Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И никого не стало


И никого не стало

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Десять негритят решили пообедать,
Один вдруг поперхнулся — их осталось девять.
Девять негритят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться — их осталось восемь.
Восемь негритят в Девон ушли пото́м,
Один не возвратился — остались всемером.
Семь негритят дрова рубили вместе,
Зарубил один себя — и осталось шесть их.
Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
Одного ужалил шмель — их осталось пять.
Пять негритят судейство учинили,
Засудили одного, осталось их четыре.
Четыре негритёнка пошли купаться в море,
Один попался на приманку — их осталось трое.
Трое негритят в зверинце оказались,
Одного схватил медведь — и вдвоём остались.
Двое негритят легли на солнцепёке,
Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.
Последний негритёнок поглядел устало,
Пошел повесился, и никого не стало.

Участники: (в порядке очереди)
Agata Tarantino
Theodore Andrews
Christopher Cross
Satine Earhart - отпуск, пропускаем
Theon Turambar
Anna Donato
Giorgia Torregrossa
John Wait
Место: остров, особняк на острове
Время: ранняя осень
Время суток: гости начинают приезжать днем
Погодные условия: средняя температура +23 +25
Жанр: детектив, по мотивам книги Агаты Кристи "Десять негритят"

Несколько человек, никогда ранее не встречавшихся друг с другом, приезжают на уединённый Негритянский остров. Люди из самых разных слоев общества. Большинство приехало по приглашению, присланному от имени не особенно близкого знакомого, причём во всех случаях инициалы пригласившего — А. Н., а фамилия — Оуэн.
Приехав, они с удивлением обнаруживают, что хозяина, приславшего приглашение, на острове нет, а в доме хозяйничают слуги, не имеющие представления, кто их нанял. Из-за испортившейся погоды связь с материком прерывается; лодка, привёзшая их, не возвращается. Приехавшие размещаются в доме, решая ждать, пока ситуация не прояснится.
На первом же совместном обеде начинается необъяснимое: незнакомый голос зачитывает обвинение. В речи каждый из присутствующих обвиняется в убийстве одного или нескольких людей, которое он, по словам говорящего, совершил в прошлом. Оказывается, что говорил граммофон, установленный в соседней комнате, а обращение записано на пластинку. Пластинку поставил слуга, согласно письменным инструкциям нанимателя; слуги — муж и жена, тоже находятся в числе обвиняемых.
Затем один из гостей, выпив виски, падает мёртвым. Очевидно, напиток отравлен. Через некоторое время обнаруживается, что из стоящих на подносе десяти фигурок негритят одна пропала. Гости вспоминают, что во всех спальнях дома на стене висит листок с детским стишком про десять негритят, которые по одному погибают различным образом. И понимают, что фамилия и инициалы пригласившего их на остров человека — А. Н. Оуэн — не что иное, как Unknown (Неизвестный).
Первый из негритят, согласно стишку, должен был «поперхнуться». Через некоторое время погибает еще один гость. Каждый следующий умирает смертью, которая соответствует очередной строчке из детского стишка. После каждой смерти с подноса пропадает ещё одна фигурка. Никаких совпадений быть не может — на острове действует маньяк, решивший уничтожить приглашённых. Попытка обыскать остров ни к чему не приводит. Гостям становится ясно, что убийца — один из них. Взаимные подозрения нарастают по мере того, как умирают люди. Постепенно выясняется также и то, что все высказанные обвинения — правда. Каждый из заманённых на остров виновен в смерти по крайней мере одного человека и ранее не понёс за это наказания.
Никто из них так и не узнал, кто истинный убийца, кроме самого убийцы, решившего свершить истинное правосудие — в том числе и над самим собой — и совершивший его по точно задуманному плану.

+2

2

Супруги Тарантино приехали на остров за день до того как должны были прибыть на лодке гости. Агата помнила как приняла письмо с инструкциями и щедрым чеком за услуги. А будучи семьей порядочной, испанка и ее муж согласились поехать на остров, чтоб обустроить дом к приезду.
Агата только что закончила обход спален, убедившись, что в каждой из комнат постелено свежее белье, а сами комнаты чисты и ждут приема. Ее муж, Антонио, на вид мужчина под 40 лет с густыми усами и сединой на висках, еще раз прошелся взглядом по тексту в письме с инструкцией и отложил его в ящик. Закрыл тот на ключ, снял очки и положил их в футляр. Иногда такая бережность и пунктуальность во всем изрядно раздражала Агату. Раньше, 7 лет назад, когда девушке было 18 лет, взрослый мужчина был для нее учителем и покровителем. Она брала с него пример и старалась во всем слушаться. Сейчас же... браку уже пошел 8-ой год и между ними осталось только взаимное уважение и клятва перед богом.
- Антонио, кажется лодка едет - девушка стояла на крыльце, поднеся руку ко лбу и закрывая глаза от солнца. Обернулась, когда услышала его шаркающие шаги за спиной и как Антонио на одной ноге скачет, чтоб переодеть тапки на вычищенные ботинки.
- Пойду встречу гостей - сказал он и пошел по направлению к пристани, куда уже причаливала моторная лодка с восемью гостями.
- Добро пожаловать в поместье господина Оуэна. Меня зовут Антонио. Я и моя жена организуют вам достойное пребывание на ближайшие дни. Мадам - отчеканил со всей возможной вежливостью дворецкий, подавая руку девушке, которая первая сошла с лодки.

