Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Kai
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешности
вакансии
хочу к вамfaq
правилавк
телеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Несколько шагов и Тео останавливается возле ног девушки. Он смотрит так пристально, словно пытается запомнить её образ...Читать дальше
RPG TOP
Forum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » потрачено


потрачено

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

АТЛАНТИК-СИТИ | ОКТЯБРЬ 2017

Dog & Crash
https://i.imgur.com/e7YMPYG.gif https://i.imgur.com/CFJge0O.gif

Кореш вернулся — пора делать деньги.

OST


https://i.imgur.com/7zYamxz.png

[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2017-12-07 12:09:58)

+1

2

В Америке, стране орлов, свободы, фальшивой демократии и лицемерной толерантности мало найдётся людей, которых всё устраивает. Даже самые ярые диванные патриоты найдут повод поорать - тот же индюк Трамп, например, со своей грёбанной стеной. Все же прекрасно понимают, что у него кишка тонка в самом деле её возвести - побоится мужик связываться с разгневанным населением Мексики. Тем более, когда корейский фюрер со своей стороны уже грозит ракетами.
Но Крэша политика не интересовала совершенно, и поэтому он умел и любил находить радость в мелочах - легализованной травке или развитой теневой торговле нелегальными наркотиками. Чем не счастье? Тот идиот, кто считает, что за деньги его не купить, просто никогда не нюхал кокс! Или героин.
И отсюда можно сделать вывод, что не так уж всё плохо. Что устраивает - то замечательно, а что не устраивает - да на то просто насрать, делов-то. С такой позицией по жизни очень легко идти, здорово, весело, вприпрыжку и с матерком. Особенно под руку с такими же товарищами-долбоклюями.
Здравствуй, солнце, адское пекло, испепеляющее планету и глаза прохожих! Давненько Крэш не смотрел на него вот так, задрав голову к небу, вдыхая полной грудью уличный воздух, пропитанный автомобильными выхлопами, вонью бензина с автозаправки и горелой еды из придорожной харчевни. Или это не солнце, а луна?.. О, Крэш был бы не Крэшем, если бы не нашёл способ слегка обдолбаться, едва за ним захлопнулась дверь клиники, так что осознание времени суток ему далось не сразу. Да и какая к чёрту разница? Только не в Нью-Йорке, который сияет разноцветными огнями, как психоделичная галлюцинация, не переставая, и гудит, как рой поддатых шершней, не умолкая ни на минуту.
Добро пожаловать в Нью-Йорк, место слёта иммигрантов, искателей лучшей жизни, мечтателей, оптимистов и авантюристов! Ваши проблемы никому не интересны! Ваши мечты не исполнятся! Ваши старания не окупятся! Ваши просьбы не будут услышаны! Но разве это повод для печали?
Прищурив накрашенные глаза, Крэш озирался по сторонам; предметами первой необходимости - наркотой - он уже воспользовался. Теперь ему нужен телефон. Стационарный телефон, потому что электронный гаджет сначала был конфискован врачами, а потом благополучно проёбан - тоже ничего страшного, случается. Потерять телефон - это почти как оставить где-то пачку сигарет по дурной памяти или уронить помаду в канализационный люк. Бывает. Жаль, он живёт не в Лондоне, где символичные красные будки натыканы через улицу друг от друга; здесь надо исхитриться, чтобы найти проводной аппарат, но Крэш с азартом принял этот вызов, как принимал все, что подносила ему судьба, в которую он не верил.
И действительно! Спустя пару десятков минут его пальцы с покрытыми чёрным лаком ногтями сосредоточенно нажимали кнопки с цифрами, выстроившимися на крошечном дисплее в хорошо знакомый номер. Зачем этому человеку столько мейк-апа, каких-то дурацких принадлежностей, больше подходящих бабе не самого благородного поведения, нежели взрослому мужику? Кто он вообще - клоун, пидор, просто чокнутый фрик? Крэш бы посмеялся над каждым определением. Он любил смеяться в лицо ярлыкам и клейму чужого мнения. Пожалуй, ради этого веселья всё и затевалось; бесконечное количество образов, своеобразных масок, и он менял их по нескольку раз на дню, будто никак не мог решить, какая ему больше подходит, и давно забыл, кто он есть на самом деле.
А в трубке уже пошли гудки.
Учитывая поздний час, собеседник ответил поразительно быстро.
- Заебали, Дог! - с чувством выдохнул Крэш вместо приветствия. - Клиники, больницы, реабилитации, врачи и их сраные таблетки... сколько ещё горстей мне надо сожрать, чтобы до них дошло наконец, что им меня не изменить?
Ни в коем случае не "вылечить" - нет, не так это работает. Не вылечить, а изменить. И Крэш, разумеется, был готов бороться с каждым и скорее пасть смертью храбрых в этой битве, чем позволить кому-то проделать с собой такое - тем более лысому уроду в очках.
Но вообще-то он звонил не для того, чтобы обсудить этот вопрос. Это так, философское вступление - находило на него иногда вдохновение брякнуть что-нибудь умное невпопад. В выражении собственных мыслей и чувств он себе никогда не отказывал.
- Проще говоря - я вышел и звоню тебе из какого-то стрёмного бара, вырезаю от скуки "Fuck you" на столешнице, - доверительно сообщил другу Крэш, любуясь упомянутыми буквами. Он прислушался к чужому голосу, и губы сами собой расплылись в лукавой улыбке, - о, я что-то прерываю, Дог?
Очевидно, прервал - но ничего страшного, у Дога куча времени довести начатое до конца.
- Развлекайся, дружище. Я ловлю попутку, увидимся в Нью-Джерси через пару часов. Там же, где всегда. Не опаздывай - я соскучился.
С мощным стуком трубка опустилась на рычаг, ножки табуретки заскрипели по деревянному полу. Самое время ловить попутку и выполнять обещание. Крэш легко давал обещания, а выполнял их только когда считал нужным. Так вот, сейчас нужно - они не виделись туеву хучу времени, два закадычных приятеля, абсолютно разных, непохожих друг на друга - может, именно поэтому таких закадычных. Хотя в больничках компания зачастую подбирается со всех сторон интересная, ему искренне не доставало Дога. Скорее бы треснуть своими костяшками по его кулаку в дружеском жесте и постебаться над нелепыми лохматыми усами.
Как ему не доставало Дога!
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+2

3

Горбатого могила исправит? Хрен она исправит, а не горбатого, да и то крайне сомнительно. Если человек однажды попробовал оторвать от жизни больше положенного, он будет входить в эти воды еще раз и еще, пока не склеит ласты, чтобы там барахтаться гнилым трупом. Трой Кеннел за всю свою жизнь не заработал ни единого цента честным путем – ну, почти что, те два дня щербатым подростком в грузовой конторе он за работу не считал – и по возвращении в Нью-Джерси из тюрьмы в Пенсильвании, где он отсидел озвученные судом 5 лет плюс пару месяцев сверху за откровенно не примерное поведение, даже не пробовал менять старые привычки. Первым делом, как только он покинул пределы забора, обтянутого колючей проволокой – на котором во время его срока три кретина-неудачника умудрились распороть собственные задницы – Трой недвусмысленно отсигнализировал КПП средним пальцем, а после двинулся со своими жалкими пожитками в город. Там, в захудалом баре, кишащем людьми его окружения, он сумел подцепить одну упитанную бабёху и пёхался с ней два круга подряд, пока та чуть не раздавила его в один особенно пиковый момент. Вот тогда-то, припоминая, что без сигарет и пива жизнь – дерьмо, и ещё она дерьмовее без бабла, он оставил её без платы, намекнув, что та переспала не с каким-то бомжем подзаборным, а с самим Томми Фернандо. Без понятия, кто это был, но в тюряге о нём трындели без умолку, и Трой прибавил к имени даже какую-то темную историю про мафию – деваха смотрела, как он раскуривает косяк, мелет несусветную чушь и вникала, прямо как на мессе. В тот же день, записавшись в должники к бармену в обмен на бутылку темного, он выбил из прохожего доходяги около пятидесяти долларов и дозвонился до Майка.
Спросите, кто такой Майк? Ну, как сказать. Еще один лебантяй, который не работает, промышляет темным бизнесом, но зато уверен, что все награбленное получает честным путем. Майк изрядно лысеет, носит рыжие стремные усы и не менее стремные очки и имеет какую-то дурную страсть к «гавайским» рубашкам. В ширину он больше самого себя в длину, а всю свою деятельность оправдывает тем, что занимается, по сути, тем же, чем и чиновники. И хер поспоришь, он же рыжий. Но каким бы внешне отталкивающим Майк ни казался, он был самым что ни есть своим в Нью-Джерси, имел тесные связи с разными группировками и бандами, да и вообще выступал в качестве частного маэстро, у которого оркестр собран из разномастных «индивидуальных предпринимателей» - Трой входил в его орекстр. До того, как разворотить курятник на ферме в Пенсильвании, влетев в тот на шикарном «Порше», он выбивал деньги из должников и преимущественно грабил магазины, иногда банки и ещё реже – потому что накладнее и опаснее – инкассаторов. Кто же знал, что попадется на простом угоне машины? Впрочем, ему повезло, что Майк нанял хорошего адвоката, и суд смог приписать ему только угон, уход от погони, сопротивление аресту и десяток дохлых куриц в виде частного имущества – остальные подвиги остались не озвученными в зале суда.
Майк забронировал своему подручному место в междугороднем автобусе и пообещал найти достойную работенку. Первую неделю Трой занимался ничегонеделанием на своей двухкомнатной квартире, закидывался амфетамином – к которому опасно начинал привыкать – и затягивался дешевыми сигаретами под нескончаемый вой телевизора, пока Майк разбирался с кураторами и отмазывал его от реабилитации в обществе. На второй неделе он вернулся к делам, начиная с мелких и постепенно разгоняясь до более крупных. И так два года рутинной, временами даже скучной работы, потому что Майк, рыжий сучий говнюк, не хотел рисковать: мол, осади, Дог, посиди в тени еще год-другой. Но бляха-муха, Нью-Джерси – штат больших возможностей, его побережье усыпано казино – это трофей под самым носом, бери – не хочу! Кто будет сидеть и отвлекаться на инкассаторов, пока здесь деньги текут рекой? Примерно с таким же возмущением Трой и пришел однажды к Майку, немного поддатый и оттого куда более смелый. Заявил, что он не хер обвисший, чтобы ссать в  сторонке, пока кругом у всех работенка крутится, и потребовал контракт. Майк то ли сдался, то ли решил, что проще пойти навстречу (чтобы потом все замять) – короче, согласился. У них даже план появился и свои люди в местном казино среднего пошиба, но Майк отказывался давать старт операции. То, видите ли, Трой не уживается с подельниками, то ли подельников на это дело не хватает – именно таких, в которых уверен на все двести процентов. Шляпа, одним словом. Майк тянул кота за причинное место, а Трой все больше злился от недоверия, хотя и аргументы против такого дерзкого ограбления были настолько весомые, что могли бы похоронить его под своей толщей.
Так или иначе, но за очередной попыткой призвать к реализации плана Майк посоветовал Трою пойти нажраться, снять проститутку и угомониться, пока у них в деле не появится больше надежных людей. Трой, как истинный наследник убогих генов белого мусора – его родители были чокнутыми на всю голову реднеками – последовал незамысловатому совету. Именно поэтому он сейчас мял под собой грудастую шатенку в неухоженной комнате, где запахи табака и перегара стали, кажется, чем-то таким же постоянным, как и голые серые стены. Она орала, как сумасшедшая, но никто в доме не решался стучать по трубе – знали, что бесполезно. И Трой вошел во вкус, где-то там почти дошел до вершины, пока его самым наглым образом не прервали – зазвонил телефон, на удивление аккуратный и даже не побитый; ну совсем не вписывался ни в интерьер квартиры, ни в характер владельца.
- Кто, б…? – «ляяяя» затерялось в воздухе и перешло в какой-то удовлетворенный стон – шатенка оказалась слишком хороша. Вероятно, приспособилась даже к таким ситуациям, когда в финале пьесы на сцену врывается какой-нибудь из зрителей. То есть, когда звонит телефон в самый неподходящий момент. Трою даже пришлось на секунду отстранить её, чтобы ещё раз, на этот раз чётко, повторить свой вопрос, но после он бессильно опустил руку – пусть продолжает. – Крэш! Еба, кореш, ты где? – Трой даже удивленно приподнял брови, хотя никто этого и не видел, даже умелая шатенка – слишком темно было кругом. – Дерьмо, брат. Бросай это занятие, дуй сюда, у меня даже дело на примете е… - сдавленно выдохнул, - …есть… Да, я тут не один. Ты бы её видел…
Он на секунды две потерял нить суждения. Говорить по телефону, пытаясь строить конструктивный диалог, и одновременно сосредотачивать внимание на женщине под собой – занятие не самое простое. Трой, отдаленным сознанием улавливая сразу несколько фактов – а) Крэш снова на свободе, б) он в сраном Нью-Йорке, в) он выезжает из сраного Нью-Йорка через пару минут и г) они увидятся в баре через пару часов; – бросил стандартное прощание и с благодарностью принял еще один совет на сегодня. «Развлекаться» - это по его части.

