"... ты говоришь, что я много курю. Говоришь не с упреком, скорее, с сожалением, а мои пальцы скользят по заваленной окурками до краев пепельнице..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ошибка ценою в жизнь


Ошибка ценою в жизнь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Центральная больница | ноябрь 2017 года

Gill & Camille
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Порой бывают такие ошибки, за которые мы платим слишком высокую цену.

Отредактировано Camille Avery (2018-12-12 21:43:54)

0

2

С каждым днем я все больше и больше хочу избавиться от ошибок своего прошлого, чтобы забыть о них как о страшном сне. После, так называемого, предательства Харта, хоть я его и простила, я осознала, что устала бегать, устала скрываться и пора было встретиться лицом к лицу со своими проблемами. Вот только я и подумать не могла, что это произойдет так неожиданно и непредсказуемо.
Все произошло и вправду слишком неожиданно. Я и опомниться не успела, как из-за моей никчемности моя любимая сестра оказалась в больнице. Кажется, в состоянии шока, я помнила все отрывками. Какими-то обрывками, которые сложно собрать воедино. Помню стук в дверь, помню их безумные лица, их глаза, прожигающие на сквозь. Помню, как оказалась на каком-то заброшенном складе. Руки резало веревками завязанными на запястьях, помню споры и крики. Через мгновение удар по лицу и очнулась я лишь тогда, когда услышала голос Ками рядом. Мне не так было жалко себя, я это заслужила и пришла сюда, практически, самостоятельно, без лишнего сопротивления, а вот какого черта здесь делала моя безумная сестрица оставалось большой загадкой.
Следующим, что я помнила это момент, когда мы пытались сбежать. Это было какое-то безумие, смешивающееся со страхом не только за свою жизнь, но и за чужую. Все наши побеги, закончились тем, что Камиллу увезли на скорой, а часть из этой злосчастной "группировки" повязали. Меня это радовало, но я не могла быть уверена, что мы все уже в безопасности. Меня еще одолевало чувство страха.
Пока Майк с Нэйтом отправились в полицию, я уехала с Ками в больницу. Оба порывались поехать с нами, но в итоге все сошлись во мнении, что лучше всего сейчас с ней побыть мне. Ками доставили с выкидышем. Это единственное, что я знала на данный момент. После шока от происходящего, меня также шокировала новость о том, что моя сестра была беременна. Вместе с сожалением, меня в тоже время одолевала обида от того, что я ничего не знала. Хотя мне ли обижаться, после всего того, что я натворила. Ведь в том, что Камилла потеряла ребенка исключительно моя вина и никого больше. Не будь меня с этими неприятностями, не было бы того, что сейчас произошло. [float=right]http://s8.uploads.ru/KLxTb.gif[/float]

Ками мирно спала под капельницей, наверное, пока не осознавая весь ужас произошедшего, а я молча смотрела в окно, наблюдая за стекающими по стеклу каплями дождя. Лицо слегка жгло от небольших садин, но я не обращала на это внимание. В голове крутилось слишком много мыслей. Слишком много, чтобы собрать их воедино. Я слишком много всего натворила, слишком много людей из-за меня пострадало и это сводило меня с ума.
Мои мысли прервал робкий, тихий, хриплый голосок Камиллы. Я не разобрала, что она там сказала, но в миг оказалась рядом. Моя ладонь коснулась ее руки, легко сжав, и я тут же присела на край кровати.
- Хээй, - с легкой улыбкой на лице произнесла я, взглянув на сестру. Я хотела ей помочь, но не знала как. - Как ты, малышка?
Я осознала, что слово "малышка", в связи с произошедшим, оказалось совершенно не уместным и тут же закусила губу, в надежде, что моя любимая блондинка просто не обратит на это внимание.

0

3

Бывают такие моменты в жизни, когда мы несем ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь кого-то безумно близкого. Бывают моменты, когда этот близкий является еще совсем беспомощным зародышем в твоем животе, и он еще не может сказать тебе: "Мама, не будь дурой, остановись, не ставь меня под удар!"
Нам всегда нужно об этом помнить.
Каждую минуту.
Каждую секунду нашего существования.
Я об этом успешно забыла.
И это стоило мне слишком дорого.

