Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Ты называешь моё имя, и твой голос отзывается в каждом уголке моего разума. Я чувствую его кожей, если такое вообще возможно. Или попросту пережитое... читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » La famiglia non è facile


La famiglia non è facile

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дом старшего сына Марино| 6.06.2015 | около 17:00

Teo J Marino, Carlo Marino, Orlando Marino
http://s3.uploads.ru/t/IaqQN.jpg http://sf.uploads.ru/t/teJqj.jpg

Семейные разговоры не всегда бывают простыми и приятными

+4

2

Заведение под названием «Pizza Marino» располагалось в Даунтауне, на 8-й улице не далеко от исторического центра города, знаменитого сохранившейся архитектурой времен золотой лихорадки, ковбоев и дикого запада. Там же в пешей доступности находилась и другая достопримечательность - белоснежное здание Капитолия, где располагался офис губернатора штата (все верно, сам Арнольд Шварценеггер когда-то работал здесь по соседству) и заседало законодательное собрание. Чуть подальше кипела стройка: огромная отгороженная забором территория была выделена под строительство нового дома для местной баскетбольной команды Сакраменто Кингз. Но впрочем не будем уходить далеко и вернемся к упомянутой вначале повествования пиццерии. История ее насчитывала без малого уже сорок лет, но несмотря на возросшую конкуренцию в лице таких гигантов как Pizza Hut и Domino’s Pizza, по-прежнему оставалась на плаву, имея репутацию заведения, где готовят самую настоящую итальянскую пиццу. У входа в пиццерию рядом с неброской вывеской развивался бело-красно-зеленый флаг. Это сочетание цветов можно было увидеть и во многих элементах интерьера, в том числе на обложке меню. Национального колорита также добавляли и картины, которыми были украшены стены внутри помещения, на них были изображены безмятежные пейзажи Аппенинского полуострова, развалины времен античности и знаменитый вулкан Везувий, с подножия которого происходили предки хозяина заведения.
Орландо Марино-старший владел рестораном все эти годы. Начав свою профессиональную карьеру пекарем в лавке у дядюшки, к тридцати годам он таки скопил денег на собственный бизнес, часть средств взял в долг и открыл пиццерию, назвав ее своим именем. Орландо-старший отдавал этому делу всего себя, проводил каждый свой день в стенах ресторана, и до самого последнего прожитого им дня лично готовил для своих гостей пасту и пиццу. Его не стало три дня назад. Внезапно посреди дня стало плохо, скорая отвезла его в больницу, но спасти старика так и не удалось, у него остановилось сердце. Сегодня днем его тело предали земле, а вечером родственники, друзья и не равнодушные знакомые собрались почтить его память в принадлежавшем ему (а теперь его сыновьям) заведении.
- Твой брат так и не пришел? - Сэмми Ди Чиччо или же просто «Чич», как звали помогавшего в пиццерии отцу итало-американца средних лет с проплешиной на голове, подошел к Карло и протянул ему стакан с джином. Орландо-старший часто пил этот напиток, что Чичу проработавшему вместе с ним более пятнадцати лет, хорошо было известно. - Не хорошо… - осуждающе покачал он головой и выпил содержимое своего стакана.
- В пизду его, он давно мне не брат. - При упоминании своего родича, решившего много лет назад разорвать с семьей все связи, Карло скрипнул от злости зубами и едва не раздавил в руке стакан. Его старший брат был той еще мразью, хотя очевидно считал себя человеком высшего общества не в пример отсидевшему в тюрьме брату младшему. Да, он многого сумел добиться, получил хорошее образование, сделал карьеру и зарабатывал сейчас гораздо больше чем Карло, но при этом он отвернулся от своей семьи. Карло мог понять почему брат не хотел иметь с ним ничего общего - проблем он в свои юные годы и в самом деле доставлял не мало, да и сейчас имел не лучшую репутацию - но не понимал почему и с остальной семьей тот также решил разорвать все отношения. С момента последней встречи когда они наговорили друг другу гадостей прошло уже много лет, и тем не менее Карло переступил через свою гордость, чтобы сообщить брату о похоронах отца. Он не подавал вида, но в глубине души все же надеялся на то, что тот придет, искал его взглядом в церкви, где проходило прощание, на кладбище, но младший Орландо так и не появился, в очередной раз продемонстрировав неуважение к своей собственной семье и наплевав на приличия.
- Что думаешь с рестораном делать? - Задал следующий вопрос Сэмми, в ответ на что Карло неопределенно пожал плечами и опрокинул внутрь себя налитый ему джин. - Продам его Макдональдсу или может тебе, еще не решил. - Ответил явно не настроенный решать сегодня подобные вопросы. Да и в принципе это было преждевременно, по меньшей мере ему предстояло навестить сперва нотариуса, а уже после решать что делать с наследством. Карло обвел взглядом помещение, с которым была связана значительная часть его детства, и подумал о том, что может открыл бы здесь бар. Отец наверняка бы не возражал, зная что его младший сын в отличие от него самого не проявлял интереса к кулинарии.
Домой Марино возвращался ближе к семи вечера. Любителем подобных мероприятий как и любой нормальный человек он не был, поэтому попросив разрешения у своего дяди (брата покойного отца), также принимавшего активное участие во всех организационных делах, забрал жену с дочерью и поехал к себе домой. Настроения как и следовало ожидать у Карло не было, поэтому большую часть дороги он молчал. Впрочем это не значило что он ни о чем в это время не размышлял. В голове было много разных мыслей, но особенно навязчивой была одна...
Он не стал заезжать в гараж, а высадил жену с дочерью возле их двухэтажного дома. - Мне еще по делам нужно съездить, а вы идите, - сказал он им и не став вмешиваться в споры с женой, отправился до ближайшего бара. Карло рассчитывал, что алкоголь перебьет у него желание начистить морду брату, но полдюжины шотов решили иначе и данное желание напротив усилили. В конечном счете часа через полтора он обнаружил себя и свой Прадо на аккуратно выстриженной изумрудного цвета лужайке возле дома своего теперь уже и в самом деле осиротевшего родича. Кажется он попортил колесами своего внедорожника ему газон, но Карло было на это плевать. Марино надавил несколько раз рукой на клаксон. Ему было также плевать и на тишину в этом респектабельном районе. Увидев, что Орландо наконец вышел, Карло подошел к нему и первым что сделал - это сжал свой кулак и заехал брату по его физиономии. - Он был твоим отцом, кусок ты говна. Ты должен был отдать ему дань уважения. Хотя бы в этот день.

