Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Kai
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Я совершенно точно не герой. Абсолютно. Я не спасаю женщин, которых насилуют в подворотне или которым там же режут горло за пару долларов и золотые серьги... Читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » sweet mother of god


sweet mother of god

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Код:
<!--HTML-->

<div id="ocean">
 <h1><one>Mom?</one> <two>Dad?</two> <three>WTF?</three></h1>
<h2> <three><b>10 июля 2018</b></three></h2>
<h3> <three>собралась, значит, дочь к папе переехать...</three></h3>
 <div id="ocean-imgs">
   <div id="ocean-cimg1" style="background-image: url(https://media.giphy.com/media/7c52wStYYjmjC/giphy.gif);"></div>
   <div id="ocean-cimg2" style="background-image: url(http://funkyimg.com/i/2Jitd.gif);"></div>
   <div id="ocean-rimg1" style="background-image: url(http://funkyimg.com/i/2Jitv.gif)"></div>
   <div id="ocean-name1">Rogue Mulder</div>
<div id="ocean-rimg2" style="background-image: url(http://funkyimg.com/i/2Jitw.gif)"></div>
       <div id="ocean-name2">Hank Ocean</div>

<div id="ocean-rscr1"></div>
<div id="ocean-rscr2"></div>
 </div>
</div>


<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Amatic+SC:100,100i,300,300i,400,400i,600,600i,700,700i" rel="stylesheet">

<style>
#ocean {height: 420px; width: 420px; background: #eee; margin: auto; position: relative}
#ocean h1 {height: 100px; width: 400px; position: absolute; color: #333; font-family: Amatic SC; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100px; font-size: 26px; letter-spacing: 2px; font-weight: 700; background: none; top: -45px;}
#ocean h2 {height: 100px; width: 150px; position: absolute; color: #333; font-family: Amatic SC; text-transform: uppercase; text-align: right; line-height: 100px; font-size: 16px; letter-spacing: 2px; font-weight: 700; background: none; top: 300px; left: 210px;}
#ocean h3 {height: 100px; width: 350px; position: absolute; color: #333; font-family: Amatic SC; text-transform: uppercase; text-align: right; line-height: 100px; font-size: 16px; letter-spacing: 2px; font-weight: 700; background: none; top: 335px;}
#ocean one {color: #2400a9}
#ocean two {color: #ab0a0a}
#ocean-imgs {width: 360px; height: 300px; background: none; position: absolute; bottom: 40px; left: 30px}
#ocean-cimg1, #ocean-cimg2 {height: 120px; width: 120px; -webkit-border-radius: 100%; -moz-border-radius: 100%; -ms-border-radius: 100%; -o-border-radius: 100%; background-size: cover; background-position: center; -webkit-filter: grayscale(100%); -moz-filter: grayscale(100%); -ms-filter: grayscale(100%); -o-filter: grayscale(100%); position: absolute; background-blend-mode: multiply; background-color: #aaaaaa}
#ocean-cimg1 {top: 0; left: 0}
#ocean-cimg2 {top: 150px; right: 0}
#ocean-rimg1, #ocean-rimg2{position: absolute; height: 120px; width: 210px; -webkit-filter: grayscale(100%); -moz-filter: grayscale(100%); -ms-filter: grayscale(100%); -o-filter: grayscale(100%); background-size: cover; background-position: center}
#ocean-rimg1, #ocean-rscr1, #ocean-name1 {top: 0; right: 0}
#ocean-rimg2, #ocean-rscr2, #ocean-name2 {top: 150px; left: 0}
#ocean-rscr1, #ocean-rscr2, #ocean-rscr3 {height: 120px; width: 210px; mix-blend-mode:multiply; position: absolute;}
#ocean-rscr1 {background: #2400a9}
#ocean-rscr2 {background: #ab0a0a}