***

Солнечный день не предвещал беды, и несмотря на рассказы сестры, ее проблемы, наши жизни последние недели были вполне... нормальными. Нас не ждали приключения, никто не прятался, мы с Майком радовались жизни и предстоящему в нашей жизни событию, о котором пока еще никому не сообщили. Нам так хотелось, чтобы это наше счастье было только нашим хоть немного. Я даже уже выбрала обои для детской, и Майк в перерывах между работой самостоятельно клеил их в нашем доме. Все было прекрасно, и я уже даже была практически готова к тому, чтобы рассказать сестре и брату чудесную новость о том, что скоро они станут тетей и дядей.
Вот только ничего из этого я сделать не успела.
Решив заглянуть днем к Джилл, я обнаружила разгром в квартире и распахнутую настежь дверь.
Джиллиан нигде не было.
Испугавшись за сестру, я первым делом набрала мужу и брату, которые спустя минут пятнадцать уже стояли около меня, осматривая погром в квартире. Кажется, Майк набирал кому-то, кто мог выяснить, где сейчас сестра находилась. Не знаю, сколько времени у него это заняло, потому что для меня это казалось вечностью, но через какое-то время Майк назвал Нэйту адрес, и они собрались туда. Вдвоем.
- Я с вами! - на месте сидеть я не могла, отпускать мужа и брата в логово к монстрам, у которых уже была моя сестра, одних тоже готова не была. Да, я не была великим дзюдоистом или боксером, во мне было всего ничего килограммов веса, и я абсолютно не знала, чем могла им там помочь, но сидеть сложа руки тоже не могла.
Конечно же, меня не взяли.
Конечно же, я никого не послушала и тихонько рванула следом.
И, конечно же, попалась при первой же попытки выследить место, где держат мою сестру.
Правда, стоит заметить, что с сестрой я оказалась довольно быстро, потому что кинули меня эти твари в камеру именно к ней. Сказать, что задание найти Джилл было провалено, чисто теоретически было нельзя, ведь я ее нашла, попавшись сама.
Оказавшись вместе, мы с сестрой возомнили себя великими генераторами шикарных планов побега, и похоже просчитались. Все это было уже далеко не играми, коими мы развлекались в детстве, и реальная жизнь дала нам хорошего пинка под зад.
Точнее в живот.
Мне.
Все, что я помнила после удара, так это темные круги перед глазами, адскую боль и единственную мысль "Мой малыш..."
Именно в ту секунду я осознала, какой же идиоткой была.
А затем отключилась.

***

Круги перед глазами. Белые халаты. Размытые пятна. Темнота. Тишина. Затем отдаленные голоса, больше похожие на какой-то невнятный гул. И снова тишина.
Я не знаю, сколько прошло времени. Я не могу описать, что со мной все это время творилось. Я словно падала в бездну, потом приходила в себя, а затем снова падала.
Различать хоть какие-то звуки я стала не скоро, и только спустя какое-то время после того, как эти самые звуки стали доноситься, реальность стала возвращаться ко мне.
Когда я сумела открыть глаза, то не сразу поняла, где нахожусь. Невнятно осматриваясь, я заметила Джилл, и кое-как смогла отметить отсутствие Майка.
Где Майк?
Где мой муж?
Он в порядке?
Что с Нэйтом?
Где они?
Эти вопросы всплыли в моей голове, но из них всех большую тревогу вызывал совершенно другой. Он-то и вырвался вслух первым:
- Мой малыш?.. - я с надеждой посмотрела на Джилл, слыша, как жалко звучит мой голос. На самом деле, я уже догадывалась, каким будет ответ сестры, ведь я больше не чувствовали ничего внутри себя. Я не ощущала ничего, кроме громадной пустоты, и это пугало, но надежда... Надежда у меня была.
Пожалуйста, Джилл, скажи мне, что с малышом все в порядке.
Я тебя очень прошу, Джилл, скажи...

+1

4

всю жизнь будешь расплачиваться за единственную ошибку.
С. Ахерн, «Клеймо».