[NIC]Carlo Marino[/NIC]
[AVA]http://www.antonicorone.com/antonicorone.com/biography_files/smRKSTTIGHTcrop.jpg[/AVA]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 43 y.o.
profession: гангстер, ростовщик;
[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

Отредактировано Frank Altieri (2018-02-13 22:11:24)

+2

3

- Франческа… - Из кабинета послышался немного хриплый голос мужчины, который тут же поспешил прокашляться. – Ты всё приготовила к приходу Тео? Он с минуты на минуту должен появиться. Не хватало ещё того, чтобы носиться с тарелками, пока мы будем сидеть в ожидании за пустым столом. – Следом за голосом разносящимся по всему дому показался его хозяин. – Ты же знаешь, как я этого не люблю. – Встав в дверях кухни, хозяин дома с большим интересом осматривал столешницу, на которой теснились угощения, приготовленные его женой. Ему не терпелось попробовать хоть что-то из этого, ведь что-то,  а его жена готовила не хуже любого повара. – Долго ещё?  Я лучше подожду тебя в гостиной, не хватало ещё мне  ещё мешаться под ногами. – Насупив брови, Марино состроил задумчивый вид, чтобы не было видно его изголодавшегося лица,   и сделал шаг в сторону, как его перехватила Франческа.
- Орландо, милый. Не стоит переживать попусту. Ты же знаешь, что я всегда успеваю ко времени. – С нежной  улыбкой на лице итальянка  слегка потрепала своего мужа за щетину, которая успела отрасти за время его болезни.
- Будет. – Марино отмахнулся, словно обижаясь на тот факт, что его женщина не подыграла ему, сделав вид, что не видит его неряшливого вида, как это было раньше. – Пойду. Лучше почитаю газету или посмотрю новости. – На этих словах итальянец неспешно зашагал в сторону гостиной, не оборачиваясь на слова жены, словно не слышит их.
- Лучше навестил бы ванную. – Франческа встала в холле, держа большой противень с лазаньей, запах который уже расходился по всему дому, оповещая его жильцов, что до ужина осталось совсем немного времени. – И давно он стал таким… - Уже разговаривая сама с собой итальянка, не спеша раскладывала столовые приборы на стол. – Болеет. Но я всё равно не припомню того времени, когда во время болезни он не брился. – Женщина застала на месте, полностью окунувшись в свои мысли.
Итальянка всем нутром чувствовала, что с её мужем что-то происходит и это точно была не болезнь, на которую сослался последний. Тут было что-то другое, более серьёзное. Но что? Выпытывать у самого Орландо было бесполезно, слишком скрытным он был, что только сильнее заставляло переживать итальянку. Поговорить с семьёй? Но и её не было у мужа. Сколько бы простояла хозяйка этого дома в немой позе, полностью пребывая в своих мыслях, не известно, как вдруг раздался громкий звук клаксона.
- Орландо! – звонкий стук каблуков  пронёсся по первому этажу особняка. – Посмотри кто там. – Женщина замерла  в проёме между гостиной и холлом, пристально смотря на своего мужа, который смотрел куда-то в сторону, совершенно не замечая её присутствия. – Орландо! – Она уже почти вскрикнула, хотя это было не в её правилах. Но что поделать, её женское сердце чуяло неладное.
