Представляете, Сакра онлайн уже целых 7 лет! Спасибо, что поселились в этом солнечном городе вместе с нами.
Где-то за стенкой капает не до конца закрытый Славиком кран, понемногу мотает оксимироновский счётчик, по копеечке тянет оксимироновские денежки... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 10°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » happy fuckin birthday


happy fuckin birthday

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Daniel & Martina Rossi
Сакраменто, ресторан "Bruscetta"
23 января 2018, вечер

+1

2

Усадив, конечно, не без усилий Дэнни младшего в автокресло и пристегнув его, я сама села за руль. Сегодня был мой день рождения. Последние годы я перестала придавать значение этому дню, и если бы не телефонные звонки с поздравлениями с самого утра, могла бы и вовсе забыть о нем.  Но невзирая на это, праздника в жизни иногда хотелось, особенно если практически целый год, как мне казалось, был сплошной рутиной (как я такого докатилась?) и только сын периодически не давал мне скучать. Поэтому можно представить как я удивилась, когда мой муж сам предложил как-нибудь отпраздновать этот день. Правда, мне совсем не хотелось приглашать гостей, устраивать шумную вечеринку, как могло быть раньше, просто хотелось побыть вдвоём, тем более, что теперь это оказалось почти невозможным. То итальянца не будет дома несколько дней, то малый будет капризничать и из-за чего ни на шаг нельзя будет от него отойти не только днём, но часто и ночью. А в того времени как он научился ходить сам без посторонней помощи, за ним нужен был глаз да глаз - своей неусидчивостью и активностью он явно пошёл в своего отца, в чем я не раз уже успела упрекнуть последнего. Сегодня же в конце концов можно будет отдохнуть, отвезя ребёнка бабушке - маме Даниеля. Даже после того как я отложила телефон после разговора с Розалин, я не была уверена, что она была рада этой идее. Но я прикусила себя за язык и решила не напоминать ее вечных недовольств по поводу того, что мы не даём ей видеться с Дэнни. Впрочем, она всегда была чём-то недовольна и я уже не обращала на это внимания.
Подъехав к дому Розалин и пока не спеша выходить, я повернулась к Дэнни, который не заметил, что мы остановились и продолжал пытаться разобрать (именно так это выглядело) или скорее ломать игрушечную машинку своими маленькими но быстрыми пальчиками. Выглядело это забавно, но я знала что эта игрушка ему через минуты две точно надоест и он возьмётся за что-нибудь новое,  - Эй, мы приехали, - услышав мой голос, он поднял на меня свои большие карие глаза, пробормотав что-то явно с претензией. Я вышла, на плечо закинув сумку с едой, одеждой и игрушками, а потом открыла заднюю дверь и наклонилась чтобы высвободить сына из его кресла. Он этому очень обрадовался и даже попытался сам сползти, как только почувствовал свободу, но я успела взять его на руки. - Правда же ты не будешь себя хорошо вести? Дай пять, - своей пухлой ладошкой он ударил по моей и мы направились к дому. Розалин Росси видимо услышала что мы приехали и как раз открыла дверь. Я решила не заходить вовнутрь иначе это все могло бы затянуться ещё на час-два, поэтому я только передала ей сумку со всем необходимым и  Дэнни,  который тут же начал вырываться из ее рук, требуя чтобы его отпустили ходить. Все равно уже я опаздывала, но из-за этого я не стала спешить. Заехав еще раз домой я сменила привычную одежду на темно-синее платье с открытой спиной и приведя себя в порядок, накинула пальто и  отправилась в ресторан, куда Даниель уже должен был подъехать, если закончил со своими делами. Так и случилось. Припарковав машину, я заметила уже стоявший рядом Лексус супруга. В ресторане почти все столики были уже заняты, что, собственно, не удивительно. Интерьер был почти что роскошным, - другого я не ожидала, ведь право выбора я предоставила итальянцу, - но не безвкусным, как это теперь часто бывает. Один из официантов, высокий подтянутый немолодой мужчина с сединой на висках, любезно согласился провести меня к нашему столику. Он был скрыт от посторонних глаз, так что я не сразу увидела спину супруга. Подойдя к нему сзади, я положила обе руки ему на плечи и немного наклонилась, - Надеюсь, не долго ждешь? - конечно, у меня было слишком хорошее настроение, чтобы вспоминать сколько раз итальянец не только опоздал, но и не пришел домой на обед или ужин, по правде, сейчас я даже забыла об этом. Ответив на короткий поцелуй. я села напротив Дэнни я стала рассматривать зал с живыми цветами на столах и большой хрустальной люстрой на потолке, но буквально в ту же минуту нам принесли меню. - Я сегодня только завтракала, так что я голодная как черт, - ухмыльнувшись и чуть стишив голос произнесла, не отрывая глаз от раскрытого в руках меню.

+1

3

Пока габаритный внедорожник премиум-класса несся по направлению к «Брускетте», лучшему, по моему мнению, ресторану итальянской кухни в городе, я с благодушной улыбкой размышлял о грядущем вечере. Свой день рождения (а сегодня был именно этот день) Мартина решила отпраздновать без лишнего шума, сразу завернув мою идею с вечеринкой, предложила устроить тихий семейный вечер и я, вопреки своим привычкам, не стал с ней спорить. Это был ее праздник, к тому же, я вполне понимал желание супруги побыть наедине -  с моим ненормированным графиком и, тем более, после рождения Даниеля младшего, такая возможность выпадала нам крайне редко. Однако, жаловаться на это у молодой итальянки, уделявшей теперь все свое внимание сыну, больше не оставалось ни времени, ни сил и, как я считал, как раз поэтому в нашей семье наконец воцарилось сравнительное (учитывая взрывные характеры обоих – это уже было настоящим достижением для нас) спокойствие.  Положа руку на сердце, сейчас я мог с уверенностью сказать, что был полностью доволен своим браком, как, - так мне бы хотелось думать по крайней мере, - и моя жена. Мартина часто сетовала на усталость и монотонность будней, тем не менее, выглядела абсолютно счастливой, когда возилась с Дэнни, увлеченная заботой о сыне и домашними хлопотами, она и о своем дне рождении вспомнила только пару дней назад, когда я спросил у нее, как именно ей бы хотелось его отметить. Что удивительно, я, в отличие от жены, про торжество не забыл и успел заранее подготовиться -предназначенную для Мартины вещицу, спрятанную в небольшой коробочке кричащего красного цвета , -которая сейчас мирно покоилась на соседнем сидении, -я приобрел еще на прошлой неделе. Подарок был скорее формальным, пусть и далеко не дешевым, но я рассчитывал, что все равно понравится молодой женщине.
Припарковавшись на стоянке возле ресторана, первым делом взглянул на золотой циферблат своего Ролекса – я опаздывал уже на четверть часа; хорошо зная свою супругу, я был уверен, что та уже вовсю дула по этому поводу губы и потому, не желая портить ни ей, ни себе настроение, решил поспешить. Однако смысла в этом было не много - оказавшись внутри заведения, я внезапно обнаружил забронированный мною столик пустым. Виновницу торжества мне пришлось прождать еще около тридцати минут; когда изящные ладони супруги опустились на мои плечи, я допивал, кажется, второй по счету бокал вина и уже почти на нее не злился.
- Не волнуйся об этом, я-то всегда найду чем себя занять, - Ответил Мартине с легким налетом раздражения, после чего, отсалютовав ей бокалом, залпом допил остатки вина и, наконец, обернулся. В тот же момент я сразу забыл о своем недовольстве, с застывшей на губах дурацкой ухмылкой медленно исследовал итальянку восхищенным взглядом, - Хотя знаешь - наплевать, это того стоило. Выглядишь просто сногсшибательно, детка! Иди ко мне, - Тут же, притянув Мартину к себе, оставил на ее губах ненавязчивый поцелуй.
Пока молодая женщина устраивалась за столом, я поймал себя на мысли, что не могу отвести от нее глаз. Я всегда гордился своей женой и ее неоспоримой красотой, но сегодня она показалась мне особенно очаровательной – хер его знает почему. Но вместо того, чтобы осыпать ее комплиментами, спросил о другом, о насущном, - Ну и как все прошло? – Мартина наверняка поняла, что я имел в виду встречу со своей матерью, любезно согласившейся сегодня посидеть с внуком, которые никогда не проходили мирно. Я должен был сказать спасибо жене за то, что она уступила и сама отвезла Дэнни к бабушке, тем самым избавив меня от двухчасовых наставительных лекций и беспричинного слезотечения, сопровождающих каждый мой визит к матери.  Общение с внуком же, напротив, только шло ей на пользу: совпадение или нет, но после рождения Даниеля младшего, мама начала чувствовать себя не в пример лучше и теперь вполне была в состоянии не только позаботиться о себе, но и уследить за неугомонным ребенком – в противном случае, я бы ни за что не доверил ей сына даже на короткое время, - Думаю, мы уже можем оставлять у нее Дэнни на подольше, как считаешь? На ночь или пару дней, может? Ты же знаешь, как мама его обожает и точно не будет против. А мы тогда сможем смотаться куда-нибудь на выходных, куда захочешь. Лос-Анджелес, Майами… Вегас? А что, почему нет? Ты ведь все время мне говоришь, что тебе нужно немного развеяться, -  Откинувшись на спинку стула, посмотрел на Мартину с озорным блеском в глазах, мне была интересна ее реакция на мое предложение.
Меню я так и не открыл - пока я равнодушно оглядывал зал, уже успел заметить спешившего к нашему столику с накрытым «баранчиком» блюдом в руках самого шеф-повара и, по совместительству, владельца заведения и необходимость в этом просто отпала.
- Дэнни, Мартина, сколько лет, сколько зим! – Восторженно поприветствовал своих гостей Джозеф ДиМанна.  Этого, всегда радушного, усача, я знал уже порядка десяти лет, а обедал в его ресторации и того дольше, потому совсем не удивился его появлению – своих старых друзей итало-американского происхождения мастер кулинарии всегда приветствовал и угощал лично, - Давненько вы уже не заходили, а я, между прочим, всегда очень рад видеть у себя! Нет-нет, унеси это, - Обратился к официанту, едва заметив в тонких пальчиках Мартины меню, - Дэнни сказал, что сегодня твой compleanno, так? Теперь я просто обязан приготовить для вас что-нибудь особенное. Как ты относишься к шафрану, Марти? - Тут он посмотрел на итальянку с живым интересом, после чего, как будто опомнившись, быстро снял крышку с блюда, которое держал в руках, - Подарок от заведения. Семифредо с орехами, белым шоколадом и безе под вишневым соусом. Готовил по рецепту моего деда – вот кто был настоящим виртуозом по части десертов!