офф

буду отписываться за своего мужа-нпс. Ему все равно скоро на тот свет  8-)

+6

3

Мне пришло письмо, да-да, именно письмо, написанное от руки, в конверте с марками, а не как сейчас все шлют мейлы. Так вот автором письма была некая А. Н. Оуэн. Кажется, с ней я пересеклась, когда я отдыхала в Испании. Там я познакомилась с милой девушкой, мы очень хорошо общались и общались в большой компании, даже условились встретиться вновь, но проблема в том, что я не помню ее имени. Звали ее, вроде бы Амелия, но вот фамилия не осталась в моей памяти. Может, и Оуэн. Так эта Амелия, буду называть ее так, писала о том, что договорилась со всеми нашими подругами и друзьями встретиться в Девоне, на острове, в ее личном особняке. А я, я согласилась, да. Девушка даже приложила мне билет на поезд, как мило с ее стороны.
Но на остров я ехала не одна, кстати я никого не знала из этих людей, и была немного смущена этим, потому что договор-то был встретиться со знакомыми. Но в лодке мы перекинулись со всеми парой слов, представляясь. Я не стала спрашивать, кто они и зачем едут. Я еще надеялась встретить знакомых людей на самом острове.
Лодка приплыла. Я сошла первой, принимая руку дворецкого, видимо. А Амелия хорошо устроилась.
- Господина? - Переспросила я, понижая интонацию книзу. Она замужем? Ой, как я запуталась. - Здравствуйте, - я улыбнулась Антонио, поприветствовав его кивком головы. Остальные гости тоже стали сходить с лодки. Мне помогли с чемоданом, хотя с ним помогли всем дамам точно, и указали комнату. Странно, но хозяйки здесь не было, да и хозяина тоже.
Я поставила сумку на кровать, обращая свое внимание на карточку на стене со считалкой о негритятах, а потом вновь занимаясь вещами.

+5

4

Письмо было необычным. Нет, не то, чтобы оно насторожило или слишком уж удивило просто было в нем что-то такое, не понятное, загадочное, притягательное. И этот тип бумаги был удивителен. Казалось, что бумага пролежала лет десять, как минимум, в закрытой папке, а потом ее достали, написали стилизованным под старину почерком пригласительное, которое ему вручил курьер сегодня утром. Не много не мало приглашение на остров. А чем черт не шутит, можно и поехать взять выходные, отдохнуть от каждодневной рутины в отделе, беготни от одного трупа к другому, и расследование разных дел. Да еще начальство с его сменой напарника и давлением. Ну не знает Кристо, что могло убить его товарища. А тут приглашение. И он вроде даже припоминает того самого мистера Оуэна, который захаживал к нему в забегаловку пару раз, и они обсуждали погоду, бейсбол, в который он когда то играл в высшей лиге. Но как такового, четкого представление об этом человеке у него не было и это при том, что он работает в полиции.
взять отгул на ближайшие пару дней оказалась проще простого. Капитан был счастлив тому, что Кросс не будет маячить перед глазами, что не будет шутить в своей манере и не заставит никого скрипеть зубами. Поэтому собрав вещи в аккуратный чемодан, Кросс направился на причал, а от туда погрузившись в лодку вместе с остальными неизвестными ему семью людьми, не считая водителя, направился на Негритянский остров. Придумают же названия подумал он, мельком осматривая пассажиров.
- Добро пожаловать в поместье господина Оуэна. Меня зовут Антонио. Я и моя жена организуют вам достойное пребывание на ближайшие дни.
Крис вскинул голову смотря на мужчину средних лет снизу вверх, а все потому что он все еще сидел, в отличие от молодой девушки, которая легко выпорхнула из лодки, приняв помощь дворецкого.
- Благодарю.
Произнес Кристо спокойным голосом. уж что, что а принимать помощь от посторонних он умел, потому направившись следом за Антонио, они довольно быстро оказались в просторном доме.
- Добрый день, - произнес Кристо, мягко улыбаясь молодой девушке, которая встретила их в доме, и направился к себе в комнату, чтобы положить вещи. И спокойно покинул бы, если бы не считалка на стене, которая привлекла его внимание.

+7

5

Сатин ехала в практически пустом вагоне второго класса, и вместе с ней было еще несколько незнакомых ей человек. Девушка держала в руках письмо, пришедшее ей совершенно недавно, буквально на днях, и она была удивлена этому, потому что не помнила, когда в последний раз получала письмо по почте, написанное от руки.
«Дорогая мисс Эрхарт, вы помните меня? Тур по Парижу в прошлом году с группой из четырех человек, тогда мы и познакомились. Я собираю у себя в особняке на Негритянском острове всех наших друзей, и вспомнила о вас, как о своей давней знакомой из Франции. Вы, наверно, слышали об этом острове, он находится не далеко от Девона. Буду рада видеть вас у себя в гостях.
А.Н. Оуэн»

Девушка прекрасно помнила прошлогоднюю поездку во Францию и то, что их туристическая группа была совсем небольшая, от силы пять человек, и все они успели сдружиться уже в первый день. Но Сатин не помнила никого по фамилию Оуэн, хотя в группе, кажется, была девушка по имени Анна. Или Анжелина.
Но, даже не помня имя своей давней знакомой, Сатин не побоялась сесть на поезд до самого Девона, тем более билеты во второй класс были любезно предоставлены самой мисс Оуэн.
Сойдя с поезда, девушка направилась к причалу. Он находился неподалеку, где стояла единственная лодка, возле которой уже толпились какие-то люди, и некоторых из них Сатин довелось увидеть на перроне до отъезда и в купе, в котором она ехала. Однако никто из них не был ей знаком, хотя в письме говорилось, что состоится встреча наших друзей, то есть общих. Эрхарт не знала, что у нее с Оуэн есть общие друзья, хотя могла предположить, что это те самые люди из туристической группы из Франции.
Лодка довольно быстро дошла до самого острова, и, когда девушка сходила с нее, мужчина, представившись Антонио, любезно помог ей с чемоданами.
- Добро пожаловать в поместье господина Оуэна. Меня зовут Антонио. Я и моя жена организуют вам достойное пребывание на ближайшие дни, - вежливо поприветствовал мужчина гостей.
Значит, А. замужем? Она не упоминала этого во Франции, по крайней мере, балерина этого не помнила.
-Спасибо, - благодарно ответила девушка на помощь дворецкого. – Значит вот как мисс, ой, прошу прощения, миссис Оуэн и ее супруг здесь обустроились. Жду не дождусь встречи с ними, - весело продолжила Сатин, поднимаясь по лестнице в сам дом.
-Добрый день, мадам, - поприветствовала Эрхарт стоящую в холле девушку и поднялась наверх, в свою комнату. Положив чемодан на кровать, девушка не сразу обратила внимание на считалочку, висевшую на сцене в рамке.
"Интересно, в других комнатах она тоже есть?"

