Я не знал, что такие существуют... - прижавшись почти вплотную, прошептал Келли.
Его губы жадно скользили по чуть влажной коже не шее.
- Такое впечатление, что до тебя я вообще ни с кем не спал...
Мягкий язык скользнул по вздутой артерии, прошёлся по кадыку и вильнул к угловатой нижней челюсти, о которую можно порезаться. Лизнув гладко выбритый подбородок, Кел не сдержался и глубоко поцеловал мальчика. Вкус его тела и спермы теперь слился со вкусом поцелуя и это доводило до исступления.
Придерживая Шая за плечи, не давая его телу развивать большую амплитуду, Кел ускорился, начав наконец трахать парня так, как хотелось с первой секунды пробуждения.
Джинсы, сползшие на колени, дико мешали, но Харрис не собирался сразу прерываться. Он сделает это позже, когда хоть немного насладится желанным телом. Но с каждым движением, Кел не насыщался. Напротив, его голод становился зверинным.
Психанув, мужчина остановился, сорвал с себя мешающие джинсы, и уже, как зверь, набросился на любовника. Вогнавшись сразу, Акела принялся яростно трахать мальчика, будто бы не он кончил под ним ещё утром.
Взяв ноги Джонсона, Кел свёл их вместе, и положил на своё левое плечё. Сжав их двимя руками, он продолжил трахать ещё жёстче, чем прежде.
Сейчас Шаю не нужно было дрочить и делать всё для его удовольствия. Сейчас Кел был варваром, а Шай его наложницей. Теперь он должен был позаботиться о желаниях любовника.
- На меня смотри.
Голос был грубее чем всегда, но не жестокость в этом виновата, а минутный порыв и та страсть, которую держать в рамках уже не получалось.
- Не смей затыкать себе рот. Хочу слышать твой голос... твои крики... ты слишком прекрасен... не смей, слышишь?
Келли сбавлял темп, не на долго, лишь для того что бы слегка передохнуть и, глубоко проникнув, побыть так пару секунд, и сновай выйти почти до конца.
С крепкой загорелой спины, стекали капли пота, игриво поблёскивая в свете экрана.
Акела чувствовал, как худые ноги судорожно дрожат, он ощущал жар внутри, видел пылающие щёки и слышал сбитое дыхание. Все органы чувств, будто бы в миг обострились, давая ощутить то, что прежде было не под силу. Слегка повернувшись, Келли стал облизывать и слегка прикусывать ярко выпирающую на щиколотке костяшку. Да что там, ему хотелось целиком облизать этого мальчика, как можно глубже взять его член, вытрахать языком, целовать не переставая, и всё это одновременно.
Внезапная мысль о том, что могли бы с Шаем сделать в проклятом доме, затмила разум и слегка помутила рассудок. Больно впившись пальцами в ноги, Кел и слегка приподнял, отрывая бёдря Шая от кровати.
- Ты только мой, понял? Делиться я не собираюсь.
Скорее, злобно прорычал, чем сказал. Животная жадность душила. Мысль о том что, хоть кто то ещё может коснуться мальчика, стала невыносимой.
Шумно выдохнув, Кел возобновил движения, втрахиваясь так, словно желая продемонстрировать, что только он имеет на это право.

