Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Когда ты влюблен и нет возможности видеться 24/7, то минуты кажутся вечностью. И кажется, что теперь начинаешь понимать значение фраз: " слепая любовь" и... Читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » я увидел одну и лечу без оглядки с откоса


я увидел одну и лечу без оглядки с откоса

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

||||||||||||http://sh.uploads.ru/t/mQCG9.gif||||||||||||http://s5.uploads.ru/t/ZcKWU.gif||||||||||||

Selina Reddle & Luke Hewer
где-то на шумных улицах Сакраменто

+1

2

Сегодня у тебя самый обычный день, когда нет каких-то важных дел, из-за которых пришлось бы выходить из квартиры и тухнуть на противной жаре. Сразу же, как представишь, что на улице пекло, что уже через пару минут будешь чувствовать себя некомфортно, уже успев словить волну раздражения из-за ненавистной тобой погоды. Помнится, когда был маленьким, то наоборот любил такую жару; знаете, когда вы с друзьями идете купаться к холодной речке: ты ощущаешь, как легкий морозец на пару секунд заставляет мурашки появится на твоем худощавом теле, а затем ощутить, как прохлада нежной пеленой окутывает тебя, спасая в своих объятиях от невыносимой жары - тогда тебе было всего лишь четырнадцать лет и ты не знал, что такое разочарование, уныние и сплин. Но сейчас сидишь в мягком кресле, опираясь локтем на стол, нервно докуривая последнюю сигарету в пачке и томно поглядывая в окно. Твой взор охватывает пустынную улицу, на которой за час прошел только один человек, а машин и вовсе не было - это тебя приятно удивляет, после чего считаешь нужным отправиться на кухню и сварить себе кофе. Порывистым движением встаешь и идешь в сторону кухни, попутно задергивая темные шторы на окнах, чтобы солнце не палило так откровенно сильно, как оно это делает в данный момент. Твоя рука тянется к навесному шкафичку, из которого ты достаешь молотый кофе, далее все идет как обычно: наливаешь в турку воду, засыпаешь кофе, ставишь на газ и терпеливо ждешь, когда приятный кофейный запах ударит в нос. Проходит пара минут и ты уже наполнил кружку бодрящем напитком, подлив немного коньяка для вкуса.
Снова стоишь в комнате, после чего медленно садишься в кресло, попивая свой недоалкогольный кофе. В голову приходит мысль, что нужно бы взяться за одно дело, за которое тебе отвалили немало деньжат. Целью было взломать компьютер одной дамочки, какой-то писательницы, найти там нужные записи и материалы, после чего переправить их по координатам, что дал заказчик.
Ты открываешь крышку ноутбука, разминаешь пальцы, вводишь пароль в всплывшем окне на экране. Чуть наклоняешься вниз, чтобы включить нужную аппаратуру для предстоящей работы. Ты ждешь, пока все загрузится, затем с головой окунаешься в рабочей процесс.
Проходит пара часов, прежде чем ты находишь фотографии этой девушки в ее устройстве. Поскольку женщины - это одна из твоих пристрастий, то ты считаешь, что будет не лишним делом пролистать их. На фотографиях видишь довольно привлекательную и красивую девушку, которая чем-то зацепила твое нутро и уже понимаешь, что не можешь просто так закрыть открытое окно в ноутбуке, нажав на красный крестик. В твою больную голову приходит безумная идея увидеть эту незнакомку, а, может, даже и выследить ее. Лицо этой дамочки было тебе знакомо, но ты уже битый час не можешь вспомнить, где видел эту яркую улыбку и горящие глаза, наполненные пляшущими искорками. Чертов романтик.
Ушло весьма мало времени на то, что узнать, где эта девушка живет. С приятным удивлением замечаешь, что ее место жительства находится совсем не далеко от твоей квартиры. Вся работа на сегодня была сделана, потому ты резко подрываешься с места, натягиваешь на себя белую рубашку, брюки, а при выходе надеваешь ботинки и накидываешь на плечи пиджак, который тебе сегодня не понадобится - на улице жара и отвратительно-яркое солнце, хотя если брать в расчет, что сейчас уже достаточно поздновато, то, возможно, пиджак не будет так уж бесполезен. Берешь нужные вещи, хлопаешь дверью, закрываешь квартиру и на всех парах летишь по адресу, что узнал не совсем уж законным действием.
Что это за ощущения, почему твои действия там импульсивны и спонтанны? Скорее всего, обострилась маниакальная фаза и ты не можешь сделать ничего другого, как поддаться ее воздействию.

+2

3

Сегодня я весь день провела в издательстве и только вечером мне удалось попасть домой. Оказавшись дома, муз решил, что ему срочно нужно что-то написать, чтобы отвлечь свою хозяйку от тягостных мыслей и я была благодарна ему за это. Заварив себе чашечку кофе, я взяла со стола ноутбук и забравшись с ногами на любимый диван, я открыла крышку своего макбука", открывая новый файл для своей новой книги. Но прежде я решила посмотреть свою электронную почту, чтобы ответить на пару важных писем. Покончив с этим через двадцать минут,углубилась в процесс создания нового книжного мира, которое было на такую тему, как переселение души, проклятия, магию и конечно же про любовь. Я все-таки села за создание «Чернокнижника» - про проклятого с рождения мальчика, ставшего сильным и храбрым генералом армии его Величества, но которому было суждено стать самым могущественным и опасным темным колдуном в мире. Мне почему-то казалось, что это будет очень интересно и с присущей мне кропотливостью изучала все аспекты и детали данной истории. Это казалось мне чем-то важным и гораздо большим, чем просто написание книги. Нет, это была частичка моей души.  Важная ее часть и я хотела поделиться ей с остальным миром.
Сидя за своим «макбуком» я с упоением и недюжинным интересом все больше углублялась в создаваемую мной историю, погружаясь в нее полностью и без остатка. Каждая написанная строчка, каждая фраза превращалась в цельную картинку, образ в моей голове. Я уже видела в своей голове эту необычную, удивительную историю о любви и проклятии, которая вызывала во мне слезы, но я даже и не замечала, как по моим щекам стекают горькие слезы, мешая писать, но я упрямо писала дальше и когда первые главы были написаны, я обессиленно выдохнула и сохранив файл, решила пойти прогуляться и просто вдохнуть позднего вечернего воздуха, сказать по правде я очень любила такие вот вечерние прогулки. Решив не откладывать поход, я стремительно захлопнула крышку ноутбука, отпила недопитый чай и с неудовольствием отметив, что тот уже остыл, прошлепала на кухню и вылила остатки чашки, после чего ополоснув, поставила ее обратно на полку в шкафчик и решила одеться потеплее, потому что на улице похолодало. Сейчас на мне была длинная струящаяся юбка и легкая кофточка, поверх которой я накинула джемпер, чтобы не было холодно. На ноги я надела легкие босоножки и взяв с собой ключи и изящный рюкзачок, вышла из своей уютной квартирки, решив зайти в круглосуточный магазин, чтобы купить на обратном пути каких-нибудь продуктов. И только выйдя из дома и идя по направлению к парку, в моей душе появилась необъяснимая тревога. Пока я шла беспокойство все усиливалось, мне казалось, что за мной кто-то следит из темноты. Порывисто обернувшись, я никого подозрительного не заметила, лишь отметила, что людей на улице стало меньше и видя влюбленные парочки, встречающиеся мне на пути, во мне просыпалась необъяснимая тоска, которая жгла мне душу. Внезапно, я услышала жалобное мяуканье где-то чуть поодаль. Удивившись, я пошла на звук и опустившись на колени рядом с местом "нарушения спокойствия", заметила в кустах маленького котенка, который так жалобно пищал, что я не удержалась и позвала его:
- Кис-кис-кис... Иди сюда, не бойся малыш... - котенок оказался пугливым и почти убежал, но я успела его ухватить и прижать к себе. - Вот так. Бедняжка, бросили тебя, да?
Он жалобно мяукнул и ткнулся носом в мою ладонь. Я с умилением погладили этот комок шерсти, но не могла определить, в вечерних сумерках, какого тот окраса, но решила забрать его к себе домой.
- Не бойся, маленький. - Я успокаивающе гладила его по мягкой шерстке и причитала. - Будешь у меня жить, хорошенький?
Я с улыбкой заметила, как котенок уже блаженно мяукал у меня в руках и поднявшись с колен, зашагала дальше, крепко держа свою находку в руках. Стоило мне двинуться, как я опять ощутила глубоко в душе чувство необъяснимой тревоги и мне даже показалось, что я услышала треск веток, где-то совсем близко, что заставило меня сначала застыть на месте и обернуться, и я точно увидела чью-то тень, скрывшуюся за деревьями. Я судорожно выдохнула и спросила, нарочито громко:
- Кто здесь? - Но меня встретило лишь дуновение ветра, после чего поежившись, я успокаивающе погладила насторожившегося в моих руках котенка и зашагала прочь, силясь поскорее покинуть это место и оказаться на освещенной улице шумных огней большого города. Но не успела я сделать и пары шагов, как мой путь перегородили несколько пьяных молодых людей, который завидев меня загалдели:
- Куда спешишь, красавица? Может быть, составишь нам компанию?
Я нервно сглотнула вдруг появившийся в горле ком и храбро произнесла, держа голос ровно, чтобы он не дрожал от едва скрываемого страха:
- Мне не нужны неприятности и я не намерена оставаться здесь с Вами. Лучше бы Вам идти своей дорогой, ребятки, а я пойду своей.
Я подумывала о том, как бы по тихому сбежать отсюда, от этих пьяных людей, но вот их было четверо, а я одна. Я могла бы проскользнуть мимо, но так же знала, что меня могли схватить и пока я судорожно искала выход из сложившийся ситуации.