+5

6

*внешний вид

http://s1.uploads.ru/i/tIvUe.jpg

"Дорогая Анна! Я восхищен знакомством с Вами, Вашей необычайной красотой и потрясающим умом, и хотел бы перевести наше знакомство в нечто, более близкое. Помните меня? Тот круиз из Бостона на Бермуды - Вы были совершенно очаровательны! А то Ваше платье... Я собираю друзей на Негритянском острове, и искренне надеюсь, что Вы решите присоединиться к нам. С уважением.
А. Н. Оуэн."

Анна снова перечитала письмо, потом довольно хмыкнула и спрятала листок в сумочку. Она была тщеславна, еще как, и, конечно, сразу же поспешила на Негритянский остров. Ее муж, семидесятивосьмилетний мистер Крэйн против не был - и оно понятно, его недавно разбил инсульт, так что говорить он не мог. Лежал себе да вращал глазными яблоками. Анна же не могла губить свою красоту, сидя в его комнате, насквозь пропахшей лекарствами и болезнью.
И вот сейчас она, полная достоинства и чопорности, выходила из лодки. Она в упор не помнила, что там на корабле был за мужчина с фамилией Оуэн, вокруг нее всегда крутилось столько кавалеров! Муж уже лежал в отключке, когда миссис Крэйн упорхнула веселиться. 
Разумеется, Анна не помнила никакого Оуэна, но это даже льстило ей. Она не запоминала своих кавалеров в лицо, да и зачем? Она была прожигательницей жизни, человеком высшего сорта, и всех, кто стоял ниже нее на финансовой лестнице, считала сбродом. А Анна стояла на самом верху - потому что все ее мужья были до неприличия богаты.
Итак, она протянула руку местному дворецкому, потом оглянулась на свои чемоданы, мол, и их принесите, милчеловек. И сошла на берег.
На самом деле, Анна искренне недоумевала, зачем таинственный Оуэн позвал на остров еще кого-то. Он же написал в письме, что хочет наслаждаться обществом Анны, так зачем ему еще кто-то? Она поправила свою прическу и капризным голосом осведомилась:
- А где сам мистер Оуэн? Он же горел желанием видеть нас!
Меня, конечно же, меня.
Анна обернулась и...и уткнулась носом в своего бывшего мужа! Он изменился - кажется, бросил пить, да и побрился сейчас чисто. Но эти глаза она везде узнает! Анна зло прищурилась:
- Уэйт! Ты тут что делаешь? Не кажется ли тебе, что это общество слишком высоко для тебя?
Под обществом Анна подразумевала себя и только себя. Остальных она не знала, да и не хотелось ей с ними знакомиться, но вот то, что ее бывший муж появился здесь, ее взбесило. Не иначе, как он специально появился здесь, чтобы и дальше портить ей жизнь, или, о, ужас! для того, чтобы на коленях слезно умолять ее вернуться. Но нет же! Анна давно сменила фамилию с "Уэйт" на "Крэйн", и чувствовала себя превосходно.

+4

7

Я ехала никуда. Совершенно никуда и мне было все равно, что станется со мной потом. Моя жизнь итак разбилась вдребезги, так что я не жалею о принятом решении и наверное, жалеть не буду никогда. Ведь меня никто не ждет дома, никто не звонит мне и не пишет смски, абсолютно никого не заботит тепло ли я одета и где вообще нахожусь. Теперь я принадлежу лишь сама себе и значит, и даже если я умру здесь, никому хуже не станет, включая и меня саму. Мой обезображенный до ужаса труп съедят местные хищники, хоть на суше, хоть на воде. И в предсмертных муках я не пожалею, что оказалась здесь. А единственное, что отвлечет меня от мыслей и боли, так это экстази, лежащий в кармане моей сумки.
Это письмо пришло мне по электронной почте, я довольно редко проверяю ее, но это я прочитала в этот же день. Его автор – некий Оуэн, приглашал меня в незабываемое путешествие на какой – то остров, предупредив, что опасаться здесь нечего, он подметил, что завтра курьер принесет мне и билеты и деньги. Если честно, то я никогда не встречала людей с такой фамилией, но кажется, слышала про одного такого миллионера, который занимался благотворительностью, и я знала, что как-то он финансировал нарколечебницу. Но мне было все равно и так, как я никогда в своей жизни не выбиралась из своего штата, я согласилась без особых раздумий.
Сначала полупустой вагон принес меня к берегу какого-то водоема, потом я села на лодку и наконец прибыла на этот пресловутый остров. Рядом со мной сидели несколько человек, в основном женщины и никого из них я не знала, но по-моему они все были из разных социальных слоев. Наверно, я была тут самой необеспеченной.
Я натянула свой капюшон, захватила сумку и совсем скоро сошла на берег.  Нас встретила странная парочка, видимо муж и жена, и как я поняла по возмущенным возгласам гостей, ни один из них не есть Оуэн. Но меня это не волновало, я быстро отыскала свою комнату, даже не поздоровавшись ни с кем, и осторожно положила сумку под кровать. Я ужасно устала, и ничего мне сейчас не хотелось так, как развалиться где-нибудь. Разглядывая собственную комнату, я обнаружила какую-то глупую детскую считалку на стене. Вроде бы там говорилось что-то о нигерах.
«Хрень.» - подумала и отвернулась от стены.

Отредактировано Giorgia Torregrossa (2012-08-01 18:22:29)

+3

8

Брызги нещадно летели в морду, и это еще больше усугубляло и так не слишком радужное настроение Уэйта.
Почему не радужное? Сейчас объясним - неделю назад Джону пришлось подшиться. Зачем подшиваться? Держим интригу... Держим, держим...
Ну и хватит.
Итак, неделю назад Уэйт получил письмо с лаконичным, но емким:

Мистер Уэйт, вы помните меня? Если нет, то я вас хорошо. Тот бейсбольный матч забыть невозможно. Мне хотелось бы с вами встретиться, но причины я смогу объяснить только при личной встрече. Жду вас на Негритянском острове.
А. Н. Оуэн.

