Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Бегать не всегда полезно


Бегать не всегда полезно

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Isaac Miles, Sharon Raymond.
Место: где-то на улицах Сакраменто, а далее как получится..
Время: примерно за месяц до реального времени.
Время суток: послеобеденное.
Погодные условия: солнечно, даже жарко.
О флештайме: что может случиться, если ты сильно на нервах и скрываешься от представителей не только законной власти, а в это время тебя пытаются задержать.

0

2

Внешний вид: Жмяк на ссылку.

Прекрасное солнечное утро началось не слишком приятно. Хотя до окончательного пробуждения все шло просто прекрасно. Снилось нечто приятное, очень даже приятное. Окончательно просыпаться не хотелось. Ровно до тех пор, пока голова не сообразило, кто именно снится под утро и как реагирует на это собственное тело. Может быть виной тому были вчерашняя ополовиненная бутылка виски. Либо же хороший косячок, потому как на днях Айзеку сказочно повезло раздобыть пакетик с хорошей травкой и по старой памяти сделать себе пару самокруток. Неизвестно. Впрочем, думать об этом Патер не хотел, равно как и о герое утреннего сна. Думать было чревато.
- Чтоб тебе там икалось! - в сердцах крикнул Айзек в тишину квартиры. - Где бы ты не находился!
Чуть не рухнув по дороге, запутавшись в простыне, Патер все-таки добрался до душевой кабины. Поток ледяной воды, рухнувшей сверху, моментально смел остатки сна. Сна, в котором фигурировал старбэк. Полуголый красивый старбэк. Столь временами желанный Старбэк.
- Holy Shit! - простонал сквозь зубы Айзек, принимаясь практически биться головой об стенку. Реакция собственного тела ставила в тупик, потому что Патер прекрасно понимал, что за всем этим стоит подсознание. А это неправильно. Неправильно и точка. Греховно. Противно.
- П-плохой свящ-щенник, - с перебоями прокомментировал собственное отражение Айзек. Из-за холода зуб на зуб не попадал, но зато все последствия вредного сна были полностью устранены. - Очень плохой священник! - Патер пригрозил пальцем зеркалу. Но зеркало ничего не ответило, что вне всякого сомнения расстроило Айзека. То, что зеркала в принципе не могут ничего ответить, его не заботило, потому как вчера он провел с ним дивный и полный смысла диалог.
Или это была дверца шкафа...
Так и не определившись, с кем же он вчера беседовал на тему смысла жизни, Патер вернулся обратно в комнату, где размеренно и не торопясь оделся. После чего прибрал кровать и огляделся по сторонам. Где-то должен был лежать портсигар с сигаретами. Портсигар нашелся на столике в гостиной. Прикурив сигарету и сделав первую затяжку, Айзек блаженно потянулся. сигареты были сделаны собственноручно, по старой привычке из Орлеана - 95% табака и 5% травки. Не слишком много, чтобы отбыть из действительности так, как вчера. Но в тоже время в достаточно количестве, чтобы гарантировать отличное настроение и не параноить. Параноить он будет чуть позже, а пока что можно просто насладиться очередным днем вдали от всех проблем.
- Тынц, тынц, тынц, - игриво произнес Айзек, сделав очередную затяжку. Наркотики он употреблял в принципе, потому как знал и видел, к чему они могут привести. А вот травка... Правильно говорят, плохие привычки искоренить крайне сложно.
Исследование холодильника показало, что проблемы все-таки существовали в виде отсутствия какой-либо приличной еды для приготовления. разогревать какой-нибудь фастфуд Патер не хотел принципиально. Его тянуло на что-то приготовить. И чем сложнее, тем лучше. Но и эта проблема не была кардинальной. Затушив сигарету в пепельнцие и выбрав из шакафа черную футболку и темно-синие джинсы, Патер оделся и покинул свою квартиру. Путь лежал в ближайший супермаркет. Прямиком в отдел сырого мяса.

Т_т

Господи, ну и бред я несу. Чиорд, я отучился играть. XD А Патер, сцук, внутри только гаденько хихикает. Т_т

+2

3

Вчерашний день прошел крайне удачно. В полицейский участок пришла ориентировка, то ли на наркоторговца, то ли на производителя наркоты…, до конца не понятно. В любом случае, убрать такого человека с арены – было бы крупным достижением для департамента. Однако, несмотря на весьма подробное описание, найти подозреваемого так и не удалось. Ей Богу, Шерон обшарпала весь свой район, но никто не смог сказать ничего внятного, даже осведомители. Впрочем, Рим не за один день строился, так что, женщина не была разочарована, напротив, она была решительно настроена продолжить поиски и найти нужного человека. С таким настроением она приехала домой и уснула, с таким же настроением вновь утром появилась на работе. Хотя, у лейтенанта были и другие дела, в частности убийства, что стояло в приоритете, так что свои поиски пришлось отложить и лишь надеяться на то, что подозреваемый попадется на глаза какому-нибудь новичку из патрульной службы или что-то вроде этого.
Женщина успела съездить к одному из свидетелей по делу об убийстве. Ничего интересного, зато поблизости от его дома стоял супермаркет. И тот куда полезнее, - скептично протянула Шерон, направляясь внутрь. Пончики? Возможно, хотя это сущий стереотип о полицейских. Реймонд, которая могла позволить себе еду подороже, обходилась более изысканными деликатесами: сухими завтраками, замороженными овощами, гамбургерами... Да, не сторонница здорового образа жизни, это точно. В общем, зайдя в супермаркет, женщина сразу же начала выискивать что-нибудь подходящее. Она хлопала по животу и рассматривала стеллажи. Шер была увлечена, но тут ее отвлек чей-то голос. Какая-то бабушка не поделила с молодой женщиной мясные консервы. Исподлобья лейтенант посмотрела на эту картину и усмехнулась. А секундой позже ее взгляд коснулся мужчины, который расхаживал около морозильника с мясом неподалеку. И вроде ничего особенного, но Реймонд почему-то показалось, что где-то она этого человека видела. Паранойя, - решила женщина, продолжая и дальше рассматривать полки. Но что-то не отпускало, мозг уже вовсю невольно работал, словно компьютер, сканируя все лица, которые лейтенант видела и запомнила за всю свою жизнь. И вот, как озарение. Словно лампочка загорелась над головой Шерон. Да ну нафиг…, - мысленно протянула женщина, не веря, что такое возможно. Она тут же снова подняла голову, чтобы убедиться в том, что это не померещилось. Ну конечно! Нет сомнений, перед Шерон стоял тот самый человек, которого половина участка вчера искала, как только появилась ориентировка. А если не он, то чертовски похож. Реймонд не сразу поняла, что она тоже уже в поле зрения. Вот, он видит ее значок, видит пистолет и готовность сорваться места. Только не беги, - мысленно молиться Шерон, которая была отменным бегуном даже в свои 37 лет, но очень не любила это занятие по принуждению, только утренние пробежки. Но тщетно, его глаза…, у Реймонд как будто что-то екнуло и она понимает,  что делать шаг надо сейчас. И очень вовремя. Оба срываются с места, а перепуганная бабка выпускает из рук свои консервы.
- Стоять! – наконец-то женщина вспомнила, что нужно представиться, хоть и на бегу. – Полиция  Сакраменто! Стой, кому сказала!
Не сильно помогло, а погоня не выматывала Шерон, она лишь добавляла какого-то энтузиазма что ли, адреналина и желания поймать мужчину, во что бы то ни стало.