Бар, в которым они предпочитали собираться за отсутствием мягкотелой и вареной публики, а также за то, что пиво заказывали на ближайшей пивоварне и оно было первой свежатины, а ещё за то, что здесь крутились преимущественно «свои», этим вечером несколько пустовал. Трой занял свободный стол в накуренном темном уголке, даже заказал им по бутылке, но не притрагивался – ждал приятеля. Он не смотрел на часы, да и вообще не особо беспокоился о времени, потому что знал: Крэш сказал, что будет – значит, будет. Плевать, что там доктора и мозгоправы ему приписывали, уж с памятью и обещаниями у него проблем не было - и, как следствие, с надежностью. И последнее на проверку в их деле является определяющим качеством. Потому Трой просто приканчивал пачку сигарет, откинувшись на жесткую спинку дивана, пока рядом не прозвучал знакомый голос.
- Рад видеть, брат, - Трой уже стоял рядом с ним на ногах, крепко пожимал руку вслед за кулачным жестом и похлопывал по спине в привычном для их встреч ритуале. – Присаживайся, - «садись» - слишком чревато последствиями, - вот, - и протянул пачку сигарет, за ней подталкивая бутылку пива. – Какая херня тут творилась, ты бы знал. Но сначала – за твое возвращение, Крэш. Ты, брат, совсем нас расстроил, мог пораньше явиться, - Трой обхватил бутылку и чокнулся о соседнее горлышко, - тут рук не хватает, сплошные чмыри новенькие, хрен на кого положиться. Майк меня на побегушках держит, всё сраные магазины, да долги… Я ему почти год о крупном деле толкую, но он всё упирается. Но об этом потом… Рассказывай, брат, что эти ублюдки там делали с тобой? Эй, Пит, - он махнул бармену бутылкой, - Крэш вернулся, гони закуску халявную. И баб давай нам. В смысле, мне.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2018-01-23 22:06:13)

+2

4

Попутка нашлась на удивление быстро, и уже через пару часов, как и обещал, Крэш уверенными шагами подходил к бару, их излюбленному месту встречи. Чудесный выдался денёк! Обычно осторожные водители не торопились подсаживать к себе подозрительного мужчину, который будто только что сошёл с арены фрик-шоу, особенно в тёмное время суток - ох уж эти наивные предрассудки! Почему люди опасаются ночи?.. Если какому-нибудь бедолаге встретится маньячина-психопат, солнечный свет его не остановит. В общем, какой бы логике ни следовали цивильные обыватели, порой Крэшу приходилось бестолково торчать у проезжей части, возмущённо матерясь вслед очередной проигнорировавшей его машине и яростно показывая сразу два средних пальца. Сегодня же ему повезло - буквально минут через пять рядом с ним притормозила машина, набитая подростками, немножко обдолбанными, как он сам, и отдалённо похожими на него стилем одежды, хотя до эпатажа Крэша им было, безусловно, очень и очень далеко. Как позже выяснилось, юнцы возвращались домой с рок-концерта каких-то местных бездарей, возомнивших себя звёздами рок-н-ролла, и приняли автостопщика за "своего", а Крэш не торопился их разубеждать - зачем портить дружелюбную атмосферу? Пусть себе трещат взахлёб о дешёвых кумирах, королях гаражей - он пропустит всё мимо ушей, думая о своём. О, сколько таких горе-музыкантов он повидал на своём веку! Сколько загубленных душ, несбывшимся мечт, неоправданных надежд! Такие ребята, едва научившись извлекать из папкиной гитары два-три простеньких аккорда, провозглашали любовь к сексу, наркотикам и рок-н-роллу девизом своей жизни - только чтобы через пару лет разочароваться в ней, сообразив, что мир рок-н-ролла от них далёк, как от Земли Солнце, а вот суровая реальность случайных связей и наркотиков поглотила с головой. Крэш встречал много подобных неудачников и неудачниц - в соседних палатах психбольниц и наркоклиник.
Толкнув плечом дверь, он вошёл в бар, бегло окинул взглядом помещение, залитое приглушённым светом и завитками табачного дыма, и двинулся к столу, за которым его дожидался верный приятель.
- Здорово, Дог! - Крэш широко улыбнулся, отвечая на приветствие аналогичным жестом. - Я тоже дьявольски рад тебя видеть.
Не замедлив воспользоваться приглашением, он устроился напротив усатого кореша, окинул пристальным взглядом его лицо и задумчиво изрёк, будто зачитывал что-то по памяти:
- Был у нас один чувак с усами на пол-лица... я как посмотрел на него, сразу тебя вспомнил. Правда, его потом в отделение для буйных отправили, и больше я его не видел, - вполне себе будничная история для больницы.
Сигареты, качественное пиво - все эти богатства волей товарища уже дожидались Крэша, который истосковался по алкогольной выпивке.
- Заебись! Вот спасибо, дружище, - благодарно кивнув, он ловко вскрыл бутылку пива, жадно приложился к горлышку - смочить горло - и с наслаждением закурил, внимательно слушая недовольные речи Дога.
- Действительно херня, - согласился Крэш, с сочувствием представляя себе злоключения друга, которому нелегко пришлось с "новенькими чмырями" - как наверняка и им с ним. Дог умел бесить и отвращать от себя людей. Той же способностью обладал Крэш. Вот они и скорешились, два конченных отброса общества, - но теперь я здесь, и всё будет охуенно, как в старые добрые времена. Вот увидишь.
Он оскалился в хитрой улыбке, отсалютовал бутылкой и сделал ещё несколько глотков, бесстрашно смешивая в несчастном организме табак, алкоголь и дурь.
- Тебе интересно? - Крэш вскинул брови, услышав вопрос о собственных невзгодах, прикинул что-то в уме и подался вперёд, понизив голос до театрального шёпота. Весь мир - театр, и он жил, согласно этому убеждению, умел напустить пафоса и драмы, если ситуация к тому располагала. - Приём лекарств теперь - как пытка, будто тебе в горло кипящую смолу заливают. Они не просто выдают таблетки и ждут, пока ты их проглотишь - они лезут к тебе в рот и проверяют, действительно ли ты проглотил, а не спрятал под язык. Просекли фишку, твари, что я выплёвывал эту хуйню в унитаз, - он спокойненько затянулся и невозмутимо продолжил, - ещё один изолятор соорудили. Типа одиночной камеры в тюрьме, только в стене окошко, где из соседней комнаты за тобой круглосуточно наблюдают врачи. Начнёшь совсем психовать, попытаешься с собой что-нибудь сотворить - пристёгивают ремнями к постели. Теперь они законно могут это делать, сукины дети. Правда, не дольше восьми часов подряд. И в самом изоляторе не дольше сорока восьми часов держат, но дольше и не требуется. Уже после суток все выходят оттуда смирные, как барашки. А глаза - как у дохлой рыбы, чёрные и пустые.
Решив, что с Дога достаточно больничных историй, Крэш сделал последнюю затяжку, раздавил беззащитный окурок в пепельнице, перевёл взгляд разноцветных глаз на халявную закуску, которую по настойчивой просьбе приятеля притащил Пит, и с готовностью запустил руку в горсть сырных палочек. Пожрать наконец нормальной еды - тоже маленькое счастье.
- А ты вот что расскажи, - вспомнив о начале их разговора, Крэш с любопытством прищурился, - каким таким крупным делом ты доёбываешь Майка? Есть что на примете? - и обратился в слух, ухитрившись засунуть в рот палочку целиком. Крупное дело бы сейчас не помешало - вот где настоящее веселье! Вот как надо праздновать свободу! Иначе зачем свобода вообще нужна?
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+2

