Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Mary
[лс]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mavis
[617-338-767]
Rex
[лс]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто:
11°C
С момента откровенного разговора в уютном домике в Малибу, через распахнутые окна которого доносился приглушенный шелест волн с песчаного пляжа, многое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Это Европа - никакого автостопа!


Это Европа - никакого автостопа!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

РАЗЛИЧНЫЕ ГОРОДА ЕВРОПЫ | НАЧИНАЕТСЯ С 12.09.2017 г. | С ПОЛУДНЯ

Brandon & Olesya Halloway

http://se.uploads.ru/0Kfdn.gif


Это их свадебное путешествие по Европе. Они только поженились.

Отредактировано Brandon Halloway (2017-11-29 00:03:55)

+2

2

- Приветствую вас, уважаемые подписчики, с вами Брэндон, и уже знакомая вам Олеся! Мы машем вам, стоя на трапе самолёта, откуда мы сейчас вышли и собираемся несколько часов провести в столице Чехии, Праге, и всё, что я о ней знаю, это то, что здесь варят превосходное пиво и что здесь были гуситские войны, но против кого они велись, я уже не знаю. Первая новость, которую вы сейчас услышите от моего канала - я и Олеся поженились! Да, я не оговорился, мы действительно поженились и намерены обойти за месяц хотя бы половину Европы. И на сей раз, к сожалению, мы огорчим наших подписчиков - никакого автостопа по дорогам Европы не будет! И мы будем рады прочитать в комментариях поздравления!
  Я выключаю камеру, сворачиваю палку для селфи, отпускаю Олесю из объятий и мы начинаем спускаться с самолёта. Про себя я уже начинаю думать, что выкладывать на канале наше свадебное путешествие мы не будем. Максимум - фотографии в соцсетях, не более того. Мы уже пересекли океан, и нам ещё лететь до Парижа, поскольку рейс с пересадкой и наш самолёт будет только к ночи. Так что мы быстро сдадим два больших рюкзака в камеры хранения и прогуляемся по городу. Наверняка тут много интересного, я уже пытался разглядеть старый город через иллюминатор, хотя у окна сидела Олеся и ей тоже хотелось рассмотреть город. И уже хочется прогуляться там.
  Внизу уже нас встречает машина, куда мы с другими сбрасываем наш багаж. Я уже забыл, кому и какие сувениры мы с Олесей обещали привезти из Европы. Когда будем возвращаться, я, пожалуй, загляну в сувенирную лавку, посмотрю футболки с изображением города, может, магнитики с достопримечательностями города. О, я, пожалуй, прикуплю Джону национальную шляпу с узкими полями и зауженную спереди. Хотя тогда надо будет купить всем. И Драко, и Лео, и Крису, и другому Крису... а потом сфотографироваться, желательно с кружками пива. Нет, Чехия у меня ассоциируется именно с пивом.
  Нас отвозят на терминал, мы предъявляем наши документы. Нет, мы ненадолго. Да, мы американские граждане. Мы забираем наш багаж в виде двух спортивных сумок. Да, мы с пересадкой и только потому что это незапланированная посадка на аэродроме столицы Чехии. Мы хотим посмотреть город, и в половине десятого вечера мы прибудем обратно в аэропорт на свой рейс. И полтим в город любви. В конце концов, нам выдают визу, как американским гражданам, и нам не придётся ждать до вечера в таможенной зоне, распивая спиртные напитки и коротая день в пусть и комфортной, но скучной территории. На выходе размениваем деньги, меняя американские доллары на чешские кроны. Мы выходим, тут же нам предлагают такси. Да, и я уже в планшете высмотрел, где можно походить, пофотографироваться. И просто побродить по исторической части города. Где здания дышат прошлым веком, много памятников и всего прочего. Оу, нас, кажется, поняли. Мы сидим с Олесей на заднем сидении, смотрим на улочки Праги, я обнимаю свою жену, делаем пару селфи. Водителя, кажется, этим не удивить. Он едет, пока я и Олеся стараемся сделать кадры в машине, теснее прижавшись друг к другу. Нас привозят на какую то улицу, похоже, одна из центральных. Да, мы поняли, что именно здесь много туристов. Да, мы выйдем здесь, и будем гулять по этим улочкам. Мощёным, кстати, в Сакраменто я таких даже не видел, там только асфальт. Смотрю, как выпорхнула из машины Олеся, обнимаю её, мы шагаем, не имея перед собой никакой конкретной цели.
  - О! А пусть тебя нарисуют!
  Эта идея сейчас мне кажется просто гениальной. Я уговариваю Олесю, и почему то уверен, что это дело нескольких минут.

Фотография, сделанная Брэндоном, пока он ждал, когда портрет Олеси карандашом на бумаге будет создан.

http://s8.uploads.ru/DOxE0.jpg

+2

3

Чудесная свадьба, торжество, о котором можно было только мечтать. Сказка, которая воплотилась в жизнь. Множество подарков, которые им подарили их гости, а также родственники в лице Олега и папы. Леся частенько, на свадьбе обращалась к своему брату, так как время которое они проводили раньше в детстве было так много, а теперь время и расстояние, словно оттянули прошлые годы общения, словно пропасть была между двумя родными. Ей так хотелось наверстать упущенное, узнать, как поживает ее брат, всё ли хорошо у него. Ну а пока, у них с Брэндоном, а точнее с мужем медовый месяц, они сидят в салоне самолёта, который несет их в Чехию, где они сделаю пересадку на другой самолет, который через несколько часов перенесёт их в Париж. Спонсором их путешествия был её отец, который им  сделал этот подарок на свадьбе. Путешествие по Европе, это чем последнее время грезила Леся, так она очень любила различную архитектуру, а также живописное разнообразие красок, которые могла она увидеть в Париже, городе  любви как говорят. Время неизбежно спешит, доставляя влюбленную пару в Прагу. Весь полет девушка пыталась разглядеть через иллюминатор, что-нибудь красочное и интересное, но  кроме высоты полета самолета, сложно было что-то различить в небольшом окошке. Прижалась к своему мужу, ей было немного страшно лететь, но свой страх преодолевала не одна, а вместе с ним. Блондинка не знала сколько времени они провели в полёте, но как только вступили на трап, то Брэндон тут же достал селфи палку и начал вещать своей камере о нашем путешествии. Когда очередь дошла о первой новости, что мы женаты, Леся решила позабавить парня и напомнить их подписчикам, что порой парень забывает, что она тоже любит освещать некоторые события на его аккаунте и добавила:
– Дорогой, ты забываешь, что это уже не новость в нашей жизни, потому как пока ты не заметил, но я отдаленно показала фрагмент нашей свадьбы, пока отвлекся на других гостей. Поэтому это для тебя сюрприз. – забавно произнесла, Олеся.
На лице Брэндона можно было заметить небольшое недовольство или гримасу, которую он любил иногда изображать, что якобы удивлен.
Пройдя таможенную зону, парочка направилась в сторону, где стояли такси, вскоре они вовсю делали фотосессию на заднем сидении автомобиля. Водитель смотрел на них такими глазами, периодически отвлекаясь через зеркало заднего вида, словно тот сейчас лопнет от смеха. Мы остановились на одной из центральных улиц Чехии, так как здесь было большое количество туристов снимающих свои незабываемые момент в этой прекрасной столице. Здесь было множество художников, которые дарили свое творчество, за деньги естественно изображая различные карикатуры и просто портреты желающих туристов. Одним из таких туристов стала я, потому как мой муженек убедил меня стать той, которую должен нарисовать мастер уличного искусства. Девушка присела на небольшой табурет, который мило предоставил художник, а пока автопортрет принимал своё должное назначение, Леся с особым интересом ждала, что же получится у этого мужчины. По завершению портрета, пара заплатила художнику, который отчетливо передал все черты и формы девушки, что не могло не порадовать ее. Они продолжили своё путешествие по городу, делая различные фото. Олеся заметила небольшой магазинчик, который находился неподалеку от небольшого ресторана или кафе, девушка не вдавалась в подробности названия или точнее просто не всматривалась. Так как на первом месте у нее стояла задача сувениры, а потом уже перекусить перед тем, как нужно будет отправиться обратно в аэропорт, чтобы сделать пересадку на другой самолёт.  Она поцеловала своего мужа в губы, шепнула ему на ушко:
– Может нам стоит сюда заглянуть? – с обворожительной улыбкой сказала девушка.
Но когда парочка зашла в этот магазинчик, он вовсе оказался не тем, что себе представляла девушка. Там было множество игрушек и аксессуаров, которые пригодились бы взрослым в их различных играх. В общем лишь, одна фразочка сорвалась с губ девушки, от неожиданности ее неправильного понимания сувенир:
– Ой, как неожиданно я для себя поняла, слово сувенир. – смущенно проговорила, Леся.