Отредактировано Selina Reddle (2018-07-10 13:44:45)

+2

4

Через некоторое время ты начинаешь чувствовать, как прохладный ветер хлещет тебя по щекам и ты понимаешь, что все-таки не зря прихватил черный уютный пиджак; накидываешь его так, чтобы хоть чуть-чуть прикрыть горло и застегиваешь пару черных пуговиц, которые никак тебя не уберегут от неблагоприятной погоды, но ты все же почему-то веришь, что так станет теплее.
Становится все холоднее и темнее, когда ты подходишь к пункту назначения. Немного от волнения начинает перехватывать дыхание и ты останавливаешься на минуту, прижимаясь спиной к кирпичной стене, ловя ртом воздух, желая как можно скорее отдышаться. Знаете, не каждый день тебе приходит в голову безумная идея выследить человека просто потому, что так захотелось твоему больному разуму. Если ты и делал такое, то в целях работы за щедрую плату, а сейчас это не нужно ни заказчику, ни еще кому-то другому - лишь одному тебе. Сам еще до конца не понимаешь, что тобой руководит до последней секунды; сам не понимаешь, зачем и почему стоишь здесь, на холодной земле, рядом с местом жительства какой-то совершенно незнакомой тебе писательницы. Внезапно вспоминаешь, что твой знакомый показывал тебе ее фотографию, говоря, мол, хорошенькая, ничего такая. Когда заказчик просит взломать чье-либо компьютерное устройство, то не показывает фото данных "жертв". Хм, вот так шутка: недавно тебе показывал ее фото коллега, а через пару дней ты взламываешь ноутбук и вламываешься в личную жизнь публичного человека просто потому, что это твоя работа. Все же этот проклятый мир чертовски тесен.
Ты небрежно пинаешь носком коженного ботинка какой камешек, лежащий рядом с тобой, и медленно идешь вперед, слыша какие-то пьяные вопли и едва-едва уловимый слухом женский голос. Немного настораживаешься, думая, что сейчас, возможно, произойдет очередное нарушение закона и надругательство над невинным человеком. Ты нервно вздыхаешь полной грудью, все еще думая, как это все не вовремя; да, ты не обязан вмешиваться, можешь просто пройти мимо и забыть это все на следующий же день, но какое-то ощущение внутри не дает тебе этого сделать. Если данная ситуация закончится плачевно, то ты знаешь, что не будешь винить себя за ее печальный и трагический исход, но все же твоя рука тянется к пиджаку, который резким движением расстегиваешь, проверяя наличие пистолета на поясе - здесь, на месте. Достаешь его, заряжаешь и сводишь с предохранителя. Снова нервный и мучительный вдох, а затем выдох. Бесшумными шагами ты движешься в сторону звуков: противных воплей алкашей и дамочки, котоорой уж очень, как видно, не везет этим вечером.
Ты уже совсем близок. Из объятий густого сумрака выплывают пять фигур - все верно: одна девушка и четыре мужика. Успеваешь подумать о том, как же хорошо, что взял пистолет, хотя даже не думал, что он тебе пригодится - просто по привычке всегда носишь его с собой, как видно, не зря.
Внезапно в сознание врезаются воспоминания со стрельбы в военной академии, где ты когда-то учился. Сердце начинает биться сильнее, кровь пульсирует в висках, дыхание становится более частым - ты безумно нервничаешь, вспоминая события того рокового дня. Мысленно отдергиваешь себя и настраиваешь на мысль о том, что этой девушке нужна твоя помощь именно сейчас, а не тогда, когда волна этих ужасных воспоминаний уляжется в твоем сознании.
Ты не видишь ее лица, а слышишь лишь голос, который говорит, что им лучше бы пойти своей дорогой. На твоих губах появляется ироничная улыбка, ты знаешь, что эти слова не сработают против небольшого никчемного сборища каких-то пьяниц и извращенцев.
Резкий шаг вперед.
- Молодые люди, будьте добры, оставьте даму в покое, - говоришь спокойным и ровным тоном, еще не показав, что у тебя в руке пистолет.
В ответ ты только получаешь угрозы и усмешки - а как же, все так просто не пройдет, они не уйдут без того, за чем пришли. Зная, что мирно все решить не получится, ты протягиваешь руку вперед, держа пистолет и целясь прямо в них. Замечаешь испуг и небольшой оттенок паники в затуманенных алкоголем глазах. Видишь, что они по-прежнему стоят на месте, потому неожиданно для них пару раз стреляешь в землю, чуть едва не задев ногу одного из них. Далее ты наблюдаешь как они разбегаются по разным углам и через пару секунд запах алкоголя и сигарет, исходящий от них, уже почти не чувствуется и тебе не приходится думать о том, как же они противно, блять, воняют.
Переводишь взгляд на девушку, которая уже не нуждается в твоей помощи. Она - та самая писательница, чей ноутбук ты хакнул примерно минут тридцать назад. Не сказать, что ты сильно удивлен, но что-то близкое к этому все же есть. Убираешь пистолет, застегиваешь пиджак и спрашиваешь:
- Ты известная писательница, верно? - твое любопытство никак не угомониться и тебе остается лишь следовать его желаниям.