5

Пока Крэш рассказывал о заунывной жизни, проведенной среди мягких стен, Трой вертел пустой пачкой сигарет в руках, изредка вставляя что-то типа участливого «вот педрилы» или «херня какая-то». Если так подумать, в чем-то эта жизнь напоминала неволю заключенного, с той разницей, что в неволе можно скорешиться с местными братками и скрасить свое пребывание, а в больнице, судя по всему, была одна беспросветная жопа. Ремнями к постели – это, вероятно, куда хреновее, чем тесный замызганный карцер, пусть и напоминающий отдаленно уголок не больше, чем чей-то туалет, но хотя исключающий ремни.
- Что, вот так пальцы и суют? – Трой выразительно выгнул брови, потушил окурок в заросшей приличной горочкой пепельнице. Полез в карман за следующей сигаретой – сначала в джинсы, потом в куртку, и все-таки отыскал ее во внутренней заплатке, которую пришил сам. Нет, его только в тяжелом приходе можно назвать человек хозяйским – достаточно взглянуть на то, в какой квартире он жил, но жизнь научила его иногда совершать такие подвиги. Во внутреннем кармане можно много чего спрятать, что лучше бы не казать другим на виду.  – Я бы за такое яйца оторвал, - чиркнул пару раз зажигалкой, но та только плевалась слабыми искрами – и протянул руку, чтобы Крэш по-братски дал огня. Рядом как раз замаячил Пит, оторвавший свой зад от барной стойки – мог прислать одну из своих официанток, а вместо этого прохромал сюда сам, чтобы поочередно пожать своим завсегдатаям руки и угостить луковыми кольцами и сосиками. На вопрос об обещанных бабах махнул рукой куда-то в угол бара, где тусовалась женская компания, и подметил, что те берут не больше пятидесяти для его постояльцев, а если проявить чудеса харизмы и понравиться им, можно схоронить и малую часть суммы. А если удовлетворить их по полной – еще большую часть. Откланявшись, бармен заторопился прочь – обслуживать новоприбывшую компанию на стойке, которая уже недовольно гудела.
- О, вон та будет моя сегодня, - Трой неопределенно скосил глаза в сбившуюся троицу возле музыкального автомата, скорее, провоцируя уточнить, так какая же из этих трех – шатенка, рыжая или та, у которой «четверка»? Пододвинул свою тарелку с закуской поближе и принялся с упоением выкладывать свою давнишнюю задумку, не забывая при этом одновременно глубоко затягиваться, глушить пиво и есть. – Ты был когда-нибудь в казино «Черный лебедь», у них еще там арабская поебота приписана на вывеске? Не шибко большое, но деньги там ходят приличные – пока все соперничают за элиту, эти обдирают туристов и, как ни странно, местных арабов. Ну, знаешь, владелец устроил своего рода гетто. У нас есть планировка здания, есть три человека внутри – охранник, уборщик, крупье, - перечисляя сообщников, Трой загибал по пальцу – большой, указательный, безымянный, - мы знаем, во сколько оно закрывается, когда и во сколько ночная смена ходит по коридору, дышит, ест и даже срёт. У нас есть всё для того, чтобы втихую пробраться в хранилище и забрать деньжата, а знаешь, что Майк в ответ? – Трой загнул оставшийся мизинец, оставляя один только средний палец. – Ссыт по полной, что все пойдет не так – говорит, команды сыгранной нет. Нет, я Майка понимаю, он мне в помощники каких-то сосунков предлагает – по ним видно, что кинут, как только что-то пойдет не по плану. Но я бы даже один справился. Один! – и хлопнул кулаком по столу. – А он уперся и ни в какую. Рыжий хер.
Всё это время роль слушателя – внезапно, но слушать он все-таки тоже умел – и рассказчика Трой сопровождал жадным потягиванием пива; и не удивительно, что скоро на краю засаленного стола начали выстраиваться в ряд пустые бутылки. Даже после третьей он уверенно держался на ногах – и потому ровно поднялся с места, обещая вскоре обернуться с дополнительной выпивкой.
А в это же время возле барной стойки росла какая-то напряженка – даже Трой, не отличающийся проницательностью, почуял за полшага от своего стола неладное. Гоп-компания азиатов – китайцев? корейцев? япошек? да хер их различишь! – что-то разъяренно доказывала бармену, нарушая звучавший классический рок иноязычной бранью. Люди в баре заметно напряглись, бросали неодобрительные взгляды в сторону разворачивающегося конфликта. Семь азиатов были довольно не самого дружелюбного вида, невысокие, в каких-то лохмотьях – Трой видел их впервые, и ясное дело, как и другие постояльцы, готов был на пальцах объяснить, куда это узкоглазая компания забрела. Самый короткий из них – вероятно, он же главный – привстав на носки, ухватил Пита за шиворот, чтобы притянуть к себе через барную стойку. Выглядело особенно каламбурно и нелепо, ведь сам Пит был такой высокий и широкий, что умудрялся застревать в дверях.
Трой, не оборачиваясь, дал знак рукой Крэшу, чтобы присоединился – упаси боже или кто там всем заправляет заподозрить его в трусости, да за такую мысль он голову оторвет. Но лишить друга возможности поучаствовать в потасовке – а она наклевывалась очень явственно – было совсем не по-товарищески. Пит, хоть никогда не звал о помощи, очевидно на нее рассчитывал, но все еще молчал, надеясь, что спор можно решить мирно. В конце концов, у него, как у владельца тоже свой интерес сохранить бар в целости, без единого сломанного стула.
- Мелкий, - на такой оклик обернулась вся азиатская компания. Стоит сказать, что Трой не страдал предрассудками и не был расистом – он просто был невежей и хамом, вот и вся формула его характера. Главное, что всё это не мешало ему жить. – Опустил руку – или дрочить будет нечем.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

+2

6

Ощущение свободы - охуительная штука. Особенно в первые несколько часов. Оно пронзает всю твою сущность с головы до ног, забивается в каждую клеточку тела; ты осознаёшь, что впервые за долгое-долгое время, которому потерял счёт, можешь делать, что хочешь, творить, что хочешь, что тебя больше не сковывают рамки чужих порядков и распорядков, что твоя жизнь в руках у тебя и только ты сам несёшь за неё ответственность.
Крэш упивался этим чувством, сидя сейчас напротив своего приятеля, со снисходительным смешком наблюдая, как тот самоуверенно рассматривает девиц. Вкус пива на языке, стук стеклянных бокалов о поверхность стола, музыка, играющая на фоне - мелочи, о которых даже не задумываешься, пока тебя вдруг их не лишают. Дьявол, как же он рад вернуться! Будто заново родился. Точнее, не так - будто только что воскрес, откинул крышку гроба, вышиб её ногами и восстал из мёртвых.
- "Чёрный лебедь"... - задумчиво протянул Крэш, переводя взгляд с лица Дога на завитки табачного дыма, кружащие в воздухе, будто пытался разглядеть в их узоре некий таинственный образ, как гадалки-шарлатанки в кофейной гуще. - ...знаешь, а ведь я там бывал. Ну, как бывал... заходил внутрь. Хотел ободрать местный сброд в картишки, но, по-моему, мне там были не очень рады. Почему-то, - и он, эксцентричный психопат, пожал плечами с самым невинным видом, вновь уставился на друга и непонимающе нахмурился. - Какого дьявола Майк - такое ссыкло? Судя по твоим словам, нажива лежит на блюдечке, надо лишь подойти и взять. Неужели всё настолько плохо, что некому это сделать?
Придвинув к себе пепельницу, он безжалостно раздавил окурок в кучке золы и изогнул уголок губ в довольной усмешке:
- Окей, план такой: звоним - хе-хе - мистеру Рыжему Херу и сообщаем: "Не ссы в трусы, Майки. Крэш вернулся, всё будет заебись. Этот арабский притон будет наш".
Он расслабленно облокотился о стол и позволил себе минутку самодовольства. Приятно, когда тебя ждут, когда ты понимаешь, что ты нужен, несмотря на то, что пару часов назад вышел из психушки. Вышел - и сразу попал на развилку, от которой во всех мыслимых направлениях бежали тысячи путей; вот оно - чистое, ничем не обременённое сегодня, за ним последует непредсказуемое завтра, построенное на спонтанно принятых решениях. В принципе Крэш проводил так почти каждый день, и долгожданное освобождение особой роли не играло. 
Уютную беседу двух аморальных ублюдков прервал подозрительный шум возни, донёсшийся со стороны барной стойки. Крэш с любопытством обернулся, предвкушая раскалённую обстановку.
- Прыткие ребята, - резюмировал он, скептично приподняв бровь: очень уж комично выглядела попытка узкоглазого щенка ростом с табуретку нагнать ужас на его здоровенного оппонента. Ну и, как водится у мелких хищников, этот тявкающий пёс брехал из плотного круга таких же шавок - им ничего не оставалось другого, кроме как верить в принцип, что количество иногда помогает компенсировать дерьмовое качество. Дебильный, кстати, принцип, никогда не работает. К примеру, если наркота хреновая, обдолбись хоть до потери пульса, нормального трипа не будет. Будет только отвратительный отходняк и заблёванный унитаз.
Бесшумно поднявшись с насиженного места, Крэш двинулся вслед за Догом и мягкой поступью, как пантера, крадущаяся к добыче, обошёл азиатскую шпану с другой стороны, окружая, зажимая их в невидимые, пока ещё не ощутимые тиски между ним и его товарищем.
- А я оторву другую руку, - на расписанном густой тёмной косметикой лице мужчины медленно, как солнечный рассвет, появилась мечтательная улыбка, - а потом и всё остальное, по частям... Знаешь, этот парень, - он кивнул на Дога, - ещё нормальный, просто без тормозов. А вот я по-настоящему чокнутый. Когда речь заходит о чужих мучениях и страданиях, во мне просыпается креативная сторона.
О, ну конечно же нет, Крэш, может, и был психом, но уж точно не маньяком; он просто делал то, что так любил, если ситуация позволяла (а она позволяла, поскольку была полностью под их контролем) - играл на публику.
- Вы, блять, откуда взялись? - вякнул один из смелых чужаков. -  Усач из игры про Марио и бастард Джокера и королевы вампиров? И вы нам ещё угрожаете, серьёзно?
Однако несколько пацанов притихли, разумно оценивая собственные силы и габариты с параметрами агрессивно настроенных белых американцев.
Будь мать Крэша королевой вампиров, а не портовой шлюхой, бездарно сторчавшейся в одиночестве, он был бы счастлив. Но зачем развеивать иллюзии?
- Очень лестно, - вместо гримасы обиды его губы лишь шире растянулись в улыбке, которая теперь напоминала плотоядный оскал, - Марио один прошёл с десяток миров и перебил всех врагов на своём пути... а какие чудесные гены мог передать мне Джокер - садистские наклонности, отсутствие эмпатии... - он наклонился ближе к своему низкорослому собеседнику и выразительно приподнял брови, - представляешь, что мы вдвоём можем сделать с каждым из вас, если вы будете плохо себя вести? - Крэш театральной взмахнул рукой. - Ka-boom!..
Он откровенно провоцировал этих идиотов, забавлялся с ними, не ощущая никакого страха, не чувствуя никакой опасности. Да они уже давно забыли про Пита и изначальную ссору и сосредоточились теперь на двух непонятных мужиках, один из которых зачитывал речи, словно со сцены театра Шекспира, а второй был готов двинуть с любой момент, подобно разъярённому быку, вырвавшемуся на улицы города. В конце концов случилось то, что закономерно должно было произойти: один из компании жалких смельчаков попытался врезать фриковатому пиздаболу, а Крэш, наученный опытом провокационного пиздабольства, был к этому готов, ждал этого момента; ловко увернувшись от удара, он немедленно двинул контратакующим броском противника в челюсть.
Начало положено! Поехали! Йиииххххаааа!
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+2

