Почему всё обернулось подобным образом? Я не могла сказать ему о том, что происходит в моей жизни. Словно пока он там... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tony

[icq: 576-020-471]
Tadeusz

[telegram: silt_strider]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Frannie

[telegram: pratoria]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Новый дом?


Новый дом?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Госпиталь Святого Патрика | Начало  | ночное дежурство

Jane Kennedy & Aurora Alarcon (as Rosemary Delgado-Flatley)
https://c.radikal.ru/c00/1809/72/0948fbb80af8.png https://78.media.tumblr.com/a569109184b8d44e1bb4c3b9b6964d85/tumblr_ollccaxOsj1vnbx6ao8_250.gif

Есть безмолвие океана и бесконечное безмолвие космоса. Есть радостное безмолвие покоя и вечное безмолвие смерти... Крик о помощи теряется в гомоне мира, — но даже самый слабый шёпот может пролететь через всю Вселенную.

[NIC]Aurora Alarcon[/NIC][AVA]https://b.radikal.ru/b18/1808/ad/9569413c1ff2.jpg[/AVA][STA]International BFF[/STA][LZ1]АУРОРА АЛАРКОН, 29 y.o.
profession: спортивный врач.
[/LZ1]

+1

2

До недавнего времени ночные дежурства были для Джейн чем-то совершенно обыденным, как, к примеру, приготовить обед или сделать три операции за день. В какой-то мере ей даже нравилось, несмотря на общую усталость и недосып: ночью, как правило, работали самые тихие и спокойные, ну и ещё те, кому не повезло выходить на смену против своего желания. Хотя приятного в них, конечно, всегда было немного. На ночное время приходились самые страшные аварии, как по закону подлости – самые нелепые и серьёзные травмы; не сосчитать, сколько своих дней рождения доктор Кеннеди встречала именно работая в ночную смену, однажды ей пришлось провести Рождество, оперируя женщину, а самым запоминающимся, пожалуй, был случай, когда она явилась по срочному вызову аккурат в ночь на первое ноября, облачённая в костюм медсестры-зомби. И если до того она была вымазана лишь кровью бутафорской, то, явившись на работу одновременно со скорой, успела измазаться ещё и настоящей. Забавно было вспоминать, что в приёмном отделении в тот день были сплошь Шрэки и Красные Шапочки, словно нелепое совпадение, а встречала её, протягивая халат, Малефисента.
На этот раз всё складывалось иначе, и лишняя ночь вне дома оборачивалась не самыми радостными мыслями. С тех пор, как в её жизни появился человек, которому хотелось уделять как можно больше времени – что было весьма непросто, учитывая обоюдную занятость – Джейн старалась максимально избавиться от ночных смен, но до конца этого сделать, конечно же, было невозможно. Ей по-прежнему было проще добираться до госпиталя, чем многим коллегам, а количество операций по её профилю обычно было самым весомым. Август бывал богат на происшествия, и героями множества из них неизменно становились дети – каникулы никогда не проходили так, чтобы можно было с уверенностью сказать, что никто не пострадал. Сломанные конечности, вспоротые животы, присосавшиеся клещи и обычные, но достаточно глубокие порезы – вот то, что обычно сопровождало детские каникулы в огромных количествах. Дети не умели (или не желали) быть аккуратными, а родители и представить себе не могли, что их очаровательные чада способны на подобное. Этот август, видимо, станет таким же.
Около одиннадцати вечера она вошла в полупустой кафетерий. Впереди были сутки без сна, и здесь можно было поживиться вполне сносным кофе и перекусить при необходимости. Уже не единожды она пыталась носить еду с собой из дома, но срочные вызовы в итоге сводили эти попытки на нет, потому что успеть можно было лишь одеться по-быстрому, да не забыть документы и ключи от машины. С некоторых пор Джейн старалась всегда держать под рукой и джинсы с майкой, футболкой, рубашкой или свитером, и комплект документов – чтобы не собираться впопыхах, рискуя забыть самое важное. Желание быть готовой всегда и ко всему так же, как и многие другие, происходило из детства. Тогда, при каждом переезде, приходилось достаточно длительное время готовиться и собираться, но уже с малолетства Дженни знала, что есть те вещи, без которых ты не можешь представить себя на новом месте. С годами они, безусловно, претерпевали изменения, но факт оставался фактом: будь то нотная тетрадь, альбом с очень корявыми рисунками да набор красок, пара кукол или любимые книги – без них всё складывалось бы иначе. Увидеть новое лицо среди завсегдатаев было как неожиданно, так и приятно. Не часто в госпитале Святого Патрика появлялась свежая кровь. Джейн это правильным не считала, думая, что в привычной, сработавшейся за годы, компании неизбежно должны возникать новые веяния, иначе все они так и застрянут в совершенном комфорте. Не секрет, что каждый из нас старается сделать так, чтобы ему было удобно в любых обстоятельствах. Но без свежего воздуха рано или поздно станет нечем дышать!
Миловидная девушка сидела за столом в гордом одиночестве, что неудивительно для столь позднего времени. Она отнюдь не выглядела как человек, которому определённо нужна компания, но Джейн, памятуя о том, как вовремя ей самой на помощь пришла Джорджия, которая к настоящему моменту стала лучшей подругой, не смогла пройти мимо. Каким бы очаровательным и общительным ты ни был, всегда должен быть тот, кто первым протянет руку в приветливом жесте, расскажет о местных правилах, предупредит о проблемах. Подобные знакомства были, если хотите, частью ритуала, но Джейн на самом деле нравилось обзаводиться друзьями. Их нехватка в детстве дала своеобразные плоды, а если учесть, что на работе врачи проводили едва ли не бОльшую часть своего времени, то именно госпиталь казался совершенно логичным местом для новых знакомств.
– Привет и добро пожаловать к нам, – Джейн, прихватив пару яблок и стаканчик с чаем, опустилась на стул напротив незнакомки. – Ты же новенькая, да? Ни разу тебя здесь не видела, – быть радушной и приветливой – привычка и необходимость, так помогающие выживать среди наполненных болью и кровью будней, памятуя о том, что где-то там, впереди, маячит выздоровление, что в их случае было однозначно равно светлому будущему. – Я – Джейн, и, если ты не против, могу составить тебе компанию. Кажется, сегодня мы с тобой дежурим вместе, и нас впереди ожидает долгая ночь.