Так вот, после того, как Джон прочитал это письмо, то первой его мыслью было: у меня белая горячка. Как следствие, наш герой пошел в ближайшую наркологическую клинику (ну как клинику, по сути это был вытрезвитель, где санитары не отказывали себе в удовольствии отбить несчастным пьянчугам остатки печени - Джон сам не раз там бывал, помнил хорошо) и выложил последние деньги на инъекцию.
После укола Уэйт снова прочитал письмо - увы, текст не изменился. Посетовал на то, что зря потратил бабло, которое мог бы радостно пропить, но назад пути не было. Любопытство, как говорится, сгубило кошку.
К поездке Джон подготовился как следует и узнал об этом Оуэне все, что только смог. Погуглил, то есть. Интернет выдал ему какого-то новозеландского фехтовальщика, но хрен с ним, хоть какое-то отношение сей субъект к спорту имел - а это уже плюс от Уэйта в репутацию загадочного А. Н. И вот, как следует побрившись и сложив все свои пожитки в видавший виды рюкзак, Джонатан отправился на "личную встречу". Любопытство, повторяем, сгубило немало кошек.

Первое, что выдал Джон по прибытии на остров, было:
- Срань господня, что за притон Дракулы?! - ответом ему послужило журчание воды, Уэйт резко обернулся - лодка с матросом уже плыла восвояси. - Э, чувак, стопэ, блять! - но судно только стремительно удалялось по направлению к противоположному берегу. - Не, ну нормально, а?...
Джон поправил рюкзак на плече и решительно направился по дороге к дому, уже сочиняя в мыслях жалобу в надлежащую инстанцию по поводу сервиса на Негритянском острове. Негритянский остров, матерь божья, что за дремучее мракобесие вообще? И какой нормальный человек будет здесь жить?
За поворотом Уэйта ожидала толпа - он, правда, подумал, что это вышли хозяева всем скопом, дабы поприветствовать его, такого красивого и единственного в своем роде. Он уже готовился к бурным извинениям и обнимашкам, подходя ближе, как какая-то бабенка, развернувшись, заорала во все горло:
- Уэйт! Ты тут что делаешь? Не кажется ли тебе, что это общество слишком высоко для тебя?
- Че за нах? Ты кто? - Джон пригляделся. О нет... - Я же в завязке, откуда такой глюк? - проигнорировав вопрос про высокое общество, вопросил сам себя мужчина и отошел от Глюка как можно дальше, косо глядя на толпу. Похоже, что мало кто из присутствующих понимал, чего ради все они здесь сегодня собрались.
Внезапно в светлую и несомненно гениальную голову Уэйта пришла мысль:
- Мы все тут родственники, штоле? Наследство делить приехали? - и принялся высматривать, исчез ли Глюк, или увы и ах. Оказалось, что увы и ах. Это не белая горячка: Аня свет-Мигеровна была реальна.

Отредактировано John Wait (2012-08-01 19:49:33)

+5

9

Гости прибыли и дворецкий позаботился о том, чтобы доставить особо капризным дамам вещи в их комнаты, проводить до комнат достопочтенных граждан. Тьфу, да кого мы обманываем? Эти зажравшиеся богачи, которые приехали на осторов не заслуживали всего того, что делал ее муж.
- Может поможешь? Ужин надо подать во время - говорил Антонио, носясь по кухне и доставая посуду.
- Прекрати так хлопотать! Ты обо мне так никогда не заботился, как печешься о тех снобах - Агата раздраженно указывает рукой на дверь, за которой бродили гости, а затем берет бокал вина и плюет туда. Мужу это не нравится и он выбивает из ее рук бокал. Раздается звон.
- Смотри что ты наделала - его крайне опечалил разбитый фужер и мужчина опустился на колени, подбирая осколки.
И вовсе не совесть заставила Агату помочь мужу, а нежелание чтобы он вновь выставил себя жалким и делающим-все-для-семьи.
- Я сама, черт же! - образовалась заминка за один из осколков, который чиркнул острой болью по пальцу. Вечер выдастся хмурым. Девушка выдохнула и поднялась на ноги.
- Предупрежу гостей об ужине - стараясь держать спокойствие по отношению к своему мужу, который уже ничуть не возбуждал и не удовлетворял в постели, Тарантино вышла из кухни.
- Дорогие гости! Мистер Оуэн передал сообщение, что задерживается на материке, а потому ужин состоится без него. Прошу всех спуститься в столовую к 8 вечера. - испанка глянула на настенные часы. Через двадцать минут - и одарила присутствующих натянутой улыбкой.
Как и было сказано, через 20 минут большой дубовый стол был накрыт. В центре стола, на подносе красовались замечательные фигурки негритят, окруженные различными блюдами - слишком торжественно для скоромного мероприятия - считала Агата, которой придется весь вечер следить за тем, чтоб бокалы гостей были всегда полны, а пустые блюда не задерживались на столе.

+6

10

Поглядывая на людей, Теон беззвучно переступил с ноги на ногу. Он уже давно привык быть незаметным и тихим в любой компании и так и не смог отвыкнуть от подобного, даже заработав приличное состояние. Старые комплексы давали о себе знать, не смотря на скверный характер обладателя оных. Несомненно, он до сих пор пытается от них избавиться, но это эдакий сувенир из прошлого, который напоминает молодому человеку, как он выбился из грязи в князи. Невзрачность и отталкивающая холодность даже помогала ему в его нелегком ремесле. Будучи судьей, довольно таки нечистым на руку, Турамбар внушал какую-то неприступность и неподкупность окружающим, что, как видите, совсем неправда. Ложные решения, купленные приговоры, безнаказанные преступники и убийцы - все это для Теона привычно. И, с какой-то стороны, злодеем его назвать нельзя, ведь парень еще с детства мечтал вершить правосудие, к тому же, мечтает об этом до сих пор, но выбитую деньгами и ложью должность правдой в руках не удержать. Молодой судья даже ненавидит себя, а порой напивается до поросячьего визга, лишь бы забыть о всем том, что он успел сделать за свою короткую жизнь. Иногда ему казалось, что у него раздвоение личности: сначала он с безразличием отпускал на свободу преступника, но на следующий день мечтал о том, как же будет прекрасен мир в котором царит закон.
Теон и понятия не имел, что он сейчас здесь делает. Сказать, что пришедшее письмо его удивило, значит ничего не сказать. Он думал, что время, когда люди слали друг другу бумажечки, давно прошла. А это же письмо. От живого человека!
Как оказалось, отправителем был некий Оуэн. Почему-то вспомнился Турамбару только актер, который очень неплохо сыграл в "Городе грехов". Но письмо, понятное дело, написал не он, о чем уже говорили не совпадающие инициалы.  В письме Оуэн представился как старый друг Теона, и даже повспоминал где, когда и почему они с ним встречались. Звучало весьма убедительно. Но то, что насторожило парня, заключалось далеко не в этом.
  - Приглашение на Негритянский остров?! - сам себя спросил Теон. А ко всему еще и билетик прилагался, - Я что, на дурака похож? Ехать черт знает куда к какому-то Оуэну, с которым я когда-то разделил бутылку виски, - парень серьезно завелся. Уж не раскрыть его кто-то хочет?
  Но, как оказалось потом, на дурака он действительно похож. А когда он ехал в поезде с людьми, у которых были весьма озадачены лица, то он уже решил, что таковым и является. Вот теперь он в особняке с теми же личностями и даже охарактеризовать свою глупость не может. Понятно же, что письмо было разводом.
  Встретил его и еще толпу незнакомцев какой-то жгучий испанский мачо с таким же горячим именем и с телочкой под боком, которая была в разы жарче. Он объяснил о том, что господина Оуэна нет на месте и что пока им стоит пойти в свои комнаты и дождаться его. Отлично! - мысленно порадовался Теон, хоть одна хорошая новость сегодня. От этих возмущенных гостей ему было уже точно, всем им было интересно где же загадочный "господин" и каждый пытался вставить свое. А не пофиг ли вам? Идите по комнатам и ждите, можете даже поспать, чтобы скоротать время, - опять мысленно возмутился Теон, но виду не подал. К счастью, через минуту все гости так и поступили, в их числе был Турамбар.

Отредактировано Theon Turambar (2012-08-03 02:22:11)

+5

11

Я разложила все свои вещи по местам и легла отдохнуть. Все же меня волновал вопрос, когда приедет миссис и мистер Оуэн. Все же это все как-то странно. Миссис Оуэн говорила же о том, что здесь мы встретимся с подругами, которые отдыхали с нами три года назад, но никого знакомого я не увидела. Может, эти люди друзья мистера Оуэна? А девушки приедут позже? Тогда почему мне было назначено на сегодняшнее число?
В общем, с этими мыслями я уснула на кровати прямо в одежде, а проснулась лишь от женского голоса, оповестившего о том, что скоро можно спускаться к ужину. Я привела себя в порядок и уже ровно в восемь сидела за столом со всеми гостями.
Я осмотрела стол и остановилась на его середине, так как там в самом центре стояли десять негритят, как в считалке у меня на стене в комнате. Да уж, это все в подтверждение названию острова?
Я отпила глоток из своего бокала и посмотрела на соседку, кажется, когда мы представлялись в лодке, она назвалась Сатин. И я решила спросить:
- Сатин, да? - Подтвердила я, чтобы не ошибаться далее. - А вы по приглашению миссис Оуэн? Или ее мужа? Вы не отдыхали в Испании три года назад? - Может, она тоже была там и была подругой мною так забытой Амелии? Хотя никакой Сатин я не помню в упор, с нами вообще не было блондинок.

+4

12

внешний вид на ужине

http://www.kinopoisk.ru/im/kadr/6/2/2/kinopoisk.ru-Kate-Winslet-622433.jpg

Когда все вещи были разобраны, Сатин повалилась на мягкую кровать, не удосужившись снять с себя одежду и переодеться в другую. Девушка была удивлена и озадачена несколькими фактами, которые предстали перед ней в самом неожиданном свете. Например, то, что А.Н.Оуэн замужем, хотя до сегодняшнего дня Эрхарт знать не знала об этом и не помнила, чтобы ее подруга говорила о замужестве. А то, что на остров прибыли совершенно незнакомые ей люди, совершенно сбивало с толку. В письме говорилось о встрече старых друзей, но какие из этих гостей ее друзья? Похоже, они тоже между собой незнакомы, и это еще больше настораживало Сатин.
Дом на Негритянском острове выглядел совсем не таким, каким его представляла девушка изнутри, смотря снимки в газете Девона, которая как раз писала о нем. А ведь Эрхарт привыкла к настоящей роскоши, купаясь в ней не так уж и долго, как может показаться ей самой. Родившись в бедной английской семье, она поставила перед собой задачу - вытащить себя и родных из болота нищеты, и теперь, добившись своего, она приобщилась к другому классу людей и смотрела свысока на тех, какой была в детстве. Обучаясь актерскому мастерству практически всю жизнь, в возрасте восемнадцати лет, после окончания школы, она исполняет свою первую роль на сцене, а еще через два года становиться одной из известных театральных актрис Лондона. Денег становилось все больше, поклонники окружали актрису, жизнь становилась ярче и насыщенней. Все это вскружило голову Сатин, из гадкого утенка она превратилась в лебедя, вышла замуж и начала купаться в роскоши, не пощадив денег для своей семьи, правда, обделила их вниманием, будто прочеркнула полосу между прошлым и настоящим.
Из малышки Сатин Престон она стала актрисой Сатин Эрхарт. Правда сказка длилась недолго – муж ушел к другой женщине, а разбитое сердце девушки лечил алкоголь. Это подбило крылья Сатин, и в результате к двадцати пяти годам карьера в театре скатилась вниз и девушка перестала играть на сцене.
А потом последовало предложение от подруги – мол, езжай в Париж, отдохни, расслабься. Удивительно, что Эрхарт была во Франции, но только не в ее столице, куда не особо горела желанием попасть. А тур, который предложила подруга – дорогой, только с проверенными людьми и только по особенным и красивым местам. Там и произошло знакомство с миссис Оуэн, которую Сатин плохо помнит, но предложение посетить ее дом приняла. Наверно, повелась на бесплатную еду и встречу друзей, а так же просто пожелала выбраться из душного Лондона.
Эрхарт сама не заметила, как уснула на кровати прямо в дорожной одежде, а проснулась лишь к ужину. Переодевшись и приведя себя в порядок, девушка спустилась вниз и села за стол, присоединяясь к другим гостям.
Взяв бокал с вином, Сатин отпила из него пару глотков, а затем услышала, как к ней обратилась незнакомая ей девушка.
-Сатин Эрхарт, - уточнила актриса, улыбаясь незнакомке. – А вот ваше имя мне незнакомо, - с интересом добавила девушка. Надо ведь знать, с кем живешь под одной крышей.
-Мне пришло письмо от миссис Оуэн несколько дней назад. А вы?  - спросила Сатин. – Ох, Испания. Нет, три года назад меня там не было. Странно, что вы спросили, ваше лицо не кажется мне знакомым, -   протянула девушка.
-Кстати, - актриса чуть наклонилась к своей собеседнице. – Не знала, что мисс Оуэн у нас миссис.
Сатин чуть улыбнулась, выпрямляя спину и делая большой глоток вина из хрустального бокала.

+5

13

Комнаты, как и все поместье в целом, угнетали. Не удивительно, что парень не мог уснуть. А то, что им сказали чувствовать себя как дома... Как это место можно принять за родной дом? Теон был уверен, что все восемь комнат похожи друг на друга. А зачем к каждой применять новый подход? В принципе, хозяин сделал все правильно. Но кто этот хозяин? Или хозяйка? Или это вообще пара хозяев? Теон так и ничего не понял, но эта парочка, что встречала их, точно в этом замешана. Они ведь наверняка служат у Оуэнов не первый год. Хотя он уже ни в чем не был уверен. Зачем здесь все эти люди? Вечеринка? Но почему в таком... до тошноты педантичном месте. Да и ужин, о котором только что объявила жена того Антонио, представлялся Турамбару нудным, особенно в окружении совершенно незнакомых ему людей. Возможно между собой они и знакомы, что не можно было сказать тогда, когда они ехали в поезде: все держались так, будто видели друг друга впервые.
  - Добрый вечер, - тихо пробубнел Теон, спустившись вниз. Гости не воодушевляли его на общение, как и пара слуг. Глаза парня метнулись осматривать комнату. Ничего примечательного, обычная столовая, довольно приличная, можно даже сказать, красивая. Но вот кое-что все таки колко задело взгляд судьи, заставляя обратить на себя внимание. Десять фигурок, негритята, кажется. Прямо как название острова. Турамбар вспомнил, что больше всего его угнетало в собственной комнате - стишок. Очень радужный, рассказывал о том, как негритята топились, душились и самоубивались. Прелесть. Убегая от смертей в родном городе, Теон прибежал в место, где над смертями, которые так ненавидел парень, смеялись, и от этой черной шуточки не можно было убежать даже за ужином. Если Оуэн поклонник черного юмора, то не удивительно, что я помог именно ему избежать тюрьмы. Парень тихо вздохнул. Аппетита не было в начале ужина и к середине оного он тоже не появился. А Турамбар в последнее время очень исхудал от стрессов, еще сегодня не поесть - может так и помрет, как негритенок. Только в стишке не было умершего от голода. Только от переедания, кажется. Турамбар, похоже, будет одиннадцатым, если эти унылые беседы за столом не прекратятся.

Отредактировано Theon Turambar (2012-08-07 23:50:23)

+5

14

внешний вид за ужином

http://s1.uploads.ru/i/fRvGk.jpg

Анна вообще-то никогда не обращала внимания на обстоятельства. Она была выше этого.
Так что когда неотесанный мужлан, видимо, дворецкий, занес чемоданы в ее комнату - ну как комнату, каморку настоящую - громки жуя жвачку и сопя в обе дырки, Анна только отослала его прочь небрежным движением руки, а потом принялась развешивать свои платья, несметное количество коих она привезла с собой. Вот это, коралловое, для прогулок по берегу, вот это, с жемчужным блеском, можно и к обеду надеть...
Она развесила наряды в тесный шкаф и завалилась на постель. Так и есть - узкая, неудобная, матрас не ортопедический - и чего она сюда поехала? Небось этот Оуэн - деревенщина та еще, он просто не знает, как нужно обращаться с дамами высшего света, вроде самой Анны.
К восьми часам двадцати минутам (такие женщины, как Анна Крэйн, всегда опаздывают, чтобы потом насладиться произведенным эффектом внезапности) Анна спустилась вниз, на ходу оправляя свое черное платье. Это был ее любимый наряд, и она планировала сразить всех...ну или хотя бы мистера Оуэна. Сообщение черноволосой девушки, похожей на цыганку, она, само собой, пропустила мимо ушей.
А люди уже рассаживались. Дубовый стол был накрыт дорогой скатертью, уставлен яствами. Анна сделала несколько шагов вперед, а потом присела за стол, между двумя мужчинами. Одним из них был незнакомый черноволосый мужчина с бледным лицом, а вторым..о, черт.
Анна взяла в руки бокал с вином, покосилась на цвет - она не терпела красное, отставила и взяла чистый. Мужчина, который донес ее чемоданы до комнаты, тут же наполнил бокал белым "дом Периньон", Анна удовлетворенно улыбнулась и вмешалась в беседу двух девушек, одна из которых, блондинка в красном, сейчас замолчала.
- Доброго вечера, дамы. Меня зовут Анна Крэйн, а Вас?
Она пригубила вино, склонила голову и улыбнулась широкой улыбкой.

Офф

Господа) Сразу говорю тем, кто со мной еще не играл) Вообще-то, я хорошая, но именно в этой альтернативе выбрала роль снобки из высшего общества) Не думайте, что я и правда такая, или что я кого-то хочу обидеть) Мне просто интересно попробовать играть стерву) Спасибо за внимание)

+5

15

Я недолго валялась на кровати и очень скоро спустилась к ужину, меня обратно позвала эта странная темноволосая девушка, она казалась мне странно знакомой, но где я ее видела, я вспомнить не могла, поэтому сразу сказала себе, что это не нечто иное как дежавю. На ужине все, несомненно, были красивы, эти женщины, больше похожие на немного постаревших барби, казались мне смешными. Они нацепили дорогие платья и прочую фигню на себя и соблюдали все законы этики. Казалось, они хотят здесь выйти замуж. Я же была в том, в чем и приехала. Потертые джинсы, черная кофта с огромным капюшоном, рюкзак за спиной, минимум косметики, кроссовки. В общем, современный вид госпожи смерти с косой, только вот последнего у меня не было. А жаль.
Говорила я немного, нет, неправда. Я совсем не говорила. Только разглядывала своих новых соседей и почти ничего не ела, хотя стол был шикарный. Люди за столом шутили и разговаривали. А я старалась осмотреть комнату и все там запомнить. Самое загадочное, что попалось мне в глаза, было не прекрасный наряд девушки в черном платье, сидевшей справа от меня, и не дорогие картины, висевшие на стенах. Это был поднос с фигурками, их было десять. Совсем как в том стишке на моей стене, десять маленьких нигеров. Обратно они.

+4

16

Комнаты, комнаты, кучи комнат, просто океаны комнат, он никогда в жизни столько комнат в одном доме не видел, поэтому не удивительно, что Джон заблудился, зашел на кухню, увидел парочку, о чем-то спорящую, понял, что зашел не туда и пошел плутать по дому дальше. Дворецкий-то разносил вещи женщин, одни семнадцать чемоданов Анны чего стоили - уж Уэйт-то знал, что она притащила не меньше.
Итак, Джон уже готов был закричать "ау!", как нужный нумер был найден, и мужчина толкнул дверь. Кровать, тумбочка, ковер на полу, окно, шкаф. И больше ничего не надо. Ну, разве что сто грамм, и созерцать красоты пейзажа за окном... Да в общем-то, и без стопаря жизнь казалась почти прекрасной, чему Джон успел совершенно неожиданно для себя удивиться. Осталось только вспомнить, где же он успел завести знакомство с хозяином такого особняка. Наверняка это все Анины дружки, только он-то тут причем? 
К назначенному времени Уэйт, как и все, спустился к ужину, но опоздал - опять заблудился. Ну хоть бы указатели, что ли, повесили... Оглядел весь стол и собравшихся за ним людей, не увидел Анну и радостно приземлился на один из свободных стульев, бездумно разглядывая приборы и все убранство стола в целом. Странно вообще это все. Странно и стремно. Особенно фигурки десяти негритят в середине - оригинальный вкус у этого Оуэна.
На предложение налить вина, Джон замотал головой - если он выпьет хоть каплю, то через полминуты будет валяться на полу с пеной изо рта и забавно дрыгать ногами. А люди тут собрались - явно не ценители таких зрелищ.
Поэтому была выбрана тактика молчания и прислушивания к беседам, что в общем-то, очень скоро наскучило Уэйту - женщины щебетали о женском, эти всегда найдут темы для разговоров, а мужчины сохраняли благородное бессловие. Не будем же нарушать обета молчания. Будем пилить взглядом бывшую жену.

+4

17

Все приглашенные заняли свои места за столом. Ужин был отменным - деликатесы, десерты, высококачественные вина и портвейн.
Когда же дело дошло до кофе, то покой был нарушен голосом из старого граммофона. Он вещал:

- Леди и джентельмены прошу тишины! Вам предъявляются следующие обвинения:
Теодор Эндрюс, вы виновны в смерти Элизабет Титчер
Джорджия Торрегросса, вы были причиной смерти Ричарда Моргана
Кристофер Кросс, вы убили Николаса Каллахана
Антонио и Агата Тарантино обрекли на смерть мисс Клару Роджердс
Теон Турамбар, вы виноваты в смерти Лоурен Бейтс
Анна Крейн, вы убили мистера ди Карло
Сатин Эрхарт, вы виновны в смерти Питера Гоудена
Джон Уэйт, вы обрекли на смерть Нормана Дрейка
Патрик Даррек, вы намеренно послали на смерть Клауса Озсвальда.
Обвиняемые, что вы можете сказать в свою защиту?



Имена убитых выбраны наугад, за вами остается подстроить их в свою историю и придумать каким образом вы случайно или же намеренно убили этих людей.
Сейчас настало время каждому из игроков оправдываться, отрицать, паниковать, сердиться на некого Оуэна и рассказать все таки кто же был тот или иной человек, которого вы убили.

Патрик Даррек - десятый гость, НПС

0

18

Следуя указаниям Оуэна в письме, как и положено, во время распития кофе Агата должна включить пластинку с песней. Она вынимает пластинку из коробки, прокручивает ее на пальцах и аккуратно укладывает на граммофон. Тоненькая игла касается поверхности и начинается "песня".
Голос обвинившего леденящий, жестокий, хладнокровный. Он заставляет Тарантино дрожать, а сердце уходить в пятки. Он заставляет ее напрягаться и осматриваться. Кто из этих людей такой шутник? Кто из этих людей знает про Роджердс?
Испанка, белая как смерть, медленно опускается в кресло. В зале повисла тишина.
- Что за дрянь? - первой подала голос и нахмурилась. - Это какая-то неудачная шутка. Кто мог такое записать? Ужасный голос - девушка подходит к граммофону, чтобы изъять пластинку и рассмотреть ее. Но ни на пластинке, ни на обертке от не ничего подозрительного не значится.
- Все, что было сказано в сторону меня и моего супруга гнусная и наглая ложь! - возмущения не было предела. Какое право этот господин имеет право копаться в грязном белье, да, что он вообще знает про покойную Клару?!
- Действительно, мы любили мисс Роджердс. - вставил свое слово Антонио, пока не хватил за грудь и не поник. Видимо, переволновался. - Воды - прохрипел он и Агата тут же всполошилась, выскакивая из кресла и отбирая у одного из гостя стакан с водой. После пары глотков Антонио полегчало, но он все еще сидел на ступеньках камина и оглядывал присутствующих.
- А кто поставил эту пластинку? - задал логичный вопрос мистер Даррек, молодой и обаятельный парень в сером костюме и чеширской улыбкой. Сейчас на его лице улыбки не было, он держал в руках бокал с портвейном и начал ходить по комнате, настраивая себя на глоток.
- Я поставила - честно признала Агата, поднимаясь на ноги - Нам пришло письмо от мистер Оуна с указаниям. Там сказано, что когда гостям будет подаваться кофе, необходимо включить пластинку с записью.

+5

19

- Теодор. - Напомнила я соседке свое имя и взяла в руки бокал с красным вином. - И, да, я тоже не знала, что Амелия (я верно называю ее имя?) замужем. Странно все это. - Заключила я и отставила бокал. Что-то не тянуло меня на еду и на беседу. За столом ни одного знакомого лица, самой Амелии так же нет. Это нормально сейчас приглашать гостей и оставлять их один на один, когда они  совершенно не знакомы?
Чуть опоздав, спустилась еще одна девушка в шикарном вечернем платье. Все взоры обратились на красавицу, а она приземлилась рядом с нами.
- Тео Эндрюс. - Проговорила я. Уголки моих губ чуть приподнялись и тут же опустились. Веселое настроение пропало. А что если хозяйка вообще не приедет? Зачем нас сюда всех позвали?
Уже всем подали кофе, чай. Я отхлебнула горячий напиток, а комнату наполнил новый звук. Послышались шорохи и помехи, как при установке пластинки, и кто-то заговорил. Звук явно исходил из граммофона. Я думала поставят музыку, но последовал лишь текст.
- Теодор Эндрюс... - Слышу я. Далее идет имя девушки, которая умерла пять лет назад. В груди что-то екает, волосы готовы встать дыбом. Что? Откуда он знает?! Что за черт! Что здесь происходит? Я в страхе осмотрелась по сторонам. Явно мое лицо выражало то, что... Нет, клевета!
Но на моем имена не закончились. Обвинения сыпались на каждого человека, находящегося в этом доме. Я нервно молчала. Голос вселял леденящий ужас, а, главное - страх. По телу пробежали мурашки. Мои руки лежали на коленях, я сжала их в кулаки, впиваясь ногтями в кожу, отвлекая себя на это.
Первой заговорила девушка, которая встретила нас в доме.
- Да, я не виновна ни в чьей смерти тоже. - Вскинула я голову, заговорив. Я глотнула чаю и продолжила, - Элизабет была моей лучшей подругой, ее сломала болезнь. - Но я-то знаю правду. Не только болезнь сломала подружку. Руки мои слегка подрагивали. Я поставила чашку на блюдце, чуть скрипнув посудой.

+5

20

Сатин пригубила один бокал вина и тут же принялась за другой. Сегодня она не хотела отказывать себе в алкоголе, хотя прекрасно помнила про свою зависимость, которая пришла после развода с мужем, но думала, что сможет вовремя остановиться. Красная жидкость приятно текла по горлу, и после трех глотков Эрхарт решила остановиться, чтобы не привлекать к себе не нужного внимания.
По лестнице спустилась девушка, напротив которой Сатин сидела в лодке. Она была шикарно одета, и практически все взгляды проводили ее до стола. Взяв бокал с вином, девушка вклинилась в беседу Сатин и Теодор, представляясь им.
-Сатин Эрхарт, очень приятно, - ответила девушка ровным голосом и сделала маленький глоток из своего бокала и отодвинула его в сторону, когда на стол стали подавать горячие напитки. Но актриса, только притронувшись к чашке с кофе, не успела попробовать его на вкус, как в комнате, словно гром, раздался ледяной ровный голос. Он называл имена людей, присутствующих здесь. Девушка это поняла, когда услышала имена своих новых знакомых, а затем и свое имя. Голос называет имя Питера Гоудена, и кружка, которую Сатин держала в руках, летит прямо на стол с оглушительным треском. Горячая жидкость растекается по всей поверхности и капает обжигающей струей на оголенные колени девушки, но та не обращает на это никакого внимания. Эрхарт смотрела впереди себя и ничего не видела вокруг - перед глазами стояло лицо Питера, когда-то светлого, радостного, улыбчивого. Сатин всеми силами старалась забыть его смерть, но каждый раз перед сном она вспоминала его голос, его глаза, и время, проведенное рядом с этим человеком. Которого уже нет в живых.
Питер Гоуден был далек от того общества, в котором обитала Сатин. Он не был богат и известен, не выступал на сцене и не посещал тех мест, которые посещала девушка. Они познакомились совершенно случайно, на улице, когда тот чуть не сбил ее на машине. Сколько была криков, ругательств, угроз, тогда Сатин была зла на весь мир, а Питер только подлил масло в огонь. Тогда мужчина не узнал в кричащей на него девушке известную театральную актрису, а Эрхарт не могла узнать в парне сына богатого бизнесмена, который решил не идти по стопам отца, а пустился в путешествие по стране на своей машине. Они еще не раз виделись – то ли судьба виновата, то ли один из них постоянно подстраивал эти встречи, но было ясно одно – они была влюблены друг в друга. Замужняя Сатин не могла этого предвидеть, боялась измены, но полюбила Гоудена настолько, что была готова составить ему компанию в его путешествии. Тот год был самым ярким и светлым временем в жизни Эрхарт, а потом…. Звонок в три часа ночи, известие о том, что машина столкнулась с грузовиком и пролетела на несколько метров вперед. Питер скончался на месте, а Сатин так и не смогла его увидеть в последний раз. Она его запомнила таким, каким он был при жизни – добрым, смелым, настоящим, искренним. Он был не таким, как мужчины из ее общества, и именно за это она его и полюбила.
Сатин сидела неподвижно, на глазах выступали слезы, но девушка, на несколько секунд закрыв лицо руками, взяла себя в руки и обратила внимание на разлитое кофе, затем неуклюже вытерла его салфеткой. Девушка смогла точно расслышать голос Теодор, которая, возможно, говорила не первой.
-Питер…умер. Но не моей вине, нет. Нет, - говорила Сатин дрожащим голосом, и схватив бокал с вином, быстро сделала несколько глотков, а затем продолжила. – Я бы никогда с ним так не поступила.
На самом деле Сатин понимала, что авария был не простой случайностью, но мало кто знал об этом. Девушка отпила еще вина, а потом отставила пустой бокал в сторону.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И никого не стало