Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Kai
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешности
вакансии
хочу к вамfaq
правилавк
телеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Несколько шагов и Тео останавливается возле ног девушки. Он смотрит так пристально, словно пытается запомнить её образ...Читать дальше
RPG TOP
Forum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ворошу сгоревшее прошлое


ворошу сгоревшее прошлое

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Фотостудия | 21 декабря 2017 | середина дня

Sonam Adwani & Denivel Simon
http://funkyimg.com/i/2BjdB.jpg

Фотосессия или катастрофа?!

+1

2

Пожалуй, Адвани уже успела забыть, каково это - находиться целый день в движении, игнорируя элементарную потребность в еде, отдавая вместо нее предпочтение желанию все успеть.  При этом, девушка вовсе не чувствовала какой бы то ни было усталости. И это даже не смотря на то, что сегодня был, наверное, один из немногих дней такой бурной активности, после переезда из жаркого Мумбаи в Америку.
Так что получается…  Индианка уже больше  полугода ничем не занималась в Штатах и частности в Калифорнии? Лежала дома на диванчике и листала глянцевые журналы с имбирным чаем в руках и ведя паразитический образ жизни? Не совсем. И если, все-таки, первые несколько месяцев, действительно были беззаботными, то после членства в жюри на конкурсе красоты «Мисс Сакраменто»,  безграничный отдых обрел рамки, а Сона, в некоторой степени, лишилась такой роскоши, как возможность открыто ходить в кино, или, скажем, в дешевую кофейню с отличным экспрессо, на соседней улице, оставаясь неузнаваемой.
График становился все более загруженным. Уже с утра, девушка успела побывать в нескольких автомобильных салонах, в надежде, наконец, приобрести, или хотя бы, определиться с моделью или  маркой, средства передвижения, чтоб  не зависеть от службы такси, но, как и все предыдущие попытки, эта так же завершилась безрезультатно. Провела, пару встреч с  претендентами на должность своего менеджера, а затем и арт-директором ювелирного салона, с которым недавно заключила контракт, с  целю обсудить концепцию одного из рекламных мероприятий новой коллекции. Успела  заскочить в турфирму, чтоб определиться с отдыхом на праздники, и, даже приняла звонок из Мумбаи, от одного очень хорошего друга, который, как выяснилось, режиссирует новый проект, и теперь приглашает Сонам для Item-номера. Внушительный, на первый взгляд, список выполненных дел, на самом деле, представлялся для индийской актрисы, привыкшей к распорядку в 24/7, практически  разминкой, и у нее хватало еще достаточно энтузиазма, для фотосъемки, на которую, как раз, Адвани летела на всех парах. Риск опоздать был велик,  а делать это модель  крайне не любила. Как бы там ни было, в данном случае, от девушки ничего, ровным счетом, не зависело, так как город, с его кипящей жизнью, и не характерной,  для обычного дня, гиперреактивностью, уже был зараженный предрождественской истерией, и, как результат этого, жуткими пробками на дорогах.
Подобное заставляло нервничать и раздражало. Как и разряженная батарея  ее  IPhone X, ставшего жертвой одного уличного малолетнего отморозка, чьими усилиями, дисплей смартфона теперь сквозь призму «паутинки» информировал, о том, что брюнетка уже задерживается сама, и задерживает остальных, что очень заботило темнокожую.   Будто, рассчитывая, что часы на руке ей покажут другое время, модель то и дело проверяла периодически и их, сверяя циферблат с мобильником, параллельно отбивая ноготками ритм об пластмассовую вставку на дверце.
Автомобиль, словно и не двигался вовсе, а вереница из впередистоящих машин, только свидетельствовала о том, что прогноз не утешительный.   Ждать, пока такое огромное скопление машин рассосется само собой, не было смысла. Поэтому, растеряв последнее терпение, которым Сона вовсе никогда богата не была, модель вышла из такси и направилась в сторону здания, где должна пройти фотосъемка. Спешно перебирая ногами и практически не обращая внимания, на жуткую боль в них, вызванную хождением на высоченных каблуках в течение всего дня, она буквально влетела на студию.  На ходу, скинула с себя кашемировое пальто,  Сона  в ускоренном режиме начала приводить себя в порядок, пока девочка-помощница, пыталась облегчить ей сборы, стараясь при этом не мешаться лишний раз.  Естественно, Адвани, не забыла извиниться. Все-таки, это неиндивидуальный проект, а заставлять кого-то ждать, было в понимании индианки не профессионально. Что ж, остается только надеяться, что ее не примут за зазнавшуюся звездульку. Хотя, когда это чье-то мнение сильно интересовало Сону?

Отредактировано Sonam Adwani (2018-01-17 01:07:18)

+1

3

Вертеться как белка в колесе, чтобы не думать, или думать, но не о том - этим я занимаюсь ежедневно и почти ежечасно. Стоит мне остановиться, замереть, как реальность догоняет, накрывает с головой и стремится ударить как можно больнее, нанести как можно больше увечий. Стоит мне замереть, как мысли атакуют с такой частотой и силой, что становится не просто страшно - жутко.
Жутко неосознанно возвращаться к мыслям о том, что Джей мертва. Жутко каждый раз вспоминать, как это было. Жутко переживать все снова и снова, словно кто-то нажал на репит и даже не думает останавливаться, а собирается гонять меня по кругу воспоминаний до предела, пока я не сойду с ума, не спрыгну с катушек, окончательно не свихнусь. Каждый раз, когда воспоминания нагоняют и окунают меня в омут отчаяния, мне кажется, что совсем скоро я дойду до ручки. Но каждый раз что-то останавливает. Каждый раз что-то или кто-то возвращает к жизни. Иногда я просто сама себе напоминаю, что пообещала жить хотя бы для того, чтобы время от времени организовывать выставки фотографий своей покойной жены - не хочу, чтобы о ней окончательно и бесповоротно забыли. Да, она канула в лету, но я все еще могу поддерживать иллюзию ее присутствия. Я все еще могу заставлять людей произносить ее имя. И каждый раз, когда я слышу, что кто-то хотел бы снимать так, как делала это она, у меня по коже бегут мурашки. Каждый раз, как я слышу, что кто-то бы хотел обладать хотя бы десятой долей того таланта, коим обладала она, у меня перехватывает дыхание. И это то, ради чего я дышу.
Сегодня, чтобы не думать, я снова отправляюсь на съемку. В последнее время я соглашаюсь почти на все проекты, не делая различий на коммерческие и не коммерческие, потому что для меня работа уже больше года не способ заработка денег, а способ забить эфир. Забить эфир и занять себя - примеряя роли я на какое-то время становлюсь не собой, обретаю желание жить и мне хочется двигаться и дышать. С этими мыслями я звоню личному водителю и прошу забрать меня из дома, чтобы отвезти на съемку - время поджимает, а опаздывать я катастрофически не люблю. Если я не могу куда-то придти вовремя, то начинаю ужасно нервничать и прокручивать в голове варианты, что плохого про меня подумали за время моего отсутствия, а это явно не настраивает на положительный лад. Понятия не имею, откуда взялась эта привычка, но что есть, то есть.
В итоге я не опаздываю, а приезжаю еще на десять минут раньше. Расслабляюсь и чувствую себя гораздо лучше, как только оказываюсь в фотостудии. Стоит только пройти и поздороваться, как около меня оказывается девочка-визажист, которая сегодня будет делать мне макияж и следить за ним на протяжении всей съемки, поправляя, когда это станет необходимо. Я привыкла к ощущению, когда по моему лицу скачет кисточка. Привыкла, когда мне красят губы, наносят тон, подкрашивают брови. В эти моменты я даже умудряюсь расслабиться и понимаю, почему люди ходят на массаж, маникюр и прочие услуги, даже если они им не особо нужны - это расслабляет. Правда, опять же, это время на подумать, но в такие моменты мои мысли обычно занимает исключительно фотосъемка - я стараюсь настроить себя на продолжительную и продуктивную работу.
Пока я сижу в кресле визажиста, приходит кто-то еще из девушек, извиняясь за свое опоздание, но мои глаза закрыты и я не могу посмотреть, кто это. Одно могу сказать точно - голос мне не знаком, а значит раньше мы не пересекались и это будет первая совместная работа. С одной стороны это к лучшему - новые знакомства это обычно интересно. С другой стороны работать в паре порой бывает сложно и сработаться не всегда так просто, как хотелось бы. Надеюсь, что в этот раз мне повезет и девушка окажется профессионалом, который любит свое дело.
Когда я открываю глаза и встаю с кресла, то взглядом вылавливаю ту-самую-незнакомку. Сонам Адвани. Мне приходится признать, что мы не просто разные по типажу, мы как черное и белое и в прямом и в переносном смысле этого слова. Тем не менее, я не сомневаюсь, что имея две наши внешности можно сделать хороший проект и выгодно на контрасте показать достоинства каждой. На секунду замявшись, я решаю подойти и познакомиться перед съемкой, потому что одно дело знать человека заочно, а совсем другое нормально познакомиться.
- Добрый день. Я Денивел Симон. Можно просто Дени, - я протягиваю руку для рукопожатия, потому что обниматься это слишком личное.

+1

4

Это был не первый и далеко не второй год, с тех пор, как модельный бизнес стал неотъемлемой частью моей жизни.  Во время своей работы на этом поприще, мне частенько приходилось становиться свидетельницей того, как слава и известность меняет людей, и наблюдать за тем, как изначально хорошие, перспективные девушки и молодые люди, получив три-четыре высокооплачиваемых контракта с известными брендами, строили из себя невесть кого, надевали мнимую корону раньше времени, и начинали позволять себе много лишнего.  Такие звезды, считали, что им разрешено передвигать съемки на час, затем на два, а иногда, после этого вовсе звонить и ставить перед фактом, что сегодня у них ну ни как не получается добраться до площадки. Я понимаю, бываю действительно уважительные причины и обстоятельства, которые вынуждают поступать подобным образом, причем, на моей совести случалась парочка таких, но зачастую, это обыкновенное проявление неуважения ко всей команде, и «набивание цены» на пустом месте, не имеющие оправдания. Именно, из-за завышенного чувства собственной важности, многие манекенщицы, оказавшись недальновидными  вначале карьеры, со временем просто переставали получать предложения. С ними тяжело работать, они часто подводят, и требуют к себе незаслуженного особенного отношения, поэтому,  сотрудничающие с ними дизайнеры и дома мод просто решают не продлевать контракт. Естественно, бывают исключения. Но -  таких единицы, и, как правило, их преимущества заставляют закрывать на какие-то вещи глаза, грубо говоря - им есть «чем крыть» свои выходки.
Что касается меня, то я всеми силами старалась не быть похожей на вышеописанных. Более того, всегда считала, что своей карьерой обязана не красоте, фигуре и прочим внешним данным, хотя и без них бы ничего не получилось, но, в первую очередь, ответственности.  Поэтому, так сильно парилась из-за своего опоздания, ведь еще требовалось время, чтоб привести себя в порядок, а так как это не коммерческая фотосъемка, и бюджет у нее ограничен, то соответственно и персонал тоже. То есть отсутствовала группа людей, где есть занимающийся прической, визажист, стилист, работающие параллельно. Вместо них все функции выполняла только одна девочка, которая поначалу не знала, как подступиться к залетевшей на площадку модели, и теперь из-за моей задержки вынуждена была разрываться между необходимости в короткий срок  припудрить мне лицо, и сделать укладку. Я старалась помочь ей как могла, и пока она расчесывала спутавшиеся из-за ветра волосы, избавлялась от дневного макияжа. По-хорошему, и накраситься я могла самостоятельно, но из-за незнания концепции фотосессии не стала рисковать. Что хорошего, в том, что я сделаю неуместный мейк, который в итоге придется исправлять? Только время потеряем, которого и так в обрез. Без того, съемка назначена на вечер, и сомневаюсь, что кто-то готов заработаться до поздней ночи.       
Я уже была готова, когда ко мне подошла с приветствиями миловидная, не высокого роста девушка, которая с виду была не старше двадцати, и протянула мне руку с приветствиями, которые я охотно приняла.
-Привет. А я Сонам. И рада знакомству. Первое, что я отметила, это доброжелательный настрой. По крайней мере, ко мне подошли, не для того, чтоб выразить недовольство по поводу опоздания, а чтоб установить контакт перед работой, что сказывается с прямой зависимостью на результативность.
-Еще раз извиняюсь, что заставила ждать, уверена, у тебя были дела по важнее, но теперь я тут, и ничего не мешает приступить к делу. 
-Тебе уже рассказали, в чем заключается наша задача? А то, я даже не знаю, что будут за декорации.
Не знаю, как я оказалась вовлечена в эту фотосъемку, вернее… как дала на нее согласие, потому что даже не удосужилась вникнуть в подробности. Единственное, что я успела понять,  суть ее должна заключаться в «объединении» если это можно так назвать. Очередной проект, нацеленный на толерантность во всех ее смыслах, пытающийся донести, что быть не как все, быть индивидуальностью, выделяться не стыдно, стыдно, не понимать этого. Хотя, может, я просто не так поняла, но то, что вторая модель, можно сказать, была полной моей противоположностью, начиная от цвета волос и роста, до типажа, только подтверждало мои мысли. С Денивел, мы, в прямом смысле были как инь и янь – она с аристократично-бледной, почти молочного цвета белой кожей, и я смуглая, родившаяся сразу с бронзовым загаром.
-Ну что, пошли на исходную? –Чем раньше начнем, тем быстрее управимся.
Насколько мне известно, девушка участвовала в фотосессии, имеет профессиональный опыт. Я же, хоть и чаще вышагивала по подиуму, но перед камерой тоже знала как нужно себя вести, а из этого следовало, что трудностей в работе у нас возникнуть не должно, и съемка обещает пройти легко и не принужденно.