+2

5

Котенок на моих руках жалобно мяукал и смотрел на меня своими большими светлыми глазами, которые светились в темноте, как два больших нефрита. Я чувствовала, что ему страшно, что он боится и готова была драться с этими четырьмя мразями, которые сейчас грозно двинулись на меня. Моя угроза не произвела на них никакого эффекта и вот тут то мне реально стало страшно: что могла одна девчонка против четырех бугаев, к тому же которые были в хлам пьяные. Я даже могла ощущать их мерзкий запах, когда один из них, по видимо главарь шайки подошел ко мне слишком близко и мерзко оскалился в плотоядной улыбке, а я лишь поморщилась от того смрада алкоголя, которым от них всех воняло за версту. Как же я не любила этих пьяниц, которые умышленно вредили сами себе, совсем не заботясь о своем здоровье. И я прекрасно знала, что эти четверо хотят от меня и от этого становилось еще брезгливие, я могла поклясться, что к горлу подкатила тошнота, но я лишь сильнее прижала к себе свою находку, гладя этот комок шерсти с большими глазищами в желании успокоить и защитить. Надо было срочно придумать план побега и как можно скорее убраться отсюда.
- Прошу, дайте мне пройти. Иначе пожалеете об этом, я знаю приемы карате, - привела я последний логический довод, способный отрезвить этих мерзких, вонючих людей, которые не вызывали во мне ничего кроме стойкого отвращения и страха. Если бы здесь был Кристофер, то он бы защитил меня, свою маленькую принцессу, как любил называть меня мой старший брат.
- Нет, красавица. У нас на тебя совершенно другие планы. Как же мы можем отпустить такую милашку как ты, так просто? – прогоготал главарь, а трое других утвердительно закивали и окружили меня со всем сторон, не давая ни одного шанса на побег.
Вдруг, я услышала осторожные шаги, где-то чуть поодаль от них и напряглась, ощущая панику еще четче и острее, чем до этого. Кто-то пришел из темноты, еще более опасный, чем эти четверо. Я снова в отвращении скривилась и сморщила свой изящный носик в явном неодобрении от происходящего, и нашла в себе силы гордо вскинуть голову и произнести:
- Лучше убирайтесь отсюда по хорошему! – Мои глаза яростно блеснули в темноте, когда я услышала, что шаги неизвестного стремительно приблизились и я смогла услышать резкий мужской голос:
- Молодые люди, будьте добры, оставьте даму в покое.
Я хотела посмотреть на говорившего, но не могла видеть его за спинами этих мерзких тварей, которые в пьяном угаре мало походили на людей. В ответ на тираду незнакомца послышалась отборная порция мата и проклятий в адрес говорившего, но его голос звучал непоколебимо, что я презрительно хмыкнула, смотря на это сборище отморозков. Я не могла не заметить, как они резко стихли и я услышала несколько выстрелов. У говорившего был пистолет?! Кто же он? Неужели бандит? Или кто-то похуже?
Я ужаснулась тому, что могло произойти дальше, но с удовлетворением отметила, что эти выстрелы спугнули нападавших и уже через несколько мгновений они стремительно скрылись в противоположном от меня направлении и я осталась одна на один с темным силуэтом мужчины с оружием в руках.
Мужчина выглядит потрясенным и удивленным, но что-то в его взгляде все же напрягает меня и заставляет нервничать, я внутренне ощущаю от этого мужчину ауру опасности и уже хотела сбежать с места «преступления», как он снова заговорил и мне пришлось замереть на месте от удивления.
- Ты известная писательница, верно?
Я с нескрываемым удивлением смотрю на незнакомца, пытаясь разглядеть его лицо, но вижу лишь темный силуэт, который пугает меня не меньше, чем те четверо ранее. Он может быть и тем, кто следил за мной, прежде чем мой путь перегородили те пьяные хмыри.
- Откуда Вам об этом известно? Никто не знает меня в лицо, я пишу инкогнито. Вы не можете знать кто я такая. Вы что, следили за мной? – резко спрашиваю я и подозрительно хмурюсь, когда незнакомец подходит ближе. Я делаю стремительный шаг назад, не давая ему подойти ближе. – Спасибо за помощь, но я лучше пойду.
Стремительно разворачиваюсь и направляюсь по направлению к своему дому. Решив не ходить в магазин, я понимаю, что на сегодня приключений на свою пятую точку мне достаточно. Но услышав за своей спиной шаги, такие же шаги, что я слышала, когда почувствовала необъяснимое беспокойство внутри, когда слышала треск веток, когда нашла это маленькое чудо в моих руках. Упоминание о моем маленьком найденыше вызывает на моем лице мягкую улыбку и я улыбаюсь своим собственным мыслям.
Решившись, я оглядываюсь назад и смотрю на опешившего вдруг мужчину. Весь его вид вызывал во мне необъяснимую жалость, когда я видела это потерянный вид, словно он искал смысл в этой жизни, но не мог найти. Мне было знаком это чувство. Слишком знакомо. Но я хотела выяснить, зачем он идет за  мной и я задаю единственно правильный в этот момент вопрос:
- Зачем Вы преследуете меня? Это были Вы? - Я хочу знать ответ на этот вопрос. Интуиция подсказывала мне, что это он следил за мной сегодня, но вот зачем он это делал, я не понимала. - Вы что, маньяк или сталкер?
Я вопросительно выгнула бровь и воззрилась на незнакомца с легким высокомерием и так же спокойно произнесла:
- Учтите, я не шутила, когда говорила, что знаю приемы карате. Я училась у самого Стивена Сигала! - Это уже было сказано с нескрываемой гордостью, но в шутливом тоне. Конечно же, никто меня не обучал этому. Но то, что я научилась некоторым приемчикам от этого боевого мастера - было чистой правдой. Сколько раз в детстве я пересмотрела все его фильмы и разучивала его главные фишечки на протяжении всей своей юности? И не сосчитать.

+1

6

Сначала ты заметишь удивление на ее миловидном лице, которое привлекло тех пьяных ублюдков, что мнили из себя крутых парней, а на деле лишь оказались обычной шпаной, что ничего не стоит; потом ты окинешь ее беглым взглядом и рассмотришь каждую частичку тела, пытаясь понять, не успели ли они с ней что-то сделать - ударить, ранить и проч., и проч. К твоему облегчению все было хорошо - а это значит, что не нужно будет вызывать скорую помощь и объяснять все произошедшее дерьмо мусорам. Помнится, года два назад была похожая ситуация: ты наткнулся на одну компанию, где они чуть ли все друг друга не перестреляли, да и тебя заодно - эти ситуации практически никак не связаны общими фактами, но почему-то все же тот случай пришел тебе в голову. А сейчас ты услышишь ее голос, который сопровождает резкая и твердая интонация, которая заставляет тебя внутри улыбнуться - давно ты не встречал храбрых девушек, обычно попадаются какие-то дешевые шлюшки, но эта дамочка был не из таких, она не выглядела как дешевка и имела неплохой нрав - как ты успел заметить в своем анализе.
Делаешь пару шагов вперед, сокращая расстояние между вами - очень темно и это вызывает у тебя необъяснимый дискомфорт внутри. Она немного отходит назад, потому расстояние между вами опять слегка увеличивается, как это было несколько секунд назад. Ты слегка опускаешь взгляд, ничего не отвечая. Нет, ты не строишь из себя что-то пафосное и гордое, просто тебе нечего ответить на ее слова. Ты редко многословен, разве что, когда пьян.
Она стремительно направляется в сторону дома, твой взгляд потухает, когда ты понимаешь, что так и не сказал самого важного - с самого начало тобой управляло желание рассказать ей о том, что один поганец пытается украсть идею ее нового произведения. Разумеется, ты бы не стал говорить, что сам этому способствовал - ведь это нелогично и совершенно глупо будет выглядеть с твоей стороны. Вся соль в том, что ты решил проявить свои творческие способности и слегка исковеркал информацию, получившую из компьютера этой девушки, переправив ее своему заказчику - деньги-то тебе тоже нужны. Ее идея для будущего шедевра, можно сказать, осталось нетронутой и все еще в безопасности, но это до той поры, пока какой-нибудь мудак вновь не захочет при помощи кого-то хакнуть ее ноутбук и вновь своровать идею. Что движет тобой сейчас, почему ты хочешь предупредить незнакомку о такой несправедливости и подлости; что, в тебе проснулось чертово сострадание и сочувствие к людям, да ну, неужели? Нет, ты делаешь это не из-за какого-то непонятного чувства долга или из-за собственной человечности, которой в тебе и так уже мало осталось - нет, просто тебя действительно зацепил за нутро сюжет, который придумала эта дамочка. С твоей точки зрения будет неправильно, если данное произведение в будущем будет опубликовано от чужого имени. Непонятно, зачем тебе все это, но ведь никто не говорил, что ты должен поступать логично и разумно, правда?
Твой взгляд перестает быть опущенным в землю после того, как она оборачивается и задает вопрос. Сейчас ты смотришь ей в глаза, а потом вздыхаешь и упрямо смотришь в кирпичную стену, все еще не решаясь сказать правду: либо ты будешь заливать ей фальшь в уши, говоря, что просто случайно проходил мимо, решил проявить героизм и отвагу - у тебя ведь не зря военное образование; либо скажешь всю правду о краже сюжета для будущей книги какого-то проныры без фантазии, но с кучей бабла. С минуту тебя бросает из твердой уверенности в своем решении в дикие сомнения - словно сейчас находишься в лодке, а море несет тебя то к манящей суше, к твоему спасению, то в открытый океан, который наполнен неизвестно кем и неизвестно чем, а что тебя там ждет - это вообще черт знает. Но только что же является сушей в твоей ситуации, что ты выберешь? Мог бы просто молча уйти отсюда и не сказать ни единого слова, не подставляя своего заказчика, но ведь у тебя с ним имеются старые счеты, которые ты хотел бы свести - что же, ни дня без гребаного риска, Люк. Не еби себе мозги и реши уже, что будешь делать наконец.
- Маньяк или сталкер, что? - на твоих губах появляется едва заметная улыбка, которую ты всячески скрываешь. - Ни то, ни другое, - теперь ты в упор смотришь на нее, чуть ли не прожигая взглядом.
Раз. Два. Три. Ты все же решаешь сказать правду.
- Откуда я вас знаю? - повторяешь ее вопрос. - Это неважно, просто знаю, - ты медлишь, сомневаешься в своем решении, но все же точку зрения не меняешь. - Мне птичка напела, что кое-кто при помощи взлома твоего компьютерного устройства, мягко говоря, решил своровать твою идею для книги, - не останавливайся, говори дальше. - Ставьте на свой компьютер, ноутбук - или что у вас там? - более хорошую защиту, чтобы больше не было таких ситуаций, - ты сказал это, несмотря на душащие тебя сомнения.
Хотел бы ответить на ее полушуточную фразу про знание приемов карате, но сейчас ты сказал слишком весомую и серьезную информацию, ведь промолчи ты, то, скорее всего, все закончилось бы как минимум плачевно.
Ты приосанился, застегнул последнюю пуговицу на пиджаке и перевел взгляд на юную писательницу. Что же ты мне ответишь, Селина? Ах да, и имя я твое тоже знаю - не зря же работаю хакером и военнослужащим по совместительству.