Пока я сидела с мирно спящей Камиллой, я не осознавала в полной мере тот ужас, который  будет твориться с ней тогда, когда она очнется. Я видела в ее глазах страх. Видела отчаяние. Видела дикое сожаление и вину. На ее лице, в ее глазах, читалось тысячи эмоций. Ее чувства были смешаны и я не могла передать и понять, что она на самом деле чувствовала. единственное, что я могла понимать и ощущать в тот момент, как щемило сердце от дикой вины и жалости.
- Кам... - я не знала как начать. Мне предстояло сказать то, что заставит ее страдать. Сказать то, что оставит рану на ее сердце, которая никогда не затянется. Этот был тот момент, когда я боялась ее реакции. Предательски сохло в горле, я нервно сглатывала, пытаясь сформулировать мысли и преподнести информацию, которую она скорее всего уже знала, помягче. - Ками, им не удалось спасти его. Никак.
Мне хотелось сказать "не расстраивайся,  у вас еще будут дети, все в порядке", но вовремя осознавала, что это такой бред, который не стоит даже произносить. Я сходила с ума от собственной никчемности. Так растерялась, что не знала, как поговорить с собственной сестрой. Я не знала как ее поддержать. Это было слишком сложно. Я никогда не умела поддерживать близких мне людей.
Меня слегка обижал факт того, что моя любимая сестра утаила от меня свою беременность. Хотя мою обиду можно было засунуть глубоко в задницу и больше о ней не заикаться. Хотя, знай я о ее беременности, я бы сделала все, чтобы духу ее там не было.
- Кам, почему ты пошла туда? - мой голос был тихим, неуверенным. Я начинала винить себя даже за то, что задала этот вопрос. Сейчас не то место и не тот момент, чтобы выяснять все подробности. Но какое-то странное чувство внутри меня давило, заставляя делать необдуманные поступки. - Ты же знала, что тебя не должно было там быть. Там опасно, черт возьми!
Я повысила голос, но ту же замолкла, вскочив с кровати и подойдя к окну. Прекрасно понимала, как ужасно она себя чувствовала, не хотела делать еще хуже, но не могла заткнуться. Это было слишком сложно. Мне сложно держать это в себе.
- Ты не маленькая девочка. Ты думала о последствиях, когда так рисковала? Мне было нечего терять, а ты потеряла самое важное, что может быть жизни. Лучше бы ты пожертвовала мной, чем пожертвовала жизнью не родившегося ребенка! - снова сорвалась на крик, тяжело выдыхая и потирая глаза руками. Лишь через мгновение я осознала все то, что сейчас натворила. Гребанная идиотка, которая еще больше накалила ситуацию.
- Прости...- медленно начинаю я, возвращаясь к кровати, нова садясь на край и пытаясь коснуться руки сестры. - Прости меня... Пожалуйста, прости. Я не должна было этого говорить. Черт!
Глубокий вздох. Поворачиваюсь к ней спиной и закрываю лицо руками, пытаясь закрыться от всех этих проблем. Я все чаще начинала задаваться вопросом. Почему люди совершая ошибки, учатся на них, а я, как настоящая идиотка, совершаю их снова и снова? Может, когда-нибудь, я найду ответ на этот вопрос.

0

5

- Ками, им не удалось спасти его. Никак. - я уже знала ответ на свой вопрос, но до последнего надеялась, что Джилл сможет сказать мне что-то другое, однако, когда она произнесла вслух то, что крутилось у нас обеих в головах, внутри меня снова все оборвалось.
Сложно описать, что в творилось у меня внутри, но внезапно я осознала, что не могу произнести ни слова, горло будто сковало цепями, во рту пересохло, а голос и вовсе был продан на съедение чувствам вины и боли. Говорят, что в такие моменты хочется кричать, мне же хотелось встать с кровати и молча выйти в окно. Вот только сил не было. Я даже шевелилась с трудом.

Джилл что-то кричала. Кажется, она ругала меня, говорила, что мне не стоило туда ходить, следовало подумать, что все это было опасно, что я совершила ошибку и что лучше дала бы ей умереть. Я знала, что она права, но разве когда речь идет о семье, мы можем выбирать?
Конечно, я должна была. Я должна была выбрать малыша, остаться дома и беречь его как зеницу ока, надеясь, что муж и брат со всем справятся. Конечно же, я должна была. Но моя тупая блондинистая голова считала, что невозможно в семье выбрать между кем-то, что надо бороться за всех, и в итоге я потеряла самое дорогое. Выходит, я все же сделала выбор.
Конечно же, я никогда не дала бы Джилл умереть, но сегодня я позволила умереть своему ребенку, и это были полностью мои вина и ошибка. Тупая блондинистая идиотка, которая со своим альтруизмом и чувством героизма загубила маленькую жизнь. Голова взрывалась от осознания этого, а сердце, кажется, и вовсе переставало биться.
По-моему, в такие моменты люди закатывают истерики, ломают вещи, орут, пускают пулю себе в висок, а я лишь молчала и ощущала громадную пустоту внутри себя. Такую пустоту, словно черная космическая дыра поглотила во мне моего ребенка, мои чувства и меня заодно.