Отредактировано Daniel Rossi (2018-02-27 15:03:47)

+1

4

Действительно, с того времени как родился Даниель младший, у нас с итальянцем почти не оставалось времени на то, чтобы побыть вдвоём. Я была занята домашними делами, он - работой, и я даже практически перестала возмущаться всеми неудобствами, которые приносил его рабочий график, но это отчасти потому, что у меня на это не хватало сил. По этой же причине мы больше не ссорились как раньше, когда в ход шли не только слова, но и любые предметы попавшиеся в ту секунду под руку. Но, в то же время, я бы не сказала, что мне не хотелось в какой-то момент вспомнить былое, не без веской на то причины конечно,  и не раз приходилось сдерживать себя, чтобы не устраивать сцен, когда в доме ребёнок, пусть и маленький. Если честно, года два назад я бы не поверила, что мы уживёмся с Росси, и уж тем более послала бы к чертям того, кто бы сказал, что я стану носить его фамилию. Тем не менее то, что должно было случиться - случилось и на данный момент я об этом ни капли не жалею.
Нотки раздражения в голосе мужчины по поводу моего опоздания я, конечно, успела уловить, но не стала обращать на это внимание, так как, увидев меня, его лёгкая раздражённость куда-то улетучилась и я с нескрываемым удовольствием поймала на себе его восхищенный взгляд, правду говоря, это всегда мне льстило. Ухмыльнувшись, комплименты, на которые Даниель никогда скуп не был, я оставила без ответа. И не удивилась когда он спросил о том, как все прошло. Не удивилась потому, что знала об отношениях между Дэнни и его матерью, после нечастых встреч с которой у него обязательно начинала болеть голова и он становился вспыльчивее чем обычно. У меня с ней отношения сложились иначе, может быть даже потому что она знала своего сына и знала то, что не каждый выдержит его несносный характер (я, по моему скромному мнению вообще считала, что Дэнни повезло со мной), а после рождения внука она стала даже благосклоннее ко мне. Но, несмотря на это, я не искала с ней лишних встреч, так как иногда избежать ее лекций как нужно правильно (!) делать что-либо попросту не удавалось. Тогда головная боль начиналась у меня. И это было не менее страшно. - Быстро и безболезненно, - улыбнулась вопросу супруга, - Боюсь только, что Дэнни сегодня днём выспался и как бы не переутомил бабушку до конца дня, потому что я попросила ее еще на ночь посидеть с ним... ты же против ничего не имеешь? - последний вопрос, конечно, не требовал ответа, просто хотелось посмотреть на реакцию супруга - не собирается ли он хотя бы сегодня уезжать по срочным делам ночью. Впрочем, я была в таком расположении духа, что даже не думала, что что-то может испортить сегодняшний вечер.
- Конечно! И чем дальше, тем лучше, - я даже отставила меню, когда услышала от итальянца предложение съездить куда-нибудь на выходных. Я давно была уже не против сменить привычную, уже немного надоевшую, мне обстановку, о чем систематически напоминала Дэнни, который якобы постоянно об этом помнил, но в итоге отделывался молчанием. В один момент я была даже готова взять Дэнни младшего и уехать с ним к своей маме. - На этих выходных, да? Надеюсь Розалин согласится, ты мне ведь уже давно обещал, - не сдержала всё-таки себя и припомнила давние обещания, но накрыв его руку своей ладонью я встретилась с супругом взглядом наполненным счастливым блеском. Буквально через секунду рядом с нашим столиком появился сам шеф-повар ресторана, давний знакомый Дэнни, с ним же я виделась только несколько раз, но знала и помнила, что готовил он поистине потрясающе. ДиМанна с первых минут располагал к себе, а от его блюд невозможно было оторваться. - О, добрый вечер, Джозеф! - выслушав слова приветствия, продолжаю, бросив короткий взгляд на своего супруга, - Обещаю, что теперь будем заходить чаще. Удовлетворившись ответами, ДиМанна ловкий движением поставил на стол перед нами две тарелки с тем самым подарком от заведения - знаменитым итальянским десертом семифредо. - Мартина, что скажешь? – неугомонный, c неподдельным интересом обратился ко мне гений кулинарии, ожидая моей оценки. Подобрав ложечкой немного десерта, отправила лакомство в рот и прикрыла на мгновение глаза, чувствуя, как оно тает, - У меня нет слов! – улыбнувшись, ничуть не кривлю душой, ведь это действительно было так – сколько раз я не пыталась сама приготовить семифредо, у меня не получался он настолько воздушным, как здесь. Короче, ДиМанна в очередной раз превзошел самого себя. – Дэнни, у тебя не жена, а сокровище! А теперь, удаляюсь, кажется, я знаю, что хочу для вас приготовить! - и в ту же секунду этого радушного толстячка уже не было. - Вот-вот, Дэнни, даже другие тебе об этом говорят, - рассмеялась я после комплимента шеф-повара в мою сторону.

+1

5

Я не любил обсуждать свои напряженные отношения с матерью, а еще меньше - рассуждать на эту тему. Ни со своей женой, ни, тем более, с кем-то еще. Хорошо зная Розалин и ее сложный характер, со временем я научился не обращать внимание на ее извечные придирки и упреки, был уверен, что таким образом она просто пыталась привлечь к себе внимание.  История с ее, как оказалось теперь, мнимой болезнью была ярким тому примером – как только пожилая итальянка захотела видеться с внуком, внезапно оказалась совершенно здоровым и здравомыслящим человеком, хотя какое-то время назад упрямо утверждала, что не может обойтись без посторонней помощи. Я не был так уж сильно удивлен этому факту и отнесся соответствующе - как к чему-то само собой разумеющемуся, а моя жена (здесь нужно отдать ей должное) - с терпением и снисходительным хладнокровием.
- Ничего, ей полезно будет ненадолго отвлечься от просмотра своих тупорылых ток-шоу или чем она там, блять, занята целыми днями, - Ответил Мартине по поводу ее переживаний насчет того не измучает ли гиперактивный Дэнни свою бабушку. Я был убежден в том, что заботы о ребенке немолодой женщине, пару лет назад уже не чаявшей понянчить внуков, были только в радость. В противном случае, я полагал, мама бы и дальше притворялась полунемощной тяжело больной, - Раз уж теперь вся ночь в нашем распоряжении, -  Понизив голос до интимного хрипа, решил перевести тему на более приятную, - Чем хочешь заняться после ужина? Можем поехать в «Плазу», например. Ты ведь там еще не была, верно? Хорошо проведем время, потом снимем номер в Хаятт Ридженси, самый лучший, а утром -позавтракаем в ресторане с видом на Капитолий. Как на это смотришь? – Обычно не склонный к романтическим порывам, сегодня я пребывал в самом доброжелательном расположении духа и хотел сделать для Мартины что-нибудь приятное. Потому, даже не предлагал ей после ресторана отправиться прямиком домой, зная, как итальянке осточертело сидеть в четырех стенах. Я и сам, на самом деле, иногда скучал по ее обществу, особенно сильно, когда она становилась такой, как сейчас – красивой, счастливой и безмятежной.
Я, конечно, заметил и как загорелись глаза супруги, когда я предложил ей выбраться на выходных куда-нибудь из города.  В том, что итальянке действительно нужен был (по утверждению уже ее матери, чуть ли не жизненно необходим) отдых я нисколько не сомневался, но в силу понятных обстоятельств, мало что мог ей предложить. Теперь, когда Дэнни немного подрос и перестал так сильно нуждаться в материнской опеке, можно было всерьез подумать и о полноценном отпуске. Я еще не говорил на эту тему с Фрэнком, потому не стал зазря обнадеживать Мартину. Что же касалось недолгой отлучки, - На эти, следующие – без разницы, как я сказал – поедем, когда и куда захочешь, - Намеренно пропустив мимо ушей претензию жены, я чуть сильнее сжал в руках ее пальцы и улыбнулся.
Немного позднее, беседуя с владельцем заведения, я усмехнулся обещанию молодой женщины заглядывать в «Брускетту» почаще, - Знаешь, Джоуи, если мы будем приходить чаще, то кое-кто перестанет пролезать в двери, - Тут я окинул Мартину деланно-придирчивым взглядом, но как только ее брови сомкнулись на переносице в возмутительном выражении, сразу же поспешил закончить шутку, - Или почему, как ты думаешь, мне пришлось покупать машину побольше? От твоей аматричаны же, нахрен, невозможно оторваться! При всем уважении, зайка, - Добавил на случай, если моя супруга обидится на то, что ее пасте я такие комплименты делал не часто.  Впрочем, мы с Мартиной не раз обедали в «Брускетте» и она, конечно, знала – в отношении кулинарных способностей ДиМанны я нисколько не преувеличивал.
Когда однокурсник Майка удалился на кухню, не забыв напоследок похвалить мою жену, я с игривой полуулыбкой наблюдал за, мигом расцветшей от комплимента, итальянкой. На очередной укол в свою сторону, опять же, предпочел ничего не отвечать. Вместо этого наполнил бокалы вином.
- Хочу выпить за тебя, l'uccellino. За тебя и этот вечер, - Поздравить Мартину я успел еще утром, поэтому не стал произносить длинных речей, только слегка, с чуть слышным звоном, ударил своим бокалом о ее, сделал небольшой глоток сухого Шарм-Шамбертен и сразу же отставил фужер обратно. Затем, недолго порывшись в карманах, положил на стол брендовую коробочку небезызвестного ювелирного дома и одним мизинцем, обыкновенно украшенным толстым золотым перстнем, пододвинул ее к итальянке. Внутри Мартина обнаружила изящный браслет на тонкой, украшенной бриллиантами, цепочке из белого золота от Картье. Зная, что моя жена предпочитает неброские украшения, я надеялся, что и мой подарок придется ей по вкусу. Если же нет – чека у меня все равно не было, - Нравится?