7

Вообще, они пришли сюда с Крэшем культурно забухать в честь встречи старых корешей, но вечер как-то радикально менялся на глазах в отношении планов. Разговор о Майке, «Черном лебеде» и прочей сраной рутине медленно отошел на второй план, уступая сцену для разворачивающегося конфликта. Сборище узкоглазых, сгрудившись в мелкую желтую толпу, злобно зыркало на двух странных типов с высоты метра с кепкой – то есть, снизу вверх. Но зыркало так упорно и агрессивно, будто они на самом деле не ниже их на две головы. Трой предоставил толкать речь Крэшу, который в этом деле преуспевал поболе него. Если Дог отвечал за банальную агрессию в их тандеме, то Крэшу отводилась театральность. Разговорить покупателей? – пожалуйста. Пригрозить какому-то настырному чмрю? – нате. И все ведь с выразительностью, с какой-то исключительной манерой играть на пафосе. Да у этого черта в принципе все по жизни выходило пафосно. Он одевался пафосно. Встревал в драки пафосно. Грабил пафосно. Водил машину пафосно. Да он даже чипсы, блять, жрал пафосно. Трой в этом отношении ему в подметки не годился – прямой, как строганное полено, без излишеств и тяги к искривленному возвышенному, он умел только угрожать тем, что в действительности намеревался сделать. На большее фантазии не хватало, но оно и в принципе не требовалось, обычно на людей действовал один только недоброжелательный вид и серьезный настрой сделать угрозу реальностью.
Пит, замерев за барной стойкой, молча наблюдал за ходом ситуации и не вмешивался, очевидно, все еще взвешивая, чего ему хочется меньше – чтобы яйца защемили какие-то азиаты или чтобы бар разъебенили к херам. К несчастью для него (или к счастью, тут с какой стороны посмотреть) ничего взвешивать не требовалось, потому что посетители бара решили все за него, не спрашивая мнения. Кому оно нахер сдалось? Трой, скрестив руки на груди, злобно дышал в усы и слушал разговор, пытаясь припомнить, кто, мать его, такой Марио, в каком чертовом боевике он видел Джокера и насколько оскорбительно эти слова звучат. Детство у него было не ахти, а последние пять лет он проторчал взаперти и в совершенном безразличии к массовой культуре. Но вот в тюрьме был у них один тип, тоже Джокером кликали – какой-то тощий неформальный глист, попавшийся на дури. У Джокера была собственноручно вырезанная до ушей улыбка, спутавшиеся длинные волосы и выбитые вдоль запястья карточные масти; а еще от него постоянно несло потом, он любил беспричинно ржать и величал всех охранников Уэйнами. Одним словом, на месте Крэша Трой бы принял такое сравнение за оскорбление – других Джокеров он не помнил, а с этим отбросом даже стоять рядом было позорно. Но Крэшу виднее, так что Дог позволял ему беспрепятственно толкать свою речь, изнемогая от ожидания, а сам все нервно переминался с ноги на ногу. Конечности невероятно чесались до хорошей драки.
Раньше Троя, страстно желающего надрать кому-нибудь задницу и разбить узкоглазую рожу о столешницу, не вытерпели азиаты. Мелкий – в смысле средний, в смысле, не самый мелкий из них, но всё равно мелкий – бросился на Крэша и провалился под его уклоном. Трою оставалось только ухмыльнуться в усы и радостно прокричать:
- Ну наконец-то!
А дальше потасовка завязалась в лучших традициях классических вестернов, только вместо ковбоев тут два долговязых типа против азиатской мелочи. По полу заскрипели табуреты: кто-то из завсегдатаев решил, что принять участие в задонадирательстве узкоглазых – дело чести, и ввязался в драку, не рискуя перепутать в горячке битвы своего и чужого. Первого попавшегося под руку азиата Трой перехватил за шиворот и, орудуя на манер тарана, отправил башкой в барную стойку. Это чертовски больно. Особенно больно самолюбию, оно после такого вообще стреляться готово. Набравшиеся дерзости китайцы – или кто они там – осознали свое количественное преимущество и навалились попарно, отрезая Троя от Крэша живой такой ебаной китайской стеной.
Прыткие, юркие азиаты попытались взять Троя в тиски с двух сторон, но он такой компании был только рад. Секунду-другую они кружили, как в неком ритуале выпав из общей суматохи, но затем не сдали нервы у косых. Один рванулся вперед и напоролся на хлесткий удар в кадык, второй, достав Троя до колена, получил по своим хитрым щелям вместо глаз с ноги. А Трой всегда носил тяжелые башмаки, такие увесистые, по типу армейских берц – за таким ударом азиат мог спокойно сменить свою этническую принадлежность. Итого получалось уже минус три, но их группа все еще оставалась весьма массивной и плотной. Трой, слишком выверено подбиравший себе соперника, не заслышал шагов сзади и получил табуретом по своему неблагородному горбу. Громко треснуло дерево, по полу разлетелись щепки, а вместе с ним и относительное спокойствие Дога. Было несколько вещей, которые он терпеть не мог: мнущиеся девки, сопливые разговоры, стукачество, Джордж Буш, Пенсильвания... Список длинный до бесконечности. И в этом списке обособленным пунктом стояли негласные правила драки, завещавшие не бить по яйцам и не бить со спины. Поэтому Трой, развернувшись с таким видом, будто его только что назвали пидором, а не огрели табуреткой, с самым убийственным взглядом схватил незадачливого азиата за грудки и притянул к себе. Раз кулаком в нос – чтобы знал свое место, два в зубы – зачем ему, и без того шепелявит на своей заморской хрени. Вместо третьего удара вытянул руку в сторону барной стойки, щелкнул пальцами. Пит понял его безо всяких слов и вложил в открытую ладонь бутылку пива, которая тут же обрушилась на голову азиата и разлетелась на множество осколков.
- Мелкий! Мелкий, ты где? Сученыш, иди сюда, - в руках у Троя теперь была сколотая розочка – самое то для того, чтобы привести свою угрозу в действие. Он выпустил уже неинтересного и обмякшего противника, переключая все внимание на того главнюка, которому он угрожал – как сказать, переключил, скорее, затерялся в этой однородной толпе. – Блять, хули вы все на одно лицо?[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

+1

8

В мгновение ока массовая потасовка вспыхнула, как стог сена, в который бросили спичку; взбешенные люди набросились друг на друга, как дикое зверьё, и с такой же яростью принялись херачить друг друга всем и обо всё, что только попадало под руку. Посреди этого хаоса, ожившего безумия, бури человеческих эмоций и животных инстинктов Крэш чувствовал себя просто прекрасно. Да здравствует анархия! Пусть бьются стаканы, задетые чьим-то локтем, о безжалостно твёрдый пол! Пусть надрывно трещат ножки и без того расшатанных столов! Никакого порядка, никаких правил - выпустите своих демонов наружу, и пусть победит сильнейший!
Адреналин хлестал по венам, возбуждая покруче любого наркотика, от него почти реально кипела кровь, и Крэш отдался этому ощущению, с радостью нырнул в него с головой. За время, проведённое в больнице, он малость растерял былую сноровку, но если все наркотики мира вперемешку с алкоголем, психотропными лекарствами, кофеином и чёрт знает чем ещё не сумели его одолеть - куда уж вшивым пиздюкам с востока!.. В процессе драки он умудрялся посыпать оппонентов оскорблениями, всячески подначивая и без того разъярённых мужиков, нарочно вызывая у них настолько острое желание залить кровью его размалёванное лицо, что они, казалось, продали бы душу самому Сатане за победу в этом поединке - но слишком поздно, ха-ха, неудачники! Крэш заключил сделку с дьяволом гораздо раньше всех остальных! На каждый чужой удар он отвечал своим, на каждое брошенное сквозь крепко сжатые зубы ругательство на китайском - или вьетнамском, корейском, пёс их знает, да и какая разница, хули - он смеялся и ухитрялся показать средний палец, прежде чем снова сжать руку в кулак. Часть мужиков, зажатых в диком побоище, гневно пыхтели - они злились, тихо рыча, раздували собственную ярость, которая придавала им сил вновь кинуться на противников; другая часть громко сопела, с досадой отхаркивая кровь - такие бойцы, уже изрядно потрёпанные, стремились не столько доказать своё превосходство, сколько восстановить поруганную честь в своих же глазах; а Крэш... А Крэшу было просто весело! Крэш развлекался в своё удовольствие и наслаждался каждой секундой происходящего. Именно сейчас свобода была по-настоящему реальна; чужой запал оживлял его, физическая боль пробуждала, заставляла резко очнуться, будто вырывала из сна, из какого-то параллельного мира, где он был заперт прежде. Дико, круто, ярко, больно, стрёмно - п-о-т-р-я-с-а-ю-щ-е. П-р-е-к-р-а-с-н-о.
А потом одному из пиздоглазых ублюдков повезло чуть больше, и Крэш пропустил от вошедшего в раж пидорюги такой мощный удар в табло, что мир резво крутанулся вокруг своей оси, а сам Крэш потерял равновесие и здорово приложился головой о барную стойку.
Чёрно-белые мушки пустились в пляс перед его разноцветными глазами; на пару очень долгих секунд он был оглушён, и где-то в подсознании всплыла смутно похожая картина - чем-то царящий в баре пиздец напоминал отделение для буйных, суматоху, когда больничные санитары пытались скрутить поймавших очередной психоз пациентов. Это сравнение здорово расстроило Крэша; он бодро выпрямился, будто мгновением раньше не ударился взлохмаченной башкой, а всего лишь изящно нагнулся завязать шнурки.
- Блядь, - он нахмурился, заметив на своей футболке капли чьей-то крови, и поднял тяжёлый взгляд на соперников, - кто-то из вас испачкал своей поганой кровью мою одежду...
Он скривил губы в демонстративно презрительной усмешке. Естественно, через секунду на него обрушилось торнадо из бешеных азиатов, но Крэш - опять же естественно - ждал этого момента и именно его и добивался.
Один из китайских карликов кинулся на него, как отупевший носорог, умеющий ходить только по прямой линии; Крэш ловко отскочил в сторону, предоставляя тому впечататься вместо тела обидчика в ту же барную стойку, и тут же вновь очутился рядом, хватая бедолагу за шиворот:
- Больно? - участливо посочувствовал он, приподнимая коротко стриженную квадратную голову. - Т-ш-ш... поспи, и всё пройдёт... - с этими словами Крэш помог жертве заснуть, хорошенько впечатав лбом в грубую жёсткую поверхность стойки.
Где-то рядом воинственно вопил Дог, развлекаясь со своим соперником. Развлекался, похоже, очень показательно, потому что окружившая его толпа неуверенно схлынула назад. Любопытно, что он собирался вытворить на сей раз? Дружище Дог превращался в настоящую фурию, выходя из себя; пытаться его остановить или успокоить в такие минуты - всё равно что пытаться голыми руками остановить поезд на полном ходу. Лучше держаться в стороне, а то и тебя ненароком переедет. Дерзкие китаёзы интуитивно почувствовали эту истину, и наглые усмешки на их грязно-белых, как туалетная бумага, лицах заметно поблекли.
Неизвестно, чем кончилось бы грандиозное шоу, если бы на сцене не возникли новые действующие лица: полицейская сирена, громко завывая противнейшим сигналом, неумолимо приближалась к месту драки; её участники так разошлись в пылу и азарте, что наделали лишнего шума и привлекли ненужное внимание.
Испуганные азиаты бросились врассыпную; наверняка нелегалы, для них точно общение с копами светлым будущем не обернётся. Но и двум старым приятелям не стоило маячить перед глазами легавых псин.
Судьба мигрантов Пита не особо интересовала; тыкнув Дога в плечо, он кивком указал на задний выход, предлагая друзьям свалить, пока не поздно - совет в их случае весьма разумный. Пит, в заведении которого постоянно творилась какая-нибудь срань, накопил большой опыт в общении с полицией и улаживании проблем - славный малый, точно в этой жизни не пропадёт.
Тихо выбравшись наружу, товарищи незаметно прошуршали кустами и скрылись в переулке.