+1

5

декорации

Обстановка вокруг рабочая и, кажется, даже вполне доброжелательная и не враждебная. Что ж, учитывая, что съемки приурочены к тому, чтобы перед новым годом и рождеством лишний раз показать, что все люди разные и имеют на это право, это удачное настроение и посыл. Было бы совершенно идиотски, если бы на съемке появилась какая-нибудь зазвездившаяся девочка, испортив собой всю атмосферу. Сонам же, хоть и опоздала, производила впечатление только положительно. Понятия не имею, как дело пойдет дальше и что из всего этого получится в итоге, но пока все выглядит вполне себе прилично. Признаться, я всегда немного нервничаю, когда передо мной стоит человек, с которым я еще никогда не работала - не знаешь, чего ожидать. Но, повторюсь, Адвани пока произвела на меня исключительно положительное впечатление хотя бы потому, что извинялась за свое опоздание, а не считала, что ее должны все простить за популярность. А ведь вероятность такого поведения одной из нас была велика! Особенно учитывая тот факт, что мы обе находимся тут исключительно на добровольных началах и взамен получим плюсик в карму, а не гонорар. Но судя по поведению самой Сонам, ее это не беспокоило точно так же, как меня. Понятия не имею, что движет ей в этом случае, потому что каждый поступает по своим соображениям как бы это ни было.
- Ерунда, ты опоздала совсем не надолго. К тому же сегодня это моя первая и последняя съемка, так что не придется никуда подрываться и ехать, - я чуть улыбаюсь уголками губ и пожимаю плечами. Мне нравится вежливость девушки, потому что я сама стараюсь быть такой же, особенно если дело касается рабочих моментов - с вежливыми людьми всегда приятнее и легче работать. А вот оказаться на одной площадке с человеком, который мешает процессу и создает проблемы - неприятно. Иногда так и вовсе хочется по голове постучать и спросить, есть ли там хоть одна извилина, или все давно засохли.
- О, слушай, там поставили домик из дерева или чего-то такого, я не особо разбираюсь, но выглядит он хорошо. Очень симпатичный и такой, ну, натуральный. Перед домиком стоит скамеечка и все забросано искусственным снегом. Я думаю, собираются включать обдув,
чтобы пластиковые "снежинки" летали по съемочной площадке и их удачно можно было поймать в кадр. Ну и там всякие елочки, шары и прочее. Сейчас ты и сама все увидишь!
- когда я рассказываю Сонам о декорациях, то отчего-то понимаю, что настроение вдруг подымается абсолютно чудесным образом. Вот только сегодня я думала о том, что никакого рождественского настроения у меня нет и едва ли будет, как оно тут как тут, робко стучит в мои закрытые двери и просит его впустить. И у меня появляется желание действительно отворить дверь хотя бы на один вечер, снова будто бы вернуться в детство и ненадолго почувствовать себя счастливой. Мне даже хочется схватить Адвани за руку и потащить в сторону декораций, но я сдерживаю в себе этот порыв, глушу его на корню, потому что воспринят он может быть отрицательно. Откуда мне знать, что тогда обо мне подумают.
- Да. Пора приступать, - с этими словами я бодро вышагиваю в нужном направлении. Около декораций нас уже встречает фотограф. Какой-то молодой парнишка, с которым я еще не работала. Признаться, даже имени его не знаю, но, надеюсь, не подведет и наше время будет потрачено не зря. Всегда обидно участвовать в фотосессии, если на выходе получается плохой результат, потому что преследует навязчивая мысль "в это время я могла быть с кем-то, кто отснял бы лучше".
Сегодня все должно быть хорошо. Правда?
Я ловлю ладонями искусственный снег и радуюсь ему так, будто бы он настоящий. На деле же я очень давно не видела настоящего снега. С тех пор, как я переехала из Парижа в Сакраменто, наверное. И иногда я очень по нему скучаю. Вот и сейчас необъяснимо сильно хочется поймать снежинку на язык и почувствовать на секунду ее холод и влагу.
- Ты когда-нибудь видела настоящий снегопад, Сонам? - я обращаюсь к девушке рядом и сажусь перед домиком на пол, когда фотограф делает какой-то неопределенный жест рукой, видимо обозначая свое намерение сделать тестовую фотографию и проверить, каким будет свет на фото.

+1

6

look
шапочка

Не смотря на то, что день был весьма насыщенный, но малопродуктивный, мое расположение духа оставалось довольно оптимистичным, что весьма удивительно, учитывая  склонность к резкой перемене настроения, а это определенно являлось хорошим знаком. К тому же, девушка, с которой нам предстояло сотрудничать, мне очень симпатизировала, и из этого, можно было делать вывод, что время, проведенное в работе, будет не только направлено на благое дело, но, и к тому же, принесет удовольствие от самого процесса.  Для меня это было важно. Как показала практика, когда человек профессионал, ему не принципиально, какие отношения складываются с партнером. Хорошие актеры, этим и отличаются от «не очень», они могут испытывать друг к другу нескрываемую неприязнь, бывает даже ненависть, но стоит режиссеру дать отмашку стандартным: «Камера. Мотор. Начали», как они убедят вас в неземной любви, высоких чувствах, да и вообще, заставят поверить во все что угодно. Вот только много ли радости приносит такая работа? Гораздо приятнее и комфортнее, когда атмосфера положительная, тогда и дело спорится быстрее.
В этом плане с Денивел мне повезло. По большому счету, эту белокурую с миловидными чертами лица и хрупким телосложением девушку, смело можно было назвать счастливым  билетом, ведь на ее месте могла оказаться любая другая согласившаяся модель, как и у нее вместо меня,  а здесь  как в лотерее. Все потому,  что и я и Дени  являлись далеко не единственными, кто поддержал подобный формат, только, каким образом организаторы распределяли рабочие пары, лично мне было неизвестно, но стоит отдать им должное, наш тандем получился идеально подобран, начиная от того, что для обозначения  заданного в сторону индивидуальности вектора, контраст, который мы создавали был просто очевиден, и заканчивая тем, что с первых минут знакомства  между нами не возникла неприязнь, а этого уже было достаточно. 
Когда я задавала вопрос про декорации, то вовсе не ожидала такого красочного их описания. Дени так увлеченно рассказывала, что у меня самой загорались глаза, и быстрее уже хотелось включиться в работу. Правда, стоит признаться, что  я пока еще слабо представляла себя среди подобной локации. Съемки в стиле safari, fashion и этно, были мне ближе. Наверняка, и это отсылка к общей идее. Как, например, тот же  look, в который меня нарядила ассистентка.  Даже в одежде, казалось бы, сочетались несочетаемые элементы, такие как плиссированная юбка миди цвета металлик и бесформенный черный свитер мелкой вязки, которые ярким пятном завершали белые кеды и такого же цвета  шапочка с бубоном.  С первого взгляда, весьма странный образ, оказался в целом гармоничным,  особенно на фоне насыщенных красным цветом и элементами натурального дерева декораций.
Внезапно зашедший про снегопад разговор вызвал у меня некую ностальгию, и заставил по-доброму улыбнуться.
-Знаешь, девяносто процентов индийцев видели снег, только в кинолентах  Яша Чопры, который частенько снимал в Швейцарских Альпах и породил моду на «горную любовь». В 70-х, ни один фильм не мог считаться романтичным, если в нем героиня не пела на фоне ледяного склона в тонком шифоновом сари. Я рассмеялась сама себе, осознавая, что Денивел вряд ли что-нибудь знала о кинематографе моей страны, и маловероятно, что ей вообще интересно это слушать.   
-Пусть даже в это трудно поверить, но на самом деле, в Индии бывает снег. В Кашмире. Там просто безумно красиво, побывав на съемках в этом штате однажды, я поняла, почему он стал очагом напряжения с Пакистаном. Вспомнив о родине, я ощутила некую грусть и тоску. Прежде, мои поездки не затягивались так долго, даже будучи студенткой, я посещала родительский дом чаще. Это расстраивало. Но вернуться я пока была не готова.
Быстро смахнув ненужные мысли, я сразу вернула радостный настрой и продолжила.
-Но и там я не застала этого природного явления. Зато, у меня было несколько лет в Лондоне, во время учебы, и еще множество поездок по Европейским странам. Я поправила прядь волос,  и глянула в сторону фотографа, который уже начинал делать пробный кадры. Искусственный снег под ногами, выглядевший так правдоподобно, словно манил, чтоб из него слепили шары и начали ими бросаться, а я невольно  вспомнила, как, увидев впервые хлопья за окном, выбежала на улицу, не подумав накинуть даже куртку. Тогда, я еще училась и жила в студенческом общежитии и была намного беззаботнее.   
-Наверное, глупо будет, если я задам встречный вопрос да? Щелчки камеры уже во всю раздавались, но, временами, когда фотограф переводил взгляд на дисплей своего аппарата, мы могли, не страшась запороть кадры, продолжать переговариваться.
-Я не слышу у тебя акцента, но что-то мне подсказывает, что ты не американка, я угадала? Как-то не в тему решила уточнить.  Не знаю,  когда это началось, но при знакомстве с новыми людьми, мне всегда было занимательно обращать внимание на их речь,  манеры, внешность, чтоб определить место, откуда они родом, вот и в этот раз я не изменила своим привычкам.