подарок

https://images.vfl.ru/ii/1519731840/ff9eb734/20754028.jpg

+1

6

Я не стала переубеждать супруга быть с матерью немного помягче. В их отношения я тем более не вмешивалась, мне вполне достаточно было того, что я видела сама и знала. В самом деле, не за этим мы пришли сюда. В ответ на заверения Даниеля, что для Розалин время с внуком пойдет на пользу, я лишь коротко хохотнула и помотала головой. Надеюсь, он действительно был прав, иначе нам просто не с кем будет оставить сына в другой раз, когда понадобится, а к услугам няни я не прибегала и, упаси боже, не собиралась. Я была слишком ревнива и недоверчива, чтобы незнакомому человеку доверить дом и, самое главное, присмотр за своим ребенком, которому едва исполнился год. 
  - А я ведь уже начала забывать, какой ты у меня романтик, - криво усмехнулась, подперев ладонью голову и с прищуром взглянув на Дэнни, после того как он вслух распланировал практически всю нашу ночь. Конечно, я была почти уверена, что дело было не в романтическом порыве, а в том, что муж мой привык жить на широкую ногу и никогда не отказывать себе в прихотях. Но я не имела ничего против, ведь все это делалось, в том числе, и для меня, а возможно и в первую очередь. В этот момент я словила себя на мысли, что мне совсем не хотелось, чтобы этот вечер заканчивался – я была счастлива быть рядом с таким итальянцем, с которым забывались все те размолвки, что были раньше между нами. – Что думаешь о том, чтобы вместо «Плазы» просто прогуляться, пройтись по набережной? – промурлыкала, водя указательным пальцем по поверхности стола. Конечно, в другое время я не прочь была развлечься с итальянцем в закрытом клубе, о котором он говорил, но сегодня мне хотелось немного спокойствия. Тем более, днем сейчас температура воздуха поднималась практически до двадцати градусов, так что вечера не были такими холодными, чтобы отказываться от небольшой прогулки в компании с дорогим человеком.
Спустя некоторое время, в разговоре с шеф-поваром Брускетты, меня даже позабавила немного шутка Даниеля, но своим насупленным взглядом я припомнила итальянцу о ее неуместности, что он, к счастью, тотчас же понял. Я, конечно, далеко не принадлежала к числу тех женщин, которые считают каждую съеденную калорию, но только потому, что никаких проблем с фигурой у меня, как я считала, никогда не было, к тому же теперь, когда, в домашних заботах, я и вовсе могла не вспомнить об обеде или ужине. – Наверное, стоило бы мне взять несколько уроков у Джо, хотя уверена, что он не выдал бы своих секретов, - конечно, мне было далеко до таких мастеров кулинарии, но я была вполне довольна своими умениями, несмотря на то, что итальянец иногда пытался придраться к тому или иному блюду, приготовленному мною.
Итальянец давно уже перестал отвечать на мои колкие, впрочем, вполне безобидные, замечания, пускай мне иногда нравилось следить за его реакцией на мои слова, а часом и за деланным безразличием, как сейчас. Проследив как бокал наполняется красным вином, я после подняла его, отсалютовав супругу и только пригубила. – Кстати…, - хотела было продолжить разговор, но мужчина тем временем пододвинул ко мне красную коробочку Cartier. Открыв ее мне буквально вылетело из головы, о чем я хотела сказать супругу перед этим, - Мадонна! Дэнни, он прекрасен, - вызывающих, тяжелых украшений я не любила, а этот изящный браслет был как раз в моем вкусе. Не прошло и минуты, как украшение уже красовалось на тонком запястье, - Поможешь? – обратилась за помощью к итальянцу, так как самостоятельно его застегнуть я бы не смогла. Пусть я уже и привыкла к дорогим подаркам мужа, я все равно любовалась браслетом на котором переливались бриллианты так, будто впервые вижу что-либо подобное. – Люблю тебя, - произнесла шепотом чуть наклонившись над столом в сторону супруга, а потом так же быстро вернулась в прежнее положение, выпрямив спину. – А ты так и не попробовал семифредо, - словно спохватившись уже отделяла небольшую часть десерта ложкой и протянула ее супругу. Я же вернулась к бокалу вина и откинулась на спинку кресла, сделав небольшой глоток, окинула взглядом зал. Только что появились новые гости. Точнее, один мужчина, который направляясь к своему столику заметил нас. Взгляд его упал на моего супруга, и его губы сразу же растянулись в ухмылке. Очередной знакомый Даниеля? Я вопросительно посмотрела на итальянца.

Отредактировано Martina Rossi (2018-03-02 02:05:47)

+1

7

- Только не трепись об этом. Сама понимаешь, я должен сохранять лицо, - Ответил Мартине в такой же шутливой манере. Романтиком в том смысле слова, который привыкли вкладывать в него женщины, я на самом деле никогда не был, но любил побаловать жену роскошными подарками. Таким образом я пытался компенсировать отсутствие должного внимания со своей стороны, в первую очередь, а уже потом – сделать супруге приятное. И, тем не менее, я считал, что итальянке повезло с мужем не меньше, чем мне с женой – ей не приходилось ничего у меня выпрашивать или требовать. Другое дело, что мой вариант сублимации Мартину не слишком-то устраивал, время от времени она даже пыталась объяснить мне, что это все ей совсем не нужно, простодушно заявляла при этом, что бабки не самое главное в жизни - чем только выводила меня из себя. Я трактовал ее слова иначе, полагал, что Мартина пытается выставить меня циничным уебаном. Не то, чтобы женщина здесь сильно во мне ошибалась, но мне все равно были неприятны эти разговоры. Двойной смысл я увидел и в ее, казалось бы, совершенно невинном предложении просто прогуляться по набережной вместо того, чтобы, со свойственным мне размахом, оттянуться в закрытом клубе, и потому сразу воспринял его в штыки.
- Да ну нахуй, мы ж не студенты голожопые. Я давно могу себе позволить сводить жену в местечко поприличнее, - Стараясь скрыть свое недовольство, улыбнулся жене самым искренним образом. Меньше всего мне сейчас хотелось портить вечер очередной бестолковой перебранкой, но и морозить яйца во время прогулки  я тоже как бы не собирался, - Если не хочешь в «Плазу» поедем в другое место, мне не принципиально, - Лениво махнув рукой, решил оставить все обсуждения на потом. В конце концов, мы только что пришли в «Брускетту», вполне возможно, что после вкуснейшего сытного ужина (а если за готовку брался Джоуи ДиМанна, другим он быть просто не мог) нам в принципе расхочется куда-либо ехать.
Тем более, когда я отдал Мартине ее подарок, кажется, она и вовсе забыла об этом разговоре. За тем как итальянка, с неподдельным восторгом на красивом лице, примеряла украшение, я наблюдал с ласковой ухмылкой. Я всегда находил восхитительной привычку молодой женщины реагировать на каждую подаренную мной побрякушку так, как будто это был первый бриллиант в ее жизни и потому, помогая ей застегнуть браслет, не удержался и коснулся губами ее открытой ладони, - Очень на это надеюсь, - Что любит, разумеется.
Вопросительный взгляд Мартины на себе я заметил в тот момент, когда запивал слишком приторный на мой вкус десерт кислым вином. Утерев салфеткой губы, уже собирался было поинтересоваться у итальянки в чем дело, но в этот момент меня кто-то окликнул. Обернувшись, я сразу узнал мужчину, который, отослав администратора, теперь  двигался прямиком к нашему столику. И потому грязно выругался себе под нос. Этого человека звали Бенджамин Ривман, хотя он сам, будучи страстным поклонником гангстерских хроник, предпочитал, чтобы его называли Багси. Наполовину немец, наполовину еврей, он  имел внешность голливудской звезды - высокий рост,  выразительные зеленые глаза, черные, как смоль, кучерявые волосы, привлекательные черты лица. Располагающая наружность, при его профессии, играла не последнюю роль – для внешнего мира Багси являлся успешным предпринимателем, владельцем самого крупного в Сан-Диего модельного агентства, но, - несмотря на то, что девочки Ривмана время от времени все же светились на глянцевых страницах, - деятельность его фирмы ничего общего с модельным бизнесом не имела – под громким названием скрывался притон, а сам он был, по сути своей, обыкновенным сутенером.  И я, разумеется, не хотел, чтобы рядом с моей женой околачивались такие типы. Потому светящегося радушием незваного гостя я встречал злобным взглядом, даже не пытаясь изобразить радость встречи. Мне и не обязательно было - кто он, нахрен, такой, в конце концов. Но Багси сделал вид, что не заметил моего раздражения и, поздоровавшись со мной, галантно протянул свою ладонь Мартине, - Багси Ривман, очень рад знакомству, - Обворожительно улыбнувшись моей супруге, по-джентельменски поцеловал ее руку, - А у тебя губа не дура, Дэнни. Как и всегда. 
Я как раз собирался напомнить Багси о неуместности его присутствия и отослать подальше, когда он, наконец оторвавшись от итальянки, обратился ко мне, - Я почему-то был уверен, что встречу тебя здесь. Собственно, я как раз хотел поговорить с тобой. Насчет наших непоняток с Ричи, если ты понимаешь о чем я, - И я понимал. Багси Ривман был сосредоточием огромного количества всяческих пороков, но главным, приносящем ему больше всего проблем, был азарт. Так, заколачивая немаленькие денежки на своих шлюхах, он почти все их спускал у букмекеров, в подпольных казино и игровых автоматах. Его долги росли, как снежный ком: проигрывав все свои сбережения, он сначала занимал у знакомых, а когда те, прознав о его зависимости, перестали давать - обратился к бандитам, брал деньги в рост, но затем так же  просаживал и их. Тем не менее, задержек с возвратом до недавнего времени у Багси не было.  Но взяв в прошлом месяце около тридцати тонн (сейчас, понятное дело, долг уже вырос), по словам ДиНаполи, -который теперь вел мои ростовщические операции в Сан-Диего,- уже дважды просрочил выплату, более того, с тех пор старательно избегал Ричи - не отвечал на звонки, перестал появляться в своем офисе, в общем, вел себя крайне не правильно. А теперь, значит, вот так запросто заявляется в Сакраменто с охуенно самодовольным видом? – Ты меня знаешь, Дэнни, сколько мы уже знакомы, а? Может, поговоришь с Ричи об отсрочке…
- А ты не охуел, Багси? Хорош пиздеть, - прервал сводника прежде, чем тот успел наговорить лишнего в присутствии моей жены. И натянув фальшивую улыбку,  обвел рукой стол, - Мы тут чутка заняты, если ты не заметил. Пришел сюда, портишь нам с женой вечер – это не слишком-то вежливо.  Если хочешь о чем-то поговорить, говори с Ричи. Я уверен, он будет счастлив тебя видеть, - А если будет в настроении, то, может, и не станет с порога ломать тебе ноги. Последнее я, разумеется, вслух не сказал.
Ривман собирался было что-то ответить, но в этот момент окликнули уже его. Обернувшись на голос вместе с полу-жидом, я  сначала подумал, что мне показалось. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы убедиться в том, что женщина, которая сейчас лихорадочно оглядывалась по сторонам, была мне хорошо знакома, - Твою мать, - Непроизвольно вырвалось у меня. Багси же, увидев свою спутницу, тут же просиял и, чтобы привлечь ее внимание, начал по-детски размахивать руками.
- Я здесь, детка. Иди сюда, познакомлю тебя со своими друзьями, - Потом он наклонился в мою сторону и сально прошептал, - Такая телка, ты не представляешь! Просто высший сорт. Мы  в Лос-Анджелесе познакомились только на прошлой неделе, но может придется жениться.
Когда я заметил, что Мартина смотрит в ту же сторону, что и мы,  я уже точно знал – вечеру пиздец.