- Заебись вечер, а, Дог? - Крэш радостно вытер уже запёкшуюся под носом кровь и запрокинул голову, устремляя мечтательный взгляд вверх. - Я уже и забыл, как выглядит небо, хех.
Но долго любоваться тёмными облаками он не стал, вместо этого поворачиваясь к другану.
- Ты как, брат? - вопрос скорее для порядка, нежели из реального беспокойства - для него просто не было повода. Укус пчелы принёс бы Догу во много раз больше вреда и страданий, чем хлипкие придурки из бара.
- А вот за пиво обидно... не допили... - Крэш прикусил губу, печально качая головой, но через секунду улыбнулся и подмигнул приятелю, - давай-ка ещё купим, теперь я угощаю.
Неторопливо вытащив сигареты, он закурил сам и предложил Догу присоединиться.
- "Чёрный лебедь", значит... - задумчиво прищурившись, он наблюдал, как табачный дым поднимается вверх, и видел в нём одному ему понятные образы - почти как на пятне Роршаха. - Знаешь, что, Дог? Я думаю, нам надо наведаться в это местечко. В самое ближайшее время.
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+1

9

Трой сжимал новоявленную розочку за горлышко и зло выбирал себе следующую жертву, выискивая того  самого, что величал себя главным среди прочих. Но тут даже бессмысленно пытаться различить их – разрез глаз один, рожи одинаковые, все ряженые в черное, как на похороны, и хоть бы плащи были разные – нет же, даже в одинаковых обмотках, как с китайского конвейера сбежали. Как знать, может, они еще в одно и то же время садятся пожрать или синхронно трахаются. Трой ухватил за шкирку первого попавшегося и двинул локтем в глаз, избавляя от необходимости щуриться – там фингал будет такой, что недели две еще не разлепить век. Но это опять не тот, кто ему нужен; не тот Мелкий, что пришел говнючитсья и строить бар по своему азиатскому порядку. Трой уже глухо рычал от злости. У него никогда не было проблем с агрессией – в смысле, он никогда ей не отказывал, поэтому и проблем не было. Вероятно, единственная его постоянная спутница в жизни, которой он позволял быть сверху, уж слишком хороша она была. Трой небрежно пнул чье-то тело, мешавшееся под ногами, отхватил прилетевший из неизвестного направления кулак под ребро и наугад ответил левым боковым. В этой суматохе уже было не разобраться, кто есть кто, единственным ориентиром оставалась низкорослость азиатов.
В какой-то момент этой неразберихи, когда кто-то обвис на плече, а кто-то заливал кровью пол из расквашенного носа, перед ним вырос, едва доставая до плеча, Мелкий. Трой сам не понял, как сумел распознать его, наверное, иногда просто так случается – ебошишь все направо и налево, а потом щёлк! – и вот наконец она, та самая падла, за которой так долго гнался. На злобный оскал Дог ответил не менее злобным глухим рыком. Мелкий оказался не только мелким, но еще и пиздецки ловким, и поймать его за край куртки, а затем и скрутить, удалось не сразу, только через несколько ударов по незащищенному голенищу. Такие драки действовали на Троя, как наркотики или выпивка – он пьянел, теряя остатки рассудка. Сцепившись с Мелким, он несколько раз для уверенности подправил ему обе скулы, разбил розочку о его черепушку, а затем в три гигантских шага впечатал грудью в барную стойку. Мелкий громко охнул, когда в ребра воткнулась столешница, и на какое-то мгновение размяк, пытаясь не стечь на пол – хватался пальцами за стойку, будто заброшенный в воду круг. Трой, совершенно не раздумывая, подхватил одинокую табуретку и трахнул её о стойку – ну, вернее сказать, по суставам пальцев. Мелкий дико взревел, в ту же секунду сгибая изувеченную руку к себе, как побитый пес поджимает хвост. Трой бы распял его на полу, чтобы жахнуть по второй культе – даже неучтиво пнул пару раз тяжелым ботинком, но Мелкий только сильнее вжимался в себя, прямо как сраная улитка, а с улицы до них начал доноситься дальний вой сирены. Облом.
- Пит, какого хера, - Трой был крайне раздосадован, что докончить начатое ему не позволили, и походя подхватил бутылку пива – в качестве компенсации за то, что табуретку пришлось разбить не о вторую руку Мелкого, а всего лишь о его тупую башку.
- Это, наверное, через бар. Там какие-то монашки тусят, честное слово, хер знает, откуда они приехали. Звонят фараонам, даже когда у меня музыка играет чуть громче. Валите нахер, я все разрулю.
Говорить дважды не пришлось – отсидев приличный срок в тюрьме, Трой нисколько не горел желанием пересекаться с легавыми. Хер их знает, вдруг еще посадят за не очень дружелюбное обращение с мигрантами, сейчас в этой стране творился такой пиздец, что ни в чем нельзя быть уверенным. Посмотришь не так на кого-нибудь в очереди – лови год, вздумаешь поздороваться – еще два сверху. Люди стали слишком мнительными.
Свежий воздух подействовал отрезвляюще, прямо как глоток воды с похмелья. Не было в Трое никакого пафосного стержня или ебенческой романтики, но ощущение свободы после длительного заключения ему было очень хорошо знакомо – и он отлично понимал Крэша, мечтательно уставившегося в небо. Запрокидывая в себя полбутылки пива, он косил глаза на кореша – мол, брат, ну что за вопросы, я же тебе не целка, чтобы меня какие-то азиаты нагнули. Но все равно в ответ выпрашивает: "сам как?" Если не считать задетого кодекса, сам Трой вышел почти невредимым – едва ныли синяки и ссадины, но это дело настолько привычное, что даже незаметное. Оторвавшись от горлышка, он обменялся с Крэшем – пиво на табак. В этом бартере заполучив сигарету, поджег конец своей старой зажигалкой и сделал глубокую затяжку, разбавляя ночную свежесть затхлым запахом дыма.
- Сраные узкоглазые. Жаль, не добили, у этого Мелкого вторая рука осталась… Откуда они вообще выползли, не припомню никаких щелей в нашем районе, - пока они шли, вой сирены отдалялся, пока внезапно совсем не стух. – Забей, у меня на квартире ящик пива. Где-то еще был абсент. Я так понимаю, перекантоваться тебе все равно негде, так что заваливайся ко мне. Но только, блять, не вздумай своей рожей сверкать по коридору, всех баб мне распугаешь, - Трой даже повысил голос. Они уже миновали один квартал, но было разумно продвинуться еще на парочку а уж потом ловить попутку или такси – хотя второй вариант куда реальнее, обычные люди почему-то предпочитали проезжать мимо. Зажрались совсем. – Бабы и без того какие-то пугливые пошли. Вот не поверишь, - Трой добил сигарету, с последним затягом бросил бычок на асфальт смачным щелчком пальцев, - две недели назад привожу одну такую горячую, толковую. Говорю: обожди, ща вернусь. А темно, нихрена не видно же, у меня лампочка перегорела – я несу нам бутылку, чтоб все это дело потом замочить, а она вдруг как заорет и как засадит мне каблуком в лоб сначала одной туфлей, потом второй – думаю, ну хорошо, что не по яйцам. У меня так в постели никто не орал, как она тогда. Думала, что я ее резать иду. Хер их разберешь иногда…
Тот вечер был крайне досадным, но Трой, на самом деле, не особо унывал – найти замену соскочившей женщине никогда не составляло труда. В таком темпе жизни, он, вероятно, однажды сдохнет не от шальной пули, а от какого-нибудь ЗППП.
- Днем наведаемся к Майку, думаю, этот рыжий хер будет рад тебя видеть. Надавим, прижмем его, скажем, что команда есть, можно на «Лебедь» идти, - они выбрались на дорогу, и Трой попеременно двигался спиной вперед, всякий раз оборачиваясь на звуки машины и вытягивая руку – авось, кто-нибудь остановится. Впрочем, желающих надавить педаль глаза посильнее было гораздо больше. – Теперь-то Майк хер откажет. Пусть попробует. Твою мать, ты только прикинь, какая нам доля будет с добычи!.. А, ну и шли бы вы нахер! – разъяренно вскинув локоть, Трой бросил очередному безразличному водителю крайне непристойный жест.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2018-05-02 13:50:55)

+1

10

Ящик пива, сдобренный абсентом - заебательское продолжение вечера! Крэш хлопнул в ладоши от счастья и расплылся в жутковатой улыбке, предвкушая веселье.
- Охуенно, Дог! Ты настоящий кореш, - он молодецки хлопнул товарища по плечу, - и крышу предоставишь, и выпивка у тебя всегда под рукой... не распугаю я никого, не ссы!
Докуривая свою сигарету, Крэш по очереди давился то дымом, то смехом, слушая историю о чокнутой девице. Но так ли это удивительно? В интимной жизни у обоих друганов творилась полнейшая анархия, и Крэш, кстати, считал закономерным и справедливым, что в постели у каждого из них оказываются особи, такие же недалёкие, психованные и отбитые, как они сами. Это типа... логично, что ли. Справедливо. Но не до звездюлей шпилькой по лбу, пожалуй.
Когда речь вновь зашла о казино, глаза Крэша вспыхнули азартным блеском с новой силой.
- Пха, ещё бы! Без меня тут все заскучали, а? - то был даже не вопрос - Крэш произнёс фразу с самодовольной улыбкой, губами выуживая из пачки сигарет ещё одну. Он прекрасно знал, что по эксцентричности поведения ему не было равных ни в их окружении, ни во всём, чёрт подери, сраном штате! Знал и гордился этим. Естественно, без него всё погрузилось в вязкий омут скукотищи! Пора расшевелить засидевшийся на месте народец - и рыжего хера в первую очередь.
- Не, теперь Майк точно не соскочит с крючка, - мудро заметил Крэш, покручивая почти догоревший окурок пальцами, которым вот-вот грозили ощутимые ожоги от тлеющего пепла, - он пусть и известное ссыкло, подлец, но до бабла охоч, как ты до баб... пора его встряхнуть, пора вообще раскачать этот город, а то подозрительно тихо здесь - слышишь, Дог, какая тихая ночь? У меня голоса в голове громче общаются, чем здесь жизнь течёт!
С досадой пнув пустую бесхозную жестяную банку, мужчина внимательным взглядом проводил её в полёт и тут же переключился на очередной автомобиль, поспешно удирающий подальше от подозрительной парочки. Ишь, снобы-цивилы!
- Какие-то они необщительные... - Крэш театрально вздохнул и выпустил наконец сигарету, позволив ей безжизненно упасть на пыльный асфальт. Пару мгновений он смотрел на дорогу, сфокусировавшись на летящей как раз по ближней к ним полосе машине, а потом вдруг бросился ей наперерез, как выстрелившая торпеда, как шальная пуля из случайно пальнувшего ружья. Без тени страха, вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения Крэш выскочил прямо перед несчастным водителем, побелевшим от ужаса, либо не задумываясь о том, что может угодить под колёса, если бедняга не успеет вовремя затормозить, либо в принципе не шибко переживая за последствия.
К счастью, раздался оглушительный визг тормозов, и автомобиль, едва не ставший невольным орудием убийства, замер посреди дороги. Водитель, дрожа не то от страха, не то от гнева, уставился в окно со спущенным стеклом, куда уже как раз нахально влез с дружелюбной улыбкой целый и невредимый психопат.
- Доброго здоровьица, - Крэш помахал всё ещё оцепеневшему парню, - нам бы проехать пару улиц как раз в том направлении...
- Ты... - к водителю постепенно возвращался дар речи, а заодно все приличествующие ситуации чувства. - Ты совсем, что ли, спятил?! Жить надоело тебе, что ли, что под колёса бросаешься?!
- Не кипятись, дружок, - спокойным миролюбивым тоном пропел счастливец, дёргая дверцу машины на себя, - всё же обошлось.
- Эй-эй! - занервничал незнакомец. - Не троньте меня, психи чёртовы! Я полицию вызову!
- Зачем же полицию? Мы же просим просто подвезти, - пожал плечами Крэш, беспардонно вторгаясь в чужой транспорт и кивком предлагая Догу последовать за ним, - вот, угостись сигареткой - будешь? Нам всего пару кварталов проехать. Честное слово, мы добрые. Мухи не обидим. Правда, Дог? - он протянул открытую пачку водителю, абсолютно не жмотясь.
Вскоре машина тронулась, увозя с собой троих людей - водителя, нервно курившего предложенную сигарету, Крэша, вольготно раскинувшегося на пассажирском кресле, и его верного приятеля, который так любезно пообещал проставиться целым ящиком.