+1

7

Шай громко вскрикнул, его затрясло всем телом, когда Кел с таким невообразимым рвением кинулся вылизывать его член. Сама ситуация была практически нереальной. Невозможной. Он и представить не мог, что они так быстро перейдут первый этап стеснения. Парнишка все еще делал скидку на то, что его техасец вчерашний натурал, но ощущения, которые этот самый «натурал» дарил прямо сейчас, рвали башню. Особенно то, как чувствительный после оргазма член подрагивал между горячими губами. Шай понял, что стерпеть сейчас просто не сможет. Он не понимал, что сейчас течет из его члена, который под порывистыми ласками снова начал напрягаться. Ему казалось, что он снова кончает, настолько ярко и остро все ощущалось.
Когда Кел закончил, Шай лежал, раскинув руки в стороны, слабо постанывал и судорожно сглатывал, пытаясь смочить пересохшую глотку. Член снова напряженно упирался в живот, как будто и не было никакого оргазма, а тело само, без подсказки отлично поняло, что это не конец, а только начало, что дальше будет продолжение, и парнишка этого чертовски хотел. Он приоткрыл глаза и посмотрел каким-то совершенно безумным взглядом на здоровяка.
- Ну же, Техас… - хрипло проговорил он, еле разлепляя сухие после постоянных стонов губы.
Келли однозначно был на взводе. Шай видел, как тяжелое дыхание раздувает напряженные ноздри, как на широких плечах вздулись мускулы. Первое проникновение теперь уже точно не было болезненным. Оно сорвало с губ парнишки довольный сладкий вздох. Пальцы это хорошо, но ничто не сможет сравнится с членом, который настолько напряжен, что даже сжавшимися мышцами сфинктера чувствуешь, как пульсируют выступающие венки. Это было потрясающе.
Тяжелое тело сверху добавляло дополнительного желания. Когда партнер так близко, что ты каждой клеточкой собственного тела ощущаешь его дыхание, его возбуждение и желание, это просто невообразимо. Шай уже не воспринимал все происходящее, как простой трах, просто потому что приперло. Он как будто соединял их. Сердце колотилось настолько сильно, что парнишка был уверен, что Келли чувствует его.
Он подставлялся под поцелуи, которыми так щедро одаривал его техасец, а потом и вообще жадно впился в его губы в ответ. Шай в принципе никого не целовал с такой страстью, как сейчас. Все его тело снова звенело от возбуждения, не давало никаких шансов на то, что он просто удовлетворит своего распрекрасного любовника. Оно молило о продолжении.
- Ты… велико…ле…пен… - выдохнул Шай в горячие губы, снова набрасываясь на них с поцелуем.
Остатки одежды заставили Келли ненадолго прерваться, но парнишка знал, что дальше будет только хлеще, что окончательно получив свободу, здоровяк сорвется. И оказался полностью прав.
- Приказываешь… мне?.. – Шай открыл глаза и широко улыбнулся, смотря на Келла из-под длинных черных ресниц. – Хочешь слышать… мои… просьбы?.. Как я… Ох, блядь!
Последнюю фразу договорить он не успел, медленные движения внутри доводили до исступления. Сейчас хотелось, чтобы Кел вытрахал его как следует, чтобы даже вздохнуть было некогда, но он тянул. После всего, что, блядь, было, гребаный Техас тянул!!! Ему хватает выдержики?!
- Ну же, Техас… - Шай облизнулся. – Я же знаю… как ты хочешь… моих криков… Так заставь меня… кричать…
Нахальная улыбка не сходила с губ, пока этот чертов американский варвар действительно не начал чуть ли не силой вырывать из его тощей груди те самые крики. Он сильно вдалбливался в узкое тело, наращивая темп. И молчать было просто невозможно. Шая затрясло, он зашелся в громких несдержанных стонах, цепляясь за измятое покрывало и крепко сжался вокруг желанного члена.
- Твой… я только… твой… только… никто… не тронет… не дам… никому… только… тебе…
Шай ничего не мог сделать в этой позе, да и лютое нечеловеческое возбуждение не позволяло. Слишком сильно он сейчас хотел, чтобы Келли тоже кончил. Это желание перекрывало все остальные, было нереально, невообразимо желанно, чтобы и он получил удовольствие не меньше. Даже собственный сочащийся смазкой член не привлекал сейчас больше внимания.
- Хочу… Быть… только твоим… Чтобы только ты… мог… меня… вот так… да! Да, пожалуйста! Вот так!
Мысли смешивались, чувства тоже, Шай уже практически не понимал, что он чувствовал, но все это сводилось к тому, что ему невообразимо хорошо, и ни за что на свете он не захочет, чтобы что-то поменялось.