- Что? – Марино вздрогнул и непонимающе посмотрел на свою жену. Погруженный в собственные мысли он на мгновение потерялся во времени. – Что говоришь? Посмотреть? Хорошо. – Невнятно проговорив, мужчина тут же поднялся с кресла, потирая глаза. – Сейчас глянем, кто там такой шумный. В такое-то время. Тео точно не мог так сделать. Уж наш сын воспитан, как следует. Не то, что соседская шпана. Этот… - Шагая к входной двери, Орландо начал было разговор со своей женой, даже не убедившись в том, слышит ли она его. Скорее этот монолог был нужен ему самому, чтобы скорее вырваться из оков мыслей, которыми он был занят минутой ранее. -  Как его? Мэтью? Тот ещё поддонок растёт. И подумать только: он  и его родители наши соседи. – Открыв входную дверь, чтобы разобраться с очень шумными соседями, Марино замер на месте. Его глаза округлились, а руки затряслись. Он словно увидел мертвеца, который уже на всей скорости несся к нему на встречу.
Удар. Марино падает на пол, не издавая ни звука. Больше – он даже не попытался сопротивляться тому человеку, который без предупреждения налетел на него, словно ураган. Ещё один удар и на белоснежную рубашку, сверху которой красовался тёмно-синий кардиган, брызнула ярко алая кровь. 
- Милый, кто там? – В холле показался хрупкий женский силуэт. Она замерла на месте, как и её муж, который лежал на полу, держа за грудки мужчину, нависшего над ним. – Нет! – Из женской груди вырвался надрывный крик. – Не надо! – Силуэт двинулся на два шага вперёд. Не решаясь подойти ближе, словно понимая свою беспомощность, она снова крикнула. – Оставьте его в покое! Я вам всё отдам! Не трогайте его! – Слезы покатились по загорелым щекам. Беспомощность, которая сменяется решительностью дикой волчицы и Франческа на ватных ногах бежит к обидчику, замахиваясь правой рукой, в которой была сжата лопаточка для лазаньи. Но тут же замирает, когда её муж поднимается на ноги и, набравшись сил, ударяет своего обидчика в ответ.
- Это я-то говна кусок?! – В мужчине вскипала кровь, когда он схватил своего брата за грудки, готовый порвать его на клочки. От былого Орландо, который всегда отличался сдержанностью, не осталось и следа. -  Это вы, вы! – Он затряс Карло ещё сильнее, гладя ему прямо в глаза, словно выискивая там ответы на все свои главные вопросы. – С ворами и бандитами ничего не хочу иметь общего! – Он кричал во всё горло, не обращая внимания на то, что из соседних домов понемногу начали выходить люди. – Посмотри на себя! Да ты опять надрался! Я даже не помню тебя ни разу трезвым! – С силой толкнув своего брата на газон, Орландо принялся вытирать  правой рукой кровь с нижней губы. – Что ещё скажешь? Братец. – В последнее слово итальянец вложил всю свою ненависть и разочарование в человеке, на которого сейчас смотрел.

[NIC]ORLANDO MARINO[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2CL3P.gif[/AVA]
[LZ1]ОРЛАНДО МАРИНО, 47 y.o.
profession: нейрохирург в Госпитале имени Святого Патрика";
la famiglia: Франческа и Тео.
[/LZ1]
[SGN] La cosa principale è la famiglia[/SGN]

Отредактировано Teo J Marino (2018-02-25 15:45:54)