+2

3

Вся наша жизнь — это череда уступок и результатов, которые приносят малые жертвы, ради какого-то большого (или не очень) куша. Можно даже сказать, что наша жизнь безумно азартная штука. И нужно внимательно соизмерять то, что у тебя есть и что стоит на кону. Некоторые любят ставить ва-банк, кто-то предпочитает блеф или агрессивную игру. Каждая из тактик может выстрелить, а можно лишиться всего, что имеешь и при этом еще остаться должным.
Вот, например, я. У меня была возможность пойти по профилю, который я изучала почти десяток лет. Спортивная медицина, учитывая уровень затрат, которые увеличиваются из года в год в спорте высоких достижений. К тому же интересно и крайне приятно быть причастной к чему-то большему: неважно будь то новый рекорд или игра, прервавшая серию неудачных выступлений. Ведь нет ничего более крутого, чем помогать людям реализовывать себя, даже если их тело порой и отказывается это делать. При этом я не говорю о чем-то типа допинга. Нет, я люблю спорт именно как победу характера и духа над телом.
Однако из всех предложений которые я получила, так это работа в хоккейной команде Vegas Golden Knights. Да, команда крутая и веселая, с хорошим посылом и отличной активностью в социальных сетях, но во-первых, я не особо шарю в хоккее, во-вторых, я отвратительно держусь на коньках, а порой помощь нужно оказать молниеносно быстро. К тому же, команда первый сезон в НХЛ и дошла до финала кубка Стэнли, а впереди большое неизвестное нечто. К тому же быть доктором у Золотых отбросов это как-то не очень помогает репутации. К тому же, не факт, что они повторят свои спортивные подвиги. Поэтому я сначала наберусь опыта на менее стрессовом поприще, в госпитале, в городке, котором позвала меня моя подруга детства, Рози, то есть Розмари Флэтли, боец и насколько я знаю даже чемпионка в боях смешанного стиля.
В итоге у меня был первый рабочий день. И он в ночную смену. Это нормально, чтобы влиться в рабочий процесс, но не очень хорошо, чтобы стать "своей" в коллективе. Все таки госпиталь "живет" скорее в светлое время суток, да и пациентов не так много. Ну кто из вас пытался делать глупости по-ночам? Хотя нет "глупых" расписаний, к сожалению.
В общем, я прихватила пару готовых сендвичей из супермаркета поблизости от медицинского учреждения. В основном это копченные или какие-то иные колбасные изделия, сыр и овощи зажатые между парой кусков белого хлеба и покрытые каким-то соусом, скорее всего майонезом. Да, не особо здоровая пища, но во-первых, я травматолог, а не гастроэндеролог или диетолог, во-вторых, время сэкономленное на готовку для дежурства можно потратить на что-то полезное или приятное. Взяв картонный стаканчик кофе, я отправилась за столик в компании своих "кубинских" бутербродов. Только я собиралась отведать еду перед тяжелой ночкой, как ко мне подсела незнакомая женщина. Если смотреть на лицо, то я бы не дала больше тридцати пяти-тридцати восьми, но в отличии от лица, которое с помощью косметических средств можно омолодить, то с руками этот трюк сложнее проделывать. Они выдали то, что женщине напротив уже точно есть лет сорок. Хотя руки более чем ухоженные и опрятные... хотя было бы странно увидеть в этом учреждении человека с иным внешним видом. Но у нее были особые руки... возможно, потому что я хотела убедить себя в этом, потому что потом я прочла бейдж и увидела, что это доктор Кеннеди, хирург. Вы же знаете, что мозг сам готов и вполне хочет обманываться.
Добрый вечер. Да, это мой первый рабочий день. — кивнула я, улыбнувшись своей собеседницей и соседкой за столом. Я посмотрела на часы, висящие над дверью в кафетерии, где мы сидели. Они показывали без двадцати пяти десять. Можно было не торопиться и спокойно перекусить, а не впопыхах заливать в себя и горячий кофе и давиться плохо пережеванной едой. — Приятно познакомиться. Меня зовут Аурора. Я один из ваших новых травматологов. Набираю опыт после окончания университета. Нет, непротив. Надеюсь, не будет проблем и наплыва пациентов и ночь выдастся спокойной. А вы долго тут работаете?[NIC]Aurora Alarcon[/NIC][AVA]https://b.radikal.ru/b18/1808/ad/9569413c1ff2.jpg[/AVA][STA]International BFF[/STA][LZ1]АУРОРА АЛАРКОН, 29 y.o.
profession: спортивный врач.
[/LZ1]