+2

8

Слова мальчика смогли успокоить и... обрадовать? Польстить. Акела никогда не был особым собственником, но лишь сейчас он понял, что причиной этому было отсутствие того, кем не хочется делиться, не хочется отпускать и не хочется отходить самому.
Расплывшись в довольной улыбке, Кел замедлился, развёл ноги Шая и вновь положил их себе на плечи.
- Ты самый красивый парень... нет. Ты самый красивый человек, которого я видел в своей жизни. Кинозвёзды не в счёт... они не реальны... они картинки. Порой мне кажется, что их вообще не существует. А ты... ты здесь, рядом.. так сладко стонешь подо мной...
Харрис нагнулся вперёд в попытке поцеловать любовника, но смог едва коснуться его губ. Зато, Шай теперь был безумно согнут, полностью обездвижен и максимально раскрыт. Шумно дыша приоткрытым ртом, Кел встал на руки, отчего на них вздулись вены и набухли мышцы. Двигаться быстро не получалось, зато получалось вгоняться с размаху и загонять член на всю длину, доставая им даже до очень чувствительных участков. Весь напряжённый, как оголённый нерв, Келли держал Шая в скрученном состоянии и трахал, пока тело не заныло от перенапряжения. Но он ждал до последнего, ведь эти тихие вскрики, когда он так глубоко и беспрепятственно проникал, отзывались колкими мурашками по всему телу. А смотреть на изнемождённое, но прекрасное лицо, было отдельным удовольствием, но руки уже предательски дрожали, отказываясь держать подрагивающее тело.
Войдя глубоко, Кел аккуратно сел на колени, стараясь не выходить из любовника и не причинять ему боль. Опустив ноги Шая и заставив его обвить ими свою талию, Келли взял его за руки и плавно поднял на себе, успев пересесть в пародию на позу лотоса. Теперь Шай, словно экзотический зверёк, обхватывал Харриса руками и ногами, при этом, находясь на нём. Может это было далеко не самое удобное положение и не самое чувствительное, зато интимности ему было не занимать.
Акела молча смотрел в глаза любовнику и нежно гладил во спине, обвивавшими её руками. Подавшись чуть вперёд, голубоглазый припал к чувственным пересохшим губам и принялся их целовать, облизывать, прикусывать. Всё было настолько нежно и соблазнительно, но при этом, естественно, что любители эротических сцен в фильмах, позавидовали бы. Но это была не игра на публику. Это было что то очень личное, касающееся лишь этих двоих.
Сжав одной ладонью ягодицу Шая, Харрис начал слегка двигать его бёдрами и сам принялся немного шевелиться, насколько это позволяло положение. Это не удовлетворяло, но поддерживало возбуждение и распаляло ещё больше.
- Не хочу, что бы это заканчивалось. - прошептал Акела не открывая глаз и почти не отрываясь от губ. - Мне в жизни никогда не было так хорошо, как с тобой... впервые я чувствую себя дома, хоть мы и в каком то непонятном мотеле... впервые я не чувствую угрозы... я в безопасности... я спокоен...
Растянув вкусный поцелуй, Келли едва отстранился и посмотрел в чёрные глаза парнишки.
- Ты мне нужен больше, чем я тебе, я знаю... но... пообещай, что не оставишь меня. Я больше не хочу оставаться один против всего мира. Я хочу этого спокойствия. Я хочу быть с тобой.
Так глупо говорить такое, когда вы знакомы меньше недели, да и за это время произошедшие события максимум тянут на троечку. Но ещё глупее ждать столь же глупого и необдуманного ответа.
Он мотнул головой.
- Нет, молчи.
Губы вновь.были вовлечены в поцелуй, который теперь искрился страстью и животной похоть. Целуя, Келли стал мягко увлекать Джонсона за собой. Повалившись на спину, он оказался на самом краю так, что его светлые волосы с него свисали. Продолжая гладить и целовать любовника, Кел недвусмысленно стал водить его бёдрами на своём члене.
Крепкие руки сильно сжали бледную кожу, но Акела не контролировал, а лишь направлял движения Шая, давая ему возможность побыть немного самостоятельным. Одна ладонь плавно переместилась на член Джонсона, который просто напрашивался на дрочку, истекая смазкой и пошло потираясь о чужой живот. Зажав член в ладоне, Кел стал плавно дрочить, стараясь подстраиваться под темп проникновений. Он смотрел в чёрные глаза, в которых бликовал яркий экран телевизора. Созерцать на себе парня уже не было странно или противно. Было до безумия хорошо, ведь это был не кто-то, а именно Шай. Келли неосознанно дышал через приоткрытый рот, иногда нервно облизывая пересыхающие губы. Он не думал о сказанном, хотя это будет его волновать. Сейчас он концентрировался лишь на ощущениях, и от них срывало крышу.
- Пожалуйста, малыш, быстрее... Я так хочу кончить...