...

нормалек все  :D

0

4

Перед холодильником с мясом Айзек попросту завис, пытаясь определить, что же он хочет сегодня приготовить. Вот тот аппетитный кусочек можно было бы потушить с овощами в красном вине. А из этого сделать прекрасные рулетики. От мнодества вариантов моментально захотелось есть и скупить понемногу, но все. В принципе, в финансовом плане это бы не отразилось, но потом возник бы вполне логичный вопрос - а куда девать такое количество еды, когда сам ешь мало. Грустно вздохнув, Айзек продолжил медитировать на полку с мясом, полностью погрузившись в муки выбора. Первым звоночком, что проиходит что-то не то, послужила реакция несколькиъ людей, находящиъся неподалеку возле прилавков. Они как-то странно начали смотреть в сторону, что заставило Айзека отвлечься от мяса, медленно повернуться и все-таки увидеть приближаюзуюся к нему женщину. Что она держит в руках Патер заметил не сразу, но как только увидел, то моментально замер.
П и с т о л е т.
У нее было оружие, направленное на него. Кроме этого у нее еще что-то было в другой руке, но Айзек уже не стал рассматривать, что это. сомнений не было - пришли по его голову, руки, ноги и остальные части тела. Вид оружия в руках моментально выветрил остатки дури, заставил сердце учащенно забиться, а здравое мышление отключиться. Именно отключившееся мышление и заставило резко сорваться с места и, лавируя между покупателями, пытаться выбраться из магазина. Вслед неслись какие-то проклятия от нападвшей или что-то еще, Айзек уже не старался вслушаться в ее слова. В ушах шумела кровь, а в голове билась одна единственная мысль.
Я. Хочу. Жить.
Если раньше он и относился довольно пренебрежительно в своей жизни, рисковал и просто вел себя не логично, то после проишествия в лаборатории все изменилось. Получив критическое ранение, Патер понял, что умирать он, внезапно, не хочет. Не смотря на все проблемы, не смотря на тот порочный круг, в который он ввязался, не смотря ни на что. Он просто хотел жить. А сейчас мафия прислала нового человека, чтобы его убрать.
Выбежав из магазина, Айзек на пару секунд остановился, осматриваясь по сторонам и чесанул вниз по улице на максимально допустимой скорости. Не сказать, чтобы она была высокой, но она была. К сожалению, делать это удавалось не столь долго, как хотелось. Резкая боль в шраме заставила остановиться, благо рядом оказался проулок. Завернув в него, Патер прислонился спиной к стене и сполз на тротуар, держась обеими руками за них живота. Влажная от пота футболка и сильная боль заставляла думать, что шов вновь разошелся, как это было раньше. Айзек прерывисто втягивал воздух сквозь зубы, пытаясь отдышаться. Сердце колотилось где-то в районе гортани. Смотреть вниз Айзек боялся. Потому что если там реально будет кровь, то это будет означать только одно - больницу. Больницы Патер не любил, в особенности после ранения.
Пусть она пройдет мимо. Пусть она не заметит, куда я свернул.
Было немного странно, что они прислали незнакомого человека. Всех наемников масти Патер знал. Конечно, это было почти девять месяцев назад, но хорошего наемника найти крайне сложно, особенно, если влияние в городе прочно поделено между двумя группировками. И, насколько он помнил, его родная масть не слишком любила пользоваться услугами сторонних людей, предпочитая доверять разборки собственным боевикам. Именно поэтому Айзек и ожидал везде увидеть Старбэка, что и произошло тогда в городе Ангелов. Но эта личность была загадкой, которая добавляла больше головной боли.

+1

5

Оба рванули, что было сил. Шерон была на каблуках, но это врятли мешало ей развить приличную скорость. Мешали покупатели, которые отскакивали от несущихся, как от огня, особенно слыша требовательные крики Реймонд «с дороги!». Один из посетителей даже напоролся на стеллаж и все содержимое мигом распласталось по полу, прямо перед лейтенантом. Но на даже не притормозила, ловко перепрыгнула это месиво и двинулась дальше. Чтобы было удобнее, женщина спрятала пистолет в кобуру. Незнакомец бежал быстро, адреналин придал ему сил.  Шерон пыталась не отставать, но на выходе из супермаркета врезалась в какого-то мужика. Это притормозило ее. Выбежав на улицу, Шерон потеряла из виду подозреваемого, однако она успела заметить, в какую сторону тот побежал, так что немедля двинулась вниз по улице. Бежала женщина быстро, полная решимости найти этого мужчину и заставить его заплатить за такую пробежку. Это не на шутку разозлило лейтенанта. Однако, на горизонте никого не было видно, кроме случайных прохожих, Шерон пришлось остановиться и посмотреть по сторонам. Нет, я его не упущу, - мысленно твердила женщина себе, явно не собираясь сдаваться. Постояв так несколько секунд, Реймонд все-таки двинулась дальше. Она бы явно потеряла след предполагаемого преступника, если бы прохожие не смотрели куда-то в сторону, на какой-то переулок. Шерон кивнула стоящей неподалеку женщина, та, увидев значок, кивнула в ответ. Попался, - подумала женщина, доставая из кобуры пистолет. Она резко завернула за угол и медленно побрела вглубь темного переулка, держа оружие наготове. Наконец-то впереди стала виднеться тень. Толи подозреваемый хотел спрятаться и думал, что его не видно, толи он устал, Шерон разбираться не стала.
- Не двигаться, или я открою огонь! – находясь в нескольких метрах от мужчины, проговорила Шерон. Однако, судя по виду, тот даже и не думал оказывать сопротивление. Женщине даже показалось, что он не особо хорошо себя чувствует, слишком сильно прижимал руки к животу. Впрочем, лейтенанта это не особо волновало, он вынудил ее бегать. Неслыханная наглость! – Полиция Сакраменто, - вновь повторила она, - одно движение и я прострелю тебе башку. Набегался, гаврик?
Попутно, женщина успела отметить, что в руках подозреваемого нет никакого оружия. Так что, Шерон быстро достала наручники, а пистолет спрятала обратно в кобуру. Почему-то, сомнений не возникало, гонки закончились. Лейтенант достаточно грубо сжала руку мужчины и застегнула на запястье серебряный браслет. Видимо, с ним и вправду что-то было не так. И Шерон бы не волновалась сильно, если бы точно знала, что в департаменте не нагрешат на нее, мол превысила должностные полномочия. Однако сперва задержание. Женщина резко развернула подозреваемого и прижала лицом к стене, заковывая в наручники вторую руку. Потом, когда все уже было сделано, она снова развернула его к себе лицом.
- Тебе что, плохо? – слегка запыхавшись, спросила Реймонд, хотя, по тону не трудно понять, что состояние здоровья мужчины ее не особо волнует, так, чистая формальность. – Советую набраться сил и здоровья, - женщина взяла незнакомца за локоть и повела прочь из переулка, к дневному свету, - нам предстоит долгий разговор. Это привычка такая, удирать от представителей закона?
Надеюсь, он не откинет копыта по дороге, - мысленно понадеялась Шерон, уже сажая подозреваемого на заднее сидение своего автомобиля. Иначе точно проблем будет не избежать. Сев за руль, женщина надела очки и глубоко вздохнула. Неплохая пробежка, силы и бодрость вновь при ней. 
- Ну как? – Реймонд повернулась к мужчине и ярко улыбнулась. – Прокатимся до участка? Хотя можешь и добежать, - она снова развернулась и завела машину, - у нас демократия, свобода выбора и все такое.
С этими словами синий Додж тронулся с места и покатил к полицейскому участку.

+1

6

Пусть она пройдет мимо, как молитву твердил про себя Айзек. Но, как чаще всего и бывало ранее, живущий где-то наверху был глух и слеп. Через какое-то время Женщина с пистолетом показалась в переулке. А еще через какое-то время Патер имел удовольствие вновь созерцать пистолет перед своим лицом. Сомнительное, надо сказать, было удовольствие.
Прям тут? Собираешься убивать меня прямо посреди средь бела дня, когда вокруг люди? Хреновый из тебя наемник, хотел было съязвить напоследок Патер и уже было открыл рот, но быстро захлопнул его, услышав продолжение фразы.
Полиция? Вот Дьявол.
Хотелось рассмеяться в голос и основательно побиться головой об стенку. Тот предмет, что он не увидел с самого начала, оказался обычным полицейским значком. И в итоге своим побегом Айзек только усложнил себе жизнь еще больше. Общаться он с ними не умел. Раньше Айзек либо просто избегал представителей законной власти, либо после вступления в Трефы просто звонил кому-нибудь из масти. Случалось это обычно редко, но случалось. А вот теперь...
Теперь я труп, спокойно отметил про себя Патер, практически целуясь со стеной. Полицейская не стала церемониться и довольно ощутимо вывернула руки за спину, застегивая наручники. Что ж, сам виноват.
Путь в машину был коротким. От яркого солнца слезились глаза. Шрам все еще пульсировал и периодически отдавался болью при ходьбе, но было уже гораздо легче. Патер предпочитал игнорировать вопросы, потому что боялся, что сейчас сорвется и наговорит лишнего. посадка в машину была более мягкой, чем арест. Но сидеть было до безумия неудобно. Из-за наручник сводило запястья, ощущать руки закованными было впервые. И ощущение это категорически не нравилось.
- Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю, - процитировал Айзек в ответ на улыбку полицейской и отвернулся к окну.
Если его сейчас отвезут в участок, то можно будет выяснить причину, почему его задержали. Ничего нового натворить он не успел. Значит оставались только Трефы во главе с госпожой Кафкой. Патер презрительно скривил губы. Если эта женщина опустилась до связей с полицией, то это могло означать только одно - она слишком уж сильно хочет увидеть его перед собой. И в каком виде - целой тушкой, по частям или даже живым - роли не играло.
Не надо было, наверное, забирать с собой все наработки по новым наркотикам, в очередной раз запоздало подумал Айзек. А если же этот арест не имеет никакого отношения к масти, то все равно выйдет боком. По нему обязательно дадут запрос по штатам. Ничего противозаконного не нароют, в этом Патер был уверен. Документы на руках были идеального качества, к тому же в ипостаси именно Айзека он ничего не успел натворить. Но вот только подобный запрос будет равносилен тому, если бы Патер сам лично позвонил Кафке с использованием вебкамеры и радостно бы махал ей, стоя возле ооочень приметного здания в Сакраменто. Мол, привет, начальница. Туточки я. Приезжайте и забирайте. От этих мыслей стало еще гаже на душе. Айзек несколько раз легонько ударился головой о спинку сиденья и заерзал, стараясь устроиться как можно более удобно.
- Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех, - Патер не замечал, что по привычке читал послание вслух. - Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу.

Отредактировано Isaac Miles (2012-08-08 22:09:52)

+1

7

Уже в машине мужчина произнес достаточно странные слова. По правде сказать, Шерон сначала не обратила на это внимания. Ну мало ли что может сказать человек, которому грозит весьма серьезное разбирательство, плюс обвинение в сопротивлении при задержании. Так и ехали, молча, Реймонд лишь изредка посматривала на зеркало заднего вида, отмечая спокойствие мужчины. А потом он снова заговорил. И, по правде сказать, это была такая же несуразица, как и в первый раз. Только в этом случае в большем количестве. Это сразу же вызвало у Шерон удивление, одновременно с капелькой любопытства. Что с ним не так? Когда автомобиль остановился на светофоре, женщина достала специальный компьютер. В служебные машины они встраиваются сразу, а вот если ездишь на своей, их приходиться таскать следом. Реймонд раскрыла ноутбук и поставила его на соседнее сиденье. Автомобиль снова двинулся с места, как только загорелся зеленый свет. Помимо наблюдения за дорогой, Шерон успевала что-то печатать на компьютере. Потом она достала мобильный телефон и набрала номер коллеги.
- Я задержала нашего парня, - произнесла она в трубку, вновь останавливаясь на светофоре. – Слушай, - женщина посмотрела на монитор ноутбука, сверяя ориентировку и мужчину, одно лицо. – Это вроде и он…, но…, - она повернулась к незнакомцу, как будто оценивая его, чтобы правильно описать, потом Шерон выпрямилась, - даже не знаю, на душевно больного похож, а этого в базе не сказано.
Последние слова были произнесены с долькой сарказма. Коллега сказал не заморачиваться, все может быть, и просто вести подозреваемого в участок. Шерон лишь пожала плечами и захлопнула раскладушку, молча продолжая движение. На этом ее работа заканчивалась, оставалось лишь передать мужчину детективам, которые и вели расследование по делу о наркотиках. Правда, чем ближе Реймонд была к участку, тем меньше этот мужчина походил на крупнейшего наркоторговца Сакраменто, держащего в страхе половину всех мелких. Впрочем, возможно, она ошибалась. Наконец-то автомобиль остановился около участка. Шерон вышла, открыла заднюю дверь и молча помогла незнакомцу выйти. Никакого сопротивления, никакой реакции. Может и вправду душевно больной? Реймонд двинулась к участку, уже внутри, она заполнила необходимые документы, осталось дождаться детективов. Наконец-то, коллеги появились.
- Слушайте…, - сомнительно протянула Шерон, беседуя один на один с детективом Херстом, - как-то он не особо похож на того крутого парня. В смысле внешне – определенно, но… не таким я себе представляла серьезного наркошу, - женщина пожала плечами, после чего обернулась и посмотрела на задержанного,  - не таким…, - говорить Реймонд ничего не стала, она просто покрутила указательным пальцем около виска, имея ввиду, что не таким ненормальным. 
Может это первое впечатление, стресс и все такое. Шерон не вдавалась в подробности, просто попросила при допросе быть более деликатными. Вдруг это действительно не он, а здешние детектива, да и сама Реймонд, не привыкли любезничать с людьми, чья репутация подобна тому наркоторговцу. Не хотелось бы увидеть на этом человеке синяки, а потом узнать, что он невиновен. Но офицеры «обрадовали» женщину. Учитывая занятость и тот факт, что задержание провела она, допрос – тоже на ее плечах. Шерон жутко разозлилась, повозмущалась несколько секунд, нецензурно выругалась в сторону коллег, а потом грубо схватила подозреваемого за локоть и повела в допросную.
- Ладно, - сажая мужчину на стул в допросной и снимая с него наручники, раздраженно проговорила Реймонд. – Бегать ты умеешь, а говорить? Я – детектив лейтенант Шерон Реймонд. Тебя подозревают в распространении наркотиков в особо крупных размерах, - женщина присела на край стола, возле задержанного. – Хотя я бы назвала эти размеры офигенно крупными, - с этими словами, Реймонд положила перед мужчиной лист бумаги, его собственный фоторобот, сделанный по ориентировке, схожесть была неоспоримой. – Описание нам дал один из осведомителей, - женщина усмехнулась, - ну прям копия. Начнем с твоего имени и фамилии. Где живешь, работаешь, давно ли в Сакраменто… Ах да…, - Шерон вспомнила об одной формальности, – у тебя есть право на адвоката.  Воспользуешься им, нет?
Без этого никуда, удержание в участке считается незаконным, если задержанному сразу не сообщают о его праве и не предоставляют выбор. Сейчас мужчина мог потребовать защиту, и тогда Реймонд не останется ничего, кроме как покинуть допросную и ждать приезда адвоката. Это усложнит дело, было бы проще пообщаться так, а не через адвоката-кровопийцу. Впрочем, на каждую проблему у копа найдется свое решение.

0

8

Машина ехала в участок. Полицейская что-то выясняла по телефону, а Патер спокойно смотрел в окно и, на этот раз уже беззвучно, шептал послание дальше. Молиться и цитировать библию для него было столь же привычно, как для всех прочих людей дышать. Что на самом деле не удивительно - если ты с того самого возраста, когда начинаешь осознавать мир вокруг, находился под опекой религии, то это входит в кровь и становится частью тебя. И что бы потом не делал Айзек, в сложные моменты жизни он обращался за помощью и защитой именно к Отцу небесному, не смотря на то, что Он всегда был глух к его просьбам.
Тем временем они приехали. Патер позволили себя вывести из машины, не оказывая никакого сопротивления. Он молчал, пока заполняли документы. Молчал, выслушивая перепалку офицеров. Молчал, когда его достаточно грубо вели в комнату для допросов. И продолжал молчать, оказавшись там. Лишь на пару секунд губы сложились в кривоватую улыбку, но потом Айзек вновь стал серьезным. В последний раз он был в похожем месте в Орлеане, когда приехал забирать Старбэка. Только тогда на руках не было наручников. И выглядел он посолиднее и поувереннее - строгие черные брюки, светлый плащ и любимая рубашка с колораткой, от которой пришлось нынче отказаться.
Смешно. Просто смешно, подумал Айзек, растирая запястья и выслушивая обвинения. Наркотики? Вы смеетесь? Патер фыркнул. Или это Твоих рук дело, а? Ну что ж, давай вновь поиграем в нашу привычную игру - кто кого. Или Ты меня наконец сломаешь всем произошедшим, либо же я вновь выкручусь. И все больше погрязну в той лжи, за которую Ты так меня, своего сына, презираешь. Не так ли, Отче?
Вся ситуация походила на какую-то нелепую комедию. Сбежать от наркоторговцев, чтобы быть пойманным полицией по подобному подозрению. Причем быть пойманным именно тогда, когда ты точно уверен, что ни в чем не виноват. Айзек понимал - стоит ему снова начать заниматься изготовлением наркотиков, на этом он и прогорит моментально. Химия и церковь - две вещи, где Трефы будут искать его в первую очередь. И вот теперь ему говорят, что он является распространителем наркотиков в крупных размерах.
- Stercus accidit*, - не выдержал Патер и нервно, коротко рассмеялся. - Пожалуй, я откажусь от адвоката.
Да и что он может сказать этому самому адвокату? Знаешь, чувак, тут такое дело. Я ведь на самом деле занимаюсь распространением наркотиков. Точнее занимался. Был заместителем главы местной криминальной группировки, отвечающей за это. А потом мне все надоело, я сбежал и теперь скрываюсь от них. Ты понимаешь, почему нельзя давать полиции давать запросы обо мне в другие штаты? Особенно в тот, откуда я сбежал. Да, конечно, именно это он расскажет адвокату. Ведь адвокат - он как врач, ему рассказывается либо все, либо ничего. Так что не вариант. Однозначно.
- Скажите, детектив, - Айзек пока что старательно игнорировал вопросы о его личности, - а можно вместо услуги бесплатного адвоката воспользоваться услугой одной бесплатной сигареты? - Патер улыбнулся. - Вредная привычка, понимаю, но никак не могу от нее избавиться. Ах да, вы кажется спросили, как меня зовут. Айзек Майлз. Отец Айзек Майлз, - зачем-то добавил Патер, абсолютно не понимая, для чего он это делает. Ведь он собирался не раскрывать свою принадлежность к церкви, хотя с каждым днем она становилась все призрачнее и призрачнее. Но глубоко внутри Айзек все еще оставался для себя священником и приверженцем веры. - В городе я несколько месяцев, прибыл сюда по собственной воле. Убегая от товарища боевика, посланного по мою голову. Обитаю на съемной квартире. Знаете, у вас очень красивый город. И красивые церкви.
Патер замолчал и бросил короткий взгляд на фоторобот. Сходство было заметным, и это настораживало. Если бы его просто так задержали, как он думал раньше, - одно дело. А вот по четкой ориентировке - это уже абсолютно другой вопрос. Сколько же вам заплатили Трефы, господа полицейские? Патер, внимательно глядя на детектива. Такая ориентировка не могла появиться просто так из ниоткуда. Все это больше и больше переставало нравится. Или это была действительно какая-то нелепая комедия, и в городе объявился наркоторговец, столь сильно пхожий на Патера. Либо я в полной жопе. Пальцы привычно двигались так, если бы он сейчас перебирал четки, которые остались дома. Но в руках было пусто, а потому со стороны выглядело немного странно. Становилось все более тревожно. А когда Майлзу становилось ну очень не по себе, он прибегал к стандартному стредству успокоения. Такова была его зашитная реакция, порой приводящая в замешательство посторонних.
- Misereatur nostri omnipotens Deus et, dimissis peccatis nostris, perducat nos ad vitam aeternam. Amen**, - Айзек читал молитвы. На автомате, не задумываясь, к месту это было или же нет. Но эти, какзалось бы, простые слова на латыни творили буквально чудо - Патер чувствовал, что начинает успокаиваться. Немного, но успокаиваться. А спокойствие сейчас было ой как необходимо, потому что нужно было трезво оценивать всю ситуацию и искать пути выхода. В тюрьму Майлз не хотел еще больше, чем к Трефам.

***

* - Вот дерьмо.
** - Да помилует нас Всемогущий Бог и, простив нам грехи наши, приведёт нас к жизни вечной. Аминь.

+1

9

При упоминании сути обвинения, товарищ незнакомец произнес фразу на непонятном Шерон языке. Судя по тону, он не испытал восторга от услышанного, скорее всего, это было ругательство или что-то вроде того. Реймонд даже немного заинтересовалась: раньше она ничего подобного не слышала, так кто же сидит перед ней? Впрочем, ничего говорить женщина не стала, задержанному все еще нужно отказаться от адвоката. Ну давай, зачем нам лишние сложности? – мысленно подталкивала его к этому решению Шерон. К счастью, незнакомец сделал правильный выбор.
- Прелестно, - протянула лейтенант, кивнув в сторону двойного зеркала, за которым сидел технолог, отвечающий за видеозапись допроса.
Конечно, необходимо, чтобы этот отказ четко зафиксировали, иначе ничего и не докажешь в случае чего. Шер устало потерла переносицу, когда мужчина начал говорить. Первым делом, он попросил сигаретку. Что ж, он не арестован и пусть лейтенант не питает к нему особой симпатии после недолгой пробежки, сигаретка – это как раз та мелочь, которую зажимать нет смысла. Пусть порадуется. Женщина пожала плечами, а потом снова кивнула, смотря на двойное зеркало. Наблюдающие за допросом, сразу должны понять, что это безмолвное согласие и нужно принести сигарету. Мужчина, тем временем, начал отвечать на вопросы детектива. И чем дольше он говорил, тем больше сомнений возникало у Шерон. Конечно, преступники бывают разные. Она не раз сталкивалась со случаями, когда совершенно тихий и спокойный человек становился самым страшный убийцей города. Но лейтенант прекрасно помнила описания наркоторговца, данные его жертвами или другими осведомителями (не внешность, именно манеры поведения), и как-то этот задержанный не тянул… Либо он отличный актер, что Реймонд и постарается выяснить в процессе допроса. Айзек Майлз, - мысленно повторила женщина, имя подозреваемого. А потом он что-то добавил, и Шер не сразу поняла, что это означает, так как была не готова к такому повороту событий. Несколько минут женщина молчала, казалось, последующие слова Майлза прошли мимо нее. Это не правда, но все же лейтенанту потребовалось время, чтобы переварить слово «отец». Да иди ты…, - внезапно подумала она, осознав, что не верит в то, что этот человек может быть служителем церкви.  Хотя теперь и его непонятная фраза находила объяснение. Шерон могла определить десятки языков, а такого не слышала, и если учесть отношение к церкви, можно предположить, что это латынь. Впрочем, веры это не добавило.
- Отец? – переспросила женщина. Айзек не напоминал ей того наркоторговца, но и на священника не походил, по крайней мере, сейчас. – Хочешь сказать, ты – священник? Священники так не бегают, - Шерон отрицательно покачала головой. – Ох, - выдохнула она, когда Майлз опять начал тороторить что-то на своем языке. Смысла женщина не знала, а вот слово «Аминь» расслышала четко. – Только не надо молиться здесь. Это место целиком и полностью пропитано признаниями маньяков и убийц, так что, боюсь, молитвы не помогут. Итак, где жил до этого и почему переехал сюда?
В этот момент в допросную комнату вошел один из детективов. Он принес Айзеку сигарету и спичечный коробок, в котором, как обычно, была только одна спичка – мера предосторожности. Шерон кивнула в знак благодарности, улавливая удивленный взгляд коллеги. Видимо, он тоже слышал признания мужчины.
- Ладно, - протянула лейтенант. Информации сейчас немного, но коллеги уже наверняка пробивают имя по базе, будет проще. – Представь, что это исповедальня, может тогда тебе будет проще говорить. Ты убегал от меня, - утвердительно проговорила Шерон, как будто из этого вытекали все выводы. -  Это очень прискорбно, и…, - женщина развела руками, - не самое лучшее начало знакомства. Почему ты стартанул? – уже строже проговорила Шерон. – Только не надо говорить, что испугался, вокруг были десятки людей, но никто не двинулся с места, только ты, - женщина слезла со стола и присела на стул, напротив Айзека. – Буду откровенна. Почти все…, - она махнула рукой в сторону двойного зеркала, за которым коллеги следили за допросом, - считают, что ты виновен. А я вот сомневаюсь. Ну не похож ты на наркоторговца, по крайней мере, такого масштаба. Так что, давай-ка закрой глаза и подумай, прежде чем ответить на вопросы: кто ты и почему убегал. Только не надо заливать мне про священника, - Шерон усмехнулась, - иначе я точно стану атеисткой.

0

10

Ровно одна сигарета и одна спичка. Но и на том спасибо, что хотя бы согласились дать закурить. Хвала небесам, что спичка не сломалась, что удалось нормально прикурить. Выпустив тонкую струйку дыма в сторону, Айзек сделал еще несколько глубоких затяжек и тут же закашлялся. Сигарета была далеко не высшего качества. К хорошему быстро привыкаешь. К хорошей жизни, к защите, к приличному табаку и примеси дорогой качественной травки в нем, не так ли? Но все это осталось в Орлеане. Сейчас нужно было пытаться выкарабкаться собственными силами и привыкать к дешевому табаку. На какое-то мгновение мелькнула мысль, что он имеет право не только на адвоката, но и на один звонок. Связаться с Орлеаном, позвонить по номеру экстренному номеру масти, если только они его не сменили. Дать знать о себе, кинуться в ноги Тузу. Его поймут. Наверное. После всего произошедшего его побег был логичным продолжением его же срыва, произошедшего непосредственно перед побегом. Кафка должна помнить, в каком состоянии он находился в последние дни в Масти. Нет, однозначно нет, с легкой грустью подумал Айзек, уничтожая окурок в пепельнице. Растирая его практически в пыль.
- Да, священник.
Голос звучал хрипло из-за недавнего приступа кашля. И обреченно. Айзек не любил говорить о церкви и своем прошлом. Он не любил вспомнить все то счастливое время, которое провел под опекой религии. Историю с настоятелем он тем более не любил вспоминать, потому что каждый раз было все больнее и больнее думать и говорить об этом. Сколько бы лет не прошло уже. Сколь бы сильно Майлз не стремился вернуться в церковь, столь далеко он становился от нее с каждым днем и с каждым поступком.
- Вот скажите мне, - Патер замолчал, вспоминая имя детектива, - лейтенант Реймонд. Людям, находящимся здесь, вы запрещаете разговаривать, плакать, смеяться, испытывать страх? Дышать, в конце концов? Я так думаю, что нет. Так и не запрещайте мне молиться, - Айзек взъерошил волосы рукой и нервно облизал губы. - Но, исключительно ради вас и вашего спокойствия, я больше не буду делать этого. Вслух. Я уже давно понял, что не все любят религию и их представителей.
Не надо было этого делать. Просто не надо было. Айзек готов был уже биться головой об стол. Не надо было упоминать о сане. Не надо было убегать. Не надо было обрывать все связи с Трефами. Не надо было вообще приезжать в Америку. Нужно было всего навсего заткнуться. Он же знал, что курия - то еще гнездо с ядовитыми змеями, но полез. Чувство справделивости, понимаешь ли взыграло в мальчике. Заткнулся бы ты тогда мальчик, не сидел бы сейчас в комнате для допросов. Ну отымели тебя, подумаешь. Не тебя одного. Но вот только они теперь в церкви, а ты разыскал очередных приключений на свою задницу, из которых теперь как знай, так и выгребайся.
- Я не могу сказать вам, откуда я приехал, - однозначно, не самое лучшее начало для признания, но другого выхода не было. - Не потому что не хочу. Просто не могу, - Патер вновь облизал губы. - Примерно с полгода назад я случайно перешел дорогу одной крупной криминальной группировке. Увидел то, чего не следовало. Не из Сакраменто,  - Айзек говорил медленно, тщательно подбирая слова и стараясь не наговорить лишнего. Помимо всего того, что он уже успел ляпнуть. - В настоящее время я имею достаточно веские причины опасаться за собственную жизнь. в связи с этим меня немного нервирует оружие, направленное в мою сторону. Потому и побежал. Я так думаю, что любой человек зная, что его могут убить в любой момент и не случайно, побежит, завидев пистолет.

0

11

Мужчина подтвердил, что является священником. Шерон глубоко вздохнула, не сказать, чтобы она поверила в эти слова, но больно уж Майлз уверенно их произнес. Что ж, судя по всему произошедшему, на данный момент он не является служителем церкви. Возможно, был когда-то, этого нельзя исключить, но только не сейчас. По крайней мере, в этом была уверена сама Шерон. И она не собиралась ослаблять хватку, совесть оставалась чиста даже при мысли, что женщина допрашивает священника.
- Почему же? Иногда запрещаем…, - моментально возразила Шерон, с легкой улыбкой на лице, - особенно разговаривать. К тому же,  - она облокотилась на спинку стула, - я не запрещала молиться, я сказала, что это врятли поможет.
Женщина продолжала улыбаться, но улыбка эта привкусом наглости и самодовольства. О том, что могло происходить в комнатах для допроса, мистер Майлз мог знать только из фильмов. И как бы банально не звучало, но в очень многих картинах удается передать эту атмосферу. Если бы Шерон была уверена в его виновности, она бы сейчас так смирно не сидела, а, как раз-таки, запрещала Айзеку говорить, плакать, молиться… Что делали с очень многими преступниками. Жестокая реальность. Но система правосудия запутана настолько, что офицерам полиции приходится быть крайне находичивыми, чтобы убедиться в том, что плохой парень сядет в тюрьму, и сядет надолго.
Дальнейшие слова Майлза, вынудили Шерон прислушаться. Она по-прежнему сидела, облокотившись на спинку стула, но ее глаза смотрела куда-то в одну точку на стол, а мозг пытался воспринимать рассказ подозреваемого. Как в сказке, - подумала женщина, снова обращая свой взгляд на Майлза. Задумавшись, она начала слегка постукивать пальцами по столу. Слишком равнодушно он это произнес, как будто это была легенда, которую надо выучить и пересказывать каждому, кто начнет надавать вопросы. Впрочем, даже если так, это давало Шерон дополнительное преимущество.
- Поздравляю, но придется, - тут же проговорила она, когда Айзек сообщил, что не может назвать предыдущее место жительства. – Кстати, я достала пистолет уже после того, как Вы сорвались с места. Или взгляды Вас тоже пугают? Что ж, - задумчиво выдохнула она, - каждому свое.
По сути, этой точкой, Шерон намекала на то, что теперь ее не волнует, почему священник сорвался с места, как только увидел вооруженного человека. И это было так. Теперь в центре внимания было совсем другое. Реймонд как никто другой старалась поймать того наркоторговца, который поставил на колени добрую половину жителей восточного района Сакраменто. И это была первостепенная задача.
- Кто Вы и откуда? Я повторила этот вопрос не просто так, - сразу же пояснила женщина, медленно выпрямляясь. -  Если Вас действительно ищут, посылать запрос на Ваше имя, с фотографией, – не очень безопасно. В любом департаменте много…, - Шерон слегка замялась, пытаясь подобрать название таким людям, -  крыс, как бы прискорбно это не звучало, - женщина и сама не заметила, как перешла на «Вы», возможно, тот факт, что теперь она знала имя беглеца, сыграл свою роль.  - Сведения о том, что Айзек Майлз в участке полиции Сакраменто быстро дойдут до нужных людей, в каком бы городе они не находились, - Шерон говорила ровно и спокойно, разжевывая каждое слово. Она хотела, чтобы смысл ясно и четко дошел до священника. -  Поэтому…, к примеру, я могу не посылать запрос, - женщина вытянула руки и сомкнула пальцы в замок. -  Но мне нужны ответы. Войдите в мое положение, я ищу очень серьезного и опасного человека и вынуждена хвататься за любого, кто имеет с ним сходство. Для предосторожности, - закивала она. - Поэтому, если вы говорите правду, - женщина пожала плечами, - я пойду на встречу. Однако если нет…
Реймонд развела руками. Если нет, то будет и запрос и причина сомневаться в том, что человек, сидящий напротив, не является тем самым наркоторговцем. На самом деле, Шерон не интересовало, что из себя представляет Айзек, ее интересовало одно: является он тем наркоторговцем или нет. Все просто. Сейчас лейтенант сосредоточена исключительно на поимке того человека, он слишком опасен и может лишить жизни кого-нибудь еще. В итоге, Шерон работала как и всегда: ты неофициально предоставляешь мне факты своей невиновности, доказывая, что ты не тот ублюдок, а я отпуская тебя с чистой совестью. Пришло время донести это до самого Майлза. Правда, прежде чем начать говорить, женщина опустила руку под стол и нажала на специальную кнопку, встроенную под низом. Эта кнопка отключала приемники, теперь коллеги, наблюдавшие за допросом, не могли слышать о том, что происходит в допросной.
- Мне наплевать, кто Вы и что видели, - на сей раз откровенно, проговорила Шерон. – Я ищу лишь одного человека. Они нас не слышат, - женщина кивнула в сторону двойного зеркала, - здесь только я и Вы. Предоставьте мне факты и доказательства, которые бы подтверждали, что Вы не тот, кого мы разыскиваем. Неофициально, считайте, для моего личного душевного спокойствия, - Реймонд улыбнулась, - Вы ведь священник, ну так сделайте доброе дело, чтобы я не волновалась. Даже если Вы член мафии, сегодня, для меня, это не имеет никакого значения. Мне нужен только он, - женщина указала на фоторобот преступника.
И это чистейшей воды правда. Шерон всегда играла в такие игры, ради поимки наиболее опасных преступников города и страны.

0

12

Дьявол, дьявол, дьявол!
Стук пальцев по столу нервировал не давал сосредоточиться. Айзек резко реагировал на любое слово, любой довод и любой посторонний шум, раздававшийся в комнате. Отсутствие любимых четок и невозможность занять руки только подогревало беспокойство. Патер то убирал руки со стола, то ерошил волосы, то обратно клал ладони на стол. Появился столь притягательный шанс не давать о себе знать. Не давать ходу запросам, просто назвать истинное имя, дать знать о цели своего приезда в Сакраменто. И рассказать все про Трефы. Именно это и тормозило Айзека. Полицейская ни за что бы не поверила ему, что он не имеет отношения к нынешнему делу, сообщи Патер сферу деятельности своей масти. Он чувствовал себя запертым в клетке, чему прекрасно способствовало помещение без окон.
- Vae! - вновь выругался в голос Айзек.
С мафией детектив попала прямо в точку. Отпустят его, как же. Она отпустит, а другие схватят, стоит ему только переступить порог. Арррх! Нужно было уже что-то сказать, не молчать, но Патер не мог выдавить ни слова. Паника нарастала с каждой минутой. Было просто страшно. Айзек встал со стула и начал ходить мимо стола. Четыре шага в одну сторону и четыре в другую. Слишком мало пространства, слишком много проблем. Слишком большим искушением было поддаться на уговоры детектива. Но Патер не верил ей. Он знал, что это просто очередное испытание. Что если он поддастся искушению и все расскажется, то будет только хуже. Гораздо хуже, чем есть сейчас. Нельзя верить и доверять никому, кроме себя.
Опять Твои игры, да? Я знаю все твои повадки, меня не проведешь такими вещами, нет уж!
Патер сел обратно на стул, но просидел в спокойном положении недолго. Взглянув на свои руки, Айзек резко вскочил с места, опрокинув стул. Показалось, что ладони вновь в крови. Что он снова находится там, внизу, в лаборатории. Что кровь везде, не только на руках. Нет, только не опять, пожалуйста, только не снова. Продолжая отступать назад, Айзек вскоре наткнулся спиной на стену и осел по ней на пол.
- Прошу вас, сделайте, что угодно - оденьте в наручники... что хотите... ТОЛЬКО УВЕДИТЕ МЕНЯ ИЗ ЭТОЙ КОМНАТЫ, ГДЕ НЕТ ОКОН! - голос сорвался, равно как и не выдержал сам Патер. Обхватив руками плечи, Айзек с мольбой посмотрел на детектива. - Я не могу тут больше находиться. Не могу. Стены. Давят. Пожалуйста.
Айзек чувствовал, что находится уже на грани. Еще с полчаса в этом помещении, и он выложит все. Абсолютно все.

^___^

Извиняюсь за такой трешак, но перс уже сам диктует, что он хочет делать.  :flirt:

Отредактировано Isaac Miles (2012-08-13 12:50:51)

0

13

Пока подозреваемый проникся долгим молчанием, Шерон терпеливо сидела и рассматривала какие-то неровности на стене. Только сейчас, ей на ум пришла другая идея, как заставить мистера Майлза заговорить, даже если откажется, учтя предыдущие условия. Никто мужчину за язык не тянул, он сам признался, и это записали камеры, в том, что стал свидетелем преступления и сейчас скрывается. Кто-то может подумать: ничего такого, но на деле – вполне весомое нарушение закона. Бездействие тоже карается. Статься называется «Препятствие свершению правосудия», Майлз не сообщил о совершенном преступлении, за что так же несет ответственность. Это вызвало очередной прилив удовлетворенности и некой радости, что мигом отразилось на легкой улыбке лейтенанта. Она посмотрела на подозреваемого в ожидании ответа, и была готова уже изложить альтернативную концовку.  Внезапно Майлз выругался. Нет, Шерон не знала этого языка, но не надо быть экстрасенсом, что все понять по тону мужчины. Трудно сразу сказать, причиной вспышки было осознание безвыходности или что-то еще. В любом случае, Айзек не спешил открывать рот, а Реймонд не собиралась торопить, пусть стены давят, как и ощущение ожидания.
Конечно, трудно поверить в такой исход: он признается во всех грехах и, вне зависимости от их тяжкости, лейтенант его отпускает. Но полицейские разные, и Шерон относилась к тому числу, которые плевали на правила точно так же, как это делают и представители криминального мира. Может быть не так наглядно и не настолько категорично, но Майлзу стоило поверить: эта женщина не врет, она отпустит, ей нужен другой. Вот только поверить в это сложно, потому Айзек молчал, а Шерон потихоньку лишалась терпения. Потом мужчина и вовсе встал, начав нервно мерить помещение своими шагами. Реймонд глубоко вздохнула, а когда он снова оказался на месте, женщина была готова твердо стукнуть по столу и выложить все карты. Но внезапно что-то случилось. Шерон и рта не успела открыть, как Майлз уже схватился за плечи и стал орать. Женщина резко встала. У него что, клаустрофобия? Или это очередная игра? Нет, выглядит слишком естественно. Реймонд замешкалась, но не потому, что не знала, что делать. Жесткие и незаконные методы допроса тоже входили в число методов работы лейтенанта, потому на секунду она задумалась: а не использовать ли это? Пусть ощущает, как комната сужается до тех пор, пока не заговорит, пусть мучается. Отличный стимул для того, чтобы открыть правду. Однако что-то не дало Шерон этого сделать. Она и сама не поняла что. Уже через несколько секунд рассуждений, она спокойно прошла к выходу и открыла дверь, подозвав к себе коллег. Те видели происходящее.
- У него клаустрофобия или что-то в этом роде, - ровно бросила она коллегам, кивая в сторону Майлза, - пусть посидит в приемной, потом продолжим.
Женщина отрицательно покачала головой, когда предложили позвать психолога, работавшего при участке. Мужчина не вышел из-под контроля, так что потерпит. После двое парней увели подозреваемого, не надевая наручников. По идее, сейчас его место в камере временного задержания, но если стены давят здесь, страшно подумать, что будет там. Так что, Реймонд решила все-таки дать мужчине время для передышки. Сама же она вернулась к коллеге, который ранее вел это дело. Женщина поделилась своими сомнениями, на что услышала твердые убеждения в том, что все это всего лишь показательная игра. Шерон же пожала плечами. Майлз был странный тогда, странный и сейчас, и если он не походил на наркоторговца еще в самом начале, что уж говорить теперь? Реймонд привыкла к тому, что ее шестое чувство было великолепно отточено за 20 лет работы в силовых структурах, потому, решила еще раз изучить ориентировку. Странно, никаких ошибок она не нашла. Одно лицо, - мысленно повторила себе женщина. Она глубоко вздохнула и хотела было продолжить допрос. Все-таки, даже опытные детективы иногда ошибаются в своих выводах, интуиция подводит. Однако Шерон не дошла до приемной. Ее быстро догнал один из коллег. Взгляд у него был, мягко скажем, виноватый. Он протянул женщине папку со словами «Ну кто ж знал». Оказалось, что у того парня красовалась огромная татуировка тигра на шее. Не припомню такой на Майлзе, - подумала Шерон, покачав головой.
- Можете идти, ребята, - кивнула она в сторону офицеров, охранявших Айзека, те послушно удалились. – Прошу прощения, мистер Майлз, произошла ошибка, - вполне вежливо проговорила Реймонд, хотя у нее еще была возможность посадить мужчину в камеру. – Нам пришла дополнительная информация, и Вы больше не подходите под описание. Я поверю в то, что Вы сказали, - женщина произнесла это достаточно тихо, чтобы никто не услышал, она имела виду историю с группировкой. – Не в то, что Вы случайный свидетель, а в то, что Вас разыскивают.
Женщина до сих пор не сделала никаких выводов о Майлзе, он – не тот наркоторговец, это точно, но личность подозрительная. Особенно напрягало то, что служитель церкви не сообщил в полицию о совершенном преступлении, от того Реймонд и решила, что этот человек вовсе не жертва, тут что-то другое.
- Я могу посадить Вас в тюрьму за утаивание информации о совершенном преступлении, - вполне серьезно протянула женщина, подойдя достаточно близко к Майлзу, - однако это прямая угроза Вашей безопасности, - тоже самое, что и запрос, информация об Айзеке появится в базе и легко дойдет до нужных людей. – Я сделаю вид, что ничего не было, но вовсе не потому, что боюсь за Вашу жизнь.
Реймонд выдавила из себя что-то вроде улыбки. На самом деле, ей просто не хотелось тратить время на очередные разбирательства, когда наркоторговец был практически на крючке. Он опаснее, он приоритетнее, нечего забивать свою голову другим расследованием, которое к тому же будет считаться неофициальным. Последние фразу Шерон добавила тоже не просто так: она хотела подчеркнуть, что  большую часть слов мужчины ставит под сомнение, а из-за этого все вытекающее…
- Распишитесь здесь, - проговорила женщина, протягивая Майлзу специальный  документ и ручку. – И можете идти.

0

14

Айзек ожидал, что его оставят в комнате. Что скажут прекратить истерику и не притворяться. Что вызовут психолога. Но не то, что его спокойно выведут, даже не надевая наручников, и оставят в приемной. Пускай под присмотров офицеров, но в гораздо более свободном пространстве. Да и куда Патер мог деться, когда вокруг было столько полицейских.
Шерон, Шерон, Шерон... Такая добрая и серьзная Шерон.
Майлз обхватил плечи руками и втянул воздух через зубы. Панический страх, нахлынувший в комнате, медленно отступал. Патер чувствовал себя разбитым и уставшим. Начинала болеть голова. Кроме того, в Айзеке боролись три чувства, каждое из которых попеременно брало верх. Ему было страшно, что это только сейчас его вывели на простор. А потом снова запрут в камере, потому что кто будет верить странному незнакомцу, который не хочет называть всей правды и к тому же подозревается в серьезном преступлении. Страшно, что детектив изменит своему слову и все-таки отправит запрос, если Майлз продолжит упорствовать и молчать. А он обязательно продолжит. Было стыдно за свое поведение. Стыдно, что повел себя как какая-то истеричка, что позволил страху и панике овладеть собой. Стыдно, что устроил такую истерику. Присутствовало раздражение. На себя, на полицию, на детектива в частности и всю систему в целом.
Справедливость.
Айзек давно уже забыл истинное значение этого слова. Справедливости, истинной справедливости, не существует. У каждого она своя. И в этом Патер убедился на собственной шкуре. А теперь ему утверждали, что он виновен в том, что не сообщил о совершенном преступлении.
Смешно. Просто смешно.
Он так и сидел, обхватив плечи руками и легонько расскачиваясь из стороны в сторону, проговаривая про себя главы из библии. Он делал это сейчас не для того, чтобы успокоиться, не для того, чтобы как-то повиниться перед Отцом. Это было уже именно дело привычки. А потом вернулась детектив. От ее слов захотелось еще больше рассмеяться. Извините, это была ошибка. Ошибка... Да Дьявол вас раздери за такие ошибки! Айзек с неприкрытой усмешкой посмотрел на женщину. Все эти нервы, весь страх, который испытал Майлз были следствием чьей-то невнимательности. Нет, не именно Шерон, но это уже не играло роли.
- Вы когда-нибудь бывали в Ватикане? - неожиданно спросил Патер, вставая с дивана, чтобы не смотреть на детектива снизу вверх. - Имели дело с кардиналами? С этим змеиным клубком? - Айзек устало вздохнул и, не дожидаясь ответа, продолжил. - А я вот имел удовольствие, когда был молодым. Сомнительное, скажу я вам. Знаете, когда ты молодой, всего пару лет, как выпустился из семинарии, доверчивый. Считаешь, что вышестоящие, особенно кардиналы, делают все на благо церкви, религии. Ты веришь в справедливость. В то, что что-то греховное будет наказано. Кто-то будет наказан. Пытаешься забыть то, что произошло с тобой. Но безрезультатно. И вот ты идешь и говоришь об этом. Пытаешься что-то доказать. Опять безрезультатно. А потом ты понимаешь, что справедливости то, по факту, не существует, - Айзек грустно улыбнулся и посмотрел куда-то поверх плеча детектива, - что она у каждого своя. И все твои попытки воззвать к ней оказываются ложными потугами. Как будто ты пытаешься выбраться из зыбучих песков. Но чем больше барахтаешься, тем глубже опускаешься, - Патер расписался там, где было нужно и вновь посмотрел на детектива. - А впрочем не берите в голову. Просто не надо мне рассказывать про справедливость и про то, что про совершенные преступления надо обязательно докладывать. Некоторые вещи лучше оставлять в руинах памяти. Целее будешь, знаете ли.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Бегать не всегда полезно