+1

4

Я подождал, пока художник оформит портрет, чтобы его не изъяли при прохождении таможни. Иногда бывает такое, что на таможне изымают различные произведения искусства. Был случай, когда отобрали кусок деревяшки, как ни странно. Да, мы это не украли, это по нашему заказу. И я отказался от того чтобы добавили и мой портрет. Нет, только Олеся. Я сворачиваю заказ, мне его даже перевязывают, и мы идём дальше. Проходим мимо сувенирной лавки, да, можно и заглянуть, набрать магнитиков на холодильник, и я уже знаю, что я подарю. Так, девятнадцать магнитиков, которые я заметил на витрине, будут с изображением старинной горгульи с одного здания. Мне кажется, Крис, который Люцифер, это оценит. Заходим. Упс, мы, кажется, перепутали двери. Первое, что бросилось в глаза, это несколько надувных кукол, и свисающие с полок изображения мужских органов. Да и к тому же, мне не дали развернуться. Тут же подскочила продавщица, тётенька средних лет, с глубокодекольтированном платье в обтяжку, и начала на своём родном языке что то рассказывать. Причём так увлечённо. В общем, я просто где то на минуту впал в ступор, как то сквозь туман услышал слова Олеси о том, что мы забрели не туда. А продавщица уже начала открывать витрину,
  Короче говоря, она всё же втулила нам какую то хрень, кажется, резиновый орган. Ага. И я уже панически отступил после того, как она полезла за набором садо - мазо, решила показать семихвостку, и заодно какие то чёрные кружева в коробке. Мы удрали из магазина, а у меня остался этот резиновый, розового цвета, самотык. И что с ним делать, я не знаю. Даже выкинуть в урну стрёмно, мне кажется, что сейчас вся улица смотрит на нас и прикалывается над нами. Идём молча. И проходим мимо церкви.
  Кстати, вот чего не люблю, так это подавать попрошайкам. Ну щаз... Тут, оказывается, даже принято приставать к проходящим мимо туристам, и, в основном, я смотрю, туристы подают попрошайкам у церкви. Буквально перед нами замаячил бородатый тип в грязных одеждах, и смотрю, Леся уже полезла за мелочью. Ну вот и решение. Я достаю недавнюю покупку из кармана, с брезгливым видом вытряхиваю резиновое изделие из пакетика в шляпу нищего, который остолбенел от моей подачки, кажись, не меньше, чем я сам несколько минут назад.
  - Кажется, нам надо линять отсюда. - Говорю я Олесе, и тяну её за собой. Слышу вслед брань, гляжу, как на нищего оборачиваются прохожие и скрываюсь за углом здания. Вижу подошедший к остановке автобус и, ни о чём больше не раздумывая, чуть ли не вталкиваю свою жену в него и забегаю рядом. Мы трогаемся с места, и, кажись, вовремя. я вижу, как несколько человек, спешащих за нами, останавливаются, а тот самый бородатый попрошайка сплёвывает вслед и возвращается на паперть. И только теперь я позволяю себе рассмеяться.
  - Пошли обратно, кажись, прогулка не задалась.
  Вызываем такси. Сувениры можно купить и в здании аэропорта. Всё ещё довольный своим приколом, за который нам едва не настучали местные попрошайки и крышующие их гопники, сажусь в салон. Мы уже не делаем селфи, пока едем в аэропорт, высаживаемся. Лучше два часа проведём здесь. Кстати, тут можно и подзарядить мобильники.
  - Наши будут ржать, как ты думаешь. - Говорю я Олесе. Реально, мне самому смешно и весело, какой я отмочил номер, после которого пришлось спешно сматываться из города.

+2

5

Тот неловкий момент, когда ваше свадебное путешествие превращается в свадебное приключение. А точнее во всякого рода эпизодические моменты, когда кому-то одному из вас становится неловко, и вы превращаете это все в юмор или развлечение. Конечно, как бы сказали в одной из передач, делая что-то типо подводки о кратких событиях жизни этих людей, то им бы на это ответили: «Молодцы, ребята! Выкрутились из необычной ситуации, теперь давайте найдем на вашу попу еще парочку таких забавных моментов». И естественно, таких моментов не приходится ждать, ведь всегда можно создать такой момент самим. Вот так и вышло с молодоженами Гэллолуэй, которые успели вовремя «сделать ноги» из этого взрослого магазина, который им и вовсе не нужен был, как Брэндон решил выделиться и сделать, то что вовсе не ожидала от него. После того, как один забавный предмет, а точнее один резиновый член оказался в руках мужа, мы себя стали вести, словно школьники, которых вот-вот поймают на чём-то запрещённом, хотя нам уже было давно не пятнадцать. Проходя мимо одной из церквей Чехии, Олеся заметила, что здесь достаточно многих попрошаек и нищих, которые просят милостыню возле храма Божьего. Для нее это было каким-то кощунством и ошибкой, которую как показалось, совершил Брэндон. Гэллоуэй хотела подать небольшую милостыню это бродягу, но муж решил по своему, на что Леся даже скорее обиделась, чем разделила его веселье над просящим. Скинуть эту резиновую игрушку бедняку, который просит помощи, для белорусской девушки это было сложно понять. Так как в принципы и идеалы, которые ей закладывали в детстве бабушка, тетя, а также отец помогать всем, кто просит помощи, а чем бедняк, не человек просящий помощи? Но что поделать, и вот они уже сидят в автобусе, в который их запихнул супруг. Теперь у них была одна дорога в аэропорт, где их ждали часы, ожидая другого самолета для перелета в Париж. Брэндон всё продолжал веселиться, на его лице можно было заметить улыбку. Он даже не понимал, что для Леси это даже не смешно, ей казалось, что муж не понял, почему она хотела помочь этому бедняге. Он даже поинтересовался насчет этой ситуации, как бы отреагировали другие на эту комичную тему, на что Леся лишь выразила своё мнение:
– Я бы точно не разделила веселья, если бы они решили посмеяться над этой темой. Не понимаю, зачем ты это сделал? Это же неправильно. -  прошептала Леся, мужу на ухо.
Чтобы хоть как-то отвлечь себя от таких небольших обид на мужа, Леся решила отправиться в зону торговли в аэропорту и прикупить чего-то интересного.

