внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » good grief.


good grief.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Mark and Meadow

17 ЯНВАРЯ, МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ БЛИЗ ЧИКАГО
ВОЗМОЖНО, ПРЕЖДЕ ЧЕМ СОВАТЬСЯ НА МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ С ЦЕЛЬЮ ЗАРАБОТАТЬ НА ПРОДАЖЕ МАРИХУАНЫ, НУЖНО БЫЛО ХОТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ НАУЧИТЬСЯ НЕ ПАЛИТЬСЯ. МЕДОУ ОБ ЭТОМ, КОНЕЧНО ЖЕ НЕ ПОДУМАЛА.
ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ГЛУПЫЕ ПОСТУПКИ ПРИНОСЯТ В ЖИЗНЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ЗНАКОМСТВА.

Код:
<!--HTML--><style>@import "http://fonts.fontstorage.com/import/sansitaone.css";</style>

+1

2

Tomorrow never knows
Нет, это не внезапная философская мысль, пришедшая тебе на ум после нескольких часов дороги. Это одна из песен "биттлов" и по совместительству название ежегодного музыкального фестиваля, до которого ты добираешься вот уже полдня, ощущая себя больше вымотанным, чем воодушевленным. Эти долбоебы, которых принято называть лучшими друзьями, в последний момент меняют свои планы, обещая приехать на сутки, а то и двое позже. Так что после четырехчасового перелета тебе приходится в одиночку заниматься  арендой вашего транспорта и последующей закупкой всякой необходимой херни в маркете.
И сейчас, в гордом одиночестве.. хотя нет, в компании нескольких литров воды, алкоголя и четырех коробок разнообразной жратвы ты гонишь по трассе на так называемом доме на колесах. Мимо на более высокой скорости проносится автомобиль, из окна которого какая-то девчуля, задрав майку, с довольным визгом демонстрирует сиськи всем проезжающим мимо. Ты ухмыляешься и успеваешь отметить еще и аляписто-боевой раскрас тачки, которая теперь маячит где-то впереди. Очевидно, что пункт назначения у вас один и тот же, но по твоему стандартному белому фургону этого и не скажешь. Черт, неужели ты стал слишком стар и зануден для этого дерьма?  Даже успеваешь загрузиться на несколько секунд, но вовремя вспоминаешь, что тебе просто не хватает главной составляющей каждого фестиваля - долбоебов, которые пока что все еще протирают задницы где-то в Калифорнии. А еще, пожалуй, пары телочек, которые точно также сейчас бы высовывались из окон, а ты бы жал на педаль чуть сильнее, чтобы они, захлебнувшимся бьющим в лицо потоком воздуха, визжали от восторга. Но на этот раз вы ограничились мужской компанией, единогласно решив, что на этом фестивале вам не хочется разгребать те мелкие проблемы, которые обычно вызывает присутствие женщин. В конце концов, всегда можно подцепить кого-нибудь прямо на месте.

Tomorrow never knows
Именно эта песня играет, когда ты наконец въезжаешь на территорию фестиваля, в край заебанный, но, кажется, довольный намечающейся движухой. До официального открытия еще несколько часов, но место на парковке уже ищется с трудом, а разгуливающие между машин подростки, явно подбуханные, не то чтобы очень способствуют скорости передвижения. - Свали с дороги, парень, - кричишь, высунувшись из окна, дегенерату, которому приспичило поссать прямо здесь и сейчас. Развернувшись, тот показывает тебе средний палец и, пошатываясь, заваливается на капот одного из автомобилей, так и не застегнув ширинку. Вот пидор - беззлобно отмечаешь про себя, вспоминая, что и сам когда-то проходил через эти безудержные пьянки, начинающиеся утром и заканчивающиеся вечером следующего дня. А то и позже. Хотя на стоянках не ссал, конечно, мозгов хватало.