+4

4

Карло сам до конца не понимал, чего он хотел в этот момент добиться. Он не надеялся, что сумеет как-то повлиять на своего брата, перевоспитать его. Тому вот-вот стукнет пятьдесят, Орландо взрослый человек, у него семья, дети, а может уже и внуки, ему уже было поздно вправлять мозги. Как говорят врачи (интересное совпадение, ведь брат как раз им и являлся) - запущенный случай.
Наверное он был здесь для того, чтобы просто выплеснуть накопившееся, выговорить то, о чем долгие годы молчал. Слишком много этого дерьма было в нем, а дерьмо, как известно, сколько ты ни терпи, рано или поздно попросится наружу. Вот оно и попросилось, похороны отца стали для Карло предельной точкой, и уж лучше он вывалит его на брата - тот по крайней мере это заслужил - чем себе в штаны и станет самопожертвенно "наслаждаться" им в одиночестве. Нет, не в этот раз. Сегодня Карло хотел говорить правду. Если задуматься, он так редко ее говорил, даже в церковь на исповедь в последний раз лет двадцать назад ходил. Может от того и была на душе эта тяжесть?
Младший из братьев Марино все еще сжимал свой кулак. Костяшки на нем были перепачканы кровью, он замахнулся, чтобы ударить еще раз, но выбежавшая женщина, кричавшая так, как могут кричать только итальянки, остановила его. Должно быть, она приняла его за грабителя, но вместо того, чтобы кинуться к телефону и набирать 911, кинулась, вооружившись первым что попалось ей по руку, на защиту мужа и дома. Карло это естественно отвлекло. Он обернулся на нее, чтобы оттолкнуть в сторону, однако сделать этого не успел, пропустив ответный удар от вставшего на ноги брата. Удар получился у того хорошим, даже слишком. Нетрезвый Карло, с трудом стоявший на ногах итак, сделал по инерции несколько шагов назад и не упал с крыльца только по той причине, что Орландо держал его крепко обеими руками за грудки. - С ворами и бандитами? - Прозвучавшие слова брата подействовали на Марино, как еще один удар. Не сказать чтобы от них ему было больно - с этой болью он давно смирился, речь здесь скорее шла о контузии, ибо сколько бы лет ни прошло, понимать этот мотив Карло отказывался. - Мы твоя семья, а он твой отец, хочешь ты этого или нет, у нас кровь общая! - Не очень внятно проговаривая слова прокричал тем не менее ему в ответ младший Марино. Он хотел было зацепиться за рубашку брата, однако его рука успела захватить только воздух, и через мгновение Карло таки не удержался на ногах и упал с крыльца дома на газон.
В детстве, как и любые братья, они бывало тоже дрались, и Орландо будучи старшим всегда одерживал верх. Сейчас конечно в физическом плане Карло ему ничуть не уступал, а может даже и превосходил (не стоило забывать о его связанном с криминалом образе жизни), но вот в данный момент времени, учитывая состояние одного из братьев, исход драки грозился быть в точности таким же как в детстве.
- Удивительно, что ты вообще меня помнишь! - Карло не с первого раза, но все-таки поднялся на ноги. Коснулся рукой скулы, куда пришелся удар, и поморщился, почувствовав боль - похоже что синяка ему избежать не удастся. Пошатываясь, он повернул голову в сторону миссис Марино, кажется та не до конца понимала, что здесь происходило. Затем вновь посмотрел на Орландо. - Дино, - с укором в голосе обратился к брату по сокращенной форме его имени, как называли того в детстве отец и мать, а также все их друзья, с которыми они росли вместе, - тебе не стыдно? Считаешь нас непорядочными людьми, а сам до сих пор со своей женой не познакомил. На мой взгляд это как раз тебе порядочности не хватает, - ткнул в него указательным пальцем. - Что ж, есть, слава богу, ошибки которые исправить еще не поздно. Мое имя Карло, я брат вашего мужа, как вы наверное успели уже понять, - представился супруге своего брата и слегка поклонился. От поцелуев впрочем решив воздержаться, не уверенный в том, что миссис Орландо не пустит таки в ход свою грозную лопаточку для лазаньи. Похоже что он отвлекал ее от приготовления ужина. Какая оказывается у брата примерная семья. Интересно, его пригласят сегодня ко столу? - Прошу меня простить, сегодня были похороны нашего отца, - продолжил вводить ее в курс дела, хотела она того или нет. Ее муж столько лет ее обманывал, наверняка ей было интересно узнать кто его семья. - Я был с ним очень близок, мне эмоционально сейчас нелегко. Я думаю вы понимаете. У вас ведь есть отец? Или вы тоже сирота? - Произнеся последнее слово, Карло посмотрел на своего братца. Называть себя сиротой при живых родителях на взгляд младшего Марино было сродни тому, что желать им смерти. И Карло за это безоговорочно осуждал своего брата, ведь для него даже просто мысль о их смерти казалась греховной, не говоря уже о желании этого. - Я тебе знаешь, что скажу, - обратился к нему. - Не важно кто ты, врач, бандит или вор, главное - это оставаться Человеком. Наш отец так говорил. Он был Человеком. Я... я стараюсь им быть. А ты, Дино, ты - кусок говна, ты как был им, так и остался. Потому что, блять, только кусок говна способен не прийти на похороны родного отца!
[NIC]Carlo Marino[/NIC]
[AVA]http://www.antonicorone.com/antonicorone.com/biography_files/smRKSTTIGHTcrop.jpg[/AVA]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 43 y.o.
profession: гангстер, ростовщик;
[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

+1

5

- Общая кровь? – Тихо, еле слышным шёпотом проговорил Орландо, тяжело дыша. Эти слова, которые не имели под собой ничего грозного или сильного, смогли осадить разгорячённого итальянца, словно его чем-то ударили со спины. Мужчина стоял неподвижно  между своей женой и братом, который понемногу начинал подниматься с газона. Марино старший мог лишь безмолвно наблюдать за всем этим действом. А что он мог сделать? Самое страшное уже произошло: отец умер где-то вдали от своего старшего сына, а идеальная жизнь нейрохирурга трещала по швам. И самое мерзкое во всей этой ситуации, что он жалел о том, что не был рядом со своим стариком ни на смертно одре, ни  у крышки его гроба. Он жалел и злился на себя самого, что дал слабину, что не смог стать холодным по отношению к своей семье, которая состояла только из бандитов. Его кисты были сжаты в кулаки, с которых только что сорвалась маленькая капля крови куда-то на землю.
- Орландо?- Позади послышался тихий голос жены, которая была удивлена сейчас и желала, чтобы хоть кто-то прояснил ситуацию. Её рука с лопаточкой, которая была приготовлена для удара, медленно опустилась вниз. – Орландо, милый, что происходит? – Два коротких шажочка к мужу, каждый из которых  отзывался в сердце итальянца  дикой болью. «Всё разрушено! Всё, что я выстраивал долгими годами, рухнуло в один миг! Да он такой?! Этот мерзавец, который явился сюда без спроса! Ворвался и всё поломал, как когда-то в детстве. Этот сопляк всегда ломал мои игрушки. Вот и сейчас. Но уже жизнь.» Орландо мысленно ругался на своего младшего брата, сверля его глазами. Вся та боль, которую мужчина нёс в своём сердце все эти годы, закипала в нём снова и снова. Кулаки сжимались с новой силой, готовые в любой момент начистить рожу, наглецу  напротив, который так бесцеремонно ворвался в его идеальную жизнь. И он сделал шаг вперёд, как за рукав кардигана дёрнула хрупкая женская рука. – Не надо. Прошу тебя.
- Я, я… - Тяжёлый выдох и Орландо не может сказать ни слова от переполняющего его гнева, который он не может выплеснуть в присутствии своей жены, которая сейчас стояла позади него. Предстать перед нею монстром? Это невозможно! Перед кем угодно, но только не перед любимой женщиной. А тем временем Франческа, лишь украдкой выглядывала из-за спины своего мужчины, чтобы посмотреть на незнакомца. Прежде не видев мужчину ни разу,  женщина принялась разглядывать незнакомца от макушки до пят, когда в обрывках фраз услышала о родстве с её мужем. Не смотря на то, что оба мужчины уже покрылись морщинами и сединой, Франческа смогла уловить общие черты. Они были братьями!
- Франческа иди в дом! – Проблема была слишком очевидной, но решать её Орландо решил в одиночестве, точнее без своей жены, перед которой ему ещё стоило объясняться после. Но если отправить женщину в дом сейчас, то после можно будет соврать о том, что незнакомец был всего лишь товарищем из детства, который помутнел рассудком. Что нет никакого отца и семьи. Всё было придумано в его голове ещё в детском доме, где два подростка итальянца поклялись стоять друг за друга. Но Миссис Марино была не так проста, как могло показаться на первый момент.