Отредактировано Daniel Rossi (2018-03-08 21:52:13)

+1

8

- И правильно делаешь, - Что надеется, разумеется. С полуулыбкой замечаю, как мурашки по коже пробежали от одного прикосновения итальянца к моей ладони. Временами Даниель казался мне поистине идеальным супругом, а в такие моменты и я не брезговала выражением своих самых теплых чувств. Мне даже плевать было на то, куда мы поедем после ужина, и поедем ли вообще.
К сожалению, интимный момент был прерван. Прерван был знакомым итальянца, от появления которого последний был совсем не в восторге, насколько я могла судить по реакции супруга. Его недобрый взгляд говорил сам за себя. В отличии от незнакомца, который сохранял белозубую улыбку на лице и был очень даже приветлив. В общем, он располагал к себе, но ровно до той секунды, как отпустил комментарий в мою сторону. Как и всегда? Остатки учтивой улыбки стерлись с моего лица и я взглянула на него, вскинув брови. Возможно, я и исковеркала смысл слов, сказанных Ривманом, и он вовсе не имел в виду, что я лишь очередная «подружка» итальянца. Что бы там ни было, комплимент мужчины не удался, и в итоге я лишь посматривала, переводя взгляд с одного мужчины на другого, во время их короткого диалога. У них явно были какие-то общие дела раз этот, с голливудской улыбкой, просил о какой-то отсрочке. Если речь шла о деньгах, тогда мне вполне понятна нескрываемая злоба Даниеля. Впрочем, подробностей я так и не услышала, так как итальянец достаточно грубо, резко прервал разговор, прямо сказав, что Багси Ривман здесь лишний. В это же время я, с непроницаемым и безынтересным выражением лица, крутила между пальцами тонкую ножку бокала с вином, что стоял на столе. Мне не хотелось, чтобы в мой день рождения, Даниель решал свои дела, ведь неизвестно, когда мы сможем провести время вдвоем, несмотря на обещания супруга куда-нибудь съездить. Громко и деланно вздохнув, я также подняла глаза, услышав чей-то голос – кажется, окликнули этого самого нежданного знакомого итальянца. Может он в конце концов уйдет?
Впоследствии мне придется не раз пожалеть об этом всем вечере, который начинался так хорошо, а закончился так неожиданно дерьмово. К нам приближалась Катерина Ривелли. Моя кузина. Человек, о котором, я надеялась, больше никогда в жизни не услышать, не говоря уже о том, чтобы ее увидеть. Правда, сама девушка так не думала. Катерина, практически подбежав к нашему столику на своих огромных каблуках, в не менее вызывающем наряде, громко чмокнула своего спутника и с изумлением посмотрела на нас. Она на мгновение опешила, увидев знакомые лица, но потом видимо взяла себя в руки, - Марти, Дэнни! Какая встреча! После этих слов у нее хватило совести лезть целоваться сначала к Даниелю, а потом, как ни в чем не бывало, ко мне. Я же резким движением отодвинулась, отвернув вспыхнувшее красной краской лицо. Вся эта ситуация походила на дешевый фарс, чью-то совершенно несмешную шутку. Сжав губы в тонкую полоску, я бросила холодный взгляд на своего супруга, а потом испепеляюще посмотрела на Катерину. Кузина моя не была последней дурой, чтобы не понимать, что я давно узнала о ней и итальянце. И я не собиралась притворяться, играя, словно ничего не произошло. Короче говоря, аппетит, как и настроение, были окончательно испорчены. – Вы что, знакомы? – Багси вдруг проснулся. Я же словно онемела. Возмущение и злость тягостным комом застряли где-то в груди, казалось, я не смогу сдвинуться с места.  – Марти, что-то случилось? – участливо спросила Катерина. Нет, может она действительно дура?  Я выдерживать этого была не в силах. – Скажи уже что-нибудь! – швырнув в бок тканевой салфеткой, я поднялась из-за стола и обратилась к своему супругу, не обращая внимания на других присутствующих здесь, - Я хочу уехать отсюда. Сейчас же - нависла над мужем сверля его взглядом. Мой начальственный тон вряд ли ему понравится, только на самом деле в ту же минуту, я изо всех сил пыталась сдержать себя, чтобы не закатить истерику прямо в ресторане – мое состояние выдавали только красные пятна на лице и дрожащие руки.
Внутри вспыхнули давно забытые чувства – я не простила ей того, что она переспала с моим мужем. О Даниеле я старалась пока не думать, надеялась просто уехать. Мне не хотелось из-за какой-то шлюхи ссориться с мужем в свой день рождения.

Отредактировано Martina Rossi (2018-03-08 21:43:17)

+1

9

Как и Мартина, я надеялся никогда больше не услышать о Катерине Ривелли и тем более не хотел, что бы о ней вспоминала моя жена. После того, сколько времени, сил и нервов было потрачено на восстановление мира и нормальных взаимоотношений в нашей семье,  появление сексапильной кузины Мартины было, мягко говоря, некстати. Удивительно, что сама девушка при этом (следуя примеру своего нового хахаля, что ли) как будто бы не замечала ни моего раздраженного вида, ни испепеляющего взгляда своей родственницы. Я не ожидал, что ей, после всего случившегося, достанет наглости не только заговорить с Мартиной, но и теперь, как ни в чем не бывало, лезть к ней с распахнутыми объятиями. Размышляя об этом, я не успел отвернуться от приветственного поцелуя в щеку, что, разумеется, так же не понравилось моей супруге. Игнорируя Багси, она удостоила меня не менее уничижающим взглядом, каким секунду назад сверлила свою, такую всю чуткую, кузину и, шумно поднявшись с места, сообщила, что хочет уйти. Недовольно стиснул челюсть в ответ на совершенно неподобающий тон Мартины, но промолчал – учитывая все обстоятельства, она имела полное право злиться, в том числе, и на меня. Мне нечего было сказать. 
Когда жена, не дождавшись от меня ответа, громко цокая каблуками, бросилась в сторону выхода, я не стал ее останавливать. Во-первых, потому, что хотел дать ей время остыть, к тому же, я вряд ли бы успел за ней – итальянка вылетела на улицу с такой скоростью, как будто все это время не с ребенком сидела, а марафоны бегала, даже свое пальто из гардеробной не забрала. Я не сразу последовал за Мартиной так же потому, что внутри меня закипала злоба и, предчувствуя не самый приятный разговор, не хотел выплескивать ее на супругу. Не она была причиной моего негодования и даже не ее приказные интонации, а сама ситуация в целом. Но больше всего остального меня бесил этот напыщенный кусок дерьма, Багси Ривман, его я винил в случившемся в первую очередь. Мало того, что ему хватило смелости заявиться ко мне и просить о чем-то спустя месяц «пряток», это он притащил сюда Катерину, чем, пусть и не намеренно, нехило мне поднасрал. Сам Багси, конечно, понятия не имел, что натворил.
- Что произошло? Не понимаю, я что-то не то сказал? Или это ты ляпнула? - Продолжал сыпать вопросами недоумевающий бизнесмен, обращаясь к своей спутнице. С того момента, как Мартина ушла, он не затыкался ни на минуту и, в итоге, мое терпение лопнуло, - Закрой пасть, - Взрыкнул, тут же подскочив со стула так резко, что тот рухнул на пол. Благо, в заведении было достаточно шумно, чтобы никто не обратил на это внимания. Сомкнув пальцы одной руки на гладковыбритых щеках обалдевшего игромана, второй рукой схватил того за горло, - Ты кем себя возомнил, интересно? Считаешь, что можешь вот так приходить ко мне? Пидор ряженный, -  От бешенства у меня звенело в ушах. Багси, схватившись за мою руку, сжимавшую его горло, таращился на меня растерянным взглядом, но молчал. Как и его подружка. На ее лице при этом не было ни тени беспокойства. Но именно ее присутствие заставило меня придержать злобу и отпустить должника. Пока тот пытался отдышаться, я залпом осушил бокал с вином и продолжил, - У тебя неделя на то, чтобы встретиться с Ричи и все… решить. Одна неделя, Багси! – Ривман лихорадочно закивал, я же вытащил из внутреннего кармана стильного пиджака несколько купюр и бросил их на стол, засобиравшись уходить. Но тут случайно наткнулся на пронзительный взгляд родственницы Мартины, - Как так получилось, блять, что из всех телок, ты решил трахать именно эту? – Задал побелевшему сутенеру риторический вопрос. Вся эта ситуация казалась слишком уж мелодраматичной, чтобы быть правдой. С презрительным выражением на лице, я, не удостоив Ривелли ни взглядом, двинулся в сторону выхода.
Мартину я обнаружил возле ее машины. Итальянка провела на улице не так много времени, но, как мне показалось, уже успела замерзнуть – потому,  в первую очередь, я накинул супруге на плечи ее пальто.  Но своих рук от нее убирать не спешил, молча пытался понять нужно  ли нам говорить о случившемся.  Я , честно говоря,  все равно не имел ни малейшего понятия с чего начать этот разговор.
- Если хочешь, можем поехать в другой ресторан.  В "O'Chalet», например, мм? Тебе там нравится вроде, - Мои попытки замять тему были не слишком убедительными, наверняка показались Мартине глупыми. Но, если честно, мне не хотелось говорить о моих прошлых ошибках и снова ссориться из-за этого с женой, хотя  понимал настолько неприятно ей было теперь видеть свою кузину. Я не был виноват в сегодняшней встрече родственниц, но все же  решил извиниться перед женой за испорченный вечер, - Слушай, l'uccellino, извини за это. Я понятия не имею, что этот придурок здесь делает и, тем более, ничего не знаю о них с Катериной. Давай просто забудем об этом, идет? Не хочу слушать эту негативную хуйню снова.

Отредактировано Daniel Rossi (2018-03-12 02:38:25)