Загнав фургон на свободную точку, переодеваешься во что-то более свежее и, прихватив с собой немного наличных, отправляешься исследовать территорию. Пробив на входе электронный билет, получаешь взамен браслет и, окольцованный, можешь спокойно разгуливать дальше. Вас тут много таких, с браслетами на запястьях всех цветов радуги, и ты начинаешь разглядывать компании, пытаясь понять, какой возрастной контингент преобладает. Но внимание вдруг цепляет растерянная блондинка, которая бродит вдоль ограды, словно ища кого-то. Или что-то. Сначала тебе кажется, что она уже успела что-то принять, слишком уж блуждающий у нее взгляд, но в итоге до тебя доходит. И эта мысль почему-то вызывает улыбку. "Заяц" из блондинки, откровенно говоря, хреновый. Во-первых, сейчас день, во-вторых, территория прекрасно просматривается, и если на ссущих мальчиков всем положить, то вот тех, кто пытается проникнуть на фестиваль на халяву, обычно жестко отлавливают.

Будет обидно, если эту симпатичную блондиночку вышвырнут за шкирку за территорию фестиваля, так что, поддавшись внезапному порыву, ты решаешь поиграть в рыцаря. Если раньше принцесс нужно было спасать от драконов, то в 21 веке достаточно провести их куда-нибудь на халяву. Естественно, не за "спасибо", но об этом они почему-то не слишком часто задумываются.
- Эй, - нагоняешь девчулю, уже успевшую сменить дислокацию, пока ты обходил ограждения, - не слишком занята?
Засунув руки в карманы, ухмыляешься и внимательно наблюдаешь за новой знакомой, чтобы уловить ее реакцию.

Отредактировано Mark Fitzgerald (2018-01-11 04:50:02)

+1

3

Твои попытки быть самостоятельной, самодостаточной и очень взрослой день ото дня становятся более жалкими.
Сначала ты пытаешься толкать людям траву в местах, совершенно неуместных для подобного: в супермаркетах, парках и даже торговых центрах. Делаешь это то ли по тупости, то ли по наивности, то ли по банальному незнанию: откуда тебе знать, где положено продавать траву? Доступ к телевизору у вас дома только у отчима, компьютер сломался приблизительно тогда, когда тебе было 13, а твой старенький телефон с вечным балансом в районе нуля, слишком стар для такого дерьма, как интернет. Ты живешь в каком-то своеобразном вакууме, по возможности читаешь книги, но ни разу тебе не попалась в библиотеке инструкция, где и как правильно продавать марихуану. Интересно, такая вообще существует?
Каким-то чудом тебя не ловят ни в супермаркете, ни в парке, ни в торговом центре. Зато ловят на студенческой вечеринке, а ведь у тебя только-только начинается получаться. Ловят в прямом смысле, затевают серьезный разговор, и ты до сих пор не можешь поверить в то, что не обделалась где-то по дороге от ужаса. К счастью, всё обошлось. К счастью, тебе разрешили продолжать торговать марихуаной, даже на особых условиях, потому что малолеток, оказывается, не слишком жалуют в криминале. Ты ощущаешь благодарность, не понимаешь, чем заслужила столько понимания от людей, которых совершенно не знаешь. В тебе рождается невероятно сильное, прожигающее грудную клетку желание угодить, оправдать ожидания. Тебя не просто так оставили на этой работе. Не просто так дали шанс. Ты будешь приносить прибыль. Поможешь людям, которые дали тебе работу, и поможешь сама себе.
В этот раз ты всё сделаешь правильно.

В ночь с воскресенья на понедельник тебе так и не удалось сомкнуть глаз. Сверлила взглядом полоски света от фонаря на стене, не слышала лай собаки через дорогу, не слышала даже храп с соседней койки. Твои мысли были заняты предстоящим заработком, и даже разгоревшийся накануне скандал дома, вынудивший в очередной раз собрать редкие пожитки в рюкзак и сбежать, тебя не трогал. Совершенно случайно ты услышала, как ребята из приюта, где ты осталась на ночлег, обсуждали фестиваль в Чикаго. Ехать далеко, целых 30 часов, билет стоит дорого, но поехать хочется очень сильно. Идея пришла в голову спонтанно: на фестивале люди хотят расслабиться, значит, им может пригодиться трава? Главная проблема в том, что в Чикаго марихуана не легализована, а значит это опаснее, но... выгоднее?
До рассвета ты терзала себя сомнениями. Никогда прежде ты не покидала Сакраменто. От одной только мысли, что придется автостопом добираться так далеко, а затем продавать траву понимая, что за это могут посадить на огромный срок (интересно, сколько?), желудок стягивало болезненными спазмами ужаса. Нет, ты не можешь. Слишком страшно, слишком рискованно. Ты не можешь. Ты не можешь. Ты не можешь.