+1

6

- А ты видела, какие быки за нами погнались? Ростом не ниже моего. - Ответил я, а я достаточно высокий, под метр девяносто. - Ты думаешь, на эти деньги он купит себе еду? Эти места, где стоят храмы и проходит много народа, в том числе туристы, давно поделены местным криминалом. Он не пускает пришлых, которым, возможно, действительно не хватает денег на самое необходимое. А с тех, кто попрошайничает, они собирают мзду, и немаленькую. И это в любых странах, попрошайничество стало одним из видов получения доходов. Всё это под контролем местного криминала. Всё давно распределено. Так что ты бы ничем не помогла, а на твою мелочь местный "бык" купил бы себе, скажем, бутылку пива. Так что они получили то, что должны получить. Во всех смыслах. Так что даже не расстраивайся, над этим действительно стоит посмеяться.
  Обнимаю свою жену (жену, Брэндон, жену), притягиваю к себе.
  - Ты больше не сердишься на меня, котёнок? Ну правда, не сердишься? Совсем не сердишься? Я вижу, что совсем - совсем. Я вижу, ты улыбаешься! Ну видишь, Леся, ты уже улыбаешься. 
  Вспоминаю, как мы бегали на пляже, когда я рассердил Олесю тем, что надумал окатить её струями холодной минералки а потом бегал и старательно уворачивался от её струй воды. Она не умеет долго сердиться, и это меня радует. Не хотелось бы надолго омрачать наше путешествие и медовый месяц. Париж - город любви, и мы там намерены пожить с неделю, прежде, чем отправиться дальше.
  Мы уже в аэропорту. Ради этого мы вылезли из автобуса и поймали такси, решив, что первые сувенирчики из столицы Чехии купим тут. Сувенирных лавочек тут полно. Я покачал головой, увидев, что тут стоит МакДоналдс, и, как ни странно, небольшая очередь. В такие забегаловки я и носа не покажу, да и Олеся тоже, в таких заведениях полно чёрных и латиносов, но, более - менее прилично зарабатывающий человек обходит такие вещи стороной. И не люблю я такую дрянь, хотя... ага, вот, тут можно схомячить что то типа местных блюд. Какое то особое мясо, приготовленное по местному рецепту.
  - Заглянем?
  Ха, да тут ещё и самообслуживание, надо взять поднос и встать в очередь, совсем как в ИКЕА, где я иногда заходил навернуть местных сарделек или котлеток. Тут, правда, нарезка, политая каким то оригинальным соусом. Гарнир. Беру порцию хорошо прожаренного картофеля, щедро посыпанного зеленью. И думаю про себя, я привыкну к тому, сколько мало нужно съесть Олесе. Я и расправляюсь быстрее со своей порцией, всё же надо было перекусить прежде, чем отправляться смотреть сувениры. Первая лавочка, куда мы заходим.
  - Слууууушай!
  Стоило, наверное, сказать "смотри", но я так восторженно протянул, увидев фотографию девушки в белой блузке, и в каждой руке у которой было по шесть больших кружек пива. Меня больше привлекли кружки. Сделанные под старину, покрытые деревом, потом коваными обручами и с металлической ручкой.
  - Драко, Крисы и остальные это оценят. Я этого не видел нигде. Давай прикупим! По приезду раздадим нашим. Слушай, реально, такое им понравится.
  Получилось малость громоздко, но я решил закупить восемь штук таких пивных чешских бокалов. Забираю чек. Мы ещё присматриваем, я жду, пока Леся выберет что то местное для Марисоль и других своих подруг. В общем, багажу у нас немного прибавилось, но что за проблема? Всё же элементпрно сдаётся в камеру хранения. Полицейский, правда, посмотрел на нас, как на чудаков, когда увидел, что в сумке лежат восемь стилизованных под старину пивных бокалов, но ничего не сказал.
  - О! Леся, тут надо сфотографироваться! Полезли?
  Парапет, откуда видны взлетающие самолёты. Я достаю палку для селфи, подаю Олесе руку. Правда, тут же появляется охранник и просит нас не делать этого. Знаками показывает, что нельзя. Жаль, я собмрался оторваться, совсем как когда то, когда я сажал Олесю в тележку для продуктов и мы гоняли по супермаркету. Да, я не спешу взрослеть. Но я не хочу проторчать в полицейском участке неопределённое время и громко требовать консула. А я накаркал... к нам всё же подошёл представитель закона. И нас просят в участок. Я не понимаю в чём дело, неужели из за парапета? Прохожу.
  О как! Я оскорбил гражданина Чехии. И это зафиксировала камера. Там, у церкви. Я даже сделал вид, что мне стыдно, хотя и готов про себя хихикать. В конце концов, что нам грозит? Штраф? Я требую консула!  И упираюсь. Я гражданин США и требую консула, нас задержали,не имея никаких оснований. В конце концов, скоро уже будет наш самолёт. Мы выходим из участка, и тут узнаю новость. Оказывается, теперь нам в течении трёх лет запрещено появляться на территории Чехии.
  Объявляют наш самолёт. Мы забираем багаж. Появляется носильщик, я охотно отдаю нашу кладь на тележку. Мы проходим таможню, нас пропускают, я поднимаюсь на трап. Делаю краткий очерк о результатах пребывания, обняв свою жену.
  - Привет. С вами Брэндон и Олеся, мы покидаем Прагу и саму страну, где мы за несколько часов схлопотали статус персон нон грата и в течении трёх лет мы не имеем права находиться в этой стране. Мы не расстроились, и вы, надеюсь, тоже. До встречи в Париже!
  Отпускаю Олесю, прохожу следом за ней в салон самолёта. Нам лететь несколько часов. А потом я по приземлении вручу Олесе право первой произнести речь при приземлении в столице Франции.

