Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Когда ты влюблен и нет возможности видеться 24/7, то минуты кажутся вечностью. И кажется, что теперь начинаешь понимать значение фраз: " слепая любовь" и... Читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Moments of our life


Moments of our life

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сакраменто, район Медоувью | 10.09.2017 | Вечер

Romy Waller // Dominic Waller
http://s9.uploads.ru/XMeN5.gif  http://sa.uploads.ru/c97HE.gif

К лидеру Королей приезжает младшая сестра.

Отредактировано Dominic Waller (2018-03-31 11:59:35)

+1

2

После долгой жизни в Гарлеме, я не верю, что всё-таки взяла себя в руки, купила билет и свалила из этого мета, места, в котором я родилась. Не было смысла оставаться в этом месте. Там не было ничего, что удерживало бы меня. Там я не жила, а существовала, старалась сделать жизнь менее мучительной. Мне было одиноко. Друзья... Некоторые разъехались, некоторые в тюрьме, и маленькая их часть кинули меня, будто дружбы и не было. С родственниками ещё сложнее, единственный, кто помогал мне, Доминик, много лет был в тюрьме, но как только я узнала, что он вышел, я решила поехать к нему, хотя долго сомневалась, нужна ли ему там. Будет ли он рад тому, что я врываюсь в его жизнь спустя столько лет? Моя голова полна сомнений, но я всё-таки собрала вещи и рванула пулей к нему.
Расчетное время в пути на автобусе с пересадками 62 ч 31 мин. Долго, но я всё-таки решилась и не отступлю. Он мой единственный родственник, который мне ближе всех, даже если он не пример меня, я постараюсь начать новую жизнь, рядом с ним.
Жуткая головная боль сжала голову, будто в тисках. Мерзкое ощущение не покидало меня, будто в голову что-то вонзили. Картинка перед глазами начала проясняться, собираться по кусочкам, как и память.
Знаете это ощущение, кога просыпаешься в незнакомом месте, а думаешь, что дома, пока не успел открыть глаза?
Так вот у меня началась паника, когда я открыла глаза и поняла, что нахожусь не дома. Наверное менять что-то в своей жизни всегда сложно.
Я уже три дня была в пути, мне было жарко, голова болела и я только что проснулась в душном автобусе.
Наконец-то мы приехали. Выхожу и восхищаюсь своей выдержкой.
Тёплый воздух приятно обдувает, заставляя длинные волосы развиваться, но не слишком сильно, как зимой, или при урагане, конечно нет, но их периодически приходиться поправлять. Я именно там, где и должна быть, вокруг красота и природа.
Плюю на то, что здесь запрещено курить и достаю из пачки сигарету, пытаясь придумать, что подойдёт вместо пепельницы, а точнее заменит её, так как пепельницу здесь не было. В общем я решила пройтись, и поспрашивать, в какую сторону мне идти, чтобы найти жилище моего брата.
У меня был адрес, который я получила ещё в Гарлеме, но в новом городе ориентироваться оказалось гораздо сложнее, чем мне казалось до того, как я приехала в Сакраменто.
Что же, мне одна барышня на шпильках в пятнадцать сантиметров сказала, что мне налево и идти пешком минут двадцать, что я и сделала, пошла налево, поймав удивлённый взгляд той блонды. И чего она на меня так пялится?
В общем, шла я, двадцать минут, устала, хотя казалось бы, куда ещё уставать? Мне казалось, что устать ещё больше не возможно, оказалось возможно.
Я очень ждала того дня, когда вновь увижусь с Домиником. И вот он, настал тот день, после долгого пути.
Меня встречает двухэтажный дом, вокруг какие-то ребята. Чёрт, я вновь чувствую себя ребёнком, так странно быть здесь... Но виду я не подаю, что беспокоюсь. Стараюсь быть смелой.
- И что ты здесь забыла? - и что за идиот решил ко мне привязаться? Что здесь происходит,а?
- Мой брат живёт здесь, пусти меня, - процедила сквозь зубы я. Смотря на него снизу вверх. Пожала плечами и решила продолжить путь, но как-то не задалось.
- Эй, пропусти меня! - Я у входной двери дома, в котором живёт мой брат. И нечего тут волноваться.
- Эй, - обращается к другому парню, - Это твоя сестра? - тот понятное дело отрицает это, и наконец-то выходит Доминик, очевидно услышав шум, который я здесь устроила. Я улыбаюсь, но всё-таки не знаю, как себя вести. Эти парни похоже охраняют моего брата от непрошенных гостей, сомневаюсь, что он здесь мелкая сошка. Похоже мой биг бро здесь главный.
- Эти двое не хотят пускать меня к тебе. Я так рада видеть тебя! - ну да, я со своими пожитками приехала к Доминику, рад ли он?

+1

3

Одиннадцать дней назад Доминик Уоллер, в криминальных кругах более известный как Ди Хэйл, покинул стены Стоктонской окружной тюрьмы. Он отсидел три с половиной года за убийство, представленное адвокатами в суде как непреднамеренное. Тогда ему грозил внушительный срок, но защита приложила все усилия, чтобы отработать потраченные на них деньги и оправдать ожидания. Но окончательно отмазать Уоллера не удалось. Отправляясь за решетку, Доминик понимал, что находиться там не должен. Он был необходим на улицах, но, сев в тюрягу, оказался вынужден контролировать своих людей из стен исправительного учреждения. Это была неплохая проверка и для банды, но не все ниггеры её прошли. Доминик заморачиваться не стал, и, когда вышел, взялся как за подчищение рядов группировки, так и за продолжение криминального бизнеса. К концу недели удалось накрыть стукача, паре воришек в назидание другим жестким образом вправить мозги, а на новых точках наладить распространение качественной дури (во всяком случае, более качественной, чем у конкурентов), которая к пятнице разошлась быстрее, чем ожидалось. В воскресенье Доминик пересчитывал часть полученной налички, чтобы позже как следует оторваться. Со многим дерьмом ещё предстояло разгребаться, многое налаживать, что-то исправлять, а что-то вовсе ликвидировать, но пересчитывая стодолларовые бумажки с портретом лидера войны за независимость на передней стороне, Уоллер испытывал удовлетворение. Его люди хорошо поработали. На улицах Доминик был и оставался авторитетным гангстером. Пока он сидел, многим не хватало его как лидера во главе банды: чёртового вожака, личное присутствие которого гарантировало надежность дел и стабильный заработок, и мотивировало выкладываться по полной. Теперь он вернулся, и дела обещали завертеться по новой.
Десятого сентября намечалась тусовка по случаю дня рождения кореша из ближайшего окружения Доминика. Мероприятие планировалось провести в ночном клубе «Flare», по документам оформленном на некоего белого чувака, а на деле принадлежащем человеку из Королей. Имя лидера не значилось нигде, между ним и клубом, как и со всеми остальными заведениями, всегда была пара-тройка подставных лиц. Деньги, поступающие из карманов многочисленных посетителей «Flare», прямиком шли в руки негласному владельцу, который в свою очередь регулярно отстёгивал внушительный процент в кассу банды. По документам всё было чисто, преступники соблюдали осторожность, так что ни у кого из законников лишних вопросов к этому ночному заведению, расположенному в достаточно богатом районе, не возникало. Доминика такое положение дел устраивало. Сегодня в стенах клуба он планировал не только отметить день рождения своего доверенного человека, но и под прикрытием мероприятия провести встречу.
С щелчком перетянув резинкой очередную пачку зеленых, Уоллер бросил её к остальным бабкам и откинулся на диван.
Ты всё уладил, как я говорил? – В своей ленивой манере поинтересовался у сидящего рядом чернокожего, время от времени затягиваясь и выпуская дым в потолок. – Мне нужно, чтобы всё прошло ровно, сечёшь?
Собеседник, глянув на главного и затягиваясь от почти дотлевшего косяка, закивал, потом начал говорить:
Да-да, Ди, все ниггеры будут. Никто не станет возбухать, за это можешь быть спокоен.
Доминик ничего не ответил. Он лежал на диване в цветочном шелковом халате и расшитых джинсовых брюках от Gucci и рассматривал причудливые завихрения дыма, витающие в воздухе. Оба чернокожих находились в небольшой комнате на втором этаже дома Уоллера и курили марихуану. Единственное окно было распахнуто. Через него из сильно накуренного помещения лениво вытягивало сизую завесу на улицу, где несмотря на поздний час стояла жара. С улицы доносились звонкие голоса играющих поблизости детей и слышались разговоры людей, тусующихся у дома лидера.
Чёрт, чувак, – продолжал собеседник. – Надеюсь я не продешевил с подарками этому ублюдку Расу.
А что по-твоему нужно ниггеру? Трава, тёлки и бабки, – Доминик лениво хмыкнул в ответ, в который раз произнося прописную истину. Все об этом знают.
Точняк, братан, – воодушевился собеседник, которому принадлежала идея закатить вечеринку в клубе Королей за счёт заведениям и привезти элитных проституток. Но теперь ниггер с какого-то чёрта стал заморачиваться, а не банально ли. Уоллера, смотрящего на собеседника через завесу выкуренной дури, это забавляло.
Однако ж некоторым, вон, тачки подавай, – тем временем продолжал чернокожий, забивая очередной косяк и поглядывая на Ди Хэйла.
Тачки, не тачки, но ниггеру нужно говорить то, что он хочет услышать, а дарить то, что он хочет получить, всекаешь? – Речь шла о недавнем дне рождения ещё одного члена банды, отмеченного в день выхода Доминика из тюрьмы. Азиату, состоящему в рядах Королей и отвечающему за бизнес с тачками, был подарен Додж Чарджер 1970-го года выпуска. Такая классика обошлась Уоллеру в более чем четыреста тысяч зелёных. Теперь всё ниггеры завидовали, а более-менее приближенные к лидеру, ждали от главного подарков такого же уровня. Но Доминик не был намерен сажать всю банду за руль крутых маскл каров. Ему нужна была настоящая работа, а не понты, которыми чернокожие ребята частенько страдали.