+2

9

Шаю давно не было так хорошо, он задыхался в стонах и не скрывался, желая, чтобы его здоровенный техасец все чувствовал сам. Не только как хорошо и узко внутри, не только как подрагивают напряженные ноги и пушистые ресницы. Хотелось, чтобы он знал, что все, что было сказано до этого, не простые слова, что не надо принимать этого просто на веру, что вот оно – то самое, действительно самое лучшее, что у него было за последнее время, и то что не хочется терять ни за что и никогда, насколько бы детским это не выглядело. Если бы Шай мог сейчас хоть как-нибудь соображать, то он обязательно бы представил себя в охапку с грязным лохматым плюшевым медведем больше себя размером, в которого вцепился маленькими тоненькими пальчиками, и на все попытки подсунуть ему нового чистого с блестящим черным носом, отвечал бы по-детски твердым отказом. Нет. Это мое. Не отдам никому. Не нужен мне новый поддельный. У меня есть мой, большой, теплый, уютный, другого не надо. И нет, он не лучше, только потому что бренд у него понтовей.
Но Шай думать не мог. Его стоны, наверняка, было слышно за пределами номера, он и хотел бы сдержаться, но не мог. После всего, что пришлось пережить за последние дни, эмоции рвали его изнутри, и он не мог понять какие больше. Они просто выплескивались в окружающее пространство нескончаемым потоком. Стонами, вскриками, неразборчивым шепотом, сладкой дрожью. Даже сочащаяся с члена смазка тоже выражала все желания и эмоции парнишки. Он хотел Келли, он не хотел его отпускать, он не мог без этих обжигающих прикосновений, без голубых глаз, взгляд в которые сейчас буквально выворачивал наизнанку.
Оказавшись верхом на Келли, Шай тут же обхватил его руками и ногами, вжимаясь в широкую грудь все сильнее, чувствуя каждой клеточкой своего тела его запах, его желание, его чувства, над которыми пока не мог задумываться. Сейчас они двое были так близко, что этот момент казался парнишке откровеннее и интимнее самого развратного поцелуя, который когда-либо у него был. Горячее дыхание смешивалось, жар двух тел заставлял воздух буквально вибрировать, и это было до одури чертовски хорошо.
Медленные движения, которые Шай даже не пытался ускорять добавляли того самого напряжения, которое, как кузнечный горн раздувает желание до каких-то неимоверных высот. Еще и чертов голос… Он гипнотизировал. Парнишка был готов все на свете отдать, чтобы Келли не замолкал, чтобы продолжал говорить. Шай не знал насколько серьезно все это, не поддался ли он тем чумовым эмоциям, которые рвали башню самому Джонсону, но он хотел все это слышать, хотел верить всему, что тот говорил, и уже даже открыл рот, чтобы ответить… Нет, даже прокричать заветное «ДА!», так как кричат его счастливые невесты, но ему не позволили.
Первой реакцией было разорвать поцелуй, но он все глубже и глубже увлекал за собой – не оторваться – и уже хотелось целовать дольше, горячее, не останавливаться. Да и свободы действий было уже больше, а Келли так соблазнительно лежал под ним, не сдерживаясь, лапая его тело. Шай и не представлял, что можно лапать так, чтобы не было мерзко и не хотелось разбить рожу попытавшемуся. Это было настолько чувственно, настолько возбуждающе и сильно, что не хотелось, чтобы это кончалось.
Правда вот, распаленное тело думало иначе. Дальнейшее промедление грозило разорвать его яйца к чертовой матери, да еще и рука, ласкающая член… Терпеть такое было просто невозможно, но Шай терпел. Он не мог позволить себе кончить слишком быстро, пока окончательно не доведет Келли до черты, когда обычное желание кончить, не превратиться в уже нестерпимое.
- Сейчас… потерпи немного… - хрипло прошептал Шай, укладываясь сверху и принимаясь покрывать жадными поцелуями влажные от пота плечи и шею. Он уже не мог просто стонать, он поскуливал, иногда жалобно, хрипло вскрикивал, но все равно не останавливался.
Казалось, бедра двигаются отдельно от него. Казалось, они сами отлично знают, что нужно делать. Движения стали сильнее, резче, быстрее. Шай позволял себе насаживаться уже не боясь, что большой член порвет его, он чувствовал его каждое даже самое мелкое движение, как он напряженным колом подрагивает внутри, как тело с охотой принимает его. И именно это оказалось самой последней точкой, за которой пути назад уже не будет.
Парнишка резко откинулся назад, впуская член до самых яиц, вцепился пальцами в напряженные плечи, оставляя белые следы на коже, неимоверно сильно сжался вокруг члена, задрожал всем телом, и кончил в ласкающую ладонь. Взгляд, которым он смотрел на Келли был каким-то совершенно звериным, голодным. Не дав себе ни секунды выдохнуть и прийти в себя, он резко приподнял бедра, выпуская из себя готовый кончить член любовника, и резко сполз вниз, так, чтобы упругая головка удобно вошла в пересохший от стонов рот.
- Вот теперь не сдерживайся…
Шай не стал мучить свою жертву. Его движения были ловкими, умелыми, он вбирал член в рот максимально глубоко, расслабляя горло, помогая себе языком и все еще дрожа от неимоверно сильного оргазма, который накрыл его минутой ранее. Он смотрел на раскинувшегося на кровати Келли и хотел только, чтобы ему сейчас было так же хорошо.