+1

7

День как-то мчится с неимоверной скоростью, порой даже Леся не понимала, куда так быстро бежит их время прогулки. Но не менее увлекательным стало их путешествие по Праге, ведь поступок Брэндона мог иметь свои последствия, которые мы, похоже, всё же избежали. Если бы конечно, муж не додумался быстро сбежать с места этого инцидента. Как и положено мужчине, исправлять свои ошибки, по приезду в аэропорт Гэллоуэй начал объяснять свою выходку и просить прощения у своей любимой жены.
Естественно Леся ж не железная леди, которая буду с упреком постоянно смотреть на своего супруга, поэтому милое личико понемногу стало светлее и лучезарнее, да и слова Брэндона не могли не возыметь эффект. Пара прошла мимо очередной забегаловки, которую любила Леся,  по  виду супруга ей не удастся отведать теперешних гамбургеров и картошки, что столь приятно пахла из горячей кухни. Но что порадовало, так это то, что всё же перекусить они нашли где. Супруг словно голодный тигр набросился на столик самообслуживания набирая на поднос при этом кучу еды, от чего Леси стало немного неловко за него. Тем временем Олеся в сторонке потихоньку набирала себе пищу, да бы ей не приходилось так много в себя уминать еды.
Следующим маршрутом в их путешествии была Франция, а пока они перекусили, решили прикупиться небольшими сувенирчиками для своих близких и родных. Брэн присмотрел кружки, а Леся тем временем засмотрелась на симпатичных кротов из чешского мультика и решила прикупить парочку статуэток, вероятно, сделать небольшой знак внимания своим подругам и некоторым друзьям.
К слову поведение Брэндона порой не имело границ, теперь его можно было заметить около парапета, с палкой селфи пытающегося сделать отличный кадр, но нам в этот момент мешает охранник, который всеми знаками показывает, что этого делать нельзя. Кадр упущен и теперь мы попали в совершенно неловкую ситуацию, как показалось новоиспеченной Гэллоуэй. Полицейский участок, где мы объясняем, что мы делали у церкви, хотя против нас камера наблюдения и с этим поспорить невозможно. Отделались тем, что въезд в эту страну нам запрещен на срок до трех лет. Конечно, это было неприятно, да и еще создавало некоторые удобства для партнерских отношений Гэллоуэй, которая порой помогала своему отцу по делам фермы. Проходит время, мы оказываемся на так называемой свободе и вот-вот уже объявляют наш рейс. И снова фиксирем свой отлет на камеру, где отчетливо видно, что мы сейчас находимся на трапе, который ведет нас в самолет.
Мило улыбаюсь мужу, который похоже ни чуть ни капли не расстроился, что покидает эту замечательную Прагу. Девушка, пожалуй, еще бы осталась, но увы теперь въезд им запрещен, и ждать а ж целых три года. Прощай, Прага!
Вновь самолет, взлет и несколько часов полета. Гэллоуэй задремала и окунулась в мир сладкого сна, который опустил ее на землю Парижа.
Вот он трап и мы сходим вдвоем с мужем, багаж наш проходит таможню. У меня появилась мысль, которую она захотела озвучить. Берет в руку камеру и начинает свой репортаж:
– И так, снова приветствую наши замечательные подписчики, сегодня мы с вами побываем в замечательном городе, столице Франции – Париж. Город любви. Надеюсь вам, как и мне нравится Эйфелева башня, поэтому предлагаю отправится туда и посмотреть ночные красоты этого города. А пока мы с мужем вступаем по земле города любви и романтики. – комментируя свой репортаж, то и дело, показывая красоты города
Затем останавливается, чтобы выключить камеру перед тем, как они начнут подъем на саму башню, до которой наконец-то добрались.

+1

8

Камера убрана, мы спускаемся вниз по трапу, мои подошвы касаются французской земли, и я подпрыгиваю, немного жаль, что Олеся убрала камеру. Мог бы сказать туда "мой первый прыжок на французской земле". Я даже решил достать снова камеру, но почему то ко мне тут же подошёл служащий аэропорта, на ломаном английском и жестикулируя, он дал мне понять, что съёмки на территории аэропорта не разрешаются. Ну что ж, подчинимся, раз такое дело. Привычная уже процедура проверки багажа, я отказываюсь от услуг носильщика, у нас два рюкзака и ещё один чемодан, который я могу прокатить сам, и в котором лежат наши пражские сувениры. Пока что ничего тяжёлого. Я уже по привычке начинаю смотреть гостиницы в Париже, когда Леся меня со смехом одёргивает. Да, я забыл. Она уже нашла пустующую квартиру в центре Парижа и с видом на Эфейлеву башню. И она до сих пор с лукавой улыбкой отмалчивается, почём. Секрет от мужа. Придётся смириться с этим. А вот от такси я не откажусь. Вот теперь я отмечаю, что общего в Америке и Франции. Очень много чёрных. Нет, я не расист, и я привык к подобному, но в Праге их почти не было. Но чувство, что мы вернулись вот так, через сутки, обратно в Америку, уже не покидает меня, несмотря на то, что разница между нашими странами есть. Всё же люди одеты как то по другому, надписи на английском есть, но всё равно как то не по нашему. Не по американски. По английски, что ли. Вроде бы одно и то же, но какая то разница есть, и читается всё по другому. Мы находим пункт обмена валют, игнорируя тех, кто к нам подходит и предлагает обменять боны. Что то я не доверяю им, и, как мне кажется, Олеся меня поддерживает в этом. Выкладываю доллары, получаю франки. Решил, что не помешают и евро. Ещё один обмен. Можно выбираться.
  Нам предлагают такси, но я всё же решаю отойти чуть дальше. Вспомнился сайт, который я смотрел перед вылетом. Нет, мне не жаль вроде как денег, однако если дешевле впятеро вызвать такси а не пользоваться услугами тех, кто "пасёт" пассажиров у входа в аэропорт, мы немного пройдём в сторону. Я уже смотрю номера телефонов местных такси. Выбираю одну из служб, делаю вызов. Меня переключают на оператора, знающего английский, я делаю заказ. И, надо же, оказывается, есть ближайшие машины в аэропорту. Так что мы даже не успели достать камеру, чтобы сказать ещё несколько слов, и выложить их в блог. Машина уже подъехала, водитель понимает английский плохо, но адрес, названный Олесей, он понял. Пихаем рюкзаки и чемодан в багажник широкого седана, садимся на заднее сидение и выезжаем. Я достаю камеру. Мы прижимаемся друг к другу, чтобы попасть в кадр, и я начинаю речь.
  - Друзья, с вами вновь Брэндон и Олеся Гэллоуэй, мы сейчас во Франции, в её столице, Париже. Насколько я знаю, Франция это родина шампанского, коньяка, изящных манер и Наполеона Бонапарта...
  Осекаюсь, поскольку чуть не сказал "а так же Колизея", но вспомнил, что это, вообще то, в Риме. Олеся бы точно посмеялась над моими географическими познаниями. Ну да, я был не лучшим учеником в таких дисциплинах, как история и география. Главное, что я не подал повода обличить меня в невежестве. И мы едем в центр Парижа. Я вовремя переключаю внимание на Триумфальную арку. Снимаю её, переключаюсь на улицы Парижа, потом вспоминаю, что во Франции снимали фильм про Фантомаса. Мы его смотрели вместе с отцом, я был тогда ещё маленький. А я бы пересмотрел его снова, но с Олесей. Мы проезжаем по старинным улочкам, я читаю названия, успеваю узнать от Олеси, что, оказывается, такое слово, как "бистро" было принесено в Париж русскими солдатами в 1814 году, когда они торопили принести им вина и им всё это старались побыстрее принести. Забавный факт, который я решил запомнить.
  Машина подъезжает к нужному дому. Мы выгружаем багаж, и да... Эфейлева башня действительно напротив нас. Я делаю несколько фотографий Олеси на камеру, она фотографирует меня, мы просим прохожего сфотографировать нас, сначала мы стоит рядом, потом я подхватываю её на руки, потом я хочу, чтобы нас сфотографировали целующимися. Мы отняли у прохожего минуты три, и у нас готовы кадры на фоне Эфейлевой башни. Да, ради этого стоило прилететь в Париж! А сейчас мы поднимемся в это старинное пятиэтажное здание без лифта, бросим вещи и отправимся гулять по городу. Я так подумал. Подхватываю чемодан, смотрю, как Олеся уже показывает ключи от квартиры, мы поднимаемся на пятый этаж. Моя жена открывает дверь, первой пробегает внутрь, я захожу в узкую прихожую, оставляю чемодан. Однокомнатная квартира, с небольшой кухней, но она в центре Парижа, и, выйдя на балкон, можно любоваться с такой вот небольшой высоты Эфейлевой башней. Впрочем, мне не до любования.
  - Дорогая... а где тут кровать?
  Вопрос с явным намёком. Большой раскладной диван, стоящий напротив большого плазменного телевизора, мы увидели оба. Более ничего не объясняя, я обхватываю Олесю за талию, валю её на диван и начинаю её раздевать.