Желудок продолжает стягивать от ужаса, тошнота подкатывает к горлу, когда ты заходишь в придорожное кафе в поисках кого-то, кто едет в сторону Чикаго. Ну же, Мэдди, это не может быть настолько сложно, правда? Всего лишь поспрашивать людей, всего лишь не выглядеть испуганной, забитой мышкой. В карманах у тебя почти нет денег, ты крепче прижимаешь к себе сумку с единственным богатством - травой. Это так невероятно забавно, что содержимое твоего рюкзака тянет почти на тысячу долларов, а есть в ближайшие пару дней ты почти не собираешься, потому что денег совсем нет. Это того стоит, — уговариваешь ты себя. У меня всё получится, — повторяешь себе в сотый раз за утро и изо всех сил борешься с подступающей тошнотой.
Поездка оказывается не такой страшной, как тебе казалось в самом начале. Голод, нехватка сна и деревянные мышцы [в какой-то момент ты уже даже не веришь, что ощущение затекших мышц тебя когда-то покинет] выматывают настолько, что на страх просто не хватает сил. Ты боишься, что какой-нибудь дальнобойщик изнасилует тебя и бросит где-то на пустынной дороге только первые 6 часов, а потом успокаиваешься. Тебе везет: люди попадаются милейшие, рассказывают про семью и предлагают купить поесть. Ты отказываешься. Оказывается, у тебя есть принципы. Ты хочешь добиться всего сама.

30 часов пути [на самом деле, немного больше], постоянно меняющиеся виды за окном, удивительное отсутствие пальм, похолодание и вот ты наконец в Чикаго. Еще несколько часов ты тратишь на дорогу до места проведения фестиваля. Ты ступаешь по влажной после прошедшего дождя траве и тебя переполняет сразу 3 чувства: гордость за себя, страх и смертельная усталость. Как оказалось, усталость всё-таки может сочетаться в организме со страхом. Но ты уже здесь, в Чикаго, назад дороги нет, поэтому... Бояться бессмысленно, — шепчешь сама себе под нос, но это совсем не помогает.
Увы, сочетание наивности и незнания приводят тебя к следующей проблеме: территория обнесена забором. Денег на билет у тебя нет. О существовании электронных билетов ты даже не подозреваешь.
Ну, не возвращаться же домой, правильно? Еще одну такую поездку ты попросту не вынесешь. Тебя сейчас поддерживает одна лишь надежда: все эти мучения сулят вознаграждение и легкие [ну, уже не такие] деньги. На этом фестивале ты за один день заработаешь столько, сколько в Сакраменто зарабатывала бы несколько недель! Осталось только понять, как пробраться на территорию.

Ты решаешь идти вдоль забора, пока не найдешь подходящее место. Было бы неплохо подождать ночи, но тогда ты потеряешь несколько часов драгоценного времени. Вдруг внутри уже есть дилеры и прямо сейчас они продают всем траву? Ты не хочешь оставаться за бортом! Решительно отказываешься! Поэтому с задумчивым видом прогуливаешься вдоль сплошного забора. К твоему сожалению, в нём нет ни одного изъяна, он высокий, и вряд ли ты сможешь его перелезть.
В момент, когда тебе кажется, что ты вот-вот заревешь от отчаяния, тебя окликают. Всё это время ты почти не следила за тем, что происходит вокруг, поэтому неожиданный оклик заставляет подпрыгнуть то ли от испуга, то ли от неожиданности. Невольно прикладывая ладонь к груди, ты озираешься, а затем всё-таки смотришь на парня, который к тебе обратился.
Твоя самая первая реакция - румянец, заливающий щеки, лоб и даже шею. Естественная реакция организма на привлекательных внешне парней, которые к тебе обращаются. Реакция, о которой ты знаешь, и из-за которой каждый раз, словно это самый первый раз, хочется провалиться под землю. Увы, такой способностью ты не обладаешь. Вторая реакция - испуг.
— Это не то, что ты подумал! — выпаливаешь прежде чем успеваешь подумать. Черт, Мэдди... — В смысле... Я ничего плохого не делаю. Не делала. Нет, не делаю. Просто прогуливаюсь... вдоль забора. Это же не запрещено законами Чикаго, да? — на одно крохотное мгновение ты пытаешься добавить в голос гонора, из защиты перейти в нападение, но потом снова скатываешься в испуганное, почти виноватое бормотание. — Ну занята, но не очень сильно. А что ты хотел? Я типа, ну, э, тороплюсь. Нужно идти дальше вдоль забора. А что? — в конце концов, ты решаешь улыбнуться. Обычно, это очень тебе помогает, и надо же, ты действительно улыбаешься, почти естественно, это не похоже на оскал. Оу вау, Мэдди! Хоть где-то не облажалась!