+2

10

Келли смотрел на любовника из-под полуприкрытых век. Он наслаждался зрелищем и ощущениями, которые ему дарил парнишка. Грубокие порывистые движения неумалимо приближали Харриса к оргазму, который сейчас был желаннее всего на свете. Но кончать первым он не собирался. Не по мужски это. Еле сдерживаясь, Келли продолжал яростно дрочить, пока не почувствовал, как сильно Шай сжался внутри, а на живот стали падать тёплые капли спермы.
Голубоглазый хотел привлечь к себе мальчика, нежно поцеловать и дать в полной мере прочувствовать оргазм, но у него были другие планы. Келли тупо не успел его остановить, как Шай ужн оказался внизу, лобко вбирая в свой ротик член. Доли секунды хватило на то, что бы в голове пронеслись мысли о том, что стоит парня остановить, ведь сутки назад его изнасиловали в рот и вряд ли эти эмоции уже успели исчезнуть из его сознания. Но страх за Джонсона отступил так же быстро, как и нагрянул, т.к. тело прошибло волной удовольствия, сравнимой лишь с электрическим зарядом. Келли беспомощно запрокинул голову и, приоткрыв рот, сжал в кулаках многострадальное покрывало. Он даже не мог произнести ничего связного, у него получались лишь стыдливые стоны. Попытки остановить Шая, так же, остались лишь в роли невыполненных действий. Не хотелось, да и не представлялось возможным, сейчас думать о том, сколько мужчин было у Джонсона, но то что он отсасывал так, как ни одна девушка Кела, это был неоспоримый факт. Но ложно было думать, что только физические ощущения тут правили балом. Осознание того, что этот мальчик, над которым всего сутки назад так грубо надругались, сейчас с такой самоотдачей делает всё лишь бы доставить Келли удовольствия, даже наплевав на собственное посторгазменное состояние, играло не меньшую роль. Тощее подрагивающее нежное тело и самый умелый ротик на члене. Против этого сочетания было невозможно воевать.
Распахнув глаза, Акела задержал дыхание и, секундой спустя, стал кончать, выстреливая спермой в рот Шая раз за разом. Подрагивая от сумасшедшего оргазма, Келли обессиленно растёкся по кровати и прикрыл глаза, коротко дыша ртом. Была масса вариантов что сказать и как себя повести, но Харрис сейчас был не способен мыслить. Собрав последние силы, он сел на кровать, притянул к себе Шая за худые плечи, и стал благодарно целовать, наплевав на вкус собственной спермы. Сейчас о брезгливости не могло быть и речи и это была не плата, и не дань уважению, а лишь собственное желание, которое было невозможно сдержать.
Нежно поглаживая ещё подрагивающее тело, Келли стал немного замедлять поцелуй, пока не прервал его вовсе.
- Не думал, что ты сейчас решишься на такое... - он едва олыбнулся и обнял малтчика, заботливо прижимая к себе. - Я не ожидал.