+1

9

Мой драгоценный муж, также как и я решил запечатлеть прекрасный вид Франции. Лишь стоило нам вступить на землю этого прекрасного города. А пока девушка убирала камеру в сумку, Брэндон быстро по предприимчиво отыскал нам уже такси, которое в скором времени появилось возле аэропорта. Мне оставалось лишь улыбнуться, как способен мой муж отыскать нам транспорт, чтобы тот доставил нас до места назначения.
Я решила, не сообщать своему супругу, откуда у меня вдруг внезапно взялись ключи от французской квартиры, которая находилась в центре городе с видом на Эйфелеву башню. Хотя в этом ничего нет криминального, всего лишь небольшой свадебный подарок от щедрого, постоянного клиента, который пользовался моими услугами груммера на протяжении долгого времени. Тем более у него были дела в Сакраменто, он с радостью предоставил нам заветные ключики в старинном здании Франции, которое даже не оборудовано лифтом. К нашему счастью, мы с Брэнни любили путешествовать налегке, всего-то пару рюкзаков и один чемоданчик на колесах, в котором хранились сувениры из Чехии.  Меня словно милую кошечку впустили в квартиру, и я стала осматривать, что и как находится в этом помещении. Достаточно уютная и миниатюрная квартиру, хотя и большего нам и не нужно было.
После не продолжительной прогулки, а точнее перемещения из самолета в самолет, а потом поездки в такси, немного вымотали девушку. Но похоже это нельзя было отнести к ее супругу, видимо у нее выносливость была больше, чем у миниатюрной блондинки. Парочка заметила плазменный телевизор, который был впечатлительного размера для такой скромной квартиры и диван, который скромно стоял напротив него. По взгляду мужа, можно было заметить, что тот явно соскучился по интимной близости, и поэтому решительно перешел к действиям по раздеванию своей супруги. И Леся была как бы не против, но всё же не мешало принять душ, так как длительные перелеты из страны в страну, а потом еще транспорт, которым пользуются многие навевали у нее небольшой бзик о чистоплотности. Когда новоиспеченный муж успел снять только кофточку, девушка приподнялась и шепнула ему прямо в губы:
– Я в душ, если хочешь, присоединяйся. – и прихватила парочку полотенец, которые лежали на самом виду специально приготовленные заранее для них.
Со стороны Роберта было так мило предложить им вариант своей квартиры, чтобы не тратиться на какие-либо отели или квартиры поблизости, и даже положить полотенца, которые отражали французскую ауру любви.
Не зря, говорят, что Париж, город любви. Здесь словно, каждая мелочь говорит о каком-то уюте и атмосфере любви и окрыленности.
Сделала такие выводы Олеся, судя о том в какой атмосфере живет нынешний хозяин этой квартиры и по некоторым красотам Франции, пока они добирались из аэропорта.
Уютная и комфортабельная душевая кабинка стояла в ванной комнате, которая была отделана плиткой приятного цвета, похожего на цвет морской волны. Видимо обладатель такого вкуса, явно нетрадиционных взглядов или просто так показалось девушке, хотя это вовсе было неважно. Для нее не было каких-то проблем, если твой знакомый, друг или клиент не традиционной ориентации, хотя у ее муженька были с этим немного проблемы, может, поэтому она не говорила, кому принадлежит эта квартиры и откуда ключи тоже.
Она сняла с себя оставшуюся одежду и вошла в полупрозрачную кабинку, оставив перед этим полотенца на вешалке, которые предназначались именно для них. Включила воду, и ощущение теплоты покрыло кожу девушки. Струйки воды стекали по нежной коже блондинки, смывая все не чистоплотные мысли, которые посетили ее из-за перелетов. Вскоре к ней подкрался ее Брэндон, и нежно ее обнял за талию и продолжил, то что начал на диване. Девушка была уже согласна на такое продолжение их медового месяца. Да и всё-таки, они только фактически поженились, и у них была лишь одна брачная ночь и то, та когда они после их свадебной церемонии отправились на ранчо.
Им было достаточно места в этой кабинке, душ омывал их тела приятной, теплой водой, позволяя этим двоим заняться тем, чем и положено молодоженам. Парень аккуратно подстроился к партнерше и вошел в нее. Лёгкие мурашки пронеслись по телу девушки, придавая этому некий завораживающий момент их близости. Брэндон заботливо и осторожно начал двигаться, отчего Лесе хотелось раствориться в его руках. Она наделяла его губы поцелуями, заключая ту чувственность и трогательность их отношений в них.  Это было так трогательно и мило. Когда процесс их любви, был окончен, девушка взглянула на парня. Ей хотелось плакать от счастья, но этого не было видно, потому, как поток воды уносил вниз.
– Я люблю тебя, милый! – проговорила девушка и заключила мужа в страстный поцелуй.
Водные процедуры, перешедшие в соитие двух тел, окончилось, и вот счастливая пара выходит из кабинки, обтираясь полотенцами, отправляются обратно в комнату. Стоило им только дойти дивана, как девушка рухнула на него вместе с мужем и погрузились в сладостный сон.
Первая ночь в Париже, проходит быстро и незаметно, когда девушка просыпается, то замечает, что они так крепко спали, что не заметили, что уже даже не утро, а полдень. Она заказывает небольшой завтрак для двоих, и парочку кофе в одном из которых, мастера приготовили подарок для супруга заказчицы в виде фотографии его жены. Через некоторое время вторая половина просыпается, и они вместе отправляются завтракать в небольшое кафе, которое находилось рядом с домом. Всё еще не до конца проснувшийся калифорнийский гризли, так быстро выпивает кофе, что даже не замечает, что за рисунок был изображен на поверхности. Немного возмущенная или скорее недовольная Леся, решает сказать мужу о том, что это был сюрприз, но похоже тот даже поначалу его и не заметил:
– Брэнни, ты с утра такой рассеянный. Даже не заметил, что в кофе было что-то еще помимо бодрящего напитка. Но похоже это уже не узнаешь, потому как подарок был уже выпит. – с иронией произнесла блондинка.
Олеся медленно и аккуратно пьет свое утреннее кофе, уплетая за обе щечки омлет, хорошо приготовленный поваром этого кафе.
– И так, какие у нас на сегодня планы? Я бы предложила прогуляться по улочкам Парижа, запечатлеть самые красивые места этого города и посетить Эйфелеву башню, что скажешь? – продолжила беседу миссис Гэллоуэй.

кофе и плейлист для вдохновения

http://funkyimg.com/i/2BwjV.jpg
Lara Fabian – je t aime
Within temptation – apologize (one republic cover )
Николай Караченцов и Елена Шанина – Я тебя никогда не забуду
Sting – shape of my heart
Poets of the fall – sleep
Evanesense – my immortal
Yann tiersen – la valse d amelie
Andrea bocelli – time to say goodbye andrea bocelli and sarah brightman
Michael bolton – all for love
Christina grimmie – i will always love you ( whitney Houston cover)

Отредактировано Olesya Halloway (2018-01-23 09:08:26)

+1

10

Да, я как то совсем не подумал о том, что выносливость огромной туши, прошедшей пешком половину страны, а до этого успевшей закалиться в зное иракской пустыни, и выносливость маленькой хрупкой блондинки это два абсолютно разных параметра, и разница эта определяется, как бы правильнее сказать научно, математическими степенями. Олеся была изрядно утомлена, в то время, когда я готов был пешком протопать весь Париж. Вспоминаю, как в наш первый поход по стране (и крайний на сегодняшний момент) я часть пути нёс её на своей шее, и потом мы всё же пересели на поезд. И я абсолютно не намерен думать о какой либо утомлённости, когда мы добрались до квартиры в центре. Да, мне хочется близости. Вообще, это, как бы правильнее сказать, хочу здесь и сейчас, и безотлагательно. Никаких причин типа "я устала" даже слушать не хочу. Потому, когда Олеся спешно ретировалась в душ, я рванул за ней следом. Кабинка немного тесновата для двоих, впрочем, это просто моя туша не совсем вмещается в небольшую кабинку. Вообще, мне кажется, во Франции мало вот таких больших, как я, людей. Да и не о чем думать ни о чём, кроме Олеси. Она тоже маленькая и хрупкая, но это же не делает её француженкой. А если развернуться, то можно и разместиться с комфортом.
  Чувствую, как вода из душевой принялась растекаться по моей спине. Беру Олесю за ноги, приподнимаю, так, чтобы она развела ножки, и овладеваю ей, и её стон сейчас слаще для меня всего остального, он так возбуждает. Двигаюсь, с каждым движением слегка вжимая её в стенку душа, и отодвигаюсь обратно, прижимаюсь и отодвигаюсь. И сознание того, что сейчас совсем не надо думать о предохранении, высчитывать опасные дни, или покупать латекс, если уж совсем хочется а прерываться я очень не люблю. Краем памяти я ловлю наш разговор на пляже, что мы перестанем предохраняться только тогда, когда поженимся. Вот этот день наступил. И я не собираюсь повторять жизнь моих родителей, где я появился, когда им обоим было уже за сорок. Как бы кто ни говорил, что надо сначала подняться по карьерной лестнице, достичь высот и уж потом только обзаводиться детьми, я не согласен с этим. Мы не станем откладывать такое событие. А пока я буду радоваться каждой минуте нашего супружества, пока наша дорожка на двоих устлана розами, пусть и ненадолго.
  Приподнимаю её повыше, чтобы поймать её губы. Так и целуемся, пока я продолжаю двигаться, и пока она не отрывается от меня, чтобы испустить долгий и особенно протяжный стон. Я и сам расслабляюсь, позволяя закончить. И, абсолютно вымотанный, опускаюсь вниз, вытягиваю ноги вперёд и запрокидываю голову вверх, позволяя душу течь на лицо. Так и сижу, переводя дыхание и чувствуя, как маленькая и хрупкая Леся прижалась ко мне. Слушаю её признание, отвечаю теми же словами. Нащупываю кран и выключаю воду. Мы поднимаемся, я почему то вспоминаю, как в первый раз увидел спящую рядом со мной Олесю, и жутко перепугался. Настолько, что в то же утро отправился служить за океан. Нет, тогда между нами ничего не было, Олесе было всего пятнадцать. Когда мы связались в следующий раз, я уже готовился к посадке в самолёт, и обещал, что обязательно прилечу обратно. Да и тогда я в Олесе видел только хорошего друга.
  А сейчас ты моя жена.
  Выхожу из душа, оставляю следы на полу в виде мокрых отпечатков босых ног сорок пятого размера и стекающей с меня воды, поскольку я не прихватил с собой полотенец. Достаю первую попавшуюся то ли простынь, то ли занавеску из шкафа, обтираюсь ею и бросаю мокрое бельё в угол. Далее плюхаюсь на кровать рядом с Олесей, и, облапив её, постепенно отключаюсь.
  Просыпаюсь один раз ночью. Нахожу свои бриджи, ныряю в них и выхожу покурить на небольшой балкончик. Со своими некоторыми привычками придётся расстаться, к примеру, курить в кровати, поскольку Леся очень негативно относится к табачному дыму в помещении. Сразу же замечаю соседа по балкону, с которым у меня не получается диалога. "парле ву франсе" это не про меня, а "ду ю спик инглиш" это не про него. Да и похоже, он как то не очень отнёсся ко мне, как к американцу, и к моим привычкам типа разговаривать с сигаретой в зубах, к тому, что я просморкался в одну ноздрю и вытер ладонь о штаны и к моим фразам типа "Сакраменто, ю эс эй, йес" и "Париж - Сакраменто фрэндс". Кажется, этот пожилой парижанин вообще не любит Америку. Ну и ладно. Он уходит, я какое то время любуюсь панорамой центральной площади ночного Парижа и возвращаюсь обратно в спальню.
  Утро. Олеся будит меня ароматом кофе и омлета, причём кофе я выпиваю залпом. Только потом я слышу от моей жены, что я не очень внимателен. Остался кадр, где я смотрю на общий натюрморт в виде лица Олеси внутри чашки кофе, маленького бутончика розы и признания Олеси на французском языке.
  - Это надо увековечить!
  С этими словами я решительно перекидываю фото с телефона Олеси на мой и выкладываю в сеть. Пусть завидуют, в конце концов, я уверен, что столь оригинальным способом никто не признавался в любви.
  - Какие планы?
  С этими словами я притягиваю Олесю к себе, заваливаю на кровать.
  - Для начала - ты!
  Не слушая ничего, я начинаю шалить, пытаясь завернуть Олесю в одеяло и укутать, чтобы потом выпустить. Да, мы пойдём гулять по Парижу, делать фотографии, смотреть их, подниматься на Эфейлеву башню и наслаждаться городом любви.
  - А решим по месту!
  Я позволяю Олесе выбраться из одеяла, говорю, что заправим всё позже, ныряю в джинсы.

+1

11

Леся до сих не могла поверить своему счастью, что их судьбы с Брэндоном связаны узами брака. Им столько пришлось пройти, чтобы понять, что друг без друга могут. Она была благодарна своей судьбе, что парень все же понял, что они половинки одного целого. Девушку переполняли чувства любви и нежности к своему супругу, ей то и дело хотелось взять и просто так обнять, без повода и причины. Возможно, Олеся была сама по себе такая добрая и нежная, что вся сентиментальность и любвеобильность по отношению к мужу переполняла ее всю. Когда с завтраком было покончено, а муж так быстро разделялся с кофе и остальной частью еды, то им оставалось только  как расплатиться и отправиться снова в их уютную квартирку, которую им предоставил ее клиент на временно проживание. Леся хорошо изъяснялась по-французски, в отличие от супруга, поэтому роль переводчика взяла на себя блондинка. У нее хорошо получалось говорить на многих языках, которых ей довелось учить, поэтому не должно было составить проблем, спросить у официанта счет, и расплатиться.
Оставив на чаевые официанту, молодая пара поднялась в квартиру. Постель была еще не убрана, поэтому Брэндон решил, что стоит немного повеселиться и поваляться на ней, при этом пряча Олесю в одеяло. Девушка смеялась от такой забавной ситуации, ей нравилось это дуракаваляние, особенно, если это делал муж. Их отношения были прекрасными, с долей серьезности, а с другой стороны имело место и дурачеству, которое они позволяли друг другу, словно тебе были все теме же подростками, которые резвились как раньше. Как озорная девчонка, Леся смеялась, от того что ей было весело с мужем, который был полон дурачества, чтобы насмешить свою супругу. А когда их небольшому веселью подошел конец, девушка вырвалась из оков одеяла, поднялась и встрепенулась, театрально поправив свой красивый, нарядный сарафан. Цвета сарафана были схожи с тематикой Парижа, то есть любовь, цветы, яркие краски. Ей нравилось одеваться в достаточно яркие и интересные тона. Вооружившись фотоаппаратом, который она повесила себе на шею, девушка чмокнула мужа в щеку и потянула за собой на улицу. Леся с нетерпением ждала, что ждет их в сегодняшней прогулку по городу. Парижане лениво тащились на работу, а остальные туристы толпились на городской площади, откуда можно было заметить Эйфелеву башню.
Олеся повернулась к Брэндону,  указала на видеокамеру, чтобы тот запечатлил момент, когда они будут подниматься на ту самую башню. Да, она помнит, что муж не хотел показывать в своем блоге их медовый месяц, хотя Леся была даже не против, если не пикантные моменты показывать подписчикам. Ведь многие не бывали за пределами своего города, так почему не показать всю прелесть Европы в небольших отрывках, которые они будут показывать остальным через блог.
Когда Брэнни согласился на жест девушки, то Леся стала позировать, а еще освещать небольшое событие в их жизни и начала вести небольшую трансляцию, комментируя подъем на Эйфелеву башню.
– И так дорогие друзья, подписчики, и путешественники. Сегодня мы с Брэндоном, ведем небольшую трансляцию, на заднем фоне вы можете видеть улицы города Парижа. А сейчас мы вместе с мужем поднимаемся на Эйфелеву башню, также можете лицезреть достаточное количество народу, которое не поленилось встать с утра со своей кровати и отправиться любоваться красотами этого чудесного города любви.
Когда пара достигла самого пика высоты, на которой разрешалось смотреть красоты города, Леся жестом показала мужу, чтобы тот показал округу города, которую можно было рассмотреть через объектив камеры. И снова поворот камеры, на аля ведущую Лесю и снова монолог продолжился, конечно, со вставками речи от Брэндона:
– И так дорогие подписчики, вы увидели небольшой отрывок из нашей жизни в Париже, а теперь следующий отрывок вы увидите чуть позже. Следите за нашим каналом, не забывайте нажать на колокольчик, чтобы не пропустить интересное видео от нашей пары, до встречи. – улыбаясь в кадр, девушка закончила вещание на камеру.
Камера убрана, а теперь они остались вдвоем, любуясь красотами города, которые открылись им сверху башни. Девушка оперлась на поручень, который защищал ее от падения, а на своей талии почувствовала прикосновения мужа, который так нежно обнимал любящую жену.

+1

12

- А ещё засними меня, типа, я всех выше!
  Неожиданная мысль. И, как мне кажется, удачная, хотя в Праге мне этого сделать не позволили. Но здесь вроде как нет полицейских. Вот вернусь обратно в Сакраменто и скажу, что отдыхал в Париже дикарём. Почему дикарём? Вы бы видели, как я себя там вёл! Да, это оценят и Драко, и Крисы, и другие! Освобождаю Талию Олеси от своей лапищи, так удобно расположившейся там. Да, это классная мысль, тем более, что камера у Олеси.
  Я поднимаюсь на перила, и стараюсь подняться по креплениям выше. На меня уже начинают смотреть люди, а я кричу Олесе, чтобы она снимала меня. Да, Леся, снимай, снимай! Это сюрприз, Олеся! Всё же я добиваюсь своего. Тем, что я не слезу, пока она не снимет меня. И, когда на меня направлена камера, я говорю громче обычного, чтобы это было слышно всем.
  - Это Брэндон, и я сейчас выше всех прочих в Париже, кто касается ногами твёрдой земли. И с этой высоты я заявляю...
  Набираю побольше воздуха и кричу:
  - Олеся, я люблю тебя!
  И начинаю громко орать песню на французском языке, песню - признание. не помню, кто её пел, но там действительно красивое признание и я пою его для своей жены.
  Довольный эффектными признаниями, я начинаю спускаться и убеждаюсь, что это совсем не так просто, как взбираться, хотя бы потому что я посмотрел вниз. Хочется вцепиться в крепления и ждать спасателей, может, на вертолёте или с пожарной лестницей, или спустят канат. Хотя я так подозреваю, что, если я вцеплюсь в эти самые балки, меня будет уже не отодрать, разве что обмотав ремнями и хорошенько дёрнув, потому я продолжаю спускаться, стараясь при этом не дышать и не смотреть вниз. Вот я уже спрыгиваю обратно на площадку, где меня ждёт Олеся, и я читаю в её глазах гораздо больше эмоций, чем тогда, на пляже, когда я окатил её холодной минералкой. И то, что сейчас со мной произойдёт, будет гораздо страшнее, чем когда я старательно драпал от неё на пляже, перепрыгивая через вынесенные на берег коряги. Я уже вгибаю голову в плечи, понимая, что тут не пляж и драпать совсем некуда. И неизвестно, что было бы со мной, не появись служба охраны. Из их гневных криков я узнаю, что нас больше не пустят на Эфейлеву башню, что отсюда уже срывались, что нас нужно сдать в полицию и лишь то, что я предъявляю свой паспорт американского гражданина, спасает нас от вызова полиции. Мы американцы, понятно? Во мне шевелится какое то злорадство, пока нас сопровождают в лифт и выводят обратно на мостовую. Чтобы сгладить гнев Олеси, я продолжаю говорить, что это самое красивое признание и оно стоит всего того, что произошло. Если честно, даже полисмены меня бы не остановили. Позади наши препирательства с местным персоналом у входа в Эфейлеву башню, и надо идти дальше.
  - А Лувр тут далеко? - Неожиданно мне приходит в голову, что каждый уважающий себя турист абсолютно напрасно побывал в Париже, если не был в Лувре, не сфотографировался у Триумфальной арки, и не сделал селфи с восковыми фигурами Наполеона, Шарля де Голля и Фантомаса.
  - А мадам Тюссо это здесь? - Я лезу в планшет посмотреть, где это.

+1

13

[indent] Неожиданные повороты со стороны Брэндон меня порой пугает, ведь иногда даже не знаешь откуда ждать очередной его прикол, который он потребует заснять. К примеру, как сейчас когда мы находиться на невероятной высоте, ему вдруг вздумалось снять себя на видео.
[indent] Брэндон Гэллоуэй, да ты просто сумасшедший! Кого я взяла в мужья? Леся Гэллоуэй ты была в своем уме, когда подписывалась на такие приключения с ними?
[indent] Но естественно все это девушка подумала в шутку о своем супруге, ведь та знала, на что шла, когда давала свое согласие под аркой перед падре, который великолепно сыграл Лео, и остальными гостями, которые присутствовали там.  Но отказать мужу в такой просьбе, увы очень сложно. Так что приходиться вновь доставаться ту самую видеокамеру и заснять тот самый романтичный момент, когда любимый супруг, набрав побольше воздуха в легкие, кричит  как можно громче признание мне в любви. Это выглядит так мило и незабываемо, что от чувств, чуть ли не теряю ту самую камеру, которая зафиксировала данный момент. А когда поняв, что Брэндон уже пытается обратно слезть с этой высоты выключаю и после того, как тот удачно приземлился обеими ногами на пол, произношу:
[indent] - Брэндон Гэллоэй, ты совсем охренел делать такое? Ты решил раньше времени меня сделать вдовой не успев закончить наш медовый месяц? Больше так никогда не делай, или иначе мы больше никогда никуда вместе не поедем!- разбушевалась девушка на своего мужа.
[indent] Да ей было приятно такое признание, но что это было совсем не безопасно, похоже парень вовсе не понимал. А за вот такой их фокус, их пришлось спустить обратно на землю, то есть туда, откуда они свой начали подъем на башню.
После того, как их оставили наедине друг с другом, мужчина пытался как можно больше делать признаний своей супруге, чтобы задобрить ее и снова расположить к себе, и это у него получилось, но перед этим, она высказала ему свое пожелание по отношению к его поведению:
[indent] - Я надеюсь, ты понимаешь, что мне немного не по себе от такого поведения. Мы сможем посетить множество замечательных мест в Париже, если нас не будут выводить каждый раз, когда ты захочешь в очередной раз сделать какой-нибудь выкрутас. Да, Лувр здесь недалеко и предлагаю полюбоваться красотами и шедеврами скульпторов и художников. В особенности мне хотелось взглянуть на скульптуру «Амур и Психея» Антонио Канова, мне она давно понравилась, но вживую не удавалось увидеть.
Взяв в руки карту, девушка запомнила маршрут, по которому им нужно было пройтись, и заказала такси, чтобы их доставили к Лувру, а затем в галерею Мадам Тюссо.
[indent] Это было веселое приключение в Париже, которое продлилось около двух дней. Далее их маршрут лежал в Германию. У них было запланировано множество экскурсий, одна из которых было посещение замка на юге Германии. Этот замок был построен в ХIX в. для короля Людвига II. А город в котором расположен этот великолепный замок называется Нойшванштайн. В этот раз им предстояло остановиться в уютном отеле, но до перелета в Германию, еще было время.

+1

14

Позади Франция и моё дурачество в городе любви, Эфейлевой башни, Лувра, галереи мадам Тюссо, Наполеона, Шарля де Голля, Фантомаса, и всё это уже, разумеется, выложено в соцсетях. И закончилось моё созерцание французской моды, которая привела меня в тихий ужас. Ну скажите, что может быть выразительного в девушке, которая прогуливается в обтягивающих лосинах, больших ботинках, которые на тонких ногах выглядят как яркого цвета говнодавы, а если добавить к этому что-то типа пуховика на пару размеров больше и трёхметровый шарф, который похож на спозший на шею махровый восточный тюрбан... в общем, я могу сказать только "фу" от французских вкусов. Но при этом отмечу другое. В Америке я почти не носил тёмные очки. Потому что там смотреть не было на что. А тут всё же у большинства девушек ниже бёдер были округлые ягодицы под тонкими лосинами, а не филейные части со скрытым целлюлитом. Всё же во Франции нет той повальной моды на фастфуд. Радует, что Леся у меня не увлекается всякими бургерами. И что она стройная и желанная.

  Интересно, а какой окажется Германия?
  Страна педантичности, рейнских вин, которые именуются "молоко любимой женщины" (фу, наши как назвать, мне, Брэндону, аж передёрнуло лицо), и многого другого, о чём я унесу воспоминания, возвращаясь в Америку.
  Из-за моего дурачества нас чуть не задержали в немецком аэропорту. Я ещё во Франции сказал таможеннику, что наркотики оставил дома, на что французский таможенник ответил "ах, какая жалость, месье, мы бы с вами так хорошо покумарили". Когда я сказал это немцу, он немедленно вызвал полицию, и только в комнате допроса я сказал, что пошутил, после чего меня выпустили с предупреждением, что шутить с чиновниками не положено. Кстати, в Польше меня не задерживали, а вот шутит или нет польский таможенник, сказав "в другой раз не забывайте", я не понял. Немцы, впрочем, даже не испугались международного скандала, задержав в подозрении на перевозку наркотиков двух американских граждан.
  - Дорогие подписчики, я и Олеся в Германии, и меня только что расстроили двумя известиями. Во-первых, оказывается, в Германии нельзя шутить с таможенниками и вообще ни с кем находящимся на службе. А во-вторых, оказывается, в Берлине никаких развалин Берлинской стены нет, всё давно демонтировали, и мои планы мделать селфи на фоне этой стены рухнули в никуда. Тем не менее, Олеся сказала, что в Германии есть много интересного, о чём мы вскоре поделимся. Олеся, твоё слово нашим подписчикам!
  Перевожу объектив камеры на жену, а потом вдруг перевожу обратно на себя.
  - Нет, нет, эта белокурая красавица, являющаяся моей женой, совсем не является немкой, она красивее любой немки!
  Снова перевожу камеру на Олесю, и уже за кадром говорю:
  - Твоё слово, Олеся!
  Краем глаза поглядываю на конвейер, откуда должен вывалиться наш багаж, немного потяжелевший после Парижа. Там добавилось сувениров. Нет, я никого не забыл, ни Лео, ни Драко, ни Крисов, никого. И я вспоминаю, как я дурачился в парижском аэропорту, пытаясь убедить, что Марисоль пойдёт соломенная шляпка с бумажными розами, хотя я лично хотел купить её только затем, чтобы вживую посмотреть, как она будет сидеть на рыжей причёске девушки. От одного воображения становилось смешно. Но всё же для Марисоль мы приобрели совсем другое.
  После приветствия Олеси я снова направляю камеру на себя и продолжаю:
  - А я всё же попробую, что такое настоящий немецкий шнапс, узнаю, почему немцы предпочитают пиво закусывать сосисками, и мне интересно ваше мнение, чьё пиво лучше, чешское или немецкое.
  Пить я всё же не буду. Помню, что мне рассказывали мои друзья о том, что я отмачивал на мальчишнике. Я совершенно этого не запомнил, но вряд ли мне все дружно стали вдруг лгать. Не хочу расстраивать жену. Хотя я по этому поводу говорю, что "пью ради запаха, дури своей хватает". А тут свою дурь лучше не показывать, если вспомнить таможню. Интересно, тут все немцы такие педантичные и всё воспринимают буквально?
  Ловлю наш чемодан, качу за собой. Мы направляемся к выходу. Бросаем вещи в номере, и идём гулять по городу. Если, конечно, планы резко не поменяются прямо в номере.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Это Европа - никакого автостопа!