+2

4

Молодость – пожалуй, самое лучшее и беззаботное, что есть в человеческой жизни. Ты ещё юн, несколько наивен, полон жажды, желаний и стремлений – не всё из того, что загадываешь, в итоге претворится в жизнь, но необходимость мечтать и стремиться – она есть только там. Мечтать Джейн перестала уже давно, с тех самых пор, как сбылась, собственно, её главная мечта и она смогла стать врачом. Это после уже всё постепенно пошло под откос, но тогда, в самом начале… Едва ли она могла придумать что-то счастливее дней ординатуры, хоть не могла не признать – сложнее тоже вряд ли можно представить. Длинные смены, по несколько бессонных ночей кряду, взаимопонимание и ругань с перерывом в несколько минут, страх перед пациентами и страх что-то не успеть, в чём-то не принять участие – всё это есть часть жизни будущего врача, без этих вещей, пожалуй, и становление едва возможно. Учиться выживать в предлагаемых обстоятельствах, особенно когда всё очень и очень непросто – настоящая школа жизни и профессии. Было сложно, но в то же время – безумно интересно. Желание стать лучшим в каждом подогревало и интерес, и жажду к соревнованиям. Им с Ричардом, пожалуй, повезло обрести друг друга в самом начале. В возникший миг взаимной влюблённости, едва ли они могли предположить, как бесславно закончится их история, но тогда – тогда казалось, что иначе и быть не могло. Постоянная занятость, до такой степени, что выходные совпадали едва ли не раз в пару недель, и тогда можно было провести вместе целый вечер, ночь и следующий день, тот самый выходной. Например, уйти гулять по заснеженным улицам города, прихватив два стаканчика кофе из ближайшей кофейни; болтать обо всякой ерунде и – неизменно – о работе, операциях, пациентах и коллегах, и ничто иное не могло показаться интереснее; а вечером устроиться на диванчике перед телевизором в гостиной за просмотром очередной классики ужасов, вроде «Психо», «Сияния», «Чужого», «Носферату» или ещё пары десятков аналогичных лент, что всегда так нравились Ричарду. А после – ужинать салатом, бокалом вина и стейками, неизменно сочащимися  кровью, это тоже было исключительно его предпочтение. И если первые два Джейн разделяла, с остальным приходилось не просто. В какой-то момент она даже предпочла рыбу, раз уж нормально прожаренное мясо было в их доме фактически под запретом…
Молодая женщина перед ней только начинала свой славный путь в медицине. Конечно, интернатура была ей уже пройдена, но новый госпиталь – тоже непросто. Свои порядки, свои люди – испытание для новичка. Аурора была ей интуитивно симпатична, знаете, такое бывает, когда не можешь объяснить, почему именно, но человек нравится. Так получилось и на этот раз.
– Пожалуйста, давай на «ты», – Джейн улыбнулась, – если ты, конечно, не против, – она вдруг поняла, что обращение на «вы» прибавляет ей десяток лет, а она отнюдь не ощущала себя на свои сорок три. Странно, наверное, для незнакомого человека такое вот обращение сразу – а как же момент притирки? Но дело тут было именно в том, что Джейн казалось – никакой притирки и не понадобится. Аурора вполне успешно вольётся в их непростой, но дружный и сплочённый коллектив. После она обязательно познакомит её с Джорджией, ей казалось, они близки по возрасту и найдут достаточно общего. – Травматологи нам нужны, просто на вес золота, – и это было истинной правдой. Самые необходимые врачи в период праздников, школьных каникул, отпусков и ночных дежурств. Если переложить всё это на календарь – действительно самые необходимые, круглогодично и круглосуточно. – Надеюсь, что ночь действительно выдастся спокойной, негоже так сразу окунать нового врача в тяжесть будней, хотя, судя по всему, ты уже к этому готова, – она улыбнулась, кусая яблоко. – И если у нас будет время, я могу рассказать тебе, что тут и как, познакомить с коллегами, которым довелось разделить с нами это дежурство, и показать, где можно отдохнуть, – в общем-то, ночи, в которые удавалось вздремнуть пару часов, были на вес золота. – Я здесь уже четыре года, и, честно сказать, мне нравится больше, чем в Дублине. То ли в людях дело, то ли в том, что это Америка, – Джейн пожала плечами. Она действительно не знала, почему стены госпиталя Святого Патрика (какая ирония!) кажутся более родными, чем стены родного и известнейшего в столице Ирландии госпиталя. – У тебя интересное имя, ты тоже не местная? – хотя если вдуматься, действительно местных в госпитале было не так уж много, почти каждый имел за плечами историю переезда, простого или не очень. – Давно в Сакраменто?