+1

7

Я смотрю на незнакомца внимательным, проникающим в самую суть вещей взглядом льдинисто-голубых глаз и невольно думаю о том, каким же потерянным и одиноким кажется мне этот без сомнения странный и необычный человек. Необычный потому, что теперь я могла разглядеть его внешность и она… была мягко говоря весьма необычной, неестественной что ли. Незнакомец был куда выше меня ростом, с такими же пронзительными голубыми глазами, как и у меня и пухлыми губами. Не могла сказать точно, вызывал ли во мне этот мужчина доверие или же безотчетную симпатию, но то, что он отличался от других – это было видно с самого первого взгляда на это нереальное лицо. Он не был красив, но что-то было в нем такое, что вызвало во мне чувство родственности. Глаза, вот, что поражали в нем. Большие и голубые, смотревшие прямиком в твою душу. Я даже слегка поежилась от этого пристального взгляда. Мне никогда не нравилось6 когда меня вот так вот разглядывали.  Становилось неуютно и хотелось закрыться ото всего мира. А странным незнакомец был потому, что помог мне сейчас. А ведь, любой другой на его месте просто прошел бы мимо, не заступившись за беззащитную и хрупкую девушку. Мое сердце смягчилось, когда я увидела его неловкость и некую опустошенность. Вообще весь облик этого человека выдавал в нем какую-то сбивающую с ног отрешенность. Он был несчастным человеком, в этом не было сомнений. Я даже не смогла сдержать горестный вздох, когда смотрела на его опушенные глаза. Даже захотелось подойти и по дружески обнять эту несчастную душу, успокоить, но я не могла, потому что у меня на руках мирно спал мой «маленький найденыш». Снова посмотрев на котенка в моих судорожно сжатых руках, нежная улыбка расцвела на моем лице, затопив мое одинокое сердце восторженным умилением.
- Ты моя прелесть, - с нежностью в голосе произнесла я и с любовью почесала того за ушком. Послышалось мирное урчание, полное кошачьего удовольствия. – Поспи, а я отнесу тебя к себе домой, Кот.
Вспомнив как героиня Одри Хепберн в «Завтраке Тиффане» назвала своего питомца, такого же бездомного и покинутого всеми, без собственного дома рыжика, я решила назвать свой «комочек шерсти» в честь того хулигана и теперь уже посмотрела на незнакомца, совершенно не меняясь в лице. Сделала пару шагов вперед, сокращая между нами расстояние, когда услышала его первые слова, обращенные ко мне после длительного молчания внутренних сомнений. Кто же этот человек и что такого произошло в его жизни, что он выглядит таким потерянным?
Я заметила, как его губ тронула мимолетная улыбка, которую тот так старательно прятал от меня.  Это вызвало во мне приступ легкого смеха, но он так же стремительно оборвался, как и появился, когда я поняла, что веду себя не разумно, особенно после последних событий. Вот умела я найти приключений на свою пятую точку! И эта неконтролируемая жажда приключений и пытливая любознательность, которая как говорилось в известной пословице: сгубило кошку. А мужчина тем временем уже в упор смотрел прямо на меня, не мигая. Я послала ему не менее прожигающий взгляд, с вызовом в горящих глазах смотря на него. Открыто и нагло, как сказали  бы другие.
Последние слова, сказанные незнакомцем повергли меня сначала в шок, а потом и в неконтролируемую ярость. Мои глаза горели огнем, и стали совсем синими от злости, полыхающей в моем сердце.
- Вот оно как, - протянула я, даже и не думая успокаиваться. – Вот же мерзавцы. Да как они смеют воровать мои идеи! – Я уже вскипела от услышанного и была готова рвать и метать, но маленький найденыш на руках жалобно пискнул, когда мои руки против воли сильнее сжались, придавив ни в чем неповинного котенка. – Ой! Прости меня, маленький. Тише, все хорошо…
Успокоив котенка, я произнесла:
- Спасибо Вам, буду знать. Простите, я не знаю Вашего имени… - поблагодарила я его и совсем стушевалась, когда я произнесла следующие слова. – Скажите, как я могу отблагодарить Вас не только за свое спасение, но и за столь ценную и важную для меня информацию? – Я с улыбкой посмотрела на незнакомца и подойдя к нему практически в плотную, протянула одну руку и приподнявшись на носочках, коснулась плеча мужчины, чуть сжав и снова сказала только одно слово: - Спасибо.

+1

8

Только сейчас ты замечаешь, что в ее руках что-то находится. Или кто-то. Щуришь глаза в надежде разглядеть, что же у нее там. Из-за темного времени суток ты практически не можешь подметить каких-то особенностей того.. предмета, чтобы понять, чем эта вещь вообще является. Почему так волнуешься и пытаешься узнать, что у нее в руках? Ах да, та стрельба - у того парня тоже был пистолет в руках, только тогда на его руку нависал шарф и оружие не было заметно. В голову твою лезут мысли, что эта девушка может так же быстро и неожиданно достать пушку и начать стрелять. Ты опять услышишь этот до боли внутри знакомый визг серебряной пули, затем у тебя появится не нарастающая паника, а ужас, который уже будет смешан со злостью и болью. Нет, сначала ты увидишь, как ее хрупкая и нежная рука откидывает тряпичную ткань, чтобы достать оружие, а потом она целится в тебя так уверенно, что не возникнет сомнений, что девушка нажмет на курок и через пару секунд твоя судьба будет так по-глупому очевидна, что даже смешно. Здравый рассудок твердит тебе, что это бред больного разума - то, что борется в тебе на данный момент. Ты буквально в одном шаге от того, чтобы незаметно достать пистолет и нацелиться на нее первым, нежели это сделает Селина. Вот твоя рука уже осторожно тянется к оружию, как ты слышишь голос писательницы. Она разговаривает, но не с тобой. С кем? С котенком, которого держит на руках. Теперь ты отчетливо видишь мягкую шерстку животного, что принял за пистолет. Нервно переступаешь с ноги на ногу, уже собираешься уйти отсюда прочь, не дожидаясь ответа, потому что ты чуть не застрелил девушку, мать вашу. Можешь поливать себя в мыслях грязью сколько угодно, но тебе определенно нужно на повторный сеанс к психиатру. Не описать словами смятения и стыда, которые ты испытываешь. Вновь позволил больному разуму взять вверх над своей адекватной частью, вновь ты сдвинулся на два шага назад, когда мог бы сделать один вперед. Какой это откат по счету? Ты, наверное, милый мой, уже сбился со счета и даже не считаешь нужным начать считать вновь, так как потеряешь счет вновь, вновь и вновь.
Коробит немного то, что тебя слегка умилила эта картинка Селины с котенком. Вспомни, тебя всегда трогала нежность и забота, что-то чистое и светлое - то есть любовь во всех ее проявлениях. Со стороны ты кажешься каким-то сухарем и, возможно, даже совсем напрочь отбитым и черствым, но тебя всегда цепляло за больное искреннее проявление чувств. И теперь наткнулся на это снова. От себя не убежать.
Ловишь ответный прожигающий взгляд, что заставляет тебя убедиться в том, что эта девушка необычная, она не кажется тебе такой, как все остальные. Весьма привлекательная наружностью, с задорным нравом. Необычная. Есть в ней что-то такое.
Когда смотришь в ее глаза, то видишь огоньки пламени, которые очень ясно и понятно выражали ее эмоции - ярость, возмущение и злость. Жаркий у тебя пыл.
Слышишь ее слова, которые дают понять, что она поверила твоим словам, раз так отреагировала на данную информацию. Честно говоря, ты даже представить не мог, что писательница не сочтет твою короткую речь о хакерстве и воровстве сущим бредом, и не пошлет тебя ко всем чертям. Твои бледные руки немеют, ноги слегка ватные, глаза выражают изумление и некоторое смятение. Нервно постукиваешь пальцами по ноге и чуть склоняешь голову на левый бок, слегка прищурившись смотришь на нее, желая понять, действительно ли она тебе верит. Очень похоже на то, что девушка была искренняя в своих чувствах и фразах.
Сейчас в твои уши влетают ее слова благодарности за сказанную информацию. Она обращается к тебе на "вы" - это знак уважения, - так что будь хотя бы благодарен ей за то, что она не обращается с тобой, как с последней скотиной. Еще она спрашивает, как может отблагодарить тебя за эту благодетель. Что, ты снова в ступоре? Проглатываешь ком в горле и вздыхаешь полной грудью, даже не зная, что на все это ответить - ведь если ты делал людям хорошее, то они не относились к тебе так.. по-доброму.
- А я знаю ваше, - Селина вызывает у тебя доверия и какое-то ощущение уюта, от нее исходило какое-то тепло. - Я Люк, - называешь свое имя, потому что обычно при знакомстве так делают. - Если честно, ты первая, кто меня хочет отблагодарить за помощь, исключая плату деньгами, - усмехаешься и замечаешь улыбку на ее пухлых губах, потом наблюдаешь за тем, как она подходит к тебе практически вплотную и касается твоего плеча, еще раз благодаря от чистого сердца. Тебе крайне неловко от такой искренней благодарности, потому с твоего лица сбегает улыбка, ни оставив после себя ни следа.
- Выпить со мной чашечку кофе - как тебе такая благодарность? - что-то внутри подсказывает позвать ее куда-нибудь. Даже не знаешь, зачем все это: кофе, вежливость, благодарность. Обычно от женщин тебе нужен только секс; уже примерно год ты никого никуда не приглашал, не покупал выпить и не ухаживал просто потому, что хочется сделать человеку рядом приятно и поднять настроение - с душой к нему отнестись, а не как последняя тварь.