Постепенно жар стал отступать от тела, вместе с эмоциями и желанием. Лёгкая свежесть неприятно пощипывала кожу, вместе с подползшими стеснением и неловкостью. В моменты страсти можно было себе позволить многое, но в остальные моменты Кел ещё не мог раскрыться до конца, и дело было даже не в том, что его выбор пал на парня. Он в принципе был весьма сковон и зажат, благодаря своему деревенскому воспитанию.
- Я... я сейчас. Тебе взять чего нибудь в магазине?
Но стало только ещё более неловко.
Подобрав с пола и натянув на себя джинсы, Харрис накинул куртку прямо на голое тело и повернулся к двери, желая выйти, но вовремя обернулся, подошёл к Шаю и, взяв его лицо в ладони, вкусно поцеловал.
- Ты лучший.
Прошептав прямо в губы, Кел расплылся в улыбке и игриво подмигнув, вышел из номера.
Ночная прохлада обняла за голый торс, пробираясь свежими ладошками к спине, но Кел даже не поёжился. Ему было хорошо.
Луна ярко освещала пустынную дорогу и пёстрый мотель, который был, как оазис в пустыне. Келли вдохнул ночной воздух полной грудью и уставился в звёздное небо. Он чувствовал себя счастливым идиотом, но не смел желать себе иной судьбы.
Похлопав по карманам, он полез в них в поисках пачки сигарет, но найти её был не в силах, т.к. она осталась валяться на полу в номере. Зажав в ладони содержимое карманов, Кел вытащил его на свет божий. Среди бесполезных чеков и смятых купюр был желтоватый листок бумаги, некогда аккуратно сложенный вчетверо. Развернув его, Акела увидел набросок карандашём, где был изображён он за рулём. Губы невольно тронула тёплая улыбка. Такая, казалось бы, мелочь, в миг оказалась ценнее всего остального имущества Харриса. Так же аккуратно сложив листок, Келли достал из внутреннего кармана куртки паспорт и вложил его в обложку, что бы ни за что не потерять. Он мог мечтать, но на 100% не был уверен, как начнётся следующий день и, тем более, как он закончится. Зато, этот рисунок будет напоминанием о самой тёплой искренней и немного безумной ночи в его жизни.
Когда Акела плотно закрывал за собой дверь, небрежно оставляя ботинки у порога, Шай уже лежал под одеялом. Скинув куртку, Кел полез в кровать прямо в джинсах.
- Я принёс колы и m&m's... - он положил на одеяло две красные банки с известным логотипом и пакетик конфеток с орехами. - Не знаю зачем... - робкий взгляд в чёрные глаза и тут же смущённая улыбка. - Эй... Как ты?
Положив подушку повыше, Келли полусел полулёг, удобнее устроисшись под одеялом, и привлёк к себе Шая. Неаккуратно открыв пачку, голубоглазый просыпал все конфеты на одеяло, но его это явно не очено расстроило. Он лениво перебирал их пальцами и ел только жёлтые, которых было достаточно.
Про рисунок он ничего не скажет. Ни к чему. Некоторые вещи рано обсуждать, а некоторые не требуют обсуждения вовсе.

+1

11

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » California rest in peace