#ocean-name1, #ocean-name2 {height: 110px; width: 200px; line-height: 190px; text-align: center; z-index: 3; color: #000000; text-shadow: 1px 1px 0 #ddd, -1px -1px 0 #ddd, 1px -1px 0 #ddd, -1px 1px 0 #ddd; position: absolute; font-family: Amatic SC; text-transform: uppercase; font-weight: 400; letter-spacing: 3px; mix-blend-mode: screen; font-size: 20px}
</style>

Отредактировано Hank Ocean (2018-07-08 22:42:43)

+1

2

Роуг никогда даже не думала, что уютная квартира Ленни начнёт давить на неё тогда, когда она будет знать, что Ленни не придёт домой сегодня вечером. И завтра тоже. И вообще в ближайшие полгода она не увидит светлую макушку подруги, которая тискает неугомонного пса и ворчит на брюнетку из-за того, что та снова купила слишком много вкусняшек Фундуку. Они даже становятся подозрительно похожи на привыкшую друг к другу лесбийскую пару, которая усыновила азиатского ребёнка и теперь мамочка-Роуг не может остановить себя и дарит ребёнку всю ласку и внимание, а мамочка-Ленни старается слепить и ребёнка человека. Пожалуй, им стоит всё же меньше (или наоборот - больше?) пить, раз у них уже есть план в стиле: "Если не выйдем замуж до 40-ка - женимся друг на друге".

Малдер чешет пса за ухом и ловит себя на том, что никак не может сосредоточиться на книге. Которую, опять таки, ей посоветовала Ленни. Особенно тяжело после сегодняшнего сна, из-за которого она даже наплевала на роумниг и позвонила блондинке по телефону: не каждый день тебе снится, что твой лучший друг погибает у тебя на руках, а ты решаешь покончить с жизнью и просыпаешься как раз в тот момент, когда в твоём сне холодная сталь касается руки.

В реальности вместо стали оказалась лапа лабрадора, передавившая ей запястье: погрязнув в паутине кошмара, Роуг бессовестно проспала и не отправилась выгуливать зверя тогда, когда он привык. Псу не объяснишь, что последнюю пару недель она не проводит в пьяном угаре и ложится спать почти по графику, а не бодрствует ночи напролёт.

Нет, так продолжать решительно невозможно. Ей нужна работа. Такая, чтобы захватила весь её мозг и не оставила ни минуты на то, чтобы она сидела в одиночестве и о чём-то там думала. Но Розамунд понимает: она только начинает жить, отряхивается после всей этой ситуации с ФБР, уже не смотрит на психолога волком. Если она снова впадёт в такой график, то в следующий раз кошмар станет реальностью и без бездыханного тела друга.

Или, есть вариант попроще, переехать к кому нибудь.

Роуг даже замирает от неожиданной мысли. Фундук недовольно ворчит, пытается подлезть под руку, намекая на то, чтобы замена хозяйки не останавливалась и продолжала почёсывать его за ухом. Малдер же всё ещё не может поверить в то, что первый человек, который пришёл ей на ум - её отец. Конечно, у них совсем недавно был момент необычного семейного единения (если постараться, она даже до сих пор помнит невесомый поцелуй в висок и объятья), но это ещё не означает, что…

А собственно говоря, что её останавливает? Она всегда может сказать, что в квартире идёт ремонт, а если они не уживутся - вернуться обратно.   

Розамунд решает не оставлять себе времени на раздумья. Фундук скачет за ней по пятам, не смотря на тот факт, что они буквально только что вернулись с двухчасовой прогулки. Пёс активно участвует в сборе своих мисок и игрушек. которыми Роуг забивает свой походный рюкзак. Её вещи помещаются в небольшой чемодан, который Ленни оставила здесь - абсолютно бессмысленная вещь, когда ты улетаешь в Японию минимум на год. Малдер старается не думать о том, что скучает по своей подруге больше, чем может признать.

Фундук так и норовит влезть на газон, тянет поводок, в очередной раз напоминая Роуг о том, что она слишком балует пса и пора заняться его плотной дрессировкой. В конце концов, она ведь из ФБР, они и не таких ломали.