+1

9

Интересно, что же произошло в жизни этого странного мужчины, который сейчас стоял прямо напротив меня и не знал, куда себя деть. Я видела и его неловкость, и некую нервозность, и смятение, что мое сердце невольно преисполнилось жалости к этому несчастному, потерянному человеку. Я почему-то была уверена в том, что в жизни этого пока еще незнакомца произошло что-то поистине ужасное. Он был одинок и был похож на того, кто потерял всякий смысл в этом жестоком и бессердечном мире. И все больше и острее проявлялось желание обнять моего невольного спасителя. Это было сильнее меня. Я никогда не была слишком жалостливой и мягким человеком, отличаясь бурным и неистовым характером6 не зря меня многие считала «Снежной королевой», это прозвище настолько приклеилось ко мне, что я почти полностью вжилась в эту роль, после предательства человека, которого я очень сильно любила в юности. Правду говорят, что первая любовь всегда самая запоминающая и незабываемая. После той любви, которую сейчас я считаю не более чем юношеской влюбленностью, но боль от предательства все еще хранилась где-то глубоко внутри моего сердца и жгло мне души в такие вот моменты в жизни и сейчас, я увидела нечто похожее в этом человеке.
Заметив на его лице искреннее изумление и смятение после моей эмоциональной бравады. Даже я стушевалась, когда заметила эти изменения на необычном, несколько космическом лице. Он склоняет голову на бок и слегка прищурившись смотрит на меня, словно не веря моим словам. Скорее всего он даже не мог поверить в то, что «известная писательница» могла поверить в его историю. Но я поверила. Поверила потому, что поняла6 что эти глаза не могут врать. И Силясь хоть как-то его ободрить, я улыбаюсь уголками губ и позволяю ему  посмотреть на моего найденыша, разворачивая котенка так, чтобы он увидел его забавную мордочку с большими глазками, которые сейчас с небывалым интересом оглядывали окружающую этого беззащитного существа обстановку. Я знала, какое благоприятное воздействие производят на другого человека эти милые создания. Животные делают нас, людей, добрее.
Похоже, я заставляю этого мужчину удивляться и осознание этого факта обескураживает меня. В такие моменты я всегда чувствую себя крайне неловко. И взгляд такой, словно он опять не мог поверить в то, что я вот так добра по отношению к нему. Удивительный человек, все-таки. Что же удивительного может быть в том, что кто-то поблагодарил тебя за спасенную жизнь? Кто знает, что еще могли сделать те уроды, с которыми я столкнулась несколькими минутами ранее. Он не просто спас меня от неизвестности, но и от поруганной чести. И я привыкла быть благодарной.
Незнакомец представился Люком. С удивлением отметила, что его звали так же, как горячо любимого мною известного валлийского актера, с которым я ясно ощущала незримую связь. Надо же, даже сейчас я вспомнила о Люке Эвансе, который пользовался у меня необъяснимым трепетом и безграничным уважением. Мы с ним были родственными душами и мало кто знал, но мы были знакомы с ним лично по работе, ведь мою первую книгу собирались экранизировать и на главную роль пророчили его. Моего любимого актера. Мы уже тайно познакомились друг с другом и с обоюдным удивлением поняли, сколько же между нами было общего. Мы словно были двумя родственными душами, которые встретили друг друга столько случайным, но друг для друга судьбаносным способом!
- Приятно познакомиться, Люк. Я – Селина Реддл. Просто Сели.
Следующие же слова повергли меня мягко говоря в шок. Мой новый знакомый осведомился о том, что я была первая, кто захотел его просто отблагодарить, не предлагая деньги. Просто так от чистого сердца. Да уж, должно быть жизнь этого одинокого человека была совсем не сахар! Я даже усмехнулась своим мыслям, когда подумала о том, что мое первое впечатление об этом человеке было верным. И эта горькая усмешка на его пухлых губах была лучшим подтверждением для моих собственных выводах о персоне этого Люка.
- Неужели никто и никогда не благодарил Вас за такую малость? – Я даже не попыталась скрыть своего удивления и своей злости на других за несправедливое отношение к кому-то. – Признаться честно, Люк, но Вы меня неприятно удивили этими словами и даже расстроили, - я горестно вздохнула и продолжила. – Видимо человечество все же скоро деградирует окончательно. Нет зла в этом мире, на самом деле люди сами выдумали его, чтобы скрыть свои страхи и пороки. А все валят вину на Дьявола, что мол, это он завладевает их умами, но на самом деле он во многом был прав. Люди не такие уж и невинные, как втирает нам вера в Господа Бога, которому на нас наплевать. Что же до меня, я не такая, как другие люди. Я умею быть благодарной за добро оказанное мне.
И вот я уже отошла от мужчины на шаг назад, отпуская его плечо и смотрю на него внимательным взглядом голубых глаз, которые снова стали ясными, небесными.
- Выпить со мной чашечку кофе - как тебе такая благодарность?
Слышу я голос Люка и вижу в этих глазах искреннее желание угодить, даже как-то отблагодарить в ответ за доброту. Я снова улыбаюсь и согласно киваю, предлагая моему невольному  спутнику отправить в близлежайшее кафе, которое еще. И вот уже через несколько минут, мы уже сидим за столиком у самого окна и попиваем горячительный напиток. На моих коленях мирно спит «мой маленький найденыш», а мы мирно беседуем и я задаю вопрос, который меня сейчас волнует.
- Итак, скажите мне, Люк, почему же Вы решили заступиться за незнакомую девушку, которую даже не знаете? Что-то мне подсказывает, что Вы не из тех людей, которые способны вот так безрассудно закрыть собой любого встречного! – Я не замечаю, как тихо смеюсь и продолжаю. – Тогда, почему?

+1

10

Замечаешь, как уголки ее губ слегка приподнимаются в доброй улыбке, когда Селина решает показать тебе котенка, что находится у нее в руках. Ты смотришь на этот крошечный комок шерсти, осознавая, какое же все в этом проклятом мире хрупкое, словно это маленькое животное. Для тебя хрупкость проявляется во многом: от стеклянной вазы до психики человека. Чувства людей сами по себе тоже являются не самой прочной частицей мира - они имеют свойство разлетаться вдребезги с оглушительным грохотом, исчезать навсегда или поднимать душе такой ураган, которого никогда не было в истории различных стран, где высокая вероятность появления смерчей и торнадо. Понимаешь, что от чувств никогда не убежишь, не приняв что-то из наркотиков или не залив спиртным. Осторожнее, когда-нибудь опустишься на глубокое дно под названием "бурбон" - или что ты предпочитаешь из отравы для собственного организма? Как там говорится? Душу лечим - гробим печень, верно? Вот только душу мы таким образом так и не вылечим, как бы не старались. Ты уже на своем веку повстречал много людей, которые топили свою внутреннюю боль, склонившись над стаканом 40-градусного сока и вроде бы даже казались счастливыми, но все это лишь на некоторое время. Ты никогда не хотел прослыть пьяницей и разгильдяем, потому приложил все усилия, чтобы не поддаться этому и нашел выход, но он не настолько прост, как, например, спиться в каком-нибудь жалком баре, думая о том, какое же дерьмо твоя никчемная жизнь. Тебя можно уважать хотя бы за то, что ты сумел найти в себе силы не повеситься на следующий же день после стрельбы - хотел ведь. Теперь с ужасом вспоминаешь свои переживания; те эмоции, что испытывал тогда. Сожалеешь, что все еще не в сила посмеяться над всем этим - да и никогда не сможешь.
В ее глазах ты видишь благодарность и доброжелательность, что вызывает у тебя все больше доверия. Очень странно, ведь давно не встречал светлых людей, по большей части тебе попадались на пути одни подонки и крысы. В ней ты сразу разглядел что-то такое, чего нет в других - но что же это было конкретно? Может, доброта или нежность к незнакомцу, что помог тебе в этот вечер; или же ты встретил просто хорошего человека, который, несомненно, выделяется на фоне остальных твоих знакомых? Смотришь на нее уже не тем подозрительным и прожигающим насквозь взглядом, в выражении твоих глазах сквозит какая-то непонятная даже тебе самому нежность и мягкость к этой девушке.
Селина Реддл. Просто Сели.
Теперь ты видишь ее шок и удивление, которые можно сразу заметить по выражению глаз. Скорее всего, ее удивили твои слова, сказанные про благодарность, - и это неудивительно, ведь человека окружают такие же люди, какой он сам. А Селина была хорошей, по крайней мере, ты сделал такие выводы, исходя из ее поступков и реакции на те или иные вещи. Вообще творческие люди - очень специфические натуры, они всегда отличаются от других своей экспрессивностью и выразительностью. Ты имел дело с одним художником, который являлся твоим бывшем другом, что погиб при разборках, - славный был человек, очень эмоциональный и необычный, готовый на все ради своих близких и родных - таких нечасто встречаешь, зато теряешь в два счета.
- Очень приятно, - говоришь ты, улыбнувшись и чуть опустив голову, пихая руки в карманы пиджака.
Далее слушаешь рассуждения Селины, которые более, чем верные; ты согласен с каждым ее словом, потому вместо слов считаешь нужным лишь утвердительно кивать, так как даже добавить нечего - все и так сказано, причем, сказано в точку. Теперь тебя уже не удивляет то, какой перед тобой стоит человек: с глубоким самоосознанием, четким пониманием реальности, острым умом и горячими чувствами, что в первую же секунду привлекли тебя в ней - не каждый день ты таких встречаешь.
Смотришь, ка девушка мило улыбается тебе и сам расплываешься в улыбке от того, что к тебе проявляют такую искреннюю доброту и даже вечер обещает быть хорошим.
Вы приходите в какое-то кафе, что работает круглосуточно, заказываете вкусный кофе и разговаривает, о том, что только придет в голову. Ты ощущаешь острое желание закурить, потому достаешь пачку сигарет, предлагаешь Селине, а затем достаешь зажигалку и поджигаешь папиросу, затягиваешься, пропускаешь табачный дым по легким и выдыхаешь. Просишь официанта принести пепельницу, чтобы не прожечь столь красивую скатерть, на которой изображены немного бледные цветы с различными узорами, которые напоминали стили 90-х годов в архитектуре. Далее слышишь вопрос, который для Селины все еще, похоже, является актуальным. Немного хмуришь брови, теряясь в том, чтобы сказать на это. Ты слышишь ее тихий смех, который заставляет тебя немного расслабиться, опереться на спинку стула и еще раз затянуться очередной порцией никотина.
- Я, если честно. сам иногда путаюсь в своих мотивах - сейчас мною руководит одно умозаключение, а через несколько минут я уже приравниваю это к какому-то вздору и все меняется, - ты переводишь взгляд на писательницу, медленно покручивая в руке сигарету. - Если все же докопаться до сути, то я выследил вас, чтобы передать информацию о краже сюжета, пришел даже к вашему дому, - неожиданно обращаешься к ней на "вы" даже для самого себя. - И тут по счастливой случайно - может, и не очень - застал вас и этих пьяниц, - твои слова сопровождает спокойный тон. - Честно признаться, думал над тем, чтобы просто пройти мимо, но.. все-таки не прошел.