+1

7

внешний вид

Фотограф играет на нашем контрасте, который сквозит во всем. В некоторые минуты съемок мне даже начинает казаться, что мы и дышим-то по разному. Дышим по-разному, но это не мешает нам синхронизироваться перед объективом и дружно замолкать, когда того требует работа. Мы словно бы знаем, когда затвор фотоаппарата щелкнет в следующий раз и всегда замолкаем за секунду до. Если бы мы не умели этого делать, если бы у нас не получалось, фотограф бы давно попросил нас помолчать и не отвлекаться от рабочего процесса. Но, видимо, умение замирать перед камерой, показывать себя в выгодном свете, замолкать, когда того требуют обстоятельства, отточены в нас до совершенства.
Когда мы можем говорить, ты так красиво говоришь о своей стране, что у меня, признаться, мурашки бегут по коже. А ведь это всего лишь одна крупица в том море, которое ты бы могла мне поведать! Зато из этой информации я теперь точно знаю, кто ты по национальности. Стыдно признаться, но я не слишком в этом разбираюсь, и на глаз определить не смогла, а потом даже не стала строить нелепые догадки, которые могли бы оказаться полнейшим бредом. Я пытаюсь представить, что это за фильмы, о которых ты говоришь. Пытаюсь представить, как красив Пакистан, хотя не имею ни малейшего понятия обо всем этом. Нет, в школе по географии у меня была не двойка, а четверка, но таких знаний в голове не осталось.
В твоем голосе я слышу светлую тоску по месту, которое ты покинула и задаюсь закономерным вопросом - по своей ли воле? Тут же невольно вспоминаю о том, что и мне когда-то пришлось покинуть город, в котором я родилась. Мне когда-то пришлось бросить друзей, учебу и почти забыть о том, что на самом деле я француженка. И пусть многие считают, что детям бросать место жительства гораздо проще, чем взрослым, я на своей опыте знаю, как это бывает непросто. Я на своем опыте знаю, как бывает мерзко, когда твоего мнения никто даже не удосужился спросить, потому что ты ребенок.
Я поправляю шапочку на своей голове, а потом тянусь к точно такой же шапочке на голове Сонам, чтобы поправить и ее. Камера фиксирует этот момент - я специально делаю все нарочито медленно и без резких движений, чтобы фотограф успел заснять почти каждую секунду этого процесса. Постановочные кадры это хорошо и прекрасно, но я так же знаю, что иногда снимкам не хватает жизни и движения. А так как это снимки для социальной рекламы или чего-то типа того, то такое поведение будет вдвойне уместно. Но самое приятное, что мы и правда взаимодействуем - в данном случае беседа подтверждает это. Я работала как минимум с десятком других моделей и далеко не всегда хочется идти на контакт и о чем-то говорить. Но сегодня совсем другое дело.
- Очень здорово, что тебе удалось увидеть снег и разные страны, - я надеюсь, что эти слова никак не заденут тебя, потому что ведь черт его знает, по какой причине тебе пришлось перебираться из города в город, из страны в страну. Я не умею читать мысли, а задать вопрос напрямую почему-то не решаюсь.
- Угадала, - быстро отвечаю я, а потом мы обе смотрим в камеру, потому что нас снова снимают. Еще несколько кадров, где мы смотрим друг на друга и кадры, где я пытаюсь отобрать у тебя твою шапочку. После этого следует минутная передышка, во время которой я могу продолжить говорить, пока фотограф оценивает сделанные фотографии в быстром темпе.
- Я француженка, - улыбка трогает губы, когда я вспоминаю об этом, - родилась и жила в Париже до десяти лет. И да, там иногда бывает снег. Очень редко даже настоящие снегопады бывают, но это рассматривается скорее как экстримальная ситуация, чем как что-то естественное, - мне легко говорить с тобой об этом, легко ворошить свое прошлое, которое надежно покоится под слоем пыли среди бесконечных воспоминаний. Иногда я очень скучаю. Иногда представляю, как ловлю ртом снежинки, задрав голову к нему. Иногда пытаюсь вспомнить, как это, когда снег окутывает город белой пеленой, убаюкивая его в своих холодных, ледяных объятиях.
- Но я половину своей жизни живу в Сакраменто, потому у меня и нет акцента. Я была мала, а потому смогла перестроиться, - нам приходится замолчать, чтобы сделать очередную серию снимков. Следующей идеей стало подкидывание искусственного снега вверх. По задумке мы должны как зачарованные смотреть за тем, как он кружится и падает, оседая на нас и на все, что находится вокруг. Признаться, у нас действительно неплохо получается - я понимаю это по невнятному бормотанию фотографа за камерой и по отсутствию серьезных замечаний.
- Тебе нравится в Сакраменто? - вопрос может показаться нелепым, неуместным или поверхностным, но на самом деле мне правда интересно. Мне интересно, что об этом городе думаешь ты, имея такой немаленький опыт за плечами.

+1

8

Рождество. У каждого возникают в голове собственные ассоциации при этом слове. Одни думают сразу о колыбели и волхвах,  другие о подарках, третьи о том, что это время волшебства и находятся в ожидании чуда и исполнений желаний. А я… я даже не знаю, как объяснить свое отношение к этому празднику.  Дело в том, что в моей семье,  мирно уживаются все три религии. Родители соблюдают индуистские обряды – (делается пуджа и читается гаятри-мантра),  в каждую среду они стараются ходить в церковь читать «девятину», а на Ид, который знаменует собой завершение священного месяца Рамазана, мать всегда готовит разные сладости и варит подслащенное молоко.  Правда,  стоит заметить, христианство все же преобладает. Наверное, да нет, совершенно точно, это связанно с тем, что  итальянка по рождению, миссис Адвани пусть и не является глубоко верующей женщиной, но всегда серьезно подходит к этому вопросу, старается соблюдать посты и посещать храмы в праздники. Особенно в Рождество, и пусть  она не каждый раз отправляется в эту ночь в церковь, чтоб отстоять богослужение, но  всегда украшает дом всякими ангелочками и готовит особенный ужин, постоянно приговаривая любимую итальянскую поговорку: «Рождество отмечай с семьей, а Новый год — с кем хочешь». Сколько себя помню, у  нас так и было заведено. Даже обучаясь в столице туманного Альбиона, я умудрялась  чудом вырываться в Индию, чтоб провести эти каникулы с родными. Как умалишённая бегала по магазинам Лондона в поисках подарков для многочисленных родственников, а затем, и по  университету, закрывая все учебные пробелы, чтоб можно было со спокойной душой покинуть страну на время. А на этот раз… пожалуй, это будет первый сочельник, проведенный вне стен родительского дома.  Мать еще об этом не знает, и думаю, придет в недоумении, только, как бы мне не хотелось ее огорчать, еще слишком мало времени прошло, чтоб я отважилась вновь оказаться в столице штата Махараштра.
Казалось бы, это был обычный разговор с малознакомой девушкой, о природном явлении, но  какие воспоминания он породил, какие мысли вызвал и какие чувства всполохнул, всего-то косвенно касаясь  этой темы.  Картинки из прошлого, о родине, которую я покинула полгода назад по причине, которую так хочу забыть, и о которой предпочитаю не думать вовсе, внезапно овладели моим сознаниям. А улыбка стерлась с лица, уступая место «сползшим» вниз  уголкам губ. Не самый верный настрой, для работы. Особенно, для такой, когда необходимо показать ожидания радости, веселья, настоящего чуда. Кадр мог оказаться испорченным, и все по тому, что я позволила себе того, чего никогда не допускаю, поддалась эмоциям, и повела себя не профессионально. Единственное, что меня спасло, так это то, что Дени в этот момент схватилась за бубон моей шапки, и в контексте такого  снимка, можно было подумать, что  это вовсе не грусть, а некая «обидка» обыгранная тем, что меня будто задирают. 
Быстро отбросив  ненужные в голове мысли, я сразу включилась  в процесс, продолжая синхронизироваться с блондинкой. Я выставила обе руки вперед, словно в стойке каратиста, демонстрируя партнерше ребро напряжённых ладоней, крича данной позой о том, что защищаю свой головной убор, при этом, моментами, то нахмуривала густые брови, то обнажала белоснежные зубы в искренней улыбке.  Это было забавно. Не как обычно, находиться натянутой как струна в красивой стойке и пафосным выражением лица, а именно генерировать живые, кадры, чему наша беседа не мешала, а, напротив, только способствовала.
-Ух ты, Париж, это здорово.  Я ни раз была там в рамках недели моды, но, к сожалению, это все только рабочие поездки, в которых не всегда хватает времени на сон, не говоря уже об изучении достопримечательностей.  Правда, в одну из таких командировок, я покинула отель и отправилась в прогулку по ночному городу. Поднялась на Эйфелеву башню, и, представляешь, стала свидетельницей предложения руки и сердца. Тогда мне это казалось таким милым. Да, словно это было миллион  лет назад, ни в этой жизни, и не со мной.
Парень фотограф, как-то корректировал настройки своей аппаратуры, и дал нам пару минут передышки. Он работал абсолютно незаметно, при этом, жестами координируя нас. Кажется, его совсем не раздражала женская болтовня, о чем свидетельствовали доброжелательные улыбки, в наш адрес.  Но вскоре, щелчки снова возобновились, и мы опять начали следить за тем, чтоб не испортить кадры, оказавшись на них с открытым ртом.  Я присела на корточки и зачерпнула двумя руками вату, имитирующую снег, после чего, резко подкинула ее в воздух, осыпая себя и Дени, этими хлопьями, выискивая подходящий момент, чтоб ответить на вопрос своей новой знакомой.
-Да, безумно.  Я не знаю почему, именно этот город. И не верю в судьбу, вернее верю, но не в таком масштабе. Просто, здесь жизнь начала меняться. Хорошо или плохо, не знаю. Но сейчас мне комфортно. Я приняла этот город, и он принял меня.  Это… это сложно объяснить, но Сакраменто, должен был стать перевалочным пунктом,  а теперь я приняла решение никуда не уезжать. Может в будущем что-то измениться, но пока, я не хочу собирать чемоданы.
-А что на счет тебя? Никогда не посещали мысли вернуться на родину?
Я оторвала один здоровый пластмассовый леденец от домика, и, закрыв один глаз, закусила фальшивую конфету зубами, протягивая вторую сторону Денивел, чтоб она сделала то же самое.  Я уже хотела продолжить и что-то сказать, по теме наших с ней обсуждений, но вдруг смутилась, и втянув пару раз носом глубоко воздух, прервалась.
- Ты не чувствуешь?  Запах странный, похоже на дым.  Кажется, на площадке запрещено курить,  да и на сигареты совсем не похоже.