В это раз она ради приличия всё же нажимает на дверной звонок, выжидает какое-то время, пусть и старается в этот момент не сильно задумываться о том, что она вообще творит. В конце концов, отец сам захотел участвовать в её жизни  - пусть теперь живёт с последствиями своих решений. Малдер в какой-то момент всё же начинает нервничать, а вдруг его нет дома? Но дверь всё же распахивается, отец выглядит примерно таким же удивлённым, что и в прошлый раз, но в глазах теперь чуть больше тепла. Или она просто научилась его замечать?

- Пап, это Фундук. У Ленни сейчас ремонт, сама она уехала, так что я поживу у тебя, - Роуг не даёт времени на раздумья ни себе, ни отцу, отцепляет поводок и заходит в дом следом за Фундуком, легко похлопав отца по плечу. - Какую комнату я могу занять?

Пёс с разбега запрыгивает на диван и честно говоря, Малдер даже немного стыдно. Конечно, куда хуже если бы она пришла с каким-нибудь торчком и сказала, что это её парень и она беременна; но мать не разрешала им заводить собаку: слишком много усилий. Отца они никогда не спрашивали: какой в этом смысл, когда его всё равно не бывает дома? В общем, Роуг только сейчас понимает, что совсем не знает, как отец относится к собакам.

О Боже, а что если у него аллергия?

Малдер незаметно косится на отца, старательно в этот момент матеря пса и уговаривая его свалить с дивана (Ленни бы он уже послушал). Хэнк кажется немного растерянным, но чихать явно не собирается. Что ж, уже лучше.

- Прости за него, Ленни он слушается лучше... - Отлично. Её психолог был бы рад: Роуг уже способна на то, чтобы признавать свои ошибки перед отцом. Кто знает, может совместное проживание повлияет на их отношения куда лучше, чем полу-пьяный разговор за пиццей?

Отредактировано Rogue Mulder (2018-07-08 22:44:01)

+3

3

Red Hot Chili Peppers - Can't Stop

[indent] Генри Винстон Оушен. Пятьдесят лет. Четыре из них пребывает в разводе с мегерой, которая мучила его на протяжении половины жизни. Казалось бы, у мужчины уже должно быть достаточно жизненного опыта, чтобы отвечать на множество вопросов судьбы. Но нет. Один вопрос настойчиво въелся в его голову утром 10 июля 2018 года. И Генри не знал, где ему искать ответ.

Как же это так получилось?

Может, ответ прячется меж теплых простыней и одного летнего одеяла, наглым образом сжатого между бедрами женщины, лежащей рядом. А может он скрылся в её же светлой головушке, покоящейся на соседней подушке. Хэнк знает, что она не спит. Так же, как и он, смотрит пустым взглядом только в отличии от него не в потолок, а в зеркало огромного шкафа-купе, стоящего рядом с кроватью, что была свидетелем их одноразового воссоединения.

Действительно, как же, дьявол его подери, так вышло?

Они не смогут спокойно принять душ по очереди, одеться и спуститься вниз, а после, избегая взглядов друг друга, промямлить «что-то всё так навалилось в последнее время». И даже винить алкоголь, который они вчера приняли за ужином, не повернется язык. Те жалкие два недопитых бокала белого сухого вина так и остались стоять на кухонном островке посередине комнаты первого этажа.

Мия Малдер не будет оправдываться, и бывшему мужу не позволит. Подумаешь, секс. Она уложит свои волосы одним из приборов, что так и не забрала, а Хэнк так и не выкинул после развода. А после с высоко поднятой головой покинет их его дом, который не смогла отбить во время бракоразводного процесса. Но пока солнце еще едва выглянуло и достало лучами до его спального окна, бывшие супруги растеряны и не знают, как себя вести. Хэнк впервые в жизни проклинает свой режим жаворонка.