+1

10

Какого черта. Какого черта Катерина явилась именно сегодня, в тот день, который начинался так многообещающе. В прошлый раз она также приехала некстати, я тогда была на восьмом месяце беременности, и мне не было дела до гостей, даже если они и старались мне во всем помогать. Моя кузина была именно такой. Да, она помогала мне с домашними делами, могла отвезти куда надо, так как из-за живота я сама не могла водить, но при этом всем не забывала пихать свой в нос в мою личную жизнь. И, конечно, в последнем она преуспела. Перед Катериной мало кто из мужчин мог устоять - смуглая кожа, янтарно-карие глаза, пухлые, чувственные губы и упругая задница. Она, конечно, знала об этом и умело пользовалась своей природной красотой, только подчеркивая достоинства. И мне было бы плевать на это, если бы она не решила, что вправе соблазнить и моего мужа. С итальянцем у нас был уже, мягко говоря, неприятный  разговор, в то утро, в номере Ривелли, а после очень долгая дорогая к примирению, а вот с кузиной мы после того случая не виделись, поэтому старые чувства заиграли по новой. И чего я не ожидала от нее, так это ее такого поведения, словно ничего не произошло. Может, думала, что я забыла об этом и простила ее? Ошибается.
Я шумно встала, не забыв забрать клатч в котором находился мой телефон и ключи от машины, и не дожидаясь Даниеля направилась к выходу из ресторана, перед этим случайно задев плечом Катерину. Мне не терпелось выйти на улицу, вдохнуть на полные легкие прохладный вечерний воздух. Должно стать легче. Но не стало. Я подошла к своей машине, оперлась спиной о дверь. Проверив нет ли пропущенных вызовов от Розалин, скрестила руки на груди. Не знаю, на что я сейчас надеялась. Хотелось ли мне продолжить вечер, забыв об этом недоразумении или может просто уехать домой? Только от одной мысли, что Катерина своим появлением испортила мне весь праздник, внутри все снова закипело. Я даже не чувствовала того что на улице прохладно, невзирая на то, что забыла забрать свое пальто. Размышляя, была полностью поглощена своими мыслями, поэтому вздрогнула от неожиданности, когда подошел ко мне итальянец. Когда он накинул мне на плечи пальто, я не стала отстраняться, убирать его руки, но по-прежнему стояла, не глядя на него. – Мне все равно. Едем куда хочешь. Только давай на твоей, - поджав губы, все-таки подняла взгляд на супруга и расправила рукой лацкан его пиджака, якобы извиняясь за тот резкий тон. Я знала и чувствовала, что он, как и я, был на взводе. Еще бы! Но долго сдерживать себя я все равно не смогла, нужно было выговориться, - Нет, ну ты видел это? Что это за цирк только что там был? –  энергично махнула рукой в сторону «Брускетты», - Какая встреча! – скривив лицо, пародирую приветствие Катерины. – Хорошо. Поехали тогда, —на выдохе произнесла, не намереваясь здесь больше оставаться. Но не прошло и секунды, как меня окликнули. Закатив глаза и сцепив зубы я оборачиваюсь и вижу почти что бегущую ко мне Ривелли. – Блять.
Катерина не замечала или не хотела замечать, что ей не рады. Она, возможно, попросту не видела в проблемы в том, в чем видела ее я. Когда ушел Росси, ее спутник также надолго не задержался – что-то там пробормотав себе под нос о каких-то срочных делах, попрощался небрежно с Ривелли. Ей ничего не оставалось кроме как уйти вслед за мужчинами. – Мартина, постой. Я хочу с тобой поговорить, - обратилась Катерина ко мне, когда увидела нас с моим супругом возле машины. О чем она хотела поговорить – я даже думать не хотела, но все-таки остановилась. – Послушай, я тебе сейчас все объясню, - отдышавшись продолжила она, невинно хлопая длинными ресницами. К сожалению, она не спросила меня, хочу ли я слышать ее объяснений и поэтому взяв под руку Даниеля, другой рукой отпихнула кузину в сторону давая понять, что лучше ей сейчас уйти. Но та не сдавалась. – Боже, Марти, перестань! Да, я ошиблась. Но, подумаешь, ну было что-то один раз между нами, мы перед этим выпили, с кем не бывает?!
Скорее всего, если бы Катерина подобрала другие слова, не напоминая о случившимся, тем более, если бы не дала понять, что для нее это словно в порядке вещей, я бы просто забыла бы об этом, как предложил перед этим итальянец, но кузина решила сделать иначе. – Что ты сказала? С кем не бывает, серьезно? – резко развернувшись на каблуках я вырвала свою руку от супруга и стремительным шагом приблизилась к кузине. Тяжело дыша, я пыталась собрать мысли в кучу. – Да какого хрена ты вообще приехала сюда со своим слащавым ебарем? Гнев все более овладевал мною. Перед глазами встала картина того самого утра, когда я чуть было не застала их вместе, вспомнила, как итальянец практически клялся мне, что ничего не было. Не особо думая о последствиях, теперь обращаюсь к супругу, - А ты что? Ведь ты почти убедил меня, что это я сама себе придумала, а вон оно оказывается как было, да? – мои черные глаза горели яростью. В глубине души я понимала, что я не хотела этого говорить, вспоминать старые обиды, но забрать сказанных слов уже не могла. Оставалось надеяться, что Даниель не вспылит. – Знаете что? Я пожалуй уеду, а вы делайте, что хотите.

Отредактировано Martina Rossi (2018-03-12 17:50:48)

+1

11

Вопреки моим ожиданиям, Мартина не стала устраивать мне сцен здесь и сейчас, да и злилась по большей части на Катерину, а не на меня. Видимо, итальянка и в самом деле простила мне связь со своей кузиной (не просто так, конечно, я немало для этого сделал) и теперь, возмущенно размахивая руками, сетовала на то, что Ривелли хватило наглости появиться здесь, а не на то, что мне больше года назад – ее выебать. Это приятное обстоятельство не могло меня не радовать. Поймав ладошки женщины, когда она поправляла отвороты пиджака, я мягко сжал их в своих руках с немой благодарностью, - Детка, давай не будем портить себе остатки вечера разговорами о ней. Садись в машину, - Чмокнув жену в висок, я не смог спрятать от нее торжествующей усмешки - я не рассчитывал, что после появления Катерины, мне удастся так легко отделаться и избежать мозгоебства.  Однако, когда следом за нами на улицу выбежала Ривелли и позвала Мартину, я понял - радоваться пока что рано.  Эта девчонка совсем двинутая, ей богу! Оставалось надеяться, что супруга снова просто проигнорирует свою родственницу.
Но она этого не сделала. Хотя и пыталась поначалу сделать вид, что ей совершенно не интересен этот разговор, но после торопливых отговорок кузины не выдержала. Как и я, - Господи, может, заткнешься уже нахрен? – Своими словами Катерина не только себя еще больше засаживала в глазах Мартины, но и меня заодно. Я решительно не понимал, зачем ей было нужно поднимать сейчас эту тему. Совесть замучила? На извинение ее выступление не слишком-то было похоже. Пока итальянки выясняли отношения между собой, я не лез. Ровно до того момента, когда Мартина, закончив орать на кузину, переключилась на меня.
- О, да брось, Марти! Ты действительно хочешь поговорить об этом снова? Мы уже сто раз, блять, все обсудили. Какого хуя? - Суть претензии супруги показалась мне просто идиотской, учитывая все обстоятельства. В то утро, в мотеле, я, разумеется, врал жене, что между нами с Катериной ничего не было, но она как тогда мне не поверила, так и потом. А сейчас разыгрывает святую наивность. Чего ради? Пытается таким образом обелиться перед родственницей, объяснить, почему наплевала на свою южную гордость и простила мне измену?  Какое ей вообще было дело до мнения этой шлюшки? - Ты и без меня прекрасно знаешь, как там все было.   
Я не собирался больше оправдываться перед Мартиной за свои былые прегрешения, тем более, при посторонних. То, что жена решила перенаправить свою злость на меня и начала закидывать претензиями на этой сраной парковке, при Катерине, меня жутко раздражало. Я и без того еле сдерживал себя в руках.
- Ты, вроде как, хотела уехать отсюда, - Напомнил супруге, - Тогда залазь уже в гребанную тачку, я больше ничего не хочу слышать об этом! - Рявкнул на Мартину, напрасно решившую будто бы я теперь, всякий раз, как будет подниматься тема моих измен, буду просто стоять и обтекать. Затем, выудил из кармана брюк пачку красного «Мальборо» и ключи от Лексуса, снял машину с сигнализации, но сигарету не подпалил – в очередной раз оставил блядскую зажигалку в бардачке. Итальянка моему совету не последовала, порывисто дернулась в противоположенную от меня сторону и заявила, что собирается оставить нас с Катериной наедине. Ее голос сочился желчью. К тому времени меня уже почти трясло от бешенства.
- Значит так, - Подхватив освирепевшую  итальянку под руку я, не обращая никакого внимания ни на яростное сопротивление самой Мартины, ни на щебетание ее кузины, потащил ее за собой к своей тачке. Но остановился, как только мне показалось, что мы отошли на достаточное от Катерины, так и продолжавшей топтаться на месте, расстояние, - Какого хрена ты устраиваешь? Ведешь себя, как какая-то истеричка. Пошли ее нахуй и поехали уже, блять, отсюда! - Ослабив хватку, - до этого я, сам того не замечая, сжимал предплечье жены с такой силой, что, должно быть, оставил ей синяки, - я кинул разъяренный взгляд в сторону Ривелли и, наконец, вставив сигарету в зубы, поплелся к своему автомобилю.
Катерина, казалось бы, никогда раньше не испытывавшая неловкости, сейчас выглядела крайне комично со стеснительным выражением на лице – ей невероятно не шло. Я надеялся, что она уйдет – самый подходящий момент, но снова ошибся в родственнице жены. Она засеменила к Мартине, но в этот раз решила не нарушать личного пространства своей кузины и не подходить слишком близко.
- Если хочешь знать, мне правда жаль, Марти.

Отредактировано Daniel Rossi (2018-03-12 20:09:28)

+1

12

Вся эта образовавшаяся ситуация дико меня раздражала. Это появление Катерины в самых неподходящий момент, - конечно, любой момент в котором бы она появилась был бы неподходящим, - эти ее неизвестно кому нужные объяснения. Зачем она это делала? Мне было непонятно. Думала, кузина догадается по не слишком радушному приему, что лучше будет, если она просто исчезнет, но, видимо, я переоценивала ее умственные способности. И какой-либо инстинкт самосохранения у нее также начисто отсутствовал, раз уж своими признаниями она решила одновременно вырыть яму и Даниелю. Мы с ним действительно давно закрыли эту тему и я, как и он, не хотела бы снова к ней возвращаться. Если бы только Ривелли не выбежала, не начала сыпать оправданиями, выведя меня из себя, скорее всего, я бы тогда прислушалась к итальянцу и не стала затевать ненужной нам ссоры. Но я уже не могла остановиться и еще не разделавшись с кузиной, я не забыла припомнить былые обиды и мужу. Всё-таки в этой, как говорит итальянец, хуйне виноваты они оба и если бы ничего не было, то и я не должна была ссориться со своей кузиной, с которой почти что росла вместе и с супругом. - А ты думаешь, что спустя год мне все это просто ахуенно приятно слышать? Обратилась к Даниелю. Я, впрочем, в подобных ситуациях никогда не была образцом самообладания, и он прекрасно знал об этом. И несмотря на это, сам начинал заводиться, и как обычно, потом полез за сигаретой. Я использовала этот момент и, развернувшись, пошла к своей машине. Решила, что лучше будет, если мы поедем отдельно друг от друга, поэтому и не реагировала на попытки супруга посадить меня в его Лексус. Понятия не имела куда мне ехать, точно не хотела домой, а за Дэнни решила съездить завтра утром. Размышлениями об этом я хотела занять себя, чтобы не думать ни о Катерине, ни о Даниеле. Вернётся завтра или несколько дней, как бывало после особенно больших скандалов, плевать, в общем. Нервно перебирая в руках ключи, чуть было не выронила их, когда итальянец схватил меня за предплечье и буквально потащил за собой. Каблуками чуть ли не врезалась в асфальт, в попытке остановить супруга, а свободной рукой я пробовала оторвать его руку от себя, но куда там. - А из-за кого я сейчас веду себя как истеричка ты не думал? И отпусти меня в конце концов, больно же! - место, за которое схватил итальянец, уже горело от боли. Не знаю, подействовали ли мои слова на Даниеля, но всё-таки меня отпустил. Потерев больное предплечье, на котором остались следы ладони итальянца, колючим взглядом смерила мужчину сверху вниз. - Ты видишь, что ты сделал? Нет уж, поеду я одна. Ты пока остынь, а за помощью можешь обратиться к этой – беспардонно показала пальцем в сторону Ривелли.
Когда итальянец ушёл к своей машине, ко мне снова обратилась кузина, подойдя ближе, но держась всё-таки на некотором расстоянии. В ее голосе не слышно было фальши, и я на секунду вообще перестала понимать, что происходит. Правда, ей ужасно не шла такая роль – как будто ей даже неловко было. Жаль ей, конечно. Но надо было включать свой куриный мозг перед тем как раздвигать ноги перед мужем своей кузины, чтобы потом не пришлось жалеть. Теперь же я ее не понимала.  - Мне тоже жаль. И, будь добра, проваливай, Катерина, - ее сожаление меня ничуть не тронуло и практически выплюнув это, я даже не кинула взглядом на итальянца, а поторопилась к своему автомобилю. Сев в машину, кинула свою сумку на пассажирское сидение, а сама откинула голову на подголовник, шумно выдохнув. Успокоиться так не удавалось, мысли не могла собрать в кучу, а думала я только об этой чертовой шлюхе. И о Даниеле. Казалось, он был больше зол на меня, чем на Ривелли. И это не давало мне покоя.  Я не сразу даже попала ключом в замок зажигания. Смачно выругавшись, резко сдаю назад, выруливая с места стоянки, перед этим мельком глянув в зеркало заднего вида. Продолжая движение, в один момент чувствую глухой удар и сразу же останавливаюсь. Да что там уже…?  Твою мать. Буквально выскакиваю из машины, увидев лежавшую на асфальте Ривелли - только этого мне сейчас не хватало.

Отредактировано Martina Rossi (2018-03-16 12:20:50)

+1

13

- Говоришь так, как будто это я ее сюда притащил. Успокойся!  - Прохрипел в лицо супруге. Мартина была права - сейчас я злился на нее ничуть не меньше, чем на Катерину. Ее родственница, пусть и не была такой законченной дурой, какой хотела всем казаться, бессознательно молола херню, - а может и в самом деле не видела в произошедшем между нами ничего предосудительного, кто ее знает,  - а вот моя жена как раз намеренно обостряла ситуацию. Вместо того, чтобы завернуть этот разговор (или хотя бы отложить его до дома) и уехать, она продолжала сыпать обвинениями и затихать явно не собиралась. Как по мне, ей сейчас не помешала бы хорошая встряска или отрезвляющая пощечина — на худой конец, но я, в отличие от итальянки, пока еще мог сдерживать себя. И, чтобы не заводиться сильнее, в конечном итоге, просто махнул рукой, - Знаешь что? Делай уже, блять, что хочешь.
Я не стал останавливать Мартину, когда она, развернувшись на каблуках, помчалась к своей машине. Вместо этого, добравшись до своей, забрался на водительское сидение и, отыскав в бардачке коллекционную Зиппо, подпалил сигарету. Планомерно заполняя легкие горьким дымом, одновременно наблюдал в зеркало заднего вида за своей женой и ее родственницей. Долгой беседы между ними не завязалось, впрочем (видимо, Мартина все же решила последовать моему совету и отослать кузину подальше) — чему  я был только рад. Неизвестно, до чего итальянки могли без меня договориться. Ситуация-то была вполне однозначной - не то, чтобы я был здесь совсем не причем, но, если подумать, это Катерина затащила меня в постель, а не наоборот;  тем не менее она, выпрашивая у Мартины прощение, с легкостью могла  и наговорить, и напридумывать лишнего.
К тому времени, как моя жена оставила свою родственницу трястись на улице и скрылась в подаренном мною Вольво, я успел дотянуть сигарету до самого фильтра и немного остыть.  Теперь идея Мартины разойтись по разным углам (в нашем случае - автомобилям) больше не казалась мне такой идиотской —  надеялся, что супруга, успокоившись в дороге, не захочет продолжать ссору дома.  Ведь, я считал, злилась итальянка не столько неожиданному появлению кузины (она должна была понимать — рано или поздно им пришлось бы столкнуться снова, скажем, на каком-нибудь семейном ужине), сколько испорченному этой встречей, казалось бы, так хорошо начинавшемуся, вечеру. К тому же, я не мог назвать случившуюся между нами размолвку большим скандалом, рассчитывал, что Мартина, в худшем случае, построит пару дней обиженную мордашку, а потом и вовсе забудет об этом неприятном инциденте.
С этими, вполне позитивными, мыслями в голове,  я, щелчком отправив бычок  в приоткрытое окно, уже  собирался завести внедорожник, но ключ до замка зажигания так и не донес - резкий скрип тормозов заставил меня обернуться. Я не сразу сообразил, что к чему, увидев выскочившую из машины с безумным взглядом Мартину, и, намереваясь выяснить что происходит, стремительно выбрался на улицу следом за ней.  Лежавшую ничком на земле Ривелли я заметил только после того, как обошел свой Лексус. И сразу же сорвался с места.
- Какого хрена ты творишь? Совсем уже? - Ошарашенно уставившись на мигом побелевшую супругу, присел на корточки рядом с Катериной. Глаза девушки были закрыты — видимо, при падении, она ударилась головой и потеряла сознание. На всякий случай, торопливо проверил у нее пульс, а затем машинально огляделся по сторонам. Благо, на парковке, помимо нас троих никого не было, - Как это, блять, произошло вообще? - Вряд ли Мартина наехала на свою кузину специально, как бы она не злилась на ту — это никак не укладывалось у меня в голове.
Итальянка не спешила мне отвечать, только испуганно таращилась на свою родственницу, кусая губы — буквально впала в ступор. Нашла время, блять. Порывисто дернувшись к жене, намеренно грубо сжал ее хрупкие плечи крепкими пальцами, - Марти, твою мать! Возьми себя в руки. Сейчас же. Все нормально, детка, слышишь? Я сейчас вызову скорую, - В подтверждение своих слов, не отрывая от черных глаз молодой женщины настороженного взгляда, вытащил смартфон из кармана брюк и демонстративно показал его ей, одновременно набирая «911».

+1

14

В момент, когда я увидела, что Катерина, не предпринимая никаких попыток подняться, лежит на асфальте, мои ноги стали ватными, а колени буквально начали подкашиваться. Я не могла сдвинуться с места несколько секунд, пока словно из ниоткуда не появился рядом Даниель. Безумным взглядом изучаю лицо сначала супруга, а потом смотрю на не подающую явных признаков жизни кузину, сложив руки на груди так, будто никогда больше их не разомкну. Меня всю трясло. То ли от холода, то ли от страха. Ко мне даже не сразу дошел смысл заданных итальянцем вопросов, так как я была погружена в свои мысли.  Мало ли что я ей могла сказать, о чем подумать в гневе, даже если она и заслуживала этого – я бы ни за что не сделала такого намеренно. Все, чего я хотела – это уехать отсюда. Но Катерина, как обычно, все испортила.
Стоя над Даниелем, который проверял пульс кузины, я буквально сверлила его глазами. Нет, конечно, она была жива, я в этом не сомневалась, но черт знает, как сильно она ударилась головой при падении – она дальше не приходила в себя и было несложно понять, что так быть не должно. Когда мужчина схватил меня за плечи, хорошенько встряхнув, я, наконец-то, обратила на него внимание. – Я не видела ее – наверняка она сама под колеса кинулась, - севшим голосом отвечаю, как будто убеждаю итальянца в том, что все действительно так было. А ведь это правда - это не было умышленно. Надеюсь, он мне верил.  Также я не сразу сообразила, что мужчина собирается вызывать скорую. Только когда Даниель уже набрал «911» я истерично вскрикнула: – Нет, не надо! – схватила его за запястье той руки, в которой он держал свой смартфон, - Они ведь пока приедут, мы уже будем в больнице. Тем более, зачем кому-либо знать, как все случилось. У меня уже не было ни времени, ни сил на ту злость, которая захлестывала меня несколько минут назад, сейчас главной задачей было выяснить, насколько все плохо с состоянием Катерины. – Давай ее сюда, - я открыла заднюю дверь машины, а сама обошла ее спереди и села на место пассажира. Не хотела я снова садиться за руль – не могла сконцентрироваться.  – Господи, - закрыла глаза холодными ладонями, тонкими пальцами запутавшись в волосах. Всю дорогу смотрела только в окно, не желая пересекаться взглядом с супругом, а уж тем более не хотела оборачиваться назад. По сути, если все-таки окажется, что ее травма гораздо серьезнее, чем кажется, то виновата в этом буду я. Хотя я до сих пор не понимаю, как она оказалась там – случайно или специально? Но не была же она настолько дурой.
Голова болит – сзади послышался слабый голос кузины в то время, как мы уже почти подъезжали к больнице. Она попыталась подняться, схватившись рукой за переднее кресло, но снова обессилено опустилась – Тише, не двигайся. Все хорошо. Несмотря на мой довольно жесткий и не совсем успокаивающий тон, с плеч словно камень свалился – она пришла в сознание, значит все не так уж плохо. Бросив на нее короткий взгляд я испугалась – такой бледной она теперь была. Пусть выглядела она беспомощно, но раздражала меня ничуть не меньше. И каким бы добрым и заботливым человеком я не была, возиться с ней мне сегодня больше не хотелось.
Выйдя на парковке из машины я дождалась пока Даниель возьмёт Катерину и сопровождала, идя за несколько метров от них, укутавшись в своё пальто. Может лучше было остаться сидеть в Вольво?
Пока я дошла до приемного отделения,  над Катериной уже возился медицинский персонал, а одна из медсестёр засеменила к Дэнни к которому как раз подошла и я, становясь рядом. Она задала несколько вопросов, таких как, кем мы приходимся девушке, что именно с ней случилось и как долго она была без сознания. Об остальных тонкостях, таких как перенесённые раньше операции или о аллергических реакциях на  медикаменты я понятия не имела, о чем ей честно ответила.
- Я пойду присяду, - не знаю зачем произнесла это вслух, пошла занять свободный стул. Только сейчас на меня начала накатывать усталость и не столько физическая, сколько моральная. Посмотрев на висевшие на стене круглые часы, я начала нервно стучать ногой по гладкой поверхности пола. Неизвестно сколько придётся ждать результатов всех этих обследований.

+1

15

Я ошалело уставился на Мартину, когда она, с совершенно не свойственным ей цинизмом, заявила, что кузина сама бросилась под ее машину. Катерина была отчаянной девицей, конечно, но… это? Я не мог в такое поверить, - Как это сама? Ты что такое несешь? – Повысив голос, поинтересовался у жены. В том же, что Мартина просто не заметила Ривелли я сомневаться даже не думал, потому что не считал супругу способной навредить кому бы то ни было (помимо самой себя, разве что) в принципе. Двинутой маньячкой, в отличие от меня, она не была, а то, что произошло с Катериной - случайность и только. Но следующие слова итальянки заставили меня допустить и обратное. На какие-то жалкие доли секунды, может, не больше – и все же.
- Как все…Чего, блять? – Не сумел сдержать нервной усмешки. Если честно, я был сильно удивлен тому, что Мартину сейчас больше беспокоили случайные свидетели, нежели состояние ее родственницы. Я знал, конечно, что жена ее теперь на дух не переносила, но могла бы и проявить чутка сострадания. Все-таки в том, что Катерина валялась сейчас в отключке на промерзлой парковке была ее, в первую очередь, вина. Но вслух я внушительно произнес другое, - Забудь об этом. Это гребанный несчастный случай, Марти, - Одновременно с этим мне пришла в голову занятная мысль: Мартина реагировала на ситуацию именно так, как положено  жене и дочери гангстера - хладнокровно и взвешенно. Впав в ступор поначалу, женщина довольно быстро подобралась и обеспокоенной больше не выглядела, в ее соблазнительных карих читалось только раздражение и нечеловеческая усталость. Казалось, она хотела поскорее закончить с этим неприятным делом и, предложив отвезти кузину в больницу самим, быстро исчезла в роскошном салоне своего автомобиля. Я опустился на корточки и аккуратно сгреб Ривелли на руки. Она было открыла рот, промычала что-то нечленораздельное, конвульсивно дернулась и обмякла. Запихивая Катерину на заднее сидение, я поймал себя на мысли, что не испытываю к ней острой жалости, ничего даже отдаленно напоминающего сочувствие, если на то пошло. Думал только о том, что нам всем охуительно повезет, если она отделается сотрясением.
Всю дорогу Мартина выводила меня из себя напряженным молчанием, упрямо игнорируя все мои попытки заговорить  с ней. Как будто, блять, это из-за меня мы были вынуждены сейчас везти ее полуживую родственницу в больницу, вместо того, чтобы запивать пармиджану хорошим вином или гулять по долбанной набережной! Где-то на половине пути Катерина пришла в создание, пробормотала что-то про головные боли и снова обессиленно впечаталась в кожаное сидение. Бросив короткий взгляд в зеркало заднего вида, я заметил, что девушка действительно была мертвецки бледной, но при этом она, - мне могло и показаться, конечно, - с триумфальным видом кривила пухлые губки. Поймав мой взгляд, итальянка жеманно закатила глаза и прикрыла лицо ладошкой. Вот же сука! Может, Мартина была права и ее родственница сиганула под тачку намеренно? В общем,  я был рад передать Катерину в руки врачей – желание поскорее избавиться от ее общества становилось все сильнее с каждой проведенной в ее компании минутой. То же самое, я уверен, испытывала и Мартина. Но когда Катерину увели в кабинет для обследования, моя жена, сообщив врачам всю необходимую информацию (разумеется, соврав о том, что случилось с ее двоюродной сестрой на самом деле) не заспешила поскорее уйти… И вяло опустилась на стул.
- Тебе вовсе не обязательно торчать тут, l'uccellino. Отвезти тебя домой? – Обратился к измученной супруге, наконец, отделавшись от назойливых мед. работников, - Да все с ней нормально будет, не переживай, - Переживала ли Мартина на самом деле? Хер его знает. Но я считал, что итальянке точно нечего было делать здесь.  Всем будет только лучше (и мне, в том числе), если родственницы больше никогда не пересекутся друг с другом. Или хотя бы не заговорят. Вполне возможно, что после случившегося у Катерины отпало всякое к тому желание.
Пока Мартина размышляла стоит ли ей уезжать (или, может, о чем-то своем), нас снова обступили медсестры. Одна из них, строгая рыжеволосая коротышка, без тени улыбки сообщала, что с Катериной все в порядке. Итальянка, как я и предполагал, отделалась легким сотрясением и парой царапин, но, судя по словам работницы здравоохранения, она не помнила, что с ней произошло. Хорошая новость. Потом рыжая начала верещать что-то насчет просроченной страховки, но я прервал ее небрежным взмахом руки, - Просто выпишите мне чек. Что до самой Ривелли, то медсестры настоятельно рекомендовали ей остаться до утра в больнице, под присмотром врачей, чтобы провести дополнительные обследования и все такое, и я не стал с ними спорить. Собираясь забрать Мартину и нахрен свалить отсюда, я вдруг заметил, что жены рядом не было – она уже ждала меня в машине.

***
На следующее утро я проснулся в дерьмом расположении духа. Мартина почти всю ночь не сомкнула глаз, заодно не дала выспаться и мне, мешая (намеренно или нет) своей возней.  Никакого разговора у нас с ней не вышло, вернувшись домой мы перекинулись, от силы, парой слов. Я слишком устал, чтобы настаивать и, в итоге, остатки вечера провел перед телевизором, в очередной (наверняка миллионный) раз пересматривая «Долларовую трилогию». Утром я собирался позавтракать в «Брускетте», - раз уж с ужином вчера не задалось, - забрать свой Лексус с парковки, а потом навестить Катерину в больнице. Мартине я об этом сообщать не стал, конечно. Она выглядела совсем разбитой (сказывалась бессонная ночь) и потому я, пообещав жене, что сам заберу Дэнни младшего от мамы, отправил ее досыпать. 
Навестить Ривелли я решил вовсе не потому, что волновался за нее и даже не из банальной вежливости - я хотел убедиться в том, что она действительно нихрена не помнила, как именно получила травму, и если память к ней все- таки вернулась (или не исчезала вовсе) убедить ее замять эту историю. И заставить как можно скорее убраться из Сакраменто, заодно.
Когда я переступил порог ее палаты, Катерина как раз доедала свой завтрак. Отметил, что выглядела итальянка значительно лучше. Вон, даже намалеваться уже успела, - Как себя чувствуешь? Выглядишь вроде… ничего, - Заключил с деланным безразличием, одновременно расстегивая пуговицы на модном, горчичного цвета, кашемировом пальто. Стянул с плеч пресловутый белый халат и швырнул его в стоящее рядом с койкой кресло, в которое не спеша опустился следом. Знойная девица, как мне показалось, вовсе не казалась удивленной моим визитом и, вероятно, понимала его цель. Однако я пока не спешил переходить к сути, - Твой дружок, - Имел в виду Багси, - Знает, что ты здесь? Дам тебе совет, по-родственному, так сказать – держись от него подальше.  Я давно его знаю, тип он, скажу тебе, примерзкий. Не исключено, что это он тебя вчера приложил. Хотя теперь-то поди узнай… - Тут поднял на кузину жены игривый взгляд, - Ты же , вроде, не помнишь, что случилось. Так ведь? 

+1

16

Катерина уткнулась в телефон, набирая своего сбежавшего спутника, и по неосторожности шагнула вперед, не заметив, а затем и не успев отскочить от двигавшейся просто на нее двухтонной машины. Упав и ударившись головой, она на самом деле потеряла сознание. Но, к несчастью, помнила, как все произошло. (Это позже, медсестрам, она сказала, что ничего не помнит, чтобы потянуть время и остаться в больнице) Девушка пришла в себя гораздо раньше, чем думали Даниель с Мартиной -  она попыталась разомкнуть глаза, когда ощутила, как сильные руки поднимают ее с холодного асфальта, только в ушах еще немного шумело, голова бешено болела, а тошнота сжимала пустой желудок. Чувствовала она себя отвратительно, но, при этом всем, она не смогла сдержать подобия победной ухмылки на губах, когда в стальном голосе драгоценной кузины уловила подобие волнения. Катерина, конечно, знала Мартину с самого детства и понимала что та не смогла бы пойти на это – не могла бы намеренно сбить человека, кем бы он для нее ни был, - только понимала она и то, что считать Мартину виновной ей будет намного выгоднее. Пока, правда, она не знала насколько. В деньгах, как и в мужском внимании, она нуждалась всегда, отчего часто соединяла эти две вещи, находя себе богатых хахалей, которые водили ее по дорогим ресторанам, покупали эксклюзивные шмотки и часто попросту содержали ее. И это все она получала, как сама Катерина считала, благодаря своему таланту. Работать, конечно, она не хотела – иногда только перебивалась заработком танцовщицы в каком-нибудь клубе, так как своим телом она владела в совершенстве. Высшего образования у нее также не было – это было попросту не для нее. Она удивлялась и даже жалела свою кузину, которая уехала практически на другой конец страны непонятно зачем. Питаться фаст-фудом и снимать до конца жизни захудалую однушку в каком-нибудь непрестижном квартале? Чего ради? Нет уж, такая жизнь была не для Ривелли. Каково же было ее удивление, когда, приехав в Сакраменто, она застала Мартину не на свалке, а в огромном доме, практически счастливую – если у тебя такая куча денег, то как здесь не быть счастливой, - и наверняка ни в чем не нуждавшуюся. Катерине до тех пор не было знакомо чувство зависти, она понимала, что ей стоит порадоваться за Мартину – раньше они ведь были очень близки. Конечно, жизнь, которая была у кузины не была ее мечтой – сидеть с огромным пузом, а потом воспитывать дома детей не было пределом ее мечтаний, а вот супруг кузины – другое дело. Но, в общем, Катерина не была плохим человеком и разваливать брак родственницы она не собиралась, просто, как обычно, она поддалась своим желаниям, а не разуму. Но и после того, как затащила в постель мужа Мартины, не чувствовала особых угрызений совести, она действительно не видела в этом ничего предосудительного. Тем более, Катерина сразу же уехала из города. То-то она и удивилась истерикам своей кузины на парковке. И как она вообще об этом узнала? Совесть муженька замучила, что ли? Марти, расслабься, это было полтора года назад. Если бы ничего не случилось – если бы Катерину не сбили – она, покрутив у виска своей сумасшедшей, как он считала, кузине, покинула бы этот город. Но уехать ей не дали, поэтому она решила возместить себе ущерб. А для этого ей нужно было поговорить с Даниелем. Как? Пока она понятия не имела. В крайнем случае, заявится к ним домой. Что в этом такого?
Уже завтракая в палате, Ривелли чувствовала себя намного лучше, чем вчера. Как ей уже сказал ее врач – по результатам всех обследований у нее было всего лишь легкое сотрясение, а поскольку девушке нужно было соблюдать постельный режим, ее оставили для наблюдения в больнице, потом – она сможет вернуться домой. Допивая апельсиновый сок, она рассматривала свой ободранный в некоторых местах маникюр – надо было бы срочно что-нибудь с этим сделать, ведь она не могла с таким уродством выйти на улицу. Хорошо, что косметичка была рядом, так что первым, что сделала Катерина, проснувшись это накрасилась, как обычно, достаточно ярко. Посетителей она пока не ожидала – этот сукин сын Багси вчера даже не написал ей ничего, - так что она удивилась, когда открылась дверь, но, когда увидела вошедшего Даниеля Росси, быстро положила голову обратно на подушку, сделав мученическое выражение лица. Мужчина был прав – она действительно понимала цель этого визита. – Немного лучше. Врачи говорят, придется еще остаться здесь на несколько дней., - слегка приукрасив, Катерина скривила свои пухлые губы, обведя комнату полным притворного страдания взглядом. Вряд ли супруг кузины поведется на это, но играть ей даже понравилось. Это было точно так же, как в прошлый свой приезд в Сакраменто, когда она врезалась в машину какого-то мужика и ей пришлось строить из себя беззащитную овечку. – Память ко мне вернулась, слава богу. Конечно, я знаю, Мартина сожалеет сейчас об этом, и я ей прощаю, - она всегда была очень импульсивной, - но разве она может представить, как сейчас тяжело мне? Еще и такой счет вчера за все это выставили! – похлопав ресницами, Катерина приподнялась, не отводя взгляда от Дэнни, а затем протянула к нему свою руку. А он все так же хорош - заметила Ривелли про себя, а вслух произнесла:  – Видишь, она даже не приехала… В отличии от тебя, - как будто ей стало неловко, Катерина опустила глаза, силой сдерживая свою ухмылку. Пора, наверное, заканчивать с этим и переходить к делу.