- Подожди. – Осторожно произнесла она, вышагивая из-за спины своего мужа. Увидев в мужчине, который только что поднялся с газона, общие черты с её Орландо, Франческа словно прониклась к нему. Пусть не до конца, но выйти к нему без опаски она смогла точно. – Орландо, милый, это твой брат? – Миссис уже с укором смотрела на своего мужа, сдвинув брови на переносице. Её глаза выискивали во взгляде мужа правду. Но он лишь виновато опустил глаза в пол. Значит - это правда. Франческа ахнула, пытаясь уложить все новости воедино в своей голове. – Дино? – Повторив вслед за Карло, Франческа снова посмотрела на своего мужа. – Теперь я понимаю, почему ты не любишь, когда тебя так называют. – Теперь кровь закипала уже у итальянки, и она была готова отхлыстать лопаточкой для лазаньи уже своего мужа за то, что водил её за нос долгие годы, когда она безропотно доверяла каждому его слову. Но выяснять отношения дальше у всех на виду, было не в правилах миссис Марино. – Очень приятно, Карло, я Франческа Марино. Получается тоже Ваша родственница.– Протянув руку для рукопожатия, женщина украдкой  прошлась взглядом по улице. Почти не оказалось ни одного дома, на крыльцо которого не вышли бы хозяева, чтобы увидеть из-за чего поднялся шум. Тем были и плохи такие презентабельные районы, в которых жили люди, привыкшие к тишине, но не упускающие момента посмотреть на разборки. – Да что вы! Примите мои искренние соболезнования. – Женщина скрестила руки на груди, поворачиваясь к своему мужи. – Видимо тебе тоже стоит принести соболезнования? Ты так не считаешь? – Сейчас её голос наполнился злостью, но стоило миссис Марино вновь повернуться к новому родственнику, он тут же смягчился на со страдальческий. – Нет, я вас тоже прекрасно понимаю. – Она положила руку на плечо Карло и заглянула в его глаза. – Несколько лет назад. – Тяжёлый выдох, и Франческа вспоминает, что её отец умер уже более десятка лет назад. Но память настолько жива в её сердце, что женщина каждый раз говорит «несколько лет назад». – Давайте лучше пройдём в дом. Не стоит давать соседям тему для сплетен. Да и нужно помянуть вашего отца. Я сейчас всё устрою. – Миссис Марино ещё раз тяжело вздыхает, поворачиваясь к своему мужу. – А с тобой мы ещё поговорим. 
После этих слов, женщина с присущей ей грацией уходит обратно в дом, останавливаясь на его крыльце. Зная горячий нрав своего мужа, да и каждого итальянского мужчины, она понимала, что вот так просто это не закончится и был необходим её присмотр. И она была права.
- Это я то кусок говна?! – Орландо снова закипал. – Я просил вас оставить это занятие и жить честно! А что вы? Вы посмеялись надо мной с присущей фразой «на честности денег не заработаешь»! И кто теперь кусок говна. Скажи мне! – Ещё мгновение и Марино старший снова бы пустил в ход свои кулаки, если бы не женский голос.
- Я вас жду. – Холодный тон голоса, взгляд орлицы и стук ногтей по дверному косяку. Всё это говорило Орландо об одном – жену лучше не злить, а просто молча сделать то, что она просит. Поэтому он молча, стиснув зубы, отправляется к дому.
- Милости просим. – Процедив сквозь зубы, выпалил Марино старший, переступая порог дома.
[NIC]ORLANDO MARINO[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2CL3P.gif[/AVA]
[LZ1]ОРЛАНДО МАРИНО, 47 y.o.
profession: нейрохирург в Госпитале имени Святого Патрика";
la famiglia: Франческа и Тео.
[/LZ1]
[SGN] La cosa principale è la famiglia[/SGN]