- Дог, ну у тебя и конура... - вынес вердикт Крэш, переступая чужой порог. Впрочем, он сказал это без тени какого-либо недовольства - видал он места и похуже. А уж после больничной палаты, больше смахивающей на камеру в тюрьме, любой наркоманский притон покажется райским уголком.
Крэш, вообще-то, был неприхотливым парнем. Да, пафосный, как чёрт, он не упускал шанса выпендриться, но он также имел способность адаптироваться к любым условиям и одинаково прекрасно чувствовал себя на шёлковых простынях в номере дорогой гостиницы, где снимал номер один известный музыкант, от души бухнувший после удачного концерта и снисходительно сцапавший с собой такого же фрика, каким был сам, судя по внешнему виду и музыкальному репертуару, и на протёртом матрасе с торчащими пружинами, валяющемся прямо на полу, который одновременно служил ложем ещё для пары-тройки наркоманов, слегка переборщивших с дозой после долгого перерыва. Секрет сего счастья прост - у Крэша в голове всегда царила какая-то своя атмосфера, которую вряд ли могли поколебать какие-то внешние мелочи вроде неказистой хаты друга.
- Где у тебя бухло? Давай сразу абсент, пива уже наглотались... А где все бабы, которых я должен распугать? Ты уверен, что они - не плод воображения? - Крэш скептически выгнул бровь, но через секунду уже беззлобно смеялся. - Шучу, кореш. Давай стаканы, помогу разлить.
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+1

11

Трой кивнул на пачку сигарет, чувствуя, что потребность в куреве не восполнилась до конца, извлек следующую и отмахнулся, перебирая фильтр пальцами – дать крышу «своему» в его несуществующем кодексе чести таких же жадных до беспечной жизни подонков считалось пустячным делом. Квартира у него была не самая просторная, всего в две обшарпанные комнаты да промозглый коридор, но в ней практически никогда не было гостей. Вернее, были женщины, которые менялись, словно на дежурстве, изредка заглядывали партнеры по сомнительному бизнесу. В остальном это голое прибежище, которое имело дурную славу у соседей, практически всегда пустовало на одну комнату. Да и потом, речь шла о Крэше, а не о ком-то левом. В глазах общественности пускать такого человека к себе в дом наверняка значило нечто из кожи вон, что-то вроде игры в русскую рулетку, но Догу было откровенно срать на мнение общественности. С высоты телевышки. Единственное, что его волновало – он знал Крэша; как и знал, что он, чертов любитель перфоманса, высокопарной импровизации и прочей дури, в стократ надежнее тех сопляков, которых сочли бы за нормальных. В том, что касалось адекватности и надежности, второе для него имело более ощутимый вес.
Именно потому он и бровью не повел, когда Крэш выбросился на дорогу, провоцируя протяжный визг шин об асфальт и в весьма экстравагантной манере предлагая случайному водителю взять с собой попутчиков. Ну как сказать, предлагая – наверное, не оставляя выбора. На глубокой затяжке Трой выпустил дым через нос, зажал сигарету зубами и сунул руки в карманы. Машина есть, маршрут есть – только пассажирам надо бы занять места. Он неспешно приблизился к задней дверце и уставился на водителя, который бросал нервные и косые взгляды то в окно, то в зеркало заднего вида. Вид у того был такой, словно он готов обделаться – и не удивительно, при такой компании-то. Трой потянул дверную ручку, с удивлением и одновременно удовольствием для себя отмечая, что та не заблокирована. Как правило, большинство людей по глупости и из страха запирают двери и наедятся на лучшее. Кто в полицию звонит, кто дергает коробку передач и выдавливает педаль газа в пол, пока машина не попрет задом – подальше от проблем.
- Я тебе телефон в жопу запихаю. «Полиция», блять, – сплюнул Трой, вальяжно устроившись на сидении, и вытянул одну ногу по ширине салона. Он крайне не любил, когда кто-то угрожал ему легавыми. – Да никто тебя тут не трогает, пацан. Поехали уже. Только переключи это попсовое дерьмо, пока я не заблевал тебе салон.

Когда они подкатили к нужной улице и выбрались наружу, водителя моментально след простыл – его нисколько не волновала даже неплотно закрывшаяся задняя дверца, настолько сильно он переживал за сохранность своей жизни – и, очевидно, задницы. Тяга к спиртному увеличивалась, поэтому Дог и Крэш тоже не стали впустую топтаться у подъезда и без промедлений поднялись в квартиру, не встретив на лестничной площадке никого, кроме дрыща-наркомана с первого этажа. Невысокий трехэтажный дом располагался в одном из тех трущобных районов, что принято именовать неблагополучными, и соседство здесь было соответствующее – алкоголики, тунеядцы, либо черные, либо бедствующие семьи. Люди, которые в силу происходившего вокруг пиздеца  либо совсем не обращали внимания на музыку в два ночи, либо в открытую называли друг друга сволочами. Хороший район, в общем.
- Обдерем «Лебедь» - куплю себе виллу, - мечтать о хорошей и роскошной жизни не запретишь, и Трой не был исключением. Он всерьез задумывался о том, чтобы обособиться от Майка и прочих, попробовать перерасти из десятки в более значимую карту. Он мог бы выкупить помещение и наладить свою собственную организаторскую деятельность, заняться не только ограблениями, но значительно расширить свое влияние. Грести лопатой деньги, устраивать себе беззаботную жизнь, где можно день напролет курить и трахаться – желания эти особенно плотно въелись в мозг во время тягостного пребывания  в тюрьме. Он хотел стать вторым Майком. Не рыжий хер, а усатый хер – чем не звучит? Трой небрежно бросил связку ключей на тумбочку, у которой не хватало одной ножки, и, хлопнув Крэша по плечу, ткнул в сторону кухни. – Абсент на балконе в шкафчике, пиво в холодильнике, стаканы в раковине. Располагайся.
Сам Трой ненадолго задержался в прокуренном коридоре, где кумар мог стоять чуть ли не днями – перерыл пару ящиков в поисках своих дешевых сигарет и с облегчением нашел последнюю пачку среди инструментов. Еще никогда он не выкуривал за сутки столько, чтобы по-настоящему удовлетвориться. Сжевав сигарету, он чиркнул зажигалкой и прошел к холодильнику. Если открыть дверцу и заглянуть внутрь, с первого раза покажется, что он весь забит бутылками пива, но раза с десятого можно заметить кусок масла на старом блюдце и завалявшиеся в ящиках сосиски и колбасы. Трой зацепил крышку за верхушку холодильника, испещренную царапинами и зазубринами, и под звонкий «чпок!» открыл бутылку – он никогда не был прочь использовать легкий алкоголь вместо закуски.
- На что свою долю спустишь? – Трой не страдал праздным любопытством; довольно рано он усвоил в забытом детстве, что в чужие дела лучше свой нос не совать – здоровее будут конечности. Но сейчас спрашивал скорее из случайно мелькнувшей в голове мысли предложить вложиться в общее дело. Перехватив сигарету между указательным и средним пальцами, а бутылку – большим и мизинцем, Трой потянулся свободной рукой к забытым в раковине стаканам и сполоснул их. Вот нахуя он держал в доме бабу, если та даже не смогла убраться за ним за двое суток?
Очевидно, та явилась горазд под его мысли – либо же под общую возню на кухне. Смуглая женщина, или, правильнее будет сказать, чика, возникла в дверном проеме совершенно неожиданно, почти как призрак. Из одежды на ней был только недорогой черный халат – такой же, как и ее растрепанные смольные волосы – из-под которого бесстыдно вырисовывалась грудь. Судя по сонному выражению лица, ее выдрали сторонние звуки из постели, и теперь она силилась понять, что за ночной гость пожаловал в квартиру.
- Дог, это кто? – чика прямо-таки в светской манере подобрала полы халата и грациозно опустилась на табурет. Удивительные вещи порой творили с женщинами посторонние – стоит замаячить на горизонте кому-то чужому, как она уже и королева, и первая леди гребаной страны. Закинув ногу на ногу, она лениво достала себе сигарету и чуть подалась вперед, чтобы Крэш, очевидно, угостил огоньком. – Про двоих за раз речи не шло.
- Блять, это мой кореш, Крэш. Поживет у нас во второй комнате. Крэш, это Камила, - проститутка, которая надеется уехать через пару дней, как только получит визу в Канаду. А пока что она находила себе временное пристанище в компании Дога. Они познакомились в баре пару дней назад, где все быстро развилось до ожидаемого продолжения в тамошнем туалете, а после договорились об обмене. Он ей – теплое место, она ему – наслаждение. Вообще, Крэш ее уже слышал, когда звонил Трою договориться о встрече. Дог склонился над женщиной и бесцеремонно забрал сигарету для двойной затяжки, в самый раз для грядущего абсента. – Чего вскочила? Иди в постель, я скоро буду.
- Ты меня уже выгоняешь? – она не говорила, она уже распевала и баловалась, довольная, что нашла себе новое развлечение на ночь – не каждый день удастся выпить в столь необычной компании. Камила закинула одну ногу на пояс Трою, притягивая к себе, убрала посеченную прядь волос за ухо и покрутила стакан с абсентом пальцами – к слову, была она из тех проституток, что до невероятной педантичности ухаживали за своими руками и не позволяли себе ходить без идеального маникюра. – Крэш… Что за имя такое – Крэш? Никогда не слышала.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

+1

12

Абсент на балконе в шкафчике, пиво в холодильнике, стаканы в раковине - организованный в своеобразной хаотичной манере порядок, но порядок же! Крэш с нескрываемым любопытством устроил сам себе мини-экскурсию по чужой квартире, следя по маршруту указанных хозяином достопримечательностей. Абсент, пиво, стаканы - вот всё и в сборе, можно начинать попойку. Судя по готовности, с которой Дог откупорил бутылку, он считал так же.
О, великие разговоры о награде, которая ещё не упала им в руки! Как люди любят мечтать и выстраивать целые хрустальные замки надежд, которые позже с безжалостным треском бьются! Впрочем, их разговор - другое дело, ведь то, что деньги всё ещё лежат в казино, а не у них в карманах - всего лишь вопрос времени, и сомневаться нечего.
Крэш неопределённо пожал плечом, задумчиво прищурился и постучал ногтями по стеклянному стакану, словно создавая своим мыслям саундтрек:
- Честно признаться, не знаю... ещё не успел как следует подумать, - ещё бы, они настолько быстро сымпровизировали грядущее дело, что Крэш не успел определиться с конкретными планами, - постараюсь на что-нибудь толковое. Не хочется спустить весь куш на наркоту и трах, даже если наркота и трах дьявольски хороши.
Закончив, он перевёл пристальный прищур на собеседника, заинтригованный - не просто так ведь Догу в голову лезут такие вопросы? Хотя... чего Догу только в голову не лезет...
- Ну а ты? Помимо нового жилья, разумеется. Эй, давай-ка за это выпьем - за наш успех и твою будущую виллу, - вообще-то, в обстановке своей неказистой конуры Дог смотрелся так естественно, что никакая вилла ему на самом деле не нужна...
Дружеское единение собутыльников неожиданно прервалось - о, так многочисленные женщины Дога - не вымышленные персонажи!
Крэш окинул девицу оценивающим взглядом. Фигуристая дамочка, но в остальном её внешность была далека от голливудского идеала, однако она, очевидно, к нему стремилась - насколько позволяли средства. К слову, маникюр у неё был действительно неплохой. А вот остатки макияжа на сонном личике не впечатляли - неловко, хоть и старательно, наложен.
Похоже, пассия Дога умудрилась где-то привыкнуть к джентльменским манерам. Крэш не возражал; чиркнув зажигалкой, он поднёс огонь к чужой сигарете, слушая, как хозяин представляет гостей друг другу, и приветственно кивнул Камиле - стало быть, не стриптизёрша, танцовщица бы представилась сценическим именем. Для Камилы же, кажется, заменяющие родные имена слова звучали диковато.
- Замечательное имя - тебе не нравится? - Крэш склонил голову набок и поспешил присоединиться к курящей компании, изящным взмахом руки выуживая сигарету из пачки. Он спрашивал будто бы всерьёз, но разноцветные глаза весело улыбались вместо губ. - Да, оно настоящее. Родное. Я уже родился с ним - не в паспорте, а в сердце.
Затянувшись так глубоко, что табак затрещал, он продолжил:
- И ты, конечно, слышала его неоднократно, просто не задумывалась. Ты ведь знаешь этот звук, Камила? - голос Крэша упал до вкрадчивого, негромкого тона, который раздавался в крошечной кухне как в театре - казалось, всё кругом притихло, даже машины за окном перестали громко шуршать колёсами, ветер перестал колыхать древесную листву, лишь бы не перебивать речь. - Когда один автомобиль на полной скорости въезжает в другой, случайно или целенаправленно. Когда одна движущая сила сокрушает вторую - или саму себя иногда, так, ради интереса, просто проверить выдержку, свою или чужую. Вот представь: человек на крыше небоскрёба где-нибудь в неоновом Нью-Йорке, раскинув руки, срывается в бездну перед собой, - он поднял ладонь высоко над поверхностью стола, как бы демонстрируя того самого человека, затем сжал руку в кулак и резко направил его вниз, наглядно показывая полёт, который должен совершить самоубийца, выбравший такой способ отправиться в последний путь, - несколько секунд рассекает воздух, лицо искажается от животного ужаса, а потом!.. - в тот самый миг, когда его кулак должен был громогласно ударить стол, он вдруг затормозил - пальцы разжались и ласково погладили деревянную поверхность, прежде чем замереть. - ...этот звук. Crash. Вдребезги.
Крэш расслабленно откинулся назад, прислоняясь спиной к стене, и улыбнулся как ни в чём не бывало.
- В общем, вполне рядовой звук. Слышишь по сто раз на дню.
Ловко подцепив стакан, он сделал жадный глоток, крепко зажмурился - отвык от такого крепкого алкоголя за столько времени, по пищеводу словно огненная струя прошлась, но дьявол, какое прекрасное ощущение, чертовски великолепное!
- Как думаешь, Камила, Догу к лицу его конура? Тебе здесь уютно?
Вопрос чисто риторический; никого не волновало - уж точно не самого Дога - насколько смуглой красавице по душе обстановка. Она не задержится в его жизни надолго, так что и жаловаться ей нет смысла - а хозяину, в свою очередь, нет смысла слушать жалобы и потакать капризам. Любо-дорого смотреть, как сходятся и расходятся люди, чьи бытовые требования совпадают. Никаких скандалов из-за цвета занавесок или формы зеркала в ванной...
- А вообще, дамы и господа, это всё чушь, - Крэш усмехнулся и поднял стакан, взглядом приглашая компанию присоединиться, - давайте-ка выпьем за то, чтобы гитарные струны никогда не рвались, пока на ней играешь. И за то, чтобы пиво не проливалось мимо рта. И вообще за удачу - вот это по-настоящему важная штука. Всегда пригодится!
Им с Догом совсем скоро точно понадобится.
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+1