В комнате повисло молчание. Всё, что хотел, Уоллер узнал, а разговор на отстраненные темы ему было слишком лень поддерживать. К тому же, выйдя из тюрьмы чуть больше недели назад, он сильно болел. Воспаление лёгких, с которым он жил уже долгое время, в тюремных условиях снова решило напомнить о себе. Состояние Уоллера, несмотря на проводимое лечение, не улучшалось. Сейчас он чувствовал себя достаточно хреново, чтобы замолчать и с тлеющим косяком в руке провалиться в полубессознательное состояние.
Йоу, слышь, Ди, – спустя несколько минут к Доминику снова обратился собеседник. Уоллер открыл глаза, щурясь от ярких лучей заходящего солнца, падающих прямо на диван. Он думал, что кореш уже ушёл, но тот стоял теперь у окна и заинтересованно смотрел на улицу. – Тут какая-то девчонка забрела к твоему дому. Говорит, чья-то сестра.
Что за девчонка? – Приподнявшись и потянувшись к пепельнице, Доминик бросил туда оставшийся от косяка окурок. Забрав со стола пачку мальборо, стал раскуривать сигарету. Травы на сегодня было достаточно.
Да чёрт знает, – пожал плечами кореш, не отрываясь от окна. Понимая, что вразумительного ответа так и не удастся получить, Доминик поднялся с дивана и, на ходу натягивая белые аир джорданы, вышел из комнаты. Судя по возгласам, доносящимся с улицы, упомянутая девчонка привлекла много внимания, среди которого было не только раздражение её появлением, но и смелые комментарии по поводу её внешности. Толкнув входную дверь с решетками, привинченными с наружной стороны, Уоллер оказался на улице. Из-за бьющих в глаза лучей заходящего солнца, глянул на происходящее из-под ладони и спустился вниз по ступеням.
Что здесь блять происходит? – По привычке начал, но увиденное заставило сбавить обороты. Прямо перед его домом, расположенном в гребанном сраном беднейшем районе Сакраменто, стояла младшая сестра – Роми. Его блять младшая сестра, живущая всё это время на восточном побережье Штатов, в Нью-Йорке. Пару секунд Уоллер не верил своим глазам.
Воу, воу, Ро, а чего не звякнула? – наконец обрёл способность говорить. – Я бы тебе организовал билет на самолёт с личным такси от аэропорта, – рассмеялся Уоллер, демонстрируя идеальную белозубую улыбку, и, подойдя, заключил сестрёнку в крепкие объятья. Сказать, что он соскучился, это ничего не сказать, но раскисать перед своими людьми в планы Доминика не входило. – Как добралась? Как семья? Да, блять, чего это я? Пойдём в дом, нечего здесь торчать с моими ублюдками. А вы, – обратился к своим. – закиньте её вещи в дом. И, чёрт побери, только попробуйте распускать руки и подкатывать к ней. Узнаю, яйца оторву, – несмотря на достаточно шутливый тон, Доминик не шутил, и присутствующие это хорошо понимали. Уважают его – пусть уважают и его сестру. Уоллеру не были нужны лишние проблемы. Девушек тут и так полно, выбирай и трахай любую, а сестра – это, чёрт возьми, на то и его сестра.
Прости этих невеж, – хмыкнул, заходя в дом и пропуская Роми вперед. – Ублюдки никак не научатся манерам. Видят симпатичную девушку, сразу превращаются в кобелей. Может, есть чего хочешь? – Признаться, ассортимент еды в этом доме был не слишком широк. – Есть пицца, из алкоголя – солодовый ликёр, виски, коньяк, – перечисляя имеющееся здесь, Доминик внезапно осознал, что, может, эта вся эта хрень Ро вообще не по вкусу. Девушки в основном любят что-то другое. – Или купить чего? Тут есть магазин неподалёку, могу попросить моих чуваков смотаться тебе за едой.
Добив сигарету парой затягов, бросил окурок в пепельницу на столешнице. На кухне, как и во всех помещениях, творился беспорядок.
И извини за этот срач, я не знал, что ты приедешь, – сгребая вещи со стола и запихивая их ногами куда-то под дальний стол, Доминик поспешил с очередными извинениями. Среди разбросанного добра чего только не было: и журналы для взрослых с фигуристыми тёлками на каждой странице, и паленые диски с всевозможным рэпом, и какие-то бумаги, и упаковки от еды, и даже деньги. Люди Доминика явно не заморачивались насчёт порядка. Если б Ро предупредила, Уоллер подготовился бы к её приезду. Однако винить сестру он не собирался: нет ничего приятнее той неожиданности, когда на пороге дома оказывается один из самых близких людей.
Слушай, ты круто выглядишь, так повзрослела, – Доминик присвистнул, окидывая взглядом Роми, теперь уже ставшую девятнадцатилетней девушкой. Для него, как для ценителя женской красоты, сестра была и оставалась самой красивой. В пример всем девушкам, когда-либо виденных Уоллером. Впрочем, он и сам был красавчиком, так что внешние данные лишь ещё раз подтверждали их родство.

Внешний вид

0

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Moments of our life