+1

5

Джейн не только внешне выглядела моложе. Не знаю как это описать, но она была похожа на Кару... хотя нет. Она была мягче, заметно мягче, по крайней мере, если сравнивать первое впечатление о двух женщинах. Ну и пока Джейн не красуется эрудицией и реже использует метафоры и аллегории. Ну это так, чисто то, за что цепляется мое внимание.
Да, без проблем. Не хотела вас обидеть. Просто проявление уважение к незнакомому человеку и коллеге. — улыбнулась я, спокойно реагируя на поправку. Все таки я назвала ее не как-то типа Миссис Кеннеди. К тому же, я не  разглядела перстней и колец на руках. Хотя на дежурства хирурги и другие врачи стараются их не надевать. Будет крайне сложно объяснить горячо любимому супругу, что обручальное кольце сейчас находится где-то в брюшной площади пациента, у которого ты вырезал аппендикс и оставил украшение на память. В моем случае намного страшнее могут быть последствия, ведь я работаю над суставами, связками и мышцами и любая посторонняя помеха сразу же находит отклик в работе сустава или всей конечности.
Я пока не такой квалификации, чтобы цениться в драгоценном эквиваленте. — я проявила скромность и уже практически отвлеклась от еды. — Да, к сожалению, никто не застрахован от травм. Я думаю, травматологи на втором месте по острой необходимости после стоматологов.
Единственное, что изредка как-то вклинивалось между нами, так это бумажный стаканчик с кофе, который периодически утолял жажду и дарил небольшую терпкую горечь во рту. Ну из последствий была еще легкая тахикардия из-за кофеиновой стимуляции.
Надеюсь, что обойдется без особо тяжелых пациентов. Потому что я училась не просто на травматолога, а на спортивного врача, а вы знаете, что травмы бывают разными. В Англии, например, пару лет назад, во время футбольного матча, получил перелом черепа, в районе правой скулы или где-то там. Но ему повезло, что поблизости оказалась квалифицированная помощь и он идет на поправку. Правда с карьерой профессионального атлета пришлось завязать. — решила я поделиться не самой веселой историей из списка профессиональных баек. Но нужно было как-то съехать с негатива, потому что незачем грузить человека, который изо дня в день итак созерцает людей, страдающих от недугов, травм и болезней. Все таки доктор довольно депрессивная стезя. Я даже видела какое-то статистическое исследование, что из врачей больше всего склонны к суициду ветеринары. Хм-м... может быть потому что у животных чуть меньше способов передачи ответной информации? Никогда не задумывалась о подобном.
Знаете, к этой работе никогда не бываешь готовой на все сто. — ответила я, убирая сбившиеся локоны и скромно убирая взгляд. — Да, я бы была очень признательна за экскурсию по этому учреждению. Надеюсь, что проработаю тут достаточно продолжительное время.
А затем я искренне удивилась. Джейн — ирландка, почти как Зима... в смысле, прямо настоящая, из Ирландии. Хм-м. Слишком много ирландцев в моем окружении... Ну какая могла быть вероятность того, что первый попавшийся врач в больнице окажется ирландцем. А все удивляются, почему я предпочитаю темный Гиннесс и отплясываю ирландские народные танцы.
Не совсем. В смысле, я родилась в Америки, из Калифорнии, только чуть южнее. Из Сан-Хосе, но учебу проходила в Лос-Анджелесе. Тут появилась только-только, в конце августа. Меня пригласила подруга, тоже ирландка. Розмари Флэтли. К сожалению, мы с ней встретились при не совсем веселых обстоятельствах. Она спортсменка, профессиональный боец. И у нее довольно серьезная травма, какая ирония. Но насколько я знаю, она проходила операцию тут. У доктора Рикардс... или как-то так. Вы с ней знакомы? В смысле, с доктором. — поправилась я, улыбнувшись.[NIC]Aurora Alarcon[/NIC][AVA]https://b.radikal.ru/b18/1808/ad/9569413c1ff2.jpg[/AVA][STA]International BFF[/STA][LZ1]АУРОРА АЛАРКОН, 29 y.o.
profession: спортивный врач.
[/LZ1]