13

- А я бы свое дело начал. А что?.. Деньги почти есть. Сам себе хозяин, никто не ебет тебе шифер, что можно, а что нельзя. Можно открыть байкерский клуб для «своих», можно поживиться бухлом, можно наконец заняться сраными узкоглазыми, чтоб свои щелки в наших районах не показывали. И в жопу наркоту, слишком затратно, - конечно, когда это говорит человек, который сам подсел на амфетамин, звучит не очень убедительно. Но у Троя в принципе в жизни творилась такая ебаная Хакуна Матата, что он сам не замечал, как подобные вещи проникали в будничную рутину и превращались в привычку. Такая анархия во всем, кроме работы, вполне его устраивала покуда не мешалась под ногами. – Но брат… спустить деньги на трах – дело святое. На трах, курево и выпивку. Эти лишними никогда не бывают. Так что давай выпьем за эту сраную троицу, чтоб они никогда не кончались, пока деньги льются рекой.
Первый глоток абсента оказался приятным дополнением к тому, что уже было выпито за вечер. Трой почувствовал, как приятно пойло разливается жаром внутри, и шумно втянул воздух носом – закуски не было, а вштырило знатно. Ладонью он обхватил женскую ногу, прильнувшую к поясу, и слегка надавил пальцами под коленной чашечкой. Камила любила все эти прикосновения, и нисколько не возражала даже в присутствии третьего. Ее внезапное появление никак не меняло обстановку – ей было настолько же уютно в этой странной компании, как и в теплой скомканной постели. Только здесь есть, с кем поговорить, есть, кого прижать к себе и потребовать сбавленного сигаретным дымом поцелуя, есть, что выпить вместо томительного ожидания. А еще здесь банально интереснее, чем в одинокой затхлой комнате. Крэш своей ебаной нестандартностью одновременно привлекал внимание и отталкивал его на улицах среди прохожих, и сейчас провоцировал бабское любопытство. Трой давно привык к его вычурным актерским манерам и прочим вещам, которые иные называли странностями, а вот для Камилы было все в диковинку. Поэтому она без зазрений совести пытливым взглядом изучала Крэша, силясь что-то высмотреть на его лице, которое среди ночи легко спутать с какой-нибудь рожей из гребаного ужастика. Трой всегда говорил, что ему даже маска не нужна, чтобы ехать на дело – все и без того будут пиздецки дристать от его вида.
Конечно же, Крэш выкатил на стол весь свой пафос и артистизм. Ему разве что не хватало сцены под ногами, хотя и без нее он справлялся без проблем. Камила игриво перебирала пальцами по губам, у приоткрытого рта. Устроив подбородок в мягкой ладони, она облокотилась о стол и уставилась на Крэша, превращаясь из проститутки в заинтересованную слушательницу. Трой качнул головой, но представление уже началось, поэтому ему осталось только вздохнуть.
- Ох, блять, не начинай, - он устало закатил глаза, зная, что сейчас последует рассказа длиною в вечность, напичканный деланным напряжением в каждой банальной фразе. Вот Камила не знала, когда задавала свой вопрос, и с неподдельным интересом слушала, как завороженная.
Оглаживая одной рукой изящную женскую голень, второй Трой сделал длительную затяжку, набирая дыма из двух сигарет за раз, а затем выпустил плотный клубень под очерненный потолок. На нем для полной картины настоящей конуры не хватало разве что тараканов. Удивительно, почему он до сих пор не обзавелся рыжим соседством, когда посуда могла проваляться в раковине сутками. Трой рывком подтянул Камилу поближе, чтобы добраться до оголенного под сползающим халатом бедра – та только вернула себе сигарету и зажала ее меж зубами, кокетливо оттягивая уголки губ. Казалось, рассказ Крэша подействовал на нее не удручающе, а наоборот – показался чересчур интересным.
- Ты странный. Но ты мне нравишься, - коротко резюмировала она, с особым интересом изучая левый глаз Крэша. Стряхнув пепел в старую нечищеную пепельницу, что подбоченилась подле сахарницы, она пододвинулась поближе к Трою. И продолжила, теперь сосредоточившись на Доге, которого зажимала ногами в призывающие тиски. – Красавчик, я из Мексики. У меня были шесть младших братьев и сестра, и я чувствовала себя практически Белоснежкой среди этой шпаны. Мы жили в такой дыре, что любая квартира, где больше одной комнаты и не нужно спать под кроватью – настоящий дворец. Это не конура, - она прихватила Дога за майку, чтобы тот склонился под настойчивым движением, - это Palacio.
- Много болтаешь, чикита, - Трой предложил ей первый глоток, предварительно отсалютовав на тост Крэша, а после осушил до дна стакан сам. Один стакан абсента – это, казалось бы, немного, но градус там на деле зашкаливал. И после третьего глотка в совокупности с пивом алкоголь начинал игры разума, развязывал язык и оказывал тот самый долгожданный эффект, когда все вокруг слишком хорошо, а ноги такие легкие, что буквально паришь – несмотря на то, что на деле те уже подкашиваются.
- Ну и что, - Камила фыркнула, подражая манерным светским девицам, и отвернула голову в сторону. Подобрала одну ногу на стул, спрятала под себя, второй как бы в обидчивой манере ткнула Дога под бок кончиком стопы. Трой усмехнулся, достал ногой табурет из-под стола и опустился, пододвинув стакан. – Уеду в Канадау и не буду тебе докучать, а пока что терпи. Мы же так договаривались, родной? – Дог не ответил, вновь прильнув к выпивке. Когда Камила потянулась за еще одной порцией абсента, он накрыл стакан ладонью, дескать, хватит с нее этого градуса – кого он будет ночью трахать, если ее вырубит? Пожав плечами, Камила ухватилась за бутылку пива и вновь обратилась к гостю. – Ты любишь развлекаться, Крэш? Я этим не балуюсь, но слышала, что в Канаде есть город, где можно накидаться – и никто тебе ничего не сделает. Приезжают санитары, дают дозу, чтобы полегчало, и едут дальше.
- Хуйня все это, не бывает так, - Догу это казалось не то что бессмыслицей, а бредом, которого не дождешься даже в особо тяжелом приходе. Легавые торчков подбирают по улицам только для того, чтобы засунуть в камеру и вытряхнуть сведения о дилерах – с какой стати накачивать их еще больше?
Разговор ушел в какую поебенскую степь до обсуждения, а затем и опущения Канады и самих канадцев. На эту тему Трой, как истинный реднековский распиздяй и выходец из белого мусора, мог распаляться часами. Безосновательная нелюбовь к северным соседям была с крайней любовью заложена пьянчугой-отцом. Возможно, это единственное, что он в принципе сумел заложить. Еще через какое-то время Камила пустилась рассказывать о том, как ей удалось бежать из родной Мексики и получить гражданство в стране свободы и демократии. Дог не сильно много с ней беседовал до этого, и для него такая разговорчивость стала открытием в ту ночь. Когда абсент слишком яро ударил в голову, ночь начала плавно двигаться к утру. Шел четвертый час. Устроенная на кухне попойка, где не хватало еще только партии в техасский холдем, завершилась сама по себе. В какой-то момент Камила прильнула к Трою и уже не смогла отпрянуть – в таком виде они и перебрались на кровать в спальню, откуда еще долго доносились пошлые женские стоны и вскрики. Соседи привычно молчали и скрипели зубами у себя по квартирам, ну а Крэш... А что Крэш? Тот прекрасно знал, у кого собирался ночевать. Как и должен был знать, что Трой в свою очередь тоже остался бы солидарен со своим корешем, будучи его гостем.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

Отредактировано James Richter (2018-05-15 17:53:14)