П.У.С.Т.О.Т.А.

- Прости... - охрипшим голос прошептала я, даже не зная, к кому больше обращаюсь: к сестре, к своему неродившемуся ребенку, к мужу, который потерял своего будущего наследника. Мне казалось, будто я говорю это всем им, хотя  больше всех в моих извинениях нуждался ребенок, которому было не суждено родиться на этот свет. Этот мир ждал его. У него уже была своя комната, обклеенная светло-голубыми обоями, в ней стояла прекрасная дубовая кроватка, выкрашенная в белый цвет, в которой малышу предстояло спать в обнимку с плюшевым медведем, над кроваткой уже висели погремушки, звонко издавая звуковые переливы, и мы мысленно уже отдали его на футбол и курсы подготовки к поступлению в самый престижный вуз континента. И это все рухнуло. Рухнуло в один миг, потому что мама этого малыша была полнейшей идиоткой и эгоисткой, не способной думать ни о ком, кроме своих прихотей и загонов. Захотелось лезть на рожон, поиграть в детектива, Ками? Лови последствия, плати жизнью своего ребенка, и помни, что такие игры обмену и возврату не подлежат, оплаченную цену назад не вернуть.
Почему нельзя было расплатиться своей жизнью? Почему должен был страдать маленький человечек, который еще даже не видел этот мир? Почему нельзя было спасти его вместо меня?
Потому что, Камилла Эйвери, ты своей тупизной заслужила свои страдания. Я - да, а вот маленькая и ни в чем не повинная душа - нет. И этого уже не исправить.

Если бы я сейчас могла выдернуть из себя капельницу и выйти в окно, я бы вышла.

+1

6

Мои эмоции и чувства сводили меня с ума. В голове творился настоящий бардак и я нее представляла как это исправить. Я корила себя за то, что из-за моих неприятностей, моих ошибок, моей глупости, пострадал ни в чем неповинный малыш. Ками была виновата, что пошла туда, но я была виновата больше. Если бы не я, то они не были подвергнуты такой опасности.
Если... Если то, если сё... Глупое "если". Мы вспоминаем про него в тот момент, когда пытаемся оправдать случившееся. Глупо и необдуманно. То, что сделано,, уже сделано.
Я ругала Ками за ее оплошность, но больше всего должна была ругать себя. Мне кажется, что я все чаще пыталась скинуть вину на кого-то и огородить от нее себя, а стоило бы делать наоборот. Хотя я никогда ее не отрицала. Почти никогда. До определенного момента.
- Это я виновата, - тихо начинаю я, уткнувшись в ладошки и боясь лишний раз взглянуть на скорбящую сестру. Мне было больно осознавать произошедшее, но смотреть в ее глаза, наполненные болью и пустотой было больнее всего. - Если бы я всего этого не натворила, то это бы все не произошло.
Я не могла произнести в слух слова типа "малыш, ребенок, умер, погиб" и подобное. Теперь они мне казались какими-то запретными. Как матерные. Когда в детстве, услышав это злосчастное слово, ты повторяешь его из раза в раз, а тетя ругает тебя за эту маленькую оплошность. Жаль, что мы взрослеем и цены за наши оплошности стали наиболее значимыми, чем раньше.
Наступила тишина. Она слишком давила, что было сложно дышать. Мне было сложно, но я знала, что сестре еще сложнее. Это был тот момент, когда невозможно что-то сказать. Я хотела, но не знала что. Я не могла подобрать слова, чтобы поддержать и утешить, и  от этого становилось еще хуже.
Я не знаю сколько времени мы провели в тишине. Я сидела рядом, боясь лишний раз пошевелиться, слышала как периодически тяжело вздыхала Камилла. Я боялась истерики, которая могла произойти, ведь я не представляла как ее успокоить. В моей голове проносилось сотни сцен с различным исходом событий. О некоторых из них я даже задумываться не хочу, ведь исход у них дико плачевный.
- Если хочешь, я могу позвонить Майку. Он тут же приедет, - произнесла я, разрушив эту губительную тишину. Я начала боятся того, что Ками возненавидит меня и больше не захочет видеть. Хотя если честно, она имела на это полное право. - Они с Нэйтом отъехали, но один мой звонок и они будут здесь. Хочешь?
В этот момент я на нее взглянула и перестала понимать что она чувствует. Мне казалось, что на ее лице было безразличие и я боялась потерять ее в этом состоянии.
- А может ты хочешь свой любимый торт? Я могу сходить. Тут недалеко.... Ками? - я пытаюсь хоть как-то привести ее в чувства, но осознаю насколько бредовыми звучат мои слова. На ее месте я бы накричала на меня. Точно! - Скажи хоть что-нибудь, а лучше выскажись. Станет легче. Не молчи, Камилла!