Отредактировано Rosemary Delgado-Flatley (2018-11-14 19:38:42)

+1

6

Скромная, это ценится в работе врачей. Достигать высот и не требовать в ответ чего-то запредельного – это редкость и на вес золота. Джейн и сама не особо стремилась хватать звёзды с небосвода, желая в основном помогать людям, которым эта помощь необходима. Побольше бы таких врачей, и система здравоохранения США явно преуспела бы.
– Ого, у тебя наверняка масса подобных историй, – нерадужные события в рабочих буднях – обычное дело, но травмы – дело особенное, тем более – спортивные. Молодая девушка, Аурора наверняка могла похвастать не одним десятком таких. Впрочем, похвастать – не самое верное слово, и каждый из специалистов старался держать подобные истории при себе – сложно приходить на помощь людям, когда каждый второй из них стремится этой помощью пренебречь по тем или иным причинам. Действительно, привыкнуть попросту невозможно – особенно тем, кто привык сопереживать пациентам. Для Джейн, например, раньше было невероятно сложно сообщать пациентам и их родственникам о сложностях в диагнозе – хотелось крепко обнять каждого и сочувствовать ему. В дальнейшем, с возрастом и опытом, это становилось всё проще, проявлялся свойственный врачам цинизм, но до сих пор она никак не могла отделаться от ощущения, что это своим родным она сообщала о неутешительном диагнозе. Глупо? Конечно! Вот только сделать с этим ничего не получалось.
– Без проблем, покажу тебе тут всё с удовольствием, – Джейн улыбнулась, – на самом деле, когда я пришла на работу впервые, мне очень не хватало человека, который мог бы вот так познакомить меня с тем, как всё тут устроено, – вот только ей самой лет было несколько больше, чем Ауроре. – Надеюсь, тебе у нас понравится, госпиталь делает всё, чтобы его врачам было комфортно работать, будь это дневная смена или ночная, – и действительно, здесь было всё, что могло понадобиться: буфет, в котором они, собственно, сейчас сидели, комнаты отдыха на каждом этаже, возможность взять ключ от свободной палаты и отдохнуть там, возможность договориться о переносе смен или о двух сменах подряд – все они старались идти навстречу друг другу, когда для этого была возможность. А дальше наступила очередь Джейн удивляться. Дело в том, что она – не сказать, чтобы знала, но уже была знакома с мисс Розмари Флэтли, девушкой, в зале которой доктор Кеннеди могла проводить время в занятиях в любой удобный момент. Не находка ли? Определённо, да!
– Нет, с доктором Рикардс я близко не знакома, зато с мисс Флэтли – очень даже. Удивительно, как мир тесен, правда? – её, Джейн, мир был теснее обычного, и ей это неимоверно нравилось. – Мы, ирландцы, должны держаться вместе, мне кажется. Я, конечно, ирландка только по рождению, но это не мешает мне с теплом и трепетом относиться к стране моего рождения, – её улыбка говорила много об этом. – К слову, мои родители до сих пор живут в Дублине – мой отец был военным, и мы успели исколесить едва ли не весь мир, но в Ирландию они безоговорочно влюбились, потому мы там и осели. Я, правда, сбежала оттуда, как только появилась возможность – знаешь, это стремление к самостоятельности и независимости, но до сих пор возвращаюсь в родной дом на Рождество и семейные праздники, – с Ирландией всегда так: либо любовь на всю жизнь, либо полное неприятие. Джейн повезло, все эти высокие обрывы над водой, яркие краски полей и пронизывающий ветер находили безоговорочный отклик в её сердце до сих пор, и признаваться в любви этой маленькой, но гордой стране хотелось ежечасно. – Расскажешь, как вы познакомились с Розмари? Нечасто встретишь тех, с кем знаком через кого-то ещё, – она снова улыбнулась, надеясь, что её здоровое любопытство не будет воспринято как излишняя наглость. – Мне до сих пор сложно привыкнуть к тому, что даже такой город, как Сакраменто, может быть маленьким с точки зрения знакомств. Хотя сама я родилась в Килкенни, а там у нас точно не было множества вариантов и каждый был знаком друг с другом, не через пресловутые семь рукопожатий, а гораздо меньше.

