Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the first time I met her;


the first time I met her;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: brooklyn jordan & asgard hallgeir
Место: местная поликлиника Сакраменто.
Время: июнь 2012г.
Время суток: поздний вечер, приблизительно 8 часов.
Погодные условия: несмотря на позднее время суток на улице держится жара, около 28 градусов тепла.
О флештайме: первая встреча норвежского бизнесмена и медсестры; кто знает, что повлечёт за собой это знакомство.

+1

2

внешний вид: here, обут в фиолетовые ботинки

Июнь. Субботний день. Поздний вечер. Раскалённый от жары воздух повис в атмосфере и не даёт спокойно вдохнуть. Он напряжён, это заметно по нему. Люди бегают туда-сюда, а он чувствует себя чужим со своими незаконченными делами, с нерешёнными вопросами и кучей дел которые требовали немедленного вмешательства норвежца. День выдался непростым — с самого утра он проснулся с сотней вопросов в голове. Нет, он бы никогда не заморачивал голову бредом о девушках или расставаниях, ибо в его жизни была одна большая любовь которая преследует его в каждом сне, мысли и сделанном движении, ныне покойная Агнешка. Жизнь без неё казалась ему непростой, но спустя столько лет он привык разделять воздух с детьми, дышать без неё. Люди бежали_спешили сводя его с ума. Обычно в субботние вечера в Сакраменто было мало людей, ведь большую часть населения города составляла молодёжь, а именно в это время они уезжали в ночные заведения. Но ему нравилось здесь, после всего произошедшего в Сортланне ему хотелось забыть обо всём и бежать_бежать из этой Богом забытой страны как можно дальше и не возвращаться туда никогда.
Единственные воспоминания грели его душу, когда вспоминал юность проходящую в любимом городе где не было не исчисляемого количества людей и автомобилей; тогда он мог проводить спокойные вечера лёжа под деревом и смотря на звёздное небо, а под утро ехать на старом скрипучем велосипеде подаренном отцом на Рождество домой. Становясь старше он ценил свободу и живописную местность своей страны больше. Каждый день был похож на предыдущий, но каждый раз он был другой — небо переливалось неимоверными цветами палитры, а день ото дня появлялись новые птицы, виды которых сохранились в его тоненькой старой тетраде. Кто-то чирикал незамысловатую мелодию, а кто-то позволял изучать ладонями маленькие крылышки. Тогда он не знал таких проблем. Часами проводя время на природе забывал про часы которые мчались вперёд сметая всё на своём пути. Он становился старше, а воспоминания о добром прошлом оставались с ним проходя сквозь года.
В последнее время Сакраменто был переполнен людьми, а водители с трудом находили на узких улицах места для парковок. Мимо проходили люди разных национальностей — азиаты, коренные американцы и французы. Последних, по мнению Халльгайра было куда больше чем самих американцев. Это умиляло его и тонкие губы кривились в едкой усмешке каждый раз видя толпы людей представляющих разные расы. Он был рад находиться здесь, но весь сегодняшний день, впрочем как и вечер, без труда можно было назвать неудачным для него. Слепые курицы наступали ему на ноги и оттаптывали недавно купленные ботинки оставляя следы от грязных шлёпанцев. Он кривился. Оказавшись у векового старого моста и закурив, он облокотился локтями о покрывшееся ржавчиной перила смотря на лёгкий всплеск воды который успокаивал и помогал релаксировать забывая про творящуюся вокруг него суматоху. Окурок полетел на асфальт, а подошва обуви аккуратно потушила догорающий огонёк. Он до сих пор наблюдал за людьми некому не мешая и изредка поглядывая по сторонам. На улицах начинало темнеть и фонари освещали переулки.
Столкновение лбами. Мат срывается с его уст. Отвратительная боль в височной области. В висках заныло. — Твою мать, грёбаный педик, смотри куда идёшь. — едко ругнулся он сев у фонаря обхватив голову руками. Терпеть было невозможно. Будучи мужчиной отслужившим в военных войсках несколько лет он знал какого это, терпеть подобные удары, но сейчас он с трудом соображал о происходящем и не мог сосредоточиться. Боль переглушала все мысли кроме неё. Сука.. думал он про себя сжав губы которые превратились в тонкую полоску. Этот придурок смыл свои грёбаные ноги сразу же после столкновения, а толпы проходили мимо словно не замечая полулежащего на асфальте человека. Почувствовав на губах отвратительный вкус крови ладонь сразу скользнула к виску и обнаружив целый кровяной «потоп», он сразу понял, что надо отправляться в поликлинику, добром всё это не кончится. Некоторое время он собирался с силами и лишь потом, с помощью какого-то незнакомого человека он вновь стоял на ногах которые еле держали тело рослого норвежца. Сейчас он облокотился спиной о перила вытирая с шеи струйки крови которые потихоньку скатывались с лица вниз по шее.
Просто не мог придти в себя, осознать что происходит. Что это было, сотрясение мозга или шок от резкости и силы столкновения? Он не знал. Это сейчас совершенно не волновало его. Бумаги на полу остались нетронутыми и сморщив лоб он наклонился и поднял их помяв положив в карман пиджака. Довольно долго норвежец ловил такси и лишь когда жёлтая машина остановилась около него он отправился в поликлинику в полном недоумении произошедшего. Водитель активно расспрашивал Асгарда о произошедшем, а Тор в свою очередь, лишь качал головой закинув затылок назад или прислоняясь кровоточащим виском к холодному стеклу. Он не хотел говорить и сам не мог вспомнить было ли это столкновение со стороны того педика намеренным или случайным, но факт того что тот даже не подал ему руку помогая встать довольно расстраивал его. И не таких видели. промелькнуло в его мыслях, в то время как он сам успокаивал себя что наложив швы тот смоется с больницы и никогда больше там не появится. Он не любил операции и врачей с самого детства. Расплатившись с таксистом он медленно и с трудом дошёл до больницы, а оказавшись там и вовсе потерялся в белых коридорах.
Эта нагнетающая обстановка больницы: хирурги, мед.сёстры, работники больницы. Он тяжело вздохнул оглядев общий зал в котором сидели люди, а большая часть из них была пациентами. Он не знал к кому обращаться до тех пор пока к нему не подошла женщина в белом халате спрашивая:

— Мистер, что с вами случилось? — интересовалась работница этого заведения, а Халльгайр стиснув зубы от боли говорил ей:
— Столкнулся на улице, боль невыносимая, что мне делать? — он хотел быстрее оказаться в кабинете у хирурга забыв про боль которая въелась до мозга-костей.
— Понимаете, дело в том что на дежурстве сегодня осталась замечательная мед.сестра Бруклин Джордан. Я позвоню ей и вы пройдёте в нужный кабинет.  — врач говорила всё это с таким спокойствием, а норвежец явно начинал нервничать и начав кричать он говорил,
— Вы совсем чокнулись? Вы видите, у меня кровь идёт из виска, мне плохо, а вы будете звонить какой-то сестре чтобы я терпел боль дальше? Да пошли вы все! — махнув на неё рукой направился к ресепшну, на котором тоже не оказалось никого.

Обложив благими матами всю эту долбанную больницу добрался до лифта и, в конечном итоге нашёл ту самую мед.сестру Бруклин к которой и обратился за помощью. Врач, которого Асгард повстречал в холле сообщил обо всём молоденькой мед.сестре, которая с виду была похожа на начинающего врача лет двадцати, не больше.
— Асгард Тор Халльгайр, родился в Норвегии. Всё, записали? А теперь избавьте меня от боли как можно быстрее! — голос был требовательным, а Тор явно не собирался успокаиваться когда в его голову словно вонзили тысячи острейших игол которые впились по самые кости.

+1

3

Наверное, это было первое, по-настоящему тяжелое для меня, лето. Почему-то, когда все остальные жители солнечного Сакраменто только начинают вылезать из скорлупы, наслаждаясь первыми лучами теплого солнышка, я ходила по улицам с хмурым лицом и погруженная в свои, не самые счастливые мысли. О чем я думала? Поверьте, поводов для расстройства у меня было не мало, и если недавно от одного из них я благополучно избавилась, узнавая, что факт о моей беременности оказался ложным, то, что делать с остальными, я действительно не знала.
Рендалу я написала лишь короткую смс, я не собиралась ему врать и обманывать, тем более, я не была уверена в том, что он вообще вернется из этой своей мифической командировки в Чикаго. Ну да, однажды этот юноша уже пропал из моей жизни, так ничего и не объяснив, кто сказал, что в этот раз он решил поступить по-другому? Но, черт возьми, я скучала по нему. Изо дня в день, я просыпалась с одной единственный мыслью, мне не хватает Рендала Эндрюса, и мне было жизненно необходимо избавиться от этой навязчивой идеи.
Я завалила себя работой, брала дополнительные дежурства, оставалась после смены, делала все, чтобы загрузить себя и как то отвлечься от мыслей о Роме. Знаете, это помогало, и сейчас, после единственного своего выходного, который я провела в кровати, пытаясь отоспаться после тяжелых суток, я вновь находилась в своем отделении, отправляя всех своих сменщиц пораньше домой. 
- Рей, там мужика привели, кажется, ранение в висок. Буйный какой-то, может, я останусь? – Но я отрицательно мотнула головой, махая в сторону дверей. – Ой, вали домой уже, сейчас я дам ему аскорбинку и он успокоится. – Я обнажила свои белоснежные зубы в слабой улыбке, провожая свою сменщицу взглядом и топая в сторону процедурного кабинета, кажется, именно туда отправили моего будущего пациента. 
Нервничала ли я? Ничуть, я уже не первый раз оказывала бедолагам, которые не смогли вовремя увернуться от тяжелого кулака, первую помощь. Разложив бумаги на столе, я принялась за приготовление стерильного стола, и совсем не слышала, как в кабинет кто то зашел.
Высокий грубый голос заставил меня резко обернуться, я кинула на мужчину недовольный хмурый взгляд, рукой указывая ему на стул, требуя занять свое место.
- Записала? Вы что, интервью давать пришли? – Изумленно смотрю на светловолосого мужчину, надевая перчатки и слабо ухмыляясь. Меня всегда поражали эти самоуверенные пациенты, которые всегда лучше всех знают, что, где и как надо делать. Ну да, обычная медсестра всегда в первую очередь начнет с разговоров и бесед, но на то я и была Бруклин Рей Джордан, у меня на все было свое мнение. – Потом расскажете мне увлекательную историю своей жизни, а главное, сегодняшнего вечера. Это кто же вас так прихлопнуть умудрился? Слишком острый язык? – Хитрый прищур дымчато-серых глаз, я уже оказалось рядом с Асгардом, слабым движением заставляя его повернуть голову, тщательно всматриваясь в его ранение. – Тише ты, сейчас весь кафель мне зальешь, ну! Я не сестра милосердия, заставлю отмывать. – Я тихо хихикнула, принимаясь за обработку раны. Мужчина недовольно хмурился, еще бы, процедура эта была не из самых приятных, но я пару раз его даже успокаивала своими едкими фразами в стиле «соберись, тряпка!» или же «мужчины не плачут!». Ну, такой уж специфический у меня был юмор.
- Шрамы украшают мужчин, ну и укрощают тоже. Думаю, через пару месяцев никто ничего и не заметит. Все еще болит? – Залепив свежий шов лейкопластырем, я похлопала мужчину по плечу, тем самым пытаясь его похвалить за отвагу и смелость. Ну да, держался он молодцом, даже ни разу не послал меня в далекий эротический пеший поход, а это уже, я вам скажу, не малого стоит.
- Так-то лучше. Так кто вас так? – Я устроилась напротив мужчины, забирая у него документы и заполняя все нужные бумаги. Любопытно посмотрела на дату рождения. Тридцать девять лет? Удивленно поднимаю свои пепельные очи на мужчину, слабо улыбаюсь. Кого-то он мне напоминает, только вот кого?

+1

4

Отвратительные ощущения вгрывшееся по самый край боли. Он морщился, язвительно выдавливал из себя маты и срывался на каждого прохожего. Врачей в этой проклятой поликлинике было больше некуда, а все они проходили мимо него, словно его и вовсе не было здесь, в этом помещении в окружении людей в белых халатах что ходили туда-сюда. Ему было плевать на всех и всё кроме себя и невыносимой боли в височной области. Спустя некоторое время после удара он понемногу начинал приходить в себя и сам не заметил, как стоял перед начинающим врачом с менее кровоточащей раной с не присущим для него ехидством говоря:
— Мэм, а вам не кажется, что вы интересуетесь вопросами совершенно не относящимися к данной ситуации? Вы что, чёрт возьми, совсем с ума сошли говоря всякую хрень при виде больного человека?! — он не кричал нет, просто при данных обстоятельствах это казалось ему невозможным, ведь при подобной боли обычно, нормальный человек ведёт себя спокойно, но это не относилось к норвежцу. Он с самого детства был исключением из всех существующих правил и кем-либо проведённых границ.
Служа в молодости в войсках привык терпеть ещё с того времени, поэтому эта процедура не была для него впервые, однако боль испытываемую при ней никто не отменял. Невольно хмурясь, но при мед.сестре храбрясь и делая вид бесстрашного мужчины, изредка даже пытался улыбаться, однако это оставалось лишь в попытках. А на любой её вопрос отвечал кивком или невнятным прожёвыванием букв. Он понимал, что тем самым Бруклин пытается отвлечь его и привлечь к незамысловатой беседе о том как прекрасна жизнь, что она любит свежие цветы и работает здесь, но всё это настолько не волновало норвежца в данную минуту, когда терпеть было практически невозможно и на каждый шов вцепившись мёртвой хваткой пальцами за карманы джинс, то и дело хотелось кричать, но мужественно терпя он таки пережил эту мягко говоря, не самую приятную процедуру и тяжело выдохнул ослабил хватку заправив руки в карманы запачканной кровью светлой летней куртки.
Он продолжает сидеть на операционном столе пристально вглядываясь в её лицо. А затем увидел, как её удивлённые глаза уставились в его карие, а тот не смог и слова промямлить чувствуя как сердце до сих пор бешено отбивало под рёбрами. На его лице за всё это время появилась более лёгкая и непринуждённая улыбка, приятный оскал сверкнул на его зубах и чуть приоткрыв губы, которые в разговоре походили на тончайшие полоски начал говорить, — Ну понимаете, стоял я и курил около моста, а там какой-то сумасшедший бежал и столкнулся со мной лбами, вот и результат. Впрочем, это уже не столь важно, ведь в скором времени боль пройдёт. — сделав короткую паузу и сморщившись от яркого света добавил, — Но мне не привыкать. В армии со мной и не такое приключалось. — невольно покачав головой он всё так же внимательно наблюдал за ней и за тем как она заполняла важные документы.
Он не любил больницы, а тем более, врачей которые работали там, ведь побывав в детстве в поликлинике однажды он сделал вывод — в больницах на одну красивую стройную мед.сестру приходится двадцать пугающих женщин преклонных лет. Уже тогда посещать больницы без вынужденной необходимости, перестал, но эта девочка, сидящая напротив и склонившееся над невысоким деревянным столом обставленном одной лампой, множеством различных бумаг и документов, а также невообразимым количеством медикаментов, казалась ему какой-то особенной и сильно выделявшейся на фоне тех толстух которые покупают булочки в буфете и зовут своих коллег на чай каждый час.
— А вы. Вы Брук, как давно здесь работаете? Что привело вас в это место и вообще, как давно живёте здесь? — он хотел узнать о ней как можно больше. По жизни он не был человеком который расспрашивает обо всём, да и после смерти жены ему стало вовсе наплевать на женщин, а тем более на таких юных как она, но она была приятной и создавала хорошее впечатление, что не могло не радовать его ведь нечасто в больнице встретишь воспитанных начинающих врачей которые не грубят на каждый вопрос или не отвечают сарказмом. А таких за свои годы Асгард встречал немало. Пускай они и небыли людьми относящимися к медицине, но насытившись хамством и предательством со стороны тех, которых когда-либо мог называть друзьями, был рад наблюдать за ней.
Она просит поставить норвежца подпись и тот, наконец привстав со стола и случайно задев какие-то хирургические принадлежности извинился мысленно проклиная себя за собственную неуклюжесть и поставил нечёткую расплывчатую подпись на пустом пространстве, куда указала ладонь Бруклин. Она рассказывает ему про себя, а он внимательно слушает чуть запрокинув голову назад и разминая шею руками. — Признаться честно, это очень интересно. И как скоро вы станете врачом «со стажем»? Насколько я понимаю, это ведь немаловажный фактор который будет влиять на врачебное будущее мисс Бруклин Джордан? — он интересовался её жизнью и не потому что чувствовал какую-то вину за свой слегка повышенный тон или нелестные высказывания, нет. Поверьте мне, Асгард бы попрощался и ушёл вместо того чтобы надевать на лицо маску лицемера, а сейчас он просто хотел поговорить с ней. Она, в отличии от большинства своих одногодок сильна различалась. И несмотря на её неидеальность, наверняка, разница между ней и остальными была настолько разима, что в какой-то момент это пугало и самого Тора; а теперь пришла и его очередь рассказывать свою не излишне замысловатую историю жизни:
— Родился я в Норвегии, в небольшом городке Сортланн. Может быть вы даже слышали о нём. По профессии я бизнесмен, но все навалившиеся на меня дела куда сложнее, чем вы можете подумать; я занимаюсь перевозкой грузов по Америке и за её пределами, открываю собственное фае в Финляндии и странах Прибалтики. Хочу развить свой бизнес до граничащих с моей родиной стран. Рос вполне сносным ребёнком и долгое время занимался футболом, со временем перебрался в Сакраменко. — запустив правую руку в волосы тем самым взъерошив их по-доброму усмехнувшись он добавил, — Надеюсь, я не напрягаю вас такими разговорами.

+1

5

- А да, понимаю, обычно я выступаю в роли таких сумасшедших. – Виновато улыбаюсь светловолосому мужчине. – Но я сразу же извиняюсь, честное слово. – ну да, я же хороший и воспитанный человек, ну, по крайней мере стараюсь таковым быть. – Служили в армии? Ну да, столкновение лоб в лоб это не так страшно, а вот если бы вас переехал каток, было бы действительно обидно.
Знаете, вот говорят у медиков чувство жалости атрофируется на прочь, что же, не могу этого отрицать, ведь на работе я действительно не задумывалась, какую боль испытывают мои пациенты. Ну как, я знала, что могу им помочь, и мне этого было достаточно. Сейчас я вручу ему таблетку, намекну, что некоторым людям действительно хуже, чем ему, и отпущу его в сторону дома, зализывать раны, ну или чем там планирует заниматься этот мужчина?
- Вот, обезболивающее. – Ставлю перед Тором высокий стакан с прохладной водой, вручаю таблетку аспирина, вновь возвращаясь на свое место и чуть вздрагивая от неожиданного вопроса.
- Для начала – выставляю перед собой руку, глядя на мужчину с укором. – я еще слишком юна, чтобы обращаться ко мне на вы, так что, давай без официальностей? Ты ведь не зацикленный на этикете, верно? Я тут работаю чуть больше двух лет, устроилась сразу после того, как закончила колледж. Не такая уж и интересная история, знаешь ли. – Я устало махнула рукой, вручая мужчине его карточку. – Будешь проходить мимо регистратуры, отдашь ее тетке с рыжими волосами, только бога ради, не разговаривай с ней, а то проведешь в поликлинике еще пару дней как минимум.
Но кажется Тору было действительно узнать мою историю, я одарила мужчину удивленным взглядом, чуть вскидывая брови вверх и все таки занимая свое прежнее место напротив него. На мгновение во мне проснулся параноик, как то это странно, к тебе приходит едва знакомый мужчина, весьма внушительный и взрослый, на секунду я даже подумала, что это очередной прихвостень Донато и мечта о моей спокойной жизни без мафии так и останется всего лишь мечтой. Но знаете, мне хотелось верить Асгарду, он производил какое то хорошее впечатление. Я внимательно посмотрела в его светлые глаза, сухо выдыхая и закрывая глаза, не произвольно вспоминая о Рендале. Сейчас мне не хватало какого то внимания что ли, мне было просто жизненно необходимо обратить свое внимание на кого то другого, но внимание не чисто женское, нет, а просто… Заинтересовать себя кем-то другим.
- если честно, я не думала о том, чтобы стать врачом. Наверное, я слишком безответственная для такой высокой должности, да и моя роль в больнице меня устраивает. – Слабо улыбаюсь, глядя на белоснежный пластырь на лбу у мужчины. – А мисс Бруклин Джордан через пару лет видит себя исключительно в роли рок-звезды с гитарой на перевес. А это. – развожу руки в сторону. – Это всего лишь способ заработать себе на жизнь.
А затем откровение за откровением, Асград начал рассказывать мне о себе, и я действительно слушала его с интересом, внимательно следя за его мимикой, разглядывая его доброе лицо, и слабо улыбаясь, узнавая все новые факты из его жизни.
- Правду говорят, что Норвегия холодная страна? А что привело в Сакраменто? Только бизнес? У нас тепло и яркое солнышко, думаю у тебя получится еще встать на ноги стать серьезным и крутым дядькой с портфелем в руках и наглаженными брючками. Или ты уже такой и есть? – Весело улыбнулась, поднимаясь с места и хлопая мужчину по плечу. – Нет, не напрягаешь, знаешь, у меня сейчас такой период в жизни, что мне необходимо с кем нибудь просто поболтать. – виновато пожимаю плечами, открывая двери процедурного и ступая в коридор. – Я голодна, хочешь, разрешу угостить себя кофе и пончиками? У нас буфет работает круглосуточно, и там есть автомат с мороженым. Идем?
Удивительно, но мужчина поддержал мою идею, согласно следуя за мной и продолжая свой рассказ о жизни, а я лишь то и дело задавала интересующие меня вопросы.
- И давно ты тут? Совсем один, или есть родственники? Я в Сакраменто почти всю свою осознанную жизнь, знаю каждую улочку и каждый переулок, так что, если что, могу запросто выступать в роли путеводителя по городу. Как голова? Тебе правда 39 лет? Выглядишь на 32, что это, у тебя дома есть склад молодильных яблочек?

0

6

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the first time I met her;