+1

4

Она реагирует не сразу. Вздрогнув, видимо, от неожиданности, озирается будто загнанный в угол зверь, пока ты оглядываешь ее с ног до головы, нагло и уверенно, словно сканируя. Но в этом взгляде нет вызова, это банальное любопытство, продиктованное интересом к симпатичной блондиночке, которая, судя по всему, приехала сюда одна, а значит не откажется от компании. Если не испугается, конечно, но и к таким ты давно научился находить подход. Скромные, упрямые, нагловатые, девочки "я отдамся прямо здесь и сейчас" и "докажи, что ты меня достоин" - ты был знаком с разными экземплярами, и уже давно научился раскалывать их как орешки. Встречались, конечно, дамы позаебистее, но и с такими рано или поздно удавалось установить контакт. Или же ты просто забивал, когда не хотелось лишних сложностей. И дело не в каком-то там пресловутом мужском обаянии и харизме, про которые так любят пищать на страницах глянца, описывая очередного голливудского красавца; ты видел в этом только лишь жизненный опыт и умение подмечать определенные алгоритмы в человеческом поведении, как мужском, так и женском. И этого тебе почти всегда хватало, чтобы установить с людьми первоначальный контакт. Вот и вся наука.

Она краснеет, и ты не можешь сдержать очередную ухмылку, наблюдая за тем, как эта дурёха мучается, пытаясь перед тобой оправдаться. И чего она так боится, интересно? Даже слишком боится для человека, который хочет всего лишь проникнуть на фестиваль, не заплатив ни цента. Ты и сам так делал тысячу раз, когда был подростком, но действовал при этом с большей наглостью, иногда пролезая чуть ли не под носом у охранников, стоило им только на пару секунд отвлечься. Естественно, не всегда это заканчивалось благополучно, но перспектива получить смачный пинок под зад не шла ни в какое сравнение с возможностью оказаться в самой гуще взрослой тусовки. Да еще и на халяву. А эту трясет так, как будто она ширяться собралась, а не через забор лезть. Ты даже решаешь проверить эту внезапную мысль, соскальзывая взглядом по ее оголенным рукам. Но нет, на наркошу она не тянет, видимо, девчуля просто не из бойких. Хоть и старается что-то там доказать то ли тебе, то ли самой себе, срываясь на хамоватую интонацию в голосе. Но воспринимать это всерьез совершенно невозможно. Ты едва сдерживаешь смех, хоть изнутри тебя и распирает, упрямо сохраняя лишь легкую ухмылку на лице, только чтобы не задеть и не обидеть и без того напуганного.. ребенка ли? Теряясь в догадках, ты понимаешь, что не можешь прямо сейчас назвать для себя хотя бы примерную цифру. Она выглядит уже вполне сформировавшейся девушкой, но что-то внутри все же вызывает сомнения касательно ее совершеннолетия. Ладно, хрен с ним, разберемся.

- Травку запрещено продавать по законам Чикаго, - произносишь без задней мысли, подмигивая блондиночке и прижимаясь плечом к забору, возле которого вы продолжаете стоять, - но ты же приехала сюда не за этим? А, видимо, прогуливаться возле ограды, - хмыкаешь себе под нос, уже зная, что делать с этой дурёхой дальше. Но ты не можешь вот так сразу отказать себе в удовольствии еще немного поразвлечься.
- Я мог бы намекнуть охране, чтобы они приглядели за тобой, - произносишь настолько твердо, что сам на секунду успеваешь поверить своим словам,  - но я же не мудак какой-нибудь. Я сам за тобой пригляжу, - улыбаешься девчуле, выжидающе на нее поглядывая, но она, кажется, не сразу понимает, к чему ты клонишь, - боже, расслабься! Тебе нужно попасть на фестиваль, а мне необходима компания на сегодня. Идеальное совпадение, как по мне.
Не дожидаясь ответа, а то начнет еще возражать и ломаться, кто ж ее знает, ты подходишь вплотную, обхватывая её одной рукой за плечи. Ведя девчонку ко входу, успеваешь проверить, хватит ли тебе лежащих в кармане наличных на то, чтобы оплатить проход вот этого вот недоразумения на фестиваль.
- Приятель, тут такое дело, - обращаешься к одному из сотрудников, стоящих на входе, - вот эта красотка потеряла свой электронный билет, а запасной мы не предусмотрели, но.. - вынимаешь из кармана купюры, отсчитывая официальную стоимость билета и накидывая полсотни сверху, другой рукой продолжая удерживать девушку за плечи, - я готов оплатить наш промах. Не возвращаться же нам обратно в Калифорнию, сам понимаешь, - вложив деньги в нагрудный карман парня, легонько хлопаешь его по плечу. Первым делом отмечаешь растерянность во взгляде, но что-то все же удерживает его от отказа: то ли полсотни баксов, то ли ему на самом деле просто насрать. Одним человеком больше, одним меньше. Так что, отвесив дежурное "в виде исключения, ребят", он выдает браслет и пропускает вас дальше.

- Ну что, куда пойдем? - интересуешься, выпустив девочку из объятий, теперь то точно не убежит, - меня Марк зовут, кстати. И я не так стар, как, возможно, выгляжу, - ухмыльнувшись, запускаешь ладонь в волосы, поглядывая на блондиночку и размышляя, что бы еще такого сделать, чтобы она перестала тебя бояться.

Отредактировано Mark Fitzgerald (2018-01-13 05:37:33)

+1

5

Его взгляд, внимательный, цепкий, скользит по твоей фигуре, ты почти чувствуешь его на себе и невольно краснеешь еще сильнее. К твоему огромному сожалению, когда ты краснеешь, ты это чувствуешь: жар приливает к лицу, кожу словно опаляет невидимым огнем. От этого ощущения ты, как правило, краснеешь еще сильнее и всё бы отдала хотя бы за то, чтобы краснеть и не чувствовать этого. Хотя бы не усугубляла бы положение секундами позже!
- Травку запрещено продавать по законам Чикаго.
На короткую секунду тебе кажется, что сердце, до этого стучавшее в груди излишне бойко и настойчиво, так, что ты почти чувствовала стук в ушах, то ли пропускает такт, то ли вовсе останавливается. Он смотрит на тебя внимательно, но спокойно, не отводит взгляда ни на секунду, а потому не может не заметить, как ты меняешься цветом лица от его фразы. Ты открываешь рот, делаешь глубокий вдох и собираешься уже выпалить что-то вроде "Откуда ты узнал???", но он продолжает говорить, оставляя тебя в испуге и еще большей растерянности. Ты давишься воздухом, а затем медленно и как можно незаметнее выдыхаешь: ты слишком боишься, слишком паникуешь. Ведешь себя откровенно странно и лучшее, что ты можешь сделать для себя сейчас: хотя бы не пыхтеть как паровоз.
— Попробуй как-нибудь, вдруг тебе даже понравится. Очень увлекательно, знаешь, — ты заставляешь себя говорить. Перебарываешь страх, неловкость, мысленно сама себе даешь сначала оплеуху, а затем смачный пинок под зад. Говори, Мэдди, говори! Веди себя хоть чуть-чуть естественно, попытайся сымитировать расслабленность. Он на самом деле не знает про траву, сделал случайно предположение и попал в яблочко, а ты уже распереживалась, приготовилась всё ему рассказать.
- Я мог бы намекнуть охране, чтобы они приглядели за тобой.
Неловкая улыбка исчезает с твоего лица, гаснет, теперь ты смотришь на незнакомца хмуро, почти исподлобья. Он продолжает говорить, а ты всё еще чувствуешь в его словах подвох, как будто с тобой играют, и играют весьма успешно: за последние 40 секунд ты сменила по меньшей мере пять выражений лица. — Что, по мне настолько понятно, что я хочу попасть на фестиваль? Серьезно? — да, ты совершенно осознаешь нелепость собственных слов, однако выдавливаешь их из себя, потому что любые слова - лучше, чем угрюмое молчание. К тому же, тебе как будто бы почти улыбнулась удача. В лице этого парня.

Склоняешь голову на бок, собираясь сказать еще что-нибудь. Твой опыт общения с людьми не так уж велик, ты и подумать не могла, что кто-то захочет с тобой познакомиться, а затем взять в свою компанию. В смысле... Нет, пытались знакомиться с тобой парни постоянно, но ни один из них не внушал доверия. Тебе не хотелось с ними знакомиться, даже говорить не хотелось, и то, каким липким, неприятным казался их взгляд, скользящий по оголенным из-за платья или шорт ногам... бррр. Сегодняшний незнакомец не был похож на тех личностей, которые с тобой знакомились. Это застало тебя врасплох, это...
Нет. Застает врасплох он тебя всё-таки не своим внешним видом, а действиями. Ты краснеешь совсем сильно, когда он приобнимает тебя, а затем начинает вести ко входу на территорию фестиваля. Реакция, следующая после смущения - желание оттолкнуть его, вырваться, но ты перебарываешь это чувство. Кажется, перед тобой реальный шанс попасть на фестиваль, даже не придется корячится и лезть через забор. Да и парень, будем честными, не выглядит ужасным. Тебе просто очень-очень странно, не привыкла к подобному обращению.
Ты молчишь, не сопротивляешься, неловко улыбаешься охраннику, когда незнакомец рассказывает об электронном билете. Что это такое и как ты могла его потерять, ты не особо понимаешь, но стараешься вести себя как можно естественнее. И игнорировать руку на плече. И дышать, боже мой, Мэдди, не забывай дышать пожалуйста! А то уже синеть немного начала, бедняга...
— Почему ты сказал про Калифорнию? Ты что, не из Чикаго? Или я, опять же, так очевидно выгляжу? — первое, что ты спрашиваешь, когда вы немного отходите от пункта пропуска, а на твоем запястье болтается яркий браслет. Оглядываешься на людей вокруг и понимаешь, что все носят такие браслеты, надо же, до этого ты даже не обращала на что-то такое внимание.
— Я и не думала, что ты старый. Ну, ты не выглядишь старым... — произносишь этот сомнительный комплимент почти задумчиво, оглядываясь, и только потом вспоминаешь, что вообще-то, надо тоже представится. — Я - Медоу.

— Я не знаю, куда пойдем... Я, вообще-то, никогда не была раньше на фестивалях, — ты бросаешь еще несколько взглядов по сторонам, а затем переводишь взгляд на Марка. На самом деле, ты напряженно раздумываешь, кусая губы. А теперь, смотришь на него, будто бы оценивашь и пытаешься на что-то решиться. — Слушай, спасибо тебе большое, но я не уверена, что могу быть хорошей комп... — ты осекаешься, внезапно очень отчетливо ощущая чувство стыда. Он заплатил за тебя деньги, ты видела по купюрам, что приличную сумму. Не можешь же ты просто взять и уйти теперь, так? Тебе неловко, но ты ему вроде как... должна?
— Ладно, уф, пошли... — произносишь нетерпеливо, затем берешь его за руку и ведешь к его прямо к ряду ровных, светлых палаток, вокруг которых не так много людей, и среди которых затеряться - дело пары секунд. Заводишь его между двух таких палаток, оглядываешься по сторонам, чтобы удостовериться, никого рядом нет, никто вас не увидит и не услышит.
— Я приехала, вроде как, работать, — снимаешь с плеч рюкзак, развязываешь и даешь Марку заглянуть внутрь. Сердце при этом снова грохочет, просто как бешенное. Возможно, ты совершаешь ошибку, однако ты должна ему, чувствуешь это, ничего не можешь поделать с этим ощущением. — Видишь? Поэтому да, компания из меня такая себе... — смотришь на него и выглядишь, о ужас, виноватой.

0

6

Она такая смешная, такая естественная и искренняя. Живая, одним словом. Совсем не умеет скрывать свои эмоции и держать язык за зубами, да и не пытается, кажется. Тебе это даже импонирует, задевая какие-то струны внутри, ведь ты уже давно привык общаться с девушками, которые то ли в силу их жизненного опыта, то ли потому, что лично тебе на таких "везло", пытались казаться не теми, кем они являлись на самом деле. Отточенные движения и фразы для флирта, томные взгляды - некоторым из них это удавалось вполне успешно, другие же выглядели крайне неестественно в своем притворстве, вызывая у тебя усмешку. В определенный момент жизни процесс знакомства с прекрасным полом превратился в рутину; ты словно ходил на самую скучную в мире работу, единственную радость которой составляла зарплата в конце месяца. В случае с девушками такой "платой" был секс. И это всегда было круто, а то, что ему предшествовало, в большинстве случаев нет. Но на этот раз.. что-то явно было не так. По-новому что ли. Блондиночка вызывала у тебя эмоции уже на начальном этапе знакомства, и тебе это нравилось. Даже несмотря на то, что она вела себя словно открытая книга. Открытая книга с невероятно красивой обложкой. Интересно, а что там с наполнением? Хотя погодите-ка..  нет, тебе не интересно. Само собой, было бы приятнее, окажись она не беспросветной дурой, ведь тебе предстояло провести с ней целый вечер, но это совсем не обязательное условие. Достаточно того, что у нее охуенные ноги, да и мордашка ничего так.

Забавным казалось и то, что она не только тряслась как осиновый лист, постоянно меняясь в лице, но и еще дерзить пыталась. Надо же. Со временем эти умилительные попытки быть колючей могли перерасти в ней во что-то большее, зависит от окружения на самом деле и от того, как сильно её встряхнет жизнь, но сейчас ты был рад, что она попалась тебе такой вот.. неиспорченной. Так даже интереснее. Хотя в этом были и свои минусы. Например, то, как сильно она напряглась, словно сжимаясь в один комок, как только ты притянул ее к себе, едва не заставило тебя выпустить её из объятий. Ты привык действовать нагло, но при этом так, чтобы твоя наглость не была очевидна другим. Как будто бы они сами изначально были на все согласны, и вовсе не ты их к этому подвел. А с ней ты на мгновение ощутил себя так, словно принуждал её к чему-то. Да и потом, до сегодняшнего дня еще ни одна девушка не шарахалась от твоих прикосновений, тем более, максимально дружеских. Бог мой, ты ведь даже не за талию её приобнял! Она такая зашуганная, как будто.. неужели у неё до сих пор никого не было? Этот факт мог сильно подпортить твои планы на вечер, но пока ты предпочел об этом не задумываться. Не бросать же её теперь здесь в конце концов.

— Почему ты сказал про Калифорнию? Ты что, не из Чикаго? Или я, опять же, так очевидно выгляжу?
В этот момент ты занят тем, что очень внимательно рассматриваешь фестивальные палатки и людей вокруг, размышляя, чем же можно развлечь девчулю, пока вы ждете официального начала, так что не придаешь особого значения ее вопросу и, даже не задумываясь, бросаешь вслух: - Я живу там, прилетел из Сакраменто, - из калифорнийской деревни, ты хотел сказать сначала, но вовремя одернул себя, решив, что она не поймет. Несмотря на то, что Сакраменто - столица штата, тебе почему-то всегда казалось, что на фоне многих других американских городов этот выглядел самым настоящим захолустьем. То ли дело Сан-Франциско: возможно, через несколько лет ты бы даже туда перебрался, ведь это совершенно другие масштабы. Для.. бизнеса в том числе.
Её неуклюжая попытка сделать комплимент заставляет тебя улыбнуться. - Ты даже не представляешь, как я рад это слышать, - и это правда, потому что последнее, чего тебе хочется - выглядеть старым извращенцем в её глазах, - Мэдди, - стираешь ещё одну границу между вами, тут же сократив имя до максимального возможного предела. Мэдоу звучало бы слишком длинно и официально, а ты вообще-то прямо сейчас пытаешься быть своим парнем, максимально галантным при этом, не то что эти двадцатилетние молокососы.

— Слушай, спасибо тебе большое, но я не уверена, что могу быть хорошей комп...
Серьезно, малышка? Ты вдруг решила поломаться именно сейчас? Невольно приподняв одну бровь, ты смотришь на неё очень внимательно, уже перебирая в голове возможные варианты ответа: от нарочито расстроенного, будто бы всю свою жизнь ты хотел побывать на этом фестивале именно с ней, до язвительного, чтобы снова заставить её растеряться. Но она то ли ловит твой красноречивый взгляд, то ли сама успевает сообразить своей белокурой головой, как именно сейчас бы выглядел ее отказ, прежде, чем заканчивает фразу. Но она не дает тебе расслабиться, внезапно хватая за руку и ведя в сторону палаток с неизвестно откуда взявшейся уверенностью. Серьезно, она всегда такая? Искренняя, открытая и с ежеминутно меняющимся настроением?
Но тебе интересно, ты, пожалуй, даже заинтригован, поэтому спокойно направляешься за ней, пытаясь угадать, что за этим последует.
Результат, конечно же, превосходит все твои ожидания! Ты так стремительно охуеваешь, что в первые несколько секунд теряешься, молча пялясь на содержимое рюкзака. 
- Бля.. - выдаешь многозначительно прежде, чем измениться в лице, когда первоначальное удивление отступит на задний план, - закрой рюкзак, дура, - шипишь сквозь зубы, сам при этом оставаясь неподвижным. А мозг тем временем начинает стремительно работать, выдавая возможные варианты того, чем может грозить тебе факт того, что ты несколько минут назад провел на фестиваль малолетнюю барыгу. К счастью, здесь, в отличие от территории для стоянки, нет камер, только вездесущие охранники, некоторые из которых сегодня в штатском, как раз для отлова таких вот. А вместе вас мог запомнить разве что тот парень, раздающий браслеты на входе, но пф.. кто ему поверит? Да и потом, это именно в его обязанности входит не пропускать тех, у кого нет билета, а он пренебрег ими несколько минут назад за халявный полтинник. Так что все не так плохо.
Облегченно выдохнув, ты понимаешь, что у тебя есть два варианта: сдать её прямо здесь и сейчас, подтащив за шкирку к охраннику -"эй, эта малолетка только что пыталась толкнуть мне наркоту" - или же просто избавиться от нее.
Ты поднимаешь на неё тяжелый взгляд, уже без тени улыбки и заинтересованности, и несколько секунд молчишь, чтобы абстрагироваться от злости, заставляющей кровь пульсировать, дав себе возможность принять взвешенное решение.
- Вали отсюда, - наконец резко бросаешь вслух, больше не испытывая желания с ней нянчиться. Пусть делает что хочет, её проблемы не обязаны быть и твоими, - желаю тебе неплохо оттянуться, - ухмыльнувшись напоследок, разворачиваешься и уходишь от палаток в гущу толпы, оставляя её один на один с рюкзаком.

Это была жалость к явно не слишком опытной в этом деле, да еще и до жути наивной девчонке, или нежелание связываться с представителями закона даже в роли порядочного гражданина своей страны? Ты предпочитаешь думать, что последнее. После тюрьмы ты действительно пытаешься быть осторожным, настолько, насколько это возможно, учитывая специфику твоей.. эмм.. профессии. Никакой наркоты там, где это запрещено, никаких пьяных драк в баре, никаких несовершеннолетних девочек - все эти вещи меркнут на фоне твоей главной слабости и единственной зависимости, ради которой можно закрыть глаза на все остальное. Да и потом воспоминания о тюрьме все еще слишком свежие, чтобы ты рисковал в очередной раз загреметь за решетку из-за какой-то нелепой херни.

Но когда ты смешиваешься с толпой и наконец успокаиваешься, то понимаешь, что изнутри тебя все еще что-то гложет. Это не страх и не раздражение. Перед глазами навязчиво маячит картина: растерянная побледневшая девочка с взглядом затравленного оленя, прижимающая к груди рюкзак. Ты не выдерживаешь и оборачиваешься в сторону палаток, но там её уже нет. Забей, чувак, просто забей, - мысленно проговариваешь это сам себе, ведь это то, что ты умеешь делать лучше всего, когда дело касается других.

Отредактировано Mark Fitzgerald (2018-01-18 02:53:37)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » good grief.