0

7

Матери, потерявшей своего ребенка, время не приносит забвения. Такое горе не старится. Траурные платья изнашиваются, в сердце же остается мрак.
Виктор Гюго, "Собор Парижской Богоматери"

- Если хочешь, я могу позвонить Майку. Он тут же приедет, - это единственная фраза, которая заставила меня ответить и нарушить ту тишину, которая висела в палате. Мне больше было нечего сказать этому миру, но в этом была виновата я сама.
- Нет, - четко отчеканила я. Не потому, что я не любила своего мужа и не хотела его видеть. Но я боялась. Единственный оставшийся страх, который еще хоть как-то намекал, что я не совсем мертва изнутри: я боялась увидеть Майка, посмотреть в его глаза, услышать слова, которые он мне скажет и будет в них абсолютно прав. Я боялась сделать ему больно, но я уже это сделала. Я подвела нашего ребенка и его. Я не заслуживала быть рядом с ним, и мне было очень страшно услышать это еще и от него, несмотря на все осознание правильности этих слов.
Я не была готова их слышать. Не думаю, что вообще буду когда-то готова. Конечно, постоянно избегать встречи с собственным мужем тоже не выйдет, брак строится не на этом, но сейчас... Я ничего не могла сделать с этим леденящим душу страхом. Как сказать ему, что я его подвела? Как сказать, что я потеряла нашего сына, которого мы так ждали? Да, конечно он и так уже все знал, но я должна была сказать сама. Должна была. А я даже себе самой не могла вслух сказать, что малыша больше нет.
Я ощущала свою боль, свои страхи, но даже представить себе не могла, что чувствовал мой муж. Уверена, он винил меня в случившемся, и правильно делал, ведь в отличии от него, у меня был шанс не допустить случившегося, но именно этим шансом я и не воспользовалась. И как можно было быть такой идиоткой?
Джилл пугало мое состояние, моя тишина, я видела это, ощущала в ее панических словах, но никак не могла выдавить из себя хоть что-то. Конечно, я не винила сестру в произошедшем, ведь не она повела меня той дорогой, которой я решила пойти, будучи беременной. Это не Джилл повезла меня беременную в логово монстров, убивших моего малыша. Нет, я сама туда поехала. Я сама убила своего ребенка. Вины сестры здесь не было, исключительно моя. Да, конечно, можно было бы сейчас обвинять кого-то, в частности Джиллиан, что она привезла проблемы, попалась, ее пришлось ехать спасать (вообще-то парни справились бы и без меня), было бы несомненно легче, чувство вины разъедало бы не так сильно, но это было так глупо. Я сама приняла решение ехать, вина лежала исключительно на мне.
- Скажи хоть что-нибудь, а лучше выскажись. Станет легче. Не молчи, Камилла! - Джилл начинала паниковать, ее явно угнетали эта тишина и мое состояние, но что я могла ей сказать? Что?
- Ты не виновата, это исключительно моя вина, - выдавила я из себя и отвернулась к стене. Мне не хотелось смотреть на кого-то, не хотелось смотреть на этот мир, мне вообще ничего не хотелось. Нет, хотелось. Вернуть своего ребенка. Но это мое "хочу" воплотить в жизнь, увы, никто уже не мог. Цена моих прошлых "хочу" оказалась слишком высокой. - Едь домой, отдохни.
Смысла сидеть тут со мной, как с маленькой, не было никакого. В окно выйти я не смогла бы, даже при всем своем "хочу", мне было сложно даже рукой пошевелить, не говоря уже о том, чтобы встать с кровати. Разговора по душам тоже не выйдет, разговаривать мне хотелось меньше всего, а это вгоняло сестру в панику. Лучше бы ей было выспаться, чем видеть мое бледное лицо, осознавшее весь ужас натворившего.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ошибка ценою в жизнь