+2

14

Распивать абсент в обществе Дога и его страстной "чикиты" - наслаждение, забытое за время, проведённое в клинике. Крэш словно выходил из транса в реальный мир, с каждой секундой всё чётче ощущая его реальность. Да, это был его мир, настоящий мир - сомнительные компании, собутыльники-философы на одну ночь, курево, поражающее своим разнообразием... Принцесса из мексиканских трущоб отлично вписывалась в их мужскую компанию - с сигаретой в руке, влажными то от алкоголя, то от поцелуев губами, и занимательной историей непростой жизни. Этим люди со дна и привлекают - каждый из них несёт за плечами свой крест, все они - закалённые судьбой личности, разрушенные вредными привычками и болезнями, приобретёнными по дороге; они - как дикие псы, пережившие грозы, блох и живодёров. Такие сбиваются в стаи исключительно со своими же, потому что домашним ухоженным болонкам, считающим самой большой проблемой марку корма, который хозяин любезно насыпает им в позолоченную миску стабильно два раза в день, не понять их, облезлых и вшивых.
Солнце уже поднялось над городом, когда разгорячённые голоса смолкли, увлекательные беседы оборвались на последних репликах; плескавшийся на самом донышке стаканов алкоголь устремился в желудок, обжигающим мазком коснувшись пищевода, а от зажжённых сигарет осталась лишь гора печально тлеющих окурков и плотная, как дымовая завеса, стена табачного облака. Великолепный день сам собой завершился, обещая смениться новым, не менее богатым на авантюры.
- Крепких снов, - усмехнулся Крэш, отсалютовав вслед удаляющейся парочке стаканом, опрокинул в себя последнюю каплю и расслабленно откинулся на стену, прикрывая глаза. Физическая усталость дала о себе знать - немало они пережили за сегодняшний вечер. Пожалуй, стоило передохнуть, прежде чем отправляться вершить грандиозные планы.
Гость потряс пустую бутылку над своим стаканом, с жалостью убеждаясь, что она действительно опустела, и неспешно двинулся в обход по чужой хате в поисках спального места. Им вполне мог послужить диван - узкий, продавленный, с пружинами, неожиданно выскакивающими из самых непредсказуемых мест, и наверняка служащий домом целой колонии клопов. Крэш комфортно развалился на спине, игнорируя все неудобства, и улыбнулся звукам, доносящимся из соседней комнаты, где Дог и Камила решили повременить с крепкими снами. "Громкая девчонка", - отметил он совершенно спокойно, как само собой разумеющийся факт, без тени недовольства. Побываешь в буйном отделении, послушаешь, что способны издавать местные пациенты... после этого страстные стоны кажутся прекраснейшей симфонией. - "А Дог молодчина, выносливость на уровне у мужика... заслуживает уважения".
С этими мудрыми мыслями Крэш провалился в сон, более не обращая внимания на посторонний шум.
Что ж... учитывая, во сколько троица закончила посиделки на кухне, нет ничего удивительного в том, что утро в квартире Дога наступило в обеденное время.
- Хэй, - добродушно поздоровался с хозяином Крэш, царственно выступая из ванной комнаты. Он был уже свеж и бодр и со времени своего недавнего пробуждения успел выкурить пару сигарет, отлить, привести в порядок слегка потрепанный слой грима на лице и теперь выжидательным взглядом буравил приятеля. - Готов наведаться к Майку? Давай-ка не тянуть кота за яйца, нам ведь предстоит хорошенько спланировать наше приключение в казино. Я, конечно, люблю импровизацию, но не в этом случае.
Майк, гордый обладатель рыжих волос, которых на его лице было больше, чем на голове, и одетый в стрёмную рубашку, которая не сгодилась бы и в роли наволочки, ждал корешей в своём логове, куда эти двое могущественно шагнули, полные азарта, подгоняемые запахом наживы, соблазнительно щекочущим ноздри.
- Майк! О, Майки! Признайся, ты по мне скучал! - самоуверенно заявил Крэш при виде чужой облысевшей макушки, расплываясь в своей жутковатой улыбке. - Вот я и вернулся в родные края прямиком из объятий Дьявола!.. - он сделал пальцами почти дирижёрский жест, а потом вдруг скрестил обе руки на груди, резко меняя улыбку на непривычно серьёзное выражение. - Но мы здесь не для того, чтобы слушать страшные истории. У нас тут с Догом зародилась одна мысль... "Чёрный Лебедь" - знакомое место? Насколько мне известно, у нас и информации о нём хватает, и свои люди там есть. Не вижу препятствий. - он бросил беглый взгляд на Дога, ожидая, что тот поддержит инициативу.
[NIC]Crash[/NIC] [STA]a black rainbow[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2AfHG.gif[/AVA] [SGN]And I'm a black rainbow
And I'm an ape of god,
I got a face that's made for violence upon!

http://funkyimg.com/i/2ApkQ.gif http://funkyimg.com/i/2AfJx.gif
[/SGN]
[LZ1]БРАЙАН "КРЭШ" ???, возраст ???y.o.
profession: rebel from the waist down
[/LZ1]

+2

15

Ночь выдалась охеренной – Камилу хватило на два захода, а потом возымело силу опьянение, и они оба наконец уснули, зарывшись в развороченное постельное белье. Особенно досталось простыне, края которой теперь были выдраны из-под матраса и свисали на пол. Такой беспорядок едва ли вносил какие-то изменения в общую картину грубого интерьера – скорее, дополнял его. Сон выдался хороший, крепкий, и, как знать, Трой проспал бы до самого вечера, если бы в его утро (или, вернее, уже день) не вмешалась самым наглым образом грёбаная попса. Грохотало так, что разве только стены не дрожали. Это явление было привычным, хотя Трой никак не мог избавиться от скрипучей злости. Если тебя будеит ебаный голос ебаного Джастина Бибера, положение не спасет даже обнаженная женщина под боком. Этажом выше обитала многодетная семейка, такие хамоватые американцы (под стать всему дому). Вездесущая мать-домохозяйка, два непутевых сына-близнеца, которые постоянно задирают старшую сестру, а во главе этого ситкомского бреда – неотесанный папашка-слесарь. По их крикам можно было вести биографию. Эта семья воплощала собой ту самую историю, где отец наорал на мать, мать – на сына, сын – на кота, а кот насрал в тапки. Только кота у них не было, зато была дочь, которая все свое недовольство и несогласие выражала через выкрученную на максимум попсу. Трой знал, что через пару минут музыка смешается с криками мамаши, но ждать, когда же смазливый голос затухнет, не мог.
- Вашу мать… Я Вам покажу ебаную попсу… - Трой завозился, вынул руку из-под головы, чтобы отдернуть одеяло и потянуться к тумбочке, где красовался старый радиоприемник. Камила, мирно прижимавшаяся к его боку, даже не стала пытаться остановить его, только вздохнула и притиснулась плотнее, раздразнивая теплыми касаниями бедра. Трой неласково ткнул кнопку, а затем выкрутил приемник на максимум. Никакого Бибера в его стенах. Только рок и метал – классика, которую он любил и уважал. – ALL I NEED IS MY LOVE MACHINE, БЛЯТЬ! – вот теперь можно было начинать день, как надо.
Дела не ждали. Утро было похмельно проспано, день уже находился в самом разгаре, и следовало выползать из кровати – что Трой и сделал, предварительно оседлав Камилу и насытив свои желания до следующей их встречи. Трахаться под W.A.S.P. – считайте, день уже задался. Поприветствовав Крэша в коридоре, Дог наспех привел себя в порядок в ванной комнате, и совсем скоро они уже ехали в прокуренном салоне старенького форда в направлении дорогой виллы, в которой обитал хренов Майк. В его доме, начиная от пафосного забора и заканчивая хрустальными пепельницами в форме хрен знает чего, все кричало о больших деньгах. Здесь пахло деньгами, сами деревянные панели на стенах благоухали ими. Трой мечтал, что однажды он тоже купит себе здоровенный дом с бассейном, чтобы бездельничать в нем и раскуривать дорогие кубинские сигары, сжимая в одной руке стакан виски, а в другой – задницу очередной красотки.
- Крэш… Сто лет не видел, - Майк был действительно удивлен, но явно приятно. Еще одна пара рук, которым можно доверить дело – это же плюс к прибыли. Он даже улыбнулся, и даже искренне, но от этой гримасы следа не осталось, когда речь зашла о «лебеде». Дог только пожал плечами, выхватив на себе встречный вопрошающий взгляд, и по-хозяйски приложился к графину с водой, который нашел на одном из дорогостоящих столиков. Сушняк во рту стоял невыносимый.
- Мы на пару рук управимся, - звучно сглотнул остатки воды и опустил графин обратно. – Только дай нам зеленый свет, хватит уже яйца поджимать и прятаться. Деньги большие и под самым носом. Ты говорил, что нехрен там делать, пока не увидишь, что есть команда. Теперь команда есть. Ты знаешь, как мы с Крэшем работаем, - слаженно, гладко, четко. И уж точно без потенциальных проблем с той шпаной, какую ему Майк подсовывал. – Все давно готово, кроме тебя. Ты хочешь деньги или нет?
Рыжий хер Майк стоял перед ними в одном домашнем халате и, судя по напряженному выражению лица, взвешивал все «за» и «против». Хотя какого тут взвешивать, когда надо просто дать добро?
- Марта, - Майк щелкнул пальцами, и из коридора высунулась девчонка – с виду лет тридцати, больше не дать – в выглаженном черном фартуке. На заметку: если у Троя будет здоровенный дом с бассейном, там будет точно такая же охренительная прислуга. – Принеси нам… - он осекся, окинул внимательным взглядом припухшие с похмелья рожи, - стакан виски и два кувшина воды. В третью комнату. – Когда Марта смирно кивнула, Майк махнул рукой, призывая гостей проследовать за собой. – Ковры мне не потопчите.
Третью комнату Трой знал очень хорошо – она больше походила на офис, чем на спальню или гостиную. На одно стене висела интерактивная доска, напротив нее – жесткий белый диван, в тон всего идеально выбеленного трехэтажного дома. Его Дог и занял, позволяя Майку верещать с высоты.
- «Лебедь» так просто не взять. Казино среднее, но крутятся там в основном арабы. И весь персонал состоит из своих, потому внедрить нашего человека туда невозможно. А вот заполучить поддержку одного из них – возможно, - Майк повернулся к ним спиной, занявшись рисованием схемы. – На наше счастье, в «Лебеде» есть ребята, которые совсем не прочь разжиться деньгами. Прямо, как вы… Малик, Самир и Саид. Жажда наживы у них сильнее преданности владельцу, хотя я бы на их месте поостерегся. Но это не мое дело… Первый – крупье, второй – охранник, что торчит ночь рядом с трансформаторной, третий – уборщик. Работаете либо с ними, либо оба валите заниматься мелкими разбоями на улице. Третьего не дано… Вот здесь – хранилище. В хранилище – сейф, - он обвел овалом вычерченный прямоугольник. – Трехступенчатый код. Коды от замка постоянно меняются, но достать их нетрудно, если верить Малику. Коды на нем. Итак, в половину четвертого заканчивается смена, и весь персонал расходится. Как только закрывается дверь, в казино не попасть до утра. Поэтому вы двое с Маликом подъезжаете на заднюю парковку. Он останется в машине и ждет вас всех с заведенным мотором, вы же идете к центральному входу, где вас пропустит Саид. Этот полотер единственный, кроме охранника, кто заканчивает смену утром. Придержит для вас дверь. Попадает внутрь – Самир вырубает все питание, и у вас будет десять минут, прежде чем сработает запасной генератор и вас запрут внутри. Входите в хранилище, забираете деньги, так же тихо и красиво выходите из здания и валите прочь, на выезде из штата я оставлю Вам машину. Забираете мои тридцать пять процентов, остальная добыча напополам с арабами… Спасибо, Марта, - очень кстати в комнату вернулась Марта с подносом, полным стаканов и обещанных кувшинов. Трой, однако, забив на этикет, решил довольствоваться одним только кувшином. Не, ну а хули, он же не из педрил, которые мизинец оттопыривают, когда держат бокалы. – Вот такой план. Работаете с этой арабской компанией, либо не работаете никак. И не потому, что я в вас сомневаюсь, но потому, что надо все сделать тихо. Попадете в перестрелку – вам крышка. Этот арабский муравейник сядет вам на хвост и не отвалит, пока не похоронит на обочине.[NIC]Troy Kennel[/NIC][STA]bastard[/STA][AVA]https://i.imgur.com/HJPnOaJ.gif[/AVA][LZ1]ТРОЙ "ДОГ" КЕННЕЛ, 40 y.o.
profession: прокрастинатор 99 lvl
[/LZ1]
[SGN]y o u   c a n ' t   f u c k i n g   h u s t l e   a   h u s t l e r
https://i.imgur.com/GPkJcmP.gif
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » потрачено