+1

11

Я не могла не заметить какое сильное воздействие на него возымели мои слова и действия. Что же со мной такое? Почему я настолько добра с этим человеком, настроение которого так быстро менялось? Я не могла не знать о том, что такие вот личности, как сидящий передо мною мужчина самые опасные и настораживающие именно своей непредсказуемости действий. Мне стоило бы быть более скрытной и осторожный в своих словах и поступках. Я не знала, чего еще можно было ожидать от этого Люка. Но почему так хотелось верить в искренность его намерений и в то, что он на самом деле просто очень одиноким и потерянным мужчиной средних лет с поистине космической внешностью. Одно я знала точно: Люк был другим. Не похожим ни на кого, кого я знала раньше. И это пугало, и интриговало одновременно. А еще насколько я успела заметить – человека неординарного и противоречивого я сейчас видела перед собой. Вроде я и должна бы опасаться совершенно незнакомого мне человека, пусть и спасшего меня сегодня, но я не могла не заметить, что он все же мужчина, которому не чужды свои собственные потребности и чувства. И то, как он иногда смотрел на меня этими пронизывающими глазами, бросало меня в дрожь и заставляло все мое существо сжиматься в необъяснимой тревоге. Я не была простушкой и прекрасно понимала и знала этот пристальный взгляд, когда другой человек не просто нравится, а желанен для тебя. Никогда не была человеком пуританских правил, но я никому еще не позволяла приблизиться к себе настолько, чтобы завладеть не только моими мыслями и сердцем, но и телом. И я не хотела, что-то менять. Моя душа предназначалась тому единственному, кто станет моим мужем перед Богом. Человек, который не верил в Бога, желает обвенчаться в церкви! Забавно звучит, не так ли? Но это было тем, о чем я мечтала с самого детства. Не знаю, почему вспомнила об этом прямо сейчас.
Искоса взглянув на мужчину напротив, с которым мы сейчас мирно беседовали, я задумчиво водила пальчиками по верху кружку с почти выпитым кофе, я улыбнулась  своим мыслям. Взглянув на Люка, я с неудовольствием и некоей брезгливостью на лице  заметила, как он достает пачку сигарет и предлагает мне. Я отрицательно машу головой, слегка сморщив изящный носик. С детства я не переносила табачный дым и не любила, когда рядом со мной курили. Вот и сейчас я против воли скривилась и нахмурила брови, пытаясь отвлечься и просто не обращать внимание на внутреннее неудобство. Убедила себя в том, что ему просто это необходимо и прокралась в голову шальная мысль, что он зависим от никотина. Попросил официанта принести пепельницу официальным тоном и я в свою очередь заказываю у того десерт.
- А мне, пожалуйста, пирожное Тирамису. Спасибо, - поблагодарила наклонившегося ко мне молодого парня-официанта и смотрю на своего собеседника со скучающим видом. Он курит и хмурит брови, раздумывая о том, что же ответить мне. Я не тороплю его и терпеливо жду. Мне важно знать – зачем. Когда я тихонько засмеялась, он немного расслабился и удовлетворенно кивнула сама себе, что смогла разрядить неловкую паузу и вот уже в следующее мгновение я могу услышать ответ на мучавший меня вопрос. Не сказать, что я расстроилась от услышанного, но и не удивилась. Не каждый бы вообще заступился за хрупкую девицу, попавшую в беду, а он принял верное решение и я была благодарна за это.
- Я очень ценю честность, Люк. И спасибо тебе за нее. Редко когда встретишь это качество в людях. Многие предпочитают лицемерить и не испытывать при этом ни малейшего чувства вины. – Я горько усмехнулась и мои брови нахмурились, выдав мое состояние. – Приятно встретить честного человека. Спасибо, что помог мне.
Я сама не поняла, когда я успела перейти на ты и даже удивилась сама себе. Послала своему собеседнику мягкую улыбку и совсем стушевалась под его цепким взглядом. Мои щеки покрылись легким румянцем и я посмотрела на свои руки, нервничая, но решив задать вопрос, который терзал меня все это время, когда я смотрела на него.
- Скажи, у тебя есть семья? – Неудобный и слишком прямолинейный вопрос, я замешкалась, но продолжила. – Прости, если задеваю какую-то болезненную для тебя тему, но… почему-то мне кажется, что ты очень одинокий и несчастный человек и от этого что-то внутри переворачивается от грусти, от этой несправедливости... – В порыве искренних эмоций и чувств, не успев остановить саму себя, я тянусь к нему через стол и мягко накрываю его руку своей маленькой ладошкой и заглядываю ему прямо в глаза и в них вижу подтверждение своих слов, тихо выдыхаю, чтобы меня слышал только он. – Я права, не так ли?
И помимо моей воли по моей щеке скатывается слеза, оставляя мокрый след на моем лице.

+1

12

Ты все так же отчаянно смотришь в ее глаза и пытаешься найти ответ, почему же она так добра с тобой - никак не можешь поверить в то, что человек может быть искренним и не иметь какой-то вторичной выгоды, чтобы так себя вести. Ты штудируешь в воспоминаниях каждые похожие ситуации, в которых оказывался, но все равно не находишь ответа на свой вопрос - ведь он уже есть. Тебе все-таки приходится успокоиться и принять то, что эта девушка не лицемерка, как ты хотел бы считать (потому что это проще и даже париться не нужно - уже давненько привык к скотскому обращению); она та, кто разглядела в тебе что-то хорошее, положительное - какими угодно прилагательными можно описать, главное - это сама суть. Наконец бешеный круговорот мыслей в твоей голове постепенно сходит на нет и ты решаешь открыться этому человеку. Речь не о том, чтобы рассказать ей о своих скелетах в шкафу и раскрыть все карты, просто ты хочешь именно с ней вести себя так, как делал бы это с давно знакомыми и родными тебе людьми. Отлично осознаешь, что не можешь объяснить, на чем строилось это решение, но менять линию поведения ты уже не собираешься, больше не колеблешься, не бросаешься и крайности в крайность - теперь крепко и уверенно стоишь на ногах, не боясь показать часть себя юной писательнице.
Замечаешь немного недовольное выражение на ее лице, когда достаешь сигареты. Первую секунду тебе была непонятна ее реакция, но потом, опустив взгляд, на свою руку, ты понял, в чем все-таки дело. Ты бросаешь взгляд на других посетителей, чтобы посмотреть курит ли здесь кто-то еще, да и можно ли вообще, потому что уже на автомате заходишь в кафе и закуриваешь - боже, сколько лет ты уже так делаешь. Привык открывать дверь заведения, после чего слышать звон колокольчика, что весит на двери, а потом мысленно подмечать, какой же громкий и неприятный звон; а потом ты заходишь в помещение, беглым взглядом окидываешь все пространство, которое поздним вечером просто кишит людьми, ты слышишь их смех и звонкие голоса, чувствуешь запах дешевых сигарет и дорогого алкоголя; выбираешь столик, который находится где-то в углу у большого окна, чтобы часами смотреть туда и видеть прохожих: подмечать, что вот у той девушки очень красивая шляпка, а вот тот мужчина, похоже, только сегодня купил себе эти охренительно дорогущие часы, потому что когда капелька дождя попадает на них, то он судорожно начинает вытирать ее и натягивать подлиннее рукав пальто - все это не укрывается от твоего взгляда, когда сидишь в каком-нибудь пабе или ночном кафе.
Селина делает заказ, прося принести тирамису и благодарит официанта, который потом выжидающе смотрит на тебя, ожидая, что ты скажешь содержимое своего заказа. Немного потупив взгляд, наконец решаешь, что хотел бы именно в эту секунду.
- А мне двойной американо, пожалуйста, - ты отдаешь официанту меню, все еще думая, стоило ли взять что-нибудь поесть.
Ты замечаешь сначала, как она усмехается, а потом хмурит брови; твой взгляд становится чуть мягче и решаешь спросить:
- Тирамису - это действительно вкусно? - не доводилось возможности попробовать.
Слышишь ее нежный голос, который вновь благодарит за содеянное и вроде как даже называет тебя честным человеком. Сказать, что слова писательницы греют тебе сердце и заставляют его даже слегка оттаять - это ничего не сказать, ровным счетом ничего - ведь по выражению твоих хрустальных голубых глаз и так все понятно. До чего уже в то же время дико и безумно интересно подмечать, что где-то полчаса назад вы были совершенно незнакомыми людьми, а сейчас у тебя уже, Люк, душа практически нараспашку - точнее, чувства. Ты больше не прячешь их за какой-то воображаемой стенкой, не замуровываешь от самого же себя, не посылаешь ко всем чертям и даже не проклинаешь их. 
Замечаешь, как щеки Селины покрываются легким румянцем и думаешь, как же она красива. Эстетику, которую ты видишь в ней, довольно трудно описать словами, лишь фотография достойно и со всеми деталями передаст то, что видишь ты. Был бы здесь фотограф, то ты немедленно подозвал бы его и попросил сделать фото - пускай это будет за гроши или за крайней бешеные деньги - все равно.
Она раскусила твое естество, когда увидела выражение твоих глаз, как ты смотришь и тяжело вздыхаешь, а потом еще и закуриваешь. Селина с точностью подмечает твое внутреннее состояние и как будто знает про твою семью, что там не все так весело и радужно. У тебя не возникает сомнений о том, стоит ли отвечать на вопрос или же лучше замять тему, когда она своей хрупкой рукой накрывают твою и заглядывает в глаза, словно в душу. Тушишь сигарету в пепельнице, затем поднимаешь взгляд, проводя другой рукой по ее, ласково и бережно, словно в твоей ладони что-то очень хрупкое, что может рассыпаться от одного касания.
- Ты права, - у тебя не остается больше слов, потому говоришь всего лишь одну фразу, которая может дать ответы на все вопросы. - Спасибо за твою доброту и искренность.
А сейчас испытываешь сковывающую неловкость, потому что речь идет о тебе и о твоих чувствах - всегда ощущал себя не очень комфортно при таких обстоятельствах.
Замечаешь слезу на ее щеке, которая так стремительно и быстро катится вниз. Ты слегка приподнимаешь руку и нежным касанием вытираешь едва заметную капельку, твое прикосновение было нежным и легким, словно ты коснулся чего-то крайне драгоценного и дорогого тебе. Чувствуешь тепло ее мягкой кожи и уголки рта приподнимаются в улыбке. Уже понял, что ощутил, что коснулся целой вселенной?
- Я не встречал таких, как ты.

Отредактировано Luke Hewer (2018-07-11 22:54:14)

+1

13

Я смотрю на него внимательным взглядом, когда мне наконец-то приносят мой Тирамису и двойной американо для нового знакомого, что-то подсказывает мне, что мы найдем с ним общий язык и сможем подружиться. Я могла с уверенностью сказать о том, что мое искреннее сочувствие было продиктовано благими намерениями и если я могла сделать этого одинокого человека чуточку счастливее, то приложу все свои силы для реализации своего плана по «спасению заблудшей души», своего рода стану маяком света в темноте для этого мужчины и смогу впустить его в свою жизнь. Что мешает мне сделать кого-то хоть чуточку, хоть самую малость счастливее, чем он есть на самом деле? Я просто хотела помочь ему справиться с одиночеством. В одиночку это невозможно, нереально…. Поэтому я просто обязана отплатить этому людскому существу добром, добром в которое я всегда свято верила, хоть меня и нельзя было назвать набожной особой. Наоборот, я была убежденным атеистом и могла, как и все злиться и не любить других людей, но этот человек… этот человек вызывал во мне яркое чувство ответственности за другое живое существо, как за котенка на моих коленях. Я хоть и была мизантропом, но далеко не была плохим человеком и уж тем более я не была способна на низкие, подлые поступки. Слишком уж железобетонные были у меня принципы и жизненные установки. Не типичная реакция для девушки из высшего общества, во мне не было того высокомерия, и той тщеславности, которая присутствовала у отпрысков богатых семей, которые кичились своим положением в обществе и которой так отличались девушки и молодые люди моего круга. Да, и мне порой приходилось вращаться в этом обществе, в котором все решали деньги, но все эти светские приемы были для меня не более, чем дочерней повинностью перед своей семьей. Моя семья не была такой, как другие. Мы происходили из знатного английского рода потомственных аристократов, но отец всегда учил меня быть доброй к другим людям, а главное, чему я научилась у него, так это полной ответственности за содеянные поступки  и всегда поступать по справедливости.  С детства отличаясь тяжелым, противоречивым нравом – я была тем еще сорванцом и попила много «кровушки» у близких для меня людей, только потому, что мне с детства были необходимы эмоции и только так, я могла их получить. Люк, сидевший прямо напротив меня напомнил мне себя в детстве и ту, которой я была раньше: потерянной и одинокой, с разбитым сердцем молодой девушкой, которую впервые предали.
Поэтому то я и была так мила с ним и всячески старалась поддержать. Мне нестерпимо хотелось показать ему, что он не одинок в этом мире и если сильно захотеть, то всегда можно изменить свою жизнь к лучшему. Главное6 было бы желание. И самое важное, чтобы кто-то был рядом в трудные для тебя времена. Да, и не только в трудные. Не стоит так лицемерить, Селина! Кому, как не тебе знать, что другой человек всегда нуждается в ком-то рядом, в ком-то настолько близком, что стал бы центром твоей личной Вселенной, твоей путеводной звездой на ночном небе.
«Ну, вот, опять ты ударилась в философские рассуждения о жизни и бытие. Сейчас не время и не место для подобных изречений», - мысленно одернула я себя и сильнее сжала ладонь Люка в немом ободрении.
- Тирамису – это действительно вкусно? – Его неожиданный вопрос застает меня врасплох и я не могу сдержать поток заразительного смеха. Я смеюсь над комичностью ситуации. Да, и кто в здравом уме поверит, что кто-то вообще мог не пробовать хотя бы раз это чудо кондитерских изделий?
- Конечно, вкусно. – Я все еще посмеиваюсь и в моих глазах появляются слезинки, которые я не могу сдержать, настолько меня развеселил его вопрос. Одергиваю себя, постепенно приходя в себя и с улыбкой говорю: - Неужели, ты никогда его не пробовал?
Я недоверчиво смотрю ему прямо в глаза со смешинками в лучистых голубых глазах. Похоже, он все-таки серьезен, как никогда. Поднимаю вторую руку, все еще накрывая другой его ладонь и подзываю официанта.
- Пожалуйста, принесите нам еще одно Тирамису, - с нескрываемым весельем говорю я и добавляю. – Для моего друга. И принесите, пожалуйста, еще капуччино.
Молодой паренек – официант заговорчески подмигивает мне и удаляется.
Внезапно, он тушит так раздражающую тебя сигарету в пепельнице и я наконец могу вздохнуть спокойно. Я стоически выдержала этот тошнотворный и едкий запах никотина, который я, как уже и говорила, не переносила. Это не было моей блажью, просто мне реально становилось плохо от дыма сигарет и я всячески избегала не то, что сидеть рядом с курящим, но и просто стоять рядом. Я вижу, как он поднимает на меня свои космические глаза и смотрит на меня прожигающим взглядом. От этого взгляда мне становится не по себе и я невольно ежусь. А мой спутник уже накрывает мою руку лежащую на его своей и проводит ею по моей. Это простое касание заставляет меня вздрогнуть, но я даже и не думаю о том6 чтобы отдернуть свою руку. Наоброт6 прохладные пальцы приятно холодят мою кожу и внутри разливается странное тепло, как - будто что-то близкое. В этом касание нет ни грамма пошлости или лишней резкости. Прикосновение руки к руке дарит ощущение спокойствия и покоя.
- Ты права. – Произносит он одну единственную фразу и я тепло улыбаясь, не в силах противиться нахлынувшим чувствам нежности и тепла. А потом, происходит того, чего я даже не могла предугадать. Он благодарит меня за искренность и доброту. Вот так просто благодарит и все, словно мы и не были двумя незнакомцами, случайно встретившимися в шумном мегаполисе. Или не случайно? Вдруг, наша встреча не случайна и произошло то, что должно было произойти?
Чувствую, что нам обоим неловко от открывшейся правды, которая ударила по нам так нещадно и неожиданно.
Я чувствую и то, как его рука нежно касается моей щеки6 стирая непрошенную слезинку, что отдается отголоском в моей опустошенной души невыраженной болью. Он улыбается уголками губ.
- Я не встречал таких, как ты. – Так же внезапно произносит мой невольный спутник и снова прожигает меня взглядом, на этот раз мягким и нежным, но нисколько не недоверчивым и настороженным, неверящим.
- Как же ты жил все это время один, Люк? – спрашиваю я, после его слов. – Могу себе представить, насколько тяжело тебе было, бедный, несчастный Люк… если ты позволишь, то я хотела бы стать тебя другом… ты больше никогда не будешь один… - я нежно прикоснулась ладошкой к его  щеке и легко поглаживую6 после чего хочу убрать руку, но мне не дают этого сделать.

+1

14

Ее заразительный смех заставляет тебя повторно улыбнуться, так как ты понял, почему Селина смеется и тебя самого это слегка рассмешило. Смеешься, на пару секунд опустив голову, потом поднимаешь взгляд и чувствуешь, что от постоянной улыбки у тебя немного сводит мимические мышцы - надо же, появился человек, который заставляет тебя улыбнуться искренне, а не наигранно, как в театре или кино. В периоде от стрельбы до данного момента твоя улыбка всегда была искусственной, поддельной и ложной, как все люди вокруг - за исключением Селины и еще парочки человек, которых ты знал.
Этот вечер для тебя ужасно непривычен, так как привык, что каждый чертов день ты заваливаешься в свою квартиру, ленивым движением руки открыв дверь и небрежно снимая пальто, даже не повесив его на крючок; ты привык, что каждый чертов день сидишь на холодном пустынном балконе, ощущая себя одиноким, спокойно покуривая папиросу и медленно попивая абсент или ром - какое будет настроение, то и будешь пить. И каждый вечер, который выдался свободным, потому что на работу идти не нужно, ты прожигаешь горло алкоголем, садишь легкие сигаретами и мирно смотришь вниз с балкона, желая найти какое-нибудь смешное зрелище, что устроили люди; а на фоне всего этого опять будет играть виниловая пластинка, которую тебе подарил дедушка, потом ты закроешь глаза и непонятным для себя образом перенесешься на свою родину, в Германию, на шумные и гудящие улицы Берлина. Ветер будет свистеть с неистовой такой силой, что ты будешь натягивать каждый день пальто, набрасывая теплый шарф на шею и направляясь в очередной паб, где тебе посчастливиться поучаствовать в какой-нибудь потасовке и вновь пригрозить пистолетом, когда кто-то пригласит тебя выйти в объятия темной и холодной улицы разобраться по-мужски. Когда все это закончится, то ты отправишься домой, замечая, что твоя пачка Marlboro пустует, а дома закончилась бутылка спиртного; ты отправишься в магазин с целью пополнить запасы, затем придешь домой и засядешь читать книгу, потягивая алкоголь из стеклянного стакана, что тебе подарили на день рождения. Сейчас ты можешь лишь со вздохом это вспомнить, а потом закурить и забыть - в твоей жизни появился новый человек, который хочет отдать тебе радость и тепло, сделать хотя бы чуточку счастливее, чтобы на твоем лице вновь красовалась яркая улыбка; ты хочешь сделать то же самое - ведь всегда отвечал добром на добром, искренностью на искренность.
Она говорит, что тирамису - это действительно вкусно, а ты решаешь безоговорочно довериться ее вкусу и попробовать данный десерт, на который давно положил глаз, но все как-то не выдавалось возможности продегустировать.
- Да, я никогда не пробовал тирамису; да, я существую, - ты смеешься, потому что эта ситуация вызывает у тебя веселье и даже значительно поднимает настроение. Знаете, вроде бы такая непримечательная мелочь, но на лице красуется улыбка - что еще нужно?
Селина заказывает в добавок к тирамису капучино, а ты мысленно отмечаешь, что сочетание вкусного десерта и дурманящего своим прелестным запахом кофе будет просто замечательным, одно наслаждение для вкусовых рецепторов и спонсор серотонина в твоей крови.
Видишь ее теплую улыбку и не можешь не улыбнуться в ответ, потому что тебя настолько сильно переполняют чувства радости, теплоты и уюта, чего-то родного. Знаете, часто при знакомстве имею место быть стеснение, какие-то до жути неловкие паузы и немое молчание, а здесь ты чувствуешь, что готов говорить с этой девушкой на любые темы: от того, какой же отвратительный кофе в кофейне напротив до того, в чем же все-таки смысл жизни - нет границ, они уже стерлись безвозвратно тогда, когда ты увидел ее теплую и располагающую к себе улыбку. Ну разве не чудо?
- Думаю, у всех своя боль и свои проблемы - каждый человек живет с этим, разве что дети являются исключением, но и это не надолго, - ты усмехаешься, говоря про детей, осознавая, что их беспечные годы пройдут легко и весело, без всяких проблем, если же они растут в хорошей и благополучной семье. - Я - это еще не самый худший пример; есть люди, у которых все намного хуже - это и дает все еще твердо стоять на ногах, идти вперед и не сдаваться, когда так хотелось бы, - в такие моменты, при обсуждении подобных тем, тебя пробивает на рассуждения. - Буду несказанно рад, если после того, как попьем здесь кофе и перекусим десертом, мы встретимся еще раз, а потом еще и еще, - ты улыбаешься так лучисто и тепло, как не улыбался последние лет пять-шесть. - Позволь, и я буду твоим другом. Если тебе понадобится помощь, то знай, что всегда можешь обратиться ко мне, - вот так шутка, вы знакомы меньше суток, а ты уже готов ставить интересы Селины превыше своих - не это ли искренность и доброта по отношению друг к другу?

+1

15

Общаться с ним так легко, что я невольно улыбаюсь своим собственным мыслям. Неужели все Люки такие? Уже со вторым человеком с таким именем мне не трудно общаться. Разница только в том, что они слишком разные. Но я сижу и улыбаюсь, открыто и в тоже время доверчиво, совсем как в детстве.
Новый друг сначала улыбается, а потом я слышу искренний смех, довольно хриплый, но от этого не портящий этого мужчину, а наоборот придавая ему какую-то особенную изюминку.
Вот и официант с чашкой капучино и порцией Тирамису для моего собеседника. Мы продолжаем общаться, но уже полностью расслабившись и попивая свои горячительные напитки и вкушая кондитерское чудо.
- Ну что? Вкусно? – осведомляюсь я, когда вижу, как он подносит маленькую ложечку ко рту и пробует свой десерт. Через секунду, я вижу на его лице блаженное удовлетворение, на что я снова улыбаюсь и заливисто смеюсь: - Ну, я же говорила, что это вкусно!
Победно хлопаю в ладоши и в моих глазах можно увидеть задорные искорки, которые делают мои глаза еще более светящимися и искрящимися жизнью.
Внимательно слушаю рассказ Люка и сочувственно киваю, когда он делится чем-то важным для него, но таким грустным и несправедливым, что сжимается сердце. Я понимаю и принимаю каждое сказанное им слов, мысленно соглашаясь со всем, что он говорит.
- Мы обязательно встретимся снова!  - воодушевленно отвечаю я на его последние слова. – Можешь быть в этом уверен. И не один раз, - добавляю твердо.
Последние слова вообще заставляют мое сердце окончательно растаять, но вот уже кофе выпит, а десерты съедены и мы уже идем к выходу из кафе.
Через пару минут мы подходим к моему дому и обменявшись телефонами напоследок, прощаемся.
                                                                                          THE END

Отредактировано Selina Reddle (2018-07-12 16:18:10)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » я увидел одну и лечу без оглядки с откоса