+4

6

Супруга брата произвела на Карло самое приятное впечатление, хотя он и не исключал, что ее доброжелательность была вызвана лишь желанием отомстить. Все-таки Орландо водил ее за нос целых тридцать лет или около того. От осознания этой цифры и самому Карло становилось не по себе, она составляла больше половины прожитой им жизни, их не смогло примирить ни время, которое, как говорят лечит обиды, ни возраст, с которым ума обоим кажется так и не прибавилось. - Простите. - Услышав, что отец Франчески тоже мертв, Марино поймал себя на мысли, что шутка про сироту с его стороны вышла не самой удачной, и тут же поспешил извиниться за это, а заодно и за упоминание покойного родителя в принципе. Как уже и говорилось, Франческа нравилась итальянцу и обидеть ее словом или делом он не хотел. - Как моему братцу с вами повезло… Знаете, а вы бы понравились нашему отцу, я в этом уверен. Ваши родители тоже родом из Италии? Наша семья из Неаполя... Думаю, Орландо об этом не рассказывал. - Догадаться по имени было не трудно, едва ли кто-то еще назвал бы свою дочь Франческой, если он, конечно, не большой оригинал, впрочем, «оригиналы» это скорее явление современное, а в те времена, когда родились они, люди, в том числе и молодые, предпочитали отдавать дань традициям, оттого разнообразием имен те же италоамериканцы отличались не сильно. - К черту эти формальности, мы же родственники, можно и на «ты»! - Не попросил, а буквально настоял на этом, пользуясь тем, что алкоголь развязал ему язык. И, конечно, Марино понимал, ему не нужно было видеть, он буквально чувствовал то, как закипал его брат, и это было хорошо, Карло получал от происходящего удовлетворение, он знал что был прав на все сто, и донести эту правду до Орландо считал своим священным долгом. - Ты кто, мать твою? Ебаный проповедник? Или прокурор? - Произнес тише, приблизившись к родичу на расстояние полушепота, надеясь, что любезная миссис Марино не услышит этих грубых слов. - Я живу честно, я честен с самим собой, честен с моими друзьями, честен со своей семьей, - бросил этот камень обратно в Орландо, который в этом плане честностью похвастаться как раз-таки не мог, выдумав себе нелепую историю о несчастном и голодном детстве (это Карло сам додумал только что), должно быть, рассчитывая пробудить у женщины жалость к самому себе. - За ошибки, которые я совершал, я расплатился, я сам, без твоей помощи. - Тут он глянул на Франческу, ждавшую их в дверях, и не стесняясь, пояснил, что имел в виду, заметив, что та все слышала. - Девять лет в окружной тюрьме. Я не горжусь этим, тюрьма это плохо, долбанных девять лет потраченных в пустую, просто вычеркнутых из жизни. - Махнул рукой рубящим жестом в такт своих слов. - Но это было. Я получил определенный опыт, пусть и не самый лучший, сделал соответствующие выводы. Теперь у меня свой бизнес, семья, есть даже дочь, которую я люблю больше всего на свете. Нужно жить дальше. Я не прав? - Продолжал изливать душу, но теперь уже внутри дома, куда был приглашен доброжелательной хозяйкой. Между делом Карло осматривался по сторонам, проявляя вполне естественный интерес к тому, как устроился в жизни его брат. А устроился он, к слову, весьма неплохо, чего и следовало ожидать от человека его профессии. Как ни странно, но у Марино-младшего было немало знакомых из тех, кто давал клятву Гиппократа, все они зарабатывали более чем хорошо, но при этом, пытаясь еще и выгодно инвестировать свои сбережения, обращались за помощью к Карло. Занимаясь ростовщичеством, он мог предложить такую прибыльность, которую в столь короткий срок не давала ни одна другая инвестиция. Ссужая деньги тем, кто не мог по каким-либо причинам взять кpeдит в банке, итальянец брал за это солидный процент. Так вот теми деньгами, которые он давал в долг, не редко были сбережения таких же как и Орландо «честных» врачей, о которых, глядя со стороны, и не подумаешь, что те имели дело с гангстерами, выступая при этом на стороне «зла».
- Ну, а у вас как жизнь? Смотрю, ты преуспел. Хороший дом. - В чем-то Карло все же завидовал брату, дерьма в его жизни наверняка было меньше, нежели у него. Спокойствие, стабильность и все такое. С другой же стороны, если посмотреть, Марино понимал, что такая жизнь была бы не для него. Работа с девяти до пяти - это в принципе удел неудачников. И то как им командовала жена - наблюдая со стороны, бедного Орландо становилось даже жалко. - Слышь, - окликнул он его, когда Франческа скрылась на кухне, с которой доносились аппетитнейшие ароматы, - она всегда тебя в узде держит? Небось и зарплату всю до центра отдаешь? - Карло усмехнулся. Согласно статистике, впрочем, в большинстве американских семей бюджетом заведовали именно жены, но Марино-младший себя и свою семью к этому большинству, надо полагать, не причислял.
Остановившись возле комода, мужчина взял одну из стоявших на нем фотографий в рамке, на которой было запечатлено все семейство брата. - Мой племянник? - Вновь проявив сообразительность, поинтересовался у Орландо. - Сколько ему уже? - Карло поставил фотографию обратно, но не подрассчитал на пьяный глаз и, покачнувшись, та упала на пол, сопроводив встречу с ним звуком битого стекла. Он не хотел, но так получилось.
[NIC]Carlo Marino[/NIC]
[AVA]http://www.antonicorone.com/antonicorone.com/biography_files/smRKSTTIGHTcrop.jpg[/AVA]
[LZ1]КАРЛО МАРИНО, 43 y.o.
profession: гангстер, ростовщик;
[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

Отредактировано Frank Altieri (2018-04-24 07:51:48)