Мужчина неосознанно напрягается, чувствуя движение рядом. Мия переворачивается на другой бок и касается его плеча своей легкой прохладной ладонью, заставляя его повернуть к ней лицо. – Доброе утро, - стандартная фраза слетает с его губ, и он видит виноватую улыбку на лице женщины, которую когда-то безумно любил, и также безумно и люто ненавидел.

- Я в душ. Не ходи за мной, - бросает она в воздух и, поднимаясь с постели, укутывается в одну из простыней. Ностальгия крайне опасная ловушка для таких непохожих людей как они. Поддавшись ей один раз, сложно устоять перед следующим наплывом. Ни у Хэнка, ни тем более у его бывшей жены не входило в планы возвращать семью. Оушен преуспел в своем одиночестве, Мия – в своей юридической конторе. Они давали друг другу слишком много шансов за их совместную жизнь, чтобы снова так ошибиться.

Пока его бывшая жена принимает душ в хозяйской ванной, ему ничего не остается кроме как спуститься в гостевую и привести свои мысли в порядок под ледяными струями воды. Голова более менее приходит в то состояние, когда уже можно подсчитывать потери и промахи прошлой ночи. Но Хэнк отмахивается от этих размышлений как от огня, оставляя право разбора и работы над ошибками человеку с двумя высшими образованиями и докторской степенью. Эта женщина сама расставит все точки над i, ему останется лишь кивать и соглашаться. В конце концов первая подача была именно за представительницей слабого пола, он лишь довёл всё до эпичного финала. Несколько раз, - подкидывает ему чувство собственного достоинства. Хэнк шикает на своё отражение в зеркале и, одевшись в домашние штаны, выходит из комнаты.

Они никогда не ругались из-за неумения Мии вести хозяйство. Что ж, радует хотя бы отсутствие изменений в этой сфере, поскольку вместо полноценного завтрака, к которому Хэнк за годы гордой жизни холостяка уже успел привыкнуть, как и к тонкостям готовки сэндвичей и яичницы. Перед ним ставят чашку свежезаваренного кофе с кубиками льда, быстро тающими и создающими паровой эффект на стенках стеклянного изделия. Непонятное чувство тревоги колет его под бок осознанием, что бывшая миссис Оушен не забыла его маленькие причуды в отношении бодрящего напитка по утрам. Но свои опасения и, может даже, маленькую радость от этого факта, он предпочитает оставить при себе, молча усаживаясь на барный стул.

Он и забыл, насколько красивой может выглядеть его женщина по утрам. Без макияжа, в халате и с собранным наспех пучком в волосах. – Я заметила, что плавание идёт тебе на пользу еще вчера. Так что может накинешь на плечи футболку. Да хоть что-нибудь, - парирует Малдер, отпивая свой горячий кофе из кружки. – Неужели тебя смущает моя частичная нагота? Вчера вечером ты не жаловалась, когда я встретил тебя в таком же виде, - ухмыляется мужчина, поднимая взгляд на лицо бывшей жены в надежде увидеть там хоть грамм смущения. Ага, как же, размечтался. Встретил его сощуренный взгляд и поджатые губы – полное недовольства личико, в котором еще можно найти отголоски их ссор и скандалов по юности-глупости.

Словесную баталию прошлоночных любовников прерывает звонок во входную дверь. И если бы была награда за быстрое реагирование в прятках за кухонный гарнитур, Мия Малдер унесла бы её домой. – Кто к тебе так рано? – она быстро переходит на шепот, пока взглядом словно просчитывает пути отступления. И могла бы нырнуть на задний двор, вот только вся одежда и сумка на втором этаже в спальне. Хэнк недовольно вздыхает, пожимая плечами и следует к окну. Аккуратно одергивая пальцем одну из полос жалюзи, Оушен едва ли не отпрыгивает к бывшей жене. – Твою мать, - шипящий шепот, и вот теперь он пытается вычислить пути отхода. – Твоя дочь решила навестить меня с утречка и кажется с чемоданом. Ты что разослала всему семейству новость о том, что мы сошлись, и теперь мне еще и Ала ожидать под дверьми?

- Твоей дочери. У меня в характере нет дурной привычки так заявляться, - ворчливо произносит женщина, тут же поймав довольный прищур бывшего мужа. Да, именно так она вчера и поступила. - И не неси чепухи. Просто совпадение, - её шипение напоминает ему змею, готовую вот-вот ужалить в шею за подобные обвинения. А звонок в дверь тем временем повторяется. – Ей нельзя меня видеть, - заключает Мия, пробираясь к лестнице с кружкой кофе в руках и прячась за каждый выступ и предмет мебели, которой только попадается ей на пути. – Я соберусь, а ты отведи её куда-нибудь, чтобы я могла проскользнуть мимо, - получает последние наставления Оушен, подходящий к входной двери. Да-да, конечно, дорогая. Встряхнув плечами и размяв шею, Хэнк еще раз взглядом пробегается по комнате и, удовлетворившись отсутствием улик, открывает дочери дверь.

Трое Оушенов в доме, не считая собаки. Так должно называться это утро. Щенок лабрадора, довольно махнувший хвостом, поприветствовал Хэнка тявканием и быстро забежал в дом. Мужчина даже не проводил его взглядом. Куда более катастрофичным ему казалось пребывание на пороге дома дочери, констатирующей переезд к нему на пмж. Мужчине приходится несколько раз усиленно моргнуть, прежде чем до него доходит смысл этих слов. А чего он ожидал, собственно, когда увидел в окне чемодан? Пса вот только не приметил. Дочь хлопает его по голому плечу и проходит внутрь с вполне себе логичным вопросом. Хэнк захлопывает дверь одним легким и достаточно громким движением, а после, развернувшись на пятках, следует за дочерью. – И тебе доброе утро, солнышко. Твоя комната свободна, но думаю, вам с…Орешком будет удобнее в гостевой спальне. Там места больше и выход на задний двор, на случай твоих, не то чтобы я их поощрял, перекуров. - а еще комната в задней части дома и твоя мать может улизнуть спокойно, пока ты ее осматриваешь. Пока Роуг извиняется за щенка, уже почувствовавшего себя как дома, Оушен осторожно поглядывает на потолок и прислушивается. Нет, у Мии точно талант делать все максимально тихо. – Ро, ты не подумай, что я не рад твоему незапланированному переезду. Но с чего вдруг такие спонтанные приходы без звонка? – вполне себе логичная претензия для взрослого мужчины. Он провожает дочь к гостевой спальне, стараясь хоть как-то отвлечь ее разговором. В таких ситуациях всегда главное осторожность. Но до чего же дикая ситуация: скрывать мать от дочери. Просто трагикомедия достойная греческих пьес на рынках Афин или Пелопонесса. И стоило ему только пересечь порог свободной комнаты, как со стороны лестницы разносится скрип и громкое ни с чем несравнимое ругательство. И секунды не проходит, как мужчина ударяет по лбу ладонью. Ведь вслед за ругательством следует недовольное рычание и лай щенка. – Нет, ну, тут уже не выкрутишься, - заключает он, провожая взглядом спину своей дочери.

Отредактировано Hank Ocean (2018-07-13 20:17:22)

+2

4

Солнышко.

Роуг не может сдержать подозрительного прищура, но пёс снова её отвлекает, на этот раз нацелившись на диванную подушку, которую вот что бы то ни стало нужно сгрызть к чёртовой матери. Однако, солнышко - это неспроста. Солнышко - это нечто такое, что оставляет после себя россыпь мурашек по спине. Не тех, приятных мурашек, а тех, что предвещаю нечто плохое. Хэнк называл её солнышком только в те моменты, когда что-то случалось. Когда он провинился и пытается ласковым словом чуть смягчить душу своей дочери. Она уверена, что он и сам этого не замечал: ну какой нормальный отец будет обращаться к своей дочери используя ласковые словечки только во время, когда ему нужно как-то подсластить пилюлю?

Малдер хмыкает. У них в принципе нет ничего нормального. Иногда она чувствует себя Алисой, а в роли кролика явно выступает пёс.

- Фундук, - автоматически поправляет она, спихивая пса с дивана после того, как мстительно прикусила ему ухо, нарвавшись на взгляд, обиженной невинности и жалостливый писк со стороны этого хвостатого недоразумения. У каждого свои методы дрессировок. - Ты прав, гостевая подходит нам куда больше.

На самом деле, её подкупила именно возможность бегать на улицу для перекуров. Впрочем, псу тоже будет лучше, имей он постоянный доступ к внутреннему двору. Да и кровать в гостевой, надо признать, больше, чем в её комнате. Она так и не смогла отучить пса от привычки спать с ней в одной кровати. Ленни будет в ярости, когда узнает.

Малдер улыбается отцу и идёт в сторону гостевой: понятное дело, что им не избежать разговора, но хотелось бы сначала оставить чемодан в комнате и только после этого перейти к беседе. К тому же, ей ещё нужно придумать, что именно такого сказать отцу, чтобы тот почувствовал себя неловко и не стал задавать дочери такие серьезные вопросы, от которых неловко уже ей. В самом деле, ведёт себя как двенадцатилетка.

Такта у отца примерно столько же, сколько и у неё. Нет чтобы вернуться на кухню и сделать дочери чай, или поинтересоваться, не голодна ли она, Хэнк следует за ней по пятам, будто она не знает, где в этом доме гостевая спальня. Она чувствует взгляд между лопаток и думает над ответом. Действительно, почему сначала не позвонила?

Потому что была уверена в том, что Хэнк, конечно, пустит её к себе. Но не была уверена, что не передумает сама.

Роуг как раз успевает кинуть рюкзак прямо в центр кровати, когда со второго этажа раздаются лай Фундука и ругательства, звучащие подозрительно знакомыми. Отец выглядит настолько невинно, насколько это вообще возможно для явно скрывающего что-то мужчины, который уже прожил полвека. Малдер разворачивается на пятках и едва сдерживается от того, чтобы засунуть руку за пазуху и достать табельное. Вот только две проблемы: во-первых, табельное у неё отобрали, а тот пистолет, который она купила не совсем легально, лежит сейчас в чемодане.

- Фундук! Отставить! - Чёрт его знает, то ли стальные нотки агента ФБР в голосе, то ли у пса был какой-то фетиш на обращение, как к солдату, но в этот раз он её даже послушал, тявкнул на последок и поспешил спрятаться за единственную постоянную в его жизни - за Роуг. - Привет, мама.

Блять.

Это просто настолько херовая ситуация, насколько вообще возможно. Малдер живо сложила все переменные и результат ей не очень понравился. Не то чтобы она против, они взрослые люди, но мало кто хочет вообще застать своих родителей после ночи, проведённой вместе. Родителей, которые развелись. И вряд ли они вместе в шахматы играли.

Но это не главная её проблема. Проблема в том, что она так и не сказал матери про то, что она вообще делает в Сакраменто. Ни про ранение, ни про психологические проблемы, ни про увольнение. Оставалась лишь надежда на то, что Хэнк всё же не спалил свою дочь и Мия находится в блаженном неведении.

- И давно вы?.. - Роуг неловко взмахивает рукой, одним жестом умудрившись окинуть и кровать отца, и полураздетую мать, и вообще весь этот дом, весь их семейный пиздец. - Боже, мелкий знает?

Единственной, у кого были самые стальные яйца в этом доме - Мия Малдер, всё же не сдержалась и закатила глаза. Роуг не смогла не заметить, что даже такой жест она переняла не от матери, а от отца.

- Я думаю, разговор стоит продолжить на кухне.

Хотела бы Роуг когда-нибудь научиться держаться с таким величием.

- Как много она знает? Только не говори мне, что она знает про моё увольнение, - Роуг шипит, старательно шепча, держит отца за локоть и в тот момент, когда мать уже спустилась на первый этаж, а Фундук, предатель, сбежал следом за ней.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » sweet mother of god