[NIC]Caterina Rivelli[/NIC]
[AVA]https://images.vfl.ru/ii/1522175377/21ffdafa/21139903.gif[/AVA]
[LZ1]КАТЕРИНА РИВЕЛЛИ, 26 y.o.
profession: безработная;
[/LZ1]

Отредактировано Martina Rossi (2018-03-29 17:06:55)

+1

17

То, что Катерина придуривается, изображая недомогание, я понял сразу. Мне даже показалось, что именно этого девушка и добивалась – чтобы я разгадал ее притворство. Она была игривой натурой и вполне сносной актрисой, если бы захотела, легко могла натурально изобразить физические мучения. Но делать этого не стала. Почему? А черт ее разберет. По большей части Ривелли оставалась для меня загадкой, но, стоило признать, возбуждала во мне не только любопытство. Дальше разговора с ней, разумеется, я заходить больше не собирался, нам обоим аукнулась эта связь. Я полтора года терпел мозгоебства от Мартины, а Катерина – едва не лишилась жизни. Насчет последнего я, конечно, утрировал, но в целом считал, что после вчерашнего родственнице Мартины надолго расхочется связываться с чужими мужьями. Моя-то жена не намеренно ее сбила, да и в целом была человеком мягким и безобидным, а среди других женщин, чьих мужиков соблазнила (или планировала соблазнить в будущем) Катерина, вполне могут найтись и более мстительные особы. Итальянке стоило бы поберечь свои нервы и личико заодно.
- Это еще зачем? – Поинтересовался, когда Катерина объявила, что врачи собираются продержать ее здесь еще какое-то время. В моих интересах, - и в ее, если подумать, - было, что бы девушка как можно скорее убралась из Сакраменто. Вполне возможно, узнай Мартина о том, что травмы Катерины оказались несколько серьезнее (почему бы еще ее задержали в больнице?), то почувствует угрызения совести и захочет навестить родственницу. Неизвестно, до чего они тогда договорятся. Катерина, например, как я понял из ее вчерашних слов, раскаиваться в содеянном не собиралась и вины за собой не чувствовала. Скорее всего, моя супруга снова вспылит по этому поводу и в лучшем случае, снова надуется на меня. Мне это было не нужно. Я хотел уберечь Мартину от этого дерьма впредь. Но, видимо, не получиться. Катерина не стала притворяться снова, что ничего не помнит и честно призналась, что знает, как все произошло. Тут я, пряча улыбку, наигранно-разочарованно покачал головой, как будто пытаясь пристыдить девушку за вчерашний обман. Скорее всего, та ничего и не забывала, просто притворялась, опять же, непонятно зачем. Но когда она заявила, что прощает Мартину, сдержанная усмешка мигом исчезла с моего лица, сменившись строгим выражением, - Если ты все помнишь, то знаешь и то, что Мартина сделала это не специально. Нечего здесь прощать, это несчастный случай, - Я не собирался позволять Ривелли строить из себя святую и всепрощающую родственницу и тем более обвинять в чем-то мою жену. Она знала Мартину даже лучше, чем я и, конечно, все понимала, но положение жертвы, видимо, считала более для себя выгодным.  Не удивительно, что следом, как будто невзначай, обмолвилась и о неоплаченном счете за лечение, - Об этом не волнуйся, я обо всем позабочусь, - Вяло махнул рукой, словно это было само собой разумеющимся и не подлежало обсуждению. Катерина спорить и не пыталась, приняв широкий жест как должное. Подумал, что меркантильной этой знойной красотки сейчас мне была только на руку – будь она принципиальной барышней, хрен его знает, сумели бы мы с ней договориться. 
Я не стал объяснять Катерине причины, по которым, в отличие от Мартины, все-таки приехал навестить ее. Ничего не ответил и на ее упрек в сторону кузины. Только несколько сконфуженно сжал ее руку в ответ, но только для того, чтобы отвести от себя свеже наманикюренные девичьи пальчики. Ее обиженное выражение лица показалось мне забавным и по-детски милым и я, сам от себя не ожидая, быстро сменил гнев на милость. На губах заиграла лукавая усмешка, когда я, присев на край ее постели, снова заговорил, - Буду с тобой откровенным, Катерина. Я хочу, чтобы мы забыли об этом неприятном инциденте. Раз и навсегда, сapisce? – Стараясь не отвлекаться на бесстыжие губы итальянки, сосредоточил взгляд на ее медовых, - таких же бездонных, как у моей супруги, - глазах, - Я не хочу, чтобы Мартина нервничала и переживала по этому поводу. У нее, знаешь,  маленький ребенок и дохуя своих забот, помимо тебя. Я, разумеется, тебе все компенсирую, - Сделал ударение на последнем слове, надеясь словить желаемую реакцию. Говорил я, естественно, о деньгах и почти не сомневался, что Катерина их примет. А зачем ей отказываться? – И, раз уж мы об этом заговорили… Я был бы тебе охуенно признателен, если бы моя жена никогда больше тебя не увидела. Ничего личного, малыш, но ты сама видела, как она на тебя реагирует. Зачем все усложнять?   

Отредактировано Daniel Rossi (2018-04-09 23:07:53)

+1

18

- Как это зачем? Постельный режим, все такое. Я бы, конечно, могла остаться и у вас, не сомневаюсь в вашей гостеприимности, но я не думаю, что готова снова увидеться с Мартиной, - Катерина сама понимала, что перегнула палку, когда решила сделать свою кузину якобы виновной во всей этой ситуации, но отказываться от своих слов не стала – начатое нужно доводить до конца. А реакции вспыльчивого супруга Мартины она не боялась, так как понимала, что пришел он не за тем, чтобы разбираться в том, кто прав, а кто нет, а за тем, чтобы как можно скорее избавиться от нее самой. На самом деле, Катерина вовсе не против была свалить из Сакраменто в сию же минуту, но, как обычно, не могла не извлечь из всего этого какой-либо выгоды для себя, поэтому решила остаться здесь еще на некоторое время, пока не добьётся своего.
- Дело твое, хочешь считать это несчастным случаем – пожалуйста, но ты же понимаешь, что лучше мне от этого не станет? – наигранно жалобно протянула, но заметив, что итальянец никак не реагирует на ее старательно изображаемые страдания, она надула губы, сложив руки на груди. И потом не один уголок ее губ не дрогнул, когда Даниель сообщил, что за выставленные счета он сам позаботится. Конечно, другие бы уже рассыпались в благодарностях, но не Катерина – оплата каких-то идиотских обследований для нее не считалась компенсацией. Она надеялась, что итальянец не дурак и понимал это, ведь так вести разговор будет намного проще и закончится он намного быстрее, хоть в глубине души Ривелли была совсем не против провести еще немного времени в компании такого солидного мужчины. Катерина даже приподнялась, когда тот присел на ее кровать. Она уже его не слушала, только бесстыдным взглядом рассматривала итальянца, непроизвольно прикусив нижнюю губу. Катерина словила себе на мысли, что, если бы у нее была возможность, она бы не задумываясь повторила бы ту ночь в мотеле. Ривелли совершенно не жалела об этом, даже несмотря на такие последствия, как ссора со своей родственницей. Мартина же не будет на меня злиться вечно!  Девушка пробудилась от своих непристойных мыслей, когда услышала слово «компенсация», именно тогда Даниель сделал паузу, чтобы дождаться ответа от Катерины. Она мгновенно заметно оживилась. – О какого рода компенсации ты говоришь? – игриво произнесла, перейдя на интимный шепот и вплотную приблизилась лицом к лицу итальянца так, что могла чувствовать на себе его дыхание. Взгляд Катерины метался между его черными глазами и полуоткрытыми губами. Ее возбуждала такая близость, она и впрямь в один момент забыла, что находится в больнице, а парой минут назад изображала из себя почти что умирающую. Сейчас она и в самом деле стала лучше выглядеть, а на щеках даже появился здоровый румянец. - Поверь мне, Мартина уже взрослая девочка, не переживай так за неё... Да и ничего она не узнает, - К счастью или нет, в этот момент дверь открылась и вошла небольшого роста девушка в голубого цвета медицинском костюме, видимо, чтобы забрать поднос с остатками завтрака. После дежурного приветствия с лучезарной улыбкой, она, подняв бровь, оценивающе посмотрела на мужчину и обратилась к ним двоим, - Мисс Ривелли нужен покой, так что пожалуйста, еще максимум пять минут, - после этих слов она, что-то там пробормотав себе под нос, вышла. Когда захлопнулась дверь, Катерина словно опомнилась и только лишь раздразнив себя, она отстранилась и стерла с лица улыбку, потом деловито произнесла, - Действительно, не будем ничего усложнять. Так о какой суме идет речь? Не став маскировать вопрос под красивыми словами, Катерина впилась в него не выражавшим больше тех прежних эмоций взглядом. Она понимала, что Дэнни говорит вполне серьёзно о том, чтобы она больше здесь не появлялась и Катерина понимала, что ему лучше не возражать - всё-таки девушка не первый день знала итальянца и уже успела изучить его нрав. На секунду ей стало жаль Мартину. Одно дело с таким провести ночь, а другое дело жить с ним вместе. Конечно, по мнению Катерины, на все эти «неудобства» можно было закрыть глаза, когда в руках такие деньжищи, поэтому поведение Мартины ей все равно казалось странным - неужели она хочет все это потерять? - Дэнни-Дэнни, ты так печёшься о своей жене, а заметь, она этого совсем не ценит - не глядя на итальянца, немного отстраненно и, тем более, неизвестно зачем, произнесла это вслух.

[NIC]Caterina Rivelli[/NIC]
[AVA]https://images.vfl.ru/ii/1522175377/21ffdafa/21139903.gif[/AVA]
[LZ1]КАТЕРИНА РИВЕЛЛИ, 26 y.o.
profession: безработная;
[/LZ1]

Отредактировано Martina Rossi (2018-04-13 11:48:55)

0

19

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » happy fuckin birthday