Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Ты называешь моё имя, и твой голос отзывается в каждом уголке моего разума. Я чувствую его кожей, если такое вообще возможно. Или попросту пережитое... читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What doesn't kill you, makes you stronger


What doesn't kill you, makes you stronger

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Julian Hayes & Spencer Kelly
- 23 декабря, парковка

- В мире существуют тысячи людей, у каждого своё на уме, и зачастую не хочется лезть в их голову. Но бывает так, что встретившиеся взгляды, случайные прикосновения, пошлые разговоры ни о чём особенном разжигают яркий интерес. Какая-то внезапная химия и электричество. Хочется проснуться вместе, хочется узнать её, спрашивать, подъёбывать, хочется чтобы она думала обо мне, как я иногда думаю о ней. Как я когда-то выбрал дорожку кокаина, я выбираю броситься в омут больных отношений со Спенсер Келли. Похуй, всё, что не убивает нас - делает сильнее, не так ли?

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2y5hy.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

+1

2

Я захожу в подъезд, здесь раздражает совршенно всё, начиная от каких-то любовных посланий и угроз Винсу на стенах, до почтовых ящиков с письмами, которые часто выгребает Пол, ещё не отчаявшийся слать диски со своим музлом во всякие звукозаписывающие компании; и я вечно жду, когда он принесёт и кинет мне на стол посреди самокруток повестку в суд, где меня будет судить какой-нибудь умник Харви Спектор за убийство папаши. Да ебать, что не так с этим миром, меня ещё благодарить должны, за то что я сделал. Мой отец был самым настоящим гандоном. Все политики - гандоны и пустые демагоги, даже смешно насколько горячи споры, кто из политических фигур хороший, а кто плохой, обычных людей, на промывания мозгов которых были потрачены миллиарды их же денег.
Я слышу какие-то шорохи в подъезде, недавно тут убили человека. Кажется, жертвой был наш новый сосед, его приложили пустой бутылкой из-под дешёвого бухла. Я поневоле тянусь в сумку, чтобы нащупать пистолет, но вспоминаю, что меня обчистила Спенсер Келли. Взрывная, мстительная нимфоманка из пентхауса в лучшем районе Сакраменто. Такая горячая, чувствительная и эмоциональная девочка, до сих пор вспоминаю её глаза, наполняющиеся то страстью, то похотью, то желанием отомстить и ударить побольнее. Её острые коготки, шаловливый язычок, движения бёдрами под музыку. Меня заводило, как эта девушка порой слетала с катушек, как кричала какие-то ругательства сладким, грубым и вульгарным голоском, как кривила губы в подлой улыбке, какой опасный и немного безумный блеск был в её бысстыжих глазах. Я с удовольствием вспоминаю, как её толкнул, и она ласточкой пролетела вперёд, упав на колени с высоких трахни-меня-каблуков, порвала колготки, поломала ноготь, и охуенно и нелепо раскорячилась. Интересно, может, она и ногу себе вывернула? Это было нереально кайфовое зрелище, когда пафосная клёвая тёлка в дорогих шмотках и отмороженным покерфейсом смешно распласталась на полу, и выглядела такой слабой, не способной мне что-либо сделать, немного растрёпанной. Интересно, кстати, что она обо мне подумала, когда обшманала мои вещички, и заметила, что водительские права и мой паспорт с разными именами? В тайне я даже немного надеялся, что она узнает, что я сын техасского сенатора, пусть и покойного, будет знать, что я не обычный качок из бара. Вряд ли в красивой, крашенной головке возникнут мысли, что это я прихлопнул своего отца.
Походу, она всё же обиделась.
На мобилке больше нет её стервозных сообщений, прямо в лоб, "давай потрахаемся". Ловлю себя на мысли, что думаю о ней чаще, чем мне бы того хотелось. Наверное, когда удавка жизненных обстоятельств постоянно чувствуется на шее, поневоле хочется немножко стабильности. Интересно, её муж видел её тело? С синяками, ссадинами, розоватыми рубцами? Неужели у этого техасского ковбоя даже мысли нет, что его жена - та ещё потаскушка?
Не могу заснуть, думаю о Спенсер, хочется знать, что она сейчас думает обо мне, думаю о сегодняшнем ужасном вечере, скоро рассвет. За угрюмым окном, виднеются далеко тусклые огоньки в коробках домах. Уже начинает светлеть.

Вчера я сделал это, я пошёл по пути всех калифорнийских красавчиков. Без денег Винсента было хреновато, Пол оплачивал аренду один, и часто бычил и шипел в мою сторону. Пустые баки в тачке заебали, и часто приходилось ездить на работу на дебильном автобусе, я дошёл до того, что не мог даже оплатить телефон. Зато сегодня после ужасного секса с отвратительной сорока девятилетней Клеменс, я паркую машину у магазинов, и на её карточку покупаю новые часы, какие-то шмотки. Самому немного противно. Это противоречило моим жизненным взглядам. До сих пор вспоминаю, как она прицепила безвкусными меховыми наручниками к спинке кровати, её пальцы скользящие по мышцам моего тела были немного грубоваты, она выдохлась скача на мне уже спустя минуту, и наконец-то отпустила меня. Я оттрахал её с закрытыми глазами, представляя Спенсер, и свалил, стоило ей заснуть. Я даже не смог с ней кончить. Я до сих пор не мог смириться с мыслью, что жизнь сделала вираж, и теперь ебали меня. И непонятно, когда это закончится и чем.
Я замечаю Спенсер в тёмных очках, выходящую с большими пакетами из магазина. Она красивая и деловая, цокает на огромных каблуках. Я в синих, подвёрнутых внизу скинни и футболке от saint laurent. Не самый лучший мой прикид, даже я это понимаю. Но всё же, вопреки мнению моего коллеги, я думаю, что не все скинни ужасны, к тому же на моих довольно худых ногах они смотрелись нормально, во-вторых saint laurent конечно может и делают одежду для педиков, но мне заходят их футболки с классными принтами, последняя коллекция, правда, просто отстой.
- Давай помогу, - предлагаю я, подходя к мелкой девчонке, тащущей просто охуительно большие пакеты. Я протягиваю загоревшую и накачанную руку к пакетам, - Не злись. Возможно, я реально немного перегнул в больнице. Мы оба перегнули, - пытаюсь отогнать от себя впечатавшиеся в сознания слова, насколько хорош Винсент Джервис. - Как поживаешь, рыжая? Ты сегодня выглядишь... миленько.
Боже, мои глаза немного смеялись и горели интересом, когда я увидел малышку, которую уже видел без одежды и трахал. Да уж, я совершенно не умел извиняться.

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2y5hy.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:24:23)

+2

3

Я не видела Джулиана Хейнcа около двух недель, насыщенных важными событиями вроде покупки нового спортивного автомобиля и выбора платья к вечеринке по случаю окончания года Esquire (по слухам, они арендовали для этого мероприятия превосходный отель Bellagio в Лас-Вегасе, и нужно было выглядеть безупречно). Джейк позвонил несколько дней назад, когда мне уже начало казаться, что продажный коп не способен выполнить хорошо свою работу и потерял былую хватку. Взволнованным голосом он сообщил мне, прижимая трубку к губам и коверкая звуки, что раскопал кое-что интересное, и готов поделиться информацией, если я соглашусь на встречу в кофейне, неподалеку от бара, в котором работал Джулиан.
В полдень пасмурного уикенда Джейк положил передо мной увесистую папку с документами и швырнул на нее сверху паспорт, раскрывшийся на страницах с фотографией молодого парня. Он смотрел на меня со снимка высокомерным, наглым и самоуверенным взглядом.
- Этот бармен - не тот, за кого себя выдает. Мешая коктейли за жалкие чаевые в дешевом заведении, мистер Хейнс является владельцем внушительного количества замороженных счетов, недвижимости и автомобилей, раскиданных по всему Техасу, и наследником скончавшегося не так давно сенатора этого южного штата. Только взгляни на это!
Слегка нервничая, дрожащими пальцами Джейк рассыпает передо мной ворох вырезок из самых разных статей, в некоторых из которых мелькает фамилия Джулиана и картинки с его лицом под скандальными заголовками.
- Их не много, большинство историй замято. Но рискну предположить, что разгульной жизни с деньгами отца на кpeдитке ему все еще не хватает, - складывая руки в замок и похрустывая пальцами, Джейк торжествует, убежденный в своей правоте, - Впечатляющая репутация, которая бежала впереди него все это время, но лишь до границы с Калифорнией. Именно там цепочка мерзких выходок словно оборвалась. Понимаешь?
Я хмурюсь, дотрагиваясь до глянцевой бумаги, и прячу документы Джулиана в свою сумочку. Полагая, что добилась, чего хотела, я пока не знаю, что должна с этим делать. От попыток осознать произнесенное Джейком как реальность голова идет кругом, но мужчина продолжает свой рассказ еще более вдохновленно. Подобно охотничьей собаке, почуявшей след свежей крови раненной добычи. Истосковавшись по настоящим детективным историям, бывший коп увлеченно анализирует события и факты, выкладывая на небольшой столик из темного дерева все новые и новые исписанные убористым почерком листы.
- Мне удалось заполучить обрывки дела из департамента, расследующего смерть сенатора. Здесь говорится, что с его сыном неоднократно пытались связаться, но он словно сквозь землю провалился, - Джейк разводит руками и делает разочарованное лицо, после чего оживляется и, цокнув языком, продолжает, - Однако кто-то выгреб из сейфа охраняемого особняка некоторую сумму денег, без малейших следов взлома, - замолкая на секунду, бывалый коп понижает голос до шепота с нотками злого заговора, как если бы все это было всего лишь игрой, - Тело сенатора обнаружили не сразу, истерзанное изголодавшимся домашним псом, в ужасном состоянии. Это не афишируется, поскольку часть данных требует особой конфиденциальности. Но подумай, кто значится одним из первых в списке подозреваемых?
Ответ очевиден без дальнейших намеков и подробностей.
Еще какое-то время мы разговариваем с Джейком о деталях и нюансах оплаты проделанной работы. Однако все мои мысли занимает лишь лживый бармен, оставивший на моем теле несколько заметных, тщательно замазанных тональным кремом ссадин и синяков. И которого я предпочла бы видеть в своем авто или постели без одежды, если бы не хотела так отчаянно взглянуть в его глаза, когда он будет по-настоящему раздавлен за то, что посмел поднять на меня руку. За это однажды поплатился и мой отчим, вынужденный гнить в клинике для душевнобольных как бледная и жалкая тень еще долгие, ужасно медленно проходящие годы.   

Мы сталкиваемся с Джулианом у бутика Balmain в центральной части города, когда мимо не слишком оживленно проезжают дорогие автомобили, а консультанты участливо ждут у стеклянных дверей новых посетителей с платиновыми кpeдитками. Протягивая руку, чтобы помочь мне с большими бумажными пакетами с названиями дорогих брендов и переливающимися в солнечных лучах, Джулиан получает в ответ снисходительную ухмылку. Я останавливаюсь на высоких каблуках, чтобы окинуть взглядом его фигуру в не самых удачных и стильных шмотках, совсем не добавляющих горячей брутальности, которую я люблю в мужчинах. Тонко очерченные брови с усмешкой ползут вверх. Тем не менее я позволяю ему помочь, указывая на открывшуюся по щелчку моих пальцев новенькую, стильную мазерати.
- Подарок на годовщину от любящего мужа, - сообщаю я, когда к нам присоединяется крепко сложенный, высокий мужчина, с хорошей фигурой и с более широкими, чем у Джулиана, накачанными плечами. В его руках тоже пакеты, и он знает, что должен с ними делать. Выбирая фитнес-инструктора по внешности и рекомендациям, я не смогла упустить и других его важных талантов. Кажется, в голове парня напротив тоже промелькнула эта беглая, пошлая мысль.
- Все в порядке, Брэдли, - кивая в направлении машины, я перевожу взгляд на Джулиана и больше не улыбаюсь. Мы снова остаемся вдвоем, но неловко брошенному комплименту не удается разрядить обстановку. Я все еще злюсь. Вероятно, это почти ощущается в воздухе. Интересно, мог ли этот бармен в шмотках от saint laurent в самом деле убить человека? Мои глаза сужаются, и я снимаю темные очки.
- Может скажешь, зачем пришел? Чувствуешь себя виноватым, или немного не хватает наших спонтанных встреч? - утаив, что сама собиралась что-то предпринять, я делаю совершенно не заинтересованное лицо, после чего фыркаю и смягчаюсь, расплываясь в улыбке, - Да брось! Я в полном порядке, но ты должен мне за ссадину на лице. Постараешься как следует и, возможно, я перестану сердиться. Тебе же понравилось в джакузи? - моя рука незаметно проникает под пряжку ремня, слегка оттягивая ее, а в голове зреет коварный, рассчитанный на слабости горячего парня план.

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zaiY.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2y42x.gif http://funkyimg.com/i/2y42y.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-01-05 00:31:35)

+2

4

Непривычно видеть личико Спенсер Келли при дневном свете, а не при лучах стробоскопа; у неё не ярко-выраженная мимика, наоборот лицо немного безразличное и высокомерное, сто процентное попадание в мой вкус - всегда любил отвязных и развратных девчонок, немного холодных, немного жестоких, все из себя таких строили, но я почти таких и не встречал. Встречаться с такими, всё равно что участвовать в уличных гонках. Куча эмоций, адреналина, риск и интерес. Можно разбиться, а можно одержать большую победу.
В этот раз на ней дневной макияж. Внезапно я замечаю несколько милых и забавных веснушек, рассыпанных по лицу, которые раньше не так сильно бросались мне в глаза. И это ещё одна деталь, которая врезается мне в память, как и её немного уставшие глаза, плавные изгибы её совсем не угловатой, а довольно пышной фигурки. Всё-таки она сумела меня цепануть. В ней очень изящно сочетались недостатки, пороки и какие-то милые и непривычные черты внешности. Я даже передёргивал пару раз, думая о ней.
Я отворачиваюсь, чтобы не лыбиться ей в лицо, как дегенерат, и не убрать рыжеватый, крашенный локон со лба. Умиление отходит, вместе с амбалом, вынесшим из магазина ещё львиную долю всех пакетов, и я такой на фоне него с одним небольшим пакетом будто с дамской сумочкой и в дурацких скинни и сэн лорэне, и он меня выше и крепче раза в два. Ржач. Как хорошо, что я не Винс, и за мной не носятся папарацци. Нужели я мог подумать, что Спенсер, как и техасские девушки, ограничится парой шмоток?
Брэдли выглядит как гора и какой-то грёбаный Вин Дизель. От него пахнет слишком резким парфюмом, что я даже не выдерживаю и чихаю, как пафосная и стильная чика. Не могу даже допустить мысль, что этот урод, поедавший её глазами, всем своим весом заваливал её на той же кровати. И она точно так же кайфовала.
- Брэдли... так звали собаку моей бабули, и команды она выполняла так же отлично, - огрызнулся я, злобно посмеявшись над бронзовым, полуголым парнем, который смотрел на Келли влюблённым щенком. А мне стало немного противно. "Ну что за прошмандовка, - злобно подумал я, - сто пудов, она самый настоящий рассадник венерических болячек, нужно срочно бежать проверяться и иметь при себе ударную дозу пеницилина". Я даже понятия не имел, что ещё недавно у одного из своих партнёров по сексу она накопала информацию про меня из полицейской базы. У другого партнёра по сексу выбила роль для Джервиса.
Я привык к чистым техасским девчонкам, которым было очень просто разбивать сердца. И всегда хотел такой экземпляр с гнильцой, вроде Спенсер, а теперь мне хотелось взять личико, фигуру и стиль Спенсер, и интеллект какой-нибудь фиалки из Остина.
- Может скажешь, зачем пришел? Чувствуешь себя виноватым, или немного не хватает наших спонтанных встреч?
- За часами, - я хрюкнул, показал пальцами в сторону магазина, находящегося неподалёку, в витринах которого играли солнечные зайчики. Из-за солнца немного заслезились глаза. И продемонстрировал Спенсер запястье. - Apple. Мне показалось, что они прикольные. Я за тобой не следил. - "Обломалась", - мысленно позлорадствовал я, что всё-таки думаю о ней меньше, чем ей хотелось бы, но не стал над Спенсер долго издеваться и поправился. - Но я много думал о тебе, веснушка. Просто, видимо, нужно быть аккуратнее с желаниями, они материализуются.
Когда Спенсер оттянула ремень моих брюк, я почувствовал на себе тяжёлый взгляд мощного парня, пристально следившего за нами. И иногда наигранно покашливающего, напоминающего о себе. Её близость сбила моё дыхание, немного расслабила меня. И я обхватил её лицо, привлёк к себе и поцеловал в губы, прямо у него на глазах.
- Я согласен сегодня зависнуть с тобой. В джакузи было клёво, - говорю я, заглядывая в её большие глаза, обрамлённые густыми и длинными ресницами. "Почему ты такая шлюха? Сколько у тебя было партнёров?" - мысленно спрашиваю я взглядом.
- А как же наши планы, - недовольно возразил Брэдли Спенсер. Я закатил глаза, "ты ещё здесь".
Довольно вскоре пакеты оказались на задних сидениях. Я, опережая Брэдли, залез в мазерати рядом со Спенсер и осмотрелся в салоне новенькой тачки.
- Подарок на годовщину от любящего мужа, - Брэдли хохотнул, демонстрируя одобрение поступков Спенсер и свои свободные взгляды. А я внезапно почувствовал себя ужасно консервативным на фоне Спенсер и этого парня, потому что образ жизни моей новой подружки начинал меня грузить. Обычно девчонки бросали своих бойфрэндов и мужей ради меня. Или хотя бы притворялись.
- Не очень похоже на подарок от любящего мужа, - деловитым и немного насмешливым тоном сказал я. - Слишком много кнопок для девчонки, которая большую часть своего времени посвящает внешнему виду, и не привыкла грузить свои мозги. Тебе, наверное, ужасно неудобно. Лишние бабки за дизайн и бренд. Это скорее тачка для брутального парня с железными яйцами и на понтах, который любит пошуметь на улицах, врубив спорт-режим. И трясёт не слабо. Тебе бы подошла другая тачка, - я развалился на сидении и с удовольствием смотрел на реакцию Спенсер. Кое-что я знал, потому что в Остине не редко принимал участие в уличных гонках. - Либо твой муж плохо разбирается в тачках и привык ездить на ослах, либо эту машину он покупал под себя.
- Если не нравится что-то, может, съебёшь тогда отсюда? - предложил Брэдли, одновременно со мной, переставшим критиковать тачку и уже спросившим, что за сексуальное желание она придумала. И я оценил его остроумие.
- Слушай. Это мудило начинает меня утомлять, - заявил я Спенсер. - Может, дашь ему бабла на такси?

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2y5hy.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:24:42)

+2

5

Впервые между нам не мелькают разряды враждебного тока, и мне не хочется расцарапать его лицо или кожу на широких мускулистых плечах, впиваясь в нее ногтями с маникюром за шестьдесят баксов. Джулиан подходит совсем близко, и Брэдли нервничает, как послушный цепной пес, готовый исполнить так и не брошенную вслух команду. Но он мне не интересен, потому что мой взгляд скользит по кубикам пресса, скрытым за тонкой тканью футболки от saint laurent. Думая, что парень с наглой ухмылкой и горячим характером может оказаться жестоким убийцей, я ловлю себя на мысли, что ужасно хочу в очередной раз пройтись по лезвию бритвы на своих стильных и острых каблуках. Почувствовать тяжесть сильного тела с красивым загаром на себе, теплое, прерывистое дыхание и напряженный, пульсирующий член на своих бедрах и внутри. Когда наши глаза встречаются, то пошлые и извращенные желания словно находят и идеально дополняют друг друга. От ожидания интригующей игры сердце начинает быстрее стучать, а с кровью по венам распространяется приятная эйфория. Я затащила в постель многих влиятельных и известных мужчин, включая своего мужа Стива, но раскусить и сломать Джулиана по какой-то причине мечтала особенно. Одна лишь мысль об этом ужасно меня заводит.
- Думал обо мне, когда трахал очередную подружку, которую подцепил в своем баре? С кем тебе понравилось больше? - перебирая пальцами в кольцах из розового золота по пряжке его ремня и словно случайно пару раз коснувшись кожи, я наблюдаю за реакцией и расплываюсь в довольной улыбке, замечая, как замирает его тело. Вспыльчивый и очень живой, Джулиан привлекает меня на уровне хищных, совершенно не трактуемых логически эмоций, и я думаю, что мы действительно можем неплохо поразвлечься сегодня, прежде чем он поймет, с какой злопамятной стервой столкнулся.
- Хорошая попытка, - в ответ на страстный поцелуй я шепчу в его губы. Отмечая как бы между прочим, что стоит уточнить, доволен ли Брэдли баблом, которое приходится еженедельно ему отстегивать за неведение Стива о моих похождениях в Сакраменто. Потому что сейчас без малейшего угрызения совести или смущения я засовываю свой язык в рот Джулиана еще раз и чувствую, как его руки обвивают мою талию, настойчиво прижимая к себе. По телу скользит приятное тепло, и мы оба улыбаемся, как подростки, втайне от друзей закрутившие запретную интрижку. - Тебе идет этот парфюм. Не люблю слишком резкие, грубые запахи.
Слегка покусывая его губы мягко и соблазнительно, я прикрываю глаза, и слышу, как рядом громче, чем следует, хлопает дверь автомобиля. Честное слово, некоторые мужчины ведут себя подобно обиженным детям, когда красивая девчонка отказывается выбирать, предпочитая поиграть с обоими.
- Обиделся, кажется... - тихий смешок нарушает молчание, и я пожимаю плечами, словно ничего не случилось, - Новые часы и шмотки? Может, заплатишь и за сегодняшний вечер? Обещаю, это будет того стоить.
Заговорщически понижая голос я устраиваюсь рядом с Джулианом в автомобиле. Моя рука беззастенчиво опускается к его паху, поглаживая ширинку, в то время как сладкий шепот испытывает на прочность мужское самообладание.
- Знаешь, я могу быть очень послушной и гибкой в постели. Девчонке Джервиса такое даже не снилось. Хочешь проверить? - критика вкуса моего супруга в выборе тачки тает в прерывистом дыхании, которое изводит обоих мужчин в этом ужасно душном салоне. Брэдли молчит, но я знаю, что он вцепился в руль с силой, способной привести нас всех к случайной аварии с шикарной ауди на оживленном перекрестке. Это меня забавляет, но все равно не может сравниться с кайфом от внезапной встречи с давним знакомым. С тех пор, как Джейк рассказал мне о прошлом Джулиана, бармен из дешевого заведения стал значительно интереснее, и идея секса с Джервисом (хоть неудача меня все еще слегка угнетала) постепенно отошла на второй план.
- Значит, ты согласен? Впечатли меня и получишь самую горячую ночку в своей жизни, - мы снова целуемся на заднем сидении из темной кожи, а я сижу на коленях Джулиана и не оставляю ему шанса отказать, - Ни к чему строить из себя обиженку. Забудем, что было. Что ты хочешь, чтобы я сделала?
Автомобиль останавливается около моего пентхауса, и я удрученно вздыхаю.
- Отнесешь мои вещи наверх? - Брэдли что-то неразборчиво шипит в ответ и забирает пакеты. Мы остаемся только вдвоем за тонированными стеклами новенькой мазерати.
- Красивый мальчик, - поглаживая кубики на напряженном животе Джулиана, запуская под его футболку руки, я смотрю на него сверху вниз, восторженно и игриво, как домашняя кошка, истосковавшаяся по ласке сильного хозяина, - Узнаем, на что ты способен? Ты можешь сесть за руль, если хочешь. Эта красотка в твоем распоряжении, - хищно облизнув губы, я приглушенно добавляю, - Только не слишком отвлекайся на дорогу.

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zaiY.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2y42x.gif http://funkyimg.com/i/2y42y.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-01-05 21:59:11)

+2

6

Пошлый и страстный поцелуй посреди центральной улицы Сакраменто кружит мне голову, он становится более жадным и глубоким, Спенсер трогает мой ремень, и моё сердце колотится болезненно быстро, как сумасшедшее, а мои ладони находят её грудь, тёплую сквозь платье. И мы не замечаем людей, которые ходят мимо под огромным солнцем висящим белым диском над белыми домами с золотистыми буквами брэндов на фассадах. Не замечаем, как притормозила пара людей, старше нас лет на десять, как раз ровестники её мужа Стивена, в их глазах вспыхнул интерес, и они начали перешёптываться "Это Спенсер Келли лижется с каким-то молодым парнем? Не со Стивеном?" "Похожа на Спенсер, Стив сейчас в Техасе". "Да, это точно она. По-моему, он приехал из Техаса как раз на днях и как раз подарил ей мазерати. Какая шлюха", "Надо разобраться в ситуации, даже не вздумай ему говорить, пока не разберёмся что к чему, сплетница", - сказал сочувствующий мужчина, глядя на торжествующую спутницу.
- Думал обо мне, когда трахал очередную подружку, которую подцепил в своем баре? С кем тебе понравилось больше?
- Хочешь знать? Ты красивая, - шепчу ей на ухо, убрав волосы, а на моих губах лёгкая полуулыбка, - У тебя запоминающаяся внешость, хороший стиль, ты переборчивая и капризная. Ты вкусно пахнешь, у тебя хорошая растяжка, ты умеешь быть сверху и любишь секс, ты умеешь соблазнять. Ты ненасытная и очень смелая в постели. Ты лучше многих девчонок, но пока что тебе есть над чем работать, - я засмеялся. - В своих чувствах ты очень скованная, зажатая, недоверчивая. Ты не умеешь ловить весь кайф от секса. А я люблю секс с чувствами. Секс без чувств - это просто спорт, - Я вру, мне никогда не нужны были чувства, я над этим даже не парился. Я итак всегда ощущал власть над девчонкой. То ли потому что они действительно были влюблены, то ли потому что им были нужны мои бабки, то ли потому что они боялись меня, что я смогу причинить им боль. Они были мне понятны, и от меня зависели. Спенсер Келли тупо использовала меня, и я хотел увидеть в её глазах тоже - боль, влюблённость, благодарность, чёрт побери. Но она уходила от меня к мужу, не интересовалась мной и распускала сплетни, что в постели я так себе.

Когда Спенсер проводит рукой в области моей ширинки, и касается моего члена, я шумно выдыхаю, чувствуя её власть над моим телом. Она виновница сбивающегося дыхания, что я не могу с прежним азартом и борзотой говорить бойкие, дерзкие вещи, она виновница того, что я хочу податься бёдрами навстречу, чтобы продолжить приятные касания. Спенсер бесстыдно говорит очень грязные вещи, которые завели бы любого парня. Она очень ловко владеет мастерством соблазнения.
Больше всего мне хочется стащить с неё одежду, ощутить её упругую грудь в ладонях, вывернуть соски пальцами, услышать её стоны, завалить прямо здесь, грубо трахать её своим большим членом на свежих креслах новой тачки, целиком заполняя её и пачкая сидения её соками. Но я понимаю, что должен сохранить самообладание, чтобы не показывать, что она имеет какую-то власть надо мной, ведь именно этого она и хочет. Как же я ненавидел её за грязный рот, за "мой бар" , за то, что она жестоко меня использовала. Мне хотелось ей отомстить, послать нахер, сказать что она психопатка, но ещё больше меня тянуло к ней и хотелось трахнуть её, продолжить наши безумные встречи и дикие слияния безымённых тел, ведь мы даже ничего особенно не знали друг о друге.
Очевидно, я попал. Я продолжаю трахаться с ней по щелчку её пальцев.
- Красивый мальчик. Узнаем, на что ты способен? - надменно говорит Спенсер,будто я должен что-то доказывать ей. От слова мальчик меня даже перекашивает. Я хмыкаю.
Грубо убираю её руку с моего паха, делаю пару глубоких вдохов, пытаюсь не смотреть на неё, а вцепляюсь руками в руль и смотрю вперёд. И пока Спенсер не продолжила ко мне приставать, я завожу мотор, чувствуя в салоне лёгкую вибрацию, и начинаю набирать скорость. Стрелка спидометра ползёт вверх, медленно приближаясь к значку трезубца, а высокие пальмы всё чаще мелькают за стёклами. Их тени играют на её лице.
- Келли - фамилия твоего мужа? А какая твоя фамилия? - говорю я немного сквозь зубы, вцепившись в руль. Пытаюсь неудобными вопросами немного остудить девчонку, и заодно подобраться к ней, нащупать слабые места. Но пока расклад такой, полное имя Спенсер я узнал не после секса с ней, а от Винсента Джервиса, а моё полное имя не было пока что повода называть. - Я Джулиан Хейз. И я не мальчик на побегушках. Такими тачками я управляю уже с четырнадцати лет, и на твоём месте я бы пристегнул ремни. Потому что эту малышку сейчас будет трясти просто невероятно, как тебя, когда пару недель нету секса, - я врубаю спорт-режим, и с рёвом мы мчимся по тоннелю. - В Остине я победил в куче уличных заездов. Я часто выкупал трассы, и мы с ребятами развлекались. От бармена, - передразниваю её высокомерную мину и интонации, - как ты говоришь, во мне только умение разбираться в алкоголе. У тебя-то тоже есть какие-то подвиги за плечами на своей родине. Ну давай, признайся, это Айова? - я бесшумно засмеялся. - Скажи-ка, Келли, а в каком возрасте у тебя был первый секс?


[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/7Axwrz9.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/STNnR8v.gif
✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:24:54)

+1

7

Люди на улице неподалеку от торгового центра закидывают большие пакеты от популярных брэндов на задние сидения своих дорогих авто, а я готова урчать от удовольствия, ощущая крепкие руки Джулиана на своей талии и груди, и прижиматься к нему ближе, чтобы где-то внизу живота возникла уже знакомая, приятная тяжесть. Меня по-прежнему заводит его наглость и смелость, уверенность в себе и привычка жить одним лишь моментом, не заглядывая в завтрашний день. Возможно, именно по этой причине сын влиятельного политика из Техаса оказался в Сакраменто без гроша в кармане. Вынужденный прекратить шумные похождения по лучшим клубам и гонки на тачках, стоимостью в пару годовых выручек бара, в котором сейчас за небольшие чаевые мешает коктейли. Я это понимаю, потому что тоже когда-то была такой. Пока не согласилась выйти замуж за Стивена и променять так отчаянно оберегаемую независимыми девчонками свободу на кольцо с бриллиантом, комфортную и роскошную жизнь, обремененную однако определенными обязательствами.
Из колонок раздается приглушенная музыка, голос Джастина Тимберлейка напевает куплет популярной песенки. Не обращая на него внимания, Джулиан называет меня эмоционально-зажатой и не способной на искренние чувства в постели. Он садится за руль, после чего уверенно, словно делал это бесчисленное множество раз, заводит мотор автомобиля. Салон наполняется приятными, подогревающими азарт в крови, звуками. Я едва удерживаюсь, чтобы не дотронуться до него снова. Мне этого почему-то ужасно хочется.
- Так какие же чувства самые горячие, ковбой? - мои глаза немного прищурены, а голос опускается до ноток, в которых без труда угадывается нетерпение. Машина срывается с места в ту секунду, когда по коже пробегает слабо ощутимая дрожь. Легкой прохладой она заставляет меня встрепенуться и вытянуться на соседнем сидении, впиваясь в Джулиана взглядом. Я не смотрю на дорогу, потому что слежу за каждым изменением его лица и тоном, с которым он произносит грубоватые фразы, чтобы меня зацепить и задеть за живое. За его плечами проносятся стройные пальмы и стеклянные витрины бутиков, скорость увеличивается, - Чтобы добиться не фальшивых эмоций от женщины, нужно постараться. Легкая добыча - удел богатеньких мальчиков, бизнесменов, слабаков и их продажных шлюх. Либо трахайся без этого и заткнись.
Фыркая, я отворачиваюсь к окну, освобождаю ноги от изящных туфель на высоких каблуках от Брайана Этвуда и перебираю в памяти имена мужчин, с которыми была. Сознание инстинктивно выхватывает среди этих образов самые яркие и запоминающиеся. Внезапно я обнаруживаю, что питаю слабость к совершенно определенному типажу. Влиятельных и опасных хищников, способных балансировать на грани фола и играть, поставив на карту все, что имеют. С сильным характером, стальными нотками в голосе и черными мобильниками блекберри, предназначенными для деловых звонков. У таких обычно не слишком много слабостей, и интуитивно я всегда чувствовала, что однажды Стивен может меня уничтожить. Если не будет так сильно влюблен. Чувства ко мне - его зависимость, а мои в чужой постели - неминуемый провал.
Я вздыхаю, сменив грубость на серьезный взгляд.
- Хочешь узнать, кто я? Думаешь, что таким образом сможешь подобраться поближе, заставить меня почувствовать привязанность и бросить потом? - в темно-зеленых глазах на мгновение возникает блеск заинтересованности, словно озвученный спокойным голосом вопрос не создает ни малейшей неловкости между нами, - Останови машину.
Требовательная просьба сопровождается быстрым и легким постукиванием по приборной панели. Пожалуй, я действительно слишком привыкла, что меня слушаются многие люди, постоянно выискивающие повод угодить или избежать очередного каприза. Но сейчас ничего не происходит. Новенькая мазерати по прежнему несется на огромной скорости по опустевшей после полудня улице. Замечая знакомые места, я определяю, что мы уже достаточно далеко от центра города с его высокими офисными зданиями из темного камня и стекла.
- Пожалуйста, останови машину, - вопреки ожиданиям, мои принципы не рушатся от этого ужасного слова, потому что их просто нет. Но что-то внутри слабо противится, словно гордая кошка, которую гладит против мягкой шерстки сильная рука хозяина, - Поговорим о секретах, если тебе этого так сильно хочется.
Аргумент срабатывает, и вскоре мы останавливаемся на парковке напротив небольшой кофейни. Район напоминает скорее пригород, чем улицы Сакраменто, и я немного нервничаю.
- Я из Портленда. Уверена, ты там никогда не был, со своими южными замашками и скверным характером плохого парня из Техаса. Вы ведь ужасно не любите прохладные дожди и промозглый ветер с моря, верно? - мы смотрим друг другу в глаза. Мне нравится, как внимательно Джулс меня слушает, вцепляясь в каждое слово, - Моя мать всегда сидела дома, занималась благотворительностью и не работала ни единого дня в своей жизни, в отличие от отца, который вечно пропадал в своем шикарном офисе в самом центре. По выходным он любил делать ставки в подпольных казино или закрытых клубах, где жадные люди стравливали между собой диких зверей и бойцовских собак. Времени на меня у него никогда не хватало, и папочка ужасно злился, если я портила его имидж в прессе непристойным и вызывающим поведением, - фыркая, я расплываюсь в коварной улыбке, - Даже своего пса, породистого добермана по кличке Гектор, он любил гораздо больше, чем меня. Он был политиком, на которого возлагали большие надежды наивные люди. С репутацией важного человека, способного изменить их жизнь. Но на самом деле, он был тем еще лицемерным дерьмом. Отвратительное чувство, знаешь?
Выдерживая небольшую паузу, я наблюдаю за реакцией Джулиана на историю его собственной (а вовсе не моей) жизни, слегка утрированную, но в целом очень похожую. Вероятно, следует накинуть Джейку чуть больше чаевых за хорошо проделанную работу, его старания определенно стоят этого. Выражение лица парня напротив постепенно меняется.
- Я жила в красивом доме, пока с моим отцом не произошло кое-что плохое. Однажды в ужасно жаркий и душный полдень, наш дворецкий обнаружил его мертвое, истерзанное тело. Об том случае писали во всех газетах. Мы повздорили накануне. После вечеринки с травкой и экстази я была ужасно пьяна, и не очень хорошо помню события... Говоря о подвигах, как считаешь, что с ним случилось, Джулиан Хейз?
Замолкая, я чувствую, что играю с огнем.

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AZ4F.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2AZ41.gif http://funkyimg.com/i/2AZ42.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-01-11 23:45:43)

+1

8

- Хочешь узнать, кто я? Думаешь, что таким образом сможешь подобраться поближе, заставить меня почувствовать привязанность и бросить потом?
Когда имя Джулиан Хейз впервые загремело с отвращением, опаской, восторгом? И стало нарицательным, применимым ко всем представителям "золотой молодёжи"? С первыми пущенными из окон школы самолётиками, свёрнутыми из купюр с президентами, с первыми вечеринками в огромном доме и алкогольными коктейлями с экстези, с собакой спущенной на парня, который нам не нравился? Я набираю скорость на Мазерати Спенсер, и ничто в эту минуту не могло доставить мне большего удовольствия, чем страх в её глазах, но её повторная просьба меня отрезвляет, хрупкая, деловая девчонка всё ещё пыталась строить из себя стерву, но начала паниковать. Пальмы за стёклами замелькали всё реже, домов стало меньше, когда мы затормозили нашлась  поблизости лишь какая-то кофейня в четверти мили и арена для дерби.
Почему-то во мне не хватает жестокости напугать девчонку до усрачки, наслаждаться, как она попытается врезать мне, когда мы остановимся, и грубо трахнуть её на заднем сидении, или и вовсе вытолкнуть её из машины и уехать на её тачке. Я заволновался о ней. Спенсер слишком красивая и интересная, чтобы я относился к ней, как ко всем своим шлюхам.
- Не бойся, ты в надёжных и сильных руках, - мои губы растягиваются в самодовольной улыбке, мне кажется, я произвёл на неё впечатление. Рёв мазерати смолкает, как и Джастин Тимберлейк, игравший в салоне и советовавший ещё недавно держаться подальше от роковой красотки. - Если б тебя было можно узнать. Что-то мне подсказывает, что ты сама себя не редко удивляешь, веснушка.
Меня умиляет, что Спенсер заглядывает в будущее. И предполагает, что я её брошу. И я невольно обманываюсь, что в этой хищнице с ярко и вызывающе подведёнными глазами, аккуратными и игривыми бровями скрывается ранимая девочка. Которой нужна защита, любовь, а не только деньги и новый член. Я немного жалею, что не могу её увести в мой дом в Техас. Интересно, что с ним? Наверное, он опечатан? Или там живёт прислуга? Или прислуга уехала, и дом опустел?
- С чего это ты смотришь в будущее? Сохранились огайские рефлексы? - с нахальным, но азартным смешком спрашиваю я, поймавший себя на мысли, что мне нравится зависать с этой девушкой, прикасаться к ней, добиваться редких улыбок.
Я не замечаю, как сам посмотрел в будущее, сам предположил: а что если я тоже способен на чувства? Что если Сакраменто - повод начать всё сначала. И разве я не смогу увезти её у её мужа? Нужно будет поближе к нему подобраться, навести про него справки.
- Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь, - напеваю я.

- Поговорим о секретах, если тебе этого так сильно хочется.
- Я не хотел бы сильно лезть тебе в душу, мне просто хочется знать от какого акцента ты избавлялась, прежде чем заговорила как коренная калифорнийка. Чем ты занимаешься, могу я тебе представлять в коротких шортах на тенисном корте или в деловом костюме с забранными волосами в большом офисе? - спокойным тоном спрашиваю я, и смотрю на неё увлечённо и заинтересовано. Мне хочется поцеловать её в большие, пухлые манящие губы. Но сдерживаюсь, чтобы не отвлекать Спенсер от рассказа.
Спенсер рассказывает о погоде в Портленде, я удерживаю в себе шутку, что она "девочка с севера" и "теперь-то я понимаю, почему от тебя иногда веет северными, холодными ветрами".
- Ты прямо чемпион погоды, О'Генри сосёт, - подбадриваю я довольно банальные описания Келли, но походу она старается, красивым девушкам и не обязательно блистать эпитетами, чтобы их слушали с открытым ртом. Лениво рисую в голове плохо знакомый мне Портленд. Половину слов почему-то я непроизвольно прослушиваю, но не могу оторвать увлечённого взгляда от её точёного и стервозного личика.
- Ты считаешь меня скверным? - я улыбнулся, когда она заговорила о скверном характере. - А себя - невинной лапой? Продолжай.

Я щурю глаза, когда Спенсер рассказывает о том, что её мать занималась благотворительностью, а отец работал в шикарном офисе. Либо я плохого мнения о Портленде, либо где там вообще можно найти уж очень шикарные офисы? Такие, как были в Техасе у отца, с огромными буквами фамилий на стенах. Я почему-то сначала подумал, что её отец какой-нибудь браконьер и рыболов.
Когда Спенсер рассказывает про бои диких животных и ставки, по моему позвоночнику пробегает холодок. Интуитивно я чувствую опасность и какую-то ловушку, да и лицо Спенсер постепенно становится оценивающим, испытывающим, немного неприятным. Как у хищницы, готовящейся к прыжку. Я немного ёрзаю на сидении.
Келли говорит, что её отец - политик, про то, что её поступки мешали его репутации. И мне становится страшно, от нашего внезапного сходства, пока, наконец, она не расставляет всё по местам. Спрашивая, что произошло с сенатором Хейзом.
Милая улыбка проподает с моего лица, и я больше не смотрю на Спенсер, я качаю головой и хмыкаю.
- Я уж подумал реально мы с тобой поладим, - мои интонации становятся колючими, а голос стальным. Я выдыхаю много воздуха при бесшумных и немного нервных смешках.
Я вспоминаю слова, сказанные другом семьи, что некоторые люди - это змеи, когда-то с ними что-то случилось плохое. И если они тебя кусают, и этот укус несмертельный, но доставляет дискомфорт, то нужно делать ноги от этого человека. Потому что насколько бы ты не был силён, змея так и будет тебя по-немногу покусывать, пока яд не скопится и не убьёт тебя.
С психопатами связываться нельзя.
Спенсер психопатка без тормозов. С личиком моего типажа девчонок.

Я улыбаюсь Спенсер улыбкой не предвещающей ничего хорошего.
- Решила поиграть в Нэнси Дрю? - хмыкаю. - У моего отца было много врагов, Спенсер. Пару раз на него было совершено покушение. Однажды его пытались пристрелить, когда он держал меня за руку. Мой школьный пиджак был в его крови. Мне было... эээ.. восемь, девять?- я прищурился, пытаясь угадать, о чём думает Спенсер. Я её не боялся, потому что Дэвид Блейн из неё вышел косячный, и в своей истории она много всего напутала, а это значит, что она знает обо мне не так много. - Мой отец действительно был тираном и фанатом насилия. Но моя мать загремела в психушку. А он водил к нам домой каких-то потаскушек. Откуда мне знать, что с ним случилось? Может, чью-то бабу трахнул? Может чьего-то родственника посадил,- с неприязнью сообщаю я Спенсер.
- Довольна? - я натягиваю на себя скорбное лицо, выхожу из машины, как обиженный паренёк. На самом деле, мне важно понимать, что Спенсер не подозревает меня в убийстве. Ведь, по-моему, я говорю вполне логично? Я иду по пустынной дороге, пахнущей пылью по направлению к кафе, но потом разворачиваюсь и подхожу к её двери, дёргая на себя.
- А ещё мой отец любил делать чучела из этих диких животных. А однажды он сделал его из одной из своих неверных шлюх, - я подмигнул Келли.

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/7Axwrz9.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/STNnR8v.gif
✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:25:08)

+2

9

Используя информацию Скотта о жизни Джулиана в Остине, я не ждала откровенного признания сейчас, но испытала слабое удовлетворение, заметив в его взгляде мелькнувший на долю секунды страх. Темные глаза немного сузились, когда он бросил в ответ, что рассчитывал будто мы могли бы поладить. Серьезно? Кажется, в этих словах и правда прозвучало разочарование.
- Разве что в постели и без одежды, - я бесцветно хмыкаю, в то время как мои брови в наигранном удивлении быстро ползут вверх, - Знаешь, взаимопонимание - не самая важная вещь, чтобы просто трахаться. Но ты же предпочитаешь с чувствами!
Ловлю на себе еще один раздраженный взгляд и понимаю, что пора заканчивать издеваться. Вздыхаю глубоко и почти бесшумно, как если бы действительно была готова слушать. Однако и вторая попытка вновь заканчивается провалом.
- Серьезно, ты спрашиваешь об этом каждую свою девчонку, или мы просто уже достаточно близки? - я веду себя как поверхностная, похотливая стерва, в то время как моя рука с ярким, темным маникюром неосознанно тянется к бардачку, чтобы вытащить оттуда сигареты. Не глядя, я распечатываю бледную и слегка помятую упаковку ментоловых kiss, чтобы через несколько секунд сделать короткую затяжку сладковатым запахом. Это меня успокаивает, - Отлично, ты не жестокий убийца, который скрывается от федералов, а заряженная пушка в сумке для самообороны. Дорого обошлась тебе эта опасная игрушка? Наверное, хочешь узнать, у кого она сейчас?
Какое-то время мы молчим.
Выслушав Джулиана, я курю и думаю, что осознанно ввязываюсь в нечто, способное доставить серьезные неприятности в будущем, и мне этого ужасно хочется, вопреки обыкновению.
Все началось с ночи, которую мы провели вдвоем после шумного клуба с громкой музыкой, запахами парфюма и крепкого алкоголя в воздухе. Пара горячительных коктейлей с экстази, и для случайного секса я могла выбрать любого.. но оказавшись на его коленях, впиваясь взглядом в темные и пьяные глаза, я завороженно смотрела, как в них пляшут огоньки стробоскопа и что-то еще, так манящее и притягивающее меня до сих пор. В памяти всплывает картинка, как ерзая на его члене, напряженном под тканью джинс из h&m, я шепчу ему ужасно пошлые фразы, дразнящие и смелые, и уже спустя час мы раздеваем друг друга, словно дикие животные, предпочитающие сумрачную и ночную жизнь. Уже тогда я чувствовала в нем агрессию и гордость, которую так приятно было задевать. Чтобы увидеть, как он бесится, когда острое слово попадает по больному месту, как вздрагивает от злости на лице случайная мышца, сжимаются в тонкую линию губы, сменяясь затем нагловатой ухмылкой. Этот парень был разрушающими языками пламени, а я до пронзительных мурашек по коже любила играть с огнем.
Даже в тот вечер, когда мы сцепились в безлюдном коридоре больницы и мне ужасно хотелось ужалить его сравнением с более успешным приятелем, я кайфовала от горячих, вспыхнувших в ответ на уязвленное самолюбие эмоций. Синяки на моем теле практически прошли, осталась лишь ссадина, - как напоминание о том, что этого южного парня невероятно сложно держать на цепи. Но я все же постараюсь.
Вдвоем на опустевшей от автомобилей дороге, неподалеку от дешевого кафе, мы изображаем жалкое подобие разговора по душам.
- Так вот откуда твои грубоватые, дурные привычки, - мой взгляд оценивающий и тяжелый, но Джулиан не отводит глаза, встречая его с насмешкой и вызовом. Отец-извращенец с насыщенной личной жизнью и его разборчивость в продажных женщинах, очевидно, нашла отклик и в характере проблемного отпрыска. Заканчивая с детективными историями, я имитирую понимание и заботу, но в голосе все равно невольно проскальзывают неприятные нотки идевки, - Ну же, признайся, сенатор Хейз был монстром, но тебе же хреново без папочки? Чаевые в баре не высокие, приходится выкручиваться. Как ты это делаешь?
Искорка на конце тонкой сигареты вздрагивает. Вместо удовлетворения любопытства Джулиана и пары слов о себе самой, я лишь сильнее давлю. Находиться в автомобиле становится практически невыносимо. Хлопая дверью одним резким движением, с высокомерной ухмылкой парень выходит на воздух. Я замолкаю и на мгновение закрываю глаза, чтобы перевести дыхание и, наконец, остановиться. Считаю до пяти и делаю новую затяжку, после чего выбрасываю сигарету на серый, в трещинах асфальт.
- Слабак, - бросая тихим шепотом почти небрежно, я чувствую сожаление и собираюсь перебраться за руль. Стекло все еще опущено. Город обволакивают легкие сумерки. Где-то внутри остается неприятный осадок от случившегося, - смешение разочарования, досады и желания сбавить обороты, соскочившие с границ контроля, если бы можно было отмотать время на пару минут назад. Неужели этим вечером мне действительно придется довольствоваться глуповатым и послушным Брэдли? Кажется, я почти скучаю по Стивену.
Но Джулиан возвращается практически сразу. Он разворачивается, сделав несколько шагов, и приближается к машине. Заинтересованно прищурив глаза, я дожидаюсь этой встречи неподвижно и жадно. Признавая, что случилась интригующая осечка.
Он говорит о какой-то шлюхе, с которой произошло несчастье из-за помешанного на жестокости, властного отца. Шутит Джулиан или врет? Впрочем, неважно. Злая усмешка на его губах волнует меня значительно сильнее. Мне вновь отчаянно хочется к нему прикоснуться, чтобы оказаться прижатой сильным телом к прохладному металлу двери, запустить пальцы в темные волосы.
- Ты наверное думаешь, что мы стоим друг друга, со своими жуткими характерами, которые не выдержит большинство людей, - я выхожу из автомобиля следом, и обхожу Джулиана кругом, словно коварная хищница, успокаивающая угодившую в ловушку жертву. Мои слова звучат вкрадчиво и тихо, разбавляемые ровным стуком каблуков, - Это то, что нас от них отличает. Испорченность и свобода делать, что вздумается, - позволяя осознать сказанное, я замолкаю на пару секунд, и провожу ладонью по его спине и накачанным, широким плечам, - Тебе кажется, что мы похожи, и ты иногда вспоминаешь, как хорошо было в моем пенхаусе с видом на ночной город, и когда я набрала твой номер снова.
Кивая и мягко улыбаясь, я не жду утвердительного ответа, потому что чувствую нечто похожее... и это не только азарт, приправленный желанием отомстить.
- Тебя заводит скорость, ощущение собственной силы и превосходства, дерзость и горячие эмоции, даже если они длятся всего лишь пару часов. Хочешь чувств? Так может покажешь мне, каково это? Помнишь, ты мне должен. Снимем номер? И кто знает, может быть, я и расскажу тебе кое-что...

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AZ4F.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2AZ41.gif http://funkyimg.com/i/2AZ42.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-01-22 01:12:18)

+2

10

- Ты спрашиваешь об этом каждую свою девочку, или мы просто уже достаточно близки?
Охуевшая. Последнее время думаю о Спенсер чаще, чем о сексе с какой-нибудь незнакомой девицей.
Спенсер закуривает. Её поза, слегка прищуренные глаза - олицетворение абсолютного и расслабленного зла. В очередной раз я понимаю, что это ухмыляющееся личико в белых колечках едкого дыма, выглядывающее из окна пафосной Мазерати, не слабо запало мне в память. И помучает меня ни одну ночь. Когда я смотрю на её пальцы с маникюром, в которых она удерживает дорогую сигарету, думаю о том, что курение часто - не слабость, а порок элиты.
Но Спенсер последнее время перегибает с сигаретами. Уже к вечеру, сто пудов, распакует новую пачку.
-Дети вырастут уродами, как Джейк Такер из Гриффинов, - со смешком бросаю я, прищурив орехово-карие глаза, просто чтобы в очередной раз поржать над тем, как Спенсер попытается обвинить меня в серьёзности. Нет, я не волнуюсь за её здоровье. Пусть об этом печется её грёбанный муж, если ему есть дело.

Кажется, мои актёрские таланты не были растрачены понапрасну. Спенсер смягчилась и прекратила подозревать меня в убийстве отца. Слегка надутые губы, горькая ухмылка, моя уходящая широкая спина, задница обтянутая дизайнерскими скинни и мелькающие подошвы белых конверсов по песчаной пыльной дороге, сбивают спесь пародистой стервы. Но увы этого не достаточно, чтобы она перестала глумиться над моим мёртвым отцом.
Спенсер поднимает тему украденного у меня пистолета. И я раздумываю как бы его вернуть, не привлекая к этому очень много внимания.
- Спасибо, кстати, что спёрла моё оружие. Я живу в Оак-Парк, недавно в нашем подъезде убили мужика бутылкой из-под пива, помимо этого я сын убитого политика. Но хули уж тут, экстрим - это здорово, - отвечаю я Спенсер, - Можешь оставить его себе, веснушка. Судя по тем экспонатам в комнате твоего муженька, тебе мой пистолет нужнее. Мрачнее зрелище я видел только в "Человеческой многоножке".
Спенсер задаёт вопрос про бар, и я понимаю, что действительно мочить отца его любимой вазочкой было необязательно. И пачкать его кровью его любимый ковёр. Пёс сожрал его тело. Интересно, это повкуснее "чаппи"? Или на вкус мой папаша тоже был тем ещё дерьмом? Но я по нему скучаю. Я вспоминаю, как пару раз прятался в его кабинете с заморочееной системой вентиляции, где запирилась политики и таинственно глушились мобильные телефоны. Они разговаривали о всяких сомнительных делишках и иногда о бабах. Я услышал однажды как отец планирует запечь маму в псих больницу. Чтобы никто не усомнился в его облико морале, когда он начнёт мутить с какими-то другими яркими техасскими тёлками.

Спенсер зовёт в отель, давая обещание, что там мы сможем лучше узнать друг друга, если ей понравится секс, но её глаза, как впрочем всегда, смеющиеся и лживые, а надменные нотки в медовом голосе так и проскальзывают, как бы она не пыталась их скрыть.
Я хмыкаю:
- Хуй тебе, а не отель. Без чувств так без чувств, - и тут же начал выполнять свою угрозу. Тонкие лямки платья на шепчущей грязные вещи девушке разведены в разные стороны, и оно скатывается вниз и бугрится на её рёбрах, а мои руки проникают под кружевной лифчик и начинают исследовать большую грудь с уже призывно торчащими сосками. Я выкручиваю их пальцами.
Я резко разворачиваю её к машине, срываю лифчик, бросаю в сторону, он скатывается и повисает на эмблеме радиатора, и толкаю хрупкую девчонку на капот. Наверное, раскалённое под жарким солнцем железо жжёт ей локти. Но она уже явно должна была привыкнуть к нашему больному сексу, оставляющему болячки и следы на коже. Я задираю её платье и бью ладонью по ягодице, стаскиваю с неё мелкие трусики. Мой ремень выдернуть из пазов, её платье задрано на тонкой талии и висит неопознанной тряпкой. Ещё недавняя девчонка, распушившая павлиньи перья, в дорогих шмотках валяется посреди пустого пригорода на капоте Мазерати как дешевая шлюха. Спиной ко мне, представив моему взору красивые, круглые ягодицы.
Пальцами в кольцах развожу её нижние половые губки и пробегают между ними подушечкой. Чувствуя жар, исходящий от неё и её нежную, влажную кожу. Её задница, худая талия, стройная спина с острыми лопатками - нереально кайфовая картина. Я бы не хотел, чтобы эту малышку трахал кто-то кроме меня, думаю я, двигая пальцем по нежной коже её клитера. Давай, детка, я хочу, чтобы ты шумела.
Скрежет фольги. Надеваю презерватив, подумав снимаю и выкидываю его. Вхожу в нее. Мой большой член скользит в ней, мне настолько хорошо, узко и тепло. Я не хочу в неё влюбиться.
Я двигаюсь в ней удерживая крепкими руками с часами на запястье, за бёдра, её сиськи прижаты к капоту. Как в ней кайфово. Лёгкий сухой, пыльный ветер по коже напоминает, что мы на дороге, вот бы мимо нас промчался её муж.

Мне хочется видеть, как меняется её личико, поэтому грубо поднимаю Спенсер с капота и разворачиваю к себе. В моих глазах плещется похоть и почти теряются мысли. Теперь горячий корпус машины впивается Спенсер в спину, я приполнимаю её над дорогой, одна туфля шлепается вниз, а её острые коленки обвивают мои бедра. Угол проникновения меняется, я проникаю настолько глубоко, что еле удерживаю стон. Я продолжаю её грубо трахать. Мне нравится смотреть на её лицо, как она прикрывает поддельные ресницы. Она оставляет розовую полоску, шаркнув по моей заднице каблуком кажется Джимми Чу? Я ритмично двигаюсь в ней и слышу свой сдавленный стон словно со стороны. Чёрт, ведь не хотел шуметь показывая как хорошо мне с этой девушкой.

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/7Axwrz9.gif[/AVA]

офф

Прошу прощения за опечатки. С тел и не успел перечитать хд

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:25:24)

+1

11

Жалоба на отсутствие пистолета кажется мне забавной. Вспоминая, как собственноручно отдала оружие Джейку, я все еще рассчитываю получить больше информации о его владельце, и не собираюсь отступать, а еще по-прежнему слегка обижаюсь и злюсь.
- Ты тот, кто любит адреналин в крови и пощекотать нервишки. Так что наслаждайся, и пусть Оак-Парк станет твоим Диснейлэндом, - расплываясь с дерзкой ухмылке, я смотрю на Джулиана насмешливым взглядом, в котором отражается желание проверить его на прочность, переиграть и раскусить. Это то, чего мне всегда не хватало со Стивеном. Азарта, отсутствия рамок и способности наслаждаться друг другом, не связывая себя обязательствами, чувствами и обещаниями. Кроме того, Джулиан был молод, а мне уже порядком наскучил секс с серьезными мужчинами старше тридцати, в костюмах от Brioni, со стильными часами Frederique Constant на руках и твердыми парфюмами.
Знала ли я, чем может обернуться эта невинная провокация, когда дотрагивалась до его плеч ладонями, забиралась руками под тонкую ткань футболки на пустой от людей и случайных машин дороге? Едва ли. С этим парнем многое происходило не по плану. Вокруг нас погруженная в сумерки широкая улица, с домами без света в маленьких окнах, и одинокими покосившимися вывесками дешевых забегаловок. Джулиан стаскивает с меня одежду, его движения оказываются слишком быстрыми для тщетных попыток вырваться. Цепляясь за сильные руки, я пытаюсь сопротивляться и оставляю на загорелой коже несколько царапин от длинных, с ярким манирюком ногтей. Дыхание сбивается, прерываемое грязной руганью. Редкий мужчина позволял себе таким образом со мной обращаться, и каждого из них, вспоминая о прошлом, я отчаянно ненавидела.
- Ты, кажется, собирался извиниться пару часов назад? - лишившись кружевного лифчика, я фыркаю, когда Джулиан толкает меня на широкий капот. Удар уже не ощущается так сильно, потому что я учусь на своих ошибках, но все еще легкомысленно забываю о возможных синяках. Его прикосновения к моей груди и напряженным, твердеющим соскам, сводят с ума. Это окончательно превращают нас в поддавшихся сильным ощущениям диких животных. Для которых не существует морали, принципов и разумных границ. Все, что нами движет сейчас, это лишь похоть и страсть, желание полностью обладать друг другом. Едва сдерживая глухой стон, я закусываю губу и выгибаюсь навстречу его влажным и совершающим дразнящие движения пальцам. Урчу от нетерпения.
- Ну же.. - выдыхая, тороплю его, потому что слышу слабый шелест упаковки резинок, - Я на таблетках, если волнует.
Коротко обернувшись, чтобы окинуть Джулиана взглядом, я замечаю, как от тяжелого дыхания вздымается его грудь, но уже в следующее мгновение выгибаюсь в спине со сдавленным стоном. Потому ощущаю сильное, не слишком резкое проникновение, за которым следуют плавные, глубокие толчки. Сжимая напряженную плоть изнутри, я чувствую его каждой клеточкой, а по телу разливается приятное, обжигающее тепло. Мы не боимся, что нас может кто-то заметить. Нам плевать на случайных свидетелей, забредших поздним вечером в опасный район. Потому что наши жизни слишком  тесно переплетены с риском, и мы почти привыкли играть на грани фола, едва удерживаться на тонком лезвии острого ножа.
У этого парня темное прошлое, но мне нереально хорошо с ним сейчас. Вдали от номера в комфортном отеле Хилтон, мягкой постели моего пентхауса или широкого кресла в приват-комнате ночного клуба. Вместо этого в лобовом стекле автомобиля отражается тусклый свет далекого фонаря, а мое лицо искажают сильные эмоции. Я знаю, что наш секс - тоже всего лишь часть игры, и кто-то в ней неизбежно проиграет. Совершая ритмичные движения бедрами, внезапно Джулиан останавливается, и я издаю шипение, словно своенравная, недовольная кошка. Ерзая и требуя продолжения, прежде чем его руки вновь оказываются на моем теле, а наши взгляды встречаются.
- Только не говори, что выдохся, и это все, - я смотрю на него с вызовом, не давая ни малейшего повода почувствовать превосходство, но от смены позы и очередного, особенно грубого и глубокого толчка мои ресницы вновь оказываются сомкнуты. Голос обрывается в рваном и шумном вздохе. Глаза Джулиана заполняют похоть и темнота. Позволив мне их увидеть, он еще не знает, что совершил большую ошибку, потому что я впервые ощутила, что хочу смотреть в них снова и снова, не только в секунды страха и ярости. Сопровождаемый легкой дрожью шумный стон разбавляет хлюпающие звуки от соприкосновений наших тел.
- Иди ко мне, - мои ноги обвивают его бедра, а ногти впиваются в плечи с красивым загаром, когда я ищу губы Джулиана своими, прерывисто и тяжело дышу. Его большой член все еще во мне, и жар, охвативший все тело, становится практически невыносимым, - Хочу тебя. В машине, - глубокий вздох делает сдавленными заманчивые слова, - Тебе понравится.
Без одежды, с парой темных синяков на бедрах от наших грубых развлечений, я смотрю на него сверху вниз горящим от похоти взглядом, - Ты не должен облажаться.
Делая это, я пытаюсь привязать Джулиана к себе на уровне физического влечения и слепой страсти. Зависимости, сравнимой лишь с тягой к наркотикам. Уверена, пара слабостей у него уже есть. Агрессия и взрывной характер - это то, что ужасно меня привлекает. Не зря самые красивые бабочки летят на огонь, даже если реальность такова, что многие из них, обжигаясь, погибают.
Мы оказываемся в просторном салоне с темным пафосным деревом и бежевой кожей, оставляя слегка приоткрытой дверь. Стягивая с Джулиана одежду, я какое то время провожу на его коленях, как одна из тех продажных шлюх, которые танцуют в придорожных барах за деньги, поглаживая крепкие мышцы пресса и напряженный от возбуждения член. От прикосновений к его телу, внизу живота усиливается приятная, уже знакомая тяжесть. Мы впервые жадно и долго целуемся, после чего моя рука исчезает в брошенной неподалеку сумочке, извлекая из нее маленький тюбик.
- Ты же знаешь, что нужно делать? - мои глаза блестят в полумраке, без слов сообщая, что я настроена отхватить нереально сильный оргазм.

***

Не знаю, сколько времени проходит, прежде чем нам удается пошевелиться. Случайность или нет, но этот район оказывается действительно тихим. Джулиан что-то мычит вслед, когда я первой выбираюсь на прохладный воздух, и обнаженной кожи, влажной от мелких капелек пота, касается слабое дуновение ветерка.
- Грубый секс на капоте тачки, которая дороже, чем вся твоя жизнь, - отличный способ сказать девчонке, как сильно ты соскучился. Все парни из Техаса так делают? - поднимая с серого асфальта слегка помятое платье, я осматриваю его, после чего неторопливо одеваюсь, упуская нижнее белье, и откидываю с плеч локоны рыжеватых волос, чтобы застегнуть молнию, - Не поможешь?
Тело все еще приятно ноет от пережитого, когда я оборачиваюсь и спрашиваю внезапно.
- Знаешь, после Рождества я еду в Портленд на пару дней. Стива не будет. Не хочешь отвлечься?
Необдуманное предложение, чреватое большим риском, о котором я точно пожалею. Однако коварная женская натура подсказывает не сопротивляться и подкинуть южному парню немного личной информации.
- Будешь? - в моих руках появляется пачка тонких ментоловых сигарет. Запрыгнув заницей на капот, я ерзаю и делаю первую глубокую затяжку. В воздухе появляется сладковатая, мягкая дымка. Поймав взгляд Джулиана, делаю вид, что знаю, о чем он думает, - Можешь не переживать, заводить детей я точно планирую, уж поверь.
Я смеюсь, а он даже не представляет, насколько эти слова близки к злой шутке, которую сыграла со мной моя жизнь.

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AZ4F.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2AZ41.gif http://funkyimg.com/i/2AZ42.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-04-22 10:38:33)

+2

12

- Что, опять звонит твоя Спенсер? - говорит мне вечно в спину коллега, когда я получаю от Келли звонок или смс, что сегодня мы как следует пошалим, и широко улыбаюсь безликому голубоватому экрану прямо в баре, под забавный трек Джастина Бибера "Live my life". И словно нет веселящихся беспечно двигающихся в лучах страбоскопа тел, пока я пашу на рабочем месте.
- Угу, - киваю я, пробивая кому-то коктейль. Иногда мне бы хотелось, чтобы наши встречи проходили и по моей инициативе. Иногда мне бы хотелось читать от неё ответные смс, или ответы на мои вопросы. Узнавать её, что ли, её хочется получше узнать. Узнать и выбросить как обычно. Но наша связь с Келли пока что работала как пейджер: мне приходит сообщение, я читаю и принимаю к сведению.
- Она тебя использует вместо вибратора, и относится как к скоту, тебя это не смущает? Вечно ей угождать, лицемерить, врать, слушаться какую-то хитрую кису, которая ничего из себя не представляет, а получила свои игрушки тем, что всем подставляла свою сам-знаешь-что,- довольно грубо отозвался коллега, он ненавидел этот бар, этот город, девушек в нём, людей, посетителей.
- Раз уж на то пошло, во-первых, ты тоже много кому прислуживаешь. Во-вторых, там есть что подставлять. Ну а в-третьих, лицемерие - это то, на чём всё строится. Ты будто всю жизнь поднимаешься на лифте лицемерия, минуя различные его лэвэлы, и наконец добиваешься до пентхауса прямолинейности. И если ты думаешь, что подняться в пентхаус прямолинейности можно нажав только одну кнопочку, ты заблуждаешься, чел, потому что лифт в пентхаус - отдельный, и закрывается на свой магнитный ключик.
Посетительница, которой я всунул розовый зонтик в коктейль хохотнула, состроив мне глазки. Видимо, её приколола та речь, которую я только что толкнул.
- Ты же несерьёзно? - спросил коллега. - Какую-то чушь сморозил философскую.
- Я вообще не отношусь серьёзно к жизни. И я не считаю своё личное время или тело товаром, чтобы ныть о том, что я как-то не верно продаюсь, - сказал я слова, в которые хотел бы сам поверить.

Я стою на улице и курю, когда мой коллега выходит и встаёт рядом. Это какой-то внутренний двор, недалеко от нас контейнеры, куда обычно из бара выносят просроченную еду.
- Поедешь с нами в Малибу на эти выходные?
- У меня нет бабок.
- Ты получаешь неплохие чаевые, но тратишь всё на шмотки. И на... - он запнулся, - наркотики. Шмотки, чтобы понравиться какой-то шлюхе, наркотики, чтобы отвлечься от своих пиздострадашек.
Мы молча стоим, и я обдумываю то, что он сказал.
- Кто ещё поедет?
Чел называет имена.
- Замётано, - соглашаюсь я, решаясь, что это неплохая мысль. Пора начинать всё сначала в Сакраменто. Вновь обзаводиться связями, вновь вставать после падения. Спенсер охуеет, но я скоро буду круче, чем она.


- Ты тот, кто любит адреналин в крови и пощекотать нервишки. Так что наслаждайся, и пусть Оак-Парк станет твоим Диснейлэндом.
- Ты тоже любишь пощекотать нервишки, раз со мной связалась, - я улыбаюсь невинной улыбкой, но никто бы не обманулся этой улыбкой, мой внешний вид так и кричал об опасности. Классный парфюм, дорогая одежда, приятный голос у её шеи, - Думаешь, что сможешь играть со мной, и трахать, когда захочешь, называя техасским парнишкой из бара? - я хохотнул, - Поверь, я тоже возьму своё. И не факт, что тебе понравится, - буквально промурлыкал я.
Смеющиеся карие глаза, томный взгляд, гуляющий по её обнажённому телу, голос с хрипотцой ей на ушко, - мой коронный приёмчик, и вроде всё идёт по плану, - я уже спокойно могу залезть грубоватым пальцем в трусики, и наблюдать за раскрасневшимся, смазливым личиком, чувствовать влажную нежную плоть и водить пальцем, между раскрывшимися нижними губками, следя за потерянным взглядом той, которая многим мужчинам солиднее меня не позволила бы задержать на себе даже голодный взгляд, не то что прикоснуться. И ведь это при том, что у неё есть муж. Я был уверен, что влюбится, будет маньячно преследовать меня, звонить и так далее. Но Спенсер щедро доверяет мне лишь своё тело, упрямо не пуская в душу. И это бесит. Давно ли такое было? Честный и хороший секс всегда идёт у нормальных девчонок в комплекте с чувствами. Что не так с этой Келли? Мне не хватало любовных щенячьих взглядов, безответных смс, преследований, не хватало, и в то же время поведение Спенсер ужасно меня заводило.
Я постоянно думал о ней. Такой неприступной.
Как дразнил её прикосновениями. Она сексуально закусывала пухлые, мягкие губы. За ней наблюдать сплошной кайф, когда её трахаешь. Она либо щурит глаза, смыкая густые ресницы, либо выгибается довольной кошкой, издаёт стоны, вздохи, царапается, закусывает губу - вся подвижная и шумная, по-разному реагирует на то, как её трахать и трогать. Эмоциональная, беспринципная девочка из Портленда, Стивену повезло.
Во мне начинает ворочиться, какая-то зарождающаяся эмоциональная привязанность и ревность, ужасно волнующие меня. Я тону в её вызывающем взгляде, в её запахе, окружающем меня со всех сторон. Её изгибы совершенны. Я понимаю, что хотел бы видеть её обнажённое тело как можно чаще.

- Ты, кажется, собирался извиниться пару часов назад?
Говорит она, пока я разворачиваю её как куклу, и трахаю сзади. Она знает, что я бессовестно рассматриваю её ягодицы, пока она валяется на капоте, покорно прижавшись сосками к тёплому металлу, и вся течёт, - ей доставляет кайф, стоять передо мной голой. И мне остаётся только гадать, знает ли она какое мне открылось прекрасное зрелище? Пытается ли она угадать мои грязные мысли?
Я сбавляю темп, когда решаю ответить на её вопрос, выхожу из неё, наклоняюсь к ней, щипаю её за ягодицу и говорю, отвечая её заднице, удерживая ладонью её руки за запястья, уложенные на пояснице девушки:
- Океей. Извини, мисс сладкая попка. Что-нибудь ещё? - ещё раз стукаю ладонью по её коже, наблюдая как на ней появляется красный след от довольно сильного удара. - И будь повежливее, а то я тоже буду грубым.
Опустив руки с новыми часами и сеткой вен на талию, я продолжаю её трахать, увлечённо следя за её стройной спиной и худыми лопатками. Мне хорошо в ней. Я с ужасом и каждой новой фрикцией понимаю, что мне начинает сильно нравиться Спенсер Келли.
- Я на таблетках, если волнует.
- Какая молодец, - насмешливо с долей наигранного безразличия протягиваю я, с упоением следя за тем, как соединяются наши тела, под пошлые звуки. Даже удивительно, как умещается мой большой член в этой маленькой девочке. Я ритмично двигаюсь в ней, вгоняя его почти до самого конца. И кайфую от сладостного трения, когда она сжимает меня мышцами своего влажного лона.
- Только не говори, что выдохся, и это все.
Мы меняем позу, теперь она прижата к двери тачки, я наконец-то вижу её сладкий живот, грудь, твёрдые соски, и большие тёмные глаза, в которых читается жажда. После того, как прижимал её грудью к горячему капоту машины, я ловлю упругие соски губами, и начинаю посасывать и покусывать зубами. Я втягиваю их в рот, играю с ними по очереди языком, пока не срываю с её губ ещё один довольный стон. Немного жаль, что у нас сейчас нет каких-нибудь игрушек, и я не могу прицепить на них какие-нибудь клипсы. Мне больше нравится неподдельный страх в её широко раскрытых глазах, а не удовольствие и зажмуренные ресницы.
- Может быть и всё, - говорю я хмыкнув. - А ты хочешь продолжения? - я шурюсь, ведя подушечкой указательного пальца по её телу, от рёбер к лобку, - Попроси меня как следует.
Я направляю член к её входу, и провожу головкой по нежной, влажной плоти, подразнивая девушку и не торопясь толкнуться внутрь. И лишь, когда она просит продолжить, я начинаю жёстко толкаться в неё, впечатывая её худую спину в тёплый металл её новой тачки, подарочка мужа.
И она уже постанывает, вся мокрая, ёрзает на моём члене, дышит в моё накачанное плечо, когда я трахаю её, прижав телом к машине, жмётся ко мне телом и крепко обхыватывает ногами бёдра. Её пухлые губки приоткрыты. Она двигается на встречу мне в нужном ритме. Глядя на неё, я даю обещание, она будет только моей.

Наконец, забираемся в салон машины, рядом, кажется, проносится какая-то тачка по встречке, я смеюсь, думая не заметил ли кто-то, как мы развлекаемся на проезжей части.
Мы ёрзаем на заднем сидении автомобиля, трогаем друг друга, целуемся, переплетая языки, Спенсер раздевает меня, и мне нравится с каким восторгом она рассматривает меня, и прикосновения её пальцев к мышцам тела. Футболка от Сэн Лорэна повисает на понтовом дизайне её переднего кресла в тачке. Я избавляюсь от остатков одежды. И мои брови удивлённо ползут вверх, когда Спенсер предлагает мне трахнуть её в задницу. По моим волосам течёт пот, после дикого секс-марафона на улице и секса на всех поверхностях новой машины. Я удивлённо смотрю на девушку, пытаясь прочитать по чертам красивого лица, верно ли я её понял. Но уже в следующий момент, я смазываю пальцем её задницу и вхожу в её разработанную, но всё равно тугую дырку. Я привык к тому, что секс в попу для любой девчонки - это целое событие. Что-то интимное, на что их нужно долго уламывать. И я всё ещё под впечатлением насколько легко Спенсер на это пошла, А ещё я думаю, что мой коллега был прав, она та ещё разработанная шлюха. Как её только не ебали. В ней совершенно нет ничего невинного, нетронутого, да и вряд ли я смогу её чем-то удивить или зацепить. Я перестаю говорить пошлые словечки, комплименты, да и не знаю, что сказать, я чувствую смесь различных ощущений, ревность, поражение, слабость, кайф от каждого проникновения, я просто грубо и резко трахаю её в позе догги-стайла. Я тяжело дышу, моё сердце бешенно бьётся, я уже не могу контролировать, что она чувствует, и нравится ли ей со мной. Я чувствую жар, пробирающийся по телу, как напряженны все мышцы, что я скоро кончу. Она двигается мне встречу, и я кончаю, не сумев сдержать глухой стон.

Это был один из самых сильных оргазмов, в моём теле чувствовалась слабость. Но всё хорошее вновь заканчивается, и Спенсер начинает опять зубоскалить и надменно подшучивать, называя цену моей жизни и напоминая о моём техасском происхождении.
- Да пошла ты, - хмыкнул я, довольно грубо, но с ощутимой насмешкой и не на полном серьёзе. Хотя я ужасно злюсь, что и в этот раз мне не удалось произвести впечатление на эту стерву, и она продолжает себя вести как безразличная сука. Словно совершенно не боится меня потерять.
- Не поможешь? - она пытается застегнуть бюстгалтер, поднятый с дорожного песка, пока я натягиваю на кубики пресса футболку, валявшуюся в салоне.
- Неа. Сама застёгивай, - ворчу я, недовольно сведя брови и немного обиженно надув губы. Из популярного остинского злодея я превращаюсь в довольно милого, обиженного сакраментского парнишку из бара, и меня самого не радуют эти изменения.
- Знаешь, после Рождества я еду в Портленд на пару дней. Стива не будет. Не хочешь отвлечься?
Я удивлённо заглядываю в глаза девушке.
- Отвлечься от чего? Провести вместе пару дней? В смысле, и утро, и ночей? Зачем тебе это?- с недоумением переспрашиваю я и хмыкаю. Мы ещё не просыпались вместе пару раз подряд в каком-то новом месте. И не проводили целый день вдвоём. - И чем мы будем заниматься всё это время? - с сомнением спросил я. Но тут же запаниковав, что она передумает, я добавил. - В принципе, можно. - Забивая на свои планы на выходные и очередную попытку начать новую жизнь без зависимостей.
Я беру из рук Спенсер сигарету и закуриваю. И сам пытаюсь разобраться, почему меня к ней так тянет? Может быть, потому что она вся такая неприступная, запретный плод всегда сладок. А может быть, что-то такое есть в самой Спенсер? В любом случае, я оправдываю себя тем, что Спенсер в Портленде я точно подготовлю кое-какой сюрприз. Я думаю, о том чтобы связать её, захватить пару игрушек, немножечко помучать и заснять это всё на видеокамеру.
- Что так? Ни за что не поверю. Все девчонки мечтают о детях,- подначиваю Келли, когда она начинает говорить о ребёнке.
Мы сидим в машине, начинает вечереть, я ещё раз напоминаю себе, что всё хорошее рано или поздно заканчивается, есть миры, которые пересекаются лишь однажды, и расходятся навсегда. Мы никогда не сможем быть вместе, я знаю значение слова "никогда". Я тихо спрашиваю, просто желая ещё раз услышать её голос:
- Что значат татуировки на твоём теле?
Я прищуриваюсь, и вглядываюсь вдаль. Где-то там постепенно исчезает непривычно богряно-красное солнце, разбрасывая последние лучи, есть в этом завершении дня что-то особенное, и вдалеке появляются пара машин, скользящих нам на встречу, с хорошо читающимися номерами. И эти номера мне что-то напоминают. По-моему, часть из них встречаются в номере её мобильного.
- Подкинешь? До куда-нибудь, - спрашиваю я, понимая, что пора расходиться, пока не сказал что-то лишнее.

[NIC]Julian Hayes[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/7Axwrz9.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖУЛИАН ХЭЙС, 26 y.o.
profession: бармен, наркоман, беглый преступник, владелец кучи замороженных счетов;
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/STNnR8v.gif
✪  ✪  ✪  ✪  ✪  ✪
я грубиян, сексист и хам.
пока ты злилась, в меня влюбилась.
[/SGN]
[STA]я трахнул Спенсер Келли[/STA]

Отредактировано Vincent Jervis (2018-09-01 22:25:39)

+1

13

Спонтанный секс с Джулианом на пустой загородной трассе возвращает меня к жизни, полной опасности и риска раскрытия всех моих маленьких секретов, ярким эмоциям, приятной боли и слабости от пережитого сильного оргазма. Закрывая глаза, я вспоминаю ощущения, когда мы оба находились на грани, и мышцы разгоряченных тел, соприкасающихся с ужасно пошлыми звуками, были напряжены до предела. Несмотря на многие ночи, проведенные номерах no-name отелей, снятых за оплату наличными и щедрые чаевые, я думаю, что сегодня Джулиан был особенно хорош. Дыхание вновь едва заметно учащается. Даже со Стивеном, тоже грубым и властным, мне не часто удавалось испытать что-то подобное.
Проходит совсем не много времени с того момента, как новенький автомобиль класса люкс остановился на пыльной обочине, а я назвала Джулиана слабаком. Солнечный диск после полудня все еще висит высоко в небе. Его теплые лучи ослепляют нас без темных рей-бэнов, за которыми гордым людям удобно прятать не только цвет глаз, но и искренние, предательски честные эмоции. Сорванная в спешке одежда разбросана под колесами и в салоне. Даже красивое нижнее белье из бутика Wolford удается обнаружить не сразу. Тем не менее, я делаю это, и провожу несколько секунд на улице совершенно обнаженная. Но дорога по прежнему остается пустой от случайных водителей, спешащих по важным делам или в уютные спальные районы из душных офисов в центре города. От сухого, прохладного ветерка по моей коже с ровным загаром пробегают мурашки.

Джулиан обиженно отзывается на брошенные вскользь едкие замечания и натягивает футболку, которая за несколько секунд скрывает широкие плечи и пресс с рельефом из небольших кубиков. Интересно, догадывается ли он, насколько сексуально выглядит без всех этих шмоток с отметками известных брендов?
- Фу, как грубо. Неужели ты умеешь только раздевать тех женщин, которые согласились с тобой переспать? - с наглой ухмылкой произношу я, едва удерживаясь, чтобы не добавить опасную и насквозь лживую ремарку, - "из жалости". Вместо этого уже через мгновение тон голоса становится более ласковым, и за уколом взвинченного до небес мужского самолюбия следует долгожданная похвала.
- Твои способности и техасский темперамент сложно сравнить с кем-то еще. Ты любишь брать свое силой, причинять боль и чужой страх. Впрочем, я тоже не считаю себя хорошим человеком. Мне нравится.
Я подхожу ближе и без тени неловкости осматриваю его тело, поглаживаю мышцы, скрытые тканью футболки от Saint-Laurent и наблюдаю за реакцией. В моем взгляде читается любопытство и тень восторженной привязанности к ощущениям от нашего жадного, запретного секса. Мне нравится эта игра. Впервые я даю понять Джулиану, что заинтересована в нем как в мужчине.
- Неужели тебе хочется остаться здесь надолго? В этом городе, твоем баре, Оак-Парке... - хищно улыбаясь, я вижу в его глазах очевидный ответ и, не удержавшись от соблазна близости, целую его губы, слегка покусывая их, но прерываясь для рваных вздохов и продолжения разговора, - Я предлагаю возможность вырваться из этого места на какое-то время. Сбежать от окружающих тебя людишек и необходимости нравится им, чтобы заработать чаевые. Если согласишься и постараешься, то очень скоро узнаешь, какой ласковой и благодарной я могу быть в постели. Тебе ведь ужасно любопытно, каково это? Уверена, что да... - приподнимаясь на носки, я обхожу Джулиана со спины и шепотом произношу пошлые и очень смелые вещи, на которые не согласятся воспитанные девушки из офисов-зиккуратов или те, кто подрабатывают в заведениях попроще. Мои пальцы опускаются на его плечи, слегка массируя крепкие мышцы под негромкое, вкрадчивое мурлыканье:
- Верно, ты сможешь оставаться со мной до утра и даже получить несколько ответов на свои вопросы. В Портленде прохладно, и мне бы хотелось, чтобы рядом оказался горячий южанин, - увиливая от вопроса, зачем мне все это нужно, я делаю именно то, что Джулиан ждет от меня. Проявляю интерес и демонстрирую привязанность. - Так, значит, поедешь?
Добившись желаемого в виде положительного ответа, я самодовольно урчу и говорю, что не сомневалась в нем ни секунды.

- Тебе понравится, обещаю. Это не Техас с отвратительными птичьими боями, стрельбой из охотничьих ружей и поездками верхом на животных. Умеешь управлять яхтой? Я покажу тебе, как это делается, - оценивая крепкое телосложение и физические возможности Джулиана, я фыркаю, словно в месте, где он родился и вырос, до сих пор сохранился рабовладельческий строй, а большая часть жителей - неотесанные мужланы, которых заводит вид и вкус крови. Поездка со Стивеном в Эль-Пасо пару лет назад не оставила приятных впечатлений и поселила во мне легкое чувство отвращения к этим местам. Приятели моего мужа, сторонники республиканской партии, показались мне фанатиками своих убеждений и целей, доставшихся им по наследству. Колеблясь несколько секунд, я неохотно спрашиваю:
- Что тебе нравилось в Остине? - и дожидаюсь ответа, поднимая на плечи тонкие лямки платья. Рыжеватых волос касается ветер, а в прищуренном взгляде на мгновение замирает сомнение. Я думаю, что не должна вести себя слишком самоуверенно, потому что в действительности не догадываюсь, чего можно от него ожидать. Мужчины из Техаса жестоки и воспитаны среди извращенных старомодных традиций и ценностей. Я не такая. Стивен видел это с первого дня нашего знакомства в более прогрессивном и современном Хэмптонсе, где я отдыхала с одним из своих обеспеченных приятелей. Однако, как и многие другие мужчины, мой муж повелся на развратную натуру и пошловатую, слегка вульгарную красоту. Он надеялся, что однажды из нас может получится нормальная семья. Сделал мне предложение и подарил красивое кольцо с заоблачным ценником. Обеспечивал и не ограничивал в капризах в обмен на удовлетворение желаний в постели и зависть влиятельных друзей. До сих пор Стив не требовал от меня большего.
- Слышала, там до сих пор ценят невинность, отдают детишек в пансионы со строгими порядками, а еще ходят в церковь по воскресеньям, - не сумев сдержать смешка, я представляю, как Джулиан в траурном костюме от Brioni сопровождает отца на одно из подобных мероприятий, и это выглядит благочестиво, несмотря на все их тайные, скрытые большими деньгами грешки. Мы садимся в машину и я делюсь с ним мыслью, которую нахожу забавной.
- Только представь... если бы не эта жуткая трагедия, ты мог бы стать таким же, как отец, или даже однажды занять его место. А что? Неплохо, верно? Стива тоже привлекает политическая карьера. Вероятно, у парней с юга это в крови, - я завожу мотор и замолкаю на пару секунд, - Или смешивать коктейли в баре приятнее, чем морочить головы людям, которые верят в демократию и бога... даже не догадываясь, что он уже давно в доле?
Отпуская циничные шутки, я вспоминаю, как много лет назад почувствовала это на себе, оказавшись запертой в пансионе, где в совсем юных подростках уничтожали способность мыслить свободно и принимать самостоятельные решения, делали их послушными и безвольными, не доставляющими проблем проявившим заботу родителям. Но несмотря на это, ненависть к моей семье до сих пор во мне не утихла.

Задумавшись о днях, проведенных в пригороде Портленда, я не сразу откликаюсь на замечание Джулиана о детях.
- Девчонки, может, и мечтают, - цокнув языком, выжимаю педаль газа и автомобиль на большой скорости несется вперед по пустынной, прямой дороге. - Как думаешь, что случится, если дорога неожиданно вильнет в сторону или на ней появится дикий зверь? Я не слишком осмотрительный водитель и не успею затормозить. Не справедливо получится, если пострадает кто-то еще.
Опуская витиеватые метафоры о своей жизни, я смеюсь и сбавляю обороты.
- Ребенок привяжет меня к Стивену, а мне этого не хочется, - признание Джулиану в очевидном заставляет меня нервничать и сосредоточенно вглядываться в зеркало заднего вида, - Навсегда - слишком долгий срок.

Когда темы для разговоров заканчиваются, мы несколько минут едем молча, наблюдая в красноватых оттенках закат. По мере приближения к городу, на дороге появляются одинокие машины. Хочется курить. Впервые я чувствую неловкость от нахождения рядом с мужчиной, которому легко могу доверить свое тело, с темными рисунками и символами на нем, выведенными рукой талантливого мастера в Орегоне. Но боюсь раскрывать секреты. Пожалуй, Тед Лоуренс был почти единственным, кто догадывался о том, через что я прошла, какой была и какой стала. Набивая одну небольшую татуировку за другой, он часто повторял мне, что больно будет всегда, а не только сначала. "Боль - это не то, к чему привыкаешь. Не верь людям, которые считают иначе."
- Видишь эту, - коснувшись кожи за ухом и отводя в сторону локон непослушных волос, я позволяю Джулиану прочитать выведенные ровным почерком римские цифры, сложенные в дату около десяти лет назад, - Означает день, после которого я никогда не оборачивалась назад. Знакомое чувство?
Не произнеся больше ни слова в ответ на очень личный вопрос, я поворачиваю в направлении Оак Парка и останавливаюсь неподалеку от первых невысоких домов, в некоторых из которых выбиты окна.
- Дальше сам. Постарайся закончить все дела до поездки и хорошенько отдохнуть. Ты поведешь, - исчерпав лимит любезностей, я не целую его на прощание и даже не намекаю, что буду скучать. Удручающий вид гетто за окном нагоняет тоску, и в сознании отчетливо проступают прохладные мысли - "Несмотря на захватывающую историю и отличный секс, ты по-прежнему бармен из дешевого заведения."  Все внутри вновь сковывает уже знакомое, циничное ощущение отстраненности и прохлады.
- Увидимся, - бросив напоследок, я закрываю тонированное стекло и уезжаю в свой комфортный и ухоженный район.

[NIC]Spencer Kelly[/NIC]
[LZ1]СПЕНСЕР КЕЛЛИ, 26y.o.
profession: жена успешного бизнесмена, фотограф для глянца, прожигательница жизни;
husband: Steven Kelly.
[/LZ1]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AZ4F.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2AZ41.gif http://funkyimg.com/i/2AZ42.gif[/SGN]

Отредактировано Jean Jervis (2018-05-06 00:21:43)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What doesn't kill you, makes you stronger