+1

7

Орландо стоял в дверном проёме, разделяющим гостиную от просторного холла. Сверлил глазами своего родного брата, которого уже давным-давно похоронил в своих мыслях и в своих рассказах. И вот сейчас этот тип стоял в его гостиной. Надменно рассматривал дорогие для Орландо вещи, словно те были не дороже обычной жвачки. Дышал перегаром, который распространился на всю комнату. Один вид этого мужчины выводил хозяина дома из себя. Спокойный и уравновешенный по обыкновению Марино закипал с каждой секундой. Он мог думать только о том, как хватает за шкирку младшего брата и вышвыривает из своего дома, давая смачный пинок под зад на прощание. Никаких братских объятий, слёз по ушедшему отцу. Ничего, что могло бы вызвать хоть каплю сожаления. Орландо пожирал глазами Марино младшего и был готов порвать на куски этого нахала, что заявился в его жизнь и перевернул всё с ног на голову, в любую минуту. Но не мог. Не мог позволить себе заставить свою женщину нервничать, не мог позволить себе перепугать её до сердечного приступа. Настолько сильно он любил Франческу, что был готов терпеть этого ублюдка столько, сколько было в его силах.
- Сейчас скоро всё будет готово. – Женский голосок раздался позади, заставляя мужчину немного повернуться в его стону. Без сомнения этот голос успокаивал Марино. – Вы там не переубивали друг друга? – Следом за голосом в дверном проёме показался силуэт жены. Убедившись в том, что муж стоит на одном месте, женщина снова скрылась за стеной, напевая одну из своих любимых песен. Она нервничала. Орландо знал этот как божий день. Всякий раз эта итальянка успокаивала себя, распевая любимые песни. Несмотря на внешнее спокойствие, миссис Марино была очень чуткой натурой. А песни – они всегда успокаивают.  К тому же голос был у неё прекрасный.
- Была прекрасной, пока ты не заявился. – Орландо всё так же следит за каждым движением своего брата, скрестив руки на груди. – Как видишь, обошёлся без вашей помощи. Да и грязные дела тоже мне не потребовались заработать всё это. – Разводя руками в стороны, мужчина сделал акцент на этих словах. – Ну что? Посмотрел? Выговорился? А теперь проваливай. Тебе тут не рады. – Итальянец нервно посмотрел на часы. С минуту на минуту в эту самую дверь должен был зайти его единственный сын, которому не следовало знать о существовании такого родственника. Орландо приложил немало усилий, чтобы вырастить из Тео достойного человека. Порой он был слишком груб с ним, пренебрегая интересами мальчика, свято веря в то, что это пойдёт на ему пользу.  Оставалась самая малость:  найти достойную партию для  сына и жить в ожидании внуков. Поэтому стоило как можно скорее избавиться от Карло. А потом договориться со своей женой о том, чтобы сохранить этот инцидент  в секрете в интересах сына. По крайней мере, до лучших времён. – Это не твоё дело! – Мужчина делает пару шагов в комнату, чтобы его голос, постепенно переходящий на крик, не был слышен для жены. – Не твоего ума дело! Видимо для такого прайдохи, как ты  не ведомо чувство уважения к своей женщине. Или отец не успел тебя этому научить? Ах, да! – Он делает ещё несколько шагов, придавая своего голосу язвительный тон. -  Навряд ли ты видел хотя бы одну женщину, которая была бы лучше проститутки. Другая женщина никогда не согласится лечь с тобой в койку. И вообще.  Думаешь, ты сможешь хоть когда-нибудь вернуться в этот дом?! Думаешь, что мы будем отмечать праздники вместе?! Обмениваться подарками на рождество?! – Кровь внутри него закипала с каждой минутой. Одно упоминание о том, что Орландо был подкаблучником выводила его из себя, не говоря уже о том, кем эта фраза была произнесена. Итальянец никогда не считал себя таковым, напротив считал себя лучше других мужчин, раз пронёс уважение к своей женщине через долгие годы. Но сейчас эта гордость за самого себя ушла куда-то глубоко в подсознание,  уступая место для гнева, который разрывал итальянца на части. – Убирайся отсюда, пока я сам тебя  не вышвырнул из моего дома. И если думаешь, что моя жена сможет мне помешать, то ты ошибаешься в этом! – Орландо остановился совсем неподалёку от своего брата, готовый прямо сейчас схватить его за шкирку и выкинуть из этого дома.
- Я почти всё. – Женский голос снова раздался позади мужчины и тот, тяжело выдыхая, успокаивается на мгновение.
- Племянник, но ты его не увидишь. Он приличный человек. Тоже медик, как и я. Так что общение с тобой навряд ли будем ему интересно. И будь уверен, он уже в том возрасте, что сможет начистить тебе задницу. – В последнем Орландо слукавил, прекрасно зная о том, что его сын никогда не учувствовал в уличных драках. Более того, сам Марино запрещал ему это делать, пытаясь объяснить, что кулаками ничего не докажешь. Тем более что для медика нет ничего дороже собственных кистей. – Поставь на место. – Итальянца раздражал каждый жест, каждое слово Карло, но вид падающей фотографии в одно мгновение вывел его из себя. – Мразь! – Глаза покраснели, а сам итальянец бросился с кулаками на своего родного брата. Удар и на его рубашку попадают капли крови.
- Орландо! – С кухни прибегает перепуганная женщина, которая, не раздумывая ни минуты, бросается на спину своему мужу, чтобы оттащить его от Карло. – Отпусти его!
- Пап? – В эту минуту в дверном проёме показывает фигура сына, который так не вовремя приехал домой.
[NIC]ORLANDO MARINO[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2CL3P.gif[/AVA]
[LZ1]ОРЛАНДО МАРИНО, 47 y.o.
profession: нейрохирург в Госпитале имени Святого Патрика";
la famiglia: Франческа и Тео.
[/LZ1]
[SGN] La cosa principale è la famiglia[/SGN]

+4

8

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » La famiglia non è facile