+1

9

В какой-то момент я чувствую легкое изменение в настроении Сонам, но реагировать на него некогда, потому что камера беспощадно нас фиксирует. Да и, если честно, я понятия не имею, правильно ли было бы реагировать на это хоть как-то. В конце концов, мы едва знакомы. Кто я такая, что бы лезть со своим беспокойством и нарушать личное пространство другого человека? Ответ на поверхности - я не имею на это права, хотя чисто по-человечески мне не хочется видеть грусть в глазах такой прекрасной девушки. Но, как и положено профессионалу, Адвани быстро берет себя в руки и втягивается обратно в рабочий процесс так, что для постороннего взгляда это и вовсе незаметно. Думаю, что даже фотограф ничего не понял и это говорит о том, что Сонам - прекрасная модель. Даже не просто модель, а почти актриса. Если быть до конца откровенными, то хорошая модель это и есть хорошая актриса, ведь в какой-то степени мы тоже каждый раз играем новую роль. У хорошей модели во взгляде всегда есть что-то, если съемка не требует обратного. Мы точно так же, как актрисы, должны радоваться и плакать, когда от нас этого требуют. И сейчас на этой фотосессии мы усиленно делаем вид, что безгранично счастливы и веселы рядом друг с другом. Тем не менее, именно сегодня в этом есть что-то от правды, ведь нам не надо быть неподвижными статуями, которые говорят с зрителем одним лишь взглядом, сегодня мы получили добро на то, чтобы двигаться и выражать эмоции всеми привычными для простого человека способами. Эта съемка напоминает скорее семейную или съемку двух подруг, чем что-то из мира фешн индустрии. И мне приятно работать над таким проектом, который выбивается из ровного ряда других моих проектов.
- Но ведь это и правда мило. Когда-то я мечтала, что такое будет и у меня, - я улыбаюсь, - но этому было не суждено сбыться, - предложение, которое сделала мне Джей, не было хоть сколько-то романтичным, но тогда я все равно была счастлива. За все девятнадцать лет своей жизни я была счастлива всего каких-то полгода и это чертовски мало, если честно. Я до сих пор не могу смириться с тем, как судьба несправедлива со мной. Как несправедливо со мной поступил человек, которого я любила больше всех на свете. Больше самой себя.
Снег-вата летит на меня, когда Сонам подкидывает его над нами и я смеюсь, сама не понимая искренне это или очередная игра на камеру, попытка не быть собой сегодня и сейчас? Фотограф ловит эти кадры и, я надеюсь, что мы получимся на них удачно. Признаться, не смотря на большой опыт, мне все еще каждый раз интересно смотреть, что получится на выходе. Я каждый раз жду готовые фотографии и обязательно, с позволения фотографа, выкладываю одну-две в инстаграмм.
- Я не могу уехать, - отвечаю на твой вопрос так, словно бы это логично и понятно. На самом деле причина может показаться кому-то глупой, но я не вижу в ней ничего странного или неестественного. Правда, не уверена, что эта тема для разговора подходит радостной фотосессии, в которой мы участвуем, но мне почему-то хочется быть честной с моей коллегой. Это тот случай, когда я не хочу увиливать, прятаться за маской, врать или отвечать уклончиво, - мне очень важно приходить на могилу моей жены, - я даже в лице не меняюсь, когда это произношу, хотя внутри меня все переворачивается, а затем затягивается в тугой узел. Каждый раз абсолютно каждая частичка моего тела противится информации о том, что Джей больше нет, хоть я и научилась говорить об этом спокойно. Но вот чувствовать себя намного лучше едва ли стала, - я прихожу на кладбище каждую неделю-две, - большинство людей говорит, что скоро я перестану это делать. Большинство людей говорит, что этим самым я загоняю себя в угол и не даю себе жить дальше. Но я не прислушиваюсь ко всему этому, потому что мне гораздо легче прийти, чем не приходить. На кладбище я чувствую себя спокойно и безопасно, осознавая, что самое худшее, что могло случиться, уже произошло. Хуже не будет. А если хуже не будет, то и бояться нечего. Правда?
Я кусаю леденец точно так же, как делает это моя напарница, но следующие за этим слова Сонам отвлекают меня и от мыслей, и от фотосессии. Вопреки тому, что фотограф все еще щелкает фотоаппаратом, я на секунду замираю, принюхиваясь, потому что думаю, что пару испорченных кадров нам простят. Запах правда есть. Еще не сильный и не бьет в нос, но все-таки ощутимый. Я кручу головой в поисках источника этого запаха, хотя едва ли запах можно увидеть.
- Может проводка? - я с сомнением смотрю на Сонам, а потом показываю фотографу жестом мол подожди минутку и решаю обойти декорации, потому что сверху над домиком висит гирлянда и, может быть, с ней не все в порядке. Но когда я обхожу домик и заглядываю за него, то с визгом отскакиваю назад, потому что по непонятной мне причине он уже начал гореть.

+1

10

Кто бы что ни говорил, про талант, харизму и мастерство,  я абсолютно уверенна, что не нужно иметь семь пядей во лбу, для того, чтоб делать свою работу хорошо. Будь то офисные поручения с бумажной волокитой, или игра в кино. Несомненно, врождённые навыки играют определяющую роль, но даже при их отсутствии можно многого добиться. Просто, в данном случае потребуется больше труда, терпения и упорства. Взять, к примеру, меня. Просто девушка из Индии, некогда обычная студентка, разве я обладала какими-то сверх способностями? Нет. Такая же как и все, даже не представляющая собой экзотику, ну может в Сакраменто, но уж точно не в Лондоне, в котором   диаспора индийцев многочисленна, но как в один прекрасный день я проснулась моделью? Не по тому ли, что просто в какой-то момент пришло осознание, что это решит мои проблемы, проблемы моей семьи. У меня не было таланта, умения ходить по подиуму, и раскрепощённого чувства перед камерами тоже, хотя я и до этого не была стеснительной. Зато я знала, что мне это необходимо, знала, что не заработай я денег, придется вернуться в Мумбаи, где меня выдадут замуж по договоренности, а если нет, я просто стану обузой, повисшей  на шее родителей. Это как раз и стало толчком. Тем самым пинком, который заставил не смотря ни на что идти к своей уели, добиваться ее, делать больше своих возможностей. И вот теперь, у меня за плечами были контракты с многими модельными домами, именитыми дизайнерами, и даже работа в киноиндустрии. Стала я от этого счастливее? Не знаю. На осознание того, что я сама чего-то добилась, придавало сил и дальше трудиться.
Я не знаю, какой путь проделала Денивел, чтоб оказаться на той нише, которую она сейчас занимает. Возможно, ей так же пришлось не малых усилий приложить, пробиваться, через те или иные трудности, а даже если нет и я ошибаюсь, все равно  то, что эта молоденькая девочка из себя что-то да представляет, было заметно невооруженным взглядом. Ее подход к нашей работе, ее поведение на съемках, умение держаться, все выдавало в ней человека с позицией и ответственным отношением. Работать с такими всегда приятно и довольно легко. К тому же, как бонусом можно побеседовать, открыть для себя что-то новое, узнать много интересного. Мне, правда это было не свойственно, учитывая, что Сонам Адвани склоняется чаше к психотипу интроверта.  Но, это, скорее от того, что редко попадается достойный собеседник в фэшн-индустрии, так как большое количество моделек следуют стереотипу о глупости красивых женщин.
С Дени было все иначе. Мы не затрагивали какие-то глобальные вопросы, как например экономическая ситуация в стране, политическая напряженность,  крах доллара как резервной валюты, который уже столько лет предрекают. Нет, все было вполне обыденно, но то, что она человек думающий, способный обсуждать что-то кроме косметических процедур, своего визажиста, модные тренды этого сезона, еще больше складывало о ней положительное впечатление.
Когда она поделилась мечтами, касательно предложения, а потом и вовсе упомянула причину своего дальнейшего пребывания в Сакраменто, по спине пробежали мурашки, будто кто-то открыл дверь, и теперь холод от сквозняка забрался под свитер, и коснулся самого сердца. Для меня это было так странно, так не понятно, что я сложила себе еще некоторые выводы о ней. О ее личности, уже с другого ракурса. Господи, ей всего-то сколько? Лет девятнадцать, двадцать? А столько боли, и такая тяжесть внутри. Ни одна мышца на ее лице не дрогнула, улыбка и дальше украшала белолицую красавицу, но глаза. В них все было написано, как на альбомном листе, и крупным шрифтом. Я хочу что-то произнести, но молчу. Сомневаюсь, что ей нужны мои слова. Она итак сама все знает, да и что я могу сейчас ей  сказать? Что я вообще об этом знаю? Разве я любила так кого-то? Господи, разве я вообще любила? Сколько лет мы были парой с Роханом? Шесть? И сколько из них еще были помолвлены.  Но сейчас, чувствуя такую сильную боль в голосе этой совсем юной девочки, мне начинает казаться, что я совсем не знаю жизни. Да, у меня была личная драма, да, она нанесла мне серьезный ущерб, по моему достоинству, в большей степени, не считая физических увечий, которые меня уже так не беспокоили, но все же.
Жалоба на гарь, как будто, отвлекла нас от этого неловкого разговора. Правда, я вовсе не преследовала подобных целей, упоминая, о странном запахе. Просто, я всегда была немного чувствительна к ароматам,   и моментально на посторонние реагировала.  А этот… он так неожиданно появился, и тут же заполнил мои легкие, вызывая какой-то рвотный рефлекс. Дени, меня в этом поддержала, выразив сомнения на счет проводки. Значит, она тоже его чувствует, раз,  к тому же, решила не дожидаться, пока его источник нам покажется, и принялась, осматривать декорации.
Визг блондинки, такой внезапный и неожиданный, застал в меня врасплох, от чего я резко дернулась, и схватила ее за руку, потянув на себя. Вата под ногами, которая казалась была разбросана по всей площадке, моментально вспыхнула, как и остальные муляжные сооружения. По большому счету, все они были сделаны их пенопласта, ткани, бумаги, и разных синтетических материалов, которые загорались так, будто их предварительно обильно промочили керосином.  Тлеющий запах того, что некогда являлось снегом, тут же поднимался вверх, стеля пелену на глазах, и практически приближая видимость к нулевой отметке, при этом заполняя легкие дымом. Находиться в помещении больше не представляло возможности, так как гипсокартонные перекрытия,  разделяющие этаж на несколько павильонов,  тоже довольно быстро подвергаются воспламенению, а значит, существует вполне реальная угроза для жизни. К этому моменту, на площадке оставались только мы – я, Денивел, и фотограф.  И, если руку девушки я держала в своей, то парень, который находился от очага пожара дальше нас, но не на столько, чтоб это считалось безопасным расстоянием, был мне поле моего зрения, впрочем, как и выход, который искать оставалось, опираясь исключительно интуитивно.
-ты как, не обожглась? Спрашиваю я у блондинки, не имея возможности, что-либо рассмотреть, и пытаюсь сориентироваться, в какой стороне дверь.       
-А ты, Мет, да? –Ты где, с тобой все в порядке? Кричу я в пустоту,  откашливаясь, наглотавшись дыма.

+1

11

 Происходящее начинает напоминать мне дурной сон или какой-то фильм ужасов, или даже сюжет книги. Происходящее никак не тянет на реальность. Ну или просто мне хочется, чтобы то, что я вижу, реальностью не было. В моей жизни случилось, простите, не мало дерьма. В моей жизни чего только не было и я искренне думала, что едва ли чему-то стану удивляться или испугаюсь чего-то так, что сердце рухнет в пятки со скоростью света, а вся жизнь пронесется перед глазами, намекая мне на то, что я не готова умереть здесь и сейчас даже не смотря на то, что однажды совершила попытку самоубийства, шрамы от которой навечно застыли на моем левом запястье как напоминание о случившемся. Но вот шрамы это одно, а получить ожоги или сгореть заживо – другое. И на это другое я не согласна. Не согласна всеми руками и ногами хотя бы потому, что я не делала этого выбора, не принимала решения. Не согласна и потому, что ожоги на теле не позволят мне больше быть моделью и отберут у меня то немногое, что еще осталось в моей жизни. Отберут у меня то, чем я живу и дышу. То, ради чего я просыпаюсь по утрам. Отберут у меня меня в конце-то концов. И от этого становится непередаваемо жутко. Настолько жутко, что я забываю, как дышать, но сейчас это, вероятно, к лучшему.
Огонь распространяется быстро и снег из ваты способствует этому наилучшим образом. Понятия не имею, сколько бы у меня сил и времени ушло, чтобы прийти в себя, если бы Сонам не дернула меня за руку, оттащив ближе к себе. Помещение сразу заволокло дымом и увидеть в этом дыме хоть что-то стало действительно проблематично, если не сказать, что невозможно. Дым разлился по студии едким молоком, и у меня сразу защипало глаза и запершило в горле. Остается только надеяться, что декорации было покрашены не токсичной краской, но как бы там ни было, нам надо как можно быстрее убираться отсюда. Правда в этом и заключается суть проблемы – ничего не видно. Сначала я матерюсь мысленно, а потом бросаю вполне весомое «блять» в воздух и не отпускаю руки Сонам, которая зовет фотографа. Вместо того, чтоб вглядываться в дым, стремительно заполняющий легкие, я скатываюсь на пол и с силой тяну коллегу к себе – уроки в школе не прошли зря. Я четко помню, что внизу пока еще должен оставаться чистый воздух и если лечь и ползти, то нам будет чем дышать. А еще так мы увидим и ноги фотографа, который зовет нас ближе к себе, что логично – Мет находится ближе к двери. Когда шла съемка, между нами и им было приличное расстояние, которое гармонично укладывалось в фокусное расстояние его фотоаппарата, а теперь обеспечило ему более легкий путь к отступлению. Снаружи уже кто-то кричит, что вызвал пожарных, но у нас нет времени их ждать, если остаться на месте – сгорим или задохнемся.
- Сонам, нам надо ползти, – оказавшись на полу я быстро, насколько того позволяют обстоятельства, стягиваю с себя свитер и прижимаю его к носу и рту. Без слов требую тебя сделать точно тоже самое, потому что спастись гораздо более важно, чем не расхаживать топлес. Ситуация требует быстрых и четких действий, на которые я, к своему собственному удивлению, оказалась способна. Кажется, на них способна и Сонам, потому что повторять несколько раз или убеждать без слов мне не пришлось. Приходится отдать должное и фотографу – он сползает на пол следом за нами, хотя мог бы давно сбежать из студии, но вместо того машет нам рукой, координируя наш путь.
Время, которое прошло до того момента, как мы оказались за дверью и пустились в утек прочем из здания показалось мне целой вечностью. Мне показалось, что я провела в этой задымленной студии всю свою жизнь, если не больше. На какой-то момент я была даже уверена, что мы не выберемся, и я умру прямо там – настолько быстро вспыхнули декорации. Спасительным оказалось только то, что декорации были у дальней стены и путь к отступлению не был ничем перегорожен, за исключением пары боксов для освещения.
Я сама не поняла, как оказавшись на улице около здания натянула на себя кофту скорее на автомате, чем действительно сознательно и отдавая отчет своим действиям. И я абсолютно не помню, как снова потянулась к Сонам, чтобы взять ее за руку.

+1

12

Огонь. Почему-то принято считать, что  смотреть, как горит огонь, можно вечно, по крайней мере, это и то, как течет вода, всегда включают в Топ3 в качестве абсолютных, то время, как третье явление обычно переменно. Кажется, я даже слышала о том,  что наблюдение за пламенем – это древнейшая практика очищения, известная еще в Ведийские времена, и существует мнение, словно в этот момент человек отрекается от всех суетных мыслей, обретает состояние умиротворения и заряжается положительной энергетикой.  У меня на родине, его принято считать символом солнца. Да, и вообще, в Индии придается большое значение этому процессу, о чем свидетельствует, скажем, главный праздник – Дивали*, который отмечают все жители страны, вне зависимости от вероисповедания.  К тому же, без огня невозможен ни один индуистский ритуал, ведь он очищает, дает тепло и жизнь. Самым ярким примером, пожалуй, будет  кульминация священного обряда, суть которой состоит в обходе трех кругов вокруг священного огня, который так любят совершать туристы.
Но, можно ли в ситуации, подобной то, в которой оказались мы с Денивел,  позволить себе нечто такое?  Задуматься над очищением, отрешением, и чем-то там еще? Разве у нас есть время на сеанс медитации и расслабление? Сомневаюсь. Да и, для поклонения Богам выбран  не самый удачный момент. А о каком умиротворении идет речь, когда паника овевает своими холодными щупальцами все нутро?  Сейчас единственное, что приходит в голову, это мысли о том, что я еще совсем молода, и многого не успела. Не успела найти достойного человека, с которым  захотела бы быть рядом (на самом деле, я жила всегда с уверенностью, что мне никто не нужен, что любовь переоценена, но видимо, где-то на периферии сознания была какая-то частица меня, которая это отрицала), не успела  родить ребенка,  а еще не успела попрощаться с семьей, сказав им, что в причине моего внезапного отъезда нет их вины.  Господи… это были только лишь доли секунд, а за эти мгновения столько всего пронеслось в моем сознании…  Наверное, это странно, но я даже задумалась о Рани Падмавати, легендарной женщине, являющейся индийской королевой в 13веке, которая вместе с остальными женщинами Читтора* совершили джаухар*, чтоб сохранить свою честь, и не попасть в руки Алауддину*, захватившему город.  Она была сильной, великой, которую и в наше время с огромным уважением почитают Раджпуты. Женщина, которая добровольно вошла в огонь,  женщина, чей геройский поступок воспет в балладах, женщина, которая не дала варвару-захватчику опорочить свое имя.
Она знала, что защищает, и пошла с высоко поднятой головой, на встречу с участью, которую выбрала сама, ее смерть была не бессмысленна.
Чего нельзя будет сказать о нашей, если мы с Дени, и этим молодым фотографом, не возьмем наши эмоции и страхи в руки, и поддадимся панике. Но стоит отдать должное. Все трое даже в критической ситуации проявили  себя достойно, никто не впадал в ступор, не падал в обмороки, видимо чувство самосохранения не пустой звук. Чего только стоили слова блондинки, что нужно ползти, о чем я совершенно не подумала. 
Я не знаю, как мы выбрались из павильона,  и не знаю, почему не сработала пожарная сигнализация, а так же сколько времени нам понадобилось, чтоб оказаться на улице. Все случилось так спонтанно… вообще это возгорание… казалось бы, мы сразу почувствовали запах дыма, а в следующую секунду, он принял совершенно критического размера формы, с которые уже представляли реальную угрозу для жизни. Но как бы там ни было, сейчас главным являлось то, что нам удалось покинуть горящую студию, удалось найти в себе на это силы, и теперь Денивел стояла рядом и держала меня за руку, а наш фото-оператор, тоже целый и невредимый находился неподалеку. 
Видимо, чувство паники, все еще не покидало меня, потому-что я не ощущала холода, и не сразу заметила, что щеголяю без верха, предоставив на обозрение мимо проходящим людям свой бюстгальтер. Только действия блондинки заставили меня об этом вспомнить, и я повторила их вслед за ней. Волосы пропахли дымом, лицо, хоть я сейчас не имела возможности видеть своего отражения, но готова поспорить, что оно было испачкано сажей, еще и локоть разодран – видимо, свезла о деревянный пол, когда ползла к выходу. Впрочем, все мелочь. Жить буду.
-Не такого веселья я просила у Санты к Рождеству –с некой истеричной усмешкой ляпнула я на всю комичность положения, в котором мы оказались, но тут же перевела свой взгляд на девушку, чью руку сейчас держала в своей, и «просканировала»  с ног до головы, надеясь не найти повреждений.
-Ты как? Нигде не болит?  С тобой все в порядке,  мне показалось, что ты обожглась?


*Дивали отмечается как «Фестиваль Огней» и символизирует победу добра над злом, и в знак этой победы повсеместно зажигаются свечи и фонарики.
*Читтор - (Читторгарх) город в северо-западной части Индии, в штате Раджастхан.С VIII по XVI века город являлся столицей государства Мевар, а также оплотом раджпутского клана
*Джаухар - обычай массового самосожжения раджпутских женщин из высших слоёв общества в случае нападения врага.
*Алауддин - Али Гуршасп, известный как Алауддин Кхилджи - Султан Дели с 1296 по 1316 годы из тюрко-афганской династии Кхилджи. Султан Алауддин подчинил себе многие индуистские королевства: Гуджарат, Рантхамбор, Читтор, Мальва, Сивана и Ялор.

+1

13

Я чувствую себя странно. Внутри все еще шумно и неспокойно колотится сердце, а руки дрожат так, что сейчас, наверное, я была бы не в состоянии сделать ими вообще ничего. Мысли в голове такие сумбурные, размытые, нечеткие, что я ни за что не могу уцепиться. А когда вдруг цепляюсь, то оказывается, что я вообще не готова думать сейчас ни о чем подобном. Взглядом я как-то бесцельно скольжу по прохожим, абсолютно не придавая значения тому, что они на меня тоже смотрят. Смотрят и запоминают девочку с запутанными белыми волосами, которые кое где испачканы сажей. Смотрят и запоминают черные полосы на моем лице, которых я сама не вижу, но физически чувствую, что они есть. Смотрят и запоминают мой все еще испуганный взгляд.
А я ведь правда очень испугалась. Огонь может завораживать, если он горит в камине. Огонь может пленить, если ты сидишь у костра. Но когда огонь выходит из-под контроля, он пугает. Пугает, ведь я не Дейнерис бурерожденная, из дома Таргариенов, не смотря на то, что у нас одинаково светлые волосы, не смотря на то, что и ее и мое имя сокращается до кроткого и ласкового «Дени». Я не Дейнерис  для которой огонь это родная и любимая стихия, а потому в какой-то момент действительно испытала ужас, который тогда не очень осознавала. Осознание доходит до меня только сейчас, когда огонь не нависает над головой, а остался где-то за нашими спинами.
Мы могли умереть. Сгореть или задохнуться. У нас были все шансы, учитывая, как быстро разгорелся пожар, как стремительно он распространялся. Я стою и удивляюсь тому, что не впала в истерику, а смогла действовать и двигаться вперед, проявляя поразительное стремление к жизни. Стремление к жизни, которое я раньше не особо-то проявляла, игнорировала, забивала в дальний угол. Но вдруг оказалось, что даже когда я сидела в ванной с лезвием в руке, перепачканная собственной кровью, теряя сознание, мне было не так страшно, что я умру. А сегодня я так удивительно целеустремленно пыталась избежать смерти, хотя у меня были все шансы отправиться на тот свет на пике своей популярности и не прослыть самоубийцей.
Но я выбрала жизнь. Неосознанно. Абсолютно случайно. Но, наверное, это говорит о многом. Это говорит о том, что за прошедшее со смерти Джей время во мне что-то изменилось. Довольно сильно и кардинально, судя по тому, что я все еще держу за руку Сонам и дрожу как осиновый лист.
- Ерунда, – я вытягиваю вперед свободную руку и демонстрирую тыльную сторону ладони, на которой расцветает пятно покрасневшей кожи, - к счастью, ничего серьезного, – видимо я все еще нахожусь в состоянии аффекта, потому что даже не чувствую, болит ли в этом месте рука. Судя по всему – должна болеть. Но я ничего не чувствую, а потому просто опускаю руку вниз и думаю, что нужно помазать каким-то лекарством. Пытаюсь вспомнить, чем мне обрабатывали ожоги в детстве, но воспоминания как будто стерты, не смотря на то, что я точно помню, как когда-то сунула пальцы в кипящую воду по своей собственной тупости.
- А ты как? – я успеваю спросить это до того момента, как подъехала карета скорой помощи и из нее выскочил медик. Мне очень хотелось ответить, что помощь мне не нужна, потому что к врачам я отношусь с недоверием и опаской, а еще мне категорически не хотелось отходить от Сонам, что было уже совсем иррационально, но видимо пережитый вместе стресс как-то нас сблизил или что-то типа того.
- Я всего лишь обожгла руку, – вяло отбиваюсь я, но тут же встречаюсь со строгим взглядом врача и сдаюсь под его напором, соглашаясь дойти до машины, чтобы там мне таки залили руку пантенолом. Точно, пантенол! Память радостно кивает, услышав давно забытое название лекарства, - Только не уходи не попрощавшись, – бросаю я в сторону Сонам умоляющий взгляд, который, надеюсь, возымеет какое-то действие на девушку.

+1

14

Такое странное чувство, будто я потеряла связь с реальностью. Как будто это все не по настоящему, всего лишь сценарий будущей киноленты, в которой все мы играем роли, вот-вот режиссер объявит: «стоп, снято!», и можно будет выдохнуть с облегчением. К каждому актеру подбежит собственная ассистентка с бутылкой воды, и пушистой кисточкой в пудре, чтоб обновить макияж для дальнейших дублей, и передаст смартфон, чтоб звезда могла поделиться с поклонниками интригующим backstage-кадром. Но это вовсе не так, это не дорогие спецэффекты, даже не дешевые, и все на самом деле,  тут нет следующих сцен, как и нет дублеров с каскадерами. Эта жизнь, в которой отсутствуют  права на ошибку, права, на плохую игру и контрольные кадры, да и действия с репликами не распределены. Это не сценарий, который является плодом чьих-то  фантазий и больного воображения. Это то, что сейчас происходит со мной, с Денивел, этим мальчиком, который, наверное, еще не окончил колледж, в действительности. И  единственное, что нам остается, так это пережить данную чрезвычайную ситуацию, справиться с этим, а потом идти дальше, стряхнув пепел, с волос и с плеч, напоминающий перхоть на  черном свитере.  Разве, у нас есть альтернативный выбор?  По-моему, ответ очевиден.   
Но для начала необходимо прийти в себя.  Осознать, что пылающая студия позади, что этот едкий дым, хоть и пропитал своим запахом нашу одежду, волосы, и въелся в кожу, но больше не застилает глаза, не продолжает поступать в легкие,  и не дурманит голову.  Мы, на безопасном расстоянии, нам больше нечего бояться, но почему, почему это жалкое чувство тревоги, черт возьми, не проходит! Еще и эти серены! Скорая, пожарная - их рев глухим эхом отдает пульсирующей болью в висках, и действует на нервы раздражающе. Но я не срываюсь. Что само по себе странно. Я не сахар, и далеко не святая. Я из тех людей, который называют импульсивными.  В одну минуту веселая, добрая, или даже рассудительная и спокойная, но стоит только какой-нибудь ерунде испортить мне настроение, как Сонам Адвани подобно спичке вспыхивает, задевая своими искрами всех вокруг и превращаясь в колкую на язык, вспыльчивую особу, срываясь на окружающих, что приходиться признавать к своему стыду и сожалению.  Так я веду себя даже при более безобидных ситуациях. Но сегодня… каким бы стрессом для меня не вылилась обычная, казалась бы, ничего не предвещающая, фотосъемка, ставшая прямой угрозой наших жизней, как бы эти мигалки, будоражащие своим звоном ближайшие два-три квартала не вызывали головную боль,  я держала себя в руках.  Нам всем, и так было сегодня горячо, а если еще добавить мои вспышки, будет уже перебор. Да и на ком отрываться? Разве, кто-то  из здесь присутствующих, виноват, в том, что организаторы, в стремлении максимально урезать бюджет, не позаботились об элементарных правилах безопасности, и решили сэкономить на елочных гирляндах?  Уж точно, вины маленькой, хрупкой блондинки в этом не было, да и она сама, все еще не могла отойти от шока, и стояла, дрожа как осиновый лист. Меньшее, что ей нужно, в данный момент,  так это слушать возмущения, пусть даже не к ней относящиеся, разгневанной индийской женщины, которую бомбит, из-за того, что она не в состоянии контролировать свои эмоции.
-Что значит ничего серьезного? У тебя белая, нежная кожа, которая, наверняка, даже загар воспринимает болезненно.  Возмутилась я, услышав пренебрежение к собственному ожогу в голосе девушки. Место, поцелованное огнем, хоть и правда, было совсем незначительное, но лучше, не относиться к этому так беспечно.  Если принять меры, то от покраснения и следа не останется, но если забить, то это маленькое пятнышко, в качестве шрама, на бледной коже может потом стать напоминанием на всю жизнь.
-Со мной все в порядке, чего не скажешь о юбке. Захватив двумя руками ее по бокам, я продемонстрировала  прожжённые крапушки на ткани . –Выглядит так, словно об меня тушили окурки. Я старалась сглаживать эмоциональные выплески шутливым тоном, в надежде, что это как-то разрядит обстановку, и снимет напряжение с Дени, к которой уже подскочил медик. Она хотела было отказаться от помощи, но я поддакнула ее ближе к врачу, отпускающему строгие взгляды, давая понять, что не стоит пренебрегать собственным здоровьем. Сама же, от помощи отказалась.  Так, как мой слегка свезенный локоть, вообще не представлял никакой опасности, и не грозился остаться со мной до конца дней, виде шрама. Зато, вместо работников скорой, мною занялась полиция. Инспектор задал несколько дежурных вопросов, записал мои слова в протокол, и попросил подписать. Впрочем, ничего  особенного, обычная ситуация после пожара, правда?  Единственное, что радовало, что задержал страж порядка меня не на долго. И,  к тому моменту, как он выяснил все интересующие моменты,  касаемо возгорания,  и отпустил меня с миром, Денивел тоже была свободна, получив первую помощь.
-Я хотела купить нам кофе, но сообразила, что не знаю, какой ты любишь. Как на счет, присесть за столиком, вон в том заведении – я качнула головой, указывая на уютную кафешку, в которой, до сих пор работала летняя площадка, не смотря на время года.

Отредактировано Sonam Adwani (2018-04-21 16:21:03)

+1

15

Мне казалось, что все это лишнее - сейчас я не хотела какого-либо внимания к себе и почему-то нервничала на тему, дождется ли Сонам моего возвращения. Наверное я просто не хотела оставаться одна после всего произошедшего. Наверно я просто осознаю, что сейчас никто не поймет меня лучше, чем эта смуглая девушка, с которой мы пережили весьма неприятный и запоминающийся эпизод в нашей жизни. Серьезно, со мной случалось много всяких вещей и плохих, и хороших. Я становилась жертвой насилия несколько раз, но вот пожар выпал на мою долю впервые. И я серьезно думаю, что лучше бы этого не было, потому что внутри меня все еще клокочут отголоски ужаса, который я пережила, осознавая происходящее.
Мне казалось, что все это лишнее, не смотря на то, что обожженная рука саднила и кожа довольно сильно покраснела. Я бы хотела вскочить, вырвать руку у врача и забиться в самый дальний угол, заливаясь невозможно горькими слезами просто потому, что ситуация выбила меня из колеи целиком и полностью. Мне казалось, что я сильная и могу справиться с чем угодно после того, что мне пришлось пережить. Но реальность показала, что я ослабла. Реальность показала, что любой неожиданный негативный всплеск может отбросить меня назад, в пучину отчаяния и боли.
Рука, покрытая белой пеной, нервировала меня. Но к моему удивлению средство подействовало довольно быстро и уже спустя пять минут обожженную кожу стало меньше печь. Я даже облегченно вздохнула, когда ко мне пришло это маленькое осознание, и мысленно поблагодарила Сонам за то, что она не позволила мне отказаться от медицинской помощи. Хотя, думаю, кожа бы в итоге все равно восстановилась, но, с другой стороны, зачем терпеть боль, если можно ее унять?
Девушка сдержала обещание и дождалась меня, что, несомненно, радовало и было приятно. Поравнявшись с Сонам, я услышала вопрос о кофе и вымученно, но искренне улыбнулась своей коллеге и по работе, и по несчастью одновременно. Кофе был бы сейчас как нельзя кстати. Не сказать, что я замерзла на улице, потому что и на мне, и на Сонам надеты свитера, а живем мы в Сакраменто, а не на северном полюсе. Разве что по ногам немного задувает, но это меньшее из зол, учитывая, что юбка и на мне, и на Сонам покрылась мелкими-мелкими крапинками дырочек там, куда попадали искры от огня. Да это дизайнерская вещица теперь – можно продавать с аукциона!
- Это очень мило с твоей стороны, – я понимаю, что фраза звучит дежурной и заученной, но я искренна в своих словах, - Я с удовольствием выпью кофе, чтобы хоть как-то укротить свои нервишки. Признаться, такое со мной случается действительно впервые. Я никогда  не думала, что в такой ситуации смогу не растеряться и как-то среагировать. Думала, что просто впаду в панику и останусь умирать на месте, если меня не вытащат, – я болтаю почти не замолкая, пока мы идем к кафейне с открытой террасой. Наверное, это нервное. Наверное, мне просто необходимо поделиться своими впечатлениями с Сонам и взамен услышать ее собственные, чтобы сравнить и подвергнуть внутреннему анализу. Ну и, как бы это не было странно, но такие происшествия сближают – стоит только пережить что-то подобное с малознакомым человеком, как начинаешь чувствовать в нем едва ли не кровное родство.
- Капучино с корицей, пожалуйста, – сразу прошу у официантки, которая подошла сопроводить нас до столика и сделать заказ, - и принесите плед, – я вопросительно смотрю на Сонам, не зная, нужен ли он и ей, или мне одной дует по ногам, - или два? – заходить в помещение, когда от тебя пахнет гарью, не самая лучшая идея, потому открытая терраса отлично нам подходит. К тому же на террасе сейчас нет никого кроме нас и это огромный плюс.
- Абсолютно не планировала заканчивать этот день таким образом, – я нервно смеюсь, усаживаясь в кресло напротив своей  коллеги прямо с ногами, игнорируя правила приличия, - Завтра в газетах и новостных лентах мы обязательно прочитаем что-нибудь интересное, уверяю, – со временем я научилась относиться к этому если не легко, то хотя бы гораздо проще, чем раньше. Возможно, это заняло бы у меня чуть больше времени, но когда ты выходишь замуж в 17 за известного фотографа, то тебе перемывает кости почти весь модельный шоубизнес. А когда спустя всего несколько месяцев смерть твоей жены обмусоливают все в тех же СМИ в мельчайших подробностях – это выводит из себя. Выводит из себя, но заставляет научиться игнорировать и фильтровать информацию.

+1

16

Все мы разные и все мы не идеальны. Соответственно и набор из привычек, включающий в себя как  вредные, так и не очень, у каждого собственный. Взять хотя бы, например, методы борьбы со стрессом, перечислять которые можно до умопомрачения.   Кто-то заедает его едой, кто-то травит себя никотином, скуривая сигарету, потом следующую, и еще одну (или не сигарету, а косяк, тоже как вариант). В то время как одни пытаются унять такую реакцию организма на ту или иную ситуацию в приступе чистоты, занимаясь уборкой,  пока другие топят ее в алкоголе, а третьи разукрашивают картинки в технике зентангл и дудлинг.  Что до меня, то в стрессовом состоянии я предпочитаю напиток, открытый в далеком прошлом эфиопским пастухом, а фразу «в любой непонятной ситуации – пей кофе» просто можно считать девизом Сонам Адвани по жизни. Именно поэтому, первое, что мне захотелось, если не считать желания сбросить с себя пропитанную запахом дыма одежду, безнадежно испорченную пожаром, и принять душ, смыв копоть с кожи, так это сделать глоток терпкой обжигающей горло арабики.   
Не знаю, может было эгоистично с моей стороны предлагать Денивел сейчас свой метод, наверняка, у нее есть собственный, получше, способ, справится с потрясением,  но мне казалось, что раз мы обе оказались в центре не самого приятного происшествия, то и «отойти» от него в компании друг друга, будет как-то… проще, если можно это так назвать. К тому же, я рассчитывала на то, что, если блондинка предпочтет отправиться домой, или куда-то еще, где ей станет легче, то она не постесняется мне в этом признаться, я же без всяких обид (это было бы верх глупо) и с пониманием приму это.   Но на мое счастье, этого не случилось, так как Денивел  поддержала идею с кофе, согласившись составить компанию, и теперь мы направлялись к запримеченному столику,  попутно разговаривая.
-Правильно и делала. О таких ситуациях лучше вообще не думать.  Сила притяжения, мысли материальны, вселенная тут же реагирует на импульсы - и все такое. Я, конечно, сама не верю, в данные теории, но многие утверждают, что это действительно работает. Я говорила серьезно, еще прибывая в некотором заторможенном состоянии, но в следующий момент тепло улыбнулась девушке, чтоб немного унять ее напряжение, да и свое тоже. На секунду вспомнились каверзные, в некотором роде даже провокационные, вопросы, адресованные мной конкурсанткам на «мисс Сакраменто»  на тему «если бы да кабы». Естественно, они не были связаны с пожаром, но тоже вынуждали моделей задуматься о том, как бы они повели себя в той или иной ситуации. 
-А мне, пожалуйста, эспрессо. И да, тоже плед. Реагирую я на вопрос своей подруги по несчастью - Калифорния теплый штат, но не на столько, если сравнивать с Мумбаи.  Мимолетом, снова улыбаюсь, отметив, что девушка, внешне ассоциирующаяся с воздушным облаком, просто не могла  сделать выбор более характерный, нежели романтичный капучино. 
-Не поверишь, но я тоже. Значит, никто не предъявит нам обвинение в материализовавшихся мыслях за подобное приключение. Погоди-ка… если не я, и не ты, то тогда… Развернувшись корпусом на девяносто градусов, сначала,  вправо, затем, влево, при этом наигранно проделывая с головой тоже самое, шутливо продолжила –слушай, а ты не видела фотографа? Естественно, все было не серьезно, несчастный парень, как и мы, сейчас, наверное, отходил от шока, вряд ли в его планы входило прохождение подобного экстремальный квеста.  Благо, я видела, как офицер, задававший вопросы, закончив со мной, принялся за молодого человека, и сейчас могла о нем не переживать.
Когда Дени заговорила о новостных лентах, блюдце от маленькой кофейной чашечки уже было на уровне груди в ладони, а сервиз встретился с пухлыми губами, на которых не оставалось и следа помады, а я успела сделать первый глоток горячего кофе.  Подавившись им, так, что если бы это было не эспрессо, который пьют маленькими глоточками, а какой-нибудь холодный латтэ, я бы, наверное, забрызгала фонтаном  из него все вокруг, даже надобность в пожарных бы отпала.  А так – только губы обожгла. 
-Представляешь, заголовок – «Две известные модели, вероятно, причастные к пожару в здании фотостудии, выпили кофе в соседнем заведении, после чего скрылись с места преступления, не оплатив счет». Почему-то я только сейчас вспомнила о вещах, которые никто даже не планировал забирать в момент, опасный для жизни. Действительно, кому нужна сумка Биркен   на том свете? Достаточно было, хотя бы взять банковскую карту, или смартфон, поддерживающий систему мобильный платежей. Ну - так, на всякий случай. Вдруг, в очереди к вратам Рая или  же в лодке Аида, это уже кому как повезет, будет небольшая кофейня?
Действительно, ситуация комичная и  лучше не придумаешь. Разве что, у Денивел не припрятано пара купюр в секретном кармашке бюстгальтера. Интересно, если администратору предложить рекламный пост инстаграма об их заведении в качестве оплаты, он сильно выкатит глаза? И будет ли первым, что придет ему в голову, мысль о том, как сильно коснулся мировой экономический кризис сферу деятельности моделей?

Отредактировано Sonam Adwani (2018-02-11 00:43:39)

+1

17

Закутываюсь в плед и наконец-то чувствую, как меня потихоньку отпускает, а тело расслабляется. Напряжение не спешит оставить меня в покое, но пальцы уже не дрожат, а руки не трясутся так, как это было, когда мы только вырвались из охваченного дымом и огнем здания, глубоко вдыхая воздух полными легкими. Только теперь приходит осознание, какое же это счастье – глубоко и свободно дышать, не боясь вдохнуть угарный газ или что-то типа того. Такая, казалось бы, мелочь, а ведь человек не может без этого жить и нормально функционировать. Если уж на то пошло, у нас с Сонам был реальный шанс не выбраться из этой студии на своих двоих и, скорее всего, пожарные и скорая прибыли бы слишком поздно, замешкай мы там еще на минуту или две, не догадайся спасаться своими силами или впади мы в панику. Не зря говорят, что паника в экстренных ситуациях худший враг, который ставит под сомнение все, даже довольно реальные, шансы выжить. Но, к сожалению, далеко не всегда получается мыслить холодно и расчетливо. Например конкретно в этот момент я похожа больше на комок противоречивых чувств и впечатлений, чем на человека, который мог бы здраво поступить и вытащить себя из такой передряги. Будем надеяться, что повторов инцидента не случится и мы просто спокойно попьем свой кофе.
- Так и знала, что во всем виноват фотограф! Вообще главное правило фотомодели – всегда вини во всем фотографа, – я смеюсь, потому что это, естественно, шутка. Вообще мне кажется, что я себя никогда таким образом не вела и вообще как человек, склонный к самобичеванию, сначала начинаю винить во всем себя. Но мы тут шутки шутим, а не серьезно анализируем ситуацию и свое поведение. - разве же может быть такое, что модель плохо работает? Нет! Это все фотограф плохо снимает.
Я обнимаю пальцами кружку с капучино и делаю глоток ароматного кофе, который греет изнутри. Теперь мне вообще кажется, что не может быть ничего лучше, чем сидеть на открытой террасе, закутавшись в плед и попивая горячий вкусный кофе. Компания Сонам для этого тоже кажется мне весьма подходящей и удачной. Правда мысленно я пытаюсь отсечь ситуацию, из-за которой мы тут оказались и представляю, что съемка на самом деле завершилась удачно, и мы просто по обоюдному желанию завернули в кафе продолжить знакомство. Так ведь бывает. Кто знает, может так оно бы и было, не случись с нами того, что случилось.
Когда Сонам чуть не давится своим кофе, я сначала удивленно хлопаю глазами, не понимая причины. Горячо? Обожглась? Да нет, вроде бы ничего такого. Может, чашка эспрессо настолько мерзкая, что Сонам не понравился приготовленный напиток? Догадки мучают меня всего пару секунд, но явным калейдоскопом эмоций скачут по моему лицу до тех пор, пока девушка напротив не озвучивает свою мысль.
Я тут же траурно вздыхаю и понимаю весь абсурд ситуации. Мы тут решили, что нам надо попить кофе! Мы решили и от стресса даже ни разу не подумали, что наши деньги, карточки, телефоны остались где-то там, если вообще выжили пожар. И я не знаю не то плакать над этой ситуацией, не то смеяться, потому что, опять же, такого со мной еще не было.
- Почему мы не подумали об этом раньше? – впрочем, ответ очевиден – мы были в шоке. И теперь я прибываю тоже в шоке, но уже в другом. Да уж, сбеги мы отсюда закутавшись в пледы, и журналистам точно будет о чем посудачить в своих статьях, перемывая нам косточки, - И что теперь? – абсолютно глупый вопрос и я смотрю на тебя круглыми глазами-пуговками, в уме прикидывая варианты, какие мы можем исполнить. Уходить не допив кофе было бы теперь точно абсолютно глупо, в конце концов, мы уже начали его пить. Можно попросить у администратора телефон и позвонить кому-нибудь, чтобы приехал и выручил нас из этой абсурдной ситуации. Можно пообещать, что занесем деньги завтра и обязательно прорекламируем заведение у себя в инстаграмме. Или вообще просто сослаться на рекламу. Но у нас нет телефона, чтобы сфотографироваться вот в этом самом заведении.
- В голове тысяча и одна глупая мысль, – излагаю я задумчиво и делаю еще глоток кофе, - предлагаю все-таки допить кофе, получая удовольствие, а о проблеме подумать еще через пятнадцать минут. Идет? Или у тебя уже созрел план? – кончиком пальца зачем-то обвожу ободок чашки и тихонько вздыхаю. День, когда все идет не по плану.    

+1

18

«Keep Calm And Carry On».  Этот, выпущенный Британским министерством  информации в самом начале Второй Мировой Войны, и воскрешённый каким-то пользователем всемирной паутины  в наше время, некогда забытый плакат, отлично подходил под роль руководства  к действию на любой случай жизни. Что уж говорить, о том, в котором оказались мы с Денивел? И я, теперь, даже не знаю, какой имею ввиду:  Пожар на студии, оставшийся, хвала небесам, позади, если не учитывать небольшое нервное перенапряжение, избавиться от которого будет не так просто; или этот неловкий момент, со всей забавной ситуацией нашей неплатежеспособности, возникший по моей вине.  Впрочем, какая разница? Просто, представляем перед собой красный прямоугольник с белой короной Британской империи, сохраняем спокойствие… ( здесь ненужное зачеркнуть, нужное подчеркнуть/или дописать свои пожелания касательно развития событий).  Пожалуй, остановимся на drink coffee. Да,  нам это подходит. Остается выделить жирным шрифтом, и готово – вы, то есть мы, прекрасны.   Как там говорил  виконт Керзон, кстати говоря,  уроженец все той же Англии? «Если насилие неизбежно -  расслабься и получай удовольствие», но раз напиток из душистых зерен  мы уже заказали, может для большего расслабления попросить официантку грамм пятьдесят-сто французского  коньяка плеснуть в него?  И тирамису, тирамису  тоже несите. Если быть должниками, так по-крупному, нет?
Когда блондинка поддержала мою шутку про фотографа,  я рассмеялась в голос, чем, очевидно, обратила на нас пристальное внимание какой-то парочки сидящих через два столика. «Что смотрите, никогда модель не в себе не видели?»  Возмутилась я, но не произнесла вслух. Смех, скорее, тоже нервное, но получилось  искренне. Хотя, на нервах, я обычно, веду себя как стерва, срываясь на окружающих, но  этим зевакам повезло.  Да и юмор про нашего товарища…  Просто, это действительно смешно, особенно, если вспомнить, лица некоторых топовых Индийских актеров, с невозмутимостью оправдывавшихся перед прессой за проваленный в прокате фильм, со словами, что старались работать по максимуму (читать, я играл шикарно, но режиссер… в общем, это все его гиблая концепция, поэтому я не вытянул).       
Словно, сотни мелких иголочек, так внезапно пронесшаяся в голове мысль, вскользь коснувшаяся  Индии, врезалась в мозгу, отдавая пульсирующей болью в висках. Господи, какой же глупостью казался сейчас счет, максимум на десять долларов, по сравнению с тем, что сейчас, наверное, догорает, или уже давно превратилось в пепел, но было когда-то документами. Даже если ты американец, приятного мало. Но если у тебя грин карта, и посольство твоей страны находится в Вашингтоне, то проблем с восстановлением  удостоверяющей личность книжечки явно прибавится. По крайней мере,  в Сан-Франциско есть генеральное консульство Индии. Задачу немного облегчает, но совсем незначительно.  Тот факт, что я являлась не самым последним человеком на родине, да и в целом, мог поспособствовать. Но, Господи, мое внезапное исчезновение с Мумбайских радаров, еще не все  успели перемусолить, как вот, пожалуйста, будет новая сенсация, для средств массовой информации страны пряностей и контрастов.  Ловите дополнительную порцию перца чили в ваш соус карри. Кушайте, не обляпайтесь, что называется.
-Мысль о пятнадцати минутах здравая. Я закрываю глаза, и, проведя по векам большим и указательным пальцами, зажимаю основание переносицы, как будто это поспособствует мозговому штурму. На самом деле, просто хочется перевести дыхание.  Кажется, у меня размазалась подводка,  и четкая стрелка  превратилась в НЕдымчатый Smoky, горе-визажиста  самоучки, да еще и лет пяти. Разве это будет кому-то заметно? Все равно, юбка в крапушку прожженных дыр, и свитер, разодранный на одном локте привлекают гораздо больше внимания.
-Мне кажется, нужно будет просто подозвать управляющего, и обрисовать ситуацию. Если он адекватный человек, то должен войти в наше положение, к тому же. Я проверила мочку уха, чтоб удостовериться, потому-что уже не была в чем-либо уверенна. Я могу оставить в залог серьги, стоимость которых превышает сумму чека, даже если мы вдруг захотим выпить весь их складской запас кофе, и чая вместе взятых. Если бы я все еще носила помолвочное кольцо,   то совершенно точно, без сожаления расплатилась бы им, несмотря на стоимость. Хоть какая-то польза от, теперь уже потерявшей смысл, драгоценной безделушки.
-Но, пока нас ни в чем не подозревают, мы можем не торопиться. Ты лучше скажи, как себя чувствуешь?  Я понимаю, что пережитое сегодня, не забывается от глотка капучино. Да что уж там, виски вряд-ли нервишки утихомирит, но все же.  Уверена, что той медицинской помощи достаточно?  Насколько я знаю, в подобных ситуациях с людьми работают психологи. И даже если учитывать, что я после случая, подтолкнувшего меня к побегу из Индии, готова стойко встретить практически все, что бы ни подкинула судьба, я все еще немного растерянна… или много. То что говорить за Дени?

Отредактировано Sonam Adwani (2018-02-12 22:49:23)

+1

19

Казалось бы, каких-то полчаса назад я пыталась мыслить быстро, но при этом здраво и логично. Хотя нет, я не пыталась – просто делала это. Не было ни сил, ни времени взвешивать все за и против, когда со всех сторон подпирает огонь и дым стремится заполнить легкие. Не было времени ни на что, но действовала я все равно очень четко и, кажется, даже могу себя похвалить за такое поведение, потому что замешкайся мы чуть-чуть подольше или не учуй Сонам запах гари вовремя, все могло бы обернуться для нас совсем другой историей. Мы могли бы сейчас ехать в больницу в каретах скорой помощи с какими-нибудь жуткими ожогами, что грозили бы испоганить нам и внешность, и карьеру. Но все сложилось наилучшим образом в данной ситуации. Думаю, упоминать, что самое идеальное было бы избежать этой ситуации, вообще не стоит? Избежать не удалось, но мы вышли с наименьшими возможными потерями и это уже должно быть победой. Мы вышли на своих ногах и теперь сидим пьем кофе, пусть и в прожженной одежде. Пусть и денег у нас с собой нет.
Но меня искренне удивляет тот факт, как я быстро сработала в той опасной для жизни ситуации и как вяло и заторможено мой мозг соображает сейчас. В отличие от Сонам, он не подкинул мне идею о том, что можно оставить в залог что-то из своих ювелирных украшений. В конце концов, на мне точно так же, как на моей коллеге и подруге по несчастью, есть сережки. И от этой мысли я уже как-то более размеренно и спокойно выдыхаю, действительно позволяя себе насладиться следующим глотком кофе. Прямо таки приказываю себе успокоиться, не нервничать и не впадать в панику по пустякам. В конце концов я выходила из куда более ужасных ситуаций. Правда внутренне я все еще надеюсь, что телефон и кpeдитки, забытые в гримерном помещении, все-таки остались целыми и невредимыми, но огонь распространялся с такой скоростью, что надежды мало.
- Извини, я плохо соображаю, – виновато пожимаю плечами и делаю очередной глоток такого вкусного кофе, - у меня тоже есть сережки, если что, – чуть улыбаюсь и опускаю взгляд на свое обручальное кольцо из черного золота, надетое на безымянный палец левой руки, и понимаю, что не рассталась бы с ним даже в качестве залога, даже на каких-то пару часов или сутки. Обручальное кольцо я снимаю только в том случае, если того требует съемка – на работе я обычно веду себя максимально профессионально и корректно, даже если хочется впиться ногтями в лицо фотографа и расцарапать его к чертовой матери. Есть люди, которые ощутив популярность ведут себя как заноза в заднице, так вот – я не из их числа.
- Кстати о виски… – я нервно хихикаю и ловлю своим взглядом взгляд Сонам, - уверена, что не хочешь чего-нибудь покрепче, чем кофе? – если бы кто-то задал такой вопрос мне, я бы начала колебаться, потому что на самом деле организм и привычки подсказывают мне, что действительно не помешало бы выпить что-то спиртное. С другой стороны не окажет ли это какой-нибудь негативный эффект? Ну, кроме состояния алкогольного опьянения. И опять же… насколько нелепо будем выглядеть мы с Сонам, оставляя в залог сережки, после того, как выпили, скажем, пол бутылки виски на двоих. Если Сонам, конечно, вообще пьет.
- Медицинский работник это последнее, что я бы хотела сейчас увидеть! – я смеюсь, но это на самом деле так. Хватит и того, что моя обожженная рука покрыта слоем пены, которая, к счастью, уже осела и почти впиталась в кожу. Впрочем, это действительно обезболило, и процесс заживления пройдет легче благодаря своевременной помощи, - А ты? В отличие от меня, ты вообще не дала врачам себя проверить, – подловила я Сонам, впрочем, готовая к тому, что девушка выкрутится из этой ситуации, - ты не голодна? Почему бы не заказать еще еды, раз мы все равно должны по всем фронтам? – я смеюсь и прикидываю, что в чашке осталось меньше половины и это немного обидно, потому что еще одна целая в меня не влезет. А если влезет, то потом заболит голова.  
- Хотела попросить твой номер телефона в качестве трофея за удачное сотрудничество, а потом вспомнила, что у нас больше, видимо, нет телефонов, – и сейчас это кажется по-настоящему нелепым. Даже думать не хочется, какая на самом деле это трагедия и сколько информации утеряно в связи с этим происшествием.

Отредактировано Denivel Simon (2018-02-13 20:34:46)

+1

20

Мне всегда казалось, что я сильная, рассудительная, и в состоянии справиться с любой жизненной ситуацией. Не то, что бы у меня уже был в этом плане богатый опыт, подкрепляющий данную теорию,  ведь по большей части судьба всегда благоволила, хотя  случались  и далеко не самые удачные и радужные главы в биографии Сонам Адвани. Вспомнить, хотя бы историю, с выдвинутыми обвинениями  в налоговых махинациях, против отца, когда в одночасье, на меня, находившуюся в тот момент в Лондоне, обрушилась новость, что семья вот уже полтора года борется с самой обыкновенной подставой,  стараясь доказать свою невиновность, закладывает под залог имущество и едва сводит концы с концами. Не знаю, каким чудом, но мне подвернулся шанс, который стал судьбоносными. Шанс, подтолкнувший меня к выходу на подиум и являющийся пропуском в модельный мир.  Шанс, который обеспечил  материальную базу, позволяющую продолжить обучение, и помочь родным в их тяжелом положении. А я, в свою очередь, решила его не упускать. Тогда, обычная девушка из Индии, немеющая  уже финансовой поддержки родителей, их влиятельных связей, и прочих привилегий, способствующих в продвижении по карьерной лестнице в мире шоу-бизнеса, зато имеющая ясное понимание того,  что ей нужно и чего она хочет, просто пошла, и вырвала свой счастливый билет, оставив остальных, возможно даже более привлекательных девушек позади себя.  Мне никогда ранее не приходилось отстаивать свои интересы, я ни в чем не нуждалась, и получала все, что хотела,  не зная отказа.  Но когда удача повернулась спиной,  я не расплылась как кисейная барышня, и отвоевала у судьбы право на свое счастье, и счастье близких мне людей.
Затем волна успеха, и белая полоса на какое-то время позволили сделать передышку, но радоваться еще было рано, потому-что ситуация с Роханом, человеком, чье имя до сих пор звоном битого стекла звучит в мозгу, снова заставила испытывать характер на выносливость. Но даже тогда я нашла в себе силы, хоть уже и с сомнительным успехом, но все же идти дальше. И несмотря на то, что та история, еще огромным комом сидит поперек горла, а я все еще морально не готова из-за нее возвращаться на родину, надежда в то, что в будущем, я преодолею и это  слишком сильна, чтоб быть неправдой.
Не зря ведь говорят, «все, что нас не убивает, делает нас сильнее»! Думаю, как раз  те трудности, что возникали на моем пути, в некотором роде закалили меня. И все равно, сегодняшний день, просто был из ряда вон выходящий.   Это было похоже на постановку. Все это.  Пожар, отсутствие возможности расплатиться, документы, в конце концов, эмоциональная встряска - одна за другой, словно рой агрессивно настроенных ос, наступающих в атаку, настигли  двух физически хрупких (хотя на мой счет это спорное заявление), но морально устойчивых девушек.  И если со мной все было примерно понятно, то глядя на Денивел, я восхищалась этой блондинкой. Она только успела перешагнуть подростковый период, но, несмотря на некую  легкую растерянность, так стойко держалась, хоть и говорила, что удивляется своим действиям. Наверное, будь другая на ее месте, уже залила бы слезами всю округу, но эта миниатюрная модель  проявляла завидную многим выдержку, которая только порождала любопытство – что пришлось пережить этому ангельскому созданию. Да, она что-то говорила про смерть жены - любимого человека, только, почему-то мне казалось, что было что-то еще. Спрашивать, естественно я не смела, с моей стороны, было бы неделикатно сейчас задавать подобные вопросы. 
Шутка про виски была донельзя кстати, особенно, если учитывать, что наши мысли с блондинкой в этом вопросе сходились.   На секунду в голове возникли другие мысли, которым я только усмехнулась «Найдется ли в меню какой-нибудь напиток с бхангом?*» Естественно я это несерьезно, ведь  не стала бы баловаться им даже в Индии, в некоторых частях которой, напитки с бхангом довольно популярны и вполне легальны.
-Со мной все в порядке, я привыкла к пеклу, закалена жарким Мумбайским солнцем. Решила отшутиться. Какую опасность могли представлять, несколько  клубов дыма, которые я успела проглотить прежде, чем мы выбрались из полыхающей студии, или разодранный локоть, если я проигнорировала медицинскую помощь, после того, как мужчина, являющийся моим женихом поднял на меня руку, а затем еще раз, и еще…  Сломанное ребро, черепно-мозговая травма и многочисленные гематомы не смогли убедить меня обратиться к специалистам, что тогда говорить о пустяках вроде  полученных сегодня?  Хотя, тогда это было опрометчиво, и на мое счастье обошлось без внутренних кровотечений, иначе так просто мне та глупость не сошла б с рук.
-Знаешь, на счет еды… я практически весь день сегодня была на ногах… и кстати, если бы не кеды, долго б мы бежали к выходу на каблуках – немного невпопад вставила я, но тут же вернулась к изначальной мысли.  И я не успела пообедать.  Желудок, будто отозвался, подтверждая слова гулким урчанием. –Правда, для начала, все таки нужно поставить руководство заведения в известность, о наших финансовых трудностях.  А заодно, попросим ручку. Я напишу тебе номер на салфетке, а ты мне свой. Очередная теплая улыбка, которую ни омрачило такое непрошеное воспоминание, немного поубавившее аппетит.  Телефоны, наверняка, уже не вернуть подумаешь, у моего все-равно экран разбит…был    -но с восстановлением симок проблем возникнуть не должно. По крайней мере, у Денивел, тебе же, дорогуша, сначала с паспортом разобраться не мешало бы.


*Бханг — психотропное средство, получаемое из мужских и опыленных женских растений индийской конопли
«Бханг ки тхандаи» — популярный напиток во многих районах Северной Индии. Рецептура производства основана на смешивании с bhang thandai любых холодных жидкостей с добавлением миндаля, специй, молока и сахара.

Отредактировано Sonam Adwani (2018-02-13 21:11:54)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ворошу сгоревшее прошлое