+1

7

Неспешная приятная беседа в компании кофе и пары баночек желе отлично скрашивала привычную неуютность ночного дежурства. Мало найдёшь врачей, которые с позитивом относятся к этой части своей работы, но Джейн не жаловалась. В конце концов, её некому было ждать дома, а поспать несколько часов для краткого отдыха можно и на не особенно удобной больничной койке. Аурора оказалась отличным собеседником, несмотря на значительную разницу в возрасте, интересах и специализациях. Выбор карьеры врача во многом обязательно влечёт за собой необходимость немного жертвовать личной жизнью – у кого-то больше, у кого-то меньше, но факт оставался фактом – в этих вопросах все они отлично понимали друг друга.
Доктор Кеннеди как раз рассказывала новенькой коллеге о том, как они с подругой, обе ирландки, будучи совсем зелёными ординаторами, пытались ввести в больнице традицию на день Святого Патрика обязательно прикалывать к белоснежным халатам цветы – потому что клевер смотрелся бы странно, но в итоге эту традицию переняли только те, кто работал с детьми – им нравилась такая внезапная яркость, как спокойствие беседы было нарушено совсем не спокойными возгласами. Не приходилось привыкать к тому, что ночные пациенты – самые нескучные, буйные и утомительные.
– Я начинаю атаку на путан! – из коридора послышался не совсем трезвый голос.
– Составишь компанию? – Джейн едва не закатила глаза. – Мне, не ему, его поиски на сегодня наверняка закончены, – женщины двинулись к выходу из кафетерия, удачно расположенного в непосредственной близости от приёмного отделения. Атакующий лежал на кушетке, и ему явно было не особенно удобно – вывернутая под неестественным углом нога не могла доставить ничего, кроме боли и дискомфорта.
– Кажется, этот товарищ станет твоим боевым крещением в нашем госпитале, – Джейн улыбнулась Ауроре, натягивая перчатки. – Справишься? – и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила: – Я пока займусь его приятелем. Приятель сидел через две кушетки, но вёл себя на удивление тихо и спокойно. Вероятно, огромный синяк под глазом и прижатая к животу рука действовали успокаивающе.
– Здравствуйте, я доктор Кеннеди, и мне нужно Вас осмотреть, хорошо? – осторожность не помешает, чёрт знает, что они не поделили и сколько перед этим выпили, может быть, и адекватности уже никакой не осталось.
– Конечно, – язык пациента несколько заплетался, но он хотя бы не вопил на весь этаж, как его громогласный приятель, – но сначала я расскажу, где сегодня был и куда поеду завтра. Как вы рассмотрите на этот счёт?
– Обязательно, – Джейн вздохнула и подозвала интерна, в процессе осмотра давая краткие указания о необходимых анализах.
Ночь обещала быть